Вещественные доказательства как источники доказательств их хранение

05.09.2018 Выкл. Автор admin

29.Процессуальное закрепление и хранение вещественных доказательств.

Предмет может стать вещественным доказательством при условии, если соблюден процессуальный порядок его получения, обнаружения и приобщения к делу. Этот порядок состоит из следующих действий:

1. Факт обнаружения или получения предмета следователем должен быть процессуально оформлен. Обычно вещи изымаются в ходе какого-либо следственного действия, и факт изъятия фиксируется в протоколе данного следственного действия. Вещи могут быть представлены также обвиняемым, потерпевшим, другими участниками процесса, другими гражданами, что также должно быть оформлено соответствующим протоколом.

2. Вещественное доказательство должно быть осмотрено и подробно описано в протоколе. При возможности вещественное доказательство должно быть сфотографировано. Осмотр вещественного доказательства может быть произведен в ходе обыска, и его результаты фиксируются в протоколе обыска. Можно провести отдельное следственное действие – осмотр вещественного доказательства – и оформить отдельным протоколом.

3. Вещественное доказательство должно быть приобщено к делу особым постановлением следователя, прокурора, дознавателя, судьи или определением суда.

4. Следует обеспечить сохранность вещественного доказательства. Как правило, оно должно храниться при уголовном деле.

Если предметы в силу их громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, они должны быть сфотографированы, по возможности опечатаны и храниться в месте, указанном органом дознания, дознавателем, следователем, прокурором, судьей, судом, о чем, согласно требованиям ст. 97 УПК, в деле должна иметься соответствующая справка.

Вещественные доказательства хранятся до вступления приговора в законную силу или до истечения срока на обжалование постановления или определения о прекращении дела, но не более трех лет. В отдельных случаях вещественные доказательства могут быть возвращены их владельцам до истечения указанных сроков, если это возможно без ущерба для производства по делу.

Вещественные доказательства, подвергающиеся быстрой порче, если они не могут быть возвращены владельцу, сдаются в соответствующие учреждения для использования по назначению.

Оценка вещественных доказательств проводится в совокупности с другими доказательствами, например, с протоколом обыска, во время которого оно было обнаружено, ее результаты сопоставляются с результатами осмотра, показаниями свидетелей об условиях его изъятия, а также заключением эксперта.

30.Протоколы следственных и судебных действий, иные документы и другие носители информации как источники доказательств.

Протоколы следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий – это составленные в соответствии с законом процессуальные документы и приложения к ним, в которых удостоверяются обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, воспринимаемые непосредственно лицом, производящим данное действие, и другими субъектами, принимающими участие в этих действиях.

Особенностью этой группы протоколов является то, что в них фиксируются определенные обстоятельства и факты, имеющие значение для дела, которые непосредственно воспринимаются лицом, составляющим протокол.

К протоколам следственных и судебных действий как самостоятельному источнику доказательств не относятся протоколы допросов свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, протоколы очных ставок. И это не случайно, поскольку в протоколе допроса находят отражение не воспринятые непосредственно допрашивающим лицом фактические данные, а лишь рассказ допрашиваемого, например, показания свидетеля о воспринимавшихся им ранее событиях и обстоятельствах. То есть протоколы допросов являются только способом фиксации показаний, поэтому они приравниваются к «иным документам». Не относятся к источникам доказательств также протоколы следственных и судебных действий, в которых фиксируются действия следователя, суда по отдельным процедурным вопросам, например, протоколы ознакомления с материалами дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, обвиняемого и других.

Проверка и оценка протоколов следственных и судебных действий осуществляются на тех же основаниях, что и всех иных видов доказательств, так как они не имеют заранее установленной силы.

Проверка протоколов и их оценка включают сопоставление содержащихся в них фактических данных с другими доказательствами по делу.

К протоколам следственных и судебных действий могут прилагаться фотографические негативы и снимки, видеокассеты, фонограммы, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственных и судебных действий. Однако доказательственное значение они приобретают лишь в совокупности с протоколом следственного или судебного действия.

Новый источник доказательств – протоколы оперативно-розыскных мероприятий о прослушивании записи переговоров, осуществляемых с использованием технических средств связи.

Если возникает необходимость в осуществлении контроля переговоров и их записи, следователь выносит постановление и направляет его для исполнения соответствующему учреждению — именуется следственным.

Помимо рассмотренных выше протоколов, в уголовном процессе имеются многие другие документы. В качестве самостоятельного источника доказательств эти документы выступают в случаях, если: 1) они получены в стадии предварительного расследования или судебного разбира-тельства в предусмотренном законом порядке; 2) составлены компетентными учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами или гражданами; 3) в них изложены или удостоверены обстоятельства и факты, относящиеся к предметам доказывания по уголовному делу. Главное отличие иных доказательств от протоколов следственных действий, судебного заседания и оперативно-розыскных мероприятий заключается в том, что, во-первых, они составлены вне рамок уголовного процесса, а, во-вторых, лицом, не осуществляющим уголовный процесс. Иные документы появляются в уголовном деле или по запросу лица, в производстве которого находится дело, или представляются предприятиями, учреждениями, обвиняемым, подозреваемым и его защитником, гражданским истцом, просто гражданином. Кроме того, к иным документам относятся материалы проверки, проводимой в связи с заявлением, сообщением о преступлении до возбуждения уголовного дела. Иные документы можно разделить на группы:

1) документы, составленные вне зависимости от производства по уголовному делу, например, документы, составленные в нотариате по факту купли-продажи квартиры, выписки из приказов, имеющие отношение к исследуемому общественно опасному деянию;

) документы, составленные на стадии возбуждения уголовного дела, например, акт обмера, ревизии, объяснения;

3) документы, составленные другими лицами, учреждениями по предложению органов расследования и суда, например, характеристика, акт инвентаризации, ревизии.

Главное их отличие от протоколов следственных действий и судебного заседания, как отмечено выше, заключается в условиях их составления и приобщения к уголовному делу. Они появляются в деле в «готовом виде», что, безусловно, требует несколько иного подхода к их оценке и проверке на предмет объективности, достоверности, допустимости.

Статья 82 УПК РФ. Хранение вещественных доказательств (действующая редакция)

1. Вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела и передаваться вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей. В случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, вещественное доказательство хранится до вступления в силу решения суда.

