Возмездные правовые услуги

06.03.2018 Выкл. Автор admin

Глава 36. Договор на возмездное оказание услуг

1. Услуги и их правовое регулирование. Термин «услуги» ввиду их распространенности и большой практической значимости используется в ГК и других актах гражданского законодательства многократно: услуги названы в ст.

Ввиду близости отношений подряда и услуг это правило позволяет устранять пробелы в правовом регулировании оказываемых на практике услуг.
На основе норм ГК разработана и введена в действие система законов и постановлений Правительства РФ об отдельных видах услуг, отражающих особенности их оказания.
Заказчиками и исполнителями возмездных услуг выступают как граждане, так и юридические лица всех категорий. Однако некоторые услуги оказываются только гражданам (медицинские, учебные, туристические). В этом случае отношения сторон приобретают потребительский характер и подпадают под действие норм Закона о защите прав потребителей, что существенно усиливает правовую охрану интересов граждан.
Правовое регулирование возмездных услуг имеет ряд практически важных особенностей, которые отражают специфику предмета таких договорных отношений, а также интересы заказчиков услуг, которыми в большинстве случаев выступают граждане.
Когда оказанием услуг занимается коммерческая организация, дающая информацию о такой ее деятельности, договор возмездного оказания услуг приобретает характер публичного (ст. 426 ГК). Это означает, что услуги должны оказываться каждому обратившемуся, причем исполнитель не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения договора и его условий.
По общему правилу исполнитель услуг обязан оказывать предоставляемую услугу лично, если иное не оговорено в заключаемом договоре (ст. 780 ГК). Для многих видов услуг, предоставляемых гражданам (медицинских, учебных, консультационных), это правило имеет принципиальное значение. При возложении исполнения услуг на третье лицо действует общее правило об ответственности должника за действия привлеченных им третьих лиц (ст. 403 ГК).
Особенности имеет также порядок прекращения договоров возмездного оказания услуг. Согласно п. 1 ст. 782 ГК заказчик вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, но не иных убытков. Исполнитель же в таких ситуациях обязан к полному возмещению заказчику убытков, включая упущенную выгоду.
Наконец, необходимо учитывать, что во многих договорах возмездного оказания услуг достижение поставленной перед ними цели зависит от объективных обстоятельств, на которые исполнитель услуги не может в полной мере воздействовать (медицинские, учебные, юридические услуги). Следствием является невозможность безусловного достижения того результата, ради которого заключается договор. Это должно вести к определенному послаблению ответственности исполнителя, разумеется, при условии проявления им должной квалификации и заботливости в ходе оказания услуги.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАЧЕСТВА ПРАВОВЫХ УСЛУГ

(Журнал «Право и экономика», № 5, 2002 г.)

По мере укрепления правового государства и развития конкуренции на рынке правового обслуживания все большее значение для защиты прав граждан и организаций приобретают качество юридических услуг и способы его регулирования в законодательных актах. Отсутствие в настоящее время какой-либо судебной практики по данному вопросу свидетельствует, скорее всего, не о том, что данная проблема не стоит на повестке дня, а о том, что для ее решения пока не найдено адекватных правовых механизмов.

Понятие правовых услуг

В официальных документах 1 и в практической деятельности понятия «юридические услуги» и «правовые услуги» считаются равнозначными. Однако в литературе было высказано мнение о том, что под юридическими услугами следует понимать обязательства, возникающие из договоров поручения, комиссии, агентирования, доверительного управления имуществом и коммерческой концессии (франчайзинга), особенностью которых является участие посредника — представителя, агента, комиссионера, доверительного управляющего и т.п., действующего либо от чужого имени, либо от собственного имени, но в чужих интересах 2 .

Исходя из этого услуги, оказываемые профессиональными юристами, следует называть не юридическими, а правовыми, и, повидимому, именно такого мнения придерживался Высший Арбитражный Суд РФ, когда давал разъяснения по поводу некоторых особенностей оказания услуг, имеющих правовой характер 3 .

Однако в действующем законодательстве отсутствует общее определение правовых услуг, а их обособление производится путем перечисления их разновидностей.

Так, к правовым услугам относят письменные консультации и разъяснения по юридическим вопросам, составление проектов договоров, заявлений, жалоб и других документов правового характера 4 , устные советы по правовым вопросам, поручения по ведению дел на предварительном следствии, ведение уголовных дел в судах первой, кассационной инстанции и надзорной инстанции, ведение административных дел, поручение по гражданским делам в судах первой, кассационной и надзорной инстанции, досудебная подготовка гражданских дел, представительство интересов граждан в государственных органах, в учреждениях и организациях, предоставление правовой информации с программным обеспечением в виде проблемно-ориентированных баз данных, обеспечение ежемесячными перечнями нормативных актов, предоставление копий полных текстов нормативных актов 5 , юридический консалтинг по всем отраслям права, правовую работу по обеспечению хозяйственной и иной деятельности предприятий, учреждений и организаций любой организационно-правовой формы, правовую экспертизу учредительных и иных документов юридических лиц, подбор и систематизацию нормативных актов, составление справочников по юридическим вопросам, научно-исследовательскую работу в области права и т.д. 6

Исходя из данного перечня к правовым услугам предлагается относить услуги, для надлежащего оказания которых необходимы специальные систематизированные знания в области права. Критериями их наличия в зависимости от поставленной задачи могут являться высшее или среднее специальное юридическое образование и опыт работы по специальности, а для юридического лица — наличие сотрудников, обладающих указанной квалификацией.

