Статья 303 коап рф с комментариями

06.07.2018 Выкл. Автор admin

Статья 303 коап рф с комментариями

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 30.3 КоАП РФ. Срок обжалования постановления по делу об административном правонарушении

Кодекс РФ об административных правонарушениях:

Статья 30.3 КоАП РФ. Срок обжалования постановления по делу об административном правонарушении

1. Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления .

2. В случае пропуска срока, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, указанный срок по ходатайству лица, подающего жалобу, может быть восстановлен судьей или должностным лицом, правомочными рассматривать жалобу.

3. Жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.1 — 5.25 , 5.45 — 5.52 , 5.56 , 5.58 , 5.69 настоящего Кодекса, могут быть поданы в пятидневный срок со дня вручения или получения копий постановлений.

4. Об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении выносится определение.

Вернуться к оглавлению : КоАП РФ с последними изменениями (в действующей редакции)

Комментарии к статье 30.3 КоАП РФ , судебная практика применения

а также статью » Восстановление сроков обжалования постановления по делу об административном правонарушении»

Разъяснения Верховного Суда РФ:

Срок вступления в силу постановления об административном правонарушении

Согласно положениям статей 30.3 и 31.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении вступает в законную силу по истечении десяти суток, а по делам, перечисленным в части 3 статьи 30.3 КоАП РФ, — пяти дней со дня вручения или получения копии постановления, если оно не было обжаловано либо опротестовано.

При этом копия постановления по делу об административном правонарушении должна быть вручена под расписку физическому лицу или законному представителю физического лица либо законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, либо выслана указанным лицам в течение трех дней со дня вынесения указанного постановления (часть 2 статьи 29.11 КоАП РФ ).

Срок вступления в силу постановления, если не получал его по почте

В случае, если копия постановления по делу об административном правонарушении, направленная по месту жительства или месту нахождения лица, привлекаемого к административной ответственности, была возвращена судье с отметкой на почтовом извещении (отправлении) об отсутствии этого лица по указанному адресу либо о его уклонении от получения почтового отправления, а также по истечении срока хранения, то постановление вступает в законную силу по истечении десяти суток, а постановления по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.1 — 5.25, 5.45 — 5.52, 5.56, 5.58 КоАП РФ, — по истечении пяти дней после даты поступления (возвращения) в суд копии данного постановления (статьи 30.3, 31.1 КоАП РФ).

См. об этом в п. 29.1. постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Восстановление пропущенного срока обжалования постановления

В случае пропуска установленного частью 1 статьи 30.3 КоАП РФ срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении он может быть восстановлен по ходатайству лица, подавшего жалобу, или прокурора, принесшего протест (часть 2 статьи 30.3 КоАП РФ, часть 1 статьи 30.10 КоАП РФ ), в порядке, предусмотренном статьями 30.2 — 30.8 КоАП РФ , с обязательным извещением указанных лиц. Об отклонении ходатайства о восстановлении срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении выносится определение (часть 3 статьи 30.3 КоАП РФ).

Можно ли обжаловать определение об отказе в восстановлении срока обжалования постановления?

Несмотря на то что КоАП РФ не предусматривает возможности обжалования определения об отклонении ходатайства о восстановлении названного срока, это определение исходя из общих принципов осуществления правосудия может быть обжаловано, поскольку оно исключает возможность дальнейшего движения дела об административном правонарушении, что влечет нарушение права лица, привлеченного к административной ответственности, на защиту.

Кто должен рассматривать ходатайство о восстановлении срока обжалования постановления?

Ходатайство о восстановлении срока обжалования постановления мирового судьи по делу об административном правонарушении рассматривает судья районного суда, к полномочиям которого относится рассмотрение дела по жалобе на постановление мирового судьи, а ходатайство о восстановлении срока обжалования решения судьи районного суда или гарнизонного военного суда, вынесенное по жалобе на постановление органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях, в соответствии с частью 2 статьи 30.3 КоАП РФ рассматривается судьей вышестоящего суда (верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, автономной области, автономного округа, окружного (флотского) военного суда).

См. п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»

Статья 67. Форма трудового договора

СТ 67 ТК РФ.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами. Один экземпляр трудового договора передается работнику, другой хранится у работодателя. Получение работником экземпляра трудового договора должно подтверждаться подписью работника на экземпляре трудового договора, хранящемся у работодателя.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, — не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

При заключении трудовых договоров с отдельными категориями работников трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, может быть предусмотрена необходимость согласования возможности заключения трудовых договоров либо их условий с соответствующими лицами или органами, не являющимися работодателями по этим договорам, или составление трудовых договоров в большем количестве экземпляров.

Комментарий к Ст. 67 Трудового кодекса РФ

1. Обязательная письменная форма трудового договора была установлена в 1992 г. По КЗоТ в его первоначальной редакции трудовой договор мог заключаться как в письменной, так и в устной форме. Трудовой кодекс предусматривает только письменную форму трудового договора.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. Следовательно, несоблюдение формы трудового договора не влечет недействительности последнего: договор считается заключенным с момента, когда работник приступил к работе. С этого же момента трудовой договор считается вступившим в силу (см. ст. 61 ТК РФ и комментарий к ней).

Вместе с тем договор считается заключенным и вступившим в силу только в случае, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (ст. 16 ТК РФ) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»). Такое правило введено с целью обезопасить работодателя от действий своих сотрудников за рамками их компетенции. Однако данная норма ставит под угрозу интересы работника, поскольку для него не всегда очевидно, действует лицо, допускающее его к работе, в пределах своей компетенции или, наоборот, самоуправно.

Действующее законодательство обязывает работодателя при фактическом допущении работника к работе оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе (ч. 2 комментируемой статьи). Неисполнение этой обязанности, имеющей ярко выраженный публично-правовой характер, является основанием для административной ответственности соответствующего должностного лица работодателя (ст. 5.27 КоАП). Неисполнение указанным лицом обязанности оформить трудовой договор служит основанием для привлечения его к дисциплинарной ответственности.

2. Закон не предусматривает единой обязательной формы трудового договора, поэтому он может быть составлен в любой приемлемой для сторон форме. Для упрощения определения реквизитов и формулирования основных условий договора в организациях-работодателях целесообразно разрабатывать типовую (унифицированную) форму (бланк) трудового договора, заполняемую сторонами при его заключении, в качестве приложения к действующим в организации правилам внутреннего трудового распорядка либо к коллективному договору. Наличие унифицированной формы договора не исключает возможности его заключения в иной форме.

При заключении трудового договора для работы в районах Крайнего Севера целесообразно руководствоваться Рекомендациями по заключению трудового договора (контракта), отражающими специфику регулирования социально-трудовых отношений в условиях Севера, утв. Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 23 июля 1998 г. N 29.

В настоящее время ряд федеральных ведомств утвердили типовые формы трудовых договоров, отражающих специфику применения труда в организациях (учреждениях) этих ведомств.

3. Трудовой договор составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами. Один экземпляр договора передается работнику, другой хранится у работодателя, причем получение работником экземпляра трудового договора должно подтверждаться подписью работника на экземпляре договора, хранящегося у работодателя. Несоблюдение данного правила не влечет недействительности трудового договора.

Таким образом, число экземпляров трудового договора регламентировано законом в императивном порядке. Стороны вправе оформлять копии договора с соблюдением ограничений, устанавливаемых гл. 14 ТК РФ (см. гл. 14 ТК РФ и комментарий к ней). Работнику по его требованию работодатель обязан выдать копию трудового договора по правилам, установленным ТК РФ (см. ст. 62 ТК РФ и комментарий к ней).