2. Вещественные доказательства в виде:

1) предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе большие партии товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по возможности опечатываются и по решению дознавателя, следователя передаются на хранение в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

в) в случае невозможности обеспечения их хранения способами, предусмотренными подпунктами «а» и «б» настоящего пункта, оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

1.1) больших партий товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, могут быть переданы на ответственное хранение владельцу;

2) скоропортящихся товаров и продукции, а также подвергающегося быстрому моральному старению имущества, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью:

а) возвращаются их владельцам;

б) в случае невозможности возврата оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи. К материалам уголовного дела может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования;

в) с согласия владельца либо по решению суда уничтожаются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, если такие скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность. В этом случае составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса;

3) изъятых из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, а также предметов, длительное хранение которых опасно для жизни и здоровья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота наркотического средства, психотропного вещества, растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, или его частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры;

3.1) денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, и доходов от этого имущества, обнаруженных при производстве следственных действий, подлежат аресту в порядке, установленном статьей 115 настоящего Кодекса;

4) ценностей после производства необходимых следственных действий:

а) сдаются на хранение в банк или иную кредитную организацию на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи, за исключением случая, предусмотренного подпунктом «б» настоящего пункта;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

4.1) денег после производства необходимых следственных действий фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку и:

а) возвращаются их законному владельцу в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

б) при отсутствии или неустановлении законного владельца либо при невозможности возврата вещественных доказательств законному владельцу по иным причинам они сдаются на хранение в финансовое подразделение органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, либо в банк или иную кредитную организацию на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи, либо хранятся при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания;

5) электронных носителей информации:

а) хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления посторонних лиц с содержащейся на них информацией и обеспечивающих их сохранность и сохранность указанной информации;

б) возвращаются их законному владельцу после осмотра и производства других необходимых следственных действий, если это возможно без ущерба для доказывания;

6) изъятых из незаконного оборота товаров легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщается достаточный для сравнительного исследования образец изъятого из незаконного оборота товара легкой промышленности;

7) изъятых в соответствии с законодательством о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции из незаконного оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, а также предметов, используемых для незаконных производства и (или) оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, после проведения необходимых исследований передаются для уничтожения, утилизации или реализации по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса, либо передаются на хранение в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи;

8) изъятого игрового оборудования, которое использовалось при незаконных организации и (или) проведении азартных игр, передаются для уничтожения по решению суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и киносъемки, видеозаписи вещественных доказательств, а также может быть приобщен образец вещественного доказательства, достаточный для сравнительного исследования.

9) животных, физическое состояние которых не позволяет возвратить их в среду обитания:

а) фотографируются или снимаются на видео- или кинопленку, по решению дознавателя, следователя передаются на хранение в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. К материалам уголовного дела приобщается документ о месте нахождения такого вещественного доказательства;

б) возвращаются их законному владельцу, если это возможно без ущерба для доказывания;

в) в случае невозможности обеспечения их хранения способами, предусмотренными подпунктами «а» и «б» настоящего пункта, с согласия законного владельца или по решению суда передаются безвозмездно для содержания и разведения в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса. К материалам уголовного дела приобщаются материалы фото- и видеофиксации изъятого животного, а также иные сведения и документы, содержащие видовые и индивидуальные признаки животного, позволяющие его идентифицировать (инвентарный номер, кличка, метки и другие, в случае необходимости также результаты исследований);

г) при невозможности передачи безвозмездно для содержания и разведения оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Средства, вырученные от реализации вещественных доказательств, зачисляются в соответствии с настоящей частью на депозитный счет органа, принявшего решение об изъятии указанных вещественных доказательств, на срок, предусмотренный частью первой настоящей статьи.

2.1. После производства неотложных следственных действий в случае невозможности возврата изъятых в ходе производства следственных действий электронных носителей информации их законному владельцу содержащаяся на этих носителях информация копируется по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации. Копирование указанной информации на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации, осуществляется с участием законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации и (или) их представителей и специалиста в присутствии понятых в подразделении органа предварительного расследования или в суде. При копировании информации должны обеспечиваться условия, исключающие возможность ее утраты или изменения. Не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации составляется протокол в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса.

3. Иные условия хранения, учета и передачи вещественных доказательств, в том числе их отдельных категорий, устанавливаются Правительством Российской Федерации.

4. В случаях, предусмотренных подпунктами «а» и «б» пункта 1, пунктом 1.1, подпунктом «а» пункта 2, пунктами 3.1, 4 и 4.1, подпунктом «б» пункта 5, подпунктами «а» и «б» пункта 9 части второй и частью второй.1 настоящей статьи, дознаватель, следователь или судья выносит постановление.

4.1. В случаях, предусмотренных подпунктом «в» пункта 1, подпунктами «б» и «в» пункта 2 и пунктами 3 и 6 — 8 части второй настоящей статьи, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства расследования соответствующее ходатайство, если владелец не дал согласие на реализацию, утилизацию или уничтожение имущества.

4.2. В случаях, предусмотренных подпунктами «в» и «г» пункта 9 части второй настоящей статьи, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства расследования соответствующее ходатайство, если владелец не дал согласие на передачу безвозмездно либо реализацию вещественных доказательств или владелец отсутствует либо не установлен.

5. При передаче уголовного дела органом дознания следователю или от одного органа дознания другому либо от одного следователя другому, а равно при направлении уголовного дела прокурору или в суд либо при передаче уголовного дела из одного суда в другой вещественные доказательства передаются вместе с уголовным делом, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьей.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 82 УПК РФ

1. Правила изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества в стадиях предварительного следствия, дознания и судебного разбирательства, а также порядок исполнения решений органов предварительного следствия и дознания, суда в отношении вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества регулируются Инструкцией «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» (утвержденной Генеральной прокуратурой СССР, МВД СССР, Минюстом СССР, Верховным Судом СССР, КГБ СССР от 18.10.1989 N 34/15 с изм. и дополнениями, внесенными Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством юстиции РФ, МВД РФ и ФСБ РФ в 1995 г.) — в части, не противоречащей УПК РФ. Также действует Постановление Правительства РФ от 20.08.2002 N 620 «Об утверждении Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно» (Собрание законодательства РФ. 26.08.2002. N 34).

2. Комментируемая статья, регламентируя хранение приобщенных к уголовному делу вещественных доказательств, наряду с положениями, закрепляющими порядок и условия временного хранения этих доказательств до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования решения о прекращении уголовного дела, содержит и нормы, позволяющие окончательно определять судьбу вещественных доказательств еще до завершения производства по делу. В частности, судьба вещественных доказательств, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, по смыслу положений подпунктов «б» и «в» пункта 1 части 2 ком. статьи может решаться по-иному. Из сопоставления подпунктов «б» и «в» пункта 1 части второй статьи 82 следует, что вещественные доказательства, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, и если это одновременно возможно без ущерба для доказывания, соответственно либо возвращаются законному владельцу (подпункт «б»), либо передаются для реализации (подпункт «в»). Однако передача предмета, признанного вещественным доказательством, для реализации возможна только при тех условиях, что: а) собственник или иной законный владелец предмета неизвестен, либо данный предмет не имеет или в силу закона не может иметь в качестве собственника данное лицо (вещи, ограниченные в обороте), либо представляет собой вещь, от права собственности на которую собственник отказался; б) отсутствует опасность причинения передачей имущества для реализации ущерба доказыванию по делу: например, все необходимые следственные действия в отношении данного вещественного доказательства совершены, оно должным образом зафиксировано, взяты образцы, достаточные для его сравнительного исследования и т.д. В противном случае предмет, который нет возможности хранить при уголовном деле, должен быть передан на хранение третьему лицу, способному обеспечить его доступность и сохранность.

