Ст1228 коап рф верховный суд

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации

ВС: Водитель может вернуть права, если не указано, какой знак нарушен

Водитель не может быть наказан за административное правонарушение, если в протоколе не указано, предписания какого дорожного знака он нарушил, указал Верховный суд РФ. Он также отметил, что при расхождении данных в этом документе с обстоятельствами, установленными в ходе судебных процессов, все сомнения трактуются в пользу автолюбителя.

Ненадлежащее описание события административного правонарушения может повлечь нарушение права на защиту привлекаемого к ответственности и лишить водителя объективно возражать и представлять доказательства по существу вменяемого правонарушения, поясняет высшая инстанция свою позицию.

До Верховного суда РФ с жалобой дошла жительница Башкирии, признанная виновной в нарушении правил дорожного движения, которые привели к причинению легкого вреда здоровью потерпевшего (часть 1 статьи 12.24 КоАП РФ).

Согласно материалам дела, в городе Стерлитамак произошло столкновение двух автомобилей, в результате которого пассажирка одного из них получила легкий вред здоровью. В аварии признали виновной автора жалобы в ВС РФ. Инспектор ГИБДД установил, что женщина в нарушение требований пункта 8.4 Правил дорожного движения при перестроении в левый ряд не уступила дорогу и совершила столкновение с другим автомобилем.

Судья Стерлитамакского городского суда пришёл к выводу, что водитель не справилась с управлением транспортным средством и допустила наезд на бордюрный камень, также суд указал на нарушение автовладелицей пункта 9.4 ПДД, что и привело к травме пассажира.

Последующие судебные инстанции приняли во внимание заключение эксперта и установили факт нарушения водителем требований дорожного знака 1.20.1 «Сужение дороги» и пункта 10.1 ПДД, а также причинно-следственную связь между этим нарушением и причинением пассажиру легкого вреда здоровью.

Сначала автовладелицу оштрафовали на 2,5 тысячи рублей, а при повторном процессе уже лишили права управления транспортными средствами сроком на 1 год. Впоследствии Верховный суд Башкирии отменил и это решение, вернувшись к наказанию в виде штрафа. Однако водитель не удовлетворилась смягчением наказания и пожаловалась в высшую инстанцию.

Верховный суд РФ посчитал, что состоявшиеся по делу судебные акты законными признать нельзя.

Позиция ВС

Статьей 24.1 Кодекса об административных правонарушениях установлено, что задачами производства являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений, напоминает ВС РФ. В обоснование вывода о виновности водителя в обжалуемых актах указано, что факт совершения правонарушения подтверждается, в том числе, протоколом, указывает он. Действительно, статья 26.1 КоАП относит протокол об административном правонарушении к числу доказательств по административным делам.

При этом часть 2 статьи 28.2 КоАП регламентирует сведения, которые должны быть указаны в этом документе, в том числе в нем должно быть отражено событие административного правонарушения, напоминает ВС РФ. Также закон обязывает выяснять и доказывать все обстоятельства, относящиеся к событию административного правонарушения, говорится в постановлении.

Между тем протокол по спорному делу содержит описание события административного правонарушения, не совпадающее с установленным судебными инстанциями, поясняет высшая инстанция.

В протоколе водителю вменяется нарушение пункта 8.4 ПДД, однако сведений о нарушении еще и требований дорожного знака 1.20.1 «Сужение дороги» и пунктов 9.4, 10.1 ПДД, что, по мнению судебных инстанций, повлекло причинение пассажиру легкого вреда здоровью, этот документ не содержит.

Протокол об административном правонарушении является процессуальным документом, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение, отмечает ВС РФ.

В силу положений статьи 28.2 КоАП тому, кого привлекают к административной ответственности, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом, представления объяснений и замечаний по содержанию протокола, существу вмененного административного правонарушения, напоминает он.

«Исходя из смысла и содержания данной нормы лицу, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность реализовать гарантии защиты, давать объяснения по существу вменяемого административного правонарушения, квалифицированно возражать относительно его существа и обстоятельств, в том числе с представлением доказательств в подтверждение своей позиции.

