Защита прав человека в чрезвычайных ситуациях международное право

06.07.2018 Выкл. Автор admin

3.6. Концепция прав человека и их международная защита

Одно из важнейших мест в международном праве занимает международная защита прав человека, которая представляет собой совокупность правовых норм, закрепляющих права и свободы человека, обязательства государств по практической реализации продекларированных прав и свобод, а также международные механизмы контроля за выполнением государствами взятых на себя международных обязательств в данной сфере и защита попранных прав отдельного человека.

Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. закрепляет:

— равенство людей (согласно ст. 1 все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах);

— недискриминацию (каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, без какого-либо различия по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения, а также в зависимости от политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит);

— право каждого на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность;

— запрет рабства или подневольного состояния и работорговли во всех видах;

— запрет пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращение и наказание;

— право каждого на правосубъектность;

— равенство всех перед законом и право на обращение в суд и эффективное восстановление в правах компетентным национальным судом;

— запрет произвольных арестов, задержаний или изгнаний;

— презумпция невиновности и запрет обратной силы закона;

— запрет произвольного вмешательства в личную, семейную жизнь, посягательств на неприкосновенность жилища, тайну корреспонденции, честь и репутацию;

— право на свободу передвижения и выбора места жительства;

— право на гражданство;

— право на вступление в брак, при достижении совершеннолетия и свободном согласии, вступающих в брак;

— право владеть имуществом;

— право на свободу мысли, совести, религии, убеждений и свободное их выражение;

— право на свободу мирных собраний и ассоциаций;

— право принимать участие в управлении своей страной, равный доступ к государственной службе в своей стране;

— право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы;

— право на образование, социальное обеспечение и другие права и свободы человека.

Всеобщая декларация послужила фундаментом для развития международного регулирования и закрепления прав и свобод в многочисленных конвенциях – пактах о правах человека и других. В частности, Пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г., Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.), Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.), Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (г. Страсбург, 26 ноября 1987 г.).

Международная система защиты прав и свобод человека достаточно разнообразна, центром которой является Система ООН и Верховный комиссар ООН по правам человека. Координирующие функции данной системы возложены на ООН и ее специальные учреждения (МОТ, ЮНЕСКО и др.), комитеты и комиссии, а также Международный суд ООН, Европейский суд по правам человека и другие. Особое место среди комитетов и комиссий занимают Европейская комиссия по правам человека; Комитеты по правам человека; по экономическим, социальным и культурным правам; по ликвидации расовой дискриминации; против пыток; по правам ребенка и т.д.

Основной задачей перечисленных выше организаций является всесторонняя защита прав и свобод человека на международном уровне и в целях выполнения возложенной на них задачи в их компетенцию входит рассмотрение:

— докладов государств по вопросам соблюдения ими взятых на себя обязательств, закрепленных в договорах;

— сообщений государств о не выполнении другим государством своих обязательств по договору;

— петиций граждан о нарушении каких-либо прав, закрепленных в соответствующем договоре, которые исчерпали все внутренние средства правовой защиты.

Процедура рассмотрения индивидуальных петиций в целом одинакова для большинства организаций, входящих в систему международной защиты прав и свобод человека. Получив индивидуальную петицию о нарушении государством прав человека, предусмотренных международным договором, комитет, комиссия либо другая организация, обладающая полномочиями рассмотрения такого рода жалоб, должна удостовериться, что лицо исчерпало все внутренние средства защиты и этот же вопрос не рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования. При этом не рассматриваются анонимные, явно необоснованные петиции, несовместимые с положениями договора, а также поданные при злоупотреблении правом подачи петиций.

Признав петицию приемлемой, рассматривающая сторона уведомляет соответствующее государство, которое должно в определенный срок представить письменные объяснения в отношении указанных в петиции нарушений и принятые государством меры.

Подробнее остановимся на обращении в Европейский суд по правам человека, штаб-квартира которого находится в Страсбурге. Европейский суд формируется Парламентской Ассамблеей Совета Европы и состоит из 41 одного судьи (на данный момент) по количеству стран-участниц Совета Европы и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судьи избираются сроком на 6 лет, половина из которых избирается каждые три года. Судьи могут переизбираться.

