Вещные права статья в гк

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);

право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);

сервитуты (статьи 274, 277);

право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 216 ГК РФ

1. Как действующее законодательство, так и наука гражданского права не сформулировали общепринятого определения вещного права. Наиболее простым и, возможно, наиболее удачным является определение его как права, которое может быть реализовано путем непосредственного воздействия на вещь, без нужды в активных действиях другого лица, как это имеет место в обязательственных правоотношениях.

В истории цивилистической доктрины было распространено представление о двух наиболее важных свойствах вещных прав, радикально отличающих их от прав обязательственных, — это право следования и право абсолютной защиты. Отчасти этот подход сохранен и в действующем ГК РФ. Так, право следования закреплено в п. 3 комментируемой статьи. Вещное право выглядит как бы «прикрепленным» к вещи и следует за ней вне зависимости от того, кто является ее собственником. Принцип следования права за вещью законодатель попытался также закрепить в ст. 300 ГК РФ, применение которой, впрочем, затруднено из-за крайне неудачной юридической техники. В п. 4 комментируемой статьи содержится норма о защите вещных прав владельцев, не являющихся собственниками, от нарушения любыми лицами в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК РФ.

В то же время следует отметить, что оба указанных критерия уже не действуют столь безупречно, как когда-то. Так, правом следования наделен также и арендатор в соответствии с п. 1 ст. 617 ГК РФ, хотя право аренды вещным явно не является. Статья 586 Кодекса наделяет правом следования получателей ренты и пожизненного содержания с иждивением. Возможность собственным иском защищать от нарушений владение вещью действительно была критерием отграничения вещных прав от так называемого держания, т.е. владения вещью без хозяйского отношения к ней. Однако и эта возможность сегодня сообщена не только субъектам титулов, перечисленных в комментируемой статье, но и лицам, осуществляющим владение в контексте обязательственных правоотношений, — арендаторам, ссудополучателям, хранителям, подрядчикам. Таким образом, с одной стороны, жесткая грань между правами, отнесенными законодателем к вещным, и иными правами ныне существенно размыта. С другой стороны, в законе до настоящего времени не установлено каких-либо специальных правовых последствий квалификации субъективного гражданского права как вещного, что позволяет упрекать законодателя в определенной декларативности реабилитации одного из наиболее «консервативных» цивилистических институтов, выброшенного из употребления в советский период и теперь возвращенного в ГК РФ, но без должной актуализации его существования. При этом востребованность и жизнеспособность данного института не должны вызывать сомнения, равно как не представляется дискуссионной и основная идея отграничения категории вещных прав как прав, обеспеченных рядом характеристик, гарантирующих существенно более, чем у обязательственных прав, стабильный и защищенный режим использования имущества.

Вещные права лиц, не являющихся собственниками, или ограниченные вещные права, безусловно, должны быть обособлены в законодательстве, однако критерии их отличия от обязательственных прав и, главное, конкретные юридические последствия квалификации прав в качестве вещных должны быть существенно обновлены. Скорее всего, такое обновление невозможно без системных изменений в законодательном определении ряда важных гражданско-правовых институтов и в первую очередь института владения (нетрудно заметить, что традиционно ассоциируемые со статусом вещного права признаки — право владения и абсолютная защита — присущи именно правомочию владения, входящему в состав субъективных гражданских прав: как собственно вещных, так и некоторых обязательственных).

Подобный системный подход к совершенствованию действующего ГК РФ предложен в Концепции развития законодательства о вещном праве, разработанной Советом при Президенте РФ по совершенствованию и кодификации гражданского законодательства. По замыслу разработчиков Концепции, вещные права возникают по основаниям и осуществляются в порядке, установленным ГК РФ и изданными в соответствии с ним законами; их перечень и содержание определяются исключительно ГК РФ. Соотношение правомочий собственника и обладателя ограниченного вещного права должно определяться правилами о соответствующем вещном праве. Вещные права имеют преимущество перед иными имущественными правами и следуют за вещью; только они в случае нарушения обеспечиваются вещно-правовой защитой. Вещные права на чужие вещи подлежат государственной регистрации, возникая с момента такой регистрации; они устанавливаются на индивидуально-определенные вещи, а также на вещи, определенные родовыми признаками, в случае их индивидуализации.

