Статья 205 ч 2 ук рб совет адвоката

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Я белорус розыскиваюсь в белоруси по статья 205 часть 2 ук рб что в переводе на руский статья 158 часть 2 п В срок до 5 лет. Я нахожусь в москве под стражей жду экстродиции. Какой максимальный срок нахождения под стражей по статья 158 часть 2 в случае экстродиции.

Наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Срок давности уголовного дела по статья 371. часть 2 УК РБ.

Уголовный Кодекс Республики Беларусь Статья 83. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности 1. Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: 1) два года – при совершении преступления, не представляющего большой общественной опасности; 2) пять лет – при совершении менее тяжкого преступления; 3) десять лет – при совершении тяжкого преступления; 4) пятнадцать лет – при совершении особо тяжкого преступления, К менее тяжким преступлениям относятся умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не свыше шести лет, а также преступления, совершенные по неосторожности, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. Часть 2 данной статьи относится к менее тяжким преступлениям, поэтому срок давности пять лет.

205 ч 2 ук РБ совместно с другим человеком в нетрезвом состоянии проник в дом он влез через окно после чего открыл мне входную дверь я вошел, похитили шуруповерт с целью продажи на спиртное, ущерб возместил я лично, стоимость похищенного 52 бел р, от потерпевшего притензий нет судимости на данный момент нет, естественно вину признаю полностью в садеянном расскаиваюсь, что может присудить суд за такое приступление? Помимо 2 года исправительных работ или ареста официального трудоустройства нет?

Здравствуйте! Санкция ч.2 ст.205 УК Республики Беларусь предусматривает следующие виды наказаний: штраф, исправительные работы на срок до двух лет, арест, ограничение свободы на срок до четырех лет, лишение свободы на тот же срок.

Как выплачивать штраф небольшими частями по ст 317-1 ук рб,если меня обязали трудоустроиться, и буду ли я считаться трудоустроенным, если оформлюсь ремесленником.

Добрый день! Да, это будет считаться занятостью, и следовательно с доходов можно выплачивать штраф, чтобы выплачивать так же частями, то можно обратиться в суд и попросить предоставить рассрочку.

Какой максимальный процент могут высчитывать из зарплаты по статье 317-1 ук рб.

Добрый день! Не более 50 процентов будет размер удержания по штрафу, если его имеете в виду это указано в ст. 107 Закон РБ об административном правонарушении Из подлежащих к выплате сумм заработной платы должника – гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, и приравненных к ней доходов, оставшихся после удержания налогов и обязательных страховых взносов в бюджет государственного внебюджетного фонда социальной защиты населения Республики Беларусь, с учетом положений статьи 109 настоящего Закона может быть удержано по исполнительным документам до полного погашения взыскиваемых сумм не более пятидесяти процентов.

Подскажите, возможны ли изменения по ст 328 УК РБ до конца года?

Добрый день, уважаемая Ирина Подскажите пожалуйста ураган Ирви накроет всю Америку или только ее часть? Откуда мы знаем. Мы работаем с существующими нормативными актами Удачи вам и вашим близким!

Консультация юриста по телефону: 8800 505 9111. Звонок бесплатный.

Мой товарищь сидит в СИЗО и ждет экстрадиция в Беларусь за преступлений статья 205. часть 2 УК РБ. И он не хочет ехать в Беларусь что можно предпринять.. .

Добрый день, уважаемый Максим Надо отказаться от экстрадиции и писать ходотайство на отбывание наказания в РФ Удачи вам и вашим близким!

Как сократить срок запрета в беларусь-срок 10 лет статья 317-2 ук республики беларусь.

Доброго времени суток Нужно видеть решение суда и почему вам закрыли въезд в страну на такой длительный период, сократить срок запрета можно только в судебном порядке Удачи Вам. Анна Титова.

У меня такой вопрос. Я состаю у нарколога по ст.107 УК.РБ. мне надо отмечается раз в месяц. Но я ездил на заработки в РФ. И не отметился 3 месяца. Когда я приехал нарколог назначил принудительное лечение без суда. Хотя я уже полтора года не выпиваю. Так как все деньги трачу на новорожденного ребёнка и семью. Проблем с алкоголем у меня нет. Имеет ли нарколог отправить меня на личение.

Здравствуйте Вы нарушили режим отмечание поэтому может направить вас на принудительное лечение но вы можете обжаловать это решение либо в судебном порядке либо его вышестоящему руководству чтобы пока не обращаться в суд.

Скажите пожалуйста ст 333-1 ук рб действует при перемещение из рф в рб. Ведь на этой границе нет пунктов пропуска.

Конечно действует. Граница то существует, ее никто не отменял. Следовательно и применяется соответствующее законодательство за нарушения (ст. 333-1 УК РБ)

То, что отсутствуют пункты пропуска, не ликвидирует саму государственную границу. Поэтому и ответственность всё равно наступает, если перемещение было незаконным.

Здравствуйте! Для пе пересечение границы, при такой ситуации, вам необходимо разрешение МВД, без разрешение, при перевозке, у вас возникает уголовная ответственность по ст.333-1 УК РБ.

Мне назначили 150 часов отработки за грабеж ук.рб.как мне отробатывать есле я официально работаю и что есле я отрабатывать не буду.

Андрей, в случае отказа от добровольного исполнения наложенного уголовного наказания вас могут привлечь к ответственности, вплоть до уголовной (посадят).

Почему иногда судят за лёгкие телесные повреждения по КоАП, а иногда по УК, в чем разница? Рб. Спасибо.

Даша, административные проступки имеют незначительную опасность для общества (в отличии от уголовных преступлений). За уголовное преступление предусмотрена более строгая ответственность, нежели за административное.

Моего друга посадили в Беларуси по ст.205 УК РБ часть 2. Если его все-таки переведут в российскую колонию, то потом российский суд срок по приговору уменьшить может?
Спасибо.

Здравствуйте. Нет, в соответствии с Конвенцией от 6 марта 1998 г. «Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания» российский суд мог бы уменьшить срок только в том случае, если бы по белорусскому приговору был бы назначен срок лишения свободы больше, чем максимально предусмотрено российским законом. Но по УК РБ за кражу группой максимальный срок 4 года, а по УК РФ — 5 лет. Поэтому не может уменьшить, а просто подтвердит приговор. Бог Вам в помощь.

Доброго времени суток. Если будет содержаться в колонии в России, то по отдытии положенного срока может обратиться в суд для снижения или УДО.

Здравствуйте. Нет, в соответствии с Международной конвенцией о передаче осужденных, которую заключили страны СНГ, приговор беларусского суда российский суд изменить не может. Срок по приговору останется тот же, изменить его нельзя, но он может быть потом сокращен уже при наличии оснований при отбывании наказания. Удачи ВАМ.

Моего друга приговорили в Беларуси по статья 205 часть 2 УК РБ. Могут ли его отправить в колонию в Россию, если он гражданин РФ?
Спасибо.

Здравствуйте Николай. Скорее всего свое наказание он будет отбывать в Белоруссии, несмотря на то что является гражданином России. Всего хорошего.

