Существенное нарушение норм материального права это

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Содержание:

Существенное нарушение норм материального права это

Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

Основания для отмены или изменения судебных постановлений по гражданским делам в кассационном порядке

Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

Основания для отмены и изменения судебных постановлений в кассационном порядке предусмотрены ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Такими основаниями являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В данной статье понятие «судебное постановление» понимается в широком смысле этого слова. Таковым может быть и решение (судебный приказ мирового судьи), и определение, любого суда общей юрисдикции, за исключением судебных постановлений Верховного Суда Российской Федерации.

Примером существенного нарушения норм процессуального права признается:

рассмотрение дела при неявке ответчика, в отношении которого отсутствуют сведения об его извещении;

неразъяснение заявителю последствий отказа от жалобы;

нерассмотрение одной из кассационных жалоб;

единоличное разрешение дела, подлежащего коллегиальному рассмотрению;

нарушение требований ст. 198 ГПК РФ, выразившееся в неотражении в решении сведений о доказательствах, на которых основан вывод суда, мотивов принятого решения, а также в отсутствии в резолютивной части решения выводов суда об удовлетворении (отказе в удовлетворении) встречного иска;

отсутствие в определении кассационной инстанции, оставившей кассационную жалобу или представление прокурора без удовлетворения, мотивов признания доводов лица, принесшего жалобу, или прокурора неправильными или не являющимися основанием для отмены решения;

ненаправление судом, вынесшим решение, хотя бы одной из апелляционных жалоб в суд, рассматривающий гражданское дело в качестве апелляционной инстанции;

неизвещение представителя стороны, подавшего апелляционную жалобу, о дне слушания дела в суде апелляционной инстанции;

ненаправление судом первой инстанции в суд апелляционной инстанции своевременно поданной дополнительной апелляционной жалобы стороны;

нерассмотрение судом апелляционной инстанции одного из ходатайств ответчика, изложенного в апелляционной жалобе.

По смыслу ст. 387 ГПК РФ во взаимосвязи с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод существенным нарушением, являющимся основанием для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке, в отличие от оснований отмены судебных постановлений в апелляционном порядке, может быть признано не всякое нарушение норм материального и процессуального права из числа указанных в ст. 330 ГПК РФ.

Отмена или изменение судебного постановления в кассационном порядке допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

Принцип правовой определенности предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда кассационной инстанции на то, как должно было быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

В кассационном порядке решение может быть отменено в связи с существенным нарушением норм материального или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, а не с оценкой фактов.

Не может быть отменено в кассационном порядке правильное по существу решение, определение или постановление по одним лишь формальным соображениям.

Существенное нарушение норм права судами

Автор: Светлана Трошина

Существенное нарушение норм права судами

По установившейся традиционной практике суды выносят определения об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании с нарушением ст. 387 ГПК РФ, а именно с существенным нарушением норм процессуального права, которые приводят к существенным нарушениям норм материального права. Таким образом, нарушенные права истца, социально слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, судами не восстанавливаются. Истец фактически лишается права на судебную защиту по причине злоупотребления судами процессуальными правами.

Стороны гражданского процесса обязаны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК РФ). Для этого сторонам необходимо представить суду соответствующие документы. У вкладчика все документы, подтверждающие его правоту и выявляющие неправомерность действий банка, находятся в распоряжении ответчика — банка. Истец лишен возможности самостоятельно, помимо запроса суда, представлять в суд доказательства исковых требований. В соответствии с ч. 2 ст. 57 ГПК РФ суд выдает стороне запрос для получения доказательств или запрашивает доказательство непосредственно. Единственное требование закона — обоснованность ходатайства стороны гражданского процесса.

Часть 2 ст. 57 ГПК РФ носит императивный характер для суда. Однако суд незаконно отказывает истцу в удовлетворении ходатайства об истребовании документов от ответчика. Частные жалобы истца на определения суда об отказе в удовлетворении ходатайств о привлечении к делу третьего лица и об истребовании документов от ответчика незаконно и необоснованно оставляются судом без движения, без рассмотрения и возвращаются истцу.

