Виндикация гк рф

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к статье 301 Гражданского Кодекса РФ

1. Традиционно иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику называется виндикационным (лат. vim dicere — буквально «объявляю о применении силы») и относится к вещно-правовым способам защиты. Последнее означает возможность предъявления иска к любому незаконному владельцу вещи, не состоящему с собственником в договорных или иных относительных правоотношениях, при условии указания обстоятельств выбытия спорного имущества из сферы хозяйственного господства собственника (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8).

Виндикация допустима только в отношении сохранившейся в натуре индивидуально-определенной вещи, находящейся на момент предъявления иска у конкретного лица. Иначе виндикационный иск становится беспредметным (п. 22 Постановления ВАС N 8). Если вещь погибла, защита интересов собственника опосредуется деликтным требованием о возмещении убытков (ст. 1064 ГК). В случае выбытия вещи по каким-либо причинам из владения ответчика возникает право на предъявление виндикационного иска к новому владельцу вещи.

Исторически институт виндикации возник для целей защиты прав собственника в отношении телесных вещей, т.е. вещей, обладающих физическими параметрами. Поскольку российское законодательство придерживается указанной традиции, с помощью виндикационного иска с формальных позиций не могут защищаться права на бестелесные объекты (в частности, на акции, доли в хозяйственных обществах и т.п.). Однако с учетом особенностей современного имущественного оборота и практических потребностей суды в подобных ситуациях нередко разрешают споры на основании правил о виндикации. Принимая во внимание отсутствие в российском законодательстве эффективных мер защиты прав на многие бестелесные объекты, а также высокий правовой потенциал проверенных временем правил о виндикации, такая практика может быть поддержана (разумеется, с непременной ссылкой на применение указанных правил по аналогии закона — п. 1 ст. 6 ГК). Характерно, что п. 17 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (в ред. от 30 декабря 2008 г.), посвященный последствиям приобретения права на долю в уставном капитале ООО у лица, которое не имело права на ее отчуждение, по сути воспроизводит правила о виндикации.

Обозначенные условия предъявления иска необходимо отличать от оснований его удовлетворения (см. коммент. к ст. 302 ГК).

2. Правом на виндикацию наделен тот собственник, чей титул основан на юридически действительном правовом основании. Судебная практика идет по пути предварительной оценки действительности сделок (актов) публичных органов, на основании которых возникло право собственности, и отказывает в праве на истребование имущества при установлении их ничтожности. Это правило не распространяется на оспоримые сделки, поскольку заявить об их недействительности может лишь ограниченный круг лиц (п. 21 Постановления ВАС N 8).

3. Виндикационный иск необходимо отличать от иных вещно-правовых исков. Например, взаимно исключают друг друга виндикационный иск (собственник не владеет вещью и требует восстановления своего владения) и негаторный иск (собственник владеет вещью, но лишен возможности ею пользоваться и (или) распоряжаться) (см. подробнее коммент. к ст. 304 ГК).

Иск о признании права собственности (см. коммент. к абз. 2 ст. 12 ГК) может заявляться как самостоятельно, так и одновременно с другим вещно-правовым требованием, поскольку его целью является подтверждение наличия (отсутствия) у соответствующего лица правового титула.

Много споров вызывает вопрос соотношения виндикационного требования и иска о применении последствий недействительности сделки. Наиболее обоснованным представляется разрешение коллизии по правилам соотношения общих и специальных способов защиты. Вещно-правовые способы защиты являются специальными, поэтому виндикационный иск имеет приоритет и исключает возможность одновременного либо альтернативного заявления требования о реституции. Указанный вывод подтверждается судебной практикой, хотя используемые судами аргументы достаточно спорны (п. 25 Постановления ВАС N 8, п. п. 3.1, 3.2 Постановления КС от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657)).

Правила о соотношении специальных и общих способов защиты применимы также к виндикационному и кондикционному искам (см. коммент. к ст. 1102 ГК). В случае сохранения в натуре индивидуально-определенной вещи приоритетно виндикационное требование.

Ввиду разных предметов и оснований допустимо одновременное предъявление виндикационного и деликтного исков с учетом фактической ситуации (к примеру, вещь сохранилась в натуре, но имеются повреждения).

Проблема конкуренции вещно-правовых и так называемых обязательственных исков решается следующим образом. В случае наличия между сторонами каких-либо относительных отношений защита при их нарушении осуществляется посредством заявления обязательственного иска в соответствии с нормами конкретного института, регулирующего обязательственные, наследственные, семейные и тому подобные отношения (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8, п. 17 письма ВАС N 13).

Статья 301 ГК РФ. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Новая редакция Ст. 301 ГК РФ

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к Ст. 301 ГК РФ

Виндикационный иск имеет право предъявить невладеющий собственник вещи против незаконно владеющего несобственника. Направлен этот иск на истребование, на возврат вещи собственнику от незаконного владельца.

Виндикационный иск — это внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре.

1. Элементы виндикационного иска.

Конструкция виндикационного иска состоит из двух неразрывно связанных между собой составляющих: а) абсолютная составляющая — о признании права собственности истца; б) относительная составляющая — об отобрании вещи у ответчика и передаче ее истцу.

