Ст24 конституции рф ст 137 ук рф

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Статья 24 Конституции РФ

1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Комментарий к Статье 24 Конституции РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи 24 придает особое значение защите информации о частной жизни лица, поскольку любое несанкционированное информационное вмешательство в сферу частных отношений не только умаляет достоинство личности (ч. 1 ст. 21 Конституции), делая ее объектом внешнего манипулирования, но и представляет реальную угрозу праву на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны (ст. 23, 25 Конституции), иным правам и свободам, связанным с самоопределением личности (ст. 26, 28-30 и др.).

Характерно, что само понимание и развитие права на информационную защиту частной жизни было обострено примерами тоталитарных режимов ХХ в. с их стремлением к всеобщему наблюдению и тотальному контролю за личностью, наиболее провидчески описанному в известном романе Дж. Оруэлла «1984 год». Не менее актуальна эта проблема и в настоящее время в связи с изобретением и развитием технических средств наблюдения, которые позволяют без труда анонимно вторгаться в частную жизнь, с распространением электронно-компьютерных систем и информационных сетей, способных накапливать, хранить и использовать неограниченные базы индивидуальных данных и не дающих абсолютных гарантий их сохранности, с повышением чисто коммерческой ценности любой информации, в том числе информации о частной жизни.

Право на частную жизнь, в том числе на информационное невмешательство в нее, основывается на идее самоопределения и автономности личности, свободе индивида в приватной, интимной сфере его жизни от внешнего контроля со стороны государства и общества. Это сфера, куда не должна проникать правовая регламентация, но граница которой должна быть защищена законом. И хотя границу эту определить чрезвычайно трудно, она должна толковаться максимально широко в пользу личных прав.

В американской конституционной практике право на неприкосновенность частной жизни (прайвеси), иногда определяемое как «право быть оставленным в покое», первоначально возникло как потребность в защите от так называемой желтой прессы и в дальнейшем стало трактоваться весьма широко, включая защиту от произвольного вмешательства власти в частные отношения. Немецкая правовая доктрина сформулировала по этому поводу идею информационного суверенитета личности. Практика толкования Европейским Судом по правам человека ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право на неприкосновенность частной жизни, пошла по пути признания в этой норме весьма широкого объема правомочий, образующих «хартию личной независимости», подводя под понятие «частная жизнь» практически неограниченный круг отношений.*(247)

Американский ученый А. Вестин в книге «Приватность и свобода» сформулировал четыре формы приватности: «уединение», исходящее из потребности быть избавленным от наблюдения посторонних; «интимность», предполагающая замкнутость и добровольность общения; «сдержанность» как форма соблюдения психологического барьера с окружающими»; «анонимность» как стремление остаться неузнанным в общественном месте.*(248) Таким образом, частная, приватная сторона жизни покоится на естественных человеческих потребностях и интересах, противостоящих публичному вмешательству и контролю. Человек вправе контролировать свою личную жизнь и ограничивать доступ к ней кого бы то ни было.

Действующий в настоящее время Закон об информации, информационных технологиях и защите информации определяет информацию как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их предоставления. Конфиденциальность информации определяется как обязательное требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (ст. 2). Очевидно, что всякие сведения о частной жизни лица обладают конфиденциальным характером, однако определить их перечень в законе было бы затруднительно и вряд ли целесообразно, поскольку это неминуемо сужало бы понятие частной жизни и объем гарантий ее защиты. Бесспорно, что право на неприкосновенность частной жизни связано с целым рядом других основных прав и свобод, определяющих индивидуальность и автономию человеческой личности. Во всяком случае к конфиденциальной информации о частной жизни следует отнести сведения о расовом, национальном и социальном происхождении лица, данные о его духовном мире, об отношении к религии, о взглядах, мнениях и убеждениях, о морально-значимом поведении, данные о неофициальном общении и межличностных связях, семейных и интимных отношениях, сведения о принадлежности его к общественным объединениям, о здоровье, имуществе, доходах, о профессиональной деятельности, иные факты его биографии и жизни, которые он не считает возможным опубликовать. Лишь само лицо вправе определять, какие именно сведения имеют отношение к его частной жизни и какова степень чувствительности для него той информации о ней, раскрытие которой повлечет для него душевную боль или моральный ущерб.