В соответствии с действующим законодательством именно суд первой инстанции назначает рассмотрение жалобы участника процесса в кассационной инстанции.
Суд выносит определение об оставлении частной жалобы на выделение части исковых требований в отдельное судопроизводство без движения. Названным определением устанавливаются обязанности ответчиков принести на дату судебного заседания возражения на частное определение истца. При этом частная жалоба истца на определение суда о выделении части дела в отдельное производство не направляется в кассационную инстанцию для рассмотрения по существу. И как следствие этого, связанные между собой исковые требования разделяются, и соответчики разделяются по разным судопроизводствам.

Судам следует иметь в виду, что отсутствие возражений ответчиков на частную жалобу не является основанием для отказа в назначении дела в кассационную инстанцию. Возражения ответчиков — это право, а не обязанность, которая может быть реализована в соответствии со ст. 344 ГПК РФ не только в суде первой инстанции, но и в кассационной инстанции тоже. Определение судьи об оставлении частной жалобы без движения в названном случае — это процессуальное злоупотребление судьи, поскольку вынесен судебный акт, который является препятствием восстановлению прав истца в суде. Часть 3 ст. 431 ГПК РФ об оставлении частной жалобы истца без движения предусматривает возможность отмены названного определения суда.

Суд первой инстанции злоупотребляет принципом относимости доказательств (ст. 59 ГПК РФ). Суд, не выходя в судебный процесс, не приступая к рассмотрению материалов гражданского дела, решает вопрос о том, какие доказательства примет, имеют ли значение эти доказательства для рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Статья 58 ГПК РФ предусматривает возможность осмотра и исследования доказательств по месту их нахождения с уведомлением об этом сторон гражданского процесса лишь в том случае, когда доставка доказательств в суд затруднена. При проведении процессуальных действий судом составляется протокол.

Письменные доказательства (ст. 71 ГПК РФ), а именно выписки со счета вкладчика банка, должны представляться в суд в подлиннике или в виде заверенной копии. Исследуемые письменные доказательства в судебном заседании оглашаются и предъявляются лицам, участвующим в деле, представителям этих лиц, а в необходимых случаях свидетелям, экспертам, специалистам. После этого лица, участвующие в деле, могут дать объяснения. В случае заявления о том, что имеющиеся в деле доказательства являются подложными, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 136 ГПК РФ). Доказательства, представленные сторонами гражданского процесса, исследуются в судебном заседании. Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Таким образом, отказывая в ходатайстве о выдаче судебного запроса, не приступая даже к разрешению иска в судебном заседании по существу, суд предрешает вопрос об отказе в исковых требованиях, хотя ч. 2 ст. 67 ГПК РФ гарантирует, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Частные жалобы, принесенные на определения суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств и об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, судом первой инстанции возвращаются стороне гражданского процесса. Сторона гражданского процесса лишается возможности доказывания.

Отказ в истребовании доказательств, подтверждающих исковые требования, и отказ в привлечении третьего лица, а также возврат частных жалоб фактически исключает дальнейшее движение дела (ч. 1 ст. 3, п. 2 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ). Сторона гражданского процесса лишается возможности участвовать в гражданском процессе, а лишь пассивно присутствует в судебном заседании.

Возврат частных жалоб предусмотрен только в случае ст. 342 ГПК РФ, поэтому причины для возвращения частных жалоб у суда по другим основаниям не имеется. Таким образом, определения суда первой инстанции о возврате частных жалоб выносятся с существенным нарушением ст. 134, 220, 222, 342 ГПК РФ.

Определениями суда первой инстанции существенно нарушается единство судебной практики — пп. 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», где установлено, что судья первой инстанции должен оказывать содействие в истребовании доказательств, если самостоятельное истребование стороной доказательств затруднено. В материалах гражданских дел, как правило, имеются доказательства, подтверждающие невозможность истребовать доказательства истцом от ответчика (например, письма ответчика с отказом предоставить информацию с собственного счета истца по вкладу).

Решение суда первой инстанции об отказе в исковых требованиях мотивируется отсутствием в материалах дела выписки со счета банка на дату рассмотрения иска в суде. Суд отказывает истцу во взыскании процентов по вкладу, а также ставки рефинансирования за период неправомерного удержания вклада банком. При этом суд злоупотребляет принципом допустимости доказательств (ст. 60 ГПК РФ), даже не принимая во внимание показания самого банка-ответчика о том, что на момент рассмотрения гражданского иска в суде денежная сумма удерживаемого банком вклада в полном размере находится на счете истца в банке, но проценты на эту сумму не начисляются.