Неразрывность этих двух составляющих проявляется в том, что виндикационный иск не подлежит удовлетворению как в том случае, если истец не доказал своего права собственности (или ответчик доказал, что право собственности принадлежит ему), так и в том случае, если истребуемой вещи во владении ответчика нет.

Собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

2. Истец — собственник, неправомерно лишившийся своего имущества. В связи с этим виндикационное требование не может быть предъявлено в защиту прав лица, который имеет только право требовать передачи ему имущества в собственность, но во владение имущества так и не получил (такими лицами являются, например, покупатель по договору купли-продажи, не исполненному продавцом; акционер, чье преимущественное право приобретения дополнительно размещаемых акций нарушено, и т.п.).

Истец должен доказать, что 1) именно ему принадлежит право собственности на истребуемую вещь; 2) это право нарушено; 3) имущество удерживает ответчик.

3. Ответчик — незаконный владелец, у которого фактически находится вещь. Незаконным владельцем является не только лицо, неправомерно завладевшее имуществом, но и лицо, приобретшее вещь у самовольного захватчика. Ответчик не обязан доказывать свой статус, но в его интересах привести возражения против доводов истца (например, указать на то, что вещь была передана ему истцом по договору аренды).

Собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен. Иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

Необходимо учитывать, что если в результате правонарушения имущество выбыло из владения лица, которому оно было передано собственником по договору, то собственник в этом случае вправе предъявлять виндикационный иск к фактическому владельцу.

4. Предмет виндикационного иска. По виндикационному иску могут быть истребованы индивидуально-определенные вещи, сохранившиеся в натуре. Принято считать, что предметом виндикации могут быть только материальные (телесные) вещи. Российская судебная практика допускает применение виндикационного иска к истребованию бездокументарных ценных бумаг (т.е. бестелесных вещей). Возможность использования относительно таких объектов виндикации обусловлена тем, что в отличие от обычных вещей, определенных родовыми признаками, право собственности на бездокументарные бумаги легко доказывается благодаря данным из реестра, который ведется эмитентом.

Определенные сложности возникают и при виндикации недвижимости, в связи с тем, что запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) является единственно допустимым доказательством права собственности. Соответственно, истцом по искам об истребовании недвижимости из незаконного владения может быть только лицо, внесенное в ЕГРП в качестве собственника. Однако современная судебная практика допускает решение вопроса о праве собственности и, соответственно, о восстановлении истца в ЕГРП непосредственно в рамках виндикационного процесса.

При переработке вещи незаконным владельцем вопрос о возможности ее виндицирования решается с учетом того, сохранил ли истец право собственности на нее (ст. 220 ГК РФ).

5. При невозможности виндицировать вещи (в связи с тем, что они являются вещами, определенными родовыми признаками; в связи с их гибелью; в связи с их отсутствием у самовольного захватчика; в связи с возникновением на эти вещи права собственности у других лиц и т.п.) интересы невладеющего собственника могут быть защищены с помощью других правовых средств (чаще всего иском по обязательству из причинения вреда или иском из неосновательного обогащения).

Другой комментарий к Ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена главному средству защиты права собственности — иску об истребовании вещи (виндикационному иску), т.е. иску не владеющего собственника к владеющему несобственнику. Поскольку право на вещь может быть только у одного из них, спор одновременно является и спором о праве на вещь, титульным спором, отличаясь этим от средств защиты владения, которые защищают лишь владельческую позицию, независимо от права владельца на вещь (см. комментарий к ст. 234).

2. Право собственности как вещное право защищается вещным иском. Это означает следующее.

Ответчиком по иску может быть любое лицо. В этом проявляется абсолютное действие вещного права. Условием предъявления иска является нахождение отыскиваемой вещи во владении ответчика.

При этом ответчик не связан с истцом личными (обязательственными) отношениями. Иными словами, стороны спора не имеют иной связи, кроме самой вещи.

3. Рассмотрим подробнее условия предъявления и удовлетворения виндикационного иска.

Данный иск является средством защиты права собственности. Следовательно, истец в любом случае, прежде всего, должен доказать свое право собственности на вещь.

Право собственности должно доказываться именно в рамках предъявленного иска. Если ранее спор о признании права собственности уже был предметом судебного рассмотрения, это само по себе не лишает истца возможности предъявить виндикационный иск независимо от прежнего судебного решения. Установление права, кроме того, не является установлением факта, поэтому решение суда, признавшего или не признавшего право собственности за истцом, не может рассматриваться как основание, освобождающее истца от доказывания своего права собственности. В то же время те факты, которые являются основаниями возникновения права собственности — заключение договора, передача вещи, совершение акта регистрации и т.д. (см. комментарий к ст. ст. 218, 224), не нуждаются в дополнительном доказывании, если ранее они были установлены судом при рассмотрении спора между теми же сторонами.