Между тем существует другая проблема. Множество государственных и муниципальных органов, юридических и физических лиц в силу своей компетенции или характера и целей деятельности накапливают у себя, хранят и используют данные, в том числе в виде компьютерных баз и информационных систем, которые содержат сведения, относящиеся к частной жизни граждан, а в определенных случаях обязывают их предоставлять им информацию такого рода. Это прежде всего правоохранительные органы, органы специального учета и регистрации, налоговые службы, медицинские пенсионные учреждения, работодатели службы бытовых услуг, банковские, страховые, маркетинговые и иные коммерческие организации и службы и т.д.

Информация подобного рода может составлять содержание государственной, налоговой, врачебной, коммерческой, служебной, личной или семейной тайны. Специалисты насчитывают более 20 видов конфиденциальной информации, регулируемой сотнями законов и иных нормативных актов.*(249) С точки зрения требований ч. 1 ст. 24 Конституции РФ наиболее уязвимой является такая информация, по которой можно персонифицировать отдельную личность и которая находится вне пределов постоянного контроля данного лица. Законодательство РФ выделяет информацию такого рода в отдельную категорию персональные данные, которая хотя и пересекается с формулой «информация о частной жизни», но не вполне идентична ей.

Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» относит к персональным данным любую информацию, относящуюся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе фамилию, имя, отчество, год, месяц, дату и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессию, доходы, другую информацию (ст. 3). Отдельно Закон выделяет биометрические персональные данные (ст. 11). Указанный Закон регулирует порядок обработки (сбора, систематизации, накопления, хранения, использования и распространения) персональных данных, в том числе с использованием средств автоматизации, для всех операторов, включая органы государственной власти и местного самоуправления, юридических и физических лиц.

Принципы и условия обработки персональных данных соответствуют основным требованиям международных актов — Конвенции «О защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных», принятой в 1981 г. Советом Европы, а также рекомендациями Комитета Министров государств — членов Совета Европы 1986 и 1987 г., касающихся использования и защиты персональных данных. Так, персональная информация относится к категории конфиденциальной и не может распространяться без согласия субъекта. Обработка персональных данных допускается только с согласия субъектов персональных данных, за исключением случаев, перечисленных в законе. Сбор персональных данных должен осуществляться законным и добросовестным образом, исключительно в соответствии с определенными и заявленными целями и законными полномочиями оператора. Сведения должны носить точный и достоверный характер и не превышать необходимого для данных целей объема и срока хранения (ст. 6, 7).

Закон особо оговаривает недопустимость обработки специальных категорий персональных данных, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни. Хотя и здесь предусмотрены определенные исключения (ст. 10). Одним из условий автоматизированной обработки персональных данных является то, что такая обработка сама по себе не может порождать юридические последствия в отношении субъекта этих данных (ч. 1 ст. 16).

Субъект персональных данных при определенных условиях имеет право доступа к своим персональным данным, право на получение сведений об их содержании, источнике получения и иных лицах, имеющих доступ к его данным от оператора, о целях и способах обработки данных, право требовать их уточнения, блокирования или уничтожения. Он также дает письменное согласие на включение своих персональных данных в общедоступные источники (справочники, адресные книги и т.п.) (ст. 8, 14-17).

Закон налагает на оператора обязанность принимать необходимые организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий. Контроль и надзор за обработкой персональных данных возлагается также на федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере информационных технологий и связи (ст. 23).

Следует отметить, что конфиденциальность и защита персональных данных и информации о частной жизни предусматривается и целым рядом других федеральных законов: гл. 14 ТК, ст. 61, 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, ст. 9 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 139 СК, ст. 41 Закона о СМИ, ст. 3 Закона свободе совести и о религиозных объединениях, ст. 53 Федерального закона «О связи», ст. 16 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 08.04.2008) и т.д.

За нарушение требований по обеспечению безопасности персональных данных и конфиденциальности информации о частной жизни лица законодательство предусматривает гражданскую, административную (ст. 13.11 КоАП и др.), дисциплинарную и иную ответственность. Наиболее опасные посягательства в этой сфере влекут ответственность по УК: за нарушение неприкосновенности частной жизни, включая незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица без его согласия (ст. 137), нарушение тайны связи (ст. 135), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183), неправомерный доступ к компьютерной информации и иные преступления в этой сфере (ст. 272-274).

