Судебная практика по ст 295 ук рф

06.03.2018 Выкл. Автор admin

Статья 295. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование

СТ 295 УК РФ.

Посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего
в отправлении правосудия, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, защитника,
эксперта, специалиста, судебного пристава, судебного исполнителя, а равно их близких в связи
с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования
либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, совершенное в целях
воспрепятствования законной деятельности указанных лиц либо из мести за такую деятельность, —
наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением
свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к Ст. 295 Уголовного кодекса

1. Потерпевшим является судья, присяжный заседатель или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, защитник, эксперт, специалист, судебный пристав, судебный исполнитель, а также их близкие. В качестве потерпевших могут быть судьи любого суда, входящего в судебную систему России (федеральный судья, мировой судья и др.); судьи третейских судов не могут выступать в качестве потерпевших. К иным лицам, участвующим в отправлении правосудия, относятся арбитражные заседатели. Потерпевшими могут быть также руководители следственных органов и их заместители, начальники органов дознания и подразделений дознания, если посягательство на них осуществлено в связи с деятельностью по производству предварительного расследования. Под близкими лицами следует понимать близких родственников, родственников, лиц, состоящих в свойстве, а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги указанным в статье лицам.

Данное преступление следует отличать от преступлений, предусмотренных ст. 277 и 317 УК.

2. Объективная сторона преступления выражается в форме действия (бездействия): посягательства на жизнь потерпевшего, т.е. в его убийстве или покушении на убийство.

3. Преступление признается оконченным с момента совершения действий (бездействия), непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего независимо от наступления его смерти. Квалификация деяния по ст. 295 со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК возможна только в случае фактической ошибки в потерпевшем.

4. Субъективная сторона характеризуется умыслом и специальной целью: воспрепятствованием законной деятельности указанных лиц по рассмотрению дел или материалов в суде, производству предварительного расследования либо исполнению приговора, решения суда или иного судебного акта или мотивом мести за такую деятельность.

5. Субъект общий: лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лицо, совершившее указанные действия в возрасте от 14 до 16 лет, подлежит уголовной ответственности по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК (ч. 3 ст. 30).

Статья 295. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование

Посягательство на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, защитника, эксперта, специалиста, судебного пристава, судебного исполнителя, а равно их близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц либо из мести за такую деятельность , —

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к статье 295

Основным объектом преступления является нормальная деятельность суда и правоохранительных органов. Дополнительным объектом является жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование.

Статья 295 УК РФ предусматривает уголовно-правовую защиту от посягательства на жизнь судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, защитника, эксперта, специалиста, судебного пристава, судебного исполнителя, а равно их близких с целью указанной в диспозиции нормы.

В связи с тем что используемые термины будут встречаться и в дальнейшем, полагаем целесообразным раскрыть их содержание.

Судья — лицо, наделенное в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющее свои обязанности на профессиональной основе. Потерпевшими могут быть и судьи в отставке, так как за ними сохраняются гарантии личной неприкосновенности и они могут быть объектом мести. К категории «судьи» относятся судьи Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, в том числе Верховного Суда РФ, судов субъектов РФ, и районных, межрайонных, городских и других судов (в том числе и мировые судьи), военных судов, арбитражных судов всех уровней.

Не являются государственными органами и не обладают судебной властью постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора, создаваемые на основе Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» , а также действующие на постоянной основе Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, учрежденные в соответствии с Законом РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» .

СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3019.

Ведомости Верховного Совета РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.

Также не являются потерпевшими в рассматриваемом аспекте члены товарищеского и других негосударственного судов, спортивные судьи, члены жюри различных конкурсов и т.п.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ присяжным заседателем признает лицо, привлеченное в установленном порядке для участия в судебном разбирательстве и вынесения вердикта (п. 30 ст. 5). Согласно Федеральному закону «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей федеральных судов общей юрисдикции проводится в Верховном Суде РФ, верховных судах республик, краевых, областных судах, судах городов федерального значения, автономной области и автономных округов, окружных (флотских) военных судах.

В соответствии со ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия.

Присяжные заседатели прямо указаны в ст. 295 УК РФ в качестве потерпевших.

Таким образом, к иным лицам, участвующим в отправлении правосудия, относятся арбитражные заседатели. Арбитражный процессуальный кодекс РФ (АПК РФ) включил арбитражных заседателей в число участников судопроизводства. Арбитражные заседатели участвуют в рассмотрении дел только в арбитражном суде первой инстанции (ст. 19 АПК РФ). Но даже в этих судах они не участвуют в рассмотрении дел, предусмотренных в ч. 2 ст. 17 АПК РФ , а также возникающих из административных и иных публичных правоотношений дел особого производства (ст. ст. 17, 189 — 196, 217, 222).