Ему надо обратиться или его адвокату в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь. Этот вопрос решается по представлению Генерального прокурора РБ. С органами юстиции РФ.

Статья 328 часть ук рб. Лишен вообще какой либо защиты, т.к. все адвокаты Беларуси состоят в адвокатской коллегии, все адвокаты боятся даже рыпнуться на территории Рб.У подсудимого была попытка суицида (спрыгнул с четвертого этажа) остался жив, есть переломы. Не оказали мед помощи, не отправили в больницу, находится под стражей. Попытку суицида шьют как побег, не заверяют доверенность, которую написал подсудимый, что бы врачи огласили заключение и госпитализировали.

Добрый вечер. Причем здесь Вы? Подсудимый — гражданин Российской Федерации? Пожалуйста, если гражданин РФ, задайте уточненный вопрос еще раз.

Меня будут судить по статье 209 ч 2 и 205 ч 1 ук рб. ранее не судим. Что мне светит.

1. Тайное похищение имущества (кража) — наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок. 2. Мошенничество, совершенное повторно либо группой лиц, — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до четырех лет, или лишением свободы на тот же срок. Вполне можете ограничиться исправительными работами.

У меня проблема связанная с судебными исполнителями. По уголовным делам ст.209 УК РБ у меня имеются исполнительные листы. На работу устроиться не могу. По наследству осталась квартира от отца я вступила в прованаследства и прописалась в квартиру, поселила в квартиру квартиранта чтобы получать по 50 USD было за что жить сама перешла жить к своей маме она предоставила жилье на время. Суда исполнители ходят в квартиру к квартирантам и постоянно состовляют акты что я там не проживаю идут в квартиру к моей маме выбиваю ногами дверь, что та открыла описать ее имящество так как я у нее проживаю если не открывает дверь подают меня в розыск. Вопрос: что надо сделать чтобы приостановить исполнение по исполнительным листам покуда я трудаустроюсь? Что делать в данной ситуации.

Оксана, 1.письменно уведомите суд. исполнителей о месте своем проживании. 2.напишите заявление в суд о рассрочке либо отсрочке исполнения решения суда. 3.обжалуйте действия исполнителей в порядке подчинености либо в прокуратуру.

Статья 149 часть 1 Ук РБ. О нанесении менее тяжких повреждений. Была 8 лет назад еще в школе. Подрался с одноклассником. Могут ли у меня с ней быть проблемы по трудоустройству? Мне сказали пройти мед осмотр и сделать справку (она будет готова через 2 недели). Как сделаю мед осмотр и приходить, а справку потом принести как будет готова.

Добрый час. Вам нужно бы получить ответ от специалистов от Белоруси.

Мой муж за езду в нетрезвом состоянии получил ст 317 УК РБ.Повесткой вызвали в ГАИ а оттуда без объяснения причин увезли на ИВС. Муж 2 года назад отбывал наказание по этой же статье в виде лишения свободы. Все штрафы погашены. Скажите через какое время его опустят с ИВС и какова вероятность снова попасть за решетку? Спасибо.

У него есть адвокат за счет государства если возбудили уголовное дело гадать здесь не уместно могут и дать реальный срок.

Скажите, если арестован по ст 366, часть 1 УК РБ, и добавлена ст 107, что может быть, какое наказание?

наказываются штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до пяти лет и лечением принудительным

Какое наказание может быть по статье 366. часть 1, УК Республики Беларусь?

Здравствуйте! В соответствии с ч. 1 ст. 366 УК Республики Беларусь нарушение санитарных норм, правил и гигиенических нормативов лицом, обязанным соблюдать эти правила, повлекшее по неосторожности заболевания или отравления людей, – наказывается штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

Скажите будет ли амнистия в 2016 году в Республике Беларусь и какие статьи УК РБ под неё попадают?
Спасибо.

Вы можете выбрать юриста Вашей страны через поисковик сайта.

Будет ли амнистия по 328 статье ук республики беларусь? Спасибо большое!

пока не ожидается

29 июня у моего несовершеннолетнего сына был суд, по статья 206. часть 1, статья 14 часть 1 УК РБ, который приговорил моего сына к 90 часам общественных работ, отец хочет подать решение суда на обжалование и опротестование, могут ли ужесточить наказание? Стоит ли вообще это делать? Спасибо.

Добрый день! Не ужесточат точно

Можно ли получить условный срок или прекратить дело по статье 205 ч 1 ук рб если ущерб составляет 400000 тыс и полностью погашен а потерпевший претензий не имеет и просит не возбуждать дело.

За примерением только небольшой и средней тяжести, до 10 лет, ч. 1 ст. 205 не подпадает под среднюю тяжесть.

Могут ли вернуть машину из под залога по статья 205 часть 2 ук рб.

Могут, если освободить от обременения.

Какое наказание может быть по статья 205 часть 2 ук рб если ущерб уплачен?

Вы можете обратиться к юристу РБ, выбрав его через поисковик сайта.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2018 N 205-АПУ18-4

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 5 апреля 2018 г. N 205-АПУ18-4

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Дербилова О.А.

при секретаре Жиленковой Т.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Панова А.А., Смышляева М.Н., адвокатов Московкина С.С. и Грибенюковой Г.А. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 11 августа 2017 г., которым

Панов Артур Алексеевич, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ) на срок 3 года; по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 352-ФЗ) на срок 4 года; по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ) на срок 2 года; по ч. 1 ст. 222.1 УК РФ на срок 2 года с применением ст. 64 УК РФ — без штрафа; по ч. 1 ст. 223.1 УК РФ на срок 3 года с применением ст. 64 УК РФ — без штрафа;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание назначено Панову А.А. в виде лишения свободы на срок 8 лет в исправительной колонии общего режима;

Смышляев Максим Николаевич, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 205.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ) к лишению свободы на срок 10 лет в исправительной колонии строгого режима.

Судом разрешены вопросы о мере пресечения, начале срока отбывания наказания осужденными, процессуальных издержках, судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения осужденных Панова А.А. и Смышляева М.Н. с использованием систем видеоконференц-связи по доводам апелляционных жалоб, выступления адвокатов Солобневой О.В. в защиту осужденного Панова А.А., Грибенюковой Г.А. в защиту осужденного Смышляева М.Н., выступление законного представителя осужденного Панова А.А. — Васенко Т.В., поддержавшей апелляционные жалобы, поданные в защиту Панова А.А., мнение прокурора Мацкевича Ю.И., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

по приговору суда признаны виновными и осуждены Панов А.А. — за приготовление к террористическому акту путем совершения взрыва, устрашающего население и создающего опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба, в целях воздействия на принятие органами власти решения; склонение лица к совершению преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ); публичное оправдание терроризма; незаконное хранение взрывного устройства; незаконное изготовление взрывного устройства; Смышляев М.Н. — за пособничество в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ).