4. Доказывание титула собственности в рамках виндикационного иска связано не только с проверкой основания, по которому вещь оказалась в собственности истца, но и с проверкой тех обстоятельств, в силу которых возникло владение ответчика. В частности, если владелец ссылается на то, что спорное имущество приобретено им по сделке об отчуждении или передаче имущества во временное пользование, эта сделка должна получить оценку суда. Если сделка является действительной, то тем самым виндикационный иск лишается оснований, так как ответчик не может считаться незаконным владельцем. Истец вправе одновременно с доказыванием своего права собственности на вещь привести доводы о ничтожности той сделки, в силу которой возникло владение вещью у ответчика. Однако если основания, на которые ссылается истец, свидетельствуют об оспоримости сделки (например, имущество приобретено ответчиком на торгах), то суд не может одновременно рассмотреть и виндикационный иск, и иск о признании недействительной оспоримой сделки. Если иск о признании оспоримой сделки недействительной не заявлялся лицами, имеющими право на оспаривание сделки, то виндикационный иск не может быть удовлетворен.

Ничтожность сделки об отчуждении вещи влечет ничтожность всех последующих сделок по поводу той же вещи. Поэтому собственнику достаточно доказать ничтожность хотя бы одного договора о передаче спорной вещи после того, как истцом было утрачено владение. Если эти обстоятельства будут доказаны, тем самым будет доказано и отсутствие основания владения вещью ответчиком.

5. Спор об истребовании вещи возможен лишь постольку, поскольку в наличии имеется сама вещь. Право собственности, как и любое вещное право, существует лишь в отношении индивидуально-определенной вещи. Доказывание права на вещь означает одновременно и доказывание того, что именно та вещь, на которую истец имеет право, находится во владении ответчика. Если в процессе рассмотрения спора будет установлено, что спорная вещь погибла либо утратила индивидуальность в силу переработки, перестройки и т.п., иск об истребовании вещи не может быть удовлетворен. При этом не имеет значения, по каким причинам вещь утратила индивидуальность, произошло ли это в результате действия ответчика или третьих лиц, действовали ли они законно или незаконно. В частности, и в том случае, если ответчик действовал определенно неправомерно, например намеренно и самовольно перестроил строение, в иске должно быть отказано.

Одним из признаков, свидетельствующих об утрате вещью своей индивидуальности, может быть изменение назначения вещи.

Утрата предмета права собственности, в том числе вследствие его существенного изменения, дает бывшему собственнику при наличии соответствующих оснований лишь заявить требование о возмещении убытков или взыскании неосновательного обогащения.

Виндикационным иском ответчик не может быть обязан к восстановлению вещи в прежнем состоянии, перестройке здания и т.п. положительным действиям.

6. Виндикационный иск предъявляется в силу того, что связь истца и ответчика состоит лишь в споре о владении вещью, т.е. является чисто вещной связью, связью по поводу вещи. Если, однако, в процессе рассмотрения спора выяснится, что между сторонами по поводу спорной вещи имеются иные отношения — обязательственные (личные), то тем самым спор утрачивает свой вещный характер и не может быть рассмотрен по правилам гл. 20 ГК. В этом случае должны применяться соответствующие нормы об обязательствах, иных правоотношениях (например, семейных). В частности, если спорная вещь была получена ответчиком от истца на определенный срок и на определенных условиях, то, хотя бы эти условия и были нарушены, а срок истек, отношения сторон тем не менее носят обязательственный характер, а сам по себе факт нарушения обязательства не означает, что ответчик является незаконным владельцем в том смысле, который имеет в виду ст. 301. Спор должен быть рассмотрен судом исходя из условий личных отношений сторон, с учетом тех условий, на которых вещь передавалась владельцу.

Личные отношения возникают и в том случае, когда договор о вещи между собственником и владельцем является недействительным либо имеется не договорное обязательство, например из неосновательного обогащения, в силу которого вещь истребуется (см. ст. 1104 ГК РФ).

7. Признание договора о передаче вещи недействительным влечет последствия, предусмотренные ст. 167 ГК, в силу которых каждая из сторон должна вернуть другой стороне все полученное по недействительной сделке. Если по сделке передавалась определенная вещь, она также должна быть возвращена другой стороне сделки. Эта обязанность существует лишь по отношению к другой стороне сделки, т.е. носит личный, а не вещный характер; она существует только в отношении другой стороны сделки, независимо от того, имеет ли та какое-либо право на вещь. Такая обязанность не исчезает с утратой вещи либо с утратой вещью индивидуальности, а заменяется на обязанность выплатить стоимость утраченного предмета сделки. Это также характерно не для вещных, а для обязательственных отношений. Следовательно, в случае признания договора недействительным между сторонами не возникает вещных отношений по поводу переданного имущества, и, стало быть, эти отношения не могут регулироваться ст. 301 и гл. 20 ГК.

Данный вывод подтверждается также п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 и Постановлением КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657).

8. Если истец по своей воле передал спорную вещь ответчику, то тем самым спор между ними в рамках ст. 301 исключен. Ведь если договор о передаче вещи действителен, то спор протекает в рамках этого договора, а если недействителен — то в рамках обязательств из реституции (ст. 167 ГК РФ). То же самое можно сказать и о тех случаях, когда ответчик получил вещь хотя бы и от третьего лица, но по указанию или уполномочию истца.

9. Иск о выселении ответчика из занимаемого им помещения является виндикационным иском и рассматривается по правилам ст. 301, что неоднократно подчеркивалось в судебной практике. Нахождение в помещении, его охрана — это форма осуществления владения. Поэтому и требование о выселении является требованием о передаче вещи во владение истца.