2. С введением в действие Земельного кодекса РФ произошла редукция некоторых из предусмотренных комментируемой статьей вещно-правовых титулов. Так, право пожизненного наследуемого владения земельными участками сегодня существует, по сути, в формате переживания закона, поскольку ст. 21 ЗК РФ сохраняет его лишь в объеме «преждепользования», т.е. признает права граждан, приобретенные до введения в действие Кодекса, не допуская впредь предоставления земельных участков на данном праве и запрещая любые, кроме включения в завещание, формы распоряжения земельным участком, находящимся в пожизненном наследуемом владении. С учетом этих правил должны применяться теперь ст. ст. 265 — 267 ГК РФ (последняя статья допускала возможность передачи участка, находящегося в пожизненном владении, в аренду и безвозмездное срочное пользование).

3. Статья 20 ЗК РФ установила новый порядок предоставления земель в постоянное (бессрочное) пользование, существенно ограничив круг потенциальных субъектов такого права (к таковым теперь относятся государственные и муниципальные учреждения, казенные предприятия, центры исторического наследия президентов РФ, прекративших исполнение своих полномочий, а также органы государственной власти и органы местного самоуправления) и исключив из него граждан (предоставление земельных участков в бессрочное пользование гражданам допускалось ст. 268 ГК).

4. Сервитут — право ограниченного пользования чужим имуществом. Помимо ст. ст. 274, 277 ГК РФ правила о сервитутах содержатся в ст. 23 ЗК РФ.

5. Право хозяйственного ведения может принадлежать государственным и муниципальным унитарным предприятиям. Субъектами права оперативного управления могут быть казенные предприятия и учреждения.

6. Правило, сформулированное в п. 2 комментируемой статьи, следует понимать в контексте берущего начало в древнеримской юриспруденции принципа «своя вещь никому не служит». Абсурдно, к примеру, установление сервитута в отношении имущества, принадлежащего на праве собственности.

7. Принято считать, что перечень вещных прав, приведенный в комментируемой статье, не может рассматриваться как исчерпывающий. Так, особым весом в действующем законодательстве обладают права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК); права пользования жилым помещением, признаваемые за гражданами, проживающими совместно с собственником помещения (ст. 31 ЖК); права в отношении имущества, предоставленного по завещательному отказу (ст. 1137 ГК), в частности жилых помещений (ст. 33 ЖК); а также право безвозмездного срочного пользования земельным участком (статья 36 ЗК). Эти титулы явно тяготеют к вещным, что нуждается в соответствующем законодательном закреплении.

Кроме того, в науке гражданского права высказаны суждения о тяготении к ограниченным вещным правам прав залогодержателя по договору ипотеки; учреждения в отношении имущества, приобретенного за счет разрешенной коммерческой деятельности и учтенного на отдельном балансе; члена ЖСК до полной выплаты суммы паенакопления, нанимателя жилого помещения по договору социального найма; арендатора имущества и др. Эти суждения не всегда бесспорны. Так, ни ст. 131 ГК РФ, ни ст. 1 Закона о регистрации недвижимости не дают возможность однозначно понять, чем же законодатель считает ипотеку — вещным правом или его ограничением. Право учреждения на имущество, учтенное на отдельном балансе, в арбитражной практике последних лет трактуется в свете положений действующего бюджетного законодательства исключительно как право оперативного управления, а не как особое вещное право. Категорически неприемлемым представляется отнесение к ограниченным вещным правам прав нанимателя жилого помещения и арендатора.

Разработчиками Концепции предложено изложить перечень ограниченных прав в следующем виде: сервитуты; право владения и пользования земельным участком, участком недр, лесным участком, водным объектом, включая право застройки (эмфитевзис и суперфиций); право личного пользовладения (узуфрукт); ипотека и иное зарегистрированное (учтенное) залоговое требование; право приобретения чужой вещи на ранее согласованных условиях; право на доход, приносимый вещью (вотчинные выдачи); право оперативного управления. Предусмотренные ныне комментируемой статьей вещные права, кроме сервитута и оперативного управления, предполагается либо упразднить (как право хозяйственного ведения), либо трансформировать в один из названных титулов. Права, предусмотренные в настоящее время ст. 292 ГК РФ, должны быть охвачены понятием узуфрукта.