Определениями кассационной инстанции отказывается в удовлетворении названных частных жалоб истца. Суд оставляет их фактически без рассмотрения, по существу по надуманной причине, что на данные определения суда частные жалобы не подаются, и процессуальное производство по таким жалобам прекращается. При этом судом второй инстанции существенно нарушаются ст. 365, 220, 222 ГПК РФ, поскольку основания для прекращения производства по делу и оставления частной жалобы без рассмотрения, предусмотренные законом, отсутствуют.

В кассационных определениях существенно нарушаются нормы процессуального права ст. 371 ГПК РФ, и, как результат, возникает нарушение единства судебной практики, поскольку допускается ошибочное толкование п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», а именно суды превышают свои процессуальные полномочия, заведомо расширяя перечень определений первой инстанции, на которые частные жалобы не подаются, включая в данный исчерпывающий перечень определение об отказе в истребовании доказательств.

Кассационными определениями создаются благоприятные условия для нарушения принципа состязательности сторон гражданского процесса, поскольку существенно нарушаются ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149 ГПК РФ.

Судами существенно нарушается ст. 46 Конституцией РФ, ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, гарантирующая всесторонность, полноту, объективность исследования доказательств, поскольку доказательства оцениваются судом односторонне в пользу ответчика-банка.

В результате неисполнения процессуальной обязанности кассационной инстанции по отмене решения суда вступает в законную силу незаконное и необоснованное решение, постановленное судом первой инстанции, с существенными нарушениями материальных норм права: ст. 856, 866, ч. 4 ст. 840, ст. 395, 837, 838, 839 ГК РФ, гарантирующих клиенту банка выплату процентов по вкладу, своевременность зачисления денежных средств на счет вкладчика, а также устанавливающих ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и за невыплату процента по вкладу, и невозвращение суммы вклада.

Определением надзорной инстанции существенно нарушаются нормы процессуального и материального права. Судом в нарушение п. 1 ст. 383 ГПК РФ не приводятся мотивы, по которым решение первой и определение кассационной инстанций отставлены в силе. Кроме того, судами ошибочно применяется и истолковывается пункт «о» ст. 71 Конституции РФ. Судам следует иметь в виду, что обжалование судебных актов производится сторонами судебного процесса исключительно только в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса РФ.

Определением надзорной инстанции ошибочно ограничительно толкуется часть 1 ст. 371 ГПК РФ, таким образом, нарушается единство судебной практики, пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 12 от 24 июня 2008 года «О применении судами норм ГПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», пункты 7, 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 от 24 июня 2008 года «О подготовке гражданского дела к судебному разбирательству», гарантирующие истребование судом доказательств, если стороной гражданского процесса самостоятельное предоставление доказательств затруднено.

Судам следует иметь в виду, что в постановлениях пленумов Верховного Суда Российской Федерации № 11 и № 12 ссылка на ч. 2 ст. 371 ГПК РФ производится только в отношении определений суда об истребовании доказательств. Под данный перечень определений, подлежащих возврату, иные определения об отказе в истребовании доказательств не подпадают. Другими словами, имеется ограничение в подаче частной жалобы на определение суда об истребовании письменных доказательств из банка-ответчика, но отсутствует запрет на обжалование определения суда об отказе в удовлетворении ходатайства о выдаче судебного запроса на истребование документов из банка-ответчика.

Последствием существенного нарушения судом надзорной инстанции норм процессуального права — ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, ст. 6, 12, 56, 57, 150, 149, ст. 371 ГПК РФ — является существенное нарушение норм материального права — ст. 46 Конституции РФ. Истец фактически лишается права на судебную защиту, и поэтому восстановление нарушенных прав истца становится невозможным. Поскольку неверно применяется и толкуется судами пункт «о» ст. 71 Конституции РФ, а также существенно нарушены нормы гражданского права — ст. 395, ч. 4 ст. 840, 856, 866, 837, 838, 839 ГК РФ, то гарантии выплаты процентов по вкладу, своевременном зачислении денежных средств на счет вкладчика, нормы, устанавливающие ответственность банка в размере ставки рефинансирования за несвоевременное зачисление денежных средств и невыплату процента по вкладу, а также невозврат вклада — все они теряют свою практическую значимость для вкладчика. Таким образом, гражданско-правовые процессуальные и материальные нарушения, допущенные судами, создают благоприятные условия для совершения преступлений против собственности (ст. 159 и 160 УК РФ) служащими банка. Судьями допускаются злоупотребления процессуальными правами в гражданском процессе в пользу ответчиков — социально сильных сторон оспариваемых правоотношений.

