Статья ук рф о превышении полномочий

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Статья ук рф о превышении полномочий

В отличие от предусмотренной статьей 285 УК РФ ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий.

При этом превышение должностных полномочий может выражаться, например, в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу);

могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц);

совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом;

никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.

Превышение должностных полномочий

Под должностным лицом понимается лицо, которое выполняет в государственных или муниципальных учреждениях, в Вооруженных силах РФ, в государственных корпорациях, административно — хозяйственные или организационные обязанности, либо функции представителя власти.

В соответствии с уставом организации, законом, приказом, должностным регламентом, либо иным нормативно-правовым, либо локальным актом лицо наделяется конкретными полномочиями, в пределах которых он имеет право действовать.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с превышением должностных полномочий, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Согласно российскому законодательству превышение служебных полномочий – это действия, которые вышли за границу полномочий должностного лица, в результате чего был нанесен ущерб правам и интересам граждан, организациям, либо обществу и государству в целом.

Основными мотивами, по которым должные лица выходят за рамки своих полномочий являются корысть, зависть, желание подняться по карьерной лестнице.

Преступление может выражаться, как в действии, так и в бездействии. В качестве хорошего примера, служит следующая ситуация:

Главный лесничий, в компетенцию, которого входит пресечение деятельности по незаконной вырубке леса, зная о совершении подобного преступления в подконтрольной ему местности, не пресек противоправные действия и скрыл преступление.

Важно!За аналогичное деяние, совершенное в коммерческой организации уголовная ответственность наступает в соответствии со ст.201 УК РФ.

Виды превышения должных полномочий:

  • действия, которые не могут быть совершены никакими должными лицами;
  • действия, которые входят в компетенцию другого должностного лица;
  • действия, которые могли быть совершены сотрудником только при определенных обстоятельствах, которых не было на момент совершения преступления.

Ответственность за превышение должностных полномочий

Законодатель предусмотрел 5 видов наказаний за преступление, предусмотренное ч.1 ст.286 УК РФ:

  • лишение права занимать определенную должность;
  • лишение права заниматься определенной деятельностью сроком 5 лет;
  • крупный штраф, арест на срок от 4 до 6 месяцев;
  • принудительные работы до 4 лет;
  • лишение свободы до 4 лет.

В ч.2 ст.286 УК РФ выделен квалификационный состав преступного деяния — совершение данного преступления главой муниципального образования или лицом, занимающим государственную должность РФ или субъекта РФ.

За совершения данного преступления подсудимому грозит штраф, либо обязательные работы до 5 лет с лишением права заниматься определенной деятельностью или занимать определенную должность или без такового, либо лишение свободы на срок до 7 лет также с лишением, либо без лишения права занимать должность и заниматься конкретной деятельностью на период до 3 лет.

В случае, когда должностное лицо, совершая преступление, предусмотренное ч.1 и 2 ст.286 Уголовного кодекса РФ:

    причиняет тяжкие последствия.

Таким последствием может стать серьезная авария, остановка деятельности предприятия, причинение крупного ущерба.

  • Применяет насилие, либо угрожает его применить.
  • Использует оружие, специальные средства (например, слезоточивый газ, резиновые палки, водометы, бронемашины).
  • Грозят меры в виде лишения свободы на срок до 3 до 10 лет. При этом лицо в последующем не сможет заниматься определенной деятельностью или занимать определенную должность в течение 3 лет.

    Доходы, денежные средства и другое ценное имущество, которое было получено в результате преступления, подлежит конфискации. Имущество, которое имеет законного владельца, подлежит возврату.

    ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

    Специфика последствий совершения преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

    Рубрика: Юриспруденция

    Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №1(22)

    Специфика последствий совершения преступления, предусмотренного статьей 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями)

    Место преступных последствий в структуре преступлений определяется в теории уголовного права по-разному. Так: «Ряд авторов придают ему самостоятельное значение, роль самостоятельного признака, характеризующего объективную сторону преступления. Другие авторы рассматривают преступные последствия как завершающий момент действия. Третьи относят последствия одновременно и к действию, и к объекту преступления. Поскольку вследствие воздействия посягательства на объект преступления одновременно с окончанием деяния наступают преступные последствия, можно утверждать, что каждая из трех названных позиций имеет право на существование» [8, С. 111].