Несоблюдение требований, предъявляемых статьей 28.2 КоАП к содержанию протокола об административном правонарушении, ненадлежащее описание события административного правонарушения может повлечь нарушение права на защиту лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, лишить его возможности объективно возражать и представлять соответствующие доказательства по существу вменяемого правонарушения», — подчеркивает суд.

Судебные инстанции между тем проигнорировали это нарушение, так же как и не обратили внимание на то, что в процессе они установили обстоятельства, отличающиеся от описанных в протоколе.

В такой ситуации суды должны были вернуть протокол в ГИБДД для устранения недостатков, указано в решении.

Поскольку положения частей 1 и 4 статьи 1.5 КоАП гарантируют, что к административной ответственности можно привлечь только за те правонарушения, в отношении которых установлена вина нарушителя, а все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, то водителя нельзя наказывать при расхождении данных в протоколе и установленных в судах.

Кроме того, согласно пункту 4 части 2 статьи 30.17 КоАП по результатам рассмотрения жалобы на вступившее в законную силу постановление выносится решение о его отмене и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено решение, напоминает ВС РФ.

В связи с этим высшая инстанция отменила все состоявшиеся по делу решения, а производство по делу прекратила в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены постановления.

Мнение эксперта

Многие тезисы, изложенные в решении, заслуживают внимания и могут быть использованы водителями, оказавшимися в схожей ситуации, и должны учитываться нижестоящими судами при рассмотрении подобных споров, отмечает член Ассоциации юристов России, заместитель председателя общества защиты автомобилистов «ОСА» Алексей Румянцев.

«Верховный суд неоднократно указывал о недопустимости подобных нарушений при оформлении административного материала. Сотрудники ГИБДД часто игнорируют это требование, не утруждая себя расписывать в административном протоколе событие вменяемого нарушения, что, в свою очередь, порой затрудняет суду возможность правильно квалифицировать деяние, совершенное водителем», — подчеркивает эксперт.

Учитывая, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица, то производство по таким делам обоснованно прекращается, указывает Румянцев.

Однако, по его словам, исходя из практики, суды на местах часто игнорируют правовую позицию своих старших коллег, вынося решения, которые в итоге приводят к таким результатам.

«Что же касается самого водителя, то в данном случае, по моему мнению, ряд процессуальных нарушений, допущенных судом первой инстанции при рассмотрении дела, позволил ей уйти от ответственности. Если не касаться нарушения пунктов 9.4, 10.1 ПДД РФ, а принимая во внимание доказанный факт вменяемого нарушения пункта 8.4 ПДД РФ, состоящего в причинной связи с наступившими последствиями (причинение вреда здоровью пассажира), к тому же которое водителем не оспаривалось, то, с учетом всех обстоятельств, суд верно квалифицировал действия водителя по статье 12.24 КоАП РФ и назначил наказание в виде штрафа. То, что водитель избежал штрафа, не освободит его от материальной ответственности перед потерпевшим за причинение морального вреда и вреда здоровью», — полагает член АЮР.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Верховный Суд Российской Федерации

ВС: Водитель может вернуть права, если не указано, какой знак нарушен

Водитель не может быть наказан за административное правонарушение, если в протоколе не указано, предписания какого дорожного знака он нарушил, указал Верховный суд РФ. Он также отметил, что при расхождении данных в этом документе с обстоятельствами, установленными в ходе судебных процессов, все сомнения трактуются в пользу автолюбителя.

Ненадлежащее описание события административного правонарушения может повлечь нарушение права на защиту привлекаемого к ответственности и лишить водителя объективно возражать и представлять доказательства по существу вменяемого правонарушения, поясняет высшая инстанция свою позицию.

До Верховного суда РФ с жалобой дошла жительница Башкирии, признанная виновной в нарушении правил дорожного движения, которые привели к причинению легкого вреда здоровью потерпевшего (часть 1 статьи 12.24 КоАП РФ).