Если названные условия отсутствуют, то предмет должен передаваться именно законному владельцу — на основании подпункта «б» пункта 1 части второй данной статьи. Иное означало бы произвольное и не опирающееся на какие-либо рациональные и правовые основания решение об отчуждении имущества собственника или иного законного владельца, известного следователю, дознавателю или суду, что противоречит статье 55 Конституции Российской Федерации (часть 3), согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

При этом законный владелец считается установленным, если имеются доказательства права собственности или иного титульного владения на данное имущество и отсутствует спор относительно права на него, подлежащий разрешению в порядке гражданского судопроизводства, т.е. не заявлен и не принят к рассмотрению в установленном порядке гражданский иск в уголовном деле или в гражданском или арбитражном суде. Естественно, что при наличии гражданско-правового спора вещественное доказательство не может быть передано и для реализации.

Следует учитывать Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2008 N 9-П по делу о проверке конституционности положений ст. 82 УПК РФ в связи с жалобой гр. В.В. Костылева, которым были признаны неконституционными взаимосвязанные положения подпункта «в» пункта 1 части 2 и части 4 статьи 82 УПК РФ, предусматривающие, что вещественные доказательства в виде предметов, которые в силу громоздкости или иных причин нельзя хранить при уголовном деле, могут быть реализованы на основании постановления дознавателя, следователя или судьи. При этом необходимым условием лишения собственника или законного владельца его имущества, признанного вещественным доказательством, в данном Постановлении провозглашено наличие вступившего в законную силу приговора уголовного суда, в котором и должен быть решен вопрос об этом имуществе как вещественном доказательстве. И лишь в случае, когда имеется спор о праве на это имущество, уголовный суд не может включать в приговор решение относительно его принадлежности — она определяется в этом случае решением гражданского суда по иску заинтересованной стороны. Однако названное Постановление не дало ответа на ключевой вопрос: что же все-таки органу предварительного расследования делать с имуществом, признанным вещественным доказательством, если оно по объективным причинам не может храниться при деле (корабль, самолет и т.п.), но не может быть также передано и на ответственное хранение его владельцу или третьим лицам (например, ввиду неизвестности владельца либо слишком высокой стоимости издержек по хранению и т.д.)? Ведь иногда ожидание приговора суда, которым была бы решена судьба этого имущества, может затянуться на долгое время, в течение которого оно, находясь без надлежащего присмотра, вероятнее всего будет повреждено или полностью утрачено. Решение гражданского суда по спору относительно этого имущества данной проблемы решить не может, т.к., во-первых, такое решение может появиться лишь после приговора уголовного суда, а во-вторых, в случае, предусмотренном подпунктом «в» пункта 1 ч. 2 ст. 82, никакого спора об имуществе быть не может, ибо речь в нем идет, как уже отмечалось выше, лишь о ситуациях, когда владелец неизвестен либо отказался от своего имущества и т.п.

Представляется, что по своей юридической природе правоотношения по передаче для реализации имущества, признанного в уголовном деле вещественным доказательством (подпункт «в» пункта 1 и подпункт «в» пункта 2 части 2 ком. статьи), в отличие от хранения вещественных доказательств, выходят за рамки предмета уголовно-процессуального регулирования. Действительно, такая реализация не является мерой, направленной на создание условий для принятия законного и обоснованного решения по уголовному делу; не связана ни с решением вопроса об уголовной ответственности лица в совершении преступления, ни с вопросом о возмещении вреда, причиненного преступлением, по предъявленному в уголовном деле гражданскому иску. Поэтому при решении вопроса о возможности передачи для реализации имущества, признанного в уголовном деле вещественным доказательством, надо учитывать положения не только уголовно-процессуального, но и гражданского и гражданского процессуального законодательства, в том числе главы 33 ГПК РФ о признании вещи бесхозяйной, в частности о том, что заявление о признании движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией, бесхозяйной подается в суд финансовым органом по месту нахождения вещи (ч. 1 ст. 290 ГПК РФ). То есть, если в силу каких-либо объективных причин невозможно продолжать хранение, к примеру, какого-либо громоздкого предмета, законный владелец которого неизвестен, следователь должен действовать через компетентный финансовый орган. Если же после признания вещи бесхозяйной законный владелец или лицо, которое в силу закона вправе стать владельцем, не найдется, право собственности может возникать у государства на основе решения суда об обращении в собственность бесхозяйной движимой вещи в силу приобретательной давности (ст. ст. 234, 125 ГК). С учетом сказанного названное Постановление Конституционного Суда по жалобе В.В. Костылева необходимо, на наш взгляд, толковать следующим образом: тогда, когда владелец имущества, признанного вещественным доказательством, известен (а именно так обстояло дело в случае В.В. Костылева), вопрос о лишении его имущества, отнесенного к числу вещественных доказательств, которые указаны в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 82 УПК, может быть решен только после рассмотрения уголовным судом дела по существу — приговором суда либо (при наличии спора о праве на это имущество) судебным решением в порядке гражданского (арбитражного) судопроизводства. При неизвестности владельца, отказе его от права собственности, либо если предмет не имеет или не может иметь собственника, судебная процедура должна быть иной, соответствуя порядку гл. 33 ГПК об определении судьбы бесхозяйного имущества.

3. Представляется, что смысл подп. «а» п. 2 ч. 2 ком. статьи состоит в том, что возвращение имущества его законному владельцу является одновременно и правом, и обязанностью дознавателя, следователя и суда при соблюдении следующих условий: а) возврат возможен без ущерба для доказывания; б) владелец имущества известен и не отказывается принять его обратно; в) имущество, согласно положениям ч. 3 ст. 81, не является орудием или иным средством совершения преступления, принадлежащим подозреваемому или обвиняемому, либо предметом, запрещенным к обращению. При соблюдении всех этих условий возвращение имущества его законному владельцу необходимо не только по просьбе последнего, но и по инициативе дознавателя, следователя, суда — когда хранение этих предметов затруднено или издержки по обеспечению специальных условий их хранения соизмеримы с их стоимостью. Это вытекает из требований п. 2 ч. 1 ст. 6, согласно которому одна главных целей уголовного судопроизводства состоит в защите личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод.