Преступления совершены Пановым А.А. и Смышляевым М.Н. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Панов А.А. высказывает несогласие с приговором суда, который считает незаконным и несправедливым. Указывает, что в ходе судебного разбирательства допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, что ограничило сторону защиты в реализации ее прав, в возможности довести до суда свою позицию по делу. Во время судебного разбирательства ему своевременно не предоставлялись процессуальные документы в переводе на украинский язык: копии судебных решений о назначении предварительного слушания, назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания и продлении срока содержания под стражей, копии апелляционных жалоб, возражений на них, а также части протокола судебного заседания, что нарушило его право на защиту. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В судебном заседании он ссылался на неполноту заключения экспертов-взрывотехников и не ставил вопрос о признании его недопустимым, однако в приговоре имеется ссылка на его обращение с таким заявлением. Также неверно указано о том, что оправдывают терроризм три статьи, размещенные им в сети «Интернет», тогда как таких публикаций с его стороны было шесть. Неправильно в приговоре указано и том, что первым на контакт с ним вышел Смышляев М.Н. Наказание назначено ему чрезмерно суровое без надлежащего учета смягчающих обстоятельств и иных данных, влияющих на наказание, в том числе характеризующих его личность. Осужденный просит приговор отменить, уголовное дело передать на новое рассмотрение, либо смягчить назначенное ему наказание.

Адвокат Московкин С.С. в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Панова А.А., оспаривает приговор. Считает, что вина Панова А.А. в склонении Смышляева М.Н. к совершению преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ, не доказана. Судом оставлены без внимания показания Панова А.А. в судебном заседании, утверждавшего, что он не склонял Смышляева М.Н. к совершению этого преступления. При назначении наказания Панову А.А. суд недостаточно учел смягчающие обстоятельства, в том числе активное способствование им раскрытию и расследованию преступлений, его несовершеннолетний возраст, состояние здоровья, положительные характеристики по местам жительства и учебы, раскаяние в содеянном. Защитник ставит вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в части осуждения Панова А.А. по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ и смягчении наказания, назначенного его подзащитному за остальные деяния.

В апелляционной жалобе осужденный Смышляев М.Н. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Считает, что суд неправильно оценил характер его общения с Пановым А.А., у которого отсутствовал мотив для совершения террористического акта. Его желание убедить Панова А.А. в несостоятельности его идей и отговорить от противоправных действий суд ошибочно расценил как содействие Панову А.А. в преступлении. О том, что он общался с Пановым А.А. с целью отговорить его от совершения преступления, следует из показаний свидетелей Г. Е. и Г., которые судом оценены неправильно, так же как и его предложение Панову А.А. продолжить общение с ним в сети «Интернет» через «Скайп». Суд не принял во внимание показания Панова А.А. в судебном заседании, свидетельствующие о его (Смышляева) невиновности. Показания Панова А.А. на следствии, в которых он изобличал его как соучастника, получены с нарушениями закона, переносились следователем из одного протокола допроса в другой. Противоречит материалам дела вывод суда в приговоре о том, что он советовал Панову А.А. осуществить подрыв объектов инфраструктуры, чего в действительности не было. В приговоре искажены его показания, полученные при допросе 22 апреля 2016 г., не учтена видеозапись этого следственного действия, отражающая данные искажения. Протокол этого следственного действия является недопустимым доказательством. Панов А.А., не отрицавший своего авторства документа «Методы и тактика ведения партизанской войны в городских условиях», знал о способах совершения диверсий в отношении объектов инфраструктуры еще до общения с ним. Его высказывания в форме вопросов в ходе общения с Пановым А.А. о возможности совершения таких действий вырваны судом из контекста его показаний и неправильно истолкованы как оказание Панову А.А. содействия в совершении террористического акта путем дачи советов и предоставления информации. Информацию в целях оказания Панову А.А. помощи он не предоставлял, советов не давал. Обыск по месту его проживания 22 апреля 2016 г. произведен с нарушениями уголовно-процессуального закона. Во время обыска оперативные сотрудники подбросили литературу, которая ему не принадлежала. Имеющиеся в деле сведения о количестве и наименовании изъятых при обыске предметов и документов, отраженные в описи на бирке и сопроводительном письме, не соответствуют сведениям о количестве и наименовании осмотренных предметов, указанных в соответствующих протоколах. В ходе предварительного расследования были нарушены его права при производстве экспертиз. Он не был своевременно ознакомлен с заключением эксперта от 25 марта 2016 г. N 2/13 и постановлением о назначении данной экспертизы, а также с постановлением о назначении компьютерной экспертизы. Осужденный просит приговор отменить, его оправдать.

Защитник осужденного Смышляева М.Н. адвокат Грибенюкова Г.А. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней указывает, что приговор суда является незаконным, необоснованным, изложенные в нем выводы не соответствуют обстоятельствам уголовного дела, исследованные доказательства оценены судом односторонне. В обоснование, излагая свою оценку доказательств и обстоятельств дела, защитник утверждает, что вина Смышляева М.Н. в пособничестве Панову А.А. в совершении террористического акта не доказана. Судом дана неправильная оценка содержанию переписки Смышляева М.Н. с Пановым А.А., а также свидетелем Е., из которой видно, что Смышляев М.Н. не оказывал Панову А.А. пособничества в совершении террористического акта, не давал советов и не предоставлял информацию, которые способствовали бы террористическому акту. Судом не учтены показания свидетелей Г,. Е., Г., которые вместе с содержанием переписки Смышляева М.Н. с Е. указывают на то, что Смышляев М.Н. желал отговорить Панова А.А. от террористического акта и не имел умысла на содействие ему в совершении этого преступления, что в соответствии с примечанием 1.1 к ст. 205.1 УК РФ исключает ответственность по ч. 3 ст. 205.1 УК РФ. Не подтверждают вину Смышляева М.Н. показания Панова А.А. в ходе проверки его показаний на месте, а также на очной ставке со Смышляевым М.Н. В ходе проверки показаний на месте Панов А.А. давал показания, заранее заученные им, что влечет их недопустимость. Слова Смышляева М.Н. при общении с Пановым А.А., направленные на уменьшение последствий преступной деятельности последнего, ошибочно оценены судом как дача советов взрывать объекты инфраструктуры. Не подтверждены материалами дела выводы суда о том, что Смышляев М.Н. говорил Панову А.А. о необходимости уделять особое внимание службам безопасности этих объектов, соблюдать меры конспирации. В приговоре искажены показания, данные Смышляевым М.Н. при допросах 22 апреля и 20 мая 2016 г., о подрывах линий электропередач, железнодорожных путей, государственных учреждений, о необходимости использования «Скайпа» при общении с Пановым А.А. в целях конспирации. Таких показаний Смышляев М.Н. не давал. По делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе в реализации права Смышляева М.Н. на защиту. В ходе предварительного расследования не разрешено заявление Смышляева М.Н. от 7 октября 2016 г. об отводе следователя М. Допросы несовершеннолетнего Панова А.А., страдающего психическим расстройством, в нарушение ст. 425 УПК РФ производились без участия педагога или психолога, что влечет недопустимость протоколов данных следственных действий. Приговор в отношении Смышляева М.Н. является несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания. Суд не принял во внимание, что санкция ч. 3 ст. 205.1 УК РФ, предусматривающей ответственность за пособничество в совершении террористического акта, является более строгой по сравнению с санкцией ч. 1 ст. 205 УК РФ, предусматривающей ответственность исполнителя террористического акта, то есть данная норма уголовного закона явно несправедлива. В этой связи имеются основания для обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности ч. 3 ст. 205.1 УК РФ. Адвокат просит приговор в отношении Смышляева М.Н. отменить, а его оправдать.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Туркаева А.Ш. просит оставить их без удовлетворения, приговор без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах, заслушав стороны, Судебная коллегия находит, что выводы суда первой инстанции о доказанности вины Панова А.А. и Смышляева М.Н. в изложенных в приговоре преступных действиях сделаны в результате всестороннего и полного исследования собранных по делу доказательств, которые получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, надлежаще проверены судом и оценены в приговоре по правилам, установленным ст. ст. 87, 88 УПК РФ.