Жалоба при рассмотрении ее в Европейском суде проходит несколько стадий:

1) неформальная – во время которой лицо, обратившееся с жалобой, переписывается с Секретариатом Суда (по вопросам оформления жалобы, если она была подана в свободной форме либо, что данная жалоба может быть признана неприемлемой). Но секретариат не может определять дальнейшую судьбу жалобы и, если лицо, обратившееся в Европейский суд по правам человека, настаивает на рассмотрении его жалобы, данная жалоба будет рассмотрена в соответствии с процедурами Европейского суда;

2) юрисдикционная – стадия рассмотрения дела. В данном случае дело поступает для изучения судье и далее направляется в комитет.

Европейский суд по правам человека действует, образуя комитеты (3 судьи), палаты (7 судей) и большую палату (17 судей). Судья, избранный от государства, являющегося стороной в споре, обязательно входит в Палату и Большую Палату.

Комитет решает вопрос приемлемости и необходимости дальнейшего рассмотрения дела. В том случае, если Комитет считает, что данная жалоба неприемлема и не подлежит дальнейшему рассмотрению, он принимает единогласное решение о признании обращения неприемлемым и снятии его с очереди.

Палата рассматривает вопросы приемлемости и существа дела в том случае, если комитет признал жалобу приемлемой. Палата может вынести окончательное решение по делу.

Большая Палата рассматривает дела:

а) по межгосударственным жалобам;

б) по индивидуальным жалобам, если решение дела требует толкования положений Конвенции и протоколов, а также может войти в противоречие с предыдущим решением суда;

в) при наличии прошения одной из сторон на рассмотрение дела Большой палатой в течение 3-х месяцев с момента вынесения решения Палатой.

В случае признания обращения приемлемым, Европейский суд по правам человека может предложить: дружественное урегулирование либо разрешить дело в соответствии с собственной процедурой.

Решения Европейского суда по правам человека являются обязательными для государств-участников Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Исполнение решений Европейского суда по правам человека обеспечивается Комитетом Министров Совета Европы, которому передаются принятые Европейским судом по правам человека решения. Дело не считается оконченным до тех пор, пока государство не выполнит свои обязательства в соответствии с решением Европейского суда по правам человека.

Комитет по правам человека ООН и Европейский суд по правам человека разрешают следующие дела:

— было ли нарушено государством конкретное право, предусмотренное международными договорами, в отношении заявителя, и какими именно действиями государственных лиц оно было нарушено;

— признают нарушения права.

Комитет по правам человека ООН и Европейский суд по правам человека не имеют права отменять внутренние судебные решения и определять права и обязанности человека в конкретном случае.

При обращении в Комитет по правам человека ООН и в Европейский суд по правам человека бремя доказывания лежит на заявителе, следовательно, заявитель должен обосновать свою жалобу, иначе она может быть признана злоупотреблением своего права.

Подводя итог анализу международного регулирования прав и свобод человека, необходимо выделить некоторые основные положения: *

Права человека – высшая ценность, их уважение и соблюдение – обязанность государства. *

Обеспечение прав и свобод несовместимо с дискриминацией по какому-либо принципу. *

Осуществление прав и свободы человека не должно нарушать права и свободы других лиц. *

Основные права и свободы должны быть едины на всей территории государства. *

Личные, экономические, политические, социальные, культурные права равноценны. *

Права человека могут быть ограничены законом только в том случае, если есть прямая угроза государственной и общественной безопасности, здоровью и нравственности населения, правам и законным интересам других лиц.

1. Устав Организации Объединенных Наций 1945 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. — М., 1982. — С. 196-228.

2. Статут Международного суда 1945 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. — М., 1982. — С. 658-668.

3. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. — М., 1982. — С. 245-257.

4. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. // Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова. — М., 1982. — С. 4-12.

5. Международное публичное право: Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. — М.: Проспект, 1998.

6. Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2000.

Отступление от выполнения международных обязательств по правам человека на Украине

Для того, чтобы дать правовую оценку Заявлению Верховой Рады с точки зрения международного права, необходимо прояснить некоторые ключевые аспекты.