4. Ущерб, причиненный лицу изъятием и незаконным удержанием органами предварительного расследования или судом в качестве вещественного доказательства имущества, подверженного быстрой порче или моральному старению и в результате потерявшего в стоимости, может быть возмещен собственнику или иному законному владельцу при наличии условий, предусмотренных ст. ст. 1064, 1069 ГК РФ. В порядке ч. 3 ст. 133 УПК РФ такой вред возмещен быть не может, т.к. речь в этой статье идет о возмещении вреда, причиненного незаконным применением лишь мер процессуального принуждения. Последние же исчерпывающе перечислены в разделе IV УПК, а принуждение, связанное с удержанием доказательств, в их перечень не входит.

Вещественные доказательства в уголовном процессе Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Попова Надежда Анатольевна

In the article the author gives the definition of the theoretical concept and the gist of exhibit, which is the bearer of evidential information. Scientists’ views of the term «exhibit» have been revealed, terms «subject» and «means» being the basis of the definition of exhibit. The peculiarity of subjects to be visually seen and recognition of immovable property being an exhibit in connection with the realization of entitlement to it. Clauses which consider any exhibit not in isolation, as separate subjects attached to the case, but in the structure of the whole event, where material environment is considered as integral material object in a variety of its system and functional properties, connections and relations. Stages for a subject to come through before getting the status of an exhibit. Fixation of evidence as a system of actions to record in forms established by the law the facts relevant for correct resolution of case, for conditions, means and ways to discover and fix where record is legal basis for further evidence to enter upon the record. Legislative regulation of questions connected with keeping the exhibits.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Попова Надежда Анатольевна,

Exhibits in the criminal procedure

In the article the author gives the definition of the theoretical concept and the gist of exhibit, which is the bearer of evidential information. Scientists’ views of the term «exhibit» have been revealed, terms «subject» and «means» being the basis of the definition of exhibit. The peculiarity of subjects to be visually seen and recognition of immovable property being an exhibit in connection with the realization of entitlement to it. Clauses which consider any exhibit not in isolation, as separate subjects attached to the case, but in the structure of the whole event, where material environment is considered as integral material object in a variety of its system and functional properties, connections and relations. Stages for a subject to come through before getting the status of an exhibit. Fixation of evidence as a system of actions to record in forms established by the law the facts relevant for correct resolution of case, for conditions, means and ways to discover and fix where record is legal basis for further evidence to enter upon the record. Legislative regulation of questions connected with keeping the exhibits.

Текст научной работы на тему «Вещественные доказательства в уголовном процессе»

ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Popova N.A. Exhibits in the criminal procedure. In the article the author gives the definition of the theoretical concept and the gist of exhibit, which is the bearer of evidential information. Scientists’ views of the term “exhibit” have been revealed, terms “subject” and “means” being the basis of the definition of exhibit. The peculiarity of subjects to be visually seen and recognition of immovable property being an exhibit in connection with the realization of entitlement to it. Clauses which consider any exhibit not in isolation, as separate subjects attached to the case, but in the structure of the whole event, where material environment is considered as integral material object in a variety of its system and functional properties, connections and relations. Stages for a subject to come through before getting the status of an exhibit. Fixation of evidence as a system of actions to record in forms established by the law the facts relevant for correct resolution of case, for conditions, means and ways to discover and fix where record is legal basis for further evidence to enter upon the record. Legislative regulation of questions connected with keeping the exhibits.

Определение понятия и сущности вещественного доказательства в уголовном процессе связано с выявлением специфических черт, характеризующих данный вид доказательств.

Согласно п. 1 ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами являются любые предметы, а именно:

— Предметы, которые служили орудиями преступления.

— Предметы, которые сохранили на себе следы преступления.

— Предметы, на которые были направлены преступные действия.

— Имущество, деньги и иные ценности, полученные в результате преступных действий либо нажитые преступным путем.

— Иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Данный перечень свидетельствует об отнесении к вещественным доказательствам довольно широкого по своему разнообразию количества предметов, которые могут быть признаны вещественными доказательствами.

Данный перечень вещественных доказательств носит открытый, незавершенный характер, что затрудняет определение сущности вещественного доказательства и отграничения его от других видов доказательств

[1]. Поэтому необходимо определить теоретическое понятие вещественных1 доказа-

1 См.: Вещественный — 1. Состоящий из вещества, материальный, физический. 2. Состоящий из вещей, относящийся к вещам // Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 2003. С. 76.

тельств, тем более что в науке уголовного процесса к нему сложилось неоднозначное отношение.

В перечне источников доказательств «вещественные доказательства» обращают на себя внимание уже своим названием. С терминологической точки зрения налицо тавтология: источником доказательств служат вещественные доказательства, доказательства являются источником самих себя

[2]. Представляется, что правильнее было бы подразумевать под таким источником доказательств вещи, предметы, явления и их свойства.

Слово «вещь»2 означает всякий неодушевленный предмет. Применительно к вещественным доказательствам таковым будет являться вещь и ее свойства, ибо последние неотделимы от вещи, так как отображают стороны или моменты исследуемого события в виде следов воздействия, изменений и пр. [3].

Говоря о вещах как источниках доказательств, подразумевается, что эти вещи обладают такими свойствами, которые служат сведениями, имеющими значение для дела, т. е. доказательствами. Доказательством, таким образом, является не сама вещь, а ее свойства [4].

Вещественными доказательствами могут быть признаны предметы и признаки окружающего мира, в том числе так называемые следы, микроследы, жидкости, порошки, за-

2 См.: Вещь — 1. Всякое материальное явление, отдельный предмет, изделие и т. п. 2. То, что принадлежит к личному движимому имуществу. 3. Произведение науки, литературы, искусства. 4. Нечто, обстоятельство, явление // Ожегов С.И. Указ. соч. С. 76.

пахи, звуки, особенности человеческого голоса, если они могут служить средством доказывания обстоятельств совершенного преступления [5].

Предметы обладают многочисленными физическими свойствами (вес, размер, объем, форма, цвет, плотность и т. д.). Но содержание вещественного доказательства могут составить только те свойства и состояния предметов, которые, во-первых, находятся в объективных связях с обстоятельствами, подлежащими установлению по уголовному делу, во-вторых, неотделимы от предметов (следуют за ними), и, в-третьих, доступны непосредственному восприятию в процессе осмотра предмета.

Некоторые авторы предлагают вовсе исключить термин «вещественные доказательства». Вместо него употребить термин «материальные объекты любого физического состояния» (твердого, жидкого, газообразного и иного), которые могут служить источником информации, используемой в качестве доказательства по уголовному делу и одновременно критерием ее истинности.