4. Работодатель — физическое лицо, не являющееся индивидуальным предпринимателем, обязан зарегистрировать письменный договор с работником в соответствующем органе местного самоуправления (см. ст. 303 ТК РФ и комментарий к ней).

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

СТ 303 УК РФ.

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Комментарий к Ст. 303 Уголовного кодекса

1. Предметом преступления являются доказательства по гражданскому (ч. 1) или уголовному делу (ч. 2, 3), результаты оперативно-розыскной деятельности (ч. 4). Доказательствам посвящены ст. 71, 73 ГПК РФ, ст. 75, 76 АПК РФ, ст. 74 УПК РФ. К результатам оперативно-розыскной деятельности следует относить надлежащим образом полученные и оформленные результаты оперативно-розыскных мероприятий (опрос, наведение справок, наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и пр.), исчерпывающий перечень которых дан в ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

2. Объективная сторона выражается в виде действий по фальсификации, состоящих в подделке, искажении (в том числе путем уничтожения), подмене подлинной информации (ее носителей), предметов, выступающих в качестве доказательств, информацией (ее носителями), предметами ложными, искусственными, полученными из ненадлежащего источника. При этом важно установление именно факта подмены, при котором фальшивые доказательства или результаты оперативно-розыскной деятельности выдаются за подлинные.

3. Преступление признается оконченным с момента представления суду фальсифицированных доказательств или фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности. В ч. 3 требуется наступление тяжких последствий. Понятие тяжких последствий является оценочным, они могут заключаться в незаконном осуждении, тяжелом заболевании потерпевшего, потере им работы и т.п.

4. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. По ч. 4 необходимо установление специальной цели уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо цели причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации.

5. Субъект специальный: лица, участвующие в гражданском деле и имеющие право представлять доказательства (гражданский истец, гражданский ответчик, их представители) (ч. 1); лицо, производящее дознание, следователь, (руководитель следственного органа, начальник органа дознания), прокурор или защитник (ч. 2, 3); лица, уполномоченные на проведение оперативно-розыскных мероприятий (ч. 4).

Статья 25.9. Эксперт

СТ 25.9 КоАП РФ

1. В качестве эксперта может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения.

2. Эксперт обязан:

1) явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении;

2) дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам, а также требуемые объяснения в связи с содержанием заключения.

3. Эксперт предупреждается об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

4. Эксперт имеет право отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных познаний или если предоставленных ему материалов недостаточно для дачи заключения.

5. Эксперт вправе:

1) знакомиться с материалами дела об административном правонарушении, относящимися к предмету экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;

2) с разрешения судьи, должностного лица, лица, председательствующего в заседании коллегиального органа, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям;

3) указывать в своем заключении имеющие значение для дела обстоятельства, которые установлены при проведении экспертизы и по поводу которых ему не были поставлены вопросы.

6. За отказ или за уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, эксперт несет административную ответственность, предусмотренную настоящим Кодексом.

Комментарий к Ст. 25.9 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Экспертиза является основной процессуальной формой использования специальных познаний в производстве по делам об административных правонарушениях (о понятиях «специальные познания», «специальные знания» см. комментарий к ст. 25.8 КоАП РФ). Судья, орган, должностное лицо вправе собирать, оценивать и использовать, но не создавать новые доказательства. Эксперт же, имея дело с уже собранными доказательствами, в результате их изучения получает ранее неизвестные органу, назначившему экспертизу, фактические данные, которые не могут быть отражены ни в каком ином документе, кроме заключения эксперта.

2. О назначении экспертизы судья, орган, должностное лицо выносят определение, в котором указываются: основания для назначения экспертизы; фамилия, имя, отчество эксперта (или наименование учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза); вопросы, поставленные перед экспертом; перечень материалов, предоставляемых в распоряжение эксперта. Вопросы, поставленные перед экспертом, должны быть определенными и конкретными, а предоставленные в его распоряжение материалы и объекты — пригодными для экспертного исследования. По результатам проведенного исследования эксперт дает письменное заключение, в котором должно быть указано, кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, должны быть даны обоснованные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы. При этом вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных знаний эксперта (см. также комментарий к ст. 26.4 КоАП РФ).

3. Лицо, привлекаемое в качестве эксперта, должно отвечать трем условиям: быть совершеннолетним; обладать необходимыми специальными знаниями, достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения; быть незаинтересованным в исходе дела. Закон не требует, чтобы экспертиза в обязательном порядке выполнялась сотрудниками государственных (или иной формы собственности) экспертных организаций, в качестве эксперта может быть привлечено любое лицо, отвечающее указанным требованиям.

4. Эксперт обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении; дать объективное заключение по поставленным перед ним вопросам, а также объяснить (если потребуется) его содержание. За отказ или уклонение от исполнения этих обязанностей эксперт несет административную ответственность. Думается, что такая ответственность оправданна лишь в отношении сотрудников специализированных учреждений, для которых производство экспертиз является служебной обязанностью. Любые иные лица не должны привлекаться к производству экспертиз без их согласия. Очевидно, установление подобной ответственности для экспертов (точно так же, как и для специалистов) противоречит положениям ст. 37 Конституции РФ о недопустимости принудительного труда (см. также комментарий к ст. 25.8 КоАП РФ).

Эксперт может отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы его специальных познаний или если предоставленных ему материалов недостаточно для дачи заключения.

5. Эксперт вправе: знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (в том числе в ходе самой экспертизы); с разрешения судьи, председательствующего в заседании коллегиального органа, должностного лица, в производстве которых находится дело, задавать вопросы, относящиеся к предмету экспертизы, лицу, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшему и свидетелям; указывать в своем заключении на значимые для дела обстоятельства, установленные при проведении экспертизы, по поводу которых ему не были поставлены вопросы.

В ходатайстве о предоставлении дополнительных материалов эксперт должен указать, какие именно материалы и для производства каких исследований ему нужны. Законодатель не определяет форму такого ходатайства, поэтому оно может быть заявлено и устно. В случае рассмотрения дела коллегиальным органом ходатайство эксперта и результаты его рассмотрения указываются в протоколе. При отказе в удовлетворении ходатайства эксперт продолжает исследование, а при невозможности дать заключение — сообщает об этом. Такое сообщение должно содержать доводы и сведения, обосновывающие позицию эксперта.

1 ст 303 коап рф

Фальсификация доказательств

Здравствуйте! Постановлением районного суда привлечён по статье 12.26 КоАП РФ адм. наказанию в виде 1,5 лет. Но в судебном заседании выяснилось, что подпись одного понятого в одном из протоколов (а именно в протоколе задержания транспортного средства) не его (то есть подделана). Это подтвердил сам свидетель-понятой, и в решении районного суда так сказано. Получается, ТС задержано незаконно (отсутствовал 1 понятой), тем более были иные свидетели, чтобы управлять автомобилем. У меня такой вопрос — возможно ли привлечь инспектора, составившего протокол к ответственности по ст. 303 УК РФ (фальсификация), а также к выплате морального вреда (незаконным задержанием ТС)? Спасибо!

Ответы юристов (2)

Здравствуйте! В таком случае вероятнее всего не по 303 УК РФ а по ст. 293 или 292 УК РФ. Вы можете об этом написать заявление в Следственный комитет.

