Статья 352 ук рк

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Содержание:

Статья 352. Нарушение правил кораблевождения

Нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Комментарий к Ст. 352 УК РФ

1. Непосредственный объект преступления — установленный порядок вождения или эксплуатации кораблей Военно-Морского Флота, обеспечивающий их постоянную боевую готовность, безопасное плавание для людей, самих кораблей и иного имущества и использование их по прямому назначению в мирное и военное время.

Корабельный устав Военно-Морского Флота относит к кораблям Военно-Морского Флота боевые корабли (эсминцы, крейсера, авианосцы, подводные лодки, торпедные катера и др.), корабли специального назначения, морские и рейдовые суда обеспечения (ст. 1).

Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, относится к преступлениям средней тяжести.

Основными актами, регулирующими установленный порядок мореплавания кораблей Военно-Морского Флота, являются Корабельный устав Военно-Морского Флота, устанавливающий общие обязанности командира корабля; Руководство по соблюдению правового режима пространств и взаимоотношений с иностранными кораблями и властями; Правила безопасности плавания; Правила техники эксплуатации вспомогательных судов и базовых плавучих средств Военно-Морского Флота; Инструкция по штормовым готовностям; Правила устройства безопасной эксплуатации подводных снарядов; Руководство по оказанию помощи подводным лодкам, находящимся на глубине; Инструкция о порядке классификации, расследования происшествий с кораблями, судами, их вооружением и военной техникой и организации работы по предупреждению аварийности в Военно-Морском Флоте; Устав службы на судах обеспечения; Положение о введении надзора за безопасностью мореплавания, водолазных и глубоководных работ Военно-Морского Флота; международные акты, ратифицированные Российской Федерацией, о предупреждении столкновения судов на море и др.

В процессе кораблевождения, т.е. непосредственного управления кораблем в плавании, командир определяет курс корабля, скорость его движения, место нахождения корабля, порядок буксировки корабля другим кораблем, принимает меры к предупреждению столкновения судов в море, а также к обеспечению живучести корабля при получении им повреждения и принимает решение в случае возникновения угрозы гибели корабля для предотвращения такой угрозы. Вождение корабля возлагается лично на командира корабля, его старшего помощника, а в случае их отсутствия — на вахтенного офицера, находящегося при исполнении своих обязанностей. Командир корабля не несет ответственности за аварию корабля, идущего под проводкой лоцмана, лишь при условии, если авария корабля произошла из-за таких местных условий (факторов), которые могли быть известны только лоцману (подводные рифы, затонувшие суда, отмели и т.п. препятствия, не обозначенные на судовой карте).

2. Объективная сторона преступления выражается в нарушении установленных правил кораблевождения или эксплуатации военных кораблей. Кораблевождение заключается в непосредственном управлении кораблем в плавании. Ошибки в кораблевождении являются нарушением правил вождения кораблей. Нарушение правил вождения корабля выражается в действии (бездействии), противоречащем установленным правилам кораблевождения (непринятие мер к измерению глубины перед посадкой на мель, неуменьшение скорости движения корабля при прохождении узости, расхождение со встречным кораблем с нарушением правил, повлекшим столкновение кораблей, и др.).

Нарушение правил эксплуатации корабля включает ошибки в техническом обслуживании корабля, в выполнении погрузочно-разгрузочных работ, в выполнении специальных мероприятий, связанных с использованием военного корабля по его предназначению (десантирование, минирование и др.).

Последствия нарушения правил кораблевождения или эксплуатации корабля — причинение по неосторожности смерти человеку либо иных тяжких последствий. Их содержание аналогично рассмотренным ранее.

Обязательный признак преступления — причинная связь. Ее установление в сложных случаях может быть осуществлено с помощью эксперта.

3. Субъект преступления — специальный: военнослужащий, на которого возложена обязанность по кораблевождению или эксплуатации корабля (командир корабля, катера, шлюпки, старший помощник командира корабля, вахтенный офицер, осуществляющий вождение корабля, лица технической службы корабля и командиры боевых частей корабля).

4. Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности.