Вместе с тем тогда, когда это представляет собой необходимую в демократическом обществе меру, направленную на защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства, федеральным законом в силу ч. 3 ст. 55 Конституции могут быть предусмотрены определенные ограничения права каждого на защиту информации о его частной жизни, которые не могут посягать при этом на существо конституционного права.

Так, Федеральный закон «О персональных данных» делает исключение из общего требования о согласии субъектов на обработку их персональных данных для случаев, когда обработка персональных данных осуществляется на основании федерального закона, устанавливающего ее цель, условия получения и круг субъектов персональных данных, а также определяет полномочия оператора. Кроме того, предусмотрен ряд случаев, когда это оправдано публичными интересами или интересами самого субъекта (ст. 6, 10). Исключения, в частности, допускаются, когда обработка персональных данных необходима в связи с осуществлением правосудия или осуществляется в соответствии с законодательством о безопасности, об оперативно-розыскной деятельности, в соответствии с уголовно-процессуальным или уголовно-исполнительным законодательством (ст. 10, 11, 14 и др.).

При этом, однако, всеми государственными органами и должностными лицами должны соблюдаться указанные выше общие принципы сбора и обработки информации о частной жизни граждан, включая законность целей и полномочий, добросовестность, достоверность, достаточность соответствующих сведений и т.п., а у граждан должна оставаться возможность контроля за такой информацией и судебной защиты своих прав.

Наиболее уязвимой с этой точки зрения представляется сфера оперативно-розыскной деятельности, которой в настоящее время занимается значительное количество специальных служб, а способы их деятельности сами по себе предполагают конспиративный, негласный, тайный характер, включая сбор информации о частной жизни. Практика и ряд исследований отмечают при этом недопустимую неопределенность и размытость правового регулирования оперативно-розыскной деятельности, отсутствие законной процедуры, неадекватно широкое усмотрение спецслужб в определении своих полномочий, неэффективность контроля и судебной защиты от возможного произвола, что существенно снижает уровень гарантий неприкосновенности частной жизни.*(250)

Следует отметить, что право на конфиденциальность частной жизни в определенных случаях может вступать в конфликт с правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). Речь идет о государственных и общественных деятелях, известных личностях и популярных персонах, представляющих общественный интерес. Судебная практика, в том числе практика Европейского Суда по правам человека, признает, что личная жизнь таких лиц должна быть более открыта для публики, однако поиск пределов этой открытости и баланса интересов представляется пока незаконченным.

2. Часть 2 комментируемой статьи 24 Конституции России закрепляет право каждого на доступ не только к своей персональной информации, но к любым другим сведениям, непосредственно затрагивающим права и свободы, обязывая органы государственной власти и местного самоуправления, а также их должностных лиц обеспечивать возможность ознакомления с соответствующими документами и материалами. Указанное право корреспондирует не только принципу свободы информации (ч. 4 ст. 29 КРФ), но и праву каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, в том числе и в суде (ст. 45, 46 Конституции).

Закон об информации, информационных технологиях и защите информации разделяет информацию на общедоступную и информацию, доступ к которой может быть ограничен федеральными законами. К информации ограниченного доступа относятся сведения, составляющие государственную и иную тайну. Критерии отнесения к соответствующей категории тайны и перечни конфиденциальных сведений должны быть установлены федеральными законами. Вместе с тем не может быть ограничен доступ:

— к нормативным правовым актам, затрагивающим права, свободы и обязанности человека и гражданина, а также устанавливающим правовое положение организаций и полномочия государственных органов, органов местного самоуправления;

— информации о состоянии окружающей среды;

— информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств (кроме сведений, составляющих государственную или служебную тайну);

— информации, накапливаемой в открытых фондах библиотек, музеев и архивов, а также в государственных, муниципальных и иных информационных системах, созданных или предназначенных для обеспечения граждан и организаций такой информацией;

— иной информации, недопустимость ограничения доступа к которой установлена федеральными законами (ч. 4 ст. 8).