10. Статья 301 вводит понятие незаконного владельца, которое имеет важное значение в системе защиты вещных прав и применимо также в иных нормах (ст. ст. 225 — 234, 302, 305 ГК РФ). Исходя из условий предъявления и удовлетворения виндикационного иска, можно сказать, что незаконный владелец — это лицо, владеющее вещью против воли собственника, тогда как законный владелец владеет вещью по воле собственника.

Отдельную группу законных владельцев составляют субъекты ограниченных вещных прав на имущество (о вещных правах см. комментарий к ст. 216).

Известные исключения из этого правила — владение наследственным имуществом, секвестр (в этих случаях налицо законное владение) — позволяют считать законным также владение, которое в силу закона осуществляется вместо собственника и в интересах неизвестного собственника.

Законное владение ограничено условиями, причем эти условия сопряжены с интересами собственника; законное владение не может перейти в право собственности. Незаконное владение сроком и условиями не ограничено и при определенных обстоятельствах может привести к приобретению права собственности посредством механизма приобретательной давности. До того незаконное владение является не правом, а фактической позицией. Именно поэтому виндикационный иск, направленный против незаконного владельца, является спором о праве на вещь. Если истец доказывает свое право, то тем самым подтверждается отсутствие права на вещь у владельца (ответчика).

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к Ст. 301 ГК РФ

В комментируемой статье закреплено традиционное понятие виндикационного иска (от лат. vim dicere — объявлять о применении силы), известное уже в классическом и позднейшем праве Юстиниана и рассматриваемое как требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате ему вещи.

Лицо, являющееся невладеющим собственником, выступает в гражданском процессе истцом, оно доказывает, что ему принадлежит конкретное имущество на праве собственности путем предъявления соответствующих доказательств и что ответчик незаконно владеет чужим имуществом. Предметом виндикационного иска в рассматриваемой ситуации является имущество, которое по незаконным основаниям выбыло из владения собственника.

2. Традиционными условиями применения виндикационного иска являются следующие.

Субъектом права на виндикацию является собственник или иной титульный владелец, который должен доказать наличие права собственности либо титульного владения вещью, например субъект права хозяйственного ведения, оперативного управления и др. (см. комментарий к ст. 305 ГК РФ). Однако в соответствии с п. 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях собственник имущества унитарного предприятия вправе истребовать имущество унитарного предприятия из чужого незаконного владения.

Ответчиком по виндикационному иску является лицо, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Незаконный владелец — это лицо, владеющее вещью против воли собственника, в отличие от законного владельца, который владеет вещью по воле собственника. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен .

———————————
Пункты 22, 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Объектом виндикации является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Результаты интеллектуальной деятельности, бездокументарные ценные бумаги, вещи, определяемые родовыми признаками, вещи, не сохранившиеся в натуре, не могут быть предметом виндикации. В отношении утраченной вещи, вещи, прекратившей свое существование или изменившей назначение, может быть предъявлен иск из причинения вреда.

Следует обратить внимание на следующее: несмотря на то что на основании Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в отношении недвижимого имущества единственным доказательством является государственная регистрация такого права, значительная часть недвижимости не внесена в государственный реестр прав. При этом названный Закон признает ранее возникшие (в том числе незарегистрированные) права. Конечно же, в отличие от движимых вещей жилое помещение, являющееся недвижимым имуществом, невозможно похитить, утерять. Вместе с тем при определенных обстоятельствах оно может оказаться вышедшим из владения собственника помимо его воли путем незаконного изъятия, незаконного обладания или незаконного препятствования в осуществлении права владения им.

3. В правоприменительной практике нередко возникают проблемы «конкуренции исков», в частности вещно-правовых и обязательственных исков (из договоров, из неосновательного обогащения), а также вещно-правовых исков и исков о применении последствий недействительной сделки.

Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых исков в литературе не получило однозначной оценки. Дискуссионным в данном случае является вопрос о возможности перехода от договорного иска к виндикационному. Так, А.В. Венедиктов пришел к выводу о возможности такого перехода: «Собственник вправе, предъявив договорный иск и оказавшись не в состоянии представить суду необходимые доказательства в обоснование этого иска, предъявить виндикационный иск» . Г.К. Толстой считал, что такой переход допустил бы возможность неправильной квалификации отношений сторон судом . На наш взгляд, предпочтительнее точка зрения, отрицающая возможность перехода от одного иска к другому, так как незаконный владелец и владелец по договору находятся в разных правовых положениях. У лица, владеющего имуществом по договору, в отличие от незаконного владельца, возникают определенные права на имущество, причем эти права подлежат защите. Если в таком случае допустить возможность предъявления виндикационного иска, они могут быть существенно нарушены. К указанным нарушениям, например, можно отнести требование освобождения жилого помещения при неистекшем сроке договора жилищного найма.

———————————
Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности. Л., 1954. С. 174.

Толстой Г.К. Содержание права социалистической и личной собственности и некоторые вопросы ее гражданско-правовой защиты в СССР: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 16.

Многие из подобного рода вопросов нашли отражение в актах Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» говорится о том, что иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества (конкуренция вещно-правовых и обязательственных исков из договоров), подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение . Так, например, судьба произведенных арендатором улучшений арендованного имущества (право собственности на них принадлежит арендатору) определяется в соответствии с нормой ст. 623 ГК РФ в зависимости от их характера. При истребовании доверителем от поверенного акций, приобретенных для доверителя в соответствии с договором поручения, судом установлено, что подобный иск не является виндикационным, а должен вытекать из обязательственных отношений .