То есть: 1) дела, относящиеся к подсудности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; 2) дела об оспаривании нормативных правовых актов; 3) дела о несостоятельности (банкротстве), если иное не установлено федеральным законом; 4) дела, направленные в арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение с указанием на коллегиальное рассмотрение.

Согласно п. 31 ст. 5 УПК РФ под прокурором понимается Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями Федеральным законом от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. от 17 ноября 1995 г.) . В соответствии со ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Ведомости Верховного Совета РФ. 1992. N 8. Ст. 366; СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472.

В соответствии с п. 41 ст. 5 УПК РФ следователь — должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ. Аналогичное определение дается и в ч. 1 ст. 38. Принятие дела к своему производству в качестве следователя или руководителя следственной группы и производство предварительного следствия по делу фактически приравнивают статус начальника следственного отдела к статусу следователя. В уголовно-процессуальном смысле он выступает следователем, в связи с чем при выполнении обязанностей следователя он также является потерпевшим от рассматриваемого преступления.

Уголовный закон говорит и о посягательстве на жизнь лица, производящего дознание.

Уголовно-процессуальное законодательство выделяет орган дознания и дознавателя.

Согласно п. 24 ст. 5 УПК РФ органы дознания — государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия. В соответствии с ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся:

1) органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

Этим законом является Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» . В соответствии со ст. 13 этого Закона на территории Российской Федерации право осуществлять оперативно-розыскную деятельность предоставляется оперативным подразделениям:

СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

— органов внутренних дел Российской Федерации;

— органов Федеральной службы безопасности;

— федеральных органов государственной охраны;

— таможенных органов Российской Федерации;

— службы внешней разведки Российской Федерации;

— федеральной службы исполнения наказаний;

— органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

2) главный судебный пристав Российской Федерации, главный военный судебный пристав, главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;

3) командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов;

4) органы Государственной противопожарной службы.

Кроме того, возбуждение уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 «Возбуждение уголовного дела публичного обвинения» УПК РФ, и выполнение неотложных следственных действий возлагаются в соответствии с ч. 3 ст. 40 УПК РФ также на:

1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах;

2) руководителей геолого-разведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок;

3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений РФ — по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

Дознавателем признается должностное лицо органа дознания, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания , а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 7 ст. 5 УПК РФ).

Согласно п. 8 ст. 5 УПК РФ дознание — это форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем), по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия необязательно.

В связи с изложенным можно утверждать, что термин «лицо, производящее дознание», применяемый в УК РФ, более емкий и точный, чем просто «дознаватель», используемый в УПК РФ, и указывает на возможность производства дознания лицом, не являющимся в момент производства дознания дознавателем по занимаемой должности, и с точки зрения уголовно-правовой защиты интересов правосудия такая формулировка рассматриваемой нормы более предпочтительна.

Одним из потерпевших в законе назван защитник. Согласно ст. 49 УПК РФ «1. Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. 2. В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката».

В уголовном процессе эксперт относится к «иным участникам уголовного судопроизводства» (глава 8 УПК РФ). Им является лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК РФ, для производства экспертизы и дачи заключения (ст. 57). Аналогичный вывод можно сделать, проанализировав ст. ст. 79 — 80 ГПК РФ и ст. 55 АПК РФ.

Экспертиза может поручаться конкретному лицу, являющемуся специалистом в соответствующей области знаний (науки, искусства или ремесла), либо экспертному учреждению (в этом случае все равно назначается конкретное лицо или группа лиц). С точки зрения уголовного права это обстоятельство не имеет никакого значения. Потерпевшим может быть признано любое лицо, проводящее экспертизу.

В соответствии со ст. 58 УПК РФ специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. В настоящее время мнение специалиста, отраженное в представленном им заключении или же в показаниях, согласно соответственно п. 3.1 ч. 2 ст. 74, ч. ч. 3 и 4 ст. 80 УПК РФ — одна из самостоятельных разновидностей источника доказательств. При этом специалист не производит дополнительных исследований и не может вторгаться в сферу компетенции эксперта.

Федеральный закон «О судебных приставах» в ст. 4 выделяет два вида судебных приставов:

1) судебный пристав, обеспечивающий установленный порядок деятельности судов, — судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов (в главе 31 УК РФ поименован как судебный пристав);

2) судебный пристав-исполнитель, исполняющий судебные акты и акты других органов, — судебный пристав-исполнитель (в главе 31 УК РФ поименован как судебный исполнитель).