Некоторые правовые услуги, такие как защита интересов клиентов на предварительном следствии или представление их интересов в Конституционном Суде РФ, могут оказываться только специальными субъектами, а именно адвокатами, представителями профессиональных союзов или других общественных объединений, а также лицами, имеющими ученую степень по юридической специальности (в Конституционном Суде РФ) 7 , другие же с отменой лицензирования платных юридических услуг могут оказываться любыми лицами, в том числе и не имеющими юридического образования, однако в этом случае клиент рискует получить некачественные услуги.

Виды правовых услуг

Правовые услуги могут оказываться как в рамках договора возмездного оказания услуг (правовые консультации, составление различных документов и т.д.), так и в рамках договора поручения, если исполнитель принимает на себя обязательство совершить от имени заказчика юридические действия, например, представлять его интересы в суде.

Соответственно эти разновидности обязательств регулируются либо гл. 39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг», либо гл. 49 ГК РФ «Поручение», причем в соответствии с п. 2 ст. 779 ГК РФ правила о договоре возмездного оказания услуг к услугам, оказываемым в рамках договора, поручения, не применяются.

Поэтому нельзя согласиться с тем, что услуги судебного представительства не предусматривают совершения действий, влекущих возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, и в связи с этим регулируются исключительно гл. 39 ГК РФ 8 . Данная точка зрения правомерна только в том случае, если доверитель лично участвует в деле, а помощь представителя ограничивается консультациями, советами и совершением других действий, не порождающих для доверителя конкретных прав и обязанностей (допрос свидетелей, выступление в прениях сторон и т.д.)

Из содержания ст. 46 ГПК РСФСР и ст. 50 АПК РФ следует, что судебный представитель совершает от имени представляемого процессуальные действия, которые порождают для представляемого процессуальные права и обязанности.

Так, подписание представителем искового заявления и направление его в арбитражный суд после принятия его судьей создает для представляемого права и обязанности, предусмотренные ст. 33 АПК РФ, а отказ представителя от иска при условии принятия его судом прекращает право представляемого на обращение в арбитражный суд с тождественным иском 9 .

Более того, действия судебного представителя могут создавать для представляемого не только процессуальные, но и материально-правовые последствия, например, в случае заключения им мирового соглашения.

Чаще всего договор на оказание правовых услуг включает в себя как обязательства по представлению интересов клиента, так и по совершению для него неюридических действий, поскольку ведение дела в суде или другом органе обычно сопровождается составлением различных документов, анализом законодательства, предоставлением консультаций по различным вопросам и т.д.

В силу п. 3 ст. 421 ГК РФ такой договор является смешанным, и в соответствующих частях к нему применяются правила о договорах поручения и возмездного оказания услуг, что, безусловно, вызывает трудности при определении норм, подлежащих применению к конкретным правам и обязанностям сторон.

Качество правовых услуг, не связанных с совершением юридических действий

В соответствии со ст. 783 ГК РФ общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779-782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Таким образом, качество правовых услуг, не связанных с совершением от имени клиента юридических действий, регулируется нормами, относящимися к договору подряда с учетом специфики данных отношений.

В соответствии со ст. 721, 783 ГК РФ качество правовых услуг должно соответствовать условиям договора, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к этим услугам.

Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, оказанные услуги должны обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока их результат должен быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, для обычного использования результата услуги такого рода.

Несмотря на то, что услуги, в отличие от работ, не приводят к возникновению овеществленного результата, их содержание может заключаться не только в совершении определенных действий, но и в достижении некоторой цели, имеющей нематериальный характер.

В связи с этим правомерно говорить о том, что результат услуги должен соответствовать определенным требованиям, а также о том, что он должен быть пригодным для использования в течение установленного договором срока, а при его отсутствии — разумного срока.

Например, если через 24 часа после передачи клиенту письменной консультации вступил в силу правовой акт, регулирующий этот же вопрос иным образом по сравнению с ранее действовавшим законодательством, и эти изменения не были отражены в консультации, то клиент вправе предъявить претензии к качеству оказанных услуг в связи с тем, что их результат не был пригоден для обычного использования в течение разумного срока.

Если законом, иными правовыми актами или в установленном ими порядке предусмотрены обязательные требования к услугам,исполнитель, действующий в качестве предпринимателя, обязан оказать услуги, соблюдая эти обязательные требования.

Однако обязательные требования к правовым услугам в действующем законодательстве практически отсутствуют. Статья 51 УПК РСФСР устанавливает, что защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь, но данные требования нельзя признать исчерпывающей характеристикой качества правовых услуг в уголовном судопроизводстве.

Следовательно, если стороны не установили в договоре условия о качестве правовых услуг, то они должны определяться в зависимости от предмета договора.

Так, письменные и устные консультации должны соответствовать законодательству, регулирующему соответствующие правоотношения, а при наличии в нем неясностей, пробелов или противоречий отражать указанные проблемы и содержать информацию о возможности их решения. Если клиентом ставится вопрос о способах достижения определенного правового результата (выигрыша дела и т.п.), то консультация должна содержать ссылки на судебную или административную практику рассмотрения аналогичных дел (при ее наличии), а также оценку вероятности достижения цели, указанной клиентом.

Однако даже в том случае, если позиция клиента полностью соответствует законодательству, нужно считать нарушением требований к качеству правовых услуг указание на стопроцентную вероятность выигрыша дела или достижения другого правового результата, а также информирование клиента о том, что юрист гарантирует достижение поставленной цели при любых обстоятельствах.

Подобные утверждения следует квалифицировать как намеренное введение в заблуждение, поскольку общеизвестным является тот факт, что выигрыш дела зависит не только от содержания соответствующих правовых норм, но и от наличия или отсутствия у клиента возможности для собирания доказательств, обосновывающих его позицию, а также от деятельности конкретного правоприменителя, т.е. от его квалификации, наличия или отсутствия заинтересованности в исходе дела и т.д.