Уточнение клиента

Здравствуйте! В следственный комитет документы уже направлял. Ответили, что такие вопросы надо в прокуратуру или в суд заявлять. Вот я и хочу, как и по какой статье писать? и подскажите, пожалуйста, срок давности по таким делам каков? спасибо!

07 Февраля 2014, 16:20

Очень странно, если Вам дали такой ответ. Действия сотрудника полиции в рассматриваемом случае не подпадают под ст. 303 УК РФ, т.к. в суде рассматривалось не гражданское дело и тем более не уголовное. Данная статья относится только к этой категории дел. А вот по другим статьям УК РФ, связанным с превышением или злоупотреблением служебного положения сотрудника полиции привлечь можно. Кроме указанных мною выше статей можно рассмотреть ст. 285 и ст. 286 УК РФ. Проверками таких фактов занимается Следственный комитет.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ФАЛЬСИФИКАЦИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Ю. Щиголев, кандидат юридических наук.

Новый Уголовный кодекс существенно расширил число уголовно наказуемых деяний, связанных с подлогом документов. Среди них отдельно предусматривается ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или уголовному делу (ст. 303 УК). В первую очередь это связано с усилением охраны важнейших принципов судопроизводства, обеспечением конституционных гарантий отправления правосудия, защитой основных прав и свобод граждан. С другой стороны, сегодня необходимы специальные меры ответственности за фабрикацию искусственных доказательств, что все чаще встречается в судебной практике.

Названная норма — новелла в уголовном законодательстве. В УК РСФСР 1960 г. подобного состава преступления не было.

В ряде составов преступлений в УК РСФСР против правосудия (ст. ст. 176, 180, 181) в качестве одного из признаков предусматривалось искусственное создание доказательств обвинения. В новом УК этот признак сохранился только в ч. 2 ст. 306, что во многом связано с введением самостоятельного состава преступления — фальсификации доказательств.

Статья 303 УК содержит три части: первая относится к фальсификации доказательств по гражданскому делу, вторая и третья — к фальсификации доказательств по уголовному делу.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, заключается в фальсификации доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Указанная норма охватывает три основные категории дел, подлог доказательств по которым влечет уголовную ответственность: а) дела, рассматриваемые судом общей юрисдикции по правилам ГПК РСФСР (ст. 25); б) дела, рассматриваемые арбитражным судом по правилам Арбитражного процессуального кодекса РФ (ст. 22); в) дела, рассматриваемые Конституционным Судом РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (п. 3 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Сразу отметим, что при рассмотрении дела в Конституционном Суде РФ возможность представления фальсифицированных документов сведена до минимума. В частности, в соответствии со ст. 65 названного Закона в заседании Конституционного Суда РФ по ходатайству сторон могут быть оглашены все документы. Однако те из них, подлинность которых вызывает сомнение, не подлежат оглашению. В то же время вероятность подделки какого-либо документа при обращении в Конституционный Суд РФ полностью исключить нельзя. Среди документов, которые могут быть фальсифицированы стороной, можно назвать, например, копию официального документа, подтверждающего применение или возможность применения обжалуемого закона.

Фальсификация документов при разрешении спора, переданного на рассмотрение третейского суда, не наказуема по ч. 1 ст. 303 УК РФ. Не подпадают под признаки указанной нормы также любые действия по фабрикации доказательственных документов по делам об административных правонарушениях; при обжаловании действий органа государственного управления или должностного лица вышестоящему в порядке подчиненности органу или должностному лицу. Фальсифицированный документ в смысле ст. 303 УК должен быть предметом рассмотрения только судебными органами.

Согласно ст. 49 ГПК РСФСР, «доказательствами по гражданскому делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела». Сходное определение доказательств содержится в ст. 52 АПК РФ.

Указанные данные устанавливаются объяснениями сторон, показаниями свидетелей, письменными доказательствами, вещественными доказательствами, заключениями экспертов (ст. 49 ГПК РСФСР, ст. 52 АПК РФ).

Представляется, что показания в суде не могут быть предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК, поскольку ответственность за заведомо ложные показания, принуждение к даче показаний и другие действия, умышленно искажающие личностную доказательственную информацию, установлена ст. ст. 306, 307, 309 УК. Поэтому под фальсификацией доказательств по гражданскому делу следует понимать подделку либо фабрикацию вещественных или письменных доказательств. Вещественными доказательствами являются любые предметы, выступающие средством установления значимых для дела обстоятельств. Письменные доказательства составляют в основном документы различного рода: акты, договоры, справки, материалы, позволяющие установить достоверность документа, а также деловая корреспонденция, письма личного характера и т.п.

Полагаем, что фальсификация доказательств по гражданскому делу заключается в изготовлении соответствующего фиктивного документа и предъявлении его суду. Только лишь изготовление ложного документа, якобы подтверждающего те или иные факты, не может квалифицироваться по ч. 1 ст. 303 УК. Во-первых потому, что в ч. 1 ст. 303 УК говорится о фальсификации по гражданскому делу, что подразумевает судебное разбирательство по делу, подготовку дела к слушанию. Во-вторых, указывается на фальсификацию доказательств, т.е. определенных фактических данных или сведений, оцениваемых или устанавливаемых в судебном порядке.

В судебной практике, как известно, не всякое доказательство может быть принято судом, а лишь то, которое имеет отношение к делу. Кроме того, определенные обстоятельства дела в соответствии с законом или иными нормативными актами могут доказываться только конкретными средствами (ст. 54 ГПК РСФСР, ст. 57 АПК РФ). Иными словами, в законодательстве нередко прямо предписывается, какие средства доказывания, конкретные документы надлежит использовать (накладные, коммерческие акты, платежные поручения, векселя и т.п.). В связи с этим в случае фальсификации таких документов они изначально не будут рассматриваться как доказательства. Означает ли это отсутствие состава преступления?

Фабрикация документов, которые по тем или иным причинам не были приняты судом и не рассматривались в качестве доказательств, в полной мере образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303. Действия предъявителя поддельных доказательств не зависят от судебной оценки представляемых суду фиктивных документов.

Уголовный закон строго ограничивает круг лиц, в отношении которых устанавливается ответственность по ч. 1 ст. 303. Таким лицом может быть только участник рассматриваемого дела или его представитель. В свою очередь состав участников дела и их представителей очерчен гражданско — процессуальным законодательством. В частности, в соответствии со ст. 32 АПК РФ (ст. 29 ГПК РСФСР) лицами, участвующими в деле, являются: стороны, третьи лица, заявители и иные заинтересованные лица, прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, обратившиеся в суд с иском в защиту государственных и общественных интересов. Состав лиц, которые могут быть представителями в суде, определен в ст. 44 ГПК РСФСР и ст. 48 АПК РФ.

Анализируемый состав преступления может конкурировать с иными нормами УК. Например, при фальсификации документов — доказательств, которые одновременно являются предметом иного подлога документов: протокола избирательной комиссии (ст. 142 УК), платежного поручения (ст. 187), протокола об административном правонарушении (ст. 292), нотариально заверенного завещания (ст. 327) и т.д. Рассмотрим эти варианты.

В случае подделки официального документа с целью использования его в качестве доказательства по гражданскому делу безусловное предпочтение должно отдаваться ст. 303 УК. Этот случай составляет конкуренцию общей и специальной норм: специальная норма отменяет действие общей.