В качестве потерпевших в законе также названы близкие лиц, указанных в диспозиции статьи. Законодательство не содержит понятия «близкие». Уголовно-процессуальный кодекс РФ выделяет три категории: а) близкие родственники; б) родственники; в) близкие лица: близкие родственники — супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (п. 4 ст. 5 УПК РФ); родственники — все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве (п. 37 ст. 5 УПК РФ); близкие лица — иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений (например, жених или невеста, сожитель) (п. 3 ст. 5 УПК РФ).

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается: «К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений».

Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 2.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 295 УК РФ, выражается в активных действиях, направленных на лишение жизни лиц, осуществляющих правосудие или предварительное расследование, т.е. судей судов всех уровней, присяжных и арбитражных заседателей, прокуроров, следователей, лиц, производящих дознание, защитников, экспертов, судебных приставов, судебных исполнителей, а также их близких.

Ответственность по ст. 295 УК РФ наступает, если посягательство на жизнь названных в ней лиц находится в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта и если это преступление совершается с целью воспрепятствования законной деятельности указанных лиц либо из мести за такую деятельность. Оно квалифицируется по ст. 295 УК РФ, если совершено во время исполнения указанными лицами обязанностей по осуществлению правосудия и предварительного расследования, по поводу этой деятельности спустя какое-то время, если при этом преследовалась цель воспрепятствовать законной деятельности данных лиц или отомстить за такую деятельность. Например, посягательство на жизнь присяжного заседателя или его близких, совершенное после его участия в рассмотрении уголовного дела, но в связи с этим, образует состав рассматриваемого преступления.

Посягательство на жизнь кого-либо из лиц, перечисленных в ст. 295 УК РФ, не связанное с их деятельностью по осуществлению правосудия или предварительного расследования, следует квалифицировать как преступление против личности. Также необходимо иметь в виду, что посягательство на жизнь должно быть совершено в связи с законной деятельностью потерпевших. Если поводом к такому посягательству явилась незаконная деятельность этих лиц, то содеянное квалифицируется как преступление против жизни.

Термин «посягательство на жизнь» употребляется в ст. ст. 277, 295, 317 УК РФ и имеет одинаковое значение. В теории уголовного права и в практической деятельности под «посягательством на жизнь» традиционно понимается убийство либо покушение на убийство .

См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 г. N 9 «О применении судами законодательства об ответственности за посягательства на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников, а также военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка» // СПС «КонсультантПлюс».

Посягательство на жизнь лиц, перечисленных в рассматриваемой статье УК РФ, а равно их близких должно квалифицироваться по ст. 295 УК РФ независимо от того, была ли причинена смерть потерпевшему либо она не наступила в силу причин, не зависящих от воли виновного. По конструкции объективной стороны данный состав преступления является усеченным. Преступление считается оконченным в момент посягательства на жизнь лица, указанного в диспозиции рассматриваемой статьи, поэтому при квалификации таких действий ссылка на ст. 30 «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» УК РФ не требуется. В то же время факт причинения смерти не требует дополнительной квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как данное преступление является специальным составом убийства при отягчающих обстоятельствах.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной формой вины.

Обязательным признаком преступления является наличие специальной цели — воспрепятствование законной деятельности указанных лиц или мотива мести за такую деятельность.

Следовательно, при прямом законодательном указании на цель преступления субъективная сторона выражается в виде прямого умысла.

Субъектом преступления может быть вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет (субъект общий). Если посягательство на указанных выше лиц осуществлено несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, то оно должно квалифицироваться по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Состав преступления, предусмотренный ст. 295 УК РФ, является специальной нормой по отношению к составу преступления, предусмотренному п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Дело N78-АПУ16-34.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 19 января 2017 г. N 78-АПУ16-34

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Пейсиковой Е.В. и Романовой Т.А.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Малюгина А.О. и адвокатов Васильева А.П. и Щербаня В.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 17 марта 2016 г., по которому

Малюгин А.О., , несудимый,

— по ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы;

— по п. п. «а» , «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год;

— по ч. 1 ст. 318 УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Малюгину А.О. назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений на изменение места жительства и на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания наказания в виде лишения свободы, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением на Малюгина А.О. обязанности являться в этот специализированный орган для регистрации два раза в месяц.

Он же признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ , с назначением наказания в виде штрафа в размере 40 000 рублей, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ от назначенного наказания освобожден в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Малюгин А.О. оправдан по предъявленному ему обвинению:

— по ч. 1 ст. 30 , ч. 1 ст. 205 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления;

— по ч. 1 ст . 30 , ст . 295 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

В части оправдания за Малюгиным А.О. признано право на реабилитацию.