Составленные юристом проекты договоров должны соответствовать действующему законодательству, а также предоставлять клиенту права и преимущества, о которых юрист был поставлен в известность и, кроме того, в них не должно быть условий, ущемляющих интересы клиента, за исключением тех случаев, когда это вызвано потребностями его хозяйственной деятельности.

В проекте договоров не должно быть неоднозначных формулировок, буквальный смысл которых позволяет давать им различные толкования, в результате чего клиенту может быть причинен ущерб.

Кроме того, явным нарушением требований к качеству правовых услуг должны считаться всевозможные ошибки и опечатки, если они привели к искажению значимых для клиента условий договора (например, банковских реквизитов).

Заявления, жалобы и другие документы правового характера должны быть адресованы органу или должностному лицу, которые управомочены их рассматривать, и содержать требования или информацию, предусмотренную действующим законодательством в соответствии с его формулировками. Кроме того, в них должен присутствовать правовой анализ сложившейся ситуации, а также обосновываться позиция клиента с точки зрения законодательства.

Явными нарушениями требований к качеству услуг можно считать составление жалоб и заявлений с нарушениями правил и процедур, предусмотренных в соответствующих органах, которые привели к отказу в их рассмотрении или повлекли для клиента другие неблагоприятные последствия.

Также следует считать ненадлежащим исполнением ссылки в жалобе или заявлении на правовые нормы, ставящие под сомнение позицию клиента, или подтверждение в них обстоятельств, наличие которых может ухудшить его положение.

При проведении досудебной подготовки гражданских и арбитражных дел, которая помимо анализа действующего законодательства обычно заключается в собирании и закреплении доказательств, юрист обязан правильно определить предмет доказывания, а также средства доказывания, которые необходимо использовать в данном деле.

Обнаружив неполноту доказательственной базы, юрист должен сообщить клиенту об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также о доказательствах, которые нужно иметь в наличии для предоставления в суд.

При отсутствии их у клиента юрист обязан разъяснить, какие конкретно доказательства и какими способами необходимо получить, а если договор на оказание правовых услуг предусматривает соответствующие обязанности, то принять меры для собирания и закрепления доказательств самостоятельно.

Кроме того, качественная досудебная подготовка должна предусматривать комплекс мер по предотвращению уничтожения или сокрытия доказательств со стороны заинтересованных лиц, особенно в отношении тех обстоятельств, доказывание которых обычно затруднено (например, наличие определенной информации на сайте в сети Интернет).

Экспертиза учредительных и иных документов юридических лиц должна проводиться исходя из требований, установленных законодательством на момент их регистрации, издания или утверждения, а также на момент проведения экспертизы с указанием имеющихся несоответствий и их возможных последствий для нормальной деятельности клиента, а также на способы их устранения.

Однако в связи с отсутствием общих подходов к определению требований, обычно предъявляемых к правовым услугам, на практике эта проблема может вызывать серьезные затруднения.

Качество правовых услуг, связанных с совершением юридических действий

Конструкция договора поручения предусматривает, что поверенный обязан исполнить поручение в соответствии с указаниями доверителя (ст. 973 ГК РФ). Это правило снимает необходимость в регламентации качества услуг поверенного, поскольку его главной обязанностью является точное следование указаниям доверителя.

Однако это не вполне соответствует цели, которую ставит перед собой клиент, обращающийся к юристу для представления своих интересов в суде или другом органе.

Поскольку особенностью правовых услуг является необходимость в наличии у исполнителя квалификации в области права, клиент заинтересован не в том, чтобы юрист выполнял его указания, а в том, чтобы он использовал свои юридические знания для достижения конкретного результата.

Клиент вообще не в состоянии, как того требует закон, дать юристу правомерные, осуществимые и конкретные указания по поводу ведения дела, а также любые другие указания, поскольку, как правило, он не разбирается в сути вопроса.

Между тем, в соответствии с буквальным смыслом ст. 973 ГК РФ, при наличии возможности юрист обязан каждый раз запрашивать у клиента разрешение на отступление от его указаний, в противном случае исполнение договора с его стороны будет считаться ненадлежащим.

Данные ограничения имеют смысл только при принятии решений, которые могут повлиять на исход дела в целом, например, о признании иска, заключении мирового соглашения и т.д., но являются весьма затруднительной формальностью при решении текущих вопросов.

Таким образом, нормы о договоре поручения не отражают специфику отношений по оказанию правовых услуг, связанных с совершением от имени клиента юридических действий, и в связи с этим имеется необходимость в их дополнительной регламентации.

Однако это не означает, что при отсутствии в договоре поручения указаний клиента по поводу ведения судебного дела юрист не должен нести ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

В этом случае суд должен выяснить действительную общую волю сторон с учетом цели договора (ст. 431 ГК РФ), а значит, при отсутствии в нем каких-либо особенностей руководствоваться требованиями, обычно предъявляемыми к судебному представительству.

При этом некачественным оказанием услуг может считаться только грубое нарушение юристом обычных требований, которое привело к ущемлению прав клиента, такое, как, например, незаявление представителем ответчика о пропуске истцом срока исковой давности или предъявление искового заявления с нарушением требований, предусмотренных законодательством.

Поскольку судебное представительство включает в себя не только систематическую и целенаправленную работу над делом, но и элементы творчества, обычно предъявляемые требования к качеству услуг должны соответствовать возможностям «среднего» квалифицированного юриста и не могут, например, включать в себя обязанность изобличить лжесвидетеля умело поставленными вопросами или воздействовать на эмоциональное состояние присяжных таким образом, чтобы они вынесли вердикт о невиновности подсудимого.