Кодекс Республики Казахстан от 16.07.1997 N 167-I
«Уголовный кодекс Республики Казахстан»

Часть II. Особенная часть

Глава 15. Преступления против правосудия и порядка исполнения наказаний

Статья 352. Заведомо ложные показания, заключения эксперта, специалиста или неправильный перевод

1. Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключения эксперта, специалиста в суде либо при производстве дознания или предварительного следствия, а равно заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком в тех же случаях, а также при исполнении исполнительных документов, —

наказываются штрафом в размере от ста до двухсот месячных расчетных показателей, либо привлечением к общественным работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до одного года.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении коррупционного,тяжкого или особо тяжкого преступления, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, а равно совершенные с корыстной целью, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

Статья 353. Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний в суде либо при производстве дознания или предварительного следствия —

наказываются штрафом в размере от пятидесяти до ста месячных расчетных показателей, либо привлечением к общественным работам на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против самого себя, супруга (супруги) или своих близких родственников, а также священнослужители за отказ от дачи показаний против доверившихся им на исповеди.

Статья 354. Подкуп или принуждение к даче ложных показаний или уклонению от дачи показаний, ложному заключению либо к неправильному переводу

1. Подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта с целью дачи им ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика в целях осуществления им неправильного перевода —

наказывается штрафом в размере до одной тысячи месячных расчетных показателей, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества этих лиц или их близких, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья указанных лиц, а равно связанные с обвинением в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются лишением свободы на срок от двух до восьми лет.

Статья 355. Разглашение данных дознания или предварительного следствия

Разглашение данных дознания или предварительного следствия лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия прокурора, следователя или лица, производящего дознание, —

наказывается штрафом в размере от ста до двухсот месячных расчетных показателей, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до одного года.

Статья 356. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении лиц, подлежащих государственной защите

1. Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении лиц, подлежащих государственной защите, если это деяние совершено лицом, которому указанные сведения были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до четырехсот месячных расчетных показателей, либо ограничением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Статья 357. Незаконные действия в отношении имущества, подвергнутого описи или аресту либо подлежащего конфискации

1. Растрата, отчуждение, сокрытие или незаконная передача имущества, подвергнутого описи, аресту или на которое наложено ограничение в распоряжении, совершенные лицом, которому это имущество вверено, а равно осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест либо по которым приостановлены расходные операции, —

наказываются штрафом в размере от ста до двухсот месячных расчетных показателей, либо привлечением к общественным работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Сокрытие или присвоение имущества, подлежащего конфискации по приговору или постановлению суда, а равно иное уклонение от исполнения вступившего в законную силу приговора или постановления суда о назначении конфискации имущества —

наказываются привлечением к общественным работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот часов либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до пятидесяти месячных расчетных показателей.

УК предусматривает ответственность за заведомо ложные показания свидетеля

АСТАНА. КАЗИНФОРМ — В практике каждого судьи встречались такие ситуации, когда в ходе рассмотрения уголовного дела свидетель обвинения или потерпевший вдруг стал оправдывать подсудимого, говорить о том, что перепутал или забыл о произошедшем преступлении.

Задача судьи состоит в том, что необходимо проанализировать данные показания и в случае дачи заведомо ложных показаний вынести частное постановление о наличии в действиях указанных лиц признаков преступления, предусмотренного ст. 352 Уголовного кодекса Республики Казахстан.

Статья 352 УК предусматривает ответственность за заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение эксперта в суде либо при производстве дознания или предварительного следствия, а также заведомо неправильный перевод, сделанный переводчиком. Данные преступления опасны тем, что могут дезориентировать судью, направить его по неправильному пути и привести к нарушению законности. Поэтому объектом этого преступления является нормальная деятельность суда.

6 ноября 2013 года районным судом № 2 Зыряновского района Восточно-Казахстанской области вынесен обвинительный приговор в отношении С. за совершение преступления, предусмотренного ст. 352 ч. 1 УК.

Судом установлено, что С. являлся свидетелем по уголовному делу по обвинению А. и И. в совершении преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 3 УК. В ходе предварительного следствия С. дал показания, которые изобличали А. и И. в совершенном преступлении, и являлись одним из доказательств их вины.

Однако в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении А. и И. в суде свидетель С. стал отрицать показания, данные в ходе предварительного следствия, тем самым пытаясь увести А. и И. от уголовной ответственности.

В отношении свидетеля С. судом было вынесено частное постановление в адрес прокурора о наличии в его действиях признаков уголовно-наказуемого деяния в связи с изменением им показаний в ходе судебного следствия.

На основании частного постановления судьи в отношении свидетеля С. возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 352 ч. 1 УК.

Данное уголовное дело было рассмотрено судом, где в судебном заседании С., уже будучи подсудимым, не отрицал факт дачи им ложных показаний в суде по уголовному делу по обвинению А. и И., но объяснял это угрозами и психологическим давлением со стороны А.