Ст. 4 Международного пакта о гражданских и политических правах (Пакт) допускает отступление от обязательств по нему: 1) лишь во время чрезвычайного положения, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется; 2) только в такой степени, в какой это требует острота положения; 3) при условии отсутствия несовместимости с другими обязательствами по международному праву; 4) и при условии отсутствия дискриминации на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения. Отступление не допускается вовсе в отношении статей: 6, 7, 8 (пункты 1 и 2), 11, 15, 16 и 18. Также государство должно немедленно информировать других государств-участников Пакта через Генерального секретаря ООН о положениях, от которых оно отступило, о причинах, побудивших к такому решению, а также о той дате, когда оно прекращает такое отступление. Похожие положения содержатся и в ст. 15 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Международное право чрезвычайных ситуаций как новая отрасль международного права Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Лисаускайте Валентина Владо

Автор анализирует и обосновывает позицию относительно формирования новой отрасли международного права, характеризует этапы развития и становления международного сотрудничества в области стихийных бедствий и катастроф, обосновывает рассмотрение в качестве единого объекта отрасли природные бедствия и техногенные катастрофы, раскрывает классификацию источников отрасли, ее принципы, предмет правового регулирования.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Лисаускайте Валентина Владо,

International law of emergency situations as new branch of international law

Acts of nature, technogenic disasters occur with a certain periodicity in this or that point of our planet. It happens for different reasons: influence of the anthropogenous factor on environment, growth of population, infringement or absence of norms of building and technological safety, cyclic growth and recession of quantity of natural disasters, etc. These and many other reasons push the states to creation of systems of safety, systems of reaction to possible risks of various character. There is such a need within the international relations. Many countries have gradually generated the internal mechanism of management of disasters of natural and technogenic character. Scientific and technical achievements have played a greater role in this sphere. Use of scientific and technical achievements and exchange of experience of use are now one of the directions of cooperation of the states in the sphere of protection against various accidents. However, despite the presence of national systems of emergency management, the world faces the problem of the suffered state unable to cope with the consequences of disasters independently. During the 20th century the states generated the basic legal and organizational international mechanisms of interaction in the sphere of decreasing disasters of natural and technogenic character. The latest events in Japan in 2011 once again emphasize the importance of cooperation, the necessity of further development by the states of mechanisms of reaction to disasters of natural, technogenic and mixed character. The numerous examples of practice of the states and international organizations in activity in the sphere of disasters decrease testify to the formation of an independent branch of international law of emergency situations. Within the branch »international law of emergencies» it is correct to consider both of the specified above objects of legal regulation as now there already exists a legal mechanism that can be applied equally to anyone; and the interdependence of such objects concerning the possible risks is great. In fact, an act of nature can become a result of a technogenic disaster. The criteria confirming the opportunity of definition of a new branch of international law are the subject and the object of legal regulation, the sources and special attributes. Their description within the analysed interstate relations allows to ascertain gradual formation and development of the independent branch having the features and differences from other elements of the international legal system.

Текст научной работы на тему «Международное право чрезвычайных ситуаций как новая отрасль международного права»

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ КАК НОВАЯ ОТРАСЛЬ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Автор анализирует и обосновывает позицию относительно формирования новой отрасли международного права, характеризует этапы развития и становления международного сотрудничества в области стихийных бедствий и катастроф, обосновывает рассмотрение в качестве единого объекта отрасли природные бедствия и техногенные катастрофы, раскрывает классификацию источников отрасли, ее принципы, предмет правового регулирования.

Ключевые слова: стихийные бедствия; техногенные аварии; международное сотрудничество; международное право чрезвычайных ситуаций.