Качественное оказание услуг судебного представительства в зависимости от условий договора должно предусматривать детальный правовой анализ ситуации с учетом судебной практики, досудебную подготовку дела, отвечающую изложенным выше критериям, своевременное совершение процессуальных действий в соответствии с установленными правилами, личное участие представителя в судебных заседаниях, своевременное представление суду всех необходимых доказательств, а в случае необходимости заявление ходатайств об их истребовании или обеспечении, грамотное и последовательное изложение позиции клиента в письменной или устной форме, участие в судебных прениях и заявление обоснованных возражений против аргументов, выдвигаемых противной стороной, и т.д.

Несмотря на то что процессуальное законодательство не связывает применение судом правовых норм со ссылкой на них со стороны лиц, участвующих в деле, и их представителей, юрист в любом случае обязан ссылаться на нормативные акты, обосновывающие позицию своего клиента, в противном случае качество оказанных им правовых услуг должно считаться ненадлежащим.

В отличие от других видов услуг, оценка качества судебного представительства в случае возникновения спора не может производиться на основании заключения эксперта (т.к. данный вопрос является правовым), поэтому ее будет осуществлять суд с учетом уже состоявшихся решений по делу, в котором участвовал представитель.

Суду, рассматривающему претензии клиента, в любом случае придется оценивать эти решения с точки зрения того, как закончилось бы дело, если бы судебный представитель не нарушил обычные требования к качеству услуг (например, представил бы доказательства в арбитражный суд первой, а не апелляционной инстанции, которой они не были приняты), что в некоторых случаях может поставить под сомнение законность ранее вынесенных судебных актов.

Применение законодательства о защите прав потребителей

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 26 января 1996 г. №15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ от 7 февраля 1992 г. №2300-1 «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Поскольку в данной норме говорится о любых обязательствах, а не только об обязательствах по возмездному оказанию услуг, следует признать, что под ее действие подпадают также и договоры поручения.

Кроме того, на возможность применения к договору поручения законодательства о защите прав потребителей косвенно указал Пленум Верховного Суда РФ, включив в число регулируемых отношений близкий к нему договор комиссии 10 .

Несмотря на то что в приказе ГАК РФ от 20 мая 1998 г. № 160 содержится разъяснение о том, что Закон РФ «О защите прав потребителей» не распространяется на отношения, связанные с осуществлением правосудия, оно не может применяться к договорам поручения, заключенным между лицами, участвующими в деле, и их представителями.

Указанные договоры не являются составной частью процесса рассмотрения судами гражданских и уголовных дел в судебном заседании (правосудия) и регулируются другой отраслью права.

Таким образом, отношения гражданина-потребителя и организации или индивидуального предпринимателя по оказанию правовых услуг независимо от вида обязательств регулируются Законом РФ «О защите прав потребителей» и в связи с этим имеют некоторые особенности.

В соответствии с п. 2,3 ст. 4 указанного Закона при отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

Если продавец (исполнитель) при заключении договора был поставлен потребителем в известность о конкретных целях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги), продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), пригодный для использования в соответствии с этими целями.

В связи с этим встает вопрос об обычной цели, которую ставит перед собой клиент при заключении договора на оказание правовых услуг.

Обычно, заключая договор на судебное представительство, он рассчитывает на полный или частичный выигрыш своего дела, но в то же время сам по себе проигрыш не может свидетельствовать о ненадлежащем выполнении юристом своих обязанностей, поскольку судебное решение зависит не только от его действий, но и от других обстоятельств.

Таким образом, вынесение судом или другим органом решения, не соответствующего цели, которую имел в виду гражданин-потребитель при заключении договора на представление своих интересов в суде, является основанием для привлечения юриста к ответственности за некачественное оказание правовых услуг только в том случае, когда это стало следствием нарушения требований, указанных в договоре, а в случае их отсутствия — требований, обычно предъявляемых к правовым услугам.

Отношения по оказанию правовых услуг имеют свою специфику, связанную с особенностями юридической деятельности в целом и работы судебных и иных правоохранительных органов в частности.

Неурегулированность многих аспектов этих отношений создает правовую неопределенность, которая нередко выливается в конфликты между юристами и клиентами.Поэтому представляется необходимым принятие отдельного нормативного акта, в котором были бы отражены вышеуказанные особенности, в том числе специальные требования к качеству правовых услуг.

————————— 1 Письмо Минюста РФ от 19 января 1998 г. № 09-27 «О лицензировании платных юридических услуг».

2 Комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. — М.: Фонд «Правовая культура», 1996; Романец Ю.В. «Общая характеристика договоров оказания юридических услуг (поручение, комиссия, агентирование)». — Законодательство. — 2001. — № 4.

3 Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг».

4 Пункт 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48.

5 Общероссийский классификатор услуг населению ОК 002-93 (утвержден постановлением Госстандарта РФ от 28 июня 1993 г. № 163), позиция 0900003.

6 Методические рекомендации по лицензированию платных юридических услуг (выпуск 1), направлены письмом Минюста РФ от 27 декабря 1995 г. № 09-17-176-95 «О методических рекомендациях по лицензированию платных юридических услуг».

7 Статья 47 УПК РСФСР, ст. 53 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1 -ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

8 Романец Ю.В. Указ. соч.

9 Пункт 6 ст. 85, п. 3 ст. 86 АПК РФ.

10 Пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей».

ПОДПИШИТЕСЬ НА РАССЫЛКУ Примеры того, как люди по неопытности создают себе юридические проблемы, и чем это обычно заканчивается. Советы о том, как не оказаться на их месте. Способы решения юридических проблем. Реальные случаи и практические рекомендации.