Нарушения процессуального права могут быть исправлены в суде кассационной инстанции. Поскольку судом первой инстанции отказано истцу в истребовании доказательств от ответчика, то в соответствии со ст. 355 ГПК РФ, ч. 2, ч. 2 ст. 358 ГПК РФ кассационная инстанция вправе удовлетворить ходатайство истца об истребовании доказательств. Однако процессуальные нарушения не устраняются кассационной инстанцией.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 377, п. 1 ст. 383, ст. 387, п. 5 ч. 1 ст. 390, п. 2 ст. 389 ГПК РФ надзорная инстанция вправе отменить определения кассационной и надзорной инстанций, а также решение суда первой инстанции и вынести новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Однако судебные акты оставляются в юридической силе, несмотря на множественность нарушений материального и процессуального права.
При существенном нарушении норм материального и процессуального права судом нарушается ст. 3 Кодекса судебной этики, что позволяет ставить под сомнение объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия. Кроме того, нарушается ст. 4 Кодекса судебной этики в части беспристрастности судьи и защиты прав и свобод человека и гражданина. Названные статьи определяют смысл и содержание деятельности органов судебной власти, а нарушением данных статей попираются принципы общепризнанной морали, объективность и беспристрастность суда и социальной справедливости.

Верховному Суду Российской Федерации следует дать официальное буквальное ограничительное толкование пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 года № 12 «О применении судами норм гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде первой инстанции», в частности разъяснить: приносятся ли частные жалобы по ч. 1 ст. 371 ГПК РФ на определение суда первой инстанции об отказе в истребовании доказательств в подтверждение исковых требований, если предоставление истцом в суд доказательств затруднено; имеется ли обязанность у суда выдать участнику гражданского процесса судебный запрос в случае затруднения истребования участником гражданского процесса самостоятельно доказательств из организаций и от физических лиц. В разъяснения необходимо включить исчерпывающий перечень случаев, когда суды вправе (не обязаны) возвращать частные жалобы, подчеркивая, что данный перечень расширительному толкованию не подлежит, особо акцентируя внимание судов на том, что определение об истребовании доказательств и определение об отказе в истребовании доказательств имеют различную правовую природу, и последнее не подпадает под перечень определений суда, на которые частные жалобы не подаются, а поданные частные жалобы подлежат возврату.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 января 2014 г. N 67-КГ13-12 Суд отменил судебные акты, принятые по делу о взыскании страхового возмещения, и направил дело на новое рассмотрение, поскольку судом были допущены существенные нарушения норм материального права

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С., Кликушина А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Арзамасова А.Ю. к открытому страховому акционерному обществу «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения по кассационной жалобе Арзамасова А.Ю. на решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 29 октября 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Арзамасов А.Ю. обратился в суд с иском к ОСАО «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения. В обоснование заявленных требований указал, что 17 декабря 2008 г. между ним и ответчиком заключён договор страхования транспортного средства. В период действия договора страхования 19 мая 2009 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца получил механические повреждения. 21 мая 2009 г. им было подано извещение о наступлении страхового случая, после чего ответчиком автомобиль был направлен на автоэкспертизу, за проведение которой истец уплатил денежные средства в размере . рублей. 9 июня 2009 г. Арзамасов А.Ю. обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения и предоставил все необходимые документы, однако страховое возмещение выплачено не было.

Решением Центрального районного суда г. Новосибирска от 29 октября 2012 г. в удовлетворении исковых требований Арзамасова А.Ю. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2013 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Арзамасова А.Ю. поставлен вопрос об отмене указанных судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке решения Центрального районного суда г. Новосибирска от 29 октября 2012 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2013 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судами при разрешении данного спора.

Судом установлено, что дорожно-транспортное происшествие, в котором был повреждён автомобиль истца, имело место 19 мая 2009 г., а исковое заявление подано в суд 19 августа 2011 г., то есть спустя 2 года и 3 месяца после дорожно-транспортного происшествия.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Арзамасова А.Ю., суд указал, что истцом пропущен срок исковой давности, поскольку его следует исчислять со дня наступления страхового случая, то есть с момента повреждения застрахованного имущества в результате дорожно-транспортного происшествия.