Согласно материалам дела, в городе Стерлитамак произошло столкновение двух автомобилей, в результате которого пассажирка одного из них получила легкий вред здоровью. В аварии признали виновной автора жалобы в ВС РФ. Инспектор ГИБДД установил, что женщина в нарушение требований пункта 8.4 Правил дорожного движения при перестроении в левый ряд не уступила дорогу и совершила столкновение с другим автомобилем.

Судья Стерлитамакского городского суда пришёл к выводу, что водитель не справилась с управлением транспортным средством и допустила наезд на бордюрный камень, также суд указал на нарушение автовладелицей пункта 9.4 ПДД, что и привело к травме пассажира.

Последующие судебные инстанции приняли во внимание заключение эксперта и установили факт нарушения водителем требований дорожного знака 1.20.1 «Сужение дороги» и пункта 10.1 ПДД, а также причинно-следственную связь между этим нарушением и причинением пассажиру легкого вреда здоровью.

Сначала автовладелицу оштрафовали на 2,5 тысячи рублей, а при повторном процессе уже лишили права управления транспортными средствами сроком на 1 год. Впоследствии Верховный суд Башкирии отменил и это решение, вернувшись к наказанию в виде штрафа. Однако водитель не удовлетворилась смягчением наказания и пожаловалась в высшую инстанцию.

Верховный суд РФ посчитал, что состоявшиеся по делу судебные акты законными признать нельзя.

Позиция ВС

Статьей 24.1 Кодекса об административных правонарушениях установлено, что задачами производства являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений, напоминает ВС РФ. В обоснование вывода о виновности водителя в обжалуемых актах указано, что факт совершения правонарушения подтверждается, в том числе, протоколом, указывает он. Действительно, статья 26.1 КоАП относит протокол об административном правонарушении к числу доказательств по административным делам.

При этом часть 2 статьи 28.2 КоАП регламентирует сведения, которые должны быть указаны в этом документе, в том числе в нем должно быть отражено событие административного правонарушения, напоминает ВС РФ. Также закон обязывает выяснять и доказывать все обстоятельства, относящиеся к событию административного правонарушения, говорится в постановлении.

Между тем протокол по спорному делу содержит описание события административного правонарушения, не совпадающее с установленным судебными инстанциями, поясняет высшая инстанция.

В протоколе водителю вменяется нарушение пункта 8.4 ПДД, однако сведений о нарушении еще и требований дорожного знака 1.20.1 «Сужение дороги» и пунктов 9.4, 10.1 ПДД, что, по мнению судебных инстанций, повлекло причинение пассажиру легкого вреда здоровью, этот документ не содержит.

Протокол об административном правонарушении является процессуальным документом, где фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, формулируется вменяемое данному лицу обвинение, отмечает ВС РФ.

В силу положений статьи 28.2 КоАП тому, кого привлекают к административной ответственности, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом, представления объяснений и замечаний по содержанию протокола, существу вмененного административного правонарушения, напоминает он.

«Исходя из смысла и содержания данной нормы лицу, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность реализовать гарантии защиты, давать объяснения по существу вменяемого административного правонарушения, квалифицированно возражать относительно его существа и обстоятельств, в том числе с представлением доказательств в подтверждение своей позиции.

Несоблюдение требований, предъявляемых статьей 28.2 КоАП к содержанию протокола об административном правонарушении, ненадлежащее описание события административного правонарушения может повлечь нарушение права на защиту лица, в отношении которого возбуждено производство по делу, лишить его возможности объективно возражать и представлять соответствующие доказательства по существу вменяемого правонарушения», — подчеркивает суд.

Судебные инстанции между тем проигнорировали это нарушение, так же как и не обратили внимание на то, что в процессе они установили обстоятельства, отличающиеся от описанных в протоколе.

В такой ситуации суды должны были вернуть протокол в ГИБДД для устранения недостатков, указано в решении.