К вопросу о правовой природе договора возмездного оказания услуг Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Арсланов Камиль Маратович

Статья посвящена исследованию правовой природы возмездного оказания услуг с позиции исторического развития и сравнительного анализа с другими гражданско-правовыми договорами. Дается правовая оценка последним тенденциям развития в правоприменительной практике, в том числе на уровне Конституционного суда РФ.The article deals with research of legal nature of paid services agreement from perspective of historical development and comparative analysis of other civil law contracts. The legal statement is made for latest tendencies of development in law enforcement practice, particularly that of Constitutional Court of Russian Federation.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Арсланов Камиль Маратович,

Текст научной работы на тему «К вопросу о правовой природе договора возмездного оказания услуг»

ВОПРОСЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

К ВОПРОСУ О ПРАВОВОЙ ПРИРОДЕ ДОГОВОРА ВОЗМЕЗДНОГО ОКАЗАНИЯ УСЛУГ

К.М. Арсланов Аннотация

Статья посвящена исследованию правовой природы возмездного оказания услуг с позиции исторического развития и сравнительного анализа с другими гражданско-правовыми договорами. Дается правовая оценка последним тенденциям развития в правоприменительной практике, в том числе на уровне Конституционного суда РФ.

Ключевые слова: возмездное оказание услуг, правовая природа возмездного оказания услуг, личный наем, договор подряда, подрядные отношения, правовые услуги, адвокатская деятельность.

Договор возмездного оказания услуг, в своей нормативной основе урегулированный в главе 39 (ст. 779-783) Гражданского кодекса РФ от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ ([1], далее — ГК РФ), является, на первый взгляд, договором, который не может быть сложным для понимания. Однако в действительности договор вызывает многочисленные вопросы о самой его правовой сущности, о необходимости особого выделения такого договора в гражданском праве (в ГК РФ), о четких границах его практического применения. Все это не в последнюю очередь предопределяет и то обстоятельство, что часто студенты юридических вузов не воспринимают в полной мере договорную конструкцию возмездного оказания услуг, которая, безусловно, имеет важное значение для гражданского оборота. Часто и сами специалисты автоматически относят ту или иную договорную конструкцию к возмездному оказанию услуг, исходя при этом из образа договора, но не из его сущности. Такое отнесение к возмездному оказанию услуг происходит порой уже в самом случае возмездности отношений, когда отсутствует овеществленный результат.

Конечно, подобную ситуацию усугубляет и недостаточный уровень проработки договора возмездного оказания услуг в теории и практике современного гражданского права ([2-11] и др.) Учитывая, что договор возмездного оказания услуг является относительно новым для российского права, а уже только своим названием договор привлекает многочисленных поклонников среди юристов, требуется его дальнейший детальный теоретический анализ.

Договор возмездного оказания услуг нашел свое закрепление в рамках отдельной главы Гражданского кодекса РФ лишь с момента принятия части второй кодекса в 1996 г. Тем самым оформилось относительно самостоятельное существование этого договора. В Гражданском кодексе РСФСР от 11 июня 1964 г. ([12], далее — ГК РСФСР 1964 г.) данный договор не был предусмотрен. Лишь в ст. 350 ГК РСФСР 1964 г. в общей форме регламентировалось, что по договору подряда подрядчик обязуется выполнить за свой риск определенную работу по заданию заказчика из его или своих материалов, а заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу. Другими словами, в самом определении названной статьи отсутствовало специальное указание на овеществленный, материальный характер результата работ. В действующем ГК РФ в п. 1 ст. 702 дано уже более узкое определение договора подряда: «По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его». Как видно, законодатель в ст. 702 ГК РФ особо выделил выражение «сдать результат заказчику», подчеркнув тем самым направленность подрядных отношений на достижение овеществленного результата. Таким образом, прослеживается процесс сужения формулировки легального определения договора подряда в ст. 702 ГК РФ по сравнению со ст. 350 ГК РСФСР 1964 г. Позиция законодателя ГК РСФСР 1964 г. была подтверждена в положениях Основ гражданского законодательства СССР и республик от 31 мая 1991 г. № 2211-1 ([13], далее — Основы 1991 г.). Согласно п. 1 ст. 91 Основ 1991 г. «по договору подряда подрядчик обязуется за свой риск выполнить определенную работу по заданию заказчика и с использованием его или своих материалов, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее».

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. ([14], далее — ГК РСФСР 1922 г.) возмездное оказание услуг также не нашло своего специального закрепления, а рассматривалось в рамках норм о подряде, которому было посвящено 16 статей (ст. 220-235). Согласно ст. 220 ГК РСФСР 1922 г. «по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется за свой риск выполнить определенную работу по заданию другой стороны (заказчика), последняя же обязуется дать вознаграждение за выполнение задания». При этом уже тогда была использована и сейчас существующая формулировка об «иждивении подрядчика»: «при отсутствии иного соглашения подрядчик обязан производить работу своим иждивением» (ст. 221 ГК РСФСР 1922 г., ср. ст. 704 ГК РФ [15])1.

В «Проекте Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения для Российской Империи» ([16], далее — Проект ГУ), который был подготовлен в нескольких редакциях, но не стал в силу ряда причин действующим законом, рассматриваемые отношения возмездного оказания услуг также не были урегулированы. Свое закрепление наряду с подрядом (глава X Проекта ГУ) нашел лишь «личный наем» (глава IX Проекта ГУ).

1 Здесь явным становится противоречие норм, которые должны четко разграничивать нормы о договоре купли-продажи и договоре подряда.