«Вещественные доказательства представляют собой материальные объекты, для исследования которых подчас необходимы специальные познания специалиста. Материальные объекты невозможно представить в письменном виде. Следовательно, в качестве доказательств может быть представлена только информация о свойствах, признаках, важности материального объекта, о месте, времени его обнаружения и получения следователем, о действиях, совершенных с использованием этого объекта» [6].

Из этого следует, что в науке уголовного процесса прочно утвердилось положение, которое рассматривает любое вещественное образование не изолированно, в качестве отдельных приобщаемых к делу предметов, а в общей структуре материальной обстановки исследуемого события. При этом вещественная среда события рассматривается как целостный материальный объект во всем многообразии его системных, функциональных и иных свойств, связей и отношений [7].

Таким образом, вещественные доказательства необходимо рассматривать как предметы, бывшие частью той среды, в которую преступлением либо иными установленными по делу событиям внесены (или долж-

ны быть внесены) какие-либо изменения [8]. Поэтому термины «предметы» и «средства», положенные в основу определений вещественных доказательств, не раскрывают современного содержания этих понятий и нуждаются в уточнении и конкретизации.

В самом общем виде вещественные доказательства представляют материальные следы преступления или иного расследуемого деяния. В качестве них выступают предметы материального мира, которые подвергались в результате расследуемого события какому-либо видоизменению, перемещению или были созданы преступными действиями. В этом случае доказательственное значение имеют их физические свойства (например, размер и конфигурация следа), местонахождение (например, похищенная вещь обнаружена у обвиняемого) либо факт их создания (изготовления) или видоизменение (например, фальшивая монета, поддельный документ и т. п.). Таким образом, вещественные доказательства являются носителями доказательственной информации, но эта информация содержится в них в естественной форме [9].

Однако не все «любые предметы» могут выступать в качестве вещественных доказательств. Особенность предметов как вещественных доказательств подразумевает возможность их визуального наблюдения, осмотра, изъятия, фиксации их признаков. В этой связи представляется весьма затруднительным провести указанные операции с такими материальными явлениями, как, например, электроэнергия, микроволны, радиочастоты и т. д. Достаточно сложно стоит вопрос о признании вещественными доказательствами недвижимого имущества в связи с реализацией на него прав (ст. 130 ГК РФ). В первую очередь, это касается земельных участков, недр, обособленных водных объектов [10]. Поскольку указанные объекты признаются предметами и могут нести на себе следы преступления (например, вырубки, загрязнения и т. д.), они могут быть признаны вещественными доказательствами. Вместе с тем, когда объектом преступного посягательства является не объект недвижимости, а право на него (например, приобретение права на земельный участок путем обмана или злоупотребления доверием), признание его вещественным доказательством будет неправомерно.

Кроме того, определение вещественных доказательств как любых предметов материального мира противоречит дальнейшей формулировке текста ст. 81 УПК РФ, которая довольно подробно излагает видовую определенность предметов и ценностей, увязав ее с причастностью к преступлению. При этом законодатель не берет в расчет предметы, которые характеризуют обстановку места происшествия и которые в дальнейшем будут способствовать законности и объективности производства следственных действий. Например, некоторые предметы хотя и не были похищены из квартиры, а также не были орудием и не несут на себе следы преступления и т. д., но своим присутствием и ассоциативными связям могли и могут повлиять на воспроизведение картины механизма совершения преступления, на создание обстановки места происшествия. Ст. 181 УПК РФ прямо говорит, что следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. Под обстановкой следует понимать предметы материального мира, их расположение на месте происшествия, а также освещенность, температуру и т. п., которые имело место происшествия в момент совершения преступления и которыми, образно говоря, надлежит «обставить» место проведения следственного эксперимента. В таких случаях есть необходимость в сохранении различных предметов, которые своим присутствием воспроизведут обстановку условия и возможность выполнения тех или иных действий, в том числе зрительные ассоциации, которые помогут исполнителю деяния воспроизвести характер и механизм действий при эксперименте. В этой связи закон не запрещает признавать вещественными доказательствами по делу предметы домашней утвари с запрещением их изъятия, передачи, продажи и т. д. до разрешения уголовного дела [11].

Таким образом, доказательством является вещь и ее неотделимые свойства. Теория доказательств формулирует следующие основания для отнесения материального объекта к числу вещественных доказательств:

1) отображение в нем признаков, характеризующих личность участников события (указывающих на конкретное лицо) и орудие (оружие), применявшееся ими (так называе-

мый вещественный характер, материальность объекта);

2) отображение в нем условий, в которых происходило событие (обстановка места происшествия), другими словами, способность предмета содействовать установлению наличия или отсутствия того или иного элемента состава преступления;

3) наличие в нем (на нем) изменений, связанных с событием, т. е. наличие прямой или косвенной связи с расследуемым преступлением;

4) принадлежность определенному лицу, если этот факт имеет значение для дела;

5) использование участниками события;

6) обнаружение в определенном месте или в определенное время, если этот факт имеет значение для дела.

7) относящаяся к делу информация отражается на предмете (документе) не в момент производства следственного действия, а за рамками уголовного процесса.

8) в процессе отражения на предмете или документе сведений, имеющих отношение к делу, не вовлечено сознание человека.

Вещественное доказательство имеет сложную структуру и будет считаться таковым, если на лицо (в совокупности) три компонента.

1) следы, отпечатки, особое расположение, состояние или иные изменения, возникшие у предмета или на нем в результате события преступления;

2) сам предмет — носитель этих изменений, свойств, следов и пр., изъятый из обстановки;

3) сообщение, описывающее обстановку, в которой находился этот предмет, условия, при которых он был изъят и приобщен к делу, и признаки самого предмета [3, с. 95].

Отсутствие хотя бы одного из названных компонентов ведет к тому, что вещественного доказательства как одного из видов доказательств нет.

Таким образом, под вещественными доказательствами следует понимать образовавшиеся вне рамок уголовного судопроизводства явления или предметы материального мира, отвечающие признакам относимости, допустимости, достоверности и достаточности, сохранившие следы преступления, предназначенные для осмотра, фиксации и изъятия.

В юридической литературе доминирует точка зрения о приоритете вещественных доказательств перед другими видами доказательств в уголовном процессе. Приоритетность предметов материального мира со следами преступления тем предпочтительней, что они рассказывают о событии преступления без эмоциональной окраски и искажений. Не зря теория доказательств уголовного процесса называет вещественные доказательства и «немыми», и «говорящими свидетелями», поскольку они не обладают способностью преднамеренно исказить нашедшие на (в) них отражение следы совершения преступления [12, с. 634]. УПК РСФСР не случайно ранее именовал доказательства фактическими данными, т. е. сведениями о факте объективной действительности. Образно говоря, мы получаем сведения через сетчатку глаз правоохранительного органа, а не из комплексных ощущений очевидцев иных свидетельств.