Вместе с тем, суд установил, что С. совершал деяние с прямым умыслом, так как сознавал, что дает ложные показания и желал этого. При этом мотив, которым он руководствовался, а именно страх за семью, не имел значения для квалификации преступления, но был учтен при назначении наказания.

Данный приговор был обжалован осужденным в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, но основания для отмены приговора вышестоящими судами установлены не были и приговор районного суда вступил в законную силу.

Айдын. Имеет ли право свидетель менять показания во время следствия?

В статье 82 Уголовно-процессуального кодекса РК (далее — УПК) предусмотрен перечень прав и обязанностей свидетеля. В п. 4 предусмотрено, что «свидетель обязан: явиться по вызову дознавателя, следователя, прокурора и суда; правдиво сообщить все известное по делу и ответить на поставленные вопросы. » . В п. 6 этой статьи сказано, что за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний свидетель несет уголовную ответственность, предусмотренную Уголовным кодексом Республики Казахстан. Уклонение от дачи показаний или неявка без уважительных причин по вызову органа, ведущего уголовный процесс, влечет административную ответственность.

В статье 215 УПК РК расписаны особенности допроса несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего. Так, свидетели и потерпевшие в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении таким свидетелям и потерпевшим процессуальных прав и обязанностей им указывается на необходимость говорить только правду. Несовершеннолетним свидетелю и потерпевшему разъясняется право отказа от дачи показаний, уличающих в совершении преступления их самих или близких родственников.

Статья 352 Уголовного Кодекса РК предусматривает уголовную ответственность за заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод
Так, заведомо ложные показание свидетеля в суде либо при производстве дознания или предварительного следствия наказываются штрафом в размере от ста до двухсот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо привлечением к общественным работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.
Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении коррупционного, тяжкого или особо тяжкого преступления, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, а равно совершенные с корыстной целью, наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет.
К данной статье есть правда примечание, согласно которому свидетель, потерпевший, эксперт или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения судом приговора или решения заявили о ложности данных ими показаний, заключения или неправильном переводе.
Таким образом, получается, что по общему правилу свидетель должен говорить правду и ничего кроме правды (иначе грозит ответственность за дачу заведомо ложных показаний) и соответственно не менять свои показания (они могут быть лишь уточнены во время проверки на месте, связанном с расследуемым событием (ст.238 УПК РК), а с другой стороны, свидетель освобождается от наказания в случае, если он добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства заявил о ложности данных им показаний. Судебная практика по таким делам нам не известна.

На вопрос ответила Гульмира Кужукеева, юрист Internews Kazakhstan

Статья 352 ук рк

Честнов Николай Евгеньевич

кандидат юридических наук

соискатель кафедры уголовного права Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Военный университет»

125252, Россия, г. Москва, ул. Авиаконструктора Микояна, 14, корпус2

CHESTNOV NIKOLAI EVGENEVICH

PhD Applicant at the Military University, Department of Criminal Law

125252, Russia, Moscow, ul. Aviakonstruktora Mikoyana, 14, korpus2

В данной статье исследованы подходы к разграничению нарушений правил кораблевождения от иных преступлений против военной службы. Существующая на сегодня система наказания за нарушение правил кораблевождения не позволяет объективно использовать имеющиеся возможности УК РФ в отношении назначения уголовной отвесности военнослужащим. На основе сравнения и анализа актуальных норм уголовного законодательства Республики Казахстан, Украины и Республики Молдова автором предложены изменения в статьи действующего Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении назначения ответственности за нарушения правил кораблевождения. В данной работе были использованы такие методы исследования, как синтез, анализ, индукция, дедукция и формализация. Предлагаемые в данной статье изменения позволят расширить возможности применения различных мер уголовного наказания к субъектам преступления, исходя из: формы прохождения военной службы, уровня ответственности военнослужащего, определяемого должностными и специальными обязанностями, тяжести произошедшего и вины военнослужащего. Предложены изменения в статьи действующего Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении назначения ответственности за нарушения правил кораблевождения.
Ключевые слова: правила кораблевождения, уголовная ответственность, наказание, военнослужащий, исполнение наказаний, нарушение правил кораблевождения, арест, кораблевождение, уголовный кодекс, правовые основания

Дата направления в редакцию:

The article studies the approaches to the differentiation between the violation of rules of navigation and other crimes against military service. The existing system of punishment for the violation of rules of navigation doesn’t allow objective using of the existing capacities of the Criminal Code of the Russian Federation for imposing criminal liability on military servants. On the base of comparison and analysis of the current provisions of criminal legislation of the Republic of Kazakhstan, Ukraine and the Republic of Moldova, the author proposes the amendments to the articles of the current Criminal Code of the Russian Federation in relation to imposing criminal liability for the violation of rules of navigation. The author applies the methods of analysis, synthesis, induction, deduction and formalization. The proposed amendments will allow extending the opportunities of application of various measures of criminal punishment to the subjects of crime, according to the form of military service, the responsibility level of a military servant, defined by the functions, and the gravity of the guilt. The author proposes the amendments to the Criminal Code of the Russian Federation in relation to imposing criminal liability for the violation of rules of navigation.

rules of navigation, a violation of criminal responsibility, punishment, military, the enforcement of punishment, violation of the rules of navigation, arrest, navigation, criminal code, legal ground

Вопросы разграничения нарушений правил кораблевождения от иных преступлений против военной службы и совершенствования уголовного законодательства

В данной статье исследованы подходы к разграничению нарушений правил кораблевождения от иных преступлений против военной службы. На основе анализа актуальных норм уголовного законодательства Республики Казахстан, Украины и Республики Молдова предложены изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации в отношении назначения ответственности за нарушения правил кораблевождения.

Предлагаемые изменения позволят расширить возможности применения различных мер уголовного наказания к субъектам преступления, исходя из: формы прохождения военной службы, уровня ответственности военнослужащего, определяемого должностными и специальными обязанностями, тяжести произошедшего и вины военнослужащего.

Ключевые слова: правила кораблевождения, уголовная ответственность, наказание, военнослужащий, исполнение наказаний, нарушение правил кораблевождения, арест, кораблевождение, уголовный кодекс, правовые основания.

The questions of differentiation of violations of the rules of navigation on other crimes against military service and improvement of criminal law

This article examines approaches to differentiation of violations of navigation of other crimes against military service. Based on an analysis of actual norms of the criminal legislation of the Republic of Kazakhstan, Ukraine and the Republic of Moldova proposed changes to the Criminal Code of the Russian Federation for the appointment of liability for violation of the rules of navigation.

The proposed changes will enhance the possibility of using different measures of criminal punishment to the perpetrator, on the basis of: the form of military service, the level of responsibility of the military, officers determined and specific duties, the severity of the incident and the guilty soldier.

Keywords: rules of navigation, a violation of criminal responsibility, punishment, military, the enforcement of punishment, violation of the rules of navigation, arrest, navigation, criminal code, legal ground.

Преступление согласно ст. 352 УК РФ включено в Главу 33 Особенной части УК РФ «Преступления против военной службы» [1] и может быть отнесено к преступлениям против порядка обращения с военным имуществом, оружием, источниками повышенной опасности, использования и эксплуатации военной техники.

Сравнимыми по составу с нарушением правил кораблевождения преступлениями выступают: нарушение правил вождения или эксплуатации машин (ст. 350 УК РФ) и нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 351 УК РФ). Поэтому их можно объединить в одну подгруппу – преступления против порядка использования и эксплуатации военно-технических средств.

Следует признать, что во всех случаях с объективной стороны преступления по ст. ст. 350-352 УК РФ могут быть совершены как в форме действия (собственно, нарушение установленных норм, правил, инструкций, требований и т.п.), так и в форме бездействия (например, невыполнение необходимых требований по эксплуатации или обслуживанию используемой техники, узлов, агрегатов, систем, вооружения и т.д.).

В случае ст. 350 УК РФ и ст. 351 УК РФ предметная область указанных преступлений отличается от ст. 352 УК РФ – в первом случае речь идет о наземных транспортных средствах (боевых, специальных или транспортных машинах), а во втором – о воздушных транспортных средствах (военных летательных аппаратах). Тем не менее, общие подходы к определению состава преступления и его субъективных признаков выглядят схожими. В связи с этим необходимо дать краткую юридическую характеристику составов, объективных и субъективных признаков преступлений по ст. ст. 350-351 УК РФ.

Составом преступления по п. 1 ст. 350 УК РФ выступает нарушение правил вождения или эксплуатации боевых машин, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью человека. Квалифицирующим признаком преступления по п. 2 ст. 350 УК РФ выступает смерть человека, а особо квалифицирующим признаком по п. 3 ст. 350 УК РФ – смерть двух или более лиц. Это схоже по подходам со ст. 263.1 УК РФ, детально рассмотренной нами в предыдущем разделе данной работы.