С указанным выводом суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Между тем указанный вывод суда основан на неправильном применении норм материального права.

В соответствии со статьёй 966 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования составляет два года.

Согласно статье 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

После наступления страхового случая истец не мог знать о том, что страховщиком ему будет необоснованно отказано в выплате страхового возмещения.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 9 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 20, двухгодичный срок исковой давности по спорам, вытекающим из правоотношений по имущественному страхованию (статья 966 Гражданского кодекса Российской Федерации), исчисляется с момента, когда страхователь узнал или должен был узнать об отказе страховщика в выплате страхового возмещения или о выплате его страховщиком не в полном объеме, а также с момента истечения срока выплаты страхового возмещения, предусмотренного законом или договором.

Между тем судом не установлено, когда истец узнал об отказе ОСАО «Ингосстрах» в выплате ему страхового возмещения.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами при разрешении данного спора были существенно нарушены нормы материального права.

Допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены решения Центрального районного суда г. Новосибирска от 29 октября 2012 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2013 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 29 октября 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 29 января 2013 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Критерий существенности нарушений норм материального и процессуального права при осуществлении кассационного производства в гражданском процессе Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Бондаренко Тарас Алексеевич

Настоящая статья посвящена проблеме закрепления в главе ГПК РФ, регулирующей производство в суде кассационной инстанции , единого критерия существенности нарушений норм материального и процессуального права , а также вопросам определения содержания «ориентиров» как для заявителя, так и для суда, предусматривающих безусловную отмену судебных постановлений нижестоящих судов. Автор приходит к выводу, что нахождение в ГПК РФ таких устойчивых словосочетаний, как « существенные нарушения норм материального и процессуального права », и отсутствие их нормативного толкования значительно ограничивают реализацию права граждан на доступ к суду.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Бондаренко Тарас Алексеевич,

The Criterion of Significance of Violations of Material and Procedural Law in the Exercise of Cassation Appeal in Civil Proceedings

This article is devoted to the problem of fixing in the chapter of the Code of Civil Procedure of the Russian Federation, regulating the procedure in court of the cassation instance, a single criterion of significant violations of material and procedural law standards, as well as determining the content of “guidelines” for both the applicant and the court, providing for the unconditional cancellation of judicial decisions of lower courts. The Author comes to the conclusion that the presence in the Civil Procedure of the Russian Federation of such stable phrases as “significant violations of the norms of substantive and procedural law” and the absence of their normative interpretation significantly limit the exercise of the right of citizens to access to court.

Текст научной работы на тему «Критерий существенности нарушений норм материального и процессуального права при осуществлении кассационного производства в гражданском процессе»

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО

КРИТЕРИЙ СУЩЕСТВЕННОСТИ НАРУШЕНИЙ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО И ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ КАССАЦИОННОГО ПРОИЗВОДСТВА _В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

БОНДАРЕНКО Тарас Алексеевич*

Ул. Радищева, 41, Саратов, 410003, Россия

Аннотация. Настоящая статья посвящена проблеме закрепления в главе ГПК РФ, регулирующей производство в суде кассационной инстанции, единого критерия существенности нарушений норм материального и процессуального права, а также вопросам определения содержания «ориентиров» как для заявителя, так и для суда, предусматривающих безусловную отмену судебных постановлений нижестоящих судов. Автор приходит к выводу, что нахождение в ГПК РФ таких устойчивых словосочетаний, как «существенные нарушения норм материального и процессуального права», и отсутствие их нормативного толкования значительно ограничивают реализацию права граждан на доступ к суду.

Ключевые слова: кассационная инстанция, существенное нарушение норм материального и процессуального права, основания для отмены судебных постановлений нижестоящих инстанций.

The Criterion of Significance of Violations of Material and Procedural Law in the Exercise of Cassation Appeal in Civil Proceedings

Bondarenko Taras A.**

41 Radishcheva st., Saratov, 410003, Russia

Abstract. This article is devoted to the problem of fixing in the chapter of the Code of Civil Procedure of the Russian Federation, regulating the procedure in court of the cassation instance, a single criterion of significant violations of material and procedural law standards, as well as determining the content of «guidelines» for both the applicant and the court, providing for the unconditional cancellation of judicial decisions of lower courts. The Author comes to the conclusion that the presence in the Civil Procedure of the Russian Federation of such stable phrases as «significant violations of the norms ofsubstantive and procedural law» and the absence of their normative interpretation significantly limit the exercise of the right of citizens to access to court.