Гражданские иски потерпевших Т. и К. разрешены, с Малюгина А.О. взысканы денежные суммы, указанные в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и возражениях на них, объяснения осужденного Малюгина А.О. в режиме видеоконференц-связи, выступления адвокатов Костюка С.А. и Щербаня В.В. в защиту осужденного, поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

по приговору суда Малюгин А.О. признан виновным в мошенничестве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в убийстве двух лиц: Т. по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды и К. в краже и в применении насилия в отношении представителя власти.

Преступления совершены в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Малюгин вину по преступлениям, совершенным в отношении Т. и в отношении Ю. не признал, по эпизоду убийства К. признал частично.

В апелляционных жалобах (основных и в дополнениях к ним):

— осужденный Малюгин А.О. просит об отмене приговора в части его осуждения. Указывает, что данных, подтверждающих его виновность в части совершенных преступлений в отношении Т. не имеется. Высказывает сомнение в достоверности показаний свидетеля Б. ссылаясь на то, что тот не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, полагает, что его показания являются недопустимыми доказательствами, содержание акта дополнительной судебно-медицинской экспертизы от 20 октября 2011 г. не могло быть положено в основу приговора. Приводит в жалобе собственный анализ доказательств и приходит к выводу о том, что ни одно из них не подтверждает выводы суда о его причастности к убийству потерпевшего. Указывает на несогласие с оценкой суда его позиции относительно его оговора Б., ссылается на показания свидетелей А., К. и М. в части того, что Б. мог оговорить любого человека. Указывает, что суд не дал оценки заключению экспертов, проводивших психолого-психиатрическую экспертизу в отношении Б., относительно наличия в его психике склонности к риску, авантюрам, необдуманным действиям. Полагает, что выводы суда о том, что после убийства он совершил еще и кражу у потерпевшего, являются необоснованными, ссылается на обнаружение у Б. имущества потерпевшего. Высказывает несогласие с оценкой суда по поводу его физической формы, отсутствия принадлежащих ему следов в квартире потерпевшего, наличия у него на счете в банке денежных средств, его материального обеспечения, трудоустройства, алиби. Указывает на то, что стоимость похищенной золотой цепочки ничем не подтверждена. По эпизоду убийства К. осужденный приводит в жалобе доказательства и высказывает свое несогласие с данной судом в приговоре оценкой этих доказательств. Утверждает, что потерпевший с силой бросил в него стеклянную бутылку из-под пива, подтверждает данный факт ссылками на протокол осмотра места происшествия, фототаблицу. Считает, что данное обстоятельство, а также оскорбления со стороны потерпевшего давали основания для применения п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ при назначении ему наказания, просит наказание в этой части смягчить. По эпизоду в отношении Ю. автор жалобы полагает, что вывод суда о наличии умысла на совершение преступления в отношении представителя власти необоснованным, а приговор в части его осуждения по ч. 1 ст. 318 УК РФ подлежащим отмене.

В дополнении к жалобе Малюгин А.О. выражает несогласие с постановлением суда о рассмотрении его замечаний на протокол судебного заседания, считает его необоснованным и просит его отменить.

в дополнениях к жалобе осужденный Малюгин А.О. подробно приводит показания свидетелей Ж. Р. М. Б., других свидетелей, подтверждающих наличие у него алиби в части совершения преступлений в отношении Т. оспаривает выводы суда в части принадлежности ему номеров телефонов, указывает на отсутствие у него националистических взглядов, ссылается на то, что татуировки им были сделаны задолго до вменяемых ему преступлений, приводит ряд показаний свидетелей и доказательств об отсутствии у него антиобщественных установок, вражды к лицам иных национальностей, ссылается на наличие у него материальной обеспеченности, заработка. Приводит доводы о предвзятости суда к нему, необъективности показаний свидетеля Б. и нарушении принципа состязательности сторон при рассмотрении дела. Утверждает, что умысел на убийство К. у него отсутствовал, в случае оказания своевременной медицинской помощи потерпевший мог бы выжить. Считает, что его действия в этой части подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 108 либо на ч. 1 ст. 107 УК РФ, просит учесть в качестве смягчающего наказание обстоятельства противоправное и аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления. Ссылается на отказы судом в удовлетворении ходатайств защиты, в том числе о допросе свидетелей, о приобщении документов, об истребовании информации из ОАО » «, о назначении экспертизы по ножу, изъятому в ходе осмотра места происшествия, об истребовании документов из СИЗО, о назначении в отношении его психолого-психиатрической экспертизы, о проведении экспертизы по куртке с целью установления на ней крови и потожировых частиц Ю., о проведении следственного эксперимента, о вызове специалиста в сфере медицины и анатомии человека, о предоставлении времени для запросов в органы Минздрава и Минобороны, о признании недопустимыми ряда доказательств, утверждает, что суд необоснованно огласил протоколы допросов В., М., выводы эксперта, проводившего социогуманитарную экспертизу. Полагает, что суд не дал оценку показаниям эксперта Б. о влиянии алкогольного опьянения на кровопотерю. Приобщает к дополнениям к жалобе ответы из различных учреждений. Считает назначение ему вида исправительного учреждения фактом, дискриминирующим его по половому признаку. Считает, что суд должен был зачесть в срок наказания время его содержания под стражей по приговору от 14 июня 2011 г., по которому он был оправдан. Оспаривает гражданский иск, заявленный потерпевшей, считает, что решение суда было принято без учета его финансового положения. Просит приговор отменить или изменить, а назначенное наказание снизить;