Этим же правилом следует руководствоваться при конкуренции ст. 292 и ст. 303 УК РФ — при фальсификации доказательств должностным лицом. К данному случаю, на наш взгляд, полностью применимы Разъяснения Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге». В п. 18 этого Постановления указывается: «Если ответственность за допущенное должностным лицом нарушение служебных полномочий предусмотрена специальной правовой нормой (в частности, ст. ст. 132 — 143, 152 — 152.2, 176 — 179, 214 — 217 УК РСФСР. ), содеянное подлежит квалификации по этой норме, без совокупности со статьями, предусматривающими общие составы должностных преступлений». Поэтому неточны, на наш взгляд, рекомендации по квалификации подлога доказательств (документов) должностным лицом или государственным служащим по ст. 292 УК РФ .
———————————
Уголовное право. Особенная часть. М., 1997. С. 637.
С другой стороны, когда фальсификация документов — доказательств и соответствующий специальный вид подлога (подлог избирательных документов, подделка платежных документов, служебный подлог) каким-либо образом сочетаются (к примеру, рассмотрение дела обусловлено фальсификацией соответствующих документов; специальный подлог предшествует использованию фиктивных документов в судебном разбирательстве и т.д.), обоснованной будет квалификация таких действий по совокупности.

В частности, если должностное лицо фабрикует материалы об административном правонарушении, а впоследствии выступает представителем соответствующего органа в суде и использует фальсифицированные материалы в обоснование своей позиции, налицо будет совокупность служебного подлога и фальсификации доказательств. Действия, предусмотренные ч. 1 ст. 303 УК РФ, в данном случае будут заключаться в использовании, представлении фиктивных документов, доказывании с их помощью несуществующих фактов.

Перекликающиеся проблемы возникают при применении ч. 2 и ч. 3 ст. 303 УК, устанавливающих ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. С объективной стороны это преступление выражается в подделке или фабрикации актов ревизий, документальных проверок, актов ненормативного характера, вещественных доказательств, протоколов следственных действий, иных документов.

Фальсификация доказательств, наказуемая по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, возможна только в ходе производства по уголовному делу. Фабрикация документов или иных материальных объектов, являющихся поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, не образует составов преступлений, предусмотренных ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК. Не влекут уголовной ответственности по рассматриваемой норме также действия по фальсификации материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, а также документов, используемых при принятии решения об освобождении лица от уголовной ответственности на основании ст. ст. 75 — 78 УК. Указание законодателя на рамки производства по уголовному делу следует понимать буквально, без расширительного толкования. Ответственность применительно к указанным случаям, думается, должна наступать по ст. ст. 285, 292 УК.

Таким же образом фальсификация иных документов, находящихся в уголовном деле, однако не являющихся доказательствами, нельзя рассматривать в качестве условия привлечения к ответственности по ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК. Очевидно, что фальсификация, например, акта об уничтожении наркотиков, протокола допроса вымышленного свидетеля, сфабрикованного для «движения» по делу и т.п., не может считаться подлогом доказательств по смыслу ст. 303 УК.

Субъектом рассматриваемых составов преступлений, как это предусмотрено в законе, могут быть только лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник. Добавим, что указанные лица должны быть непосредственно связаны с производством по определенному уголовному делу: иметь дело в производстве, быть в составе следственной бригады, оперативно — следственной группы, выполнять отдельное поручение и т.п. Фальсификация доказательств в данном случае выступает как специальный вид служебного подлога. В связи с этим при совершении действий, подпадающих под признаки ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК, дополнительной квалификации по ст. 292 УК не требуется. В зависимости от конкретных обстоятельств дела логичной будет дополнительная квалификация по ст. 285 УК.

Иное лицо, занимающее должность, указанную в ч. 2 ст. 303 УК, но не участвующее в производстве по делу, не может быть субъектом данного преступления. При фальсификации таким должностным лицом соответствующих документов ответственность в зависимости от конкретных обстоятельств может наступать по ст. 292 или ст. 327 УК, а в случае соучастия с надлежащим субъектом — по ст. 34 и ч. 2 или ч. 3 ст. 303 УК.

Сложен вопрос о соотношении фальсификации доказательств и деяния, подпадающего под признаки квалифицированного состава заведомо ложного доноса (ч. 2 ст. 306). Указанный состав предусматривает ответственность за заведомо ложное сообщение о совершении преступления, соединенное с искусственным созданием доказательств обвинения, а также иными действиями.

Обратим внимание на то, что в уголовном процессе доказывание происходит в строго определенном законом порядке, что должно гарантировать достоверность выводов. Лицо — субъект ложного доноса, строго говоря, самостоятельно не может сфабриковать доказательства тех или иных фактов. Это «прерогатива» суда и следственных органов. Законодатель не случайно говорит о заведомо ложном доносе, «соединенном» с искусственным созданием доказательств обвинения.

Доказательства неразрывно связаны с уголовным делом. Вне дела существуют лишь те или иные факты, которые только в ходе производства по нему приобретают свойства доказательств. Заведомо ложное сообщение о преступлении в большинстве случаев может служить лишь поводом к возбуждению уголовного дела и подлежит проверке в соответствии со ст. 109 УПК РСФСР.

Полагаем, что в случае соучастия частного лица, ложно обвиняющего кого-либо в преступлении,

Фальсификация доказательств: теория и практика (Коняева А.)

Дата размещения статьи: 01.03.2018

Гражданское законодательство предусматривает систему гарантий, обеспечивающих достижение целей гражданского судопроизводства. Однако на практике реализации поставленных перед правосудием задач препятствует распространенная сегодня проблема — фальсификация судебных доказательств. Подобным намерениям, конечно, можно воспрепятствовать, но порядок заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления.

Что такое фальсификация?

Под фальсификацией доказательств понимается сознательное искажение, изменение фактов, являющихся предметом доказывания по делу, и их передача суду для рассмотрения и оценки. О фальсификации можно говорить в случае, если участник судебного процесса совершил хотя бы одно из следующих действий:
— предъявил суду в качестве доказательства искусственно созданные предметы или документацию, не содержащие достоверную информацию по делу;
— предъявил суду в качестве доказательства предметы и документы, в которые были внесены изменения, искажающие характер и суть доказательства;
— сообщил суду не соответствующие действительности сведения об обстоятельствах, имеющих значение для справедливого разрешения дела, если лицу заведомо известно, что эти обстоятельства не соответствуют действительности.
Фальсификация доказательств фигурирует в нормах как уголовного, так и процессуального права РФ. Стоит отметить, что соответствующее правовое регулирование в арбитражном и гражданском процессах не тождественно.
В соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ) если участник дела обратился в арбитражный суд с письменным заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим участником дела, то суд:
— разъясняет уголовно-правовые последствия этого заявления;
— исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу (с согласия лица, представившего доказательство);
— проверяет обоснованность заявления о фальсификации, если лицо, представившее соответствующее доказательство, возражает против его исключения из перечня доказательств.
В последнем случае суд назначает экспертизу, истребует иные доказательства или принимает другие меры.
Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее — ГПК РФ) фальсификация рассматривается не так подробно, и само это понятие в нем заменено на «подлог». Статья 186 ГПК РФ предусматривает, что «в случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства».
Таким образом, АПК РФ устанавливает обязанность суда провести проверку при поступлении заявления о фальсификации доказательства, а ГПК РФ предусматривает лишь право судьи на ее проведение.
В арбитражном процессе после заявления о фальсификации доказательства последнее исключается из числа доказательств по делу при согласии представившего его лица, а ГПК РФ такой порядок не предусматривает.
Вместе с тем ни ГПК РФ, ни АПК РФ не отвечают на вопрос: что же является предметом проверки при поступлении заявления о фальсификации: содержание доказательства или его форма? Ответил на него только КС РФ в Определении от 22.03.2012 N 560-О-О, указав буквально следующее.
«Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности».