Статья 216. Вещные права лиц, не являющихся собственниками

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

  • право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);
  • право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);
  • сервитуты (статьи 274, 277);
  • право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 216 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи содержит перечень вещных прав — важнейшей категории цивилистики. Вещное право оформляет принадлежность вещей — самых распространенных объектов гражданских прав — лицам, устанавливая тем самым необходимые стартовые предпосылки для гражданского оборота. Отчуждение материальных благ невозможно без четкого предварительного различения «своего» и «чужого», т.е. определения субъективного вещного права, на котором находится вещь у отчуждающего ее лица.

2. Ключевой трудностью толкования является как раз определение вещных прав, их отграничение от противоположной категории — обязательственных прав. Задача состоит в отыскании признаков вещного права, особенно если учесть, что законодатель в комментируемой статье оставил этот вопрос открытым. Анализ признаков вещных прав целесообразно предварить рядом методологических замечаний.

Во-первых, следует выделять лишь те признаки, которые присущи всем вещным правам, в том числе праву собственности, но не ограничиваясь им (ср. п. 2 комментируемой статьи).

Во-вторых, совокупность этих признаков должна с необходимостью отличать вещные прав от обязательственных прав и не может быть присуща как тем, так и другим.

В-третьих, безусловной «лакмусовой бумажкой», с помощью которой оценивается пригодность признака, должны быть те права, которые закон прямо (expressis verbis) называет вещными. В настоящее время законодатель (ст. 209, комментируемая статья, ст. ст. 31, 33, 34 ЖК — исходя из наименования разд. II ЖК, п. 3 ст. 53 Закона об ипотеке) прямо называет вещными следующие права: право собственности; право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; сервитут; право хозяйственного ведения имуществом; право оперативного управления имуществом; право членов семьи собственника жилого помещения; право пользования жилым помещением по завещательному отказу; право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением.

Следует исходить из приоритета очевидно выраженной нормативной воли и говорить о признаках вещных прав по действующему законодательству — de lege lata. Поэтому все права, прямо названные в законе вещными, должны отвечать выдвинутому признаку. Однако это не значит, что если выдвинутый признак подтверждается во всех указанных в законе вещных правах, то он удовлетворителен; ведь не исключено, что ему отвечают и обязательственные права.

3. Вещные права — это всегда продукт позитивного права. Поэтому ссылки на зарубежный опыт правового регулирования вещных прав должны расцениваться не более как аргументы de lege ferenda, поскольку в разных национальных юрисдикциях набор вещных прав может существенно различаться.

Рассмотрим теперь те признаки, которые основываются на действующем законодательстве и которым удовлетворяют все вещные права, прямо названные таковыми в комментируемой статье и других актах законодательства.

4. Объектом вещного права выступает вещь. Мнение о том, что объектом вещных прав могут быть не только вещи, но и нематериальные объекты, противоречит природе вещного права.

5. Объектами вещных прав могут быть не просто вещи, а вещи, определенные индивидуальными признаками, позволяющими отграничить их в пространстве от прочих вещей того же рода. С гибелью вещи прекращается и вещное право на нее, в то время как обязательственное право существует, пока имеется должник или его правопреемник. Поэтому дикие животные, находящиеся в естественной среде обитания и не обособленные от нее, в соответствии с международным правом не могут являться объектами вещного права.

6. Абсолютность вещного права определяется как возможность его осуществления исключительно и независимо от других лиц. Она вытекает из смысла предоставляемых вещным правам средств защиты, а именно особых вещно-правовых исков против всех и каждого, кто эти права нарушает.

Не требуя никаких действий от третьих лиц, субъект вещного права вправе рассчитывать на их воздержание от произвольного вмешательства в его сферу пользования вещью, исключать всех из реализации своего права. Поэтому вещное право относится к категории исключительных и может быть нарушено любым и каждым (круг нарушителей неограничен). Напротив, обязательственное право не может быть нарушено никем, кроме должника, т.е. лица, с которым кредитор состоит в правоотношении.

7. Анализ показывает, что единственным общим для всех прав, прямо названных вещными в законодательстве, является правомочие пользования. Пользование — это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств, плодов и иных доходов в процессе ее эксплуатации.

Пользование вещью осуществляется субъектом вещного права исключительно в своем интересе. Если это происходит в интересах другого лица (например, подрядчик использует материал заказчика по хозяйственному назначению, но делает это в интересе заказчика), то такое пользование не может создавать особого субъективного вещного права.

8. В настоящее время иные свойства вещных прав, выделяемые в литературе, не могут считаться их признаками, поскольку не подтверждаются во всех вещных правах, прямо названных таковыми в законе.