Кроме того, осужденный указывает на то, что суд первой инстанции после постановления приговора отказал ему в праве ознакомиться со всеми материалами уголовного дела, чем нарушил его права;

— адвокат Васильев А.П. ссылается на показания Малюгина, свидетелей Р., Ж., М., утверждает, что суд данным показаниям дал неправильную оценку. Утверждает, что мошенничество и убийство Т. были совершены не Малюгиным, а Б., ссылается на обнаружение у Б. телефона потерпевшего, сим-карт, содержание протокола обыска, в ходе которого были изъяты печати жилагентств, нотариуса. Оспаривает выводы суда о том, что Малюгин придерживался националистических взглядов, ссылается на оправдательный приговор в отношении его по уголовному делу N . Утверждает, что у Малюгина не было умысла на применение насилия в отношении представителя власти, нападавших на него людей он воспринял как агрессоров, никто из них не представлялся ему, обнаруженный у Малюгина нож принадлежит М. Ссылается на показания свидетеля А. о том, что никто из сотрудников милиции за помощью не обращался. Указывает, что по эпизоду в отношении К. действия Малюгина образуют преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности. Суд, вопреки обстоятельствам дела, не учел противоправное и аморальное поведение К., явившееся поводом для совершения преступления. Автор жалобы ссылается на показания специалиста Ю. относительно представленных биллингов » «. Ссылается на наличие у его подзащитного положительных характеристик, нагрудных знаков «Участнику боевых действий», «За отличие на службе». Просит приговор в части осуждения Малюгина отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение;

— адвокат Щербань В.В. оспаривает приговор, полагает, что показания Б., положенные в основу приговора в части осуждения Малюгина за убийство Т., являются противоречивыми, обусловлены личной заинтересованностью Б. в исходе дела, ссылается на отрицательные черты личности Б. отсутствие принадлежащих Малюгину следов обуви и приходит к выводу о непричастности его подзащитного к преступлениям.

В дополнении к жалобе адвокат Щербань В.В. указывает на недостоверность показаний Б. утверждает, что свидетель склонен к лживости, обману, ссылается на показания свидетелей А., К. М. Указывает, что ссылки суда на показания потерпевшей и свидетелей, заключения экспертов не подтверждают выводы суда о том, что убийство Т. совершено Малюгиным. Автор жалобы приводит доводы об отсутствии у Малюгина сговора с Б. на совершение мошеннических действий в отношении потерпевшего, ссылается на отсутствие у его подзащитного материальных трудностей, наличие у него работы, постоянного дохода. Адвокат также опровергает выводы суда относительно националистических взглядов Малюгина, ссылается на то, что татуировки им были сделаны давно в память о друге, он предпринимал специальные меры по их удалению, ссылается на показания свидетелей К. М. И. Б. А., Р. М. и других свидетелей. Адвокат ссылается на наличие у Малюгина алиби, на показания свидетелей, утверждая, что 12 июля 2011 г. он работал в кафе » » с 23 часов до 11 часов следующего дня, приводит расчеты передвижений Малюгина и Б. с использованием Яндекс-карты, заключение эксперта о наличии следов на месте совершения преступления, не принадлежащих Малюгину, а также ссылается на другие обстоятельства дела и приходит к выводу о непричастности Малюгина к совершению преступлений в отношении Т. Указывает на отсутствие доказательств, свидетельствующих о совершении Малюгиным хищения золотой цепочки и телефона у потерпевшего. Просит приговор в части осуждения Малюгина по ч. 2 ст. 159 , ч. 1 ст. 158 , п. п. «а» , «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить, а уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступлений.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Цепкало Н.Н. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, указанные в апелляционных жалобах, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Малюгина А.О. в инкриминируемых ему преступлениях правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Судом достоверно установлено, что Малюгин А.О. вступил в сговор на совершение мошенничества с Б. осужденным по вступившему в силу приговору Санкт-Петербургского городского суда от 24 апреля 2013 г., они совместно разработали план преступления и распределили роли, в реализации данного плана Т. введенный Малюгиным А.О. и Б. путем обмана в заблуждение относительно истинного характера их действий по оформлению договора найма жилого помещения, передал по 16 000 рублей Б. как агенту по недвижимости и Малюгину А.О. как законному нанимателю. Затем Малюгин А.О. в связи с неприязнью к потерпевшему, имеющему внешность выходца из стран Азии, в целях его убийства по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды, изготовил из пластиковых хомутов петлю, надел ее на связанного им скотчем потерпевшего и, произнеся фразу: «Россия для русских», затянул петлю на шее потерпевшего, от чего тот скончался на месте. После убийства Малюгин А.О., обыскав потерпевшего, похитил у него золотую цепь и мобильный телефон. С целью сокрытия преступления Б. по указанию Малюгина А.О. забрал переданные им принадлежавшие Т. вещи, протер дверные ручки и отогнал автомобиль потерпевшего от места совершения преступления.