Непосредственным объектом рассматриваемого состава, предусмотренного ст. 350 УК, следует признать установленный в ВС РФ и воинских формированиях, где предусмотрено прохождение военной службы, порядок вождения и эксплуатации боевых, специальных и транспортных машин. Безопасность жизни и здоровья людей является дополнительным объектом нарушения правил вождения или эксплуатации машин.

Следует согласиться с А.В. Поповым [6] , который отмечает, что субъектом преступления, связанного с нарушением правил вождения или эксплуатации машин (ст. 350 УК РФ) может быть военнослужащий ответственный за эксплуатацию данной машины либо непосредственно управляющий ею. В отдельных случаях ответственность по ст. 350 УК РФ должен нести соответствующий командир, давший указание военнослужащему, не способному выполнять соответствующие требования, приступить к вождению машины. В данном случае со стороны командира усматривается нарушение правил эксплуатации боевых машин. Субъектом данного преступления может быть и военнослужащий, назначенный начальником колонны или старшим машины.

Данная диспозиция соответствует подходам и ст. 352 УК РФ, где субъектом преступления может выступать любое должностное лицо – от рядового военнослужащего до командира (начальника). Признаком причастности к совершению нарушений правил кораблевождения будет выступать лишь возможность данного лица участвовать в вождении или эксплуатации корабля, а также неправильном использовании его отдельных технических систем и оборудования, которые могут повлиять на обеспечение живучести корабля.

Таким образом, субъектами преступлений по ст. ст. 350-351 УК РФ и ст. 352 УК РФ выступают военнослужащие, которых можно условно разделить на две основные группы:

— командиры и начальники, отвечающие за обеспечение вождения (управление движением) транспортных средств;

— младший командный состав и отдельные специалисты, непосредственно отвечающие за обеспечение вождения (управления) транспортным средством, его эксплуатацию и обслуживание (в том числе и отдельных систем, узлов, агрегатов, вооружения).

Основным объектом преступления по ст. 351 УК РФ выступает установленный порядок осуществления полетов, подготовки к ним и правила эксплуатации военной летательной техники. Дополнительным же объектом преступления выступает жизнь и здоровье человека, а также имущественные интересы государства.

Также, как и в случае с нарушением правил кораблевождения, объективная сторона преступления по ст. 351 УК РФ выражается в нарушении правил, нормативно установленных для использования, эксплуатации и обслуживания военной техники, ее отдельных узлов, агрегатов, систем и вооружения. Нарушение правил полетов заключается в невыполнении, неточном или неправильном выполнении установленных правил:

— пилотирования, указаний руководителя полетов или диспетчера и т.п.;

— подготовки к полетам, связанных с предполетной подготовкой воздушного судна;

— по техническому обслуживанию техники (выпуск в полет неисправного или незаправленного воздушного судна, отклонения в техническом обслуживании, которые способны привести к неполадкам в полете и т.п.);

— по допуску к полетам (допуск к управлению воздушным судном лиц, не имеющих права на совершение полетов, отстраненных от их выполнения, не имеющих специальной подготовки и т.п.).

Преступление по ст. 351 УК РФ является оконченным в случае причинения смерти или иных тяжких последствий (например, повреждение или полное уничтожение воздушного судна, причинение вреда здоровью нескольким лицам, материальный ущерб в виде разрушения зданий, строений и т.п. при аварии летательного аппарата). Данный подход соответствует параметрам оконечности преступления и по ст. 352 УК РФ с поправкой на объект преступления.

Субъективная сторона преступления, связанного с нарушением правил полетов или подготовки к ним, также, как и в случае со ст. 350 УК РФ и ст. 352 УК РФ, характеризуется неосторожной формой вины.

Необходимо отметить, что не только состав, субъективная и объективная стороны преступлений по ст. 351 и 352 УК РФ имеют сходство, но и даже текст статей, предложенный законодателем, а также нормы уголовной ответственности являются идентичными. Рассматриваемые преступления отличаются лишь объектом преступления. В первом случае, это летательные аппараты в широком смысле слова (самолеты, вертолеты, планеры и т.д.), включая все входящие в их состав технические системы и вооружение. Во втором случае, объект преступления – военный корабль с его техническими системами и вооружением. Именно эта специфика различает квалификацию и разделение ответственности по ст. ст. 351-352 УК РФ.