Согласно материалам дела судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, в том числе касающиеся начала общения Панова А.А. со Смышляевым М.Н., на что Панов А.А. обращает внимание в жалобе, установлены правильно, противоречия, обнаружившиеся в отдельных доказательствах, выяснены с точки зрения причин и верно оценены в приговоре как не опровергающие выводов суда о доказанности вины осужденных.

Ходатайства сторон разрешались в порядке, установленном законом, обоснованные ходатайства удовлетворялись. В приговоре, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, содержится описание преступных действий Панова А.А. и Смышляева М.Н. с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, изложены доказательства виновности осужденных, приведены основания, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом.

Позиция осужденных и их защитников как по делу в целом, так и по отдельным деталям обвинения и обстоятельствам доведена до сведения суда с достаточной полнотой и определенностью. Она получила объективную оценку в приговоре, как и доказательства, представленные стороной защиты.

Судом установлено, что 5, 9 и 20 ноября 2015 г. в г. Краснодоне Украины Панов А.А. разместил в сети «Интернет» три статьи, содержащие публичное оправдание терроризма, которые были доступны для просмотра неограниченным кругом пользователей.

17 ноября 2015 г., общаясь со Смышляевым М.Н. через сеть «Интернет», Панов А.А. сообщил ему о том, что леворадикальной партией «Фракция Красной Армии», членом которой он является, в январе 2016 года в целях изменения политической обстановки в Российской Федерации планируется проведение в г. Ростове-на-Дону акции радикального характера, после чего по совету Смышляева М.Н. они стали общаться через сервис «Скайп», так как используемая ими до этого социальная сеть «ВКонтакте», как пояснил Смышляев М.Н., контролируется органами безопасности России.

18 ноября 2015 г. при общении посредством сети «Интернет» и 27 ноября того же года в ходе личной встречи в г. Ростове-на-Дону Панов А.А., склоняя Смышляева М.Н. к совершению преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ, предложил ему принять участие в планируемом им на территории этого города террористическом акте в целях оказания воздействия на принятие решений органами власти Российской Федерации в связи с событиями на Украине.

Смышляев М.Н., осознавая преступный характер намерений Панова А.А. осуществить террористический акт, оказал ему пособничество в этом, умышленно содействуя совершению данного преступления необходимыми советами и предоставлением информации.

В период с 27 ноября по 5 декабря 2015 г. в г. Ростове-на-Дону Панов А.А. с целью совершения террористического акта незаконно изготовил и хранил взрывное устройство, проводил поиск потенциальных объектов, осуществлял разведку имеющихся на них антитеррористических систем безопасности путем осмотра и фотографирования.

Однако довести до конца свой преступный умысел, направленный на совершение террористического акта, Панов А.А. не смог по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку его преступные действия и намерения были пресечены сотрудниками правоохранительных органов, которыми 5 декабря 2015 г. он задержан, а изготовленное им взрывное устройство обнаружено и изъято.

Причастность Панова А.А. и Смышляева М.Н. к совершению указанных выше преступных действий подтверждена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами, в том числе:

показаниями Панова А.А., данными в ходе предварительного расследования, и его показаниями в судебном заседании в части, не противоречащей показаниям на следствии, о размещении им в ноябре 2015 года в социальной сети «ВКонтакте» статей, оправдывающих террористические акты в России; о склонении Смышляева М.Н. к совершению террористического акта; о подготовке взрыва в г. Ростове-на-Дону в целях оказания воздействия на органы власти Российской Федерации в связи с событиями на Украине; об изготовлении для производства взрыва в г. Ростове-на-Дону взрывного устройства, которое он и хранил по месту своего временного проживания; о содействии ему в этом Смышляева М.Н., который предоставлял информацию и давал советы, облегчающие совершение террористического акта;

показаниями Смышляева М.Н. на следствии, данными им при допросах в качестве подозреваемого 22 апреля 2016 г. и обвиняемого 20 мая 2016 г., в которых он признал, что давал советы и информировал Панова А.А., готовившего в г. Ростове-на-Дону взрыв в целях воздействия на органы власти, относительно объектов совершения террористического акта и методов конспирации, а также показал об обстоятельствах вовлечения его Пановым А.А. в совершение террористического акта;

показаниями свидетеля И. (псевдоним) о том, что в апреле 2016 года содержавшийся вместе с ним в изоляторе временного содержания Смышляев М.Н. рассказал ему, что он задержан по подозрению в пособничестве в совершении террористического акта в г. Ростове-на-Дону гражданину Украины, который обратился к нему через социальную сеть «Интернета» с предложением совершить террористический акт и которому он разъяснил, что обсуждение таких тем в социальной сети небезопасно. В последующем они встретились в г. Ростове-на-Дону, где он (Смышляев) объяснил этому лицу, что гибель людей в результате террористического акта результатов не даст, чтобы причинить вред органам власти необходимо взрывать мосты, организации;

показаниями в судебном заседании свидетелей Г. и Т. которым их сосед по общежитию Панов А.А., прибывший в г. Ростов-на-Дону из Украины, сообщил о своем намерении совершить террористический акт в целях оказания давления на органы власти России и о наличии у него в тайнике тротила. 5 декабря 2017 г., когда они в качестве понятых участвовали в осмотре комнаты Панова А.А., сотрудники полиции обнаружили в ней и изъяли самодельное взрывное устройство, фотоаппарат и другие предметы Панова А.А.;

протоколом осмотра места происшествия от 5 декабря 2015 г., согласно которому по месту временного проживания Панова А.А. в г. Ростове-на-Дону обнаружены и изъяты самодельное взрывное устройство и его компоненты, нетбук, фотоаппарат, различные листовки от имени «Фракции Красной Армии», документы и личные вещи Панова А.А.;

протоколом обыска от 22 апреля 2016 г., из которого усматривается, что в жилом помещении по месту жительства Смышляева М.Н. обнаружены и изъяты Манифест «Фракции Красной Армии», Манифест «Фракции Красной Армии» — На пути к Революции», Манифест «Фракции Красной Армии» — Игра началась», «Открытое обращение к посольству Израиля», распечатка «Бомба из хозмага»;