Вывод суда о виновности Малюгина А.О. в совершении преступлений в отношении Т. подтверждается показаниями свидетеля Б. о совместном с Малюгиным А.О. совершении мошенничества в отношении Т. с использованием преступной схемы о сдаче квартир, в которой он выступал в роли риэлтора, а Малюгин А.О. в роли хозяина квартиры, а также его показаниями относительно последующего убийства потерпевшего Малюгиным А.О. путем затягивания петли из пластиковых хомутов, хищения Малюгиным А.О. имущества потерпевшего, сокрытия следов преступлений. Данные сведения согласуются с показаниями потерпевшей Т. относительно запланированной встречи мужа с риэлтором и просмотра квартиры в районе г. , последующей пропажи мужа, ее обращения в правоохранительные органы и обнаружения мужа мертвым в одной из квартир в доме по ул. показаниями свидетеля Б. — риэлтора, которому Т. сообщил, что решил снимать квартиру в доме по ул. , свидетеля С. — матери потерпевшего — о том, что ее сын подыскивал квартиру, потом пропал, 18 июля 2011 г. его обнаружили мертвым; свидетеля Т. — брата потерпевшего — об обстоятельствах произошедшего; показаниями свидетелей Х., Ш. относительно наличия сильного гнилостного запаха в доме, вскрытия незаселенной квартиры корпусе дома по улице и обнаружения на лоджии трупа мужчины, голова которого была замотана скотчем; показаниями свидетелей В., К., К., Т., Т., М., Х., сообщивших сведения, имеющие значение по делу.

Указанные сведения согласуются с данными, содержащимися в протоколах предъявления предмета на опознание, протоколах осмотра предметов, протоколе места происшествия — квартиры в корпусе дома по улице в г. в ходе которого на балконе был обнаружен труп мужчины, связанный скотчем, с тремя пластиковыми хомутами на шее; протоколах выемки; протоколе обыска в жилище Б., в ходе которого были изъяты печати жилищных агентств и нотариуса, ноутбук; данными, представленными операторами сотовой связи » » и » » протоколами абонентских соединений; актами судебных экспертиз; протоколом освидетельствования Малюгина А.О. об обнаружении на его теле шести татуировок; а также согласуются с другими доказательствами, полно и всесторонне исследованными в судебном заседании.

Как следует из актов судебно-медицинских экспертиз смерть Т. наступила в результате сдавления органов шеи петлей (удавление) с развитием механической странгуляционной асфиксии.

Заключение эксперта, проводившего дополнительную судебно-медицинскую экспертизу 20 октября 2011 г. N , соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, каких-либо нарушений закона при ее производстве не допущено.

В ходе судебного разбирательства была тщательно проверена версия Малюгина А.О. о нахождении его 12 — 13 июля 2011 г. в другом месте и непричастности к совершению преступлений в отношении Т. Указанная версия не нашла своего подтверждения и была опровергнута судом совокупностью доказательств, получивших надлежащую оценку в приговоре. Вопреки доводам защиты суд дал обоснованную оценку показаниям подсудимого Малюгина А.О. и свидетелей М. Р. Ж., Ж., М. относительно алиби Малюгина А.О., признав их непоследовательными, противоречащими друг другу и другим доказательствам, исследованным судом.

Что касается доводов защиты о необъективности показаний Б., их недопустимости, об оговоре Малюгина А.О. указанным свидетелем, то аналогичная позиция была высказана стороной защиты в суде первой инстанции и мотивированно отвергнута судом с приведением подробного анализа доказательств, не вызывавшего сомнений в своей правильности. Причин для оговора Б. Малюгина А.О., а также каких-либо существенных противоречий в его показаниях не установлено.