Разумеется, показания свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых и т. д. более всесторонне и объемно рисуют картину события преступления. Однако, как показывает практика, даже абсолютно незаинтересованный в деле и справедливый свидетель или иной участник уголовного дела может объективно заблуждаться, давая показания об обстоятельствах совершенного преступления. Не случайно закон требует производить оценку любых доказательств с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а также «установления их источников» (ст. 87 УПК РФ). Изложенное позволяет утверждать, что все виды доказательств в уголовном процессе имеют свои особенности. Каждое доказательство ценно и неповторимо.

В литературе нет единого мнения о том, с какого момента предметы становятся вещественными доказательствами. Многие авторы таковым считают вынесение постановления о приобщении их к делу. «Тот или иной предмет приобретает «статус» вещественного доказательства, если имеются протоколы обнаружения и осмотра этого предмета, если вынесено постановление о приобщении этого предмета к делу в качестве вещественного доказательства и, наконец, если сам этот предмет имеется в наличии» [13]. При этом утверждается, что только совокупность указанных

элементов обуславливает превращение объекта, могущего быть вещественным доказательством, в вещественное доказательство.

Закон не определяет время, в течение которого должно быть вынесено это постановление. Поэтому некоторые специалисты указывают, что это должно быть сделано сразу же после обнаружения предмета и составления предположительного суждения о наличии в нем признаков преступления [13].

На наш взгляд, признание предмета вещественным доказательством определяется не в момент вынесения постановления о приобщении, а в момент обнаружения, осмотра либо исследования предмета. Именно в результате оценки полученных при этом данных выясняется, является ли предмет вещественным доказательством [8, с. 15]. Не случайно закон говорит о приобщении к делу не предмета, а самого вещественного доказательства; осмотр места происшествия производится в целях обнаружения вещественных доказательств, а не предметов, которые в последующем могут ими стать. Представляется, что это связано с тем, что в ходе изъятия предметов происходит их фактический осмотр и оценка, позволяющие отнести их к вещественным доказательствам. Само же постановление не меняет сути предмета как носителя информации, а только констатирует решение субъекта доказывания о приобщении его к делу.

Однако при расследовании уголовного дела, особенно в начале, в него вводится множество предметов, связь которых с событием преступления в дальнейшем не подтверждается. Поэтому, думается, что на первоначальном этапе расследования изымаются не вещественные доказательства, а предметы, которые претендуют быть таковыми, и многие ими не становятся, поскольку связь их с событием преступления не подтверждается либо они не приобретают статус доказательства в силу иных объективных и субъективных причин.

Исходя из этого, возможно считать вещественным доказательством не любой предмет, а лишь имеющий значение в связи с действиями, относящимися в исследуемому событию, или при наличии на нем признака прямого или косвенного отношения к расследуемому событию, или находящийся с породившими его фактами в генетической,

временной и пространственной связях, которые включают в себя следующее:

а) признаки, характеризующие личность участников события и орудия, применявшиеся ими;

б) условия, в которых происходило событие;

в) изменения, связанные с ним;

г) принадлежность определенному лицу, если этот факт имеет значение для дела;

д) использование участниками события;

е) обнаружение в определенном месте или в определенное время, если этот факт имеет значение для дела [12, с. 638].

Формой сохранения и передачи информации служат протоколы обнаружения, изъятия вещественного доказательства и осмотра, а в необходимых случаях и материалы экспертного исследования.

Представляется, что для приобретения предметом статуса вещественного доказательства необходимо пройти три этапа:

Во-первых, должен быть процессуально оформлен факт обнаружения или получения предмета следователем (судом). Самым распространенным способом для этого является производство следственных действий. Кроме того, вещи могут быть представлены участниками процесса, гражданами, а также направлены предприятиями, учреждениями и организациями. Во всех указанных случаях должен быть оформлен соответствующий протокол или соответствующий официальный документ (сопроводительное письмо).

Во-вторых, вещественное доказательство должно быть осмотрено, подробно описано и по возможности сфотографировано.

И, в-третьих, вещественное доказательство должно быть приобщено к делу особым постановлением следователя или суда, после чего предмет или вещь приобретают статус вещественного доказательства [9, с. 113; 14].

Вещественное доказательство само по себе не может использоваться в доказывании. Доказательства — это информация о месте и времени его обнаружения, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, обыска, выемки; о его признаках, отмеченных в протоколе осмотра; нередко -данные, содержащиеся в заключениях экспертов и протоколах опознания и т. д. Субъектам доказывания необходимо предпринять весь комплекс мер, направленный на извлечение информации.

В целях выполнения процессуальных требований, изложенных в законе, в протоколе описываются все действия следователя, а равно все обнаруженное при производстве следственного действия в той последовательности, как производится действие. По общему правилу все протоколы следственных действий составляются на основании требований ст. 166 УПК РФ. В них указывается:

— общая характеристика места нахождения вещественного доказательства;

— методы и технические средства обнаружения вещественного доказательства;

— месторасположение вещественного доказательства (расстояние от двух относительно неподвижных ориентиров);

— форма (конструкция, контур), размеры, цвет и особенности вещественного доказательства [15];

— способ изъятия (в натуре, с предметом, с частью предмета, перекопирован на пленку, изготовлен слепок и т. д., цвет пленки, материал слепка);

— упаковка вещественного доказательства (во что упакован и какой печатью опечатан, какие надписи сделаны на упаковке, чьими подписями заверены). Например, изъятый с места происшествия стакан с отпечатками пальцев, по заключению эксперта, принадлежащими обвиняемому, в протоколе описан не был, отметки о его упаковке и опечатывании не имелось. И в жалобе указал, что на экспертизу был отправлен не тот стакан, который изъяли с места происшествия, а другой, из которого он пил воду в кабинете следователя, и это явилось одним из оснований к отмене приговора [16, 17].

Наука криминалистика вносит дополнительные рекомендации, направленные на развитие процессуальных требований к протоколу, особенно в части технического оформления.

Например, оформление фотоснимков должно слагаться из двух этапов: 1) оформление факта применения фотографии в процессе проведения того или иного следственного действия, т. е. отражение в протоколе средств, методов, приемов и условий фотосъемки, кто и в чьем присутствии произвел фотографирование; 2) оформление результатов фотографирования, т. е. самих фотоснимков (составление фототаблиц с соответствующими пояснениями). Прилагаемые к про-

токолу снимки снабжаются пояснительными текстами. В тексте должно быть указано: к протоколу какого следственного действия они относятся, какие средства использовались при съемке, в каких условиях она производилась и какое количество кадров было использовано, кто производил фотографирование, кем составлена фототаблица и т. д. [18; 14, с. 143].