протоколом осмотра предметов (документов) от 6 декабря 2015 г., изъятых по месту проживания Панова А.А., согласно которому на одной из листовок изображена пятиконечная звезда на фоне автомата и надписи «RAF» с текстом: «Поджог гипермаркета «Окей» в Ростове-на-Дону был осуществлен членами леворадикальной революционной организации «Фракция Красная Армия». На других листовках содержатся обращения и высказывания от имени членов леворадикальной организации «Фракция Красная Армия» с призывами к свержению действующей власти в России, прекращению войны в Сирии. На карте г. Ростова-на-Дону выделено место расположения театра имени М. Горького;

показаниями в судебном заседании свидетелей Б. П. (продавцов магазинов) о том, что в ноябре 2015 года в их магазинах Панов А.А. приобретал товары, использованные им в качестве компонентов взрывного устройства;

заключениями экспертов от 25 ноября 2016 г. N 7639, от 20 января 2016 г. N 7557 о наличии следов Панова А.А. на предметах, изъятых при осмотре места происшествия 5 декабря 2015 г., в том числе, его генетического материала на крышке бутылки с надписью «Керосин», а также пальца руки на поверхности керамической чашки;

заключением экспертов от 15 декабря 2015 г. N 115/7/46-6817, из которого следует, что обнаруженные по месту проживания Панова А.А. цилиндрический предмет и детонатор относятся к самодельному взрывному устройству, состоящему из корпуса, смесевого взрывчатого вещества динамона, поражающих элементов в виде шурупов, самодельного детонатора;

протоколами осмотра предметов (документов) от 17 января 2016 г. и 17 мая 2016 г., согласно которым:

— на одном из файлов интернет-страницы Панова А.А. содержится текстовый документ от 17 ноября 2015 г., согласно которому Панов А.А. сообщает Смышляеву М.Н., что обращается к нему от имени членов леворадикальной группы «Фракция Красная Армия», как к лицу, недовольному политикой действующей власти России. Смышляев М.Н. сообщает Панову А.А., что сервис «ВКонтакте» полностью контролируется спецслужбами России. 18 ноября 2015 г. Смышляев М.Н. предлагает Панову А.А. вести общение по «Скайпу». Панов А.А. и Смышляев М.Н. согласовывают встречу в г. Ростове-на-Дону;

— в USB флеш-накопителе содержится информация, извлеченная в ходе производства компьютерной судебной экспертизы нетбука Панова А.А., а именно: переписка в «Скайпе» между ним и Смышляевым М.Н., в ходе которой они обсуждали планируемый террористический акт в г. Ростове-на-Дону;

заключениями экспертов от 30, 31 марта, 4 апреля 2016 г. N 173/09-1, 174/13-1, N 175/09-1, 176/13-1, N 177/09-1, 178/13-1, которыми подтверждено наличие в текстах трех публикаций, размещенных Пановым А.А. в сети «Интернет», лингвистических и психологических признаков оправдания террористической деятельности;

заключением экспертов психологов и психиатров от 26 сентября 2016 г. N 962 по результатам стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, проведенной в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, согласно которому Панов А.А. хроническим психическим расстройством, слабоумием, либо иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в период совершения инкриминируемых ему деяний не страдал. У него имеется психическое расстройство — формирующееся смешанное расстройство личности, которое выражено не столь значительно, не сопровождается грубыми нарушениями мышления, памяти, интеллекта, критических способностей и не лишало его во время совершения инкриминируемых ему деяний возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Панов А.А. не находился в состоянии аффекта или ином эмоциональном состоянии, которое ограничивало бы его способность к произвольной регуляции своего поведения, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается;

заключением экспертов психиатров от 22 ноября 2016 г. N 3344 о том, что Смышляев М.Н. хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики в период инкриминируемого ему деяния не страдал и не страдает в настоящее время. У Смышляева М.Н. не исключается наличие «органической патопластики» (возможно следствие перенесенных травм, употребления наркотических средств в юношеском возрасте), проявляющейся нестабильностью вегето-висцеральных взаимоотношений (головные боли, головокружения, «обморочные» состояния, нарушения внимания) — не являющейся психическим расстройством. Имеющиеся личностные особенности Смышляева М.Н. не выходят за пределы границ диапазона психофизиологической нормы и не могут быть расценены как расстройство психической деятельности или как грубая патология характера (психопатия). По своему психическому состоянию Смышляев М.Н. как в период инкриминируемого ему деяния, так и в настоящее время, мог и может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается;

показаниями свидетелей Х. К. М. Б., З. Н. С., К. об известных им обстоятельствах дела, протоколами иных следственных действий, различными документами, вещественными и другими доказательствами.

Все эти доказательства полно и подробно изложены в приговоре. Они согласуются между собой по фактическим обстоятельствам, времени, не содержат существенных противоречий, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при постановлении приговора. Их совокупность была достаточной для признания вины осужденных.

Обстоятельств, свидетельствующих о нарушении права Панова А.А. на защиту, о даче Пановым А.А. показаний, положенных в основу приговора, в результате применения незаконных методов ведения следствия, о чем утверждается в жалобах осужденного Смышляева М.Н. и адвоката Грибенюковой Г.А., не установлено, как и подобных данных в отношении Смышляева М.Н.

Согласно материалам дела допросы Панова А.А. и Смышляева М.Н. в качестве подозреваемых и обвиняемых, а также проверка показаний Панова А.А. на месте производились в присутствии защитников, возражений против участия которых от них не поступало. Свои показания в ходе следственных действий Панов А.А. давал также в присутствии законного представителя, педагога.

Вначале каждого из этих следственных действий Панову А.А. и Смышляеву М.Н. разъяснялись процессуальные права, они предупреждались о том, что при согласии дать показания они могут быть использованы в качестве доказательств по делу в случае последующего отказа от них. Панов А.А. и Смышляев М.Н. самостоятельно и без какого-либо воздействия на них рассказывали об обстоятельствах дела, приводя при этом такие подробности и детали, которые могли быть известны только им, как непосредственным участникам описываемых событий. Протоколы составлялись в ходе производства следственных действий. Замечаний у Панова А.А. и Смышляева М.Н. к содержанию протоколов не было, о каком-либо принуждении к даче показаний, применении недозволенных методов ведения следствия, нарушении прав при производстве следственных действий они не заявляли, правильность изложенных ими в протоколах следственных действий сведений они удостоверяли своими подписями.

Из заключения эксперта от 11 апреля 2016 г. N 455/09-1, в частности, следует, что у Панова А.А. в период проведения проверки показаний на месте 8 декабря 2015 г. признаков психического (эмоционального) состояния, которое способно негативно повлиять на его сознание и психическую деятельность, не имеется. В межличностном взаимодействии участников проверки показаний на месте 8 декабря 2015 г. (следователя и Панова А.А.) не выявляется признаков угрозы, внушения и манипуляции.