Самым серьезным «претендентом» на то, чтобы быть всеобщим признаком вещных прав, является правомочие владения вещью. Под владением понимается юридически обеспеченная возможность волевого, фактического и непосредственного господства лица над вещью (см. подробнее коммент. к ст. 209 ГК). Владение присуще большинству вещных прав исходя из их предназначения — оформлять непосредственное отношение лица к вещи. Однако обратный вывод (о том, что все вещные права снабжены правомочием владения) будет явной натяжкой. Ведь сервитут, прямо названный в законе вещным правом (п. 1 комментируемой статьи), по своей природе очевидно лишен правомочия владения (п. 1 ст. 274 ГК).

9. В п. п. 3 и 4 комментируемой статьи даны две легальные характеристики вещных прав: свойство следования и вещно-правовая защита, которые тем не менее не могут считаться их признаками.

Суть этих характеристик такова:
1) переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество (так называемое свойство следования). Вещное право как бы прикреплено к вещи, следует за ней при смене собственника независимо от воли последнего;
2) вещные права снабжены особой вещно-правовой защитой. Поскольку вещное право может быть нарушено всяким и каждым, оно защищается против любого нарушителя, в то время как обязательственное право пользуется защитой только против одного или нескольких обязанных лиц. Привлекательность вещно-правовых исков — виндикационного (об истребовании вещи из чужого незаконного владения — ст. 301 ГК) и негаторного (об устранении всяких нарушений права собственности, хотя бы эти нарушения и не были соединены с нарушением владения — ст. 304 ГК) — состоит в том, что истец должен доказать лишь собственный титул по формуле: «Эта вещь — моя». Для субъектов ограниченных вещных прав формула немного иная: «Эта вещь находится у меня на законном основании».

10. Свойство следования и вещно-правовая защита не являются признаками вещного права, а выступают как проявления его режима, т.е. как последствия. Ошибочно говорить, что если право обладает свойством следования и вещно-правовой защитой, то оно вещное; это логический круг. Для того чтобы понять, как защищать объект, во всяком случае, требуется предварительно уяснить, что защищается. Поэтому рассуждать следует иначе: если право вещное, то оно обладает свойством следования и вещно-правовой защитой.

Отсюда — несколько специальных замечаний.

Во-первых, нет необходимости в повторении этих последствий применительно к каждому конкретному вещному праву, и хотя иногда такое повторение делается (ст. 300 ГК), его отсутствие не должно автоматически приводить к выводу, что перед нами не вещное право.

Во-вторых, если некое конкретное право, хотя и не названное вещным, тем не менее одновременно и прямо снабжено в законе свойством следования и вещно-правовой защитой, то логично предположить, что перед нами вещное право (это именно предположение, так как, строго говоря, точный вывод из предложенной посылки другой: перед нами право, последствия которого совпадают с режимом вещного права). Данная презумпция имеет смысл только в том случае, когда закон прямо не называет некое право вещным и в то же время придает ему одновременно оба указанных свойства. В качестве примера можно указать право залога, которому в силу прямого указания закона присущи как свойство следования (ст. 353 ГК), так и вещно-правовая защита (ст. 347 ГК). Если же специальный закон, прямо называя право вещным, тем не менее столь же прямо лишает это право какого-либо одного из указанных последствий (например, свойства следования, как это имеет место для права гражданина, проживающего совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении) (ст. 31 ЖК РФ, п. 2 ст. 292 ГК), то мы тем не менее должны говорить о вещном праве, отдавая приоритет формальному толкованию слов и выражений, а также их расположению в тексте закона.

11. В настоящее время вряд ли может считаться признаком вещных прав и закрепление их исчерпывающего перечня в законодательстве (numerus clausus). Довод о том, что закрытость перечня с очевидностью вытекает из смысла комментируемой статьи, неубедителен. Напротив, очевидно, что комментируемая статья дает незамкнутый перечень вещных прав — содержит оговорку «в частности». В то же время, учитывая важность данного вопроса, а также тот факт, что в иных федеральных законах, закрепляющих вещные права, одноименный термин употребляется редко, следует предусмотреть этот перечень не просто в федеральных законах, а конкретно в ГК, в комментируемой статье, снабдив ее положением о том, что новые виды вещных прав могут вводиться иными федеральными законами лишь с одновременным внесением изменений в настоящую статью. Причем закреплению подлежит перечень самих вещных прав, а не их признаков (по аналогии с закрытым перечнем коммерческих организаций, установленным в п. 2 ст. 50 ГК).