Статья 140 УК устанавливает уголовную ответственность должностных лиц за неправомерный отказ в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан. А ст. 237 УК вводит уголовную ответственность за сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей.

В Постановлении от 18.02.2000 N 3-П*(251) Конституционный Суд сформулировал важные позиции, касающиеся получения информации (речь шла о материалах прокурорской проверки), непосредственно затрагивающей права и интересы заявителя. Конституционный Суд РФ указал, в частности, что право каждого на получение информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы, и корреспондирующая этому праву обязанность органов государственной власти и их должностных лиц предоставить такую информацию не могут быть полностью исключены, что привело бы к недопустимому умалению самого конституционного права. Установленные пределы ограничения должны быть соразмерны и могут быть обусловлены исключительно содержанием информации. Рациональная организация деятельности органов власти не может служить основанием для ограничения этого права. При этом суд не может быть лишен возможности определять, обоснованно ли по существу признание тех или иных сведений не подлежащими распространению.

Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни

Новая редакция Ст. 137 УК РФ

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет.

Комментарий к Статье 137 УК РФ

1. Основным объектом преступного посягательства выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации конституционного принципа неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (см. ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции). Факультативными объектами могут быть честь, достоинство и доброе имя человека.

Комментируемая статья состоит из двух частей, закрепляющих основной и квалифицированный составы преступления и описывающих преступные деяния небольшой тяжести.

2. Объективная сторона составов преступления выражается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространении этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или СМИ.

2.1. Под сведениями о частной жизни лица, составляющими его личную или семейную тайну (далее — сведения), понимается любая информация о фактах из жизни лица или его семьи, личных и семейных связях, воззрениях, привычках, традициях, пристрастиях, увлечениях и др.

2.2. Под собиранием сведений понимается совершение любых действий, в результате которых виновный приобретает указанную информацию и становится ее фактическим обладателем.

2.3. Под распространением сведений понимается их сообщение виновным третьим лицам любым способом и в любой форме как на возмездной, так и безвозмездной основе.

2.4. Собирание и распространение сведений будет незаконным в том случае, если указанные действия совершаются виновным без согласия лица и в нарушение действующего законодательства (см. ст. 7, 8 ФЗ от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (в ред. от 02.12.2005) ).
———————————
СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1999. N 2. Ст. 233; 2001. N 13. Ст. 1140; 2005. N 49. Ст. 5128.

2.5. Под распространением сведений в публичном выступлении понимается их оглашение в ходе выступления в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи (на митинге, демонстрации, пикетировании, шествии, собрании, конференции, семинаре и т.д.).

2.6. При распространении сведений в публично демонстрирующемся произведении указанные сведения должны быть составной неотъемлемой частью произведения науки, литературы или искусства как объекта авторского права или смежных прав (об объектах авторского права и смежных прав см. ст. 1, 4 — 9, 35, 36 Закона РФ от 09.07.1993 N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (в ред. от 20.07.2004)) (далее — Закон об авторском праве).
———————————
Ведомости РФ. 1993. N 32. Ст. 1242; СЗ РФ. 1995. N 30. Ст. 2866; 2004. N 30. Ст. 3090. Закон утрачивает силу с 1 января 2008 г. в связи с принятием ФЗ от 18.12.2006 N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // РГ. N 289. 2006.

Под публичной демонстрацией произведения понимается публичный показ, публичное исполнение или сообщение произведения для всеобщего сведения, т.е. любой показ, исполнение или сообщение произведения, фонограммы, исполнения, постановки, передачи организаций эфирного или кабельного вещания непосредственно или с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи (см. ст. 4 Закона об авторском праве).

2.7. Под распространением сведений в СМИ понимается их распространение в периодических печатных изданиях, радио-, теле-, видеопрограммах, кинохроникальных программах, иных формах периодического распространения массовой информации.

Под периодическим печатным изданием понимается газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год.

Под радио-, теле-, видео-, кинохроникальной программой понимается совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное название и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год (см. ст. 2 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации» ).
———————————
Ведомости РФ. 1992. N 7. Ст. 300.

2.8. Составы преступления по конструкции формальные. Преступление окончено (составами) в момент совершения действий, указанных в диспозиции коммент. статьи.