Стихийные бедствия, техногенные катастрофы с определенной периодичностью происходят в той или иной точке нашей планеты. С развитием урбанизации увеличивается и их количество. Это происходит по разным причинам: влияние антропогенного фактора на окружающую среду, рост населения, нарушение или отсутствие норм строительной и технологической безопасности, цикличный рост и спад количества природных бедствий и т. д. Эти и многие другие причины подталкивают государства к созданию систем безопасности, систем реагирования на возможные риски различного характера. Существует такая потребность и в рамках международных отношений. Об этом свидетельствуют конкретные факты стремления государств к сотрудничеству по предупреждению бедствий и ликвидации их последствий посредством заключения международных договоров различного уровня, создания международных специализированных организаций и структур. Таким образом, налицо появление нового вида межгосударственных отношений специфического характера — отношений в области прогнозирования, мониторинга, предупреждения, управления и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Следует отметить, что международные отношения в сфере природных бедствий и техногенных катастроф развивались по-разному. Если природная стихия всегда интересовала общество, а с развитием научнотехнического прогресса появилась возможность ее изучать, то техногенные аварии стали интересовать государства с позиции повышения промышленной безопасности только после серьезных катастроф. Стремление стран к формированию «подушки безопасности» в области стихийных бедствий и техногенных аварий, развитие научных возможностей прогнозирования, мониторинга и реагирования на них сблизило две эти сферы, и в настоящее время мы говорим о формировании уже самостоятельной отрасли международного права -международного права чрезвычайных ситуаций.

Попробуем представить общую характеристику международного сотрудничества в рассматриваемой сфере с учетом исторических событий, оказавших влияние на формирование новой отрасли международного права.

Начнем с природных бедствий. Одни природные явления являются обыденными (дождь, снег, ветер и т.д.), другие в связи с высокой мощностью проявления превращаются в бедствие (человеческие жертвы, значительный экономический ущерб). Такие проявления стихии принято называть «опасные природные явле-

ния». В древние времена считалось, что стихийные бедствия — это «кара господня». Бог гневается на людей за их грехи и посылает испытания. Такое восприятие объясняется отсутствием знаний о природных процессах.

С развитием науки появилась возможность объяснять сущность природных явлений, прогнозировать проявления стихии.

В 1952 г. были организованы комплексные глобальные геофизические исследования. Инициатором стал Международный совет научных союзов. В результате ЮНЕСКО объявило период с июля 1957 по декабрь 1958 г. Международным геофизическим годом (МГГ). Данное мероприятие было призвано помочь ученым всего мира принять участие в серии согласованных наблюдений различных геофизических явлений. Активная международная деятельность в этой сфере осуществлялась в рамках ЮНЕСКО: исследовательские миссии на территории разных стран и континентов, анализ и сбор данных о произошедших там землетрясениях и их последствиях.

С развитием урбанизации, ростом населения масштабы последствий стихийных бедствий значительно возросли. Появилась необходимость разработки механизмов предупреждения стихийных бедствий, подготовки населения, ликвидации последствий (укрепление строений, подготовка отводных стоков и т.д.). Отношения по защите от стихийных бедствий первоначально формировались на внутригосударственном уровне в сфере управления при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. В российской правовой науке в настоящее время выдвигается концепция формирования комплексной отрасли национального права — права чрезвычайных ситуаций.

Согласно статистике наибольший финансовый ущерб приносят наводнения, землетрясения и ураганы, а засухи и голод являются причиной гибели большего количества людей. Например, за последние 10 лет ХХ в. ущерб от землетрясений составил 30% от общего объема ущерба, нанесенного всеми стихийными бедствиями, в то время как на их счету оказалось только 9% жертв. А голод унес жизни 42% людей, погибших во всех бедствиях, хотя доля ущерба составляет всего лишь 4% (ШЫС 2001). Подсчитано, что в 1999 г. общие финансовые потери превысили 100 млрд долл. США -это вторая по величине сумма за все время наблюдений. Всего в 1999 г. было зарегистрировано 707 крупных катастроф, в то время как в предыдущие годы их было от 530 до 600. Но самое удивительное, что по сравнению с 1960-ми гг. количество природных бед-

ствий за последние 10 лет увеличилось в 3 раза, а экономические потери возросли за этот же период времени почти в 9 раз [1].