Последний стал одним из предвестников трудового договора1. Сводить нормы о «личном найме» к современному правовому институту возмездного оказания услуг, конечно, вряд ли допустимо, хотя определенные аналогии здесь все же прослеживаются. Так, согласно ст. 421 Проекта ГУ «по договору личного найма нанявшийся обязуется за вознаграждение (рядную плату, жалование) предоставить свой труд в пользу нанимателя». При этом «предметом личного найма может быть не только физический труд, но и иного рода деятельность, требующая от нанявшегося особых знаний или искусства» (ст. 422 Проекта ГУ), а также «нанявшийся обязан исполнить договор лично и не в праве, без согласия нанимателя, заменить себя другим лицом» (ст. 427 Проекта ГГУ; здесь прослеживается сходство с положением ст. 780 ГК РФ: «если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услуги лично»). Иные нормы главы IX Проекта ГУ делают явным, хотя и несколько удаленным и архаичным, сходство уже с положениями современного трудового законодательства. Согласно ст. 442 Проекта ГУ «нанявшемуся на срок свыше пяти лет предоставляется по истечении пятилетия требовать прекращения договора, предварив о том нанимателя по крайней мере за шесть месяцев». А статья 443 Проекта ГУ предоставляла право прекратить договор, например предупредив другую сторону за две недели, если «рядная плата» была определена помесячно.

Д.И. Мейер свидетельствует, что «подряд близко подходит к личному найму: он находится в таком же отношении к личному найму, в каком поставка состоит к купле-продаже. . Характеристическим признаком, отличающим его от личного найма, является то обстоятельство, что подрядчик не сам оказывает услуги как наемник, а производит их через других лиц» [17, с. 654]. И сегодня признак личного исполнения является важным, хотя и не определяющим, для договора возмездного оказания услуг, отличающим его и в этом от современного договора подряда.

Одним из интересных научных свидетельств формирования договора возмездного оказания услуг в российском праве является работа А.М. Гуляева «Наем услуг» (1893) [4]. Гуляев утверждает, что еще «Виндшайд подразделил locatio-conductio на два вида: Sachmiete, Dienstmiete», при этом «в большинстве случаев деление locatio-conductio производится на 3 вида: l.c.rei, l.c.operarum, l.c. operis» [4, с. 1]. Далее он полагает, что locatio-conductio представляет собой «консенсуальный контракт о возмездном пользовании» [4, с. 53]. Важным является утверждение Гуляева, что «римские юристы рассматривают понятие как «единое и цельное»» и «лишь средневековые юристы перешли к выделению отдельных видов договоров» [4, с. 148-149]. В средневековом праве имела место достаточно детальная проработка вопроса об объектах возмездного оказания

1 Как известно, до настоящего времени трудовые отношения в ряде иностранных законодательств регулируются в гражданских кодексах, что зачастую обусловлено традицией законодательной техники, учитывая, что трудовое право является достаточно новым правовым явлением. Примером здесь могут стать книга третья Французского гражданского кодекса 1804 г. и книга пятая Итальянского гражданского кодекса 1942 г. («О труде»). Система Проекта ГУ в этой части близка и к системе Германского гражданского уложения 1896 г. с его разграничением «договора об оказании услуг» (раздел 8 «Договор об оказании услуг» части 8 «Отдельные виды обязательств» книги 2 «Обязательственное право») и «договора подряда и подобных договоров» (раздел 9 части 8 книги 2).

услуг, когда к таким объектам были отнесены «и квалифицированные услуги врача, адвоката, землемера и т. п.» [4, с. 168]. При этом, по свидетельству Гуляева, «римские юристы, являющиеся в этом случае выразителями взглядов современного им общества, признают услуги, совершаемые за деньги, за нечто унижающее свободного человека, и потому лица, трудящиеся из-за хлеба насущного, считаются viles personae. Этот взгляд, общий всем древним народам, приводит римлян к тому, что они признают безвозмездные и возмездные услуги объектами двух различных договоров — mandatum и locatio-conductio» [4, с. 168]. Может быть, уже в этом видится одна из основ выделения в современной российской гражданско-правовой кодификации отдельного договора возмездного оказания услуг, тогда как отношения по оказанию безвозмездных услуг должны, очевидно, в силу отсутствия специального правового регулирования, регулироваться общими положениями.

Договор возмездного оказания услуг в современном российском законодательстве представляет собой особый случай подрядных отношений. Об этом свидетельствует немногочисленность положений главы 39 ГК РФ, а также особое положение ст. 783 ГК РФ, согласно которому «общие положения о подряде (статьи 702-729) и положения о бытовом подряде (статьи 730-739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг». Здесь уже становится очевидным, что законодатель в качестве принципиального разграничения договоров подряда и возмездного оказания услуг видит «предмет договора», в котором при отсутствии четкого гражданско-правового разграничения «услуг» и «работ» основным становится факт наличия или отсутствия овеществленного результата1. При этом в п. 2 ст. 779 ГК РФ законодателем сделана оговорка, что правила о возмездном оказании услуг не применяются среди прочего к «услугам, оказываемым по договорам, предусмотренным главой 37. настоящего Кодекса», то есть в том числе к услугам, оказываемым по договору подряда.

Можно сделать вывод, что по своей правовой природе отношения по возмездному оказанию услуг являются близкими к подрядным отношениям, а правовое регулирование в главе 39 ГК РФ говорит об особом характере договора возмездного оказания услуг по отношению к договору подряда. Можно говорить также о том, что договор возмездного оказания услуг представляет собой особый случай договора подряда. При этом именно отсутствие овеществленного результата возмездного оказания услуг, невозможность полной объективной оценки качества достигнутого результата делает необходимым защитить то лицо, которое такие услуги заказало и готово их оплачивать. Договор

1 Здесь можно упомянуть в качестве примера Письмо Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 29 января 1997 г. № 332/81-И «О договорах возмездного оказания услуг» («Экономика и жизнь», 1997, № 14): «. Включение в Гражданский кодекс Российской Федерации нового вида договора -договора возмездного оказания услуг — обусловлено тем, что согласно ст. 128 ГК РФ работы и услуги относятся к самостоятельным объектам гражданского права. Основным критерием разграничения договоров подряда и возмездного оказания услуг является результат: в договоре подряда — вещь, в договоре возмездного оказания услуг — отсутствие материального результата, так как при оказании услуги главное — осуществление действий. Кроме того, исполнение договора возмездного оказания услуг осуществляется исполнителем лично, если иное не предусмотрено в договоре, тогда как к договорам подряда и поручения применяются нормы ст. 313 ГК РФ о возможности возложения исполнения обязательства на третье лицо».