Данных, свидетельствующих о наличии у Панова А.А. и Смышляева М.Н. причин для оговора друг друга или самооговора, в материалах уголовного дела не имеется. Отсутствуют в деле и какие-либо сведения о том, что во время следственных действий они находились в состоянии, в котором не могли должным образом оценивать существо излагаемых обстоятельств, смысл и значение поставленных перед ними вопросов и своих ответов на них, либо подписывали протоколы следственных действий, предварительно не ознакомившись с их содержанием.

Допрошенные в судебном заседании по ходатайству стороны защиты законные представители Панова А.А. — Е. и Ч. показали, что в ходе проведения следственных действий Панов А.А. жалоб на здоровье, о применении незаконных методов воздействия не заявлял, показания Панова А.А. в протоколы следственных действий заносились полно и правильно.

Кроме того, судом были допрошены в качестве свидетелей оперативные сотрудники Б., З., Н. М. следователи С. М. Т., сотрудник следственного изолятора Ш. которые подтвердили, что какое-либо давление на Панова А.А. и Смышляева М.Н. не оказывалось, недозволенные методы в отношении них не применялись, показания о причастности к содеянному каждый давал без принуждения, что согласуется с протоколами следственных действий.

По заявлениям Панова А.А. и Смышляева М.Н. о применении к ним насилия сотрудниками правоохранительных органов в судебном заседании была проведена в порядке ст. ст. 144 — 145 УПК РФ проверка. По ее результатам постановлением следователя от 2 августа 2017 г. в возбуждении уголовного в отношении сотрудников правоохранительных органов, на которых ссылались Панов А.А. Смышляев М.Н., отказано.

В ходе предварительного расследования заявления стороны защиты о применении к Панову А.А. и Смышляеву М.Н. недозволенных методов ведения следствия также проверялись и не нашли своего подтверждения.

Поскольку показания Панова А.А. и Смышляева М.Н., взятые судом в основу своих выводов по делу, получены в отсутствие нарушений, влекущих их недопустимость как доказательств, подробны, непротиворечивы, согласуются в деталях между собой и с другими доказательствами в совокупности, суд обоснованно сослался в приговоре именно на эти показания при установлении виновности осужденных, отвергнув противоречащие материалам дела их иные показания.

Ссылка Смышляева М.Н. в жалобе на то, что показания Панова А.А. на следствии относительно обстоятельств дела, отраженные в протоколах допросов и очной ставки, совпадали по своему содержанию, вопреки мнению Смышляева М.Н., не может свидетельствовать о недопустимости этих показаний и нарушениях норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих порядок следственных действий и фиксацию результатов их производства.

Не имеет подтверждения в материалах дела также и основанное на предположениях утверждение адвоката Грибенюковой Г.А. о том, что при проверке показаний на месте Панов А.А. давал заранее выученные им показания.

Суд проверил, признав несостоятельными, повторяемые адвокатом Грибенюковой Г.А. в жалобе утверждения о том, что показания на следствии несовершеннолетнего Панова А.А., у которого, по выводам экспертов психологов и психиатров, имеется формирующееся смешанное расстройство личности, в нарушение ч. 3 ст. 425 УПК РФ получены без участия педагога или психолога. Основания не согласиться с такой оценкой суда отсутствуют.

При этом суд обоснованно исходил из того, что согласно материалам дела в ходе предварительного следствия Панову А.А. были назначены законные представители — сотрудники органа опеки и попечительства Е. и Ч. имеющие высшее педагогическое образование, которые принимали участие во всех допросах Панова А.А. и других следственных действиях с его участием, в полном объеме обеспечивая реализацию его прав. Отсутствие при производстве следственных действий иных лиц, на которых указывается в жалобе защитника, при изложенных обстоятельствах не может быть признано нарушением требований ч. 3 ст. 425 УПК РФ, влекущим недопустимость показаний Панова А.А.

Протокол допроса Смышляева М.Н. в качестве подозреваемого от 22 апреля 2016 г. с применением видеозаписи, о недопустимости которого он заявляет в жалобе, составлен в соответствии со ст. ст. 46, 189, 190 УПК РФ. По окончании допроса от Смышляева М.Н. и его защитника, ознакомившихся с протоколом, каких-либо замечаний, в том числе относительно его полноты и достоверности, не поступило, как и от других лиц, участвовавших в производстве следственного действия.

Ссылки Смышляева М.Н. и его защитника на то, что в приговоре неточно изложены его показания, зафиксированные в указанном протоколе, опровергаются содержанием протокола, в котором все имеющие значение для дела обстоятельства, в том числе те, на которые обращает внимание адвокат Грибенюкова Г.А. в жалобе, отражены без искажений в сторону ухудшения положения Смышляева М.Н. и не противоречат видеозаписи, полученной в ходе проведения допроса.

Заявления осужденного Смышляева М.Н. в жалобе о том, что обыск по месту его жительства 22 апреля 2016 г. проведен с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, а обнаруженная в ходе обыска литература была подброшена оперативными сотрудниками, несостоятельны.

Из протокола данного следственного действия следует, что обыск произведен на основании судебного решения с соблюдением требований ст. 182 УПК РФ в присутствии Смышляева М.Н. с разъяснением участвующим лицам прав, обязанностей и порядка производства обыска.

Обнаруженные в жилище Смышляева М.Н. предметы и документы, в том числе распечатки статей Манифест «Фракции Красной Армии», Манифест «Фракции Красной Армии» — На пути к Революции», Манифест «Фракции Красной Армии» — Игра началась», «Открытое обращение к посольству Израиля», «Бомба из хозмага», на которые он ссылается в жалобе, были предъявлены Смышляеву М.Н., понятым и другим участвующим при обыске лицам, что удостоверено их подписями, а в протоколе содержатся сведения о том, в каком месте и при каких обстоятельствах обнаружены данные документы, перечисленные в протоколе с точным указанием их названий, что соответствует требованиям ч. ч. 10, 13 ст. 182 УПК РФ.

Смышляев М.Н. был ознакомлен с протоколом обыска, при этом он не отрицал факта обнаружения этих документов при изложенных в протоколе обстоятельствах.

Понятые Г. и К. участвовавшие в производстве обыска, в судебном заседании изложили обстоятельства его проведения, подтвердили достоверность отраженных в протоколе сведений, в том числе относительно обнаружения в ходе обыска распечаток упоминаемых Смышляевым М.Н. документов. Показания понятых Г. и К. согласуются между собой, а также с показаниями допрошенного в суде оперативного сотрудника Н. производившего обыск по поручению следователя, и другими доказательствами.

Неточности технического характера при составлении документов, на которые ссылается в жалобе Смышляев М.Н., не ставят под сомнение результаты обыска, отраженные в процессуальных документах, которые соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

При таких данных суд обоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты об исключении из числа доказательств по уголовному делу протокола обыска жилища Смышляева М.Н. от 22 апреля 2016 г.