Все рассматриваемые статьи (350-352 УК РФ) объединяет наличие бланкетного характера.

В случае с нарушением правил кораблевождения бланкетный характер дис­позиции ст. 352 УК РФ создает серьезные сложности при квалификации деяний в связи со значительным объемом нормативно-правовых актов регулирующих данную сферу, которые представлены международными конвенциями, национальным законодательством и ведомственными документами МО РФ, ВМФ России, МВД России, ФСБ России.

Положитель­ной стороной бланкетного характера диспозиции ст. 352 УК РФ является стабильность уголовно-правовой нормы, в диспо­зицию которой за время существования кодекса с 1996 года вносились из­менения только один раз.

Так, в декабре 2003 года законодателем были внесены изменения в санкции ст. 350-352 УК РФ, смягчившие уголовное наказание. В результате изменений уголовного законодательства максимальный срок лишения свободы был уменьшен с 10 до 7 лет [5] .

В связи с изменением уголовного наказания в УК РФ в 2003 году, интересным выглядит сравнительная характеристика подходов современного российского военно-уголовного законодательства и подходов законодательного регулирования в области нарушения правил кораблевождения бывших советских республик, а ныне независимых государств – Казахстана, Украины и Молдовы.

Подходы Уголовного кодекса Республики Казахстана схожи с подходами отечественного военно-уголовного права. Так, согласно ст. 393 «Нарушение правил кораблевождения» Уголовного кодекса Республики Казахстан, нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового [2] .

Видно, что в отличие от отечественного уголовного законодательства здесь вводится дополнительная санкция – лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Кроме этого, уголовная мера наказания в казахстанском законодательстве выше российской и имеет минимальный порог ответственности – лишение свободы на 3 года.

Согласно ст. 417 Уголовного кодекса Украины, в качестве событий преступления, связанного с нарушением правил кораблевождения, выступают:

2) гибель корабля;

3) иные тяжкие последствия [3] .

В Уголовном кодексе Украины мера уголовной ответственности за нарушение правил кораблевождения составляет до 15 лет лишения свободы. При этом в отличие от российского законодательства, установлен минимальный предел ответственности – 5 лет лишения свободы.

В ст. 417 Уголовного кодекса Украины однозначно не указывается на неосторожные действия, которые и приводят к обозначенным последствиям. В этом случае субъективная сторона преступления, связанного с нарушением правил кораблевождения, в отличие от подходов ст. 352 УК РФ, характеризуется не только неосторожной формой вины, но может иметь и характер злонамеренных действий.

Согласно ст. 384 «Нарушение правил кораблевождения» Уголовного кодекса Республики Молдова в качестве событий преступления рассматриваются:

1) гибель или серьезные повреждения корабля;

2) смерть человека;

3) иные тяжкие последствия [4] .

При этом в качестве меры наказания установлено лишение свободы на срок от 7 до 15 лет.

Таким образом, в отличие от российского законодательства в качестве дополнительных признаков преступления напрямую выделены «серьезные повреждения корабля». Максимальная мера уголовной ответственности за данное воинское преступление значительно превышает установленную российским законодательством. Кроме этого в молдавском уголовном праве в отличие от УК РФ установлен минимальный предел уголовного наказания – 7 лет лишения свободы.

На основе изучения опыта других государств следует предложить отечественному законодателю рассмотреть возможность изменения действующего уголовного права в отношении нарушения правил кораблевождения по следующим направлениям:

— установление минимального порога уголовной ответственности за совершенное преступление;

— исключение субъективного признака неосторожной вины и введение возможности рассмотрения умышленного вреда;

— введение дополнительных мер уголовного наказания за совершенное преступление.

По нашему мнению, установление минимального порога уголовной ответственности позволит четко обозначить более серьезный характер наказания (по сравнению с существующим) по преступлению, в качестве квалифицирующих признаков которого выступает гибель человека либо нанесение тяжкого вреда его здоровью, а также крупные материальные последствия для государства, связанные с гибелью корабля либо нанесением ему повреждений, что приводит к снижению его боевой готовности и выводу корабля из фактически действующих сил флота (временно или окончательно).

Учитывая гуманизацию российского уголовного законодательства, произошедшую в 2003 году, минимальный срок наказания может быть установлен в пределах ниже чем, это сделано в законодательстве Украины, Республики Казахстан и Республики Молдовы, например, в размере 2 лет лишения свободы.