Начиная с 80-х гг. прошлого столетия все большее значение приобретает международное сотрудничество в борьбе со стихией. Государства заключают соглашения о сотрудничестве в данной сфере, чтобы совместными усилиями уменьшать масштабы последствий стихийных бедствий. Положительную роль в таком сотрудничестве сыграла ООН. В 1971 г. было создано Бюро ООН по предоставлению помощи пострадавшим от стихийных бедствий (в настоящее время — Управление ООН по координации гуманитарной деятельности) с целью координации деятельности всех возможных сил и средств во время бедствия. В этот период в ООН разрабатывалась концепция подготовки к стихийным бедствиям, ее содержание охватывало проблемы обучения специального персонала для работы в условиях стихии, а также некоторые межотраслевые мероприятия, направленные на повышение эффективности спасательных работ, мероприятия по ликвидации последствий стихийных бедствий и восстановлению нормальной жизни на пострадавших территориях. Было принято решение о проведении Международного десятилетия по уменьшению опасности стихийных бедствий с 1990 по 2000 г. В эти и последующие годы мировое сообщество под эгидой ООН проводило различные мероприятия, в рамках которых были сформированы основные принципы сотрудничества, определены направления взаимодействия и развития государств. Именно в это время появилось большое количество международных документов рекомендательного характера (резолюций, деклараций, итоговых документов и т.п.), положения которых многие государства приняли на себя как международные обязательства и разработали соответствующие национальные правовые и организационные механизмы. В 1998 г. была подписана Конвенция о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказанию помощи. На 56-й сессии ГА ООН была принята Резолюция № 56/195 «Международная стратегия уменьшения опасности бедствий» [2]. Согласно резолюции уменьшение опасности бедствий должно рассматриваться в качестве одной из важных функций ООН. Было принято решение, согласно которому специальные органы продолжают осуществлять свою деятельность, начатую в прошедшем десятилетии в рамках международной стратегии, с целью дальнейшего укрепления и совершенствования международного сотрудничества в этой сфере.

Применительно к промышленным авариям и катастрофам как объекту международного сотрудничества можно отметить следующие особенности развития межгосударственных отношений. Большое количество крупных производственных аварий, произошедших в ХХ в. и сопровождавшихся выбросами химических и радиоактивных веществ, привлекло внимание всего мира к опасностям как правило некомпетентного руководства, особенно в таких отраслях, как транспорт, химическая промышленность и атомная энергетика. Происшествия часто имели трансграничные последствия. Вплоть до 1970-х гг. международное сообще-

ство рассматривало катастрофы как исключительные обстоятельства, когда на местном уровне справиться с последствиями невозможно без помощи извне. Термин «управление катастрофами» подразумевал ликвидацию их последствий, чем занимались главным образом такие организации, как Международная федерация Красного Креста и Красного Полумесяца или национальные органы гражданской обороны. Результатом попыток решения обозначенных проблем стало развитие регулирования отношений в области защиты от природных и техногенных катастроф в национальных законодательствах развитых стран уже в первой половине 70-х гг. ХХ в.

Аварии и катастрофы представляют серьезную опасность для жизни общества. Они могут происходить как по собственно технологическим причинам, так и инициироваться опасными природными явлениями -землетрясениями, ураганами, штормами. Техногенные аварии и катастрофы сопровождаются радиационным и химическим загрязнением, взрывами, пожарами, обрушениями. Стихийные бедствия в современной техносфере могут вызвать лавину чрезвычайных ситуаций, а производственная деятельность — спровоцировать природные катастрофы с тяжелыми последствиями.

Россия занялась этой проблемой только в конце восьмидесятых, после трагических событий в Чернобыле и Спитаке. Началось формирование национальных систем управления при чрезвычайных ситуациях. Целью управления стало обеспечение развития общества в условиях его безопасности для здоровья и жизни людей. В основе обеспечения безопасности лежит предотвращение или сведение к минимуму риска возникновения чрезвычайной ситуации, а также ее последствий [3. С. 36].

Многие страны постепенно сформировали внутренний механизм управления при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. Использование научно-технических достижений и обмен опытом являются одним из направлений сотрудничества государств в сфере защиты от катастроф. Однако несмотря на наличие национальных систем чрезвычайного управления, в мире все чаще возникают ситуации, когда пострадавшее государство оказывается не в состоянии справиться самостоятельно с последствиями катастроф.

Были введены добровольные и обязательные правила с целью предупреждения аналогичных случаев. Так, после взрыва на предприятии по производству пестицидов в Севезо (Италия) в 1976 г. была принята (1982 г.) Европейская директива по опасности возникновения крупных аварий в отдельных отраслях промышленности.