    Однако следует согласиться с мнением Соктоева З.Б., согласно справедливому утверждению которого «Раскрытие понятия последствий совершения преступления подчинено задаче выявления юридически значимой причинной связи, позволяет с большей конкретизацией определить место преступного результата в структуре уголовно-правовой причинности, в структуре преступления в целом. Как компонент причинной связи преступные последствия представляют собой самостоятельное социально-правовое явление, в котором повторяются свойства и закономерности преступного деяния, отражаются характер и особенности объекта преступления» [8, С. 112].

    «Отличительная характеристика коррупционных преступлений состоит в следующем: посягая на нормальное функционирование государственных, муниципальных, частных организаций, они не только снижают их авторитет в обществе, но и подрывают у граждан уверенность в защищенности своих прав и законных интересов» [10, С. 65].

    Однако прежде всего следует отметить, что «…увеличение масштабов коррупции приводит к возникновению в российской экономике ряда негативных явлений, в том числе неэффективное распределение и расходование государственных средств и ресурсов; неэффективность распределения финансовых потоков с точки зрения экономики страны; снижение объемов собираемых налогов; повышение уровня заурегулированности экономики» [6, С. 74].

    Уголовно-правовая доктрина современности (например, такие ученые-юристы как
    С.В. Борисов, А.А. Каширкина, А.Н. Морозов) вводит также понятие коррупционных рисков. Так, «Под коррупционным риском следует понимать вероятность (возможность) проявлений коррупции и наступления неблагоприятных последствий, вызванных ими. При этом под неблагоприятными последствиями имеются ввиду не только последствия в виде материального и иного ущерба, но и меры юридической ответственности, применяемые к организации и ее должностным лицам, снижение доверия со стороны граждан и органов власти, а также ухудшение репутации организации. Таким образом, коррупционные риски имеют комплексный характер» [3, С. 190].

    Указанное понятие должно соотноситься, следовательно, с последствиями совершения злоупотребления и превышения должностных преступлений как соотношение общего и частного.

    Далее, «поскольку преступные последствия представляют собой вредные (негативные) изменения в охраняемых уголовным законом объектах, классификация преступных последствий должна быть связана с классификацией объектов уголовно-правовой охраны» [8, С. 122].

    Так, «наиболее распространенная классификация преступных последствий разделяет все последствия можно на три разновидности:

    1) последствия, которые прямо перечислены в законе;

    2) последствия, хотя и не перечисленные в законе, но влияющие на ответственность виновного;

    3) последствия, с точки зрения уголовного законодательства безразличные для правовой оценки преступного посягательства» [8, С. 123].

    Следовательно, обоснованным представляется вывод о том, что правоприменитель в каждом конкретном случае должен устанавливать, ради предотвращения каких именно преступных последствий установлен тот ли иной уголовно-правовой запрет.

    Помимо представленной классификации в доктрине уголовного права, исходя из социального содержания преступных последствий, выделяется классификация таких последствий на три группы:

    При этом, «основными последствиями признаются такие последствия, именно для предотвращения которых создавалась изначально конкретная уголовно-правовая норма. Например, ст. 143 УК РФ. Дополнительными по отношению к основным последствиями следует считать те последствия преступного посягательства, которые наступают неизбежно наряду с основными, но задача их предотвращения решается законодателем попутно (например, причинение тяжкого вреда здоровью, при нарушений правил охраны труда). К факультативным же последствиями следует относить те преступные последствия, которые могут и не наступить при совершении преступного деяния, однако законодатель, конструируя норму, учел такую возможность их причинения виновным. Например, истязания при совершении преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ» [8, С. 123].