3. С субъективной стороны составы преступления характеризуются виной в форме прямого умысла. Мотив и цель для квалификации деяния как преступления значения не имеют.

4. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летного возраста.

5. В ч. 2 коммент. статьи субъект специальный — лицо, использующее для облегчения совершения преступления свое служебное положение, т.е. полномочия и привилегии, предоставленные по службе, в том числе на основе трудового договора (контракта).

Другой комментарий к Ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предметом преступления являются сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну. Носителями сведений могут выступать документы, вещи, информация на магнитных носителях, а также сам человек. Обязательное требование, предъявляемое к этим носителям законом, заключается в том, что они должны содержать информацию, образующую личную или семейную тайну лица, т.е. субъективно относимые человеком к скрытым от посторонних лиц данные, касающиеся индивида и его связей в обществе, ранее не разглашавшиеся на публике и носящие как порочащий, так и непорочащий характер.

2. Объективная сторона преступления характеризуется альтернативно предусмотренными действиями.

Под собиранием следует понимать целенаправленное отыскание сведений о частной жизни лица независимо от способа отыскания (например, путем наблюдения, подслушивания, расспросов, выкрадывания документов или иных носителей и т.п.). При собирании возможна идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 137 УК РФ и ст. ст. 138, 139 либо 272 УК РФ.

Распространение представляет собой доведение сведений о частной жизни человека до третьего лица любым способом (устно, письменно либо с использованием информационных технологий). При распространении лицо, о котором сообщаются те или иные сведения, должно быть индивидуально конкретизировано до степени его узнаваемости третьим лицом.

Распространение сведений о частной жизни лица в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации предполагает доведение указанных сведений до неограниченного числа лиц.

3. Преступление признается оконченным с момента совершения указанных действий независимо от того, получило ли лицо искомую информацию или дошла ли она до третьего лица.

4. Виновным в преступлении может быть и человек, которому ранее потерпевшим была доверена личная или семейная тайна и который впоследствии разгласил ее без согласия последнего (например, супруг).

Разглашение персональных данных 137 УК РФ

В ходе разговора с руководителем, на вопрос о возможном уходе в декрет, мной был дан ответ, что у меня есть проблемы с репродуктивным здоровьем. По истечении полугода мной было принято решение о применении метода ВРТ (вспомогательных репродуктивных технологий). На период протокола я взяла больничный, о чем заблаговременно предупредила руководителя. Я не сообщала о диагнозе и о применении ВРТ. Однако на вопрос руководителя о том касается ли это вопроса возможного деторождения я ответила положительно. После выхода с больничного выяснилось, что мой руководитель обсуждал этот вопрос со своей подругой, являющейся руководителем другого отдела. А она, в свою очередь, рассказала об этом неограниченному числу лиц. Результатом чего стали вопросы от коллег о том делала ли я ЭКО, каков результат и так далее. Хочу спросить, является ли это разглашением персональных данных, составляющих личную или семейную тайну и попадает ли под действие ст. 137 УК РФ?

Ответы юристов (10)

думаю что нет, Вы же сами эту информацию предоставили.

Есть вопрос к юристу?

Здравствуйте! Теоретически конечно персональные данные были распространены, но сделано это руководителем не в связи с тем, что эти данные стали известны ему в связи с выполнением функциональных обязанностей, а в результате приватной беседы с Вами, а затем с подругой. Даже, если исходить из того, что работодатель является оператором персональных данных, то опять же ни одного документа, который бы указывал на то, что Вы использовали ЭКО нет.

В данном случае имеет место лишь личные качества руководителя, но они не регулируются федеральными законами.

Речи о статье 137 УК РФ здесь идти не может.

Екатерина, здравствуйте. Согласно ч.1 ст.137 УК РФ является уголовным преступлением незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Я полагаю, что признаки преступления имеются. Вы сообщили руководителю свою личную информацию, однако не давали согласие на её распространение. В данном случае имеет значение вопрос: смогут ли следственные органы доказать, что сведения распространены, и что распространены они именно руководителем или его подругой.

Только персональные данные тут не при чем. Речь идет о распространении не персональных данных, а сведений о частной жизни лица.