Аналогичным образом другие крупные аварии (например, утечка метилизоцианата в Бхопале (Индия) в 1984 г. и пожар на швейцарском складе компании «Сан-дос» в г. Базель в 1989 г.) стимулировали принятие нормативных актов в химической промышленности, направленных на предупреждение и ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. После аварии в Бхопале Международная организация труда в 1993 г. разработала Конвенцию по предупреждению крупных промышленных аварий и Рекомендации по предупреждению крупных промышленных аварий. Эти документы призывают к международному обмену информацией, выработке политики с целью предотвращения крупных

аварий и их последствий, а также к признанию факта, что крупные аварии могут оказывать серьезное воздействие на жизнь человека и окружающую среду.

Крупнейшие ядерные аварии, как, например, на острове Три-Майл в США в 1979 г. и в Чернобыле в 1986 г., не только ускорили процесс укрепления ядерной безопасности и подготовки к чрезвычайным ситуациям, но и заставили многие страны значительно ограничить развитие атомной энергетики. После Чернобыльской аварии были приняты два важных международных договора — Конвенция по оказанию помощи в случае ядерной аварии или радиационной чрезвычайной ситуации и Конвенция по раннему оповещению в случае ядерной аварии. Позднее были приняты Конвенция по ядерной безопасности (1994), обязывающая стороны соблюдать самый высокий уровень радиационной безопасности, и «Единая конвенция по безопасному управлению отработанным топливом и радиоактивными отходами» (1997). В 2001 г. была подписана в рамках СНГ «Конвенция о промышленной безопасности».

Последние события, произошедшие в Японии в 2011 г., еще раз подчеркивают важность рассматриваемого сотрудничества, необходимость развития со стороны государств правового и организационного механизмов реагирования на чрезвычайные ситуации природного, техногенного и смешанного характера, а кроме того, все это свидетельствует о формировании самостоятельной отрасли международного права чрезвычайных ситуаций.

Конечно, оба объекта правового регулирования (стихийные бедствия и техногенные аварии) различны по своему характеру применительно к осуществлению международного сотрудничества. Так, промышленные катастрофы в большей степени возлагают ответственность на само государство, поскольку оно должно прогнозировать негативную ситуацию. К тому же большинство стран имеют национальный механизм контроля промышленной безопасности.

В рамках отрасли «международное право чрезвычайных ситуаций» представляется весьма правильным рассмотрение указанных выше объектов правового регулирования, поскольку в настоящее время уже существует правовой механизм, применимый в равной степени к каждому; велика также зависимость таких объектов друг от друга с точки зрения возможных рисков. Ведь и стихийное бедствие может стать результатом техногенной аварии.

В определенной степени подтверждение нашей позиции отражено и в меморандуме Секретариата Комиссии международного права ООН «Защита людей в случае бедствий». Процитируем некоторые выдержки из этого документа. «Международное сотрудничество в деле оказания помощи при бедствиях — явление не новое, но в современную эпоху оно стало более распространенным, что породило необходимость в усилении правового регулирования. Та часть международного права, которая регулирует ликвидацию бедствия, превратилась в комплексный набор правил, где прописаны инициирование экстренной помощи, вопросы доступа, проблемы статуса и само оказание помощи.» [4].

В качестве подтверждения возможности выделения в международном праве новой отрасли рассмотрим ее

характеристики с позиции теории государства и права. Отрасль права — это совокупность правовых норм, регулирующих какую-либо сферу общественных отношений. Сферу общественных отношений составляют однородные, однопорядковые виды общественных отношений [5 С. 172]. Отрасль международного права -совокупность юридических норм и принципов, регулирующих отношения между субъектами международного права в определенной области, которая составляет специфический предмет международного права и связана со специфической группой объектов международного права. Большинство исследователей считают, что отрасли права следует выделять на основе предмета и метода правового регулирования в качестве основания. Предмет правового регулирования международного права выделяется многими учеными, в то время как метод индивидуализируется достаточно редко. Скорее всего, это объясняется тем, что применяемые в международном праве методы характерны для всех его отраслей и институтов, отличие которых друг от друга должно выражаться в других характеристиках. В литературе при анализе отдельных отраслей международного права делается акцент на специальных принципах и источниках данного нормативного блока, а также специфике объекта правового регулирования. Относительно последнего мы высказались выше.