    Одновременно, необходимо в каждом конкретном случае учитывать, что «при доказывании события преступления ряд его элементов должен быть установлен независимо от того, имеют ли они уголовно-правовое значение или нет, поскольку без такого установления мы во всех случаях не можем считать полностью доказанным событие преступления» [8, С. 121].

    Кроме того, важное значение приобретают последствия совершения злоупотребления должностными полномочиями при формировании и анализе критерия общественной опасности указанного преступления. Так, «согласно ст. 6 УК РФ степень общественной опасности деяния, наряду с обстоятельствами совершения преступления и личностью виновного, должна выступать критерием назначения справедливого наказания, или иных мер уголовно-правового характера. В связи с этим, следует согласиться со следующим выводом: ведущими и определяющими для общественной опасности всей совокупности преступлений являются объективные признаки деяния, а среди них — объект и последствия преступления» [8, С. 91].

    Последствия же совершения коррупционных преступлений являются одними из самых сложных императивных квалифицирующих элементов составов таких преступлений. Как справедливо отмечается в литературе, «Если при совершении злоупотребления должностными полномочиями должностным лицом, не наступили установленные уголовным законом последствия, такие деяния следует квалифицировать как дисциплинарный проступок» [5, С. 21].

    Последствия основного состава злоупотребления должностными полномочиями сформулированы в соответствующей статье следующим образом: «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом прав и интересов общества и государства». При этом следует обратить внимание, что термин «существенное нарушение» является оценочным. Волженкин Б.С., например, признает существенными следующие нарушения: «нарушение прав и свобод физических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ» [4, С. 144].

    Что касается правоприменителя, Верховный Суд РФ признает существенными следующие последствия: «создание препятствий в удовлетворении гражданами или организациями своих потребностей, не противоречащих нормам права и общественной нравственности (например, создание должностным лицом препятствий, ограничивающих возможность выбрать в предусмотренных законом случаях по своему усмотрению организацию для сотрудничества)»[2].

    Кроме того, как справедливо отмечает Яни П.С.: «При установлении последствий в виде существенного нарушения необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного такой организацией материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного физического, морального или имущественного вреда» [11, С. 81].

    Кроме того, уголовный закон называет особо квалифицированный состав злоупотребления должностными полномочиями, который осложняется дополнительным основным элементом состава в форме наступивших последствий, которые названы в законе как «тяжкие последствия».

    К тяжким последствиям в доктрине уголовного права чаще всего относят «…длительная остановка транспорта или производственного процесса, крупные аварии, дезорганизация работы государственного или муниципального органа или учреждения, причинение по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, самоубийство или покушение на самоубийство, материальный ущерб в крупном размере» [6, С. 180].

    При этом, несмотря на оценочный характер указанных тяжких последствий, для правоприменителя и для требований законной и обоснованной квалификации требуется, чтобы такие последствия обладали свойствами, позволяющими так или иначе установить их размер, величину, степень, иные количественные либо качественные характеристики.

    При этом, «если в процессе вымогательства взятки должностное лицо совершило действия (бездействие), повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, содеянное при наличии к тому законных оснований должно быть дополнительно квалифицировано по статье 285 или 286 УК РФ» [2].

    Далее, следует согласиться со Смеловой С. В., которая предлагает «разделить п. «а», ч. 3, ст. 286 УК РФ на два самостоятельных подсостава превышения должностных полномочий:

    – применение насилия не опасного для жизни или здоровья или угроза применения такого насилия (побои или иные насильственные действия, связанные с ограничением свободы потерпевшего (связывание рук, применение наручников и др.), причинением ему любой физической боли, либо угроза его применения);

    – применение насилия опасного для жизни или здоровья или угроза применения такого насилия (насилие, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, причинение легкого вреда здоровью, кратковременное расстройство здоровья, незначительная стойкая утрата общей трудоспособности» [9, С. 201].