Keywords: court of cassation, significant violations of substantive and procedural law, the bases for cancellation of judicial decisions in the lower courts.

При анализе сущности кассационной жало- ные постулаты, установленные в ст. 378 Граж-бы особого внимания заслуживают норматив- данского процессуального кодекса Российской

* Аспирант кафедры гражданского права и процесса Поволжского института управления им. П. А. Столыпина.

** Postgraduate student of the Department of Civil Law and Process at Volga Institute of Management of P. A. Stolypin.

Федерации (далее — ГПК РФ). В соответствии с настоящей статьей кассационная жалоба должна содержать: наименование суда, в который она подается; наименование лица, подающего жалобу, представление его места жительства или места нахождения и процессуальное положение в деле; наименования других лиц, участвующих в деле, их место жительства или место нахождения; указание на суды, рассматривавшие дело по первой, апелляционной или кассационной инстанциям, и содержание принятых ими решений; указание на судебные постановления, которые обжалуются; просьбу лица, подающего жалобу, представление.

Помимо перечисленных требований законодателя является обязательным условие об указании кассатором того, в чем заключаются допущенные судами существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, повлиявшие на исход дела, с приведением доводов, свидетельствующих о таких нарушениях. Похожая формулировка устанавливается также в ст. 387 ГПК РФ, предусматривающей основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке. Но верно ли устанавливать единый критерий существенности нарушений для граждан, подающих кассационную жалобу, и для суда, выносящего судебное постановление? Ведь подходы к определению существенности нарушения норм материального права или норм процессуального права у данных субъектов кассационного обжалования кардинально отличаются. Лицо, подающее кассационную жалобу, отражает в ней исключительное убеждение об ущемлении его прав, свобод и законных интересов судебными постановлениями первой, апелляционной или кассационной инстанций. Суд может посчитать доводы недостаточными, отказывая в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании, или оставить постановления нижестоящих судов в силе.

Чтобы разрешить данную законодательную дилемму, следует определить, что понимается под существенным нарушением норм материального и процессуального права. По мнению К. И. Комиссарова, существенность означает ошибку принципиального характера или значительное нарушение чьих-либо прав [3, с. 20]. С. Ю. Кац полагала, что нарушение норм, закрепляющих основные положения гражданского процесса и основные права лиц, участвующих

в деле, входят в состав критерия существенности [2, с. 29].

На наш взгляд, наиболее близкой к отражению категории существенности является позиция К. И. Комиссарова. Нарушение норм материального и процессуального права — элемент, непосредственно характеризующий судебную ошибку. Судебной ошибкой считается недостижение конкретных целей и задач на каждом этапе судопроизводства вследствие неправомерных действий компетентного лица, совершенных как по его вине, так и в ее отсутствии, приводящее к отмене или изменению постановлений судами вышестоящих инстанций. К обстоятельствам, при которых они возникают, можно отнести профессиональную подготовку судей, уровень их правосознания, условия деятельности и т. д. Как верно отмечает Л. Н. Николенко, «каждая допущенная ошибка негативно влияет на интересы правосудия, препятствует достижению целей судопроизводства. При этом нарушения, которые допускаются в судопроизводстве, могут ликвидироваться лишь правовыми средствами и только в процессуальном порядке» [4, с. 39-43].

Примечательно, что приведенные позиции, раскрывающие категорию существенности, соотносят ее только с нарушениями норм процессуального права. В отношении нарушений норм материального права рядом отечественных процессуалистов выдвигается точка зрения, в соответствии с которой критерий существенности к ним не может быть применен. Так, С. В. Зайцев, рассматривая правоприменительную деятельность как «мыслительную деятельность по решению правового силлогизма», приходит к выводу, что результат логической операции не может быть почти истинным или ложным, использование нормы права носит конкретный характер, т. е. применяется либо правильно, либо неправильно. По его мнению, «норма материального права всегда является составной частью правового силлогизма, а именно его большой посылкой (логическим законом). Нормы процессуального права непосредственной составной частью правового силлогизма не являются. В максимально примитивном виде их назначение в конечном итоге состоит в том, чтобы суд правильно сформулировал малую посылку (установил фактические обстоятельства дела), а также максимально объективно и беспристрастно решил правовой силлогизм (сформулировал вывод)» [1, с. 49-53].