Таким образом, нами предлагается внести изменения ст. 352 УК РФ, в результате которых текст будет выглядеть следующим образом:

«Нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей, повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия,

— наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет».

Исключение субъективного признака неосторожной вины позволяет рассматривать случаи совершения нарушений правил вождения или эксплуатации военных кораблей не только по неосторожности, но и в случае умышленных действий.

На сегодняшний день в Главе 33 УК РФ о преступления против военной службы нет отдельной уголовной статьи, касающейся умышленного повреждения или уничтожения военной техники.

В качестве предмета преступления по ст. 346 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение военного имущества» выступают оружие, боеприпасы или предметы военной техники. Таким образом, предметная область по ст. 346 УК РФ значительно уже, чем по ст. 352 УК РФ, т.к. военный корабль следует рассматривать не как предмет военной техники, а как объект военной техники (т.е. совокупную техническую систему, включающую в себя отдельные предметы военной техники – узлы, агрегаты, технические средства и системы, вооружение и др.).

В ст. 346 УК РФ в качестве квалифицирующих признаков рассматриваются:

— умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники;

— те же деяния, повлекшие тяжкие последствия.

При этом в качестве возможной санкции по п. 1 ст. 346 УК РФ применяются:

— штраф в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до 6 месяцев;

— ограничение по военной службе на срок до 2 лет;

— арест на срок до 3 месяцев;

— содержание в дисциплинарной воинской части на срок до 2 лет.

В качестве применимой санкции по п. 2 ст. 346 УК РФ используется такая уголовно-правовая мера, как лишение свободы на срок до 5 лет.

Несложно заметить, что в данном случае при наличии умысла военнослужащего по нарушению правил кораблевождения и в случае наступления тяжких последствий по п. 2 ст. 346 УК РФ, мера наказания значительно ниже максимальной, предусмотренной ст. 352 УК РФ (до 7 лет лишения свободы).

Спорным и проблемным также выглядит вопрос рассмотрения в качестве предмета военного имущества отдельных технических систем корабля, его узлов и агрегатов. По смыслу ст. 346 УК РФ в качестве объекта преступления следует рассматривать предметы военного имущества, к которым с технической точки зрения следует отнести лишь небольшие устройства и технические средства (например, бинокли, радиостанции, прицелы и т.п.), которые не могут быть сравнимы со сложным оборудованием и системами военного корабля.

Аналогичной выглядит и ситуация по рассмотрению в качестве объекта преступления по ст. 346 УК РФ оружия и боеприпасов. По смыслу указанной статьи речь идет, прежде всего, о личном оружии военнослужащего либо предметах, которые может носить (переносить) одиночный военнослужащий (за которым закреплено данное имущество). Но в данном случае, это несравнимо с вооружением военного корабля, чаще всего, представляющего сложные системы и устройства (например, торпедные аппараты, системы залпового огня, ракетные и зенитные установки и др.).

Таким образом, в случае совершения умышленных действий со стороны военнослужащего по нарушению правил кораблевождения для их квалификации и уголовного правоприменения выглядит крайне проблематичным использование подходов ст. 346 УК РФ.

В случае рассмотрения действий военнослужащего по общеуголовному составу при умышленном нарушении правил кораблевождения и возникновении тяжких последствий могут быть рассмотрены нормы ст. 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества».

В ст. 167 УК РФ в качестве квалифицирующих признаков используются:

— умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба;

— те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия [1] .

При этом в качестве возможной санкции по п. 1 ст. 167 УК РФ применяются:

— штраф в размере до 40 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода, осужденного за период до 3 месяцев;

— обязательные работы на срок до 360 часов;

— исправительные работы на срок до 1 года;

— принудительные работы на срок до 2 лет;

— арест на срок до 3 месяцев;

— лишение свободы на срок до 2 лет [1] .

(см. текст в предыдущей редакции)

В качестве применимой санкции по п. 2 ст. 167 УК РФ используется такая уголовно-правовая мера, как принудительные работы на срок до 5 лет либо лишение свободы на тот же срок [1] .

Указанные меры уголовно-правого воздействия к военнослужащим могут быть применены только исходя из их правового статуса и существующих ограничений.

Для военнослужащих установлен особый порядок отбывания отдельных видов наказания. Так, в соответствии с п. 3 ст. 54 УК РФ наказание в виде ареста осуществляется в виде пребывания военнослужащего на гауптвахте [1] .