Приведу цитату из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» судам дано разъяснение о том, что под распространением сведений следует понимать опубликование их в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам (п. 7).

Таким образом, считаю, что состав преступления по ч.1 ст.137 УК РФ, есть.

попадает ли под действие ст. 137 УК РФ?
Екатерина

Полагаю, что привлечь Вашего руководителя к уголовной ответственности не получится

Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни
1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни
лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо
распространение этих сведений в публичном выступлении, публично
демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

Признаки состава преступления есть, но Ваш руководитель может заявить, что Вы не просили его сохранять в тайне Ваши планы, и «подвести» эту ситуацию под то, что он не распространял эти сведения с целью разглашения Вашей тайны, а известил всех сотрудников с благородной целью — чтобы они были к Вам внимательнее и не расстраивали Вас, именно учитывая состояние Вашего здоровья.

И ещё. Вряд ли кто из сотрудников станет давать показания против своего руководителя.

Екатерина, если Вы можете доказать то, о чем я написала выше, Вы кроме заявления в полицию можете обратиться в суд с исковым заявлением о компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, составляющих Вашу личную и семейную тайну.

Здесь, конечно, не идет речь о защите чести, достоинства и деловой репутации. Однако по аналогии можно применить понятие распространения информации, которое дается в этом Постановлении.

Всё же, хочу отметить, что нести ответственность может только лицо, которое было обязано хранить тайну. Ведь состав преступления характеризуется только прямым умыслом.

Александра, а кого можно признать лицом, обязанным хранить тайну? Повторюсь, это не персональные данные, а информация о частной жизни.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. — ч.1 ст.23 Конституции РФ.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. — ч.1 ст.24 Конституции РФ.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни.

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев.
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 137