    Также автор справедливо предлагает: «…закрепить признак с применением насилия не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия в ч. 2, ст. 286 УК РФ, а с применением насилия опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой такого насилия — в ч. 3, ст. 286 УК РФ» [12, С. 26].

    Поскольку анализируемое преступление имеет высокую общественную опасность, и в первую очередь, как неоднократно отмечалось ранее, наносит урон репутации и престижу государственных и муниципальных органов власти, возникает справедливый вопрос: возможно ли осуществление в дальнейшем, после осуждения, должностным лицом своих профессиональных обязанностей?

    Ведь, «сохраняя статус должностного лица, такой гражданин может продолжить преступную деятельность, либо воспрепятствовать производству следственных и судебных действий по уголовному делу, а также оказывать воздействие на свидетелей-сотрудников, находящихся у него в прямом должностном подчинении» [7, С. 201].

    Такая мера процессуального принуждения в частности предусмотрена Конвенцией Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г., которая предусматривает «…в целях обеспечения выполнения договаривающимися сторонами обязательств по защите демократических институтов и ценностей, предупреждению, искоренению коррупции и формированию антикоррупционной политики установление процедур, с помощью которых должностное лицо, обвиненное в совершении преступления, может быть в надлежащих случаях смещено, временно отстранено от выполнения служебных обязанностей, или переведено на другую должность соответствующим компетентным органом» [1].

    Кроме того, публичный характер этой меры «позволяет допустить ее применение только по решению соответствующего суда, в производстве которого находится уголовное дело, на основании ходатайства органа следствия (дознания), исходя исключительно из общественных и государственных интересов» [7, С. 202].

    Можно ли признавать применение таких процессуальных мер последствием совершения анализируемого преступления. Представляется, что подобные меры являются мерами ответственности, и их следует разграничивать с последствиями совершения преступления. Вместе с тем, когда отсутствие должностного лица приводит к временной невозможности нормального функционирования соответствующего органа власти, что в свою очередь приводит к дезориентации государственной деятельности, такие последствия можно рассматривать в качестве преступных последствий.

    Статья ук рф о превышении полномочий

    Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

    Уголовная ответственность за превышение должностных полномочий

    Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

    Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

    Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

    Превышение должностных полномочий (ст. 286 Уголовного кодекса РФ) может выражаться в совершении должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые: а) относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу); б) могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц); в) совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом; г) никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»).

    Общим для всех этих случаев является то, что должностное лицо совершает действия, явно выходящие за пределы прав и полномочий, предоставленных ему законом. Неправомерные действия должностного лица при превышении должностных полномочий должны быть непосредственно связаны со служебной деятельностью субъекта, когда он выступает не как частное, а как официальное лицо. Другими обязательными признаками объективной стороны превышения власти или служебных полномочий являются наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, а также причинная связь между действиями и последствиями.

    Объем прав и полномочий субъекта определяется его должностной компетенцией, которая закрепляется в различных нормативных актах (законах, уставах, положениях, инструкциях, приказах и т.п.).

    Существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных или общественных интересов — это в значительной степени оценочное понятие. Прежде всего существенным следует считать нарушение должностным лицом конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 2 Конституции РФ). Физический вред будет считаться существенным нарушением прав гражданина, если он выражается в причинении хотя бы легкого вреда здоровью. Материальные убытки, причиняемые должностным злоупотреблением, могут быть как в виде реального материального ущерба, так и упущенной выгоды. Существенное нарушение прав и законных интересов организации может быть связано с незаконным вмешательством в ее деятельность, ограничением свободы предпринимательства и иной не запрещенной законом экономической деятельности, повлекшими крупные убытки для организации, ограничением конкуренции и т.п. Существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства можно видеть в создании серьезных помех и сбоев в работе государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, подрыве авторитета органов государственной власти и органов местного самоуправления, сокрытии и попустительстве совершению преступлений и т.п.

    Субъектом превышения должностных полномочий может быть только должностное лицо.