12. Правомочие распоряжения (см. подробнее коммент. к ст. 209 ГК) входит в содержание права собственности и ряда иных вещных прав, однако не присуще, например, сервитуту, поэтому не может быть всеобщим признаком.

13. Бессрочность (отсутствие установленного срока существования) также не может рассматриваться как признак вещного права уже потому, что присуща не всем его разновидностям. Сервитут (п. п. 3, 4 ст. 23 ЗК РФ), право пользования жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу (п. 1 ст. 33 ЖК РФ), могут иметь срок своего существования и тем самым подтверждать, что вещное право — необязательно вечное.

14. Наконец, не рассматривается сегодня как признак вещного права так называемое старшинство, означающее большую силу вещного права, предшествующего по времени другим аналогичным правам. Оно не следует из действующего законодательства (за исключением п. 1 ст. 342 ГК о залоге) и, кроме того, присуще и обязательственным правам (абз. 7, 8 п. 2 ст. 855 ГК).

15. Итак, субъективное вещное право — это юридически обеспеченная возможность пользоваться индивидуально определенной вещью в своем интересе и независимо от других лиц. Это определение представляется необходимым и достаточным de lege lata для квалификации субъективного права в качестве вещного и, как следствие, констатации в нем свойства следования и вещно-правовой защиты, если иное не установлено специальным законом.

Исходя из данного выше определения обозначим те права, которые ему удовлетворяют: 1) право собственности; 2) право пожизненного наследуемого владения земельным участком; 3) право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; 4) право безвозмездного срочного пользования земельным участком; 5) право пользования участком недр на условиях соглашения о разделе продукции; 6) сервитут; 7) право хозяйственного ведения имуществом; 8) право оперативного управления имуществом; 9) право учреждения на самостоятельное распоряжение доходами, полученными от не запрещенной учредительными документами коммерческой деятельности, а также имуществом, приобретенным на эти доходы; 10) право члена семьи собственника жилого помещения; 11) право пользования жилым помещением по завещательному отказу; 12) право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением; 13) право пользования участком лесного фонда; 14) право аренды и право нанимателя жилого помещения (после передачи вещи); 15) право безвозмездного пользования вещью (после передачи вещи); 16) право лиц, совместно проживающих с нанимателем; 17) право члена кооператива на квартиру до ее выкупа; 18) право залога с включением правомочия пользования.

Наоборот, не могут быть вещными правами, так как не соединены с правомочием пользования, преимущественное право покупки, право требования рентных платежей, право субъекта удержания, хранителя, перевозчика, право лица, в интересах которого был заключен договор страхования. Не могут быть вещными правами, так как соединены с пользованием не в своем интересе, право подрядчика на материалы, переданные от заказчика, право доверительного управляющего.

В завершение анализа комментируемой статьи следует отметить неизбежную дискуссионность определения вещных прав и наличие альтернативных точек зрения в литературе. Очевидно, что нормы о вещных правах нуждаются в законодательном совершенствовании.

Статья 216 ГК РФ. Вещные права лиц, не являющихся собственниками

Новая редакция Ст. 216 ГК РФ

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);

право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);

сервитуты (статьи 274, 277);

право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 216 ГК РФ

Система вещных прав. Вещными правами являются право собственности и другие ограниченные вещные права. К дискуссионным относится вопрос о том, является ли система вещных прав замкнутой (т.е. являются ли вещными права, прямо не названные законом в таком качестве). Мировая практика склоняется к закрытому перечню. Однако, как следует из комментируемой статьи, по российскому законодательству перечень вещных прав не является исчерпывающим.

Отличие права собственности от других вещных прав. Право собственности — наиболее полное вещное право. Другие вещные права на имущество являются производными от права собственности, они всегда предполагают наличие права собственности другого лица на это имущество. Поэтому другие вещные права всегда ограничены правами собственника имущества.

Другой комментарий к Ст. 216 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Выделение специальной нормы, указывающей на вещные права, существующие наряду с правом собственности, вызвано новизной самого этого института.

Об основных признаках вещного права говорилось в комментарии к ст. 209.

В ст. 216 указаны и иные, кроме права собственности, вещные права, которые являются, в отличие от права собственности, ограниченными правами на чужую вещь. Всякое ограниченное вещное право на чужую вещь является формальным и фактическим ограничением права собственности.