Согласно ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Этому праву корреспондируют положения части 1 ст. 24 Конституции РФ, устанавливающие, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.
Рассматриваемая норма уголовного закона представляет собой уголовно-правовую гарантию этих конституционных прав граждан.
Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ правовая конструкция состава перетерпела существенные изменения.
Во-первых, исключены такие обязательные признаки состава преступления, как совершение его из корыстной или личной заинтересованности, относящиеся к субъективной стороне рассматриваемого состава. В настоящее время такой заинтересованности не требуется, что совершенно справедливо, так как возможность причинения реального вреда интересам потерпевшего не может быть поставлена в зависимость от побуждений виновного.
Во-вторых, исключены и материально-правовые последствия совершения преступления в виде реального причинения вреда правам и законным интересам граждан. Вследствие этого конструкция состава стала формальной.
Родовым объектом посягательства являются общественные отношения в сфере обеспечения конституционных прав и свобод граждан.
Непосредственным объектом посягательства — общественные отношения в сфере реализации прав граждан на сохранение личной или семейной тайны.
Соответственно предметом посягательства является информация о тех сторонах личной или семейной жизни, которые гражданин желает сохранить в тайне.
Объективная сторона преступления носит сложный характер и представляет собой совершение одного из действий по собиранию или распространению сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну.
Оба этих действия должны носить незаконный характер, т.е. как собирание, так и распространение таких сведений в установленном федеральным законодательством порядке не образуют признаков состава преступления. Так, собирание сведений о частной жизни гражданина на основаниях и в порядке, предусмотренных ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не образует состава преступления, так же как и истребование таких сведений в уголовно- и гражданско-процессуальном порядке.
Незаконный характер действий субъекта — это не только действия, совершенные в противоречии с действующим законодательством, но и действия, совершаемые не в соответствии с ним. Право на личную или семейную тайну может быть нарушено только на основании федерального законодательства.
Объективная сторона состава характеризуется только одной активной формой. Она может быть осуществлена действием. Так, незаконное собирание сведений о частной жизни лица уже является преступлением. К примеру, иногда субъект, находящийся во враждебных личных отношениях с лицом, приходя к нему домой с целью выяснения личных отношений, имеет при себе скрытно диктофон и начинает запись переговоров. Эти действия носят далеко не безобидный характер и в некоторых случаях могут образовать состав рассматриваемого преступления. Однако установление записывающей аппаратуры у себя на дому, в том числе на телефоне, не образует состава преступления, поскольку должно предполагаться, что если лицо сообщает сведения о частной жизни по средствам связи или в ином месте за пределами своего жилища, то оно не считает эти сведения тайной о частной жизни. Вместе с тем признаки преступления могут иметь место в случаях, когда субъект, даже находясь в собственном жилище, ведет целенаправленные опросы о частной или семейной жизни потерпевшего.
Такой признак объективной стороны преступления, как незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, следует толковать несколько расширительно. Это не только собирание сведений не уполномоченным на то лицом или с использованием методов и средств прямо запрещенных законом. Под незаконным собиранием следует понимать любые действия, направленные на сбор конфиденциальной информации, в том числе и простые опросы соседей, родственников и знакомых потерпевшего. Главным критерием тайны частной жизни является согласие на то потерпевшего. Только ему дано право оценивать, что бы он хотел сохранить в тайне.
Вместе с тем уместно отметить, что привлечение к уголовной ответственности по признаку незаконного собирания такой информации должно иметь место в относительно исключительных случаях, ибо не всегда субъективный критерий личной или семейной тайны может соответствовать объективному критерию. Недопустимо использование этой уголовно-правовой нормы для сведения личных счетов. Объективно нельзя расценивать противоправным собирание сведений о должностном или общественном положении лица и членов его семьи, иных сведений, которые не являются тайной для государственных и негосударственных органов, организаций. Личная тайна — это нечто сокровенное, что лицо желает сохранить в тайне.
Вопросы, связанные с отнесением информации к категории личной или семейной тайны, а равно вопросы о незаконном характере собирания таких сведений носят оценочный характер, которые должны разрешаться в судебном порядке. Так, собирание сведений всегда носит целенаправленный характер и не может сводиться к вопросам, заданным, например, из любопытства. При этом надо учитывать и духовное состояние общества, сложившееся в нашей стране. Те вопросы, которые в иных странах уже сами по себе не считаются корректными, у нас вполне допустимы.
Вместе с тем к личной или семейной тайне относятся не только порочащие лицо или членов его семьи сведения, но и иные сведения, которые он хотел бы сохранить в тайне. Это могут быть сведения о наличии болезней, об интимных связях и интимной жизни, о взаимоотношениях с отдельными членами семьи и характере взаимоотношений в семье в целом, об источниках средств к существованию, о привычках и т.д. Достоверная диффамация при определенных условиях также наказуема. Согласно ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого посягательства.