Предмет правового регулирования в соответствии с теорией государства и права — это круг общественных отношений, регулируемый нормами права. Применительно к анализируемой сфере международного сотрудничества можно констатировать, что предметом правового регулирования международного права чрезвычайных ситуаций являются общественные отношения субъектов международного права по их взаимодействию в области прогнозирования, мониторинга, предупреждения и ликвидации последствий стихийных бедствий и техногенных катастроф. Говорить о существовании двух отраслей международного права (право бедствий и право катастроф), на наш взгляд, некорректно, поскольку практика свидетельствует, что существующие международно-правовые нормы не всегда разделяют данные объекты при их регулировании. Так, резолюция ГА ООН «Повышение эффективности и укрепление координации международной помощи при проведении поисково-спасательных операций в городах» не разделяет бедствия по природе их происхождения, а регулирует определенный блок вопросов в этой сфере в едином порядке [6]. В качестве другого примера можно привести Конвенцию о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказанию помощи, которая также регулирует весь блок международных отношений.

Отнести данные объекты (стихийные бедствия и техногенные катастрофы) к другим отраслям международного права вряд ли возможно. Так, международное право вооруженных конфликтов регулирует общественные отношения по соблюдению международных норм в сфере ведения военных действий и все вытекающие из этого отношения. Международное экологическое право, в свою очередь, хотя и затрагивает природные явления в качестве объекта регулирования, но в достаточно узком

контексте — только относительно состояния окружающей среды и негативного воздействия на нее антропогенных факторов как следствия проявления стихии. Таким образом, выделение самостоятельной отрасли международного права, регламентирующей межгосударственные отношения по предупреждению, ликвидации последствий и оказанию помощи при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, представляется весьма актуальным и объективным.

В качестве иной составляющей, позволяющей определить самостоятельность отрасли международного права, мы рассмотрим наличие специальных принципов и источников. Именно специфика норм и принципов каждой отрасли международного права, определяемая спецификой предмета и объекта международного права, является критерием, с помощью которого различаются в международном праве его отдельные отрасли [7].

Источники международного права чрезвычайных ситуаций представляют достаточно большой блок международных документов различного характера, имеющих свою специфику. Некоторые из таких источников уже были обозначены в данной работе. В настоящее время действует несколько конвенций в рассматриваемой сфере. С учетом объекта правового регулирования их можно поделить на группы. Первая группа включает в себя конвенции относительно бедствий в целом: Конвенция о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказанию помощи

1998 г. (Конвенция Тампере), Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г., принятая в рамках Международной организации гражданской обороны. Эти документы направлены на урегулирование определенных проблем международного характера в сфере оказания помощи в случае любого бедствия. Так, Рамочная конвенция под бедствием понимает чрезвычайную ситуацию, которая может нанести ущерб жизни, имуществу или окружающей среде. Конвенция Тампере дает более широкое определение: «Бедствие означает серьезное нарушение функционирования общества, которое создает серьезную, широкую угрозу для жизни и здоровья людей, имущества или окружающей среды, независимо от того, вызвано оно аварией, силами природы или деятельностью человека и возникло внезапно или в результате сложного, длительного процесса» [8].

Вторую группу международных соглашений составляют договоры регионального характера: Межамериканская конвенция об облегчении оказания помощи в случае бедствий 1991 г., Открытое Частичное Соглашение Совета Европы по прогнозированию, предотвращению и оказанию помощи в случае природных и техногенных катастроф от 20 марта 1987 г.; Соглашение между правительствами государств — участников Черноморского экономического сотрудничества о взаимодействии при оказании чрезвычайной помощи и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера 1998 г.; Соглашение между государствами — членами Ассоциации карибских государств и ее ассоциированными членами о региональном сотрудничестве в отношении стихийных бедствий

1999 г.; Соглашение АСЕАН о преодолении бедствий и

ликвидации чрезвычайных ситуаций 2005 г. и др. Данный далеко не полный перечень региональных соглашений показывает, что проблема реагирования на бедствия является всеобщей, свойственной для любого региона.

Третью группу представляют собой соглашения в сфере техногенных катастроф: Конвенция МОТ по предупреждению крупных промышленных аварий 1993 г., Конвенция о трансграничном воздействии промышленных аварий 1992 г., Конвенция о помощи в случае ядерной или радиационной аварийной ситуации, Конвенция об оперативном оповещении о ядерной аварии, Конвенция по ядерной безопасности 1994 г., Конвенция СНГ о промышленной безопасности 2001 г. и др.