Теория и практика

Процессуальный порядок гражданского судопроизводства подразумевает необходимость четкой регламентации оформления и подачи процессуальных документов на рассмотрение суда. При определении формы и порядка подачи заявления о фальсификации доказательства в рамках арбитражного и гражданского процессов выявляются правоприменительные сложности. Действующие процессуальные кодексы по-разному определяют содержание и форму заявления, а также круг субъектов, имеющих право на его подачу.
1. Форма заявления.
Из анализа ч. 1 ст. 161 АПК РФ, ст. 186 ГПК РФ следует, что в арбитражном процессе заявление о фальсификации доказательства подается в письменной форме, а гражданский процесс императивных предписаний о форме соответствующего заявления не предусматривает.
Стоит отметить, что письменная форма заявления имеет существенный недостаток: участник процесса не сможет оперативно отреагировать на представленное суду подложное доказательство, поскольку устная форма заявления не допускается, а его письменное оформление потребует не только временных затрат, но и наличия у стороны юридических знаний. Тем не менее участник процесса вправе заявить о намерении оспорить фальсифицированное доказательство. Президиум ВАС РФ в п. 36 информационного письма от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что «в случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».
2. Содержание заявления.
Из анализа действующего законодательства следует, что цивилистические процессуальные кодексы не устанавливают требований к содержанию заявления о фальсификации доказательства. Отсутствие четкого нормативного регулирования имеет негативные юридические последствия: суды самостоятельно устанавливают требования к содержанию заявления, и при их несоблюдении оно отклоняется как необоснованное.
3. Субъект заявления.
В ст. 186 ГПК РФ не определен круг лиц, наделенных правом заявлять о подложности доказательства. Из анализа ст. 161 АПК РФ следует, что заявить о фальсификации доказательства может любой участник разбирательства. Однако четкого перечня лиц, имеющих право обратиться к суду с заявлением, названная статья не содержит, в связи с чем остается открытым, например, такой важный вопрос, как: обладает ли представитель участника разбирательства правом заявить о фальсификации доказательства в качестве самостоятельного субъекта?

Мнение последней инстанции

Порядок подачи заявления о фальсификации доказательства действующим законодательством однозначно не определен, в связи с чем указанный вопрос требует дополнительного разъяснения. В октябре 2017 года ВС РФ дал оценку процедуре рассмотрения указанного заявления нижестоящими судами.
Определение ВС РФ от 02.10.2017 N 307-ЭС17-1676(2) по делу N А56-71402/2015 было вынесено по кассационной жалобе ОАО «Сити Инвест Банк» (далее — банк) на Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.08.2016, а также Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2016 и Арбитражного суда Северо-Западного округа от 31.03.2017 по делу N А56-71402/2015 о несостоятельности (банкротстве).
Суть спора в заключалась следующем.
ООО обратилось в арбитражный суд с просьбой включить в реестр требований кредиторов должника задолженность в размере более 27 млн руб. Определением арбитражного суда требования ООО, единственным учредителем которого являлась гражданка — г-жа Иванова, выступающая должником по делу о банкротстве, были удовлетворены.
Суд установил, что между банком, являющимся заимодавцем, и ООО, являющимся поручителем, был заключен договор поручительства, в соответствии с которым ООО приняло на себя обязанность солидарно с г-жой Ивановой отвечать за исполнение обязательств по ее кредитным договорам. Платежными поручениями ООО перечислило заемщице более 19 млн руб., которые та в тот же день перевела кредитору в счет погашения долга.
Впоследствии г-жа Иванова и ООО заключили соглашение, из условий которого следует, что первая обязуется вернуть последнему средства, ранее им перечисленные, и уплатить проценты. Однако долг и проценты г-жа Иванова не выплатила, поэтому арбитражный суд включил требования ООО в реестр.
Другой кредитор г-жи Ивановой — банк — с таким положением дел не согласился. Он посчитал соглашение между ООО и г-жой Ивановой мнимой сделкой, поскольку та являлась единственным участником и генеральным директором поручителя. Банк письменно заявил о фальсификации соглашения с указанием на тот факт, что стороны поставили в документе подписи после проставленной в нем даты заключения, чтобы не нарушить сроки исковой давности.
Доводы заявителя суд первой инстанции отклонил, ссылаясь на то, что банком не соблюден порядок подачи заявления о фальсификации доказательства, установленный ст. 161 АПК РФ. Суд указал, что банк не заявил ходатайство о назначении экспертизы по вопросу о давности изготовления документа, и признал срок исковой давности непропущенным.
Апелляционный суд и суд первой кассационной инстанции поддержали выводы нижестоящего арбитражного суда.
Банк выразил несогласие с данными судебными решениями и обратился в ВС РФ. В обоснование своей позиции он указал на то, что арбитражный суд первой инстанции не рассмотрел заявление о фальсификации соглашения, и отметил, что эта ошибка не была исправлена и в ходе последующих судебных разбирательств. Суды, рассматривающие дело, не проверили обоснованность заявления о фальсификации доказательства и не приняли мер для проверки его обоснованности.
ВС РФ, в свою очередь, посчитал приведенные банком доводы заслуживающими внимания и дальнейшего рассмотрения, в связи с чем жалоба была передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Последняя согласилась с доводами банка, отменила решения нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 16.11.2017 N 307-ЭС17-1676 по делу N А56-71402/2015).

Как доказать фальсификацию?

При наличии у лица сведений, свидетельствующих о подложности доказательств, суду подается заявление, в котором указываются:
— наименования суда, истца и ответчика;
— наименование лица, представившего оспариваемое доказательство;
— описание оспариваемого доказательства;
— перечень обстоятельств, свидетельствующих о фальсификации доказательства.
К заявлению прикладываются документы, подтверждающие изложенные заявителем обстоятельства.
В соответствии с п. 1 ст. 161 АПК РФ если лицо, представившее суду доказательство, возражает против его исключения из числа доказательств по делу, то суд принимает меры для проверки достоверности заявления о фальсификации, в том числе истребует другие доказательства, назначает экспертизу или принимает иные меры.
Суд вправе применять тот способ проверки доказательства, который, на его взгляд, будем наиболее эффективным. На практике судами чаще всего используются следующие способы проверки обоснованности заявления о фальсификации доказательства:
— экспертиза;
— истребование подлинников оспариваемых документов;
— свидетельские показания.
Вместе с тем экспертиза в ряде случаев становится единственным способом проверки спорного доказательства. Для оценки доводов заявителя, как правило, проводятся судебно-техническая и почерковедческая экспертизы. При этом суд вправе проверять подлинность подписей и печатей на документах простым сличением, не прибегая к помощи экспертов, и исследовать иные доказательства, представленные лицом, заявившим о фальсификации. Такая позиция отражена, например, в постатейном комментарии к АПК РФ под редакцией П.В. Крашенинникова.
«Суд может также истребовать другие доказательства, предложить лицу, которое обвиняют в фальсификации доказательства, представить дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство, и пр. Например, если ответчик полагает, что в договоре фальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Возможно предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства» .
———————————
Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Крашенинникова П.В. М.: «Статут», 2013.