Из ст. 216 видно, что законодатель не указывает все вещные права именно в этой норме. Следовательно, могут существовать и иные вещные права. Например, в названии гл. 18 ГК говорится о праве собственности и иных вещных правах на жилые помещения. В то же время ст. 216 права на жилые помещения в качестве вещных не упоминает.

2. Нередко к числу вещных прав относят и аренду. Права арендатора следуют за вещью, что является одним из самых существенных признаков вещного права (см. п. 3 комментария к ст. 209). В то же время отношения сторон договора аренды имеют личный характер, обусловлены договором, а не законом. Хозяйственное назначение аренды требует вариативности, многих специальных условий, выводящих аренду за рамки вещных отношений. В частности, предметом договора аренды могут быть такие условия, которые не охватываются свойствами вещи, а требуют того или иного поведения арендодателя Столь же важно, что и условия об оплате могут быть самыми разными и далеки от стандарта. Сама по себе передача всего комплекса прав и обязанностей, предусмотренных договором аренды, не обеспечивается одним только правом следования, сохраняющим лишь функцию гарантии прав арендатора, но не выражающим всей сути аренды. Право аренды, следовательно, не может считаться вещным правом.

3. Дискуссионным остается вопрос о том, является ли вещным правом право залогодержателя на заложенное имущество. С одной стороны, здесь имеется такой признак вещного права, как право следования. Но с другой стороны, при обращении взыскания на заложенное имущество залогодержатель уступает кредиторам первой и второй очереди, что лишает это право абсолютности.

4. Можно прийти к выводу, что вещные права устанавливаются не только ГК, но и иными федеральными законами, в частности Земельным кодексом, хотя само по себе такое положение и представляется нежелательным.

Например, в соответствии с гл. 4 ЗК РФ такие права, как постоянное (бессрочное) пользование, пожизненное наследуемое владение земельными участками, получают иное содержание, чем это следует из ГК.

5. Необходимо отметить, что развитая экономика и разработанный юридический механизм обслуживания оборота требуют обычно большего числа вещных прав, чем это предусмотрено действующим российским законодательством.

В частности, отсутствие такого традиционного вещного права, как суперфиций, существенно осложняет регулирование отношений застройщика и собственника земельного участка (подробнее см. комментарий к статьям гл. 17 ГК РФ). А регулирование прав на жилые и нежилые строения зашло в тупик по причине отсутствия адекватных прав на помещения (части строения), которые могут быть только вещными (подробнее см. комментарий к статьям гл. 16).

Однако это не означает, что вещные права могут создаваться сделками, административными актами или иными способами помимо федерального закона. Например, применяемая иногда конструкция «права владения, пользования, распоряжения имуществом без права собственности» не указывает на какое-либо вещное право, кроме известных ГК, и может иметь смысл только для определения обязательственных (личных) отношений сторон, установивших такую конструкцию. Соответственно, не может идти речи о праве следования либо об ограничении права собственности.

6. Еще меньше оснований усматривать черты вещного права в «праве владения» или «праве пользования» даже тогда, когда такие термины употребляются законодателем. Чаще всего при этом описываются конкретные обязательственные права в отношении того или иного лица.

Тем более нет оснований конструировать «право владения» или «право пользования» путем расчленения субъективного права собственности и выделения в его составе отдельных правомочий в качестве вещных прав. Необходимо иметь в виду, что любое вещное право, будучи производным от права собственности, противостоит праву собственности, ограничивает его и, следовательно, принадлежит иному лицу, не собственнику. Вещное право в смысле комментируемой статьи — это право на чужую вещь. Российское частное право не предусматривает возможности возникновения у собственника вещного права или сохранения собственником вещного права на собственную вещь. Например, если господствующий участок, в пользу которого имеется сервитут по отношению к другому участку, будет приобретен собственником служащего участка, то сервитут тем самым будет погашен, исчезнет.

Стало быть, если «право владения» или «право пользования», «право распоряжения» принадлежат собственнику, то нет никакой необходимости отделять эти сконструированные права от права собственности. А если «владелец», «пользователь» и т.п. — это иное лицо, не собственник, то его связывает с собственником то или иное обязательственное отношение (аренда, хранение и т.д.) или вещное, а значит, упомянутое в законе отношение. Если же такого отношения нет, то налицо незаконное владение. Тогда владелец не имеет никакого права на вещь.