    Комментируемое преступление совершается только с умыслом (конкретизированным или неконкретизированным). Виновный осознает, что совершает действия, которые явно (т.е. бесспорно, очевидно) для него самого выходят за пределы предоставленных ему законом прав и полномочий, предвидит последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства и желает или сознательно это допускает либо относится к последствиям безразлично.

    Мотивы совершения преступления могут быть любыми (месть, карьеризм, иные личные побуждения, корысть, ложно понимаемые интересы дела и т.д.) и не имеют никакого значения для квалификации, хотя и учитываются при назначении наказания.

    Преступность деяния, явно выходящего за пределы должностных полномочий, исключается лишь в ситуации крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) и обоснованного риска (ст. 41 УК РФ).

    По части 1 ст. 286 УК РФ наступает наказание в виде штрафа в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо ареста на срок от четырех до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до четырех лет.

    Квалифицированным видом превышения полномочий (ч. 2 ст. 286 УК РФ) является совершение соответствующих деяний лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, а равно главой органа местного самоуправления.

    Под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов — Президент РФ, Председатель Правительства РФ, председатели палат Федерального Собрания РФ, депутаты, федеральные министры, Генеральный прокурор РФ, Председатель Центрального банка РФ, Председатель Счетной палаты РФ, судьи, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ и др.

    Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов Федерации для непосредственного исполнения полномочий государственных органов, — президенты республик, губернаторы или другие главы субъектов Федерации, руководители органов законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации, депутаты представительных органов субъектов Федерации, члены правительства и др.

    Действия наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

    Особо квалифицированным видом превышения власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ) признается деяние, предусмотренное ч. ч. 1 или 2 комментируемой статьи, если оно сопровождалось насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств, причинением тяжких последствий. Каждого из названных обстоятельств достаточно для квалификации по ч. 3 ст. 286 УК РФ, хотя нередко они наличествуют одновременно.

    Сам факт совершения должностным лицом незаконных действий с насилием или угрозой его применения, применением оружия или специальных средств является грубым посягательством против охраняемых законом прав граждан, интересов общества или государства и рассматривается как существенное их нарушение независимо от наступления каких-либо иных вредных последствий.

    Насилие при превышении должностных полномочий может выражаться в нанесении потерпевшему побоев, причинении вреда здоровью любой тяжести, истязании, лишении жизни потерпевшего. Угроза применения насилия при превышении должностных полномочий — это высказанное намерение совершить вышеназванные действия.

    Квалификацией по ч. 3 ст. 286 УК РФ охватывается причинение потерпевшему любого вреда здоровью, кроме случаев причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 ст. 111 УК РФ, а также умышленного убийства. В последних случаях действия виновного должностного лица нужно квалифицировать по совокупности ч. 3 ст. 286 и ч. 3 или ч. 4 ст. 111 или ст. 105 УК РФ.

    Убийство и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенные представителем власти или иным должностным лицом при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, квалифицируются только по ст. 108 или ст. 114 УК РФ.

    Применение оружия или специальных средств как квалифицирующее обстоятельство по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ имеет место в случаях, когда по делу установлено фактическое использование этих предметов для физического воздействия на потерпевшего путем причинения ему смерти или вреда здоровью, а также для психического воздействия путем угрозы причинения такого вреда, если у потерпевшего имелись основания считать, что его жизни и здоровью грозила реальная опасность.

    К оружию относятся устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона от 13.12.96 № 150-ФЗ «Об оружии»). Оружие может быть огнестрельным, холодным, метательным, пневматическим, газовым, а также основанным на использовании электрической энергии, радиоактивных излучений и биологических факторов.

    Ответственности по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ подлежит должностное лицо, применившее при превышении своих полномочий оружие любого назначения (боевое, служебное, гражданское, в том числе газовое оружие самообороны, спортивное или охотничье).