Ответственность за фальсификацию

Статья 303 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) содержит четыре части и предусматривает следующие наказания за фальсификацию в зависимости от того, где было использовано сфабрикованное доказательство.
1. Гражданские и административные дела.
Ответственность за фальсификацию доказательств по делу об административном правонарушении была введена Федеральным законом от 17.04.2017 N 71-ФЗ «О внесении изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации». В настоящее время ч. 1 ст. 303 УК РФ предусматривает за фальсификацию доказательств по гражданскому или административному делу, а также по делу об административном правонарушении наказание в виде штрафа, обязательных и исправительных работ либо ареста.
2. Уголовные дела.
Предусматривается наказание в виде ограничения свободы, принудительных работ, лишения права занимать определенные должности, лишения свободы.
3. Уголовные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям.
Предусматривается наказание в виде лишения свободы с одновременным лишением права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности.
4. Результаты оперативно-розыскной деятельности.
Предусматривается наказание в виде штрафа, лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности, лишения свободы.

Препятствие правосудию

Фальсификация доказательств препятствует достижению основных целей правосудия. Для реализации задач судопроизводства необходимо разработать комплекс мер, обеспечивающих эффективную профилактику, выявление и пресечение фальсификации судебных доказательств.
Урегулирования требует ряд вопросов, связанных с заявлением о фальсификации доказательства. В частности, ст. 186 ГПК РФ, ст. 161 АПК РФ не содержат исчерпывающих требований к форме и содержанию заявления о фальсификации, четко не определяют круг субъектов, наделенных правом его подачи, недостаточно регулируют порядок рассмотрения заявления и проверки его обоснованности.
Исходя из смысла ст. 161 АПК РФ и выводов ВС РФ, вынесшего Определение от 02.10.2017 N 307-ЭС17-1676(2) по делу N А56-71402/2015, суды обязаны соблюдать определенный порядок принятия и проверки письменного заявления о фальсификации доказательства. Суд обязан разъяснить последствия такого заявления, исключить соответствующее доказательство из числа доказательств по делу при согласии стороны, представившей данное доказательство. Если же сторона возражает против его исключения, то суд обязан провести всестороннюю проверку заявления. Между тем анализ судебной практики, в том числе вышеупомянутого Определения ВС РФ, говорит о том, что суды указанными правилами пренебрегают и не учитывают, что законом не предусмотрена обязанность участника дела одновременно с подачей заявления о фальсификации доказательства ходатайствовать и о проведении соответствующей экспертизы.
Рассмотренные вопросы требуют проработки и упорядочивания с целью повышения эффективности проверки судами заявлений о фальсификации доказательства и сокращения числа случаев подлога доказательств.

За фальсификацию доказательств по административным делам введут уголовную ответственность – проект

За фальсификацию доказательств по административному делу или правонарушению будет грозить штраф от 100 000 до 300 000 руб., обязательные работы до 480 часов или исправительные работы до двух лет, соответствующие поправки в Уголовный кодекс разработали единороссы Владимир Плигин и Дмитрий Вяткин. Таким образом они намерены устранить правовой пробел: сейчас наказание полагается лишь за фальсификацию по гражданским и уголовным делам. Правительство и Верховный суд РФ инициативу поддерживают, но с противоположными оговорками.

Глава думского комитета по госстроительству, единоросс Владимир Плигин, и его коллега по фракции Дмитрий Вяткин в пятницу внесли в Госдуму законопроект, который, по их мнению, должен устранить правовой пробел в сфере наказаний за фальсификацию доказательств по административным делам и административным правонарушениям. Они ссылаются на то, что с 15 сентября вступает в силу Кодекс об административных правонарушениях, по которому будут рассматриваться дела о споре граждан с государством, но в ст. 303 Уголовного кодекса РФ («Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности») ничего не говорится о наказании за фальсификацию по таким делам. Кроме того, нет в УК и ответственности за фальсификацию доказательств при рассмотрении дел об административных правонарушениях, говорят депутаты. Они предлагают скорректировать ч. 1 ст. 303 УК таким образом, чтобы она предусматривала санкции не только за фальсификацию доказательств по гражданскому делу, но и по делу об административном правонарушении. Наказание остается прежним: штраф от 100 000 до 300 000 руб. или обязательные работы до 480 часов или исправительные работы до двух лет или арест до четырех месяцев.

«В научной и специальной литературе неоднократно высказывалось мнение о необходимости введения уголовной ответственности за такие деяния, ввиду того что их общественная опасность не меньше, чем общественная опасность фальсификации доказательств по гражданским делам», обосновывается идея в сопроводительных материалах к законопроекту. Статистика в пояснительной записке не приводится, однако,по данным Судебного департамента при ВС РФ, за прошлый год к ответственности по ст. 303 УК были привлечены 94 человека.

Верховный суд РФ и правительство одобряют идею об установлении уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, но их мнения расходятся по поводу введения уголовного наказания за фальсификацию доказательств по делу об административном правонарушении участником производства или его представителем. В Белом доме считают «целесообразным» наказывать по ч.1 ст. 303 УК не только участников производства по делу об административных правонарушениях, но и «должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, и должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях».

В свою очередь в ВС РФ просят законодателя обеспечить дифференцированный подход к попавшимся на подтасовке доказательств по административным и уголовным, гражданским делам. В высшей судебной инстанции напомнили, что ст. 17.19 КоАП уже предусматривает наказание за заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод по делу об административном правонарушении или в исполнительном производстве (штраф 1000–1500 руб.). В то же время за аналогичные действия по уголовному или гражданскому делу ст. 307 УК предусмотрена уголовная ответственность (лишение свободы до пяти лет). «Таким образом, законодатель по-разному подошел к оценке характера и степени вреда, причиняемого общественным отношениям фальсификацией доказательств, исходящих от физических лиц, по делу об административном правонарушении или в исполнительном производстве, и по уголовному или гражданскому делу, и исходя из этой оценки установил в первом случае административную, а во втором случае – уголовную ответственность», – говорится в отзые ВС на законопроект. В связи с этим ВС отмечает, что в ч. 1 ст. 303 УК РФ следует «предусмотреть уголовную ответственность только за фальсификацию доказательств по гражданскому или административному делу».

С текстом законопроекта № 875984-6 «О внесении изменений в статью 303 Уголовного кодекса Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

(наименование в ред. Федерального закона от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, N 49, ст. 6752)

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях , —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

(Часть четвертая введена Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, N 49, ст. 6752)

Комментарий к статье 303

Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом,

участвующим в деле, или его представителем

(ч. ч. 1, 3 ст. 303 УК РФ)

Основным объектом преступления выступают нормальная деятельность суда, интересы правосудия. В качестве дополнительного объекта могут быть интересы личности, интересы юридических лиц.

Общественная опасность преступления заключается в том, что фальсификация доказательств может привести к принятию несправедливого решения, в результате чего происходит дискредитация судебной власти, подрывается ее авторитет, необоснованно ущемляются права и законные интересы граждан, юридических лиц.

Поскольку уголовный закон включает в себя специальные нормы об ответственности за фальсификацию доказательств, исходящих от людей (ст. 307 «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод» УК РФ), предметом преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ, являются лишь письменные и вещественные доказательства.

В соответствии со ст. 71 ГПК РФ письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи).

Вещественными доказательствами являются предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или по иным признакам могут служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 73 ГПК РФ).

Аналогично решены вопросы о доказательствах и в АПК РФ (ст. ст. 75, 76).

С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется действием — фальсификацией доказательства по гражданскому делу и представлением их в суд.

Доказательства складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу, и если по каким-либо причинам, вопреки отсутствию хотя бы одного из этих признаков, фактические данные признаются доказательствами, то следует вести речь о фальсифицированных доказательствах.