7. Для понимания оснований возникновения вещных прав можно представить, что все возможные вещные права содержатся в неограниченном праве собственности и принадлежат собственнику. Поэтому собственник вправе передать по договору любое вещное право иному лицу. Понятно, что при этом он лишается соответствующего права и его право собственности становится ограниченным правом, пока переданное вещное право не вернется тем или иным образом к собственнику.

Однако в отличие от передачи главного вещного права — собственности — иные вещные права (т.е. ограниченные вещные права на чужую вещь) для передачи обычно не требуют отдельно передачи владения. Как правило, достаточно заключения соответствующего договора, а передача вещи лишь тогда увязывается с возникновением вещного права, когда это предусмотрено договором или вытекает из существа самого права.

В некоторых случаях, как, например, при установлении сервитута, передача владения не предполагается.

Вещное право может возникнуть и непосредственно в силу закона. Например, на имущество, приобретенное государственным унитарным предприятием, возникает право хозяйственного ведения без особого на то соглашения, прямо в силу закона.

Согласно п. 5 ст. 488 ГК, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца. В этом случае залог, поскольку он признается вещным правом, также возникает в силу закона, если стороны договора купли-продажи не договорились об ином.

8. После установления вещного права договором или в силу закона оно следует за вещью, т.е. не зависит более от воли собственника.

Вещные права защищаются так же, как и право собственности. Возможны и иски о признании вещного права, и иски о возврате вещи из чужого незаконного владения, и иски об устранении препятствий в пользовании вещью.

Статья 216 ГК РФ. Вещные права лиц, не являющихся собственниками (действующая редакция)

1. Вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются:

право пожизненного наследуемого владения земельным участком (статья 265);

право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (статья 268);

сервитуты (статьи 274, 277);

право хозяйственного ведения имуществом (статья 294) и право оперативного управления имуществом (статья 296).

2. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества.

3. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество.

4. Вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном статьей 305 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 216 ГК РФ

1. Помимо права собственности объекты могут передаваться и на иных правах, перечень которых определен п. 1 настоящей статьи. Каждое из указанных данной нормой прав имеет собственное правовое регулирование и характеризуется более узким объемом правомочий его обладателя. Имущество передается одновременно с правомочиями владения и пользования. Распоряжение является отличительной характеристикой права собственности. Согласно п. 2 настоящей статьи вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками такого имущества.

2. Отчуждение объекта собственности (переход права) не является основанием для прекращения иных вещных прав. Пользователь объекта уведомляется о произошедшей смене собственника и передаче его обязательств иному лицу.

Ограниченный характер прав субъекта в данном случае не может рассматриваться как основание ограничения его прав по отношению к правомочиям собственника.

3. Судебная практика:

— Постановление ФАС Поволжского округа от 23.06.2014 по делу N А55-8036/2013;

— Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2014 по делу N А41-17305/13;

— Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 по делу N А55-146/2014;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2013 по делу N А75-11397/2013;

— решение Арбитражного суда Красноярского края от 07.07.2014 по делу N А33-19698/2013;

— решение Арбитражного суда Самарской области от 25.05.2012 по делу N А55-31953/2011.

Глава 20 ГК РФ:защита права собственности и других вещных прав (статьи 301-306)

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать ( добросовестный приобретатель ), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Статья 303. Расчеты при возврате имущества из незаконного владения

При истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец), возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Владелец, как добросовестный, так и недобросовестный, в свою очередь вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества.

Добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные им улучшения, если они могут быть отделены без повреждения имущества. Если такое отделение улучшений невозможно, добросовестный владелец имеет право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не свыше размера увеличения стоимости имущества.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Права, предусмотренные статьями 301-304 настоящего Кодекса, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника.

Статья 306. Последствия прекращения права собственности в силу закона

В случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются судом.

Автор статей сайта – Сергей Юлин.
При копировании материалов, пожалуйста,
не забудьте сделать ссылку на наш сайт

Вещные права статья в гк

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 1227 ГК РФ. Интеллектуальные права и вещные права

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 1227 ГК РФ. Интеллектуальные права и вещные права

1. Интеллектуальные права не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

2. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи, за исключением случая, предусмотренного абзацем вторым пункта 1 статьи 1291 настоящего Кодекса.

3. К интеллектуальным правам не применяются положения раздела II настоящего Кодекса, если иное не установлено правилами настоящего раздела.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ часть 4 в действующей редакции