    Специальные средства (резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы и бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и т.д.) состоят на вооружении органов милиции, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов, судебных приставов, органов правительственной связи и информации, ведомственной и вневедомственной охраны.

    При превышении должностных полномочий, сопровождавшемся применением оружия или специальных средств, необходимо, чтобы они применялись в нарушение установленных оснований и порядка их использования.

    Причинение тяжких последствий является признаком особо квалифицированного превышения должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ). При этом необходимо, чтобы имелись все другие объективные и субъективные признаки этого состава. Эти тяжкие последствия должны быть связаны с нарушением прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. К тяжким последствиям, в частности, рекомендуется относить: крупную аварию; причинение смерти или тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку; дезорганизацию работы государственного или муниципального органа, а также учреждения; нанесение материального ущерба в особо крупных размерах и т.п.

    По ч. 3 ст. 286 УК РФ наступает ответственность в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

    За превышение должностных полномочий и мошенничество осуждены бывший следователь, оперуполномоченный и их сообщники

    За превышение должностных полномочий и мошенничество осуждены бывший следователь, оперуполномоченный и их сообщники

    Зюзинский районный суд г. Москвы вынес обвинительный приговор по уголовному делу в отношении теперь уже бывшего следователя Зюзинского МРСО СУ по ЮЗАО ГСУ СК России по г. Москве Дмитрия Митюрева, бывшего оперуполномоченного УР ЦОП МУ МВД России «Королевское» по Московской области Руслана Догужаева, жителей Москвы Ислама Рамазанова и Иорданиса Иоаниди, а также жителя Московской области Андрея Веслова.

    В зависимости от роли и степени участия в совершении преступлений их действия квалифицированы по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество), ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество), ч. 3 ст. 35, ч.ч. 1, 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное организованной группой, с применением оружия или специальных средств), ч. 5 ст. 33 ч. 1 ст. 286 УК РФ (пособничество в превышении должностных полномочий), ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 286 УК РФ (подстрекательство к превышению должностных полномочий), ч. 3 ст. 33, ч.ч. 1, 3 ст. 286 УК РФ (организация превышения должностных полномочий, в том числе с применением оружия или специальных средств).

    Установлено, что в период с января по март 2015 года Митюрев при подстрекательстве Веслова и пособничестве Рамазанова и Иоаниди совершил превышение должностных полномочий.

    Так, Веслов, зная о должностном положении Митюрева, через Рамазанова предложил ему путем психологического давления и угроз привлечения к уголовной ответственности, обеспечить возврат знакомым коммерсантом долга в 1 млн. рублей, обещая за это денежное вознаграждение в размере 300 тысяч рублей.

    Совместными действиями они более месяца принуждали коммерсанта признать сумму долга и вернуть денежные средства, в том числе с помощью изготовленных Митюревым фиктивных процессуальных документов.

    Помимо этого, 1 марта 2015 года Рамазанов создал организованную преступную группу для хищения путем обмана имущества у лиц, осуществляющих торговлю черной икрой. В ее состав вошли Митюрев и Догужаев. Рамазанов должен был подыскивать предполагаемых жертв, договариваться с ними о встрече, якобы для покупки у них икры. В обязанности его сообщников входила инсценировка «проверочной закупки», задержание продавцов, изъятие у них реализуемой продукции и иных материальных ценностей с целью последующего обращения в свою пользу.

    По такой схеме участники преступной группы пытались обмануть одного из продавцов, однако икры при нем не оказалось, а 12 марта 2015 путем обмана они похитили имущество другого, причинив ему значительный ущерб на общую сумму более 145 тыс. рублей.

    С учетом позиции государственного обвинителя прокуратуры г. Москвы суд приговорил Митюрева к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, Догужаева – к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Также они лишены права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями в органах государственной власти и органах местного самоуправления сроком на 3 года. Рамазанов осужден на 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

    Иоаниди и Веслов приговорены к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года. На основании Постановления Государственной Думы от 24 апреля 2015 г. «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», судимость с них снята.