Согласно ст. 55 ГПК РФ, ст. 64 АПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела. В качестве доказательств допускаются письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ указано, что судьи арбитражных судов рассматривают ряд дел об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями. Таким образом, к гражданским делам относится и деятельность арбитражных судов по рассмотрению административных дел, указанных в ст. 23.1 КоАП РФ.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными. Применительно к рассматриваемому деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т.д.), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, т.е. искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (подлог документов, уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств и т.д.

Для состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303 УК РФ, не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет. Данное преступление считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Фальсификация доказательств является преступлением с формальным составом.

Исключением является квалифицированный состав этого преступления, которым дифференцируется уголовная ответственность за данное деяние (выделяется более опасная его разновидность) в случае наступления тяжких последствий (ч. 3 ст. 303 УК РФ). Этот состав преступления относится к категории материальных составов.

Характер и виды тяжких последствий законодателем не раскрываются. Это понятие является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств дела.

К таким последствиям можно отнести, например, самоубийство или попытку самоубийства либо тяжелую болезнь проигравшего по гражданскому делу, его близких родственников. Тяжкими также могут считаться такие последствия, как разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 303 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он фальсифицирует доказательства по гражданскому делу, и желает совершить это деяние.

В случае квалифицированного состава фальсификации доказательств (ч. 3 ст. 303 УК РФ), включающего в качестве дифференцирующего уголовную ответственность признака наступление тяжких последствий этого преступления, виновный должен не только осознавать общественную опасность своих действий, но и предвидеть возможность или неизбежность наступления указанных тяжких последствий, а также желать их наступления или относиться к ним безразлично. В этом случае субъективная сторона может характеризоваться прямым или косвенным умыслом.

Субъективная сторона ч. 3 ст. 303 УК РФ может характеризоваться и двойной формой вины. Субъект фальсифицирует доказательства умышленно, но отношение к причинению тяжких последствий — неосторожное.

Мотивы (может быть личная заинтересованность в исходе дела или корыстные побуждения) и цели не влияют на квалификацию деяния, поскольку не предусмотрены законом в качестве обязательных признаков состава преступления, но они должны учитываться при индивидуализации наказания в рамках санкции, предусмотренной за инкриминируемое деяние. Например, совершение преступления по мотиву сострадания признается обстоятельством, смягчающим наказание (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ), и, напротив, из мести за правомерные действия других лиц — отягчающим обстоятельством (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Субъектом данного преступления может быть только лицо, участвующее в деле, или его представитель. Состав лиц, участвующих в деле, определяется ст. 34 ГПК РФ и ст. 40 АПК РФ, а представителей — ст. 49 ГПК РФ и ст. 59 АПК РФ. К первым относятся истцы, ответчики, третьи лица, прокурор, органы государственного управления, заявители, заинтересованные граждане и иные лица, указанные в законодательстве. Представителем является гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Фальсификация доказательств по уголовному делу

(ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ)

Объектом преступления являются интересы правосудия. Дополнительный объект — интересы личности.

Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается в том, что наличие фальсифицированных доказательств по уголовному делу может привести к принятию органами расследования и судом неправильного решения, необоснованно ущемляющего права граждан. Охраняя нормальный порядок получения и использования доказательств в судопроизводстве, Конституция РФ в ч. 2 ст. 50 провозглашает: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

В условиях состязательного уголовного процесса вероятность представления в суд сфальсифицированных доказательств достаточно высока, крайне нежелательна и опасна. Установление ответственности за преступления, предусмотренные ч. ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ, направлено на борьбу со случаями представления в суд заинтересованными в исходе дела лицами недоброкачественной доказательной информации, на предупреждение фактов неправосудных судебных решений на основе сфальсифицированных доказательств.

Предметом преступления являются доказательства. Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу. Именно фактические данные (т.е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта и специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы. В то же время, говоря о доказательствах, следует иметь в виду, что закон требует соблюдения установленной процедуры получения сведений и соответствующего их оформления.

В рамках рассматриваемого состава преступления речь идет о фальсификации овеществленных или вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий, иных документов и предметов.

Как уже отмечалось выше, если искажаются устные сообщения самим лицом, дающим показания, то в зависимости от конкретных обстоятельств это деяние должно квалифицироваться по ст. 307 либо ст. 306 УК РФ. Принудительное воздействие на лицо с тем, чтобы оно дало ложные показания, может образовывать состав преступления, предусмотренный ст. 302 либо ст. 309 УК РФ.

Понятие вещественных доказательств приводится в ч. 1 ст. 81 УПК РФ.

Ими признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Протоколы следственных действий и судебного заседания как самостоятельный вид доказательств представляют собой процессуальные документы, в которых удостоверяются имеющие значение для уголовного дела обстоятельства и факты, воспринимаемые непосредственно дознавателем, следователем, судьей только в условиях производства данных следственных или судебных действий. Согласно ст. 83 УПК РФ протоколы следственных действий и протоколы судебных заседаний допускаются в качестве доказательств, если они соответствуют требованиям, установленным УПК РФ.

В соответствии со ст. 84 УПК РФ иные документы допускаются в качестве доказательств, если изложенные в них сведения имеют значение для установления обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

К иным документам УПК РФ относит документы, которые не признаны вещественными доказательствами или не являются протоколами следственных действий и судебного заседания, но которые содержат сведения, имеющие существенное значение для дела, выяснения обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Это могут быть документы, составленные по поручению органов дознания, следствия, суда, необходимые для разрешения дела: характеристики, акты ревизий, разного рода справки и т.п.; инициативные материалы администрации предприятий, учреждений, должностных лиц органов власти, акты досмотра вещей, административного задержания и др.; приказы, инструкции, уставы и т.п. Согласно ч. 2 ст. 84 УПК РФ такого рода документы могут быть в письменном виде, а также в виде материалов фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иных носителей информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ. Доказательствами являются содержащиеся в них сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, деловых операций, отражающие статистические, учетные и отчетные данные и т.д.

К документам, могущим иметь значение для дела, следует отнести характеристики обвиняемого, документы о его наградах, справки о судимостях, при необходимости — медицинские документы о состоянии здоровья обвиняемого и потерпевшего.

Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств. Так, по одному из дел адвокат обвиняемого подделал заявление потерпевшего, где исказил фактические обстоятельства дела, снял ксерокопию с данного заявления и представил ее органам следствия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в Определении от 8 декабря 2004 г. N 3-О04-42 отметила следующее: ксерокопия заявления, имеющаяся в деле, не может быть признана доказательством по делу.

Согласно ст. 84 УПК РФ к иным документам относятся материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном ст. 86 УПК РФ.

В соответствии со ст. 86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии.

Из смысла ст. ст. 84 и 86 УПК РФ следует, что относимые к делу сведения, полученные защитником в результате опроса частных лиц, изложенные им или опрошенными лицами в письменном виде, нельзя рассматривать в качестве показаний свидетеля или потерпевшего. Они получены в условиях отсутствия предусмотренных уголовно-процессуальным законом гарантий их доброкачественности и поэтому могут рассматриваться в качестве оснований для вызова и допроса указанных лиц в качестве свидетелей, потерпевшего или для производства других следственных действий по собиранию доказательств, а не как доказательства по делу.

Как установлено судом, имеющаяся в деле ксерокопия заявления потерпевшего получена без соблюдения требований уголовно-процессуального закона, необходимых для получения доказательств по делу, и поэтому не может быть признана доказательством по делу.

Кроме того, следователь, приобщивший ксерокопию заявления к делу, не сверил с подлинником заявления и не удостоверил ее подлинность, что также лишало доказательственного значения копии заявления, если бы подлинник и являлся бы доказательством.