Что касается ссылок авторов апелляционных жалоб на отрицательные характеристики личности Б. данные свидетелями А., К. М., то они также получили надлежащую оценку в приговоре.

Показания свидетеля М., ранее данные при производстве предварительного следствия, оглашены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ в связи с наличием существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

Непредупреждение Б. об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний при его дополнительном допросе в судебном заседании как лица, осужденного за совершенные преступления в отношении Т. по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, не может свидетельствовать о недопустимости его показаний, данных по делу в отношении Малюгина А.О.

Обнаружение у Б. предметов, принадлежащих потерпевшему, и ключа от замка, установленного в двери квартиры в корпусе дома по улице не свидетельствует о непричастности Малюгина А.О. к совершению преступлений в отношении Т. поскольку, как следует из доказательств, исследованных судом, Б., вопреки требованию Малюгина А.О. уничтожить имущество Т. присвоил его.

Что касается стоимости похищенной Малюгиным А.О. золотой цепочки, принадлежавшей потерпевшему, то установленная ее стоимость в приговоре не противоречит исследованным в суде доказательствам.

Судом дана оценка фактам отсутствия следов, принадлежащих Малюгину А.О., на месте совершения преступлений в отношении Т. наличия у подсудимого денежных средств на счете в банке, необнаружения фотографий Малюгина А.О. и копии подложного паспорта с его фотографией при осмотре изъятого у Б. ноутбука с приведением убедительных данных, не ставящих под сомнение правильность выводов суда о виновности Малюгина А.О. в содеянном.

Оценка суда о наличии у Малюгина А.О. мотива расовой и национальной ненависти и вражды, вопреки доводам защиты, является обоснованной с учетом показаний Б. — соучастника преступления — относительно способа и обстоятельств убийства потерпевшего Малюгиным А.О., показаний свидетеля Х. о том, что Малюгин А.О. являлся ярым приверженцем националистических идей, выводов эксперта, проводившего социогуманитарную экспертизу, согласно которым текст татуировок на теле Малюгина А.О. обозначает: белый расист-боец не признает никаких законов, нацист и убийца по убеждениям, рожден для ненависти, мести и крови.

Суд опроверг приведенные защитой доводы о намерении Малюгина А.О. вывести татуировки, как не нашедшие в судебном заседании объективных подтверждений.

Ссылка Малюгина А.О. на то, что он был оправдан вердиктом коллегии присяжных заседателей в совершении преступлений в том числе экстремистской направленности по уголовному делу N не опровергает правильность выводов суда в части его осуждения за убийство Т. по мотивам расовой и национальной ненависти и вражды.

Показаниям свидетелей А. К. Р., Б. и других свидетелей, утверждавших, что Малюгин А.О. никогда не разделял националистических взглядов, суд дал надлежащую оценку в приговоре, признав их недостоверными.

Судом тщательно проанализированы все исследованные доказательства, в числе которых: показания потерпевшей К. показания свидетелей П. — очевидца преступления, Е. П. С. и других свидетелей, протоколы различных следственных действий, в том числе осмотра места происшествия и фототаблица к нему, проверки показаний на месте свидетеля П., предъявления лица для опознания, осмотра предметов, выемки, заключения экспертов, и обоснованно признан доказанным факт совершения Малюгиным А.О. убийства К.

Согласно выводам эксперта Б. подтвердившей свое заключение в ходе ее допроса в судебном заседании, смерть потерпевшего К. наступила от колото-резаного ранения шеи с повреждением левых наружной яремной вены, общей сонной артерии, хрящей гортани, сопровождавшегося внутренним кровотечением и осложнившегося развитием острой внутренней кровопотери.

Доводы защиты относительно того, что смерть потерпевшего явилась следствием неоказания ему своевременной медицинской помощи, опровергается приведенными судом в приговоре доказательствами.

Что касается мнения осужденного о влиянии алкогольного опьянения потерпевшего на его кровопотерю, то данный довод при наличии колото-резаного ранения шеи с повреждением сонной артерии не влияет на правильность выводов суда относительно юридической оценки содеянного.

Судом правильно дана юридическая оценка действиям Малюгина А.О. в отношении К. как убийства, и оснований для переквалификации его действий на менее тяжкие преступления, в том числе на ч. 1 ст. 107 , ч. 1 ст. 108 , ч. 1 ст. 109 УК РФ, о чем просят осужденный и его защитники, не имеется.

Каких-либо данных, свидетельствующих о наличии признаков необходимой обороны либо возникновении у виновного сильного душевного волнения, вызванного насилием либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего, не установлено.