———————————
Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Пункт 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. N 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

В случае признания сделки недействительной подлежат применению нормы ст. 167 ГК РФ (двусторонняя реституция и др.). Нормы о виндикационном иске не применяются, что подтверждено и Постановлением КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П , а также п. п. 1 — 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

Вестник ВАС РФ. 2009. N 1.

Как отмечается в Постановлении КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Иное истолкование положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только в случае, когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Таким образом, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке (по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. ст. 166 и 302 ГК), не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции РФ.

Названное правовое регулирование отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества, полученного добросовестным приобретателем, поскольку собственник обладает правом на его виндикацию у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ. Кроме того, собственник, утративший имущество, обладает иными предусмотренными гражданским законодательством средствами защиты своих прав .

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

4. В другом споре при рассмотрении требования лица, передавшего имущество по недействительному договору аренды, о возврате этого имущества на основании п. 2 ст. 167 ГК РФ суд обоснованно не стал исследовать право этого лица на спорное имущество. Суд отклонил довод ответчика о необходимости применения правил о виндикационном иске к требованиям о возврате в натуре имущества, полученного по недействительной сделке, указав, что в соответствии со ст. ст. 12, 167 ГК РФ применение последствий недействительности сделки является самостоятельным способом защиты гражданских прав. В рамках этого спора право истца на имущество исследованию не подлежит, однако удовлетворение такого иска не предрешает исход возможного спора о принадлежности имущества .

———————————
Пункт 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

5. Немало споров возникает относительно распространения на виндикационный иск сроков исковой давности. На виндикацию, что неоднократно подтверждалось и судебной практикой, распространяется общий срок исковой давности в три года, в отличие от негаторного иска, на который срок исковой давности не распространяется (ст. ст. 208, 304 ГК) .

———————————
См., например: Определения Верховного Суда РФ от 5 мая 2009 г. N 5-В09-10; ВАС РФ от 12 мая 2009 г. N ВАС-5363/09 по делу N А40-24167/08-54-169.

Виндикационный иск может быть заявлен в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК). Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества. При этом исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново .

———————————
Пункты 12, 13 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

Выбор между указанными выше исками определяется тем, находится или не находится та или иная вещь в чужом незаконном владении.

Виндикация гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Обобщения судебной практики
  • Виндикация или реституция? Истребование имущества из чужого незаконного владения или применение последствий недействительности сделки?

А. продал не принадлежащее ему имущество Б., который не знал и не мог знать об отсутствии права А. на отчуждение данного имущества. Собственник В. обращается в суд с требованием «вернуть» ему его имущество. Данный случай не является столь редким в судебной практике. Вместе с тем, применение судами на практике норм права при разрешении подобных споров иногда вызывает недоумение.

Так, по одному из дел, Первомайский районный суд г. Омска 7 ноября 2007г вынес решение о признании всех сделок по отчуждению спорного жилого помещения недействительными, признании недействительной государственной регистрации и записи в ЕГРП о праве собственности приобретателя, выселении приобретателя, взыскании с продавца в пользу приобретателя убытков.

А произошло вот что. П. выдал доверенность на отчуждение своего жилого помещения К. Последний квартиру П. продал А. Е., та, в свою очередь, продала квартиру З. Г. Впоследствии, П. решением суда был признан недееспособным. Рассматривая иск о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок, суд пришел к выводу о том, что П. в момент выдачи доверенности не был способен понимать значение своих действий и руководить ими (сделка П. с пороком воли, что в судебной практике приравнивается к понятию «помимо воли», т.е. к отсутствию воли на совершение сделки), вынес вышеуказанное решение.

Рекомендуем также публикации по теме рисков при приобретении жилья:

Не берусь судить об обоснованности вывода суда о недобросовестности приобретателя и о признании собственника не способным понимать значение своих действий… хотелось бы обратить внимание на другое.

Согласно части 2 статьи 167 ГК РФ, при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно статье 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Виндикационный иск – иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании имущества, тогда как предмет иска о применении последствий недействительности сделки – восстановление сторон сделки в первоначальное положение (возврат каждой из сторон переданного по сделке). Предмет доказывания по указанным искам также различается.

Вместе с тем, первая инстанция (Первомайский районный суд г. Омска) удовлетворила иск о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, тогда как, надзорная инстанция, отказывая в истребовании дела, указала на обоснованность выводов судов первой и второй инстанций, отметив, однако, что, «с учетом приведенных выше предмета предъявленного иска и обстоятельств, указанных в его обоснование, данный иск является виндикационным!»

Судья Омского областного суда, указывая в определении от 16 июля 2008 года на «природу виндикационного иска», не учла, что судом первой инстанции в рамках приведения в первоначальное положение сторон оспариваемых сделок, с лица, не имеющего права отчуждать спорное имущество, взысканы убытки в пользу приобретателя, в то время как такое требование никем заявлено не было. Кроме того, судья не учла, что в предмет доказывания по делу об истребовании имущества из чужого незаконного владения не входит выяснение судом размера убытков и их взыскание с «продавца» в пользу «покупателя». Несостоявшийся покупатель имеет право заявить отдельный иск о взыскании убытков, но никак не в рамках рассмотрения дела об истребовании имущества в порядке ст. ст. 301, 302 ГК РФ.