Утверждения адвоката Грибенюковой Г.А. о том, что в ходе предварительного расследования следователь М. скрыл заявление Смышляева М.Н. и адвоката Грибенюковой Г.А. о его отводе от 7 октября 2016 г., опровергаются показаниями М. в судебном заседании о том, что с таким заявлением Смышляев М.Н. и его защитник в установленном законом порядке не обращались, что имеет подтверждение в материалах дела.

Отвод, заявленный в установленном порядке следователю М. адвокатом Грибенюковой Г.А. 2 августа 2016 г., как это предусмотрено ст. 67 УПК РФ, был разрешен руководителем следственного органа в мотивированном постановлении от 5 августа 2016 г.

При этом апелляционные жалобы Смышляева М.Н. и адвоката Грибенюковой Г.А. не содержат каких-либо данных о том, что Смышляев М.Н. и его защитник были ограничены в реализации права повторно заявить отвод следователю М. в соответствии со ст. ст. 61, 62, 67 УПК РФ. Не свидетельствуют об этом и иные материала дела.

Правильная оценка дана в приговоре повторяемым в апелляционной жалобе осужденного Смышляева М.Н. доводам стороны защиты о нарушении прав Смышляева М.Н. при производстве экспертиз со ссылками на несвоевременное ознакомление его с заключением эксперта от 25 марта 2016 г. N 2/13, постановлением о назначении данной экспертизы, а также с постановлением о назначении компьютерной экспертизы от 14 ноября 2016 г. N 2/637.

Отвергая эти доводы, суд обоснованно учел, что с постановлением о назначении компьютерной экспертизы от 19 января 2016 г. и заключением эксперта от 25 марта 2016 г. Смышляев М.Н., который задержан по данному уголовному делу 22 апреля 2016 г., не был ознакомлен ввиду того, что в момент назначения и производства экспертизы он еще не являлся участником уголовного судопроизводства. В дальнейшем обвиняемый Смышляев М.Н. и его защитник были ознакомлены с указанными документами и имели возможность реализовать права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

С постановлением следователя о назначении компьютерной экспертизы Смышляев М.Н. и его защитник адвокат Грибенюкова Г.А. ознакомились 31 октября 2016 г., то есть до 14 ноября 2016 г., когда производство экспертизы было окончено. При этом Смышляев М.Н. реализовал право, предусмотренное ст. 198 УПК РФ, заявив ходатайство о постановке эксперту дополнительных вопросов. Ознакомившись с заключением эксперта, Смышляев М.Н. и его защитник воспользовались правами заявить отвод эксперту и ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении. Эти ходатайства были разрешены в установленном законом порядке.

Суд признал акты произведенных по делу экспертиз обоснованными и достоверными, поскольку исследования проведены компетентными лицами в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а выводы экспертов мотивированны, научно аргументированы, подтверждаются совокупностью иных доказательств.

При выполнении требований ст. 217 УПК РФ и в ходе судебного разбирательства дела Смышляев М.Н. был вправе ставить вопрос о назначении по делу дополнительных либо повторных экспертиз в случае, если ненадлежащая реализация в ходе следствия его прав, предусмотренных п. 1 ч. 1 ст. 198 УПК РФ, реально отразилась на полноте и ясности экспертных исследований либо их законности.

Вопреки утверждениям осужденного Панова А.А., в приговоре обоснованно приведена оценка, данная судом заключению экспертов-взрывотехников с точки зрения его достоверности и допустимости как доказательства, поскольку именно эти обстоятельства фактически оспаривались Пановым А.А. в судебном заседании.

Нельзя согласиться и с доводами осужденного Панова А.А. о том, что ввиду несвоевременного вручения ему некоторых документов с переводом на украинский язык было нарушено его право на защиту.

Как усматривается из дела, при получении образования Панов А.А. изучал русский язык. Из показаний свидетелей, непосредственно общавшихся с Пановым А.А., следует, тот хорошо владеет русским языком, разговаривал с ними только на русском языке. На протяжении практически всего предварительного расследования перед производством следственных действий с участием Панова А.А. тот заявлял, что русским языком он владеет, в переводчике не нуждается. В судебном заседании Панов А.А. пояснил, что существо предъявленного обвинения ему понятно. Он общался с защитником и другими участниками процесса в основном на русском языке, на котором сделал большинство своих заявлений и ходатайств. В деле имеется большое количество обращений Панова А.А. в соответствующие инстанции по различным вопросам, составленных им собственноручно на русском языке.

Все это в совокупности указывает на то, что уровень владения Пановым А.А. языком, на котором ведется судопроизводство, является достаточным для реализации им его прав и обязанностей.

При этом Панову А.А. по его ходатайству и с учетом его гражданства органами следствия и судом была предоставлена возможность пользоваться услугами переводчика. В деле имеются расписки Панова А.А. о вручении ему в соответствии с ч. 3 ст. 18 УПК РФ копий следственных и судебных документов на русском и украинском языках.

При таких обстоятельствах ссылка Панова А.А. в жалобе на несвоевременность вручения ему переведенных на украинский язык копий промежуточных судебных постановлений (о назначении предварительного слушания и судебного заседания по итогам предварительного слушания, о продлении срока содержания под стражей), вынесенных по вопросам, не относящихся к предмету дальнейшего судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела по существу, а также некоторых копий апелляционных жалоб, возражений на них и частей протокола судебного заседания не может свидетельствовать о нарушении его права на защиту, влекущем отмену приговора.

Доводы стороны защиты, повторяемые в апелляционных жалобах осужденных Панова А.А., Смышляева М.Н., адвокатов Грибенюковой Г.А. и Московкина С.С., о том, что Панов А.А. не склонял Смышляева М.Н. к совершению террористического акта, а Смышляев М.Н. пытался отговорить Панова А.А. от этих намерений и не оказывал ему пособничество в указанном преступлении, опровергаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, в том числе показаниями Панова А.А. и Смышляева М.Н., из которых следует, что после принятия решения о совершении террористического акта на территории России Панов А.А., подыскивая себе единомышленников, начал общаться со Смышляевым М.Н., которому предложил принять участие в террористическом акте в г. Ростове-на-Дону в целях оказания воздействия на органы власти Российской Федерации в связи с событиями на Украине, то есть совершил склонение Смышляева М.Н. к этому преступлению.

Смышляев М.Н., сознавая преступный характер намерений Панова А.А., стал давать последнему советы и информировать его о возможных объектах совершения террористического акта, методах конспирации и иных обстоятельствах, учет которых способствовал реализации намеченных преступных целей.

Он, в частности, дал Панову А.А. совет осуществить подрыв линий электропередач, железнодорожных путей или государственных учреждений, сообщил ему о высокой степени контроля спецслужб России, посоветовал совершить террористический акт в ночное время суток, чтобы исключить опознание и задержание правоохранительными органами, а при подготовке к террористическому акту особое внимание уделить службам безопасности объектов, соблюдать конспирацию в одежде, поскольку на данных объектах установлено много видеокамер.

При этом, как признал сам Смышляев М.Н., он понимал, что дает Панову А.А. советы о совершении террористического акта.