Обязательные или исправительные работы не могут быть назначены военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим-контрактникам, проходящим военную службу на должностях рядового и сержантского состава, если они к моменту провозглашения приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. Кроме того, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, не может быть назначено наказание в виде ограничения свободы.

На военнослужащих, как субъектов уголовной ответственности, распространяется общие положения учения о наказании, поэтому к ним могут быть применены положения ст. ст. 73-74 УК РФ об условном осуждении раздела IV «Освобождение от уголовной ответственности и от наказания» УК РФ [1] .

Кроме этого в отношении военнослужащих существует возможность замены лишения свободы на содержание в дисциплинарной воинской части. В соответствии с п. 1 ст. 55 УК РФ это допускается лишь в случае, если суд, назначив военнослужащему, проходящему военную службу по призыву, либо военнослужащему-контрактнику, состоящему на рядовых или сержантских должностях, не отслуживших сроков, установленных для службы по призыву, лишение свободы сроком от 3 месяцев до 2 лет, придет к выводу о возможности такой замены с учетом характера совершенного преступления и личности виновного [1] .

В соответствии с п. 1 ст. 52 УК РФ осужденным военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, вместо исправительных работ, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, суд должен назначить наказание в виде ограничения по военной службе [1] .

Таким образом, можно сделать вывод о том, что использование общеуголовной статьи 167 УК РФ для квалификации нарушения военнослужащим правил кораблевождения выглядит затруднительным. Нормы максимального уголовного наказания по ст. 167 УК РФ значительно ниже максимальных норм по ст. 352 УК РФ, что делает применение наказания по ст. 167 УК РФ неприемлемым в большинстве случаев.

По нашему мнению, данная ситуация, когда в уголовном праве фактически отсутствует мера наказания за осуществление умышленных действий по нарушению правил кораблевождения, представляет собой правовой казус, который должен быть разрешен законодателем.

С учетом предлагаемых изменений, описанных ранее, нами предлагается изложить ст. 352 УК РФ в следующей редакции:

«Нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей, повлекшее смерть человека либо иные тяжкие последствия,

— наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет».

В случае принятия этих изменений законодателем будет использован подход, нашедший практическое применение в уголовном праве Украины.

Необходимо отметить, что санкция ст. 352 УК РФ на сегодняшний день предусматривает только лишение свободы. По нашему мнению, необходимо использовать положительный опыт уголовного законодательства и правоприменительной практики Республики Казахстан, применив дополнительные меры уголовного наказания.

Такими могут выглядеть:

— лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на определенный срок;

— ограничение по военной службе;

— лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина, государственных наград.

— содержание в дисциплинарной воинской части (для военнослужащих, проходящих воинскую службу по призыву).

С учетом обозначенных подходов и предлагаемых нами ранее изменений, можно предложить следующую редакцию ст. 352 УК РФ:

«Нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей, повлекшее смерть человека либо иные тяжкие последствия,

— наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок от двух до семи лет с лишением специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или без таковых».

Таким образом, существующая на сегодня система наказания за нарушение правил кораблевождения не позволяет объективно использовать имеющиеся возможности УК РФ в отношении назначения уголовной отвесности военнослужащим. Предлагаемые нами изменения позволят расширить возможности применения различных мер уголовного наказания к субъектам преступления по нарушению правил кораблевождения, исходя из:

— формы прохождения военной службы (по призыву или по контракту);

— уровня ответственности военнослужащего, определяемого занимаемой должностью, выполняемыми функциональными обязанностями, закрепленными специальными обязанностями по эксплуатации военного корабля и его отдельных систем;

1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

2. «Уголовный кодекс Республики Казахстан» от 16.07.1997 №167-I (ред. от 02.08.2015) // Ведомости Парламента Республики Казахстан. – 1997. – №15-16. – Ст. 211.

3. «Уголовный кодекс Украины» от 05.04.2001 № 2341-III (ред. от 16.07.2015) // Ведомости Верховной Рады Украины. – 2001. – № 25-26. –Ст. 131.

4. «Уголовный кодекс Республики Молдова» от 18.04.2002 № 985-XV (ред. от 09.04.2015) // Официальный монитор Республики Молдова. – 2002. – №128-129. – Ст. 1012.

5. Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ (ред. от 07.12.2011) «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 50. – Ст. 4848.

6. Попов А.В. Нарушение правил вождения или эксплуатации боевых, специальных и транспортных машин (уголовно-правовое и криминологическое исследование): дис. . канд. юрид. наук. – М., 2006. – 215 c.