Таким образом, из приведенных данных вытекает, что имеющаяся в деле ксерокопия заявления, в фальсификации содержания которого был признан адвокат, не является доказательством по делу, а потому в его действиях нет состава преступления.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, составляют действия, направленные на фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Фальсификация доказательств по уголовному делу может осуществляться путем составления протоколов следственных действий, которые фактически не совершались, составления ложных по содержанию письменных доказательств (интеллектуальный подлог), внесения ложных сведений в протоколы или документы, их подделки, подчистки, пометки другим числом (материальный подлог), заключения экспертов, фабрикации ложных доказательств (например, подбрасывание наркотиков в квартиру или одежду обвиняемого, а также оружия или боеприпасов, взрывчатых веществ, нанесение пятен крови на одежду) и т.п.

В литературе и на практике иногда предлагается расширительно толковать термин «фальсификация», относя к способам совершения этого преступления уничтожение или изъятие доказательств, отказ компетентного должностного лица в приобщении к делу имеющих значение данных .

См.: Лобанова Л.В. Преступления против правосудия: теоретические проблемы классификации и законодательной регламентации. Волгоград, 1999. С. 139. См. также: Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2006 год, где говорится, что по смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими действиями могут быть признаны уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 9. В других случаях фальсификацией Верховный Суд РФ признает лишь сознательное искажение представляемых доказательств (Определение Верховного Суда РФ от 11 января 2006 г. N 66-о05-123).

Однако фальсификация предполагает не устранение доказательств путем их уничтожения или изъятия из уголовного дела или непринятие данных, имеющих доказательственное значение, а оставление в деле, но в искаженном виде. Умышленное непринятие мер по процессуальному закреплению полученных фактических данных и неприобщение к делу существующих и имеющих доказательственное значение документов также не является фальсификацией, поскольку в этом случае доказательств еще просто нет в наличии. Такие деяния следует относить к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Уничтожение или сокрытие доказательств иными лицами, не являющимися работниками суда или правоохранительных органов, в зависимости от конкретных обстоятельств может быть квалифицировано как укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ). Вместе с тем следует отметить, что вопрос об уничтожении доказательств, непринятии мер по их закреплению требует законодательного решения.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, имеет формальный состав и считается оконченным с момента представления органам расследования или суда фальсифицированных доказательств или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством, независимо от того, выступили ли они в роли доказательств или нет при рассмотрении дела.

Решая вопрос о наличии состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, целесообразно обратить внимание и на положения ч. 2 ст. 14 УК РФ, говорящей о малозначительности деяния, поскольку в ряде случаев судами фальсификация доказательств признается малозначительным деянием. Так, например, по делу Д. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что собранные по делу доказательства, надлежаще исследованные в судебном заседании, изложенные и проанализированные судом в приговоре, подтверждают правильность вывода суда о том, что изготовление Д. сфальсифицированного протокола не повлияло на результаты рассмотрения дела, не повлекло вынесение неправосудного приговора и не представляло угрозы принятия судом неправосудного решения и нарушения прав и свобод граждан. Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, свидетельствуют об отсутствии общественной опасности совершенного Д. деяния, что позволяет признать его малозначительным (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 50-о06-1). Практика показывает, что подобного рода решения наиболее часто принимаются в тех случаях, когда фактические обстоятельства дела не искажаются, а нарушения имеют место в отношении процедуры оформления следственных действий, например следователь подделал подписи понятых, действительно участвовавших в проведении следственного действия.

В других же случаях аналогичное деяние признается преступным, поскольку, как указано в Определении Верховного Суда РФ от 21 февраля 2006 г. N 9-о06-2 по делу А., который фальсифицировал протокол выемки, умышленные действия А. по искусственному созданию доказательств виновности И. повлекли существенное нарушение ее прав и законных интересов, установленных ст. 50 Конституции РФ, запрещающей при осуществлении правосудия использовать доказательства, полученные с нарушением федерального закона; лишили ее в полной мере возможности реализовывать свои права на защиту, предусмотренные ст. ст. 7, 46, 47 УПК РФ; дискредитировали органы прокуратуры; привели к подрыву авторитета правоохранительных органов и доверия граждан к государству, обязанному в соответствии со ст. ст. 2, 17, 18, 45 Конституции РФ обеспечить защиту указанных прав граждан. В этой связи было признано, что своими действиями А. причинил существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства.

По нашему мнению, с учетом всех обстоятельств дела признание фальсификации доказательств малозначительным деянием не исключается, хотя подобного рода деяния, даже не повлекшие последствий, указанных в Определении Верховного Суда РФ, представляют существенную общественную опасность. Именно поэтому объективная сторона состава фальсификации доказательств сконструирована как формальная. Снижение же степени общественной опасности деяния может быть обусловлено именно конкретными обстоятельствами его совершения.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что тем или иным способом искажает доказательства, и желает эти доказательства использовать.

Мотивы и цели могут быть любыми (личная заинтересованность в исходе дела, в том числе месть, зависть, ложно понятые интересы службы, месть в связи с национальной или религиозной враждой или ненавистью, уверенность в виновности лица, желание помочь близким и т.п.). На квалификацию преступления они не влияют.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 303 УК РФ, прямо указан в законе (субъект преступления — специальный) — прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, и защитник. Защитник может фальсифицировать документы и вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству или уже имеющиеся в деле.

Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены в ч. 3 ст. 303 УК РФ:

а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, понятие которых дается в ч. ч. 4 и 5 ст. 15 УК РФ;

б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

Состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 303 УК, по законодательной конструкции объективной стороны формально-материальный. Формальный — в части фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, материальный — в части наступления тяжких последствий в результате фальсификации доказательств по уголовному делу.

С субъективной стороны деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 303 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла при фальсификации доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, или прямым, косвенным умыслом, двумя формами вины — при фальсификации доказательств, повлекшей тяжкие последствия.

Под тяжкими последствиями в теории и практике понимается осуждение невиновного лица, осуждение хотя бы и виновного, но к существенно более строгому наказанию, чем это было бы при оценке подлинных доказательств, самоубийство незаконно осужденного, его близких, разорение, банкротство, незаконное взыскание имущества, подрыв деловой репутации, вызвавший серьезное ухудшение положения на рынке, финансового состояния предприятия и т.п. Все указанные последствия могут быть учтены при квалификации деяния по ч. 3 ст. 303 УК РФ только в том случае, если они находятся в причинной связи с рассматриваемым преступлением и не вызваны другими причинами.

Фальсификацию доказательств (ст. 303 УК РФ) следует отличать от служебного подлога (ст. 292 УК РФ). В данном случае речь идет о конкуренции уголовно-правовых норм. При этом специальной следует считать норму о фальсификации доказательств, поскольку она устанавливает уголовную ответственность только за искажение фактических данных, используемых при осуществлении правосудия. Норма же о служебном подлоге является общей, так как охватывает все случаи фальсификации официальных документов. Таким образом, служебный подлог наносит ущерб не правосудию, а иным видам государственной деятельности, а также деятельности органов местного самоуправления. Кроме того, фальсификация доказательств может быть совершена только теми субъектами, которые прямо указаны в ст. 303 УК РФ.

Также следует отграничивать фальсификацию доказательств от искусственного создания доказательств совершения преступления, предусмотренного ст. 304 «Провокация взятки либо коммерческого подкупа» УК РФ. Признаки этого преступления рассмотрены ниже.