Предоставленная Смышляевым М.Н., знавшего местные условия, информация, существенно облегчала совершение Пановым А.А. преступления, к которому он готовился, и укрепляла его решимость осуществить задуманное, что не отрицал Панов А.А.

Из материалов дела усматривается, что в ходе подготовки к террористическому акту Панов А.А. изготовил, а затем хранил самодельное взрывное устройство, неоднократно прибывал в целях разведки к объектам предполагаемого преступления, производил фотографирование возможных мест закладки взрывного устройства, отметил на карте г. Ростова-на-Дону места расположения указанных объектов.

Свидетели Г. и Т. с которыми общался Панов А.А., подтвердили, что тот неоднократно говорил им о своих намерениях совершить террористический акт путем взрыва вокзала или театра и не соглашался на их предложение отказаться от задуманного.

О том, что Смышляев М.Н. давал задумавшему террористический акт Панову А.А. советы относительно мер конспирации и объектов, на которых следует совершить преступление, показал свидетель И. (псевдоним), которому об этом рассказал сам Смышляев М.Н.

Преступные действия Панова А.А., связанные с подготовкой к террористическому акту, были пресечены лишь в связи с его задержанием. В ходе обыска в комнате, где проживал Панов А.А., обнаружено самодельное взрывное устройство и его компоненты, маска, фотоаппарат с фотографиями предполагаемых объектов осуществления взрыва, карта г. Ростова-на-Дону, на которой выделено место расположения театра, листовки с информацией о террористическом акте. Со слов Панова А.А., данные фотоснимки и отметка на карте были сделаны им, чтобы выяснить, как обеспечивается безопасность объектов и где, в частности, установлены видеокамеры наблюдения, то есть касались обстоятельств, являвшихся содержанием советов Смышляева М.Н. и предоставленной им информации.

Обстоятельства, установленные по делу, таким образом, свидетельствуют, что, вопреки доводам жалоб, Смышляев М.Н. совершил пособничество Панову А.А. в преступлении, предусмотренном ст. 205 УК РФ, поскольку умышленно содействовал преступным действиям Панова А.А. советами и предоставлением информации. При этом Смышляев М.Н. осознавал, что своими действиями он способствует Панову А.А. в совершении террористического акта, к которому тот готовился, предвидел, что преступный результат является для них общим и сознательно допускал его наступление.

При таких данных указанные выше действия Панова А.А. правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 9 декабря 2010 г. N 352-ФЗ), а содеянное Смышляевым М.Н. — по ч. 3 ст. 205.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ).

Что касается исследованных судом показаний свидетелей Е. Г. Г. и текста переписки Е. и Смышляева М.Н., на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах осужденного Смышляева М.Н. и адвоката Грибенюковой Г.А., то в приговоре объективно изложены и правильно оценены фактические обстоятельства, в связи с которыми эти доказательства не свидетельствуют о невиновности Смышляева М.Н. в преступлении, за которое он осужден.

Согласно материалам дела указанные лица не являлись очевидцами общения Панова А.А. со Смышляевым М.Н., их показания, а также содержание переписки Смышляева М.Н. и Е. не содержат сведений о каких-либо фактических обстоятельствах, опровергающих совокупность доказательств, предъявленных стороной обвинения и получивших надлежащую оценку суда.

Доводы жалобы адвоката Грибенюковой Г.А. об имеющейся, по ее мнению, необходимости проверки конституционности ч. 3 ст. 205.1 УК РФ не свидетельствуют о незаконности обжалуемого приговора.

Согласно ст. 101 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона, подлежащего применению им в указанном деле, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционного данного закона.

В соответствии правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной Определении от 5 февраля 2004 г. N 134-О, основанием для направления запроса в Конституционный Суд Российской Федерации является убежденность суда в неконституционности примененных или подлежащих применению норм, аргументированная правовыми доводами, приведенными в процессуальном документе, принимаемом судом в установленной законом форме.

Судя по материалам дела, у суда первой инстанции такой убежденности в неконституционности ч. 3 ст. 205.1 УК РФ не имелось. Не возникло такой убежденности и у суда апелляционной инстанции.

Надлежаще мотивированы в приговоре также и выводы суда относительно обстоятельств, установление которых позволило квалифицировать преступные действия Панова А.А., выразившиеся:

в приготовлении к террористическому акту — по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 130-ФЗ);

в незаконных изготовлении и хранении взрывного устройства — по ч. 1 ст. 223.1 и ч. 1 ст. 223.1 УК РФ;

в публичном оправдании терроризма — по ч. 1 ст. 205.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ).

Данные выводы суда базируются на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и правильном применении судом норм уголовного закона, в том числе положений ч. 3 ст. 12 УК РФ относительно преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ). Оснований для иной юридической оценки всех этих преступных действий осужденного Панова А.А. не имеется.

Ссылка Панова А.А. в жалобе на то, что в сети «Интернет» им размещено шесть статей, содержащих критику властей России, не свидетельствует о неправильном установлении судом обстоятельств, связанных с его обвинением в публичном оправдании терроризма, поскольку согласно предъявленному обвинению публичное оправдание терроризма содержится в трех статьях, размещенных Пановым А.А. в свободном доступе в сети «Интернет», за что он в пределах предъявленного обвинения и осужден.

Судом проверено состояние психического здоровья Панова А.А. и Смышляева М.Н. С учетом выводов психолого-психиатрических экспертиз, фактических обстоятельств дела, данных о личности осужденных и их поведения на предварительном следствии и в судебном заседании обоснованно признано, что преступные действия Панов А.А. и Смышляев М.Н. совершили вменяемыми.

Наказание Панову А.А. и Смышляеву М.Н. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденных, других обстоятельств, учитываемых при назначении наказания.

Требования ст. ст. 6, 60, 62 УК РФ, а в отношении Панова А.А. также и правила назначения наказания несовершеннолетнему судом соблюдены.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Панова А.А. и Смышляева М.Н., суд признал активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию другого соучастника преступления, особенности психического развития каждого, несовершеннолетие Панова А.А.

Суд также принял во внимание отсутствие у Панова А.А. и Смышляева М.Н. отягчающих наказание обстоятельств, состояние здоровья осужденных, возраст и состояние здоровья матери Смышляева М.Н., условия воспитания Панова А.А. (с малолетнего возраста без отца), то, что по месту жительства Панов А.А. и Смышляев М.Н. характеризуются положительно.

Известно суду было и то, что осужденные к уголовной ответственности привлекаются впервые, ранее ни в чем предосудительном замечены не были.

Назначение наказания в виде лишения свободы в приговоре надлежаще мотивировано. По своему виду и размеру наказание соразмерно содеянному осужденными и является справедливым.

Суд не нашел оснований для изменения категории совершенных осужденными преступлений на менее тяжкие. Не усматривает таковых и Судебная коллегия, поскольку все обстоятельства, имеющие значение при назначении наказания, судом учтены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 11 августа 2017 г. в отношении Панова Артура Алексеевича, Смышляева Максима Николаевича оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Панова А.А., Смышляева М.Н., адвокатов Московкина С.С. и Грибенюковой Г.А. без удовлетворения.