возмездного оказания услуг, в том виде, в котором он урегулирован в главе 39 ГК РФ, можно рассматривать как направленный на защиту прав заказчика услуг [2, с. 243]. Об этом говорит личный характер возмездного оказания услуг согласно ст. 780 ГК РФ (ср. со ст. 706 ГК РФ, прежде всего с п. 1 данной статьи), специфика оплаты услуг исполнителя (ст. 781 ГК РФ), особая процедура одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг (ст. 782 ГК РФ).

Действительно, в силу неопределенности характеристики качества оказываемых услуг результат таких услуг оценивается по субъективным показателям. В некоторых случаях законодатель, несмотря на присутствие в соответствующем правоотношении подлежащего оценке материализованного результата, принудительно отнес эти отношения к предмету регулирования главы 39 ГК РФ. Связано ли это с необходимостью защитить интересы заказчика в каждом из соответствующих видов договорного регулирования услуг? Здесь следует назвать перечисленные в п. 2 ст. 779 ГК РФ услуги: медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, услуги по обучению, услуги по туристическому обслуживанию. Так, результат медицинской услуги может вполне иметь овеществленный характер: примером может служить зубное протезирование (см. Постановление Правительства РФ от 13 января 1996 г. № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» [18])1. А при аудиторской проверке может и должно быть подготовлено письменное заключение об экономическом состоянии предприятия (см. п. 3 и 6 ст. 1, ст. 10 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» [19]). Очевидно, что законодатель отнес все эти виды услуг к категории регулируемых в рамках главы 39 ГК РФ в связи с необходимостью особой защиты прав заказчиков таких услуг, руководствуясь, наверное, тем обстоятельством, что даже наличие овеществленного результата работ не может свидетельствовать о возможности объективной оценки качества. Нормы главы 39 ГК РФ призваны воздействовать на исполнителя возмездных услуг возможностью применения к нему жестких санкций закона. Иначе говоря, исполнитель должен опасаться наказания за свое «недолжное исполнение», причем такое наказание не последует только в случае полной удовлетворенности заказчика результатами услуг.

Область применения главы 39 ГК РФ также теперь поддается четкому определению. Можно сказать, что нормы указанной главы применяются в том случае, если:

1) существует прямое указание на такое применение в законе (см. п. 2 ст. 779 ГК РФ; о проблематике отнесения адвокатских, а также всех иных юридических услуг к сфере возмездного оказания услуг см. ниже;

2) в процессе оказания услуг и выполнения работ отсутствует овеществленный, материализованный результат, при этом отсутствует предусмотренная в законе особая договорная конструкция для данного вида правоотношения.

1 См. также Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. № 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 779 и пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Вестник Конституционного Суда РФ, 2003, № 1).

М.И. Брагинский отмечает, что глава 39 включает в себя «пять статей, которые распространяют своей действие в равной мере на любой договор оказания услуг, отличающийся. тремя родовыми признаками: предмет договора составляют услуги (1), предоставляемые за плату (2), и притом ему не нашлось места среди особо выделенных в ГК типов (видов) договоров (3)» [2, с. 220].

Отнесение соответствующей договорной конструкции к возмездному оказанию услуг представляет нечто особое в правовом регулировании, что не позволяет произвольно и необоснованно говорить о факте заключения возмездного оказания услуг.

По этой причине обращает на себя внимание развитие судебной практики, которое особенно ярко проявилось в связи с принятием Конституционным Судом РФ Постановления от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» ([20], далее — Постановление 1-П). Особо следует обратить в этой связи на проблематику так называемого «гонорара успеха» (адвокат получает в качества своего гонорара от участия в деле процент от присужденной судом суммы). После анализа положений данного постановления возникает логичный вопрос: а на каком основании Конституционный Суд причислил договор об оказании услуг адвокатом к договору возмездного оказания услуг?

В том же Постановлении № 1-П в п. 3.2 (абзацы 1 и 2) Конституционный Суд РФ указал: «Одним из распространенных видов услуг, оказание которых регулируется главой 39 ГК Российской Федерации, являются правовые услуги, к которым относятся предоставление устных и письменных консультаций, составление юридических документов (исковых заявлений, отзывов, апелляционных и кассационных жалоб и т. д.), экспертных заключений, участие в разбирательстве судебных споров и т. д. . Спецификой договора возмездного оказания правовых услуг, в частности, является то, что в соответствии с этим договором «совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности» направлено на отстаивание интересов услугополучателя в судах и иных государственных (юрисдикционных) органах, обязанных, как правило, принять решение в отношении заявленного требования. Поэтому интересы заказчика, зачастую не ограничиваясь предоставлением собственно правовых услуг исполнителем, заключаются в достижении положительного результата его деятельности (удовлетворение иска, жалобы, получение иного благоприятного решения), что выходит за предмет регулирования по договору».