Версия осужденного о том, что потерпевший с силой бросил в него стеклянную бутылку из-под пива, не подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Довод, указанный в апелляционных жалобах, о том, что Малюгин А.О. не знал, что лица, его задерживающие, являются сотрудниками правоохранительных органов, аналогичен заявленному им в судебном заседании и опровергнут в приговоре в том числе показаниями Ю. и М. — сотрудниками отряда специального назначения » » ГУ МВД России по г. , согласно которым во время задержания Малюгина А.О. они действовали в соответствии с законом, в рамках задачи, поставленной руководством, были одеты в форменную одежду, неоднократно сообщали Малюгину А.О. о том, что они являются сотрудниками милиции.

Данные показания согласуются со сведениями, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия, в ходе которого были изъяты кожаные ножны, газовый баллон, нож; протоколе осмотра предметов, в ходе которого на левом рукаве куртки Ю. обнаружены два повреждения; заключением эксперта, согласно выводам которого, у Ю. обнаружена поверхностная рана с осаднением кожи в области левого предплечья по задней поверхности в верхней трети, образовавшаяся в период с 23 по 29 августа 2011 г.; а также согласуются с другими доказательствами, полно и всесторонне исследованными в судебном заседании.

Судом дана оценка доводам Малюгина А.О. относительно принадлежности ножа, изъятого у него, его версии о том, что преследовавшие его лица бросили монтировку, плохой освещенности территории, на которой осуществлялось его задержание, а также другим доводам, аналогичным указанным в апелляционных жалобах.

Психическое состояние Малюгина А.О. проверено, с учетом выводов экспертов, проводивших комиссионную судебно-психиатрическую экспертизу, суд обоснованно признал его вменяемым. Правильность и объективность выводов экспертов, а также их компетенция не вызывают сомнений.

Вопреки доводам, указанным в апелляционных жалобах, действия Малюгина А.О., с учетом фактических обстоятельств совершенных им преступлений, правильно квалифицированы по п. п. «а» , «л» ч. 2 ст. 105 , ч. 2 ст. 159 , ч. 1 ст. 318 , ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при получении и исследовании доказательств, повлиявших на правильность установления судом фактических обстоятельств, не установлено.

Всем исследованным по делу доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим Малюгина А.О., в том числе тем, достоверность и допустимость которых оспаривается в апелляционных жалобах осужденного и его защитников, и доводам относительно невиновности Малюгина А.О. в содеянном суд в приговоре дал надлежащую оценку.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы сводятся к переоценке доказательств, которые оценены судом по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, как это предусмотрено ст. 17 УПК РФ, и тот факт, что эта оценка не совпадает с позицией осужденного, не может быть признан нарушением судом требований ст. 88 УПК РФ и не является основанием для отмены или изменения приговора.

Все ходатайства, заявленные сторонами, в том числе те, в удовлетворении которых судом было отказано, на что указано в апелляционных жалобах, рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а принятые по ним решения являются обоснованными и мотивированными. Сам по себе отказ суда в удовлетворении ходатайства стороны защиты при соблюдении процедуры его рассмотрения не свидетельствует об ущемлении прав подсудимого.

Замечания на протокол судебного заседания, поданные Малюгиным А.О., рассмотрены судом в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ.

С учетом того обстоятельства, что суд предоставил осужденному ксерокопии всех следственных материалов уголовного дела, а также копии материалов, приобщенных в ходе судебного следствия, его право на ознакомление с материалами уголовного дела не нарушено.

Наказание Малюгину А.О. назначено в соответствии с требованиями ст. 6 , 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, влияния назначаемого наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, наличия смягчающих наказание обстоятельств, в том числе награждения его нагрудными знаками за боевые заслуги, признания вины по эпизоду преступления в отношении К.

Каких-либо данных, свидетельствующих о противоправности или аморальности поведения потерпевшего К. явившегося поводом для преступления, что давало бы основания для применения п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, не установлено. Назначенное наказание Малюгину А.О. является справедливым, и оснований для его смягчения, применения положений ст. 73 и 64 УК РФ нет.

Гражданские иски потерпевших разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом принципов справедливости и соразмерности.

Что касается довода относительно зачета Малюгину А.О. времени его содержания под стражей по другому уголовному делу N , по которому он был оправдан по приговору Санкт-Петербургского городского суда от 14 июня 2011 г., постановленному с участием присяжных заседателей, то данный довод не основан на законе.

Отбывание лишения свободы Малюгину А.О. в исправительной колонии строгого режима назначено в соответствии с требованием п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.20 , 389.28 , 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 17 марта 2016 г. в отношении Малюгина А.О. оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.