Данная точка зрения представляется достаточно обоснованной. Существенность — понятие оценочное для чего-нибудь, что имеет первостепенное значение. Его употребление неразрывно связано с деятельностью суда как органа, осуществляющего разрешение спора между сторонами, изучающего, устанавливающего и оценивающего фактические обстоятельства дела. При этом могут ли быть допущены судами такие нарушения материального права, которые повлияли на исход дела, но являются несущественными? Судебная практика, изученная нами, дает отрицательный ответ, поскольку таких примеров просто не существует. В связи с этим представляется возможным закрепить правовую конструкцию «нарушение либо неправильное применение норм материального или процессуального права» вместо устоявшегося «существенные нарушения норм материального или норм процессуального права». Приведенная правовая конструкция является универсальной для всех участников судопроизводства.

Наряду с оценочными понятиями в виде установленного в главе 41 «Производство в суде кассационной инстанции» критерия существенности нарушения норм действующий ГПК РФ не содержит «ориентиров» как для заявителя, так и для суда, предусматривающих безусловную отмену судебных постановлений, вынесенных нижестоящими судами. Более того, не дал разъяснений по данному поводу и Верховный Суд Российской Федерации. Единственным актом, регулирующим основания к отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу, является не утратившее своей актуальности и по настоящее время постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. № 2-П. Позиция Конституционного Суда Российской Федерации заключается в следующем: «пересмотр в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, возможен лишь как дополнительная гарантия законности таких актов и предполагает установление особых оснований и процедур производства в данной стадии процесса, соответствующих ее правовой природе и предназначению. Акт суда, который уже вступил в законную силу, может быть изменен или отменен в порядке надзора лишь в исключительных случаях, когда в результате ошибки, допущенной в ходе

предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в судебном порядке, которые не могут быть восстановлены без устранения или изменения ошибочного судебного акта»1.

Такое положение дает суду полную свободу усмотрения при разрешении спора, тем самым в некоторых случаях дискредитируя доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, что, несомненно, приводит к снижению качества судебной защиты. Именно этим обстоятельством объясняется необходимость нормативного закрепления содержания критериев к отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу.

Примечательно, что в ряде процессуальных кодексов европейских стран данные критерии прописаны достаточно четко. Согласно § 545 Гражданского процессуального уложения ФРГ ревизия может быть обоснована только нарушением права. Право считается нарушенным, если норма не была применена или применена неправильно. Параграф 547 признает решения абсолютно основанными на нарушении права в тех случаях, когда состав суда не отвечает положениям закона; сторона по делу не была представлена в соответствии с законом, если ведение процесса молчаливо не было одобрено; не изложены причины принятия решения и др.2

Нормативное закрепление содержания критериев к безусловной отмене или изменению судебных постановлений, вступивших в законную силу, характерно для процессуальных законов бывших республик, входивших в состав СССР. В соответствии с ГПК Республики Армения основаниями для отмены решения в кассационном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права, которые привели к неправильному разрешению дела. Согласно ст. 227 ГПК Республики Армения нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд не применил закон или международный договор Республики Армения, который должен был применить; применил закон, или международный договор Республики Армения, или иной правовой акт, который не должен был применять; неправильно истолковал закон, или международный договор

1 Постановление Конституц. Суда Рос. Федерации от 5 февр. 2007 г. № 2-П // Рос. газ. 2007. 14 февр.

2 URL: http://www.gesetze-im-internet.de

Республики Армения, или иной правовой акт. В качестве безусловных оснований к отмене решения ст. 228 предусмотрены следующие положения: дело рассмотрено судом в незаконном составе; дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте заседания; решение подписал не тот судья, который его вынес; решение вынес не тот судья, который входил в состав суда, рассматривающего дело; в деле отсутствует протокол судебного заседания [5].