Понятно, что и реституция и виндикация имеет схожие цели, а именно возврат утраченного имущества, однако схожесть на этом, пожалуй, и заканчивается. Особенно стоит обратить внимание на разные позиции ответчиков. При реституции, требование о возврате полученного имущества по недействительной сделке повлечет возврат встречного предоставления за полученное имущество. При виндикации же, ввиду отсутствия обязательственных отношений между истцом и ответчиком, последний, не может заявлять какие-то требования к виндиканту.

К сожалению, не всегда суды находят возможным проводить четкую грань между вещными и обязательственными правоотношениями и соответствующими способами защиты права. Конкуренции реституции и виндикации нет и быть не может, что отметил также и Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 21 апреля 2003 года № 6-П, указав следующее:

«…Вместе с тем из статьи 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения, следует, что на сделку, совершенную с нарушением закона, не распространяются общие положения о последствиях недействительности сделки, если сам закон предусматривает «иные последствия» такого нарушения…Поскольку добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество, последствием сделки, совершенной с таким нарушением, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация)».

Как следствие вышеизложенного, можно прийти к выводу, что если суд первой инстанции удовлетворил требования истца о признании цепочки сделок недействительными, применил последствия их недействительности (взыскал убытки с лица, не имевшего права отчуждать в пользу недобросовестного покупателя), то суд надзорной инстанции, не может, по сути, изменив предмет и основание иска, оставить решение суда в силе. Хотя бы потому, что для ответчика последствия удовлетворения иска о виндикации и реституции могут быть различны.

Можно привести еще один пример (из справки о причинах отмены кассационных определений судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда в порядке надзора за первое полугодие 2006 года (извлечение):

..Опекун П. в интересах недееспособной матери Д. обратилась в суд с иском к В., Ч. и просила, в соответствии со ст. ст. 167, 168, п.1 и п.2 ст. 177 ГК РФ, признать недействительными договоры купли-продажи квартиры, заключенные между Д. и В., между В. и Ч., в качестве последствий признания сделок недействительными, истица просила возвратить в собственность Д. указанную квартиру.

..Если заявленный иск направлен на отобрание у ответчика вещи, приобретенной им у лица, не управомоченного на ее отчуждение, в том числе со ссылкой на недействительность сделки вследствие ее противозаконности, поскольку она совершена не управомоченным на отчуждение лицом, рассмотрение спора должно происходить с учетом норм, предусмотренных статьей 302 Гражданского кодекса РФ.

Предметом настоящего иска является истребование квартиры от Ч., и поэтому спорная вещь может быть отобрана у приобретателя при наличии условий, предусмотренных ст. 302 ГК РФ.

..Отказ в признании недействительной оспоримой сделки означает, что приобретатель по такой сделке (при отсутствии обстоятельств для признания ее ничтожной) является лицом, уполномоченным на последующее отчуждение приобретенной в собственность вещи, что исключает истребование имущества в порядке ст. ст. 301, 302 ГК РФ.

Как видно, и в данном случае надзорная инстанция, руководствуясь «целями» истца, сама определила за него и предмет и основание иска

Виндикация и реституция. Судебная практика в извлечениях

Определение Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 112-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Жируговой Елены Александровны, Чулкова Максима Александровича и Чулковой Надежды Михайловны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации»:

..Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 года N 6-П и иных его решениях, приобретение по возмездному договору имущества у лица, которое не имело права его отчуждать, дает собственнику право обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерациис иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск); возврат собственнику квартиры, выбывшей из его владения помимо его воли, на основании статьи 302 ГК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушение конституционных прав добросовестного приобретателя.

Следовательно, нельзя утверждать, что применением в конкретном деле заявителей оспариваемого ими законоположения были нарушены их конституционные права, перечисленные в жалобе. При этом, как указал суд первой инстанции, заявители не лишены возможности использовать другие способы защиты своих прав на основании статьи 12 ГК Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 634-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Сагайдачной Веры Константиновны на нарушение конституционных прав гражданки Чияновой Татьяны Михайловны положениями пункта 1 и 2 статьи 167 и статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации»:

..Закрепленные в статье 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, — по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьями 166 и 302 ГК Российской Федерации — не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом. По смыслу же статьи 302 ГК Российском Федерации суд должен установить, что имущество выбыло из владения собственника или из владения лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли в силу перечисленных в указанной статье обстоятельств, а также то, что приобретатель приобрел имущество возмездно, не знал и не мог знать о приобретении этого имущества у лица, не имевшего права на его отчуждение; при этом приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными. Кроме того, по общему правилу, применение последствий недействительности сделки в форме двусторонней реституции не ставится в зависимость от добросовестности сторон.

Определение Конституционного Суда РФ от 25 марта 2004 г. N 98-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Белоусовой Аси Алексеевны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации»:

..Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 21 апреля 2003 года, в случае, когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск), а в удовлетворении его исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано.