Необходимо отметить, что каждый, осуществляя свои права на частную жизнь, не должен нарушать не только права, но и законные интересы иных лиц, тем более членов семьи. Под членами семьи следует понимать всех совместно проживающих лиц. Представляется, что они вправе интересоваться и собирать сведения о совместно проживающем с ними лице, ибо обладают правом знать, с кем живут и чем конкретное лицо занимается при проведении досуга и т.д. Так, сбор информации одним из супругов о супружеской верности другого супруга не образует состава преступления. В ряде случаях не могут нести уголовной ответственности за сбор сведений о частной жизни и близкие родственники предполагаемого потерпевшего. Если, к примеру, кто-то собирает сведения о приобретении членом семьи или близким родственником наркотических, психотропных средств, алкогольных напитков, занятии проституцией и т.п., то состав преступления будет отсутствовать. Равным образом не будет признаков состава преступления и у лица, сообщившего членам семьи или близким родственникам такие сведения. В таких ситуациях лица, собирающие подобные сведения, также вправе защищать свои законные интересы и заблаговременно принимать меры для предотвращения возможного вреда этим интересам.
Такой признак объективной стороны, как распространение сведений в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации, может поставить в затруднительное положение правоприменителя. Тут играет свою роль и не совсем четкая формулировка объективной стороны в диспозиции уголовного закона. Сначала в законе говорится о собирании и далее через разделительный союз «или» о распространении сведений о частной жизни лица без его согласия, затем следует формулировка о распространении этих сведений в публичном выступлении, в публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации. В последнем случае ничего не говорится о согласии лица, сведения о котором распространены. По этой причине может создаться впечатление, что состав преступления может иметь место в последнем случае и без согласия лица, сведения о частной жизни которого распространены. Такое толкование уголовного закона нельзя признать верным. В этом случае, если имеется согласие лица на распространение сведений указанным путем, то и признаки состава преступления будут отсутствовать.
Под распространением сведений следует понимать их сообщение кому-либо из третьих лиц без согласия того, о ком эти сведения сообщаются. Как нам представляется, квалифицирующий признак распространения сведений подлежит ограничительному толкованию. Недопустимо привлечение к уголовной ответственности и тем более осуждение за обыкновенные сплетни, за высказанное мнение, если оно даже и совпадает с некоторыми моментами частной жизни и т.п. Однако, если то, что мы обычно привыкли называть сплетнями, действительно содержит личную или семейную тайну, действия по их распространению могут в конкретных случаях повлечь и уголовную ответственность. Нельзя бесконечно ссылаться на сложившийся уклад жизни, который необходимо приводить в правовые рамки.
При прочих равных условиях наибольшую опасность представляет распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации. В публичном выступлении субъект делает достоянием гласности сведения о тех сторонах личной или семейной жизни, которые потерпевший желал бы сохранить в тайне. В том то и состоит повышенная общественная опасность деяния, что эти сведения становятся известными широкому кругу лиц.
Распространение сведений о личной или семейной тайне может иметь место и путем публично демонстрируемого произведения. Под последним необходимо понимать выражение в художественной форме мыслей, идей автора. В зависимости от разновидности видов искусств произведение объективно может выражаться в музыкальной, песенной, изобразительной и иных формах. Однако состав преступления будет иметь место только тогда, когда произведение публично продемонстрировано. Под публичной демонстрацией произведения следует понимать его показ, трансляцию, любое иное воспроизведение неопределенному кругу лиц. Так, безусловно уголовно наказуемыми должны быть публикации фото- и иных изображений частных лиц без их на то согласия.
Объективная сторона преступления может осуществляться и путем распространения этих сведений в средствах массовой информации. Так, комментируя по телевидению одно из происшествий, ведущий телепрограммы заявляет, что у потерпевшего при оказании ему медицинской помощи обнаружен препарат, блокирующий алкогольную зависимость. Такие высказывания без согласия на то потерпевшего абсолютно недопустимы и могут повлечь уголовную ответственность. Вместе с тем не образует состава преступления распространение сведений, уже ставших достоянием широкой гласности. К примеру, нельзя считать распространением личной тайны сведений о пьяном дебоше, неоднократном пьянстве и т.п., когда эти случаи подвергались официальной регистрации, в том числе и на конкретном предприятии.
Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный, как собирая, так и распространяя сведения о личной или семейной тайне, должен осознавать незаконность их собирания или распространения, желать этого. Невозможно собирать или распространять такие сведения, относясь к этому безразлично. К тому же, как это уже отмечалось, рассматриваемый состав ввиду внесенных законодателем изменений стал формальным, а не материальным, как это было ранее. По этой причине субъективное отношение виновного к последствиям не имеет значения для квалификации, а может быть учтено при назначении наказания.
Мотивы и цели в связи с внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 в УК изменениями в настоящее время для квалификации не имеют значения. Они могут иметь широкий диапазон от простого обывательского любопытства и сплетен до достижения более серьезных и общественно опасных целей, и это следует учитывать при назначении наказания, в случаях признания судом субъекта виновным в совершении этого преступления.
Вместе с тем правоприменителю надо помнить и о положениях ст. 14 УК РФ, когда действия лишь формально содержат признаки рассматриваемого преступления, но вследствие малозначительности не представляют общественной опасности.
Субъект преступления по ч. 1 ст. 137 УК РФ — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет.
Часть вторая комментируемой статьи предусматривает несколько повышенную уголовную ответственность за то же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.
Этот квалифицированный состав характеризуется наличием специального субъекта. Им может быть как должностное лицо, так и служащий государственного или муниципального учреждения, а равным образом иные лица, использующие свое служебное положение в коммерческих или некоммерческих организациях. Здесь важен не сам правовой статус лица, занимающего определенное положение, а его возможности по собиранию или распространению конфиденциальных сведений о частной жизни. Такими лицами могут быть работники медицинских учреждений, адвокаты, телеведущие, журналисты и