Двусторонние соглашения в рассматриваемой сфере представляют собой четвертую группу договорных источников. По данным Комиссии международного права ООН, их насчитывается более 150.

В качестве самостоятельного источника следует рассматривать международные документы рекомендательного характера. К ним относятся: резолюции ГА ООН, некоторые из которых уже были рассмотрены ранее; резолюции, декларации и итоговые документы Международной федерации Красного Креста и Красного Полумесяца, Международной организации гражданской обороны; итоговые документы международных конференций в сфере снижения бедствий. Так, особую роль в регулировании международных отношений по борьбе с бедствиями и катастрофами играют резолюция МККК «Меры по ускорению оказания международной помощи» 1977 г., Хиогская рамочная программа действий на 2005-2015 гг. и т.д. Многие из них содержат нормы — принципы в рассматриваемой сфере межгосударственного взаимодействия, которые активно используются структурами, оказывающими помощь в случае бедствий.

Все указанные и многие другие документы закрепляют не только общие правила поведения в рассматриваемой области, но и основополагающие принципы формирующейся отрасли. Особую роль в этом направлении играет Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г. Этот международный документ регламентирует следующие специальные принципы:

— Может предоставляться только та помощь, которая была запрошена принимающим государством или которая была предложена помогающим государством и одобрена принимающим государством.

— Все предложения по оказанию помощи должны уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность принимающего государства, а также принцип невмешательства во внутренние дела этого государства, не нарушая при этом его традиций и обычаев. Предложение по оказанию помощи не должно рассматриваться как вмешательство во внутренние дела принимающего государства.

— Помощь должна предоставляться без каких-либо ограничений, в частности расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или других убеждений, национального или социального происхождения, благосостояния, места рождения или других обстоятельств.

— Помощь должна предоставляться в духе гуманности, солидарности и беспристрастности.

— Рассмотрение предложений помощи и просьб об ее оказании и принятие решений по ним должны осуществляться в кратчайшие сроки государствами, которым они адресованы [9].

Существуют и другие специальные принципы, выступающие в качестве правовой основы международного сотрудничества по снижению бедствий и катастроф, закрепленные в указанных выше международных документах императивного и диспозитивного характера. В определенном преломлении применяются общепризнанные принципы международного права в рамках рассматриваемого сотрудничества: принцип невмешательства во внутренние дела государств —

помощь может быть оказана только в случае обращения государства или его согласия на получение помощи; принцип государственного суверенитета -международные спасательные службы могут осуществлять свою деятельность на территории пострадавшего государства только в пределах своей компетенции и по согласованию с местными органами власти и т. д.

Таким образом, можно констатировать, что практика государств и характеристика определенных в теории права и международного права основания формирования самостоятельной отрасли права подтверждают существование новой самостоятельной отрасли международного права — международное право чрезвычайных ситуаций.

1. U.S. Geological Survey. URL: www.usgs.gov/

2. Официальный сайт ООН. URL: http://ods-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N01/492/63/PDF/N0149263.pdf7OpenElement

3. Порфирьев БН. Организация управления в чрезвычайных ситуациях: (проблемы предотвращения и сохранения масштабов последствий

технологических и природных катастроф). М. : Знание, 1989. 72 с.

4. Меморандум Секретариата Комиссии международного права ООН «Защита людей в случае бедствий» от 8.08.2006 г. // Официальный сайт

ООН. URL: www.un.org/

5. Пьянов НА. Консультации по теории государства и права : учеб. пособие. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2010. С. 172.

6. Резолюция ГА ООН №57/150 от 16 декабря 2002 г. // Официальный сайт ООН. URL: http://ods-dds-

7. Сайт «Юридический словарь». URL: http://sell-express.ru/o1041.html

8. Конвенция о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказа-

нию помощи 1998 г. // Официальный сайт ООН. URL: www.un.org/

9. Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г. // Официальный сайт Международной организации граж-

данской обороны. URL: www.icdo.org/

Статья представлена научной редакцией «Право» 1 июня 2012 г.