Этот вывод Конституционного Суда Российской Федерации в силу статей 15 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации и общеправового принципа справедливости направлен на обеспечение защиты не только права собственности, но и иных вещных прав, а также прав и обязанностей сторон в договоре на основе соразмерности и пропорциональности в целях обеспечения баланса прав и законных интересов всех участников гражданского оборота — собственников, сторон в договоре, третьих лиц. В то же время он не может рассматриваться как ограничивающий право на защиту права собственности путем применения нормы о последствиях недействительности первоначальной сделки по отчуждению принадлежащего собственнику имущества лицом, выступающим под видом собственника, в нарушение действительной воли последнего.

Определение Верховного Суда РФ от 29 января 2008 года № 22-В07-36:

Как усматривается из материалов дела, Я., поддержав заявленные прокурором в его интересах требования, предъявил самостоятельный иск об истребовании квартиры, восстановлении права собственности на квартиру, которая выбыла из его владения помимо его воли по вине ответчиков М. и Ц., заключивших сделку по поддельной доверенности, в связи с чем все последующие договоры должны быть признаны недействительными, а последний покупатель Д.З. подлежит выселению из квартиры со всеми членами семьи и снятию с регистрационного учета.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 4-В06-25:

ЗАО «Комфорт» заявлен иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, сносе самовольно возведенных строений, выселении, проверка соблюдения Л.Д.А. условий заключенного договора аренды предметом данного спора не являлась. Не соблюдение условий договора аренды в соответствии с п. 3 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляет арендодателю право потребовать расторжение договора и возмещение убытков, а не истребовать имущество из чужого незаконного владения, выселении, сносе возведенных строений.

Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2006 года:

То обстоятельство, что лицо, приобретшее автомобиль с «перебитыми» номерами, при заключении договора купли-продажи автомобиля не знало о «перебитых» номерах, может быть основанием для отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 326 УК РФ в отношении только этого лица, но не по факту данного деяния, содержащего признаки преступления. Такой отказ в возбуждении дела не является основанием для регистрации автомобиля с «перебитыми» номерами, являющегося, по существу, предметом преступления.

Нормы ст. 302 ГК РФ о добросовестном приобретателе в данном случае неприменимы, поскольку право на автомобиль никем не оспаривается. Названная статья регулирует отношения между собственником имущества и его приобретателем, органы ГИБДД участником данных правоотношений не являются.

Следовательно, обстоятельства, свидетельствующие о добросовестности приобретения имущества, в данном случае правового значения не имеют и не влияют на оценку оспариваемых действий (бездействия) должностных лиц органов ГИБДД.

Определение Верховного Суда РФ от 13 ноября 2007 года № 59-В07-4:

Что касается вопроса о добросовестном приобретателе, то в данном конкретном случае он не имеет правового значения, так как суд первой инстанции установил, что К. приобрела квартиру у лиц, которые имели право на ее отчуждение, о чем приобретатель знала и не могла не знать.

Правовые нормы, содержащиеся в статьях 301, 302 ГК РФ, регулируют правоотношения, связанные с истребованием собственником имущества из чужого незаконного владения, в том числе и от добросовестного приобретателя, и к возникшим по данному делу правоотношениям применены быть не могут. Исходя из толкования статей 166, 167 ГК РФ добросовестное приобретение в смысле статьи 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника этого имущества.

Определение Президиума Верховного Суда РФ от 14 января 2004 года №47пв03:

А. была введена в заблуждение действиями Чолояна Д.Э., которые в приговоре квалифицированы как мошенничество и подделка документов с последующим их использованием.

Заблуждение у А. возникло относительно природы сделки. А. имела намерение совершить сделку «по обмену ее квартиры через куплю-продажу», тогда как в действительности совершила сделку без таких последствий. А. осталась без какой-либо жилой площади для постоянного проживания, не получив платы за проданную квартиру.

Неосведомленность А. о намерениях Чолояна Д.Э. не выполнять взятых на себя обязательств по обмену квартиры и его мошеннических в отношении нее действий установлена вступившим в законную силу приговором суда, который об этих обстоятельствах имеет преюдициальное значение при разрешении данного спора.

При таком положении суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований А. о признании оспариваемых сделок недействительными и восстановлении А. в правах собственника.

Довод Г. о том, что у него как у добросовестного приобретателя не может быть истребовано спорное имущество, исследовался судебными инстанциями и правильно признан необоснованным.

Материалы дела свидетельствуют о том, что А. лишилась имущества фактически помимо своей воли, поэтому возврат А. этого имущества является законным способом (статья 302 ГК РФ) защиты ее нарушенного права собственности.

Постановление Президиума Московского областного суда от 12 марта 2008 года № 204:

Удовлетворяя заявленные прокурором в интересах несовершеннолетнего К. требования, суд, руководствуясь ст. 302 ГК РФ, исходил из того, что ответчица Т. при совершении сделки купли-продажи действовала добросовестно, но поскольку имущество выбыло из обладания собственника помимо его воли, ввиду того, что Т. предоставила в орган опеки и попечительства недостоверные сведения, а тот в свою очередь их не проверил, т.е. не в полной мере защитил интересы несовершеннолетнего, спорная квартира подлежит возврату.