Следует усомниться в обоснованности мнения Конституционного Суда, что ст. 779 ГК РФ регулирует и оказание так называемых «правовых услуг». Понятие правовой услуги слишком широко, чтобы простым отнесением к ст. 779 ГК РФ в силу внешних признаков «договора об оказании правовых услуг» решить проблему его правовой природы. Не является ли представительство адвоката в суде основанным на договоре поручения (ст. 971 ГК РФ)? Нет ли в действиях адвоката во многих случаях элементов подряда (ст. 702 ГК РФ)? А если в суде выступает неадвокат? На наш взгляд, Конституционному Суду РФ следовало привести более четкое доказательство отнесения «договора

об оказании правовых услуг» к договору возмездного оказания услуг по ст. 779 ГК РФ. Да и нужно ли было обоснование вообще связывать с юридической природой договорного отношения между адвокатом (юристом) и клиентом? Может быть, следовало решить вопрос «гонорара успеха» юриста в суде (а также в других органах) независимо от правовой природы договора? Нельзя при этом полностью ссылаться и на зарубежный опыт правового регулирования. Часто в других правовых системах лишь адвокат и может представлять интересы клиентов в суде. А адвокату при этом в таких системах приписаны особые функции обеспечения правосудия (например, в Германии).

Даже если мы обратимся к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» ([21], далее — ФЗ № 63), то увидим, что и здесь отсутствует четкое определение сущности договора между адвокатом и его клиентом. При этом «адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем» (п. 1 ст. 25 ФЗ № 63). Далее, «соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу» (п. 2 ст. 25 ФЗ № 63). Важно, что согласно абзацу 4 п. 2 ст. 25 ФЗ № 63 «вопросы расторжения соглашения об оказании юридической помощи регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации с изъятиями, предусмотренными настоящим Федеральным законом». Как видим, четкого указания на возможность применения ст. 782 ГК РФ нет.

Вот здесь и вспоминается то обстоятельство, что абзацы второй и третий п. 2 ст. 25 ФЗ № 63 утратили силу в связи с принятием Федерального закона от 20 декабря 2004 г. № 163-ФЗ «о внесении изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации. Абзац второй п. 2 ст. 25 ФЗ № 63 звучал: «Адвокат выступает в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском, административном судопроизводстве, в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правонарушениях, а также представляет интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления, в отношениях с физическими лицами только на основании договора поручения». Тогда как абзац 3 п. 2 ст. 25 ФЗ № 63 гласил: «Иные виды юридической помощи адвокат оказывает на основании договора возмездного оказания услуг». До исключения этих положений абзацев 2 и 3 п. 2 ст. 25 ФЗ № 63 позиция законодателя в отношении правовой природы заключаемых адвокатом (и только адвокатом, а не всеми юристами) договоров была ясна. Теперь же достаточно проблематично относить представительство адвоката в суде к возмездному оказанию услуг в силу существования близкой договорной конструкции в виде договора поручения по ст. 971 ГК РФ. Можно понять стремление Конституционного Суда РФ исключить возможность взимания адвокатами «гонорара успеха» по примеру европейских государств. Непонятна при этом позиция законодателя по обязательному отнесению услуг адвокатов к возмездному оказанию услуг по ст. 779 ГК РФ. При этом открытым стал вопрос о возможности заключения соответствующих соглашений

о «гонораре успеха» юристами, которые представляют своего клиента в суде не в статусе адвокатов.

Как можно заключить из проведенного краткого обзора состояния гражданско-правового института возмездного оказания услуг, данный институт заслуживает более детального дальнейшего исследования и развития в теории гражданского права, в законодательстве и в правоприменительной практике.

K.M. Arslanov. On the Problem of Legal Nature of Paid Services Agreement.

The article deals with research of legal nature of paid services agreement from perspective of historical development and comparative analysis of other civil law contracts. The legal statement is made for latest tendencies of development in law enforcement practice, particularly that of Constitutional Court of Russian Federation.

Key words: paid services, legal nature of paid services agreement, locatio-conductio op-erarum, locatio-conductio operis, work contract relations, legal services, advocacy.

1. Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 5. — Ст. 410.

2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Возмездное оказание услуг // Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга третья: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. — М.: Статут, 2002. — С. 207-244.

3. ГуляевА.М. Наем услуг: Дис. . д-ра юрид. наук. — Юрьев, 1893. — 251 с.

4. Гуляев А.М. Наем услуг. — Юрьев: Типография К. Матисена, 1893. — 246 с.

5. Кванина В.В. Договоры с абонементной формой отношений сторон: Автореф. дис. . канд. юрид. наук — М, 1990. — 24 с.

6. Кротов М.В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Л., 1989. — 16 с.

7. Мирошник А.В. Возмездное оказание услуг в гражданском праве России: Дис. . канд. юрид. наук. — Саратов, 2003. — 172 с.

8. Мищенко Е.А. Особенности некоторых видов договоров возмездного оказания услуг // Юрист. — 2003. — № 9. — С. 32-35.

9. Ситдикова Л.Б. Правовое регулирование отношений по возмездному оказанию услуг: Дис. . канд. юрид. наук. — Казань, 2002. — 169 с.

10. Чирков А.А. Эволюция существенных условий в договоре возмездного оказания услуг // Право и экономика. — 2005. — № 5. — С. 27-31.

11. Шаблова Е.Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дис. . д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2003. — 45 с.

12. Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1964. — № 24. — Ст. 406.

13. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. № 2211-I // Ведомости Верховного Совета СССР. — 1991. — № 26. — Ст. 733.

14. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. // Собрание Узаконений РСФСР. — 1922. -№ 71.

15. ВасильевГ.С., Рыбалов А.О. Различие договоров подряда и купли-продажи: обсуждаем проблему // Правоведение. — 2005. — № 1. — С. 53-81.

16. Гражданское Уложение. Проект Высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского Уложения. 2-я ред., с объяснениями. — СПб.: Гос. типогр., 1905. — XI + 338 с.

17. Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. — М.: Статут, 2000. — 830 с.

18. Постановление Правительства РФ от 13 января 1996 г. № 27 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями» // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 3. — Ст. 194

19. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 33, ч. I. — Ст. 3422.

20. Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева» // Собрание законодательства РФ. — 2007. — № 6. — Ст. 828.

21. Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2002. -№ 23. — Ст. 2102.