В протоколе также необходимо указывать технические характеристики аудио-, видеоаппаратуры и носителей, на которые записывается информация, факт их прослушивания и просмотра. Видеозапись при осмотре вещественных доказательств рекомендуется применять, когда приходится осматривать большое количество объектов или использовать специальную терминологию для их иллюстрации [19].

Фиксация в протоколе порядка и результатов следственных действий есть документальное отражение в установленной законом форме всего обнаруженного и изъятого.

Осмотр предмета может быть произведен в ходе того следственного действия, при котором он был обнаружен и изъят. Но может быть и самостоятельным следственным действием — осмотр вещественного доказательства. В этом случае его результаты оформляются отдельным протоколом. В подобных ситуациях факт обстоятельства обнаружения предмета фиксируется в протоколе данного следственного действия (например, осмотра места происшествия, а факт и результаты его осмотра — в протоколе осмотра вещественного доказательства). Однако в первом протоколе признаки предмета должны найти такое отражение, чтобы не возникало сомнений, что в последующем осматривался именно он, а не иной предмет [20].

Р.С. Белкин определяет фиксацию доказательств как систему действий по запечат-лению в установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления. При этом протокол должен быть точным, последовательным, полным, объективным, целеустремленным [21, 22].

Для фиксации предметов и документов, на наш взгляд, необходимы наглядность, четкость и ясность отражения родовых и индивидуальных признаков. Это определяется

материальной природой самих предметов и документов. При этом оптимальный способ фиксации — изъятие в натуре. Однако такое изъятие не всегда возможно, и следователи в силу необходимости вынуждены изготавливать в ходе следственных действий материальные модели: слепки, отпечатки, оттиски. Распространенный прием графической фиксации — составление плана.

С.А. Шейфер указывает, что протокол также служит правовой основой для применения факультативных средств фиксации, что не умаляет их доказательственного значения [23].

Протоколы являются процессуальной базой для последующего приобщения к делу обнаруженных в ходе следственных действий доказательств, в том числе и вещественных. Вследствие этого закон требует вынесения специального постановления о приобщении объекта в качестве вещественного доказательства, в котором необходимо указывать название приобщаемого объекта, его характерные особенности, кем, в каком порядке, когда и где он изъят или представлен (со ссылкой на соответствующий протокол). А также значение данного предмета для расследуемого дела и обстоятельства, к которым он относится.

Немаловажным является и законодательное урегулирование вопросов хранения вещественных доказательств. Этот вопрос подробно регламентирован ст. 82 УПК РФ, Инструкцией «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия дознания и судами» [24], постановлением Правительства РФ от 20 августа 2002 г. № 620 «Об утверждении Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или по уголовном деле затруднительно» и приказами соответствующих министерств «Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществе, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения» [25].

Как правило, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле до вступления приговора в законную силу либо до истечения срока обжалования постановления о прекращении дела и передаваться вместе с уголовным делом. Если имеется спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, и он подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, то оно должно храниться до вступление в силу такого решения суда.

Порядок хранения вещественных доказательств зависит от их характеристики (вида, объема, количества); от важности и значения для процесса доказывания; от возможности длительного хранения и других обстоятельств.

Для первой группы вещественных доказательств в виде предметов, которые в силу громоздкости или иных причин не могут храниться при уголовном деле, в том числе для больших партий товаров, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, УПК РФ предусмотрел несколько вариантов действий следователя.

В частности, они могут храниться в месте, указанном дознавателем или следователем (например, автомашины целесообразно хранить на автостоянке органов ГИБДД или на других охраняемых стоянках). В любом случае, помещая вещественные доказательства за пределами своего кабинета или служебного здания, следователь должен убедиться в том, что выбранное им место обеспечит сохранность имущества. Передача такого имущества всегда должна сопровождаться оформлением соответствующих документов (акта приема-передачи, договора хранения и т. д.).

Кроме того, они могут быть на основании постановления возвращены владельцам, если это возможно без ущерба для доказывания [26]. На практике очень часто применяется возвращение имущества его владельцу. Но в любом случае изъятые вещи, возвращаемые владельцу, должны быть осмотрены, сфотографированы или сняты на видеопленку. При получении своих вещей собственник дает расписку с составлением описи полученного имущества и обязуется нести ответственность за сохранность полученного имущества до вступления приговора суда в силу.

Далее вещественные доказательства могут быть на основании постановления переданы для реализации в порядке, установленном Правительством РФ (денежные средства зачисляются на депозитный счет органа, принявшего такое решение, и хранятся до вступления приговора в законную силу или истечения срока обжалования постановления или определения о прекращении уголовного дела). Однако к принятию такого решения следует прибегать в исключительных случаях. Нередко владельцы имущества настаивают на его возврате или считают, что имущество реализовано по заниженной цене.

Следующая группа вещественных доказательств — скоропортящиеся товары и продукция, а также имущество, подверженное быстрому моральному старению, — могут быть переданы владельцам на основании постановления либо реализованы в порядке, установленном Правительством РФ, либо уничтожены с составлением протокола в порядке ст. 166 УПК РФ, если они пришли в негодность1.

Мы полагаем, что в данном постановлении необходимо обосновать невозможность возврата и указать на качественные характеристики товара и продукции (скоропортящаяся или подверженная быстрому моральному старению).

Во всех случаях, когда вещественное доказательство хранится отдельно от материалов уголовного дела, следует в ходе осмотра произвести его фото-, кино- или видеосъемку, приобщив к материалам дела соответствующий материальный носитель информации о вещественном доказательстве. При этом надлежит указать на применение масштабной съемки в трех ракурсах. Это позволит наиболее точно судить об индивидуальных признаках вещественного доказательства.

Изъятые из незаконного оборота этиловый спирт, алкогольная и спиртсодержащая продукция, а также предметы, длительное хранение которых опасно для жизни и здоро-

1 Постановлением Правительства РФ от 20.08.2002 г. было утверждено Положение «О хранении и реализации предметов и документов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно». В соответствии с ним Постановление о передаче вещественных доказательств для реализации должно выноситься в отношении скоропортящихся товаров и продукции, а также имущества, подверженного быстрому моральному старению.

вья людей или для окружающей среды, после проведения необходимых исследований передаются для их технологической переработки или уничтожаются, о чем составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166 настоящего Кодекса. Что касается денежных средств и иных ценностей, изъятых при производстве следственных действий, то они могут храниться при уголовном деле, если индивидуальные признаки денежных купюр имеют значение для доказывания, либо должны быть сданы в банк или иную кредитную организация для хранения.