Принимая во внимание, что оформление и заключение сделки купли-продажи принадлежащей несовершеннолетнему квартиры осуществлялось законным представителем несовершеннолетнего после получения согласия органа опеки и попечительства, т.е. теми, кому в силу закона предоставлено право действовать от имени несовершеннолетнего и соблюдать его интересы, вывод суда о том, что квартира выбыла из обладания собственника К. помимо его воли, противоречит нормам ст. 302 ГК РФ.

При таких обстоятельствах ответственность за недобросовестное выполнение предоставленных законом обязанностей и восстановление нарушенных прав несовершеннолетнего ребенка одним из способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, лежит на законном представителе несовершеннолетнего и органе опеки и попечительства.

Принимая во внимание, что по смыслу ст. 302 ГК РФ виндикация допускается только в случае, если имущество выбыло помимо воли собственника, вывод суда об истребовании из владения и прекращении права собственности на приобретенную квартиру добросовестного приобретателя — Ж., противоречит указанным положениям закона.

Постановление Президиума Свердловского областного суда от 10 января 2007 года:

По смыслу ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестный приобретатель — это всегда владелец истребуемого имущества, сохранение имущества во владении собственника либо иного законного владельца исключает как само приобретение, так и его добросовестность.

Поэтому до установления судом юридически значимого обстоятельства — владения спорным имуществом ответчиком О. — признание ее добросовестным приобретателем являлось преждевременным.

Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда за первый квартал 2005 года:

Поскольку, как установил суд, Д. не совершал действий по распоряжению своим имуществом, в частности, не выдавал доверенность на право продажи принадлежащей ему квартиры, следовательно, спорное имущество (квартира) выбыла из его владения помимо его воли на основании ничтожных сделок и его право подлежит восстановлению.

Судебная коллегия отметила, что в качестве применения последствий ничтожности сделок резолютивную часть решения необходимо дополнить указанием, что принятое судом решение является основанием для прекращения в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записей о регистрации прав и сделок, связанных с отчуждением и приобретением спорной квартиры, и основанием для восстановления ранее существовавшей записи о праве собственности Д. на указанную квартиру в государственном учреждении «Бюро технической инвентаризации Архангельской области» г. Котласа в реестровой книге за соответствующим номером

Информационный бюллетень кассационной и надзорной практики по гражданским делам Архангельского областного суда за 3 квартал 2003 года:

Согласно ГК РФ лицо, полагающее, что его вещные права нарушены, имеет возможность обратиться в суд как с иском о признании соответствующей сделки недействительной, так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Таких требований истец не заявлял. В данном случае истцом заявлено требование о признании права собственности на гараж, правоустанавливающие документы на который имеются у других лиц и не признаны незаконными.

Справка Кемеровского областного суда от 20 февраля 2006 г. N 01-19/123 о практике рассмотрения судами области гражданских дел в 2005 году по кассационным и надзорным данным:

Из смысла пункта 1 статьи 302 ГК РФ следует, что решение по делу о возврате имущества, неправомерно отчужденного по возмездной сделке, зависит от обстоятельств его выбытия из владения собственника, а именно: выбыло имущество из владения собственника либо лица, которому имущество было передано собственником во владение, по их воле или помимо их воли. В последнем случае имущество может быть истребовано даже у добросовестного приобретателя.

Справка Кемеровского областного суда от 14 апреля 2005 г. N 01-19/199 о причинах отмены судебных постановлений мировых судей в порядке надзора за первый квартал 2005 года:

Добросовестное приобретение в смысле ст. 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у первого собственника, а у второго, третьего и т.д. лица, которое в силу юридической ущербности первой сделки не имело права отчуждать имущество. Последствием сделки, совершенной с таким нарушением, сказано в Постановлении Конституционного Суда, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Следовательно, в иске к добросовестному приобретателю с использованием ст. 167 ГК РФ должно быть отказано. И только виндикационный иск в порядке ст. 302 ГК РФ может быть признан законным механизмом защиты прав прежнего собственника.

Отсюда следует, что бывший собственник может оспорить по недействительности с требованием о реституции только первую сделку, в которой он выступал стороной. Все остальные сделки со спорным имуществом не должны признаваться недействительными по иску первого собственника, в удовлетворении такого иска судом должно быть отказано. Только в случае, если проданное собственником имущество осталось у первого покупателя, он вправе ставить вопрос по правилам ст. 167 ГК РФ о признании сделки недействительной и требовать возврата полученного в натуре.

Определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 26 октября 2005 г. N 33-3569(05):

Из смысла Постановления Конституционного суда РФ от 21.04.2003 г. N 6-п следует, что если при разрешении иска, предъявленного собственником жилья о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю, судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК РФ должно быть отказано. Добросовестное приобретение в смысле ст. 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество. Поэтому, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю в порядке ст. 167 ГК РФ, а общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке не распространяются на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом.

Суду следовало проверить обстоятельства купли-продажи спорных земельных участков и установить, является или нет Х. их добросовестным приобретателем.

Постановление президиума Омского областного суда от 18 января 2005 г. N 44-Г-4:

Собственник или лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения … Согласно ст. ст. 301, 305 ГК РФ, собственник или лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Таким образом, по делам об освобождении имущества от ареста право требования принадлежит не только собственнику, но и лицу, владеющему имуществом, по предусмотренному законом или договором основанию.

Александр Отрохов, адвокат, Правовой центр «Логос» (г. Омск)