Возвращаясь к проблеме «ориентиров» отмены судебных постановлений для заявителя и суда при кассационном производстве в гражданском процессе, необходимо учитывать позитивный опыт законодателя в процессе арбитражном. В соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению (имело место отсутствие указания в решении на статью закона, который должен был быть применен при разрешении конкретного дела);

2) применение закона, не подлежащего применению (указание в решении статей закона в не действующий на момент их применения редакции);

3) неправильное истолкование закона (не учтена правовая позиция постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума и Президиума Верховного Суда Российской Федерации).

Судебные акты отменяются судом кассационной инстанции в любом случае, если было рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе; рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания; нарушение правил о языке при рассмотрении дела; принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; неподписание решения, постановления судьей или одним из судей либо подписание решения, постановления не теми судьями, которые указаны в решении, постановлении; отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в ст. 155 АПК РФ; нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения, постановления. Данные положения должны быть в полной мере восприняты и в скором времени закреплены в ГПК РФ.

Подводя итог, следует констатировать, что правовые нормы, регулирующие содержание кассационной жалобы, и тесно с ним связанный институт оснований к отмене или изменению судебных постановлений нуждаются в серьезной доработке. Оценочность критериев в законе не позволяет лицам, обращающимся в суд кассационной инстанции, достаточно полно и четко отразить в кассационной жалобе существо нарушений его прав и законных интересов вступившими в законную силу судебными постановлениями. Нахождение в тексте ГПК РФ таких устойчивых словосочетаний, как «существенные нарушения норм материального и процессуального права», и отсутствие их нормативного толкования не только не согласуются с основными правилами юридической техники, но и ограничивают реализацию права граждан на доступ к суду. При разработке основных подходов к восполнению данного правового дефекта должна быть учтена положительная практика процессуальных кодексов Германии, Польши, Армении и российского арбитражного закона.

1. Зайцев С. В. Существенное нарушение норм материального права как основание для отмены судебных актов: теоретический аспект // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 4. С. 49-53.

2. Кац С. Ю. Возбуждение производства в порядке надзора по гражданским делам. М. : Юрид. лит., 1965. 75 с.

3. Комиссаров К. И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства : автореф. дис. . д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. 44 с.

4. Николенко Л. Н. Понятие и признаки судебных ошибок, являющихся основанием пересмотра судебных актов, в хозяйственном судопроизводстве Украины // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 5. С. 39-43.

5. Проверка судебных постановлений в гражданском процессе стран ЕС и СНГ : моногр. / З. Х. Баймолдина [и др.] ; под ред. Е. А. Борисовой. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Норма : ИНФРА-М, 2012. 766 с.

1. Zajcev S. V. Sushchestvennoe narushenie norm material’nogo prava kak osnovanie dlya otmeny sudebnykh aktov: teoreti-cheskii aspekt [Significant Violation of Substantive Law as a Ground for Cancellation of Judicial Decisions: Theoretical Aspects]. Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess — Arbitrazh and Civil Procedure, 2013, no. 4, pp. 49-53.

2. Kats S. Yu. Vozbuzhdenie proizvodstva v poryadke nadzora po grazhdanskim delam [Initiation of a Trial in the Procedure of Supervision in Civil Cases]. Moscow, Yuridicheskaya Literatura Publ., 1965. 75 p.

3. Komissarov K. I. Teoreticheskie osnovy sudebnogo nadzora v sfere grazhdanskogo sudoproizvodstva. Avtoref. dis. d-ra yurid. nauk [Theoretical Bases of Judicial Supervision in the Sphere of Civil Legal Proceedings. Ext. Abstr. Dr. Legal Sci. Dis.]. Sverdlovsk, 1971. 44 p.

4. Nikolenko L. N. Ponyatie i priznaki sudebnykh oshibok, yavlyayushchikhsya osnovaniem peresmotra sudebnykh aktov, v khozyaistvennom sudoproizvodstve Ukrainy [Concept and Characteristics of Judicial Errors, Which Are the Basis of Review of Judicial Acts in Economic Legal Proceedings in Ukraine]. Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess — Arbitrazh and Civil Procedure, 2013, no. 5, pp. 39-43.

5. Baimoldina Z. Kh., Borisova E. A. (Ed.). Proverka sudebnykhpostanovlenii v grazhdanskomprotsesse stran ES i SNG [Review of Judicial Decisions in Civil Process in the Countries of the EU and Commonwealth of Independent States]. 2nd ed. Moscow, Norma Publ., INFRA-M Publ., 2012. 766 p.