11 декабря 2002 г. постановлением Правительства РФ № 883 было утверждено Положение о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, не отвечающих государственным стандартам и техническим условиям этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции [27]. Согласно Положению указанная продукция передается Российскому фонду федерального имущества (его отделениям) (далее — РФФИ) на основании акта приема-передачи уполномоченным на изъятие из незаконного оборота либо на исполнение решения о конфискации государственным органом. Далее эта продукция передается организации, которая был определена на конкурсной основе территориальными отделениями РФФИ, Министерства по налогам и сборам и заинтересованным органом исполнительной власти субъекта РФ. Переработка и уничтожение осуществляется под контролем территориальных налоговых органов.

Следующая группа вещественных доказательств — деньги и иные ценности, изъятые при производстве следственных действий, должны быть сданы на хранение в банк (иную кредитную организацию) или могут храниться при уголовном деле, если индивидуальные признаки депозитных купюр имеют значение для доказывания (помеченные купюры, купюры с переписанными номерами).

Иные условия хранения, учета и передачи отдельных категорий вещественных доказательств должны быть установлены Правительством Российской Федерации.

Уголовно-процессуальное законодательство обязывает следователя, дознавателя, прокурора и суд принять решение о судьбе

вещественных доказательств при прекращении уголовного дела (ст. 213 УПК РФ), при вынесении приговора, определения или постановления о прекращении уголовного дела (ст. 299, 309 УПК РФ). Это может быть сделано в соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ.

Хотя УПК РФ детально регламентировал порядок хранения вещественных доказательств, некоторые его положения, на наш взгляд, противоречат Конституции РФ. Например, право следователя, дознавателя, прокурора реализовать отдельные виды вещественных доказательств противоречит Конституции РФ, в частности. Положением о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Эту принципиальную позицию неоднократно подтверждал Конституционный суд РФ при рассмотрении конкретных дел.

Думается, что решение о реализации либо уничтожении какого-либо имущества, являющегося вещественным доказательством, должен принимать только суд по ходатайству органов расследования или прокурора с участием заинтересованных лиц. Такое предложение продиктовано необходимостью более надежной защиты имущественных прав владельцев изъятого имущества и необходимостью исключить возможности для нарушения закона и злоупотреблений при реализации или уничтожении имущества.

Таким образом, в качестве вещественных доказательств в уголовном процессе могут выступать различные по происхождению и материальному воплощению объекты, которые объективно связаны с фактами, имеющими значение для расследования дела, и прошли все ступени процессуального оформления, установленного законом, порядок хранения и судьба которых зависят от их свойств, требований закона и значения не только для расследуемого дела, но практики борьбы с преступностью..

1. Доля Е.А. // Комментарий к Уголовно-проце-суальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М., 2002. С. 211-212.

2. Белкин Р. С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С. 15.

3. Шекшуева О.Н. Некоторые аспекты теории доказательств в уголовном процессе. М., 2001. С. 94.

4. Белкин А.Р. Теория доказывания (криминалистические и оперативно-розыскные аспекты): дис. . д-ра юрид. наук. Воронеж, 2000. С. 22.

5. Малков В.П. // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. В.И. Радченко. М., 2004. С. 263.

6. Комлев Б. // Законность. 1994. № 12. С. 4.

7. Вещественные доказательства: Информационные технологии процессуального доказывания / под общ. ред. В.Я. Колдина. М., 2002. С. 3.

8. Селиванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971. С. 11.

9. Орлов Ю.К. Уголовный процесс / под общ. ред. П.А. Лупинской. М., 1997. С. 183-184.

10. Будников В.Л. // Российская юстиция. 2005. № 7. С. 12.

11. Смирнов П.В. // Российский следователь. 2003. № 12. С. 21.

12. Теория доказательств в советском уголовном процессе / отв. ред. Н.В. Жогин. М., 1973. С. 261.

13. Багаутдинов Ф.Н. // Прокурорская следственная практика. 2002. № 1-2. С. 124.

14. Белоусов А.В. Процессуальное закрепление доказательств при расследовании преступлений. М., 2001. С. 142-145.

15. Осмотр места происшествия / под ред. В.Ф. Статкуса. М., 1995. С. 66.

16. Ефимов И., Бабаева Э. // Социалистическая законность. 1987. № 7. С. 45.

17. Садыков Ф.Я. // Российская юстиция. 1997. № 1. С. 8-9.

18. Вагурина М.В., Егоров Н.П., Панжинский Ю.К. Основы криминалистической техники. Хабаровск, 2000. С. 11-12.

19. Методические рекомендации по применению видеозаписи при производстве следственных действий // Бюллетень ГСУ МВД СССР. 1987. № 1 (50). С. 87-93.

20. Бабурина И.Н., Колдин В.А., Гришин А.И., Громов Н.А. // Следователь. 2002. № 1. С. 35.

21. Белкин Р.С. Курс криминалистики: в 2 т. М., 1997. Т. 2. С. 119.

22. Белкин Р.С, Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С. 64.

23. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 1981. С. 113.

24. О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ. Ст. 4 // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (1 ч.). Ст. 4924.

25. Письмо Минюста РФ от 19 февраля 2002 г. № 07/1599-ЮД // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2002. № 4.

26. Письмо Генеральной прокуратуры РФ от 11 мая 1995 г. № 15-6-95 «О порядке возвращения законным владельцам похищенных транспортных средств».

27. Российская газета. 2002. 19 дек.

Поступила в редакцию 14.09.2006 г. Принята к печати 20.10.2006 г.

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ ЧЕЛОВЕКА, СОВЕРШЕННЫЕ ПУТЕМ ИСТЯЗАНИЯ

Logunova O.S. Legal problems concerning qualification of crimes against human being’s health committed while tormenting. Tormenting is of special interest. The necessary feature of the crime is particular cruelty, ruthlessness, callousness. The victim suffers greatly physically and psychologically. The author suggests setting up the criminal responsibility for tormenting in a separate article of the Criminal Code of Russian Federation. In order to do that it is necessary to add a new article 301-1 of the Criminal Code of Russian Federation. The author proposes to exclude such a qualifying feature as “tormenting” from the article 117 of the Criminal Code and to exclude the explanatory note to the article. So, criminal legislation of Russian Federation in the question of qualifying tormenting will correspond to international norms (in particular, to Convention 1984) and this will allow to qualify correctly the actions of the guilty.

Конституция РФ провозглашает право каждого человека на жизнь и здоровье. Правовая охрана данных прав закреплена различными отраслями права. Уголовный закон устанавливает ответственность за посягательства на здоровье человека. В качестве

одного из таких преступлений Уголовный кодекс рассматривает истязание.

Истязание как самостоятельное преступление было впервые предусмотрено в Уголовном Кодексе РСФСР 1960 г., т. е. достаточно поздно. Но первые упоминания о дан-