Поскольку положения частей 1 и 4 статьи 1.5 КоАП гарантируют, что к административной ответственности можно привлечь только за те правонарушения, в отношении которых установлена вина нарушителя, а все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, то водителя нельзя наказывать при расхождении данных в протоколе и установленных в судах.

Кроме того, согласно пункту 4 части 2 статьи 30.17 КоАП по результатам рассмотрения жалобы на вступившее в законную силу постановление выносится решение о его отмене и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено решение, напоминает ВС РФ.

В связи с этим высшая инстанция отменила все состоявшиеся по делу решения, а производство по делу прекратила в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены постановления.

Мнение эксперта

Многие тезисы, изложенные в решении, заслуживают внимания и могут быть использованы водителями, оказавшимися в схожей ситуации, и должны учитываться нижестоящими судами при рассмотрении подобных споров, отмечает член Ассоциации юристов России, заместитель председателя общества защиты автомобилистов «ОСА» Алексей Румянцев.

«Верховный суд неоднократно указывал о недопустимости подобных нарушений при оформлении административного материала. Сотрудники ГИБДД часто игнорируют это требование, не утруждая себя расписывать в административном протоколе событие вменяемого нарушения, что, в свою очередь, порой затрудняет суду возможность правильно квалифицировать деяние, совершенное водителем», — подчеркивает эксперт.

Учитывая, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица, то производство по таким делам обоснованно прекращается, указывает Румянцев.

Однако, по его словам, исходя из практики, суды на местах часто игнорируют правовую позицию своих старших коллег, вынося решения, которые в итоге приводят к таким результатам.

«Что же касается самого водителя, то в данном случае, по моему мнению, ряд процессуальных нарушений, допущенных судом первой инстанции при рассмотрении дела, позволил ей уйти от ответственности. Если не касаться нарушения пунктов 9.4, 10.1 ПДД РФ, а принимая во внимание доказанный факт вменяемого нарушения пункта 8.4 ПДД РФ, состоящего в причинной связи с наступившими последствиями (причинение вреда здоровью пассажира), к тому же которое водителем не оспаривалось, то, с учетом всех обстоятельств, суд верно квалифицировал действия водителя по статье 12.24 КоАП РФ и назначил наказание в виде штрафа. То, что водитель избежал штрафа, не освободит его от материальной ответственности перед потерпевшим за причинение морального вреда и вреда здоровью», — полагает член АЮР.

Верховный суд возвращает водительские права – часть шестая

Что может стать причиной отмены постановления о лишении права на управление автомобилем? Ошибка врача, который проводил освидетельствование. Признание виновным водителя, удостоверение которого подделали. Нарушение порядка привлечения к ответственности. Наказание по «неверной» статье КоАП. И даже указание в акте освидетельствования «промилле» вместо «мг/л». Обо всем этом читайте в шестой по счету подборке «водительских» постановлений Верховного суда РФ, подготовленной «Право.ru».

Водителю помогла небрежность врача

Вечером 13 декабря 2014 года инспектор ДПС остановил автомобиль А. З., жителя села Кривополярье Липецкой области. Почувствовав, что от водителя пахнет спиртным, полицейский предложил тому пройти освидетельствование на состояние опьянения, но он отказался и поехал на обследование в наркодиспансер. Врач вынес заключение, что автолюбитель нетрезв, указав это в медицинском акте.

А. З. с этим документом не согласился и оспорил его, обратившись в управление здравоохранения Липецкой области. 12 марта 2015 года врачебная комиссия наркологического диспансера отменила акт в связи с тем, что при его составлении врач допустил грубые нарушения: не указал даты поверок алкотестера и собственной подготовки по вопросам медосвидетельствования, не соответствовала требованиям и формулировка медзаключения.

Пока медики разбирались с актом, мировой судья Чаплыгинского судебного участка № 2 Липецкой области 11 февраля 2015 года привлек водителя к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.28 КоАП РФ (управление автомобилем в состоянии опьянения), оштрафовав на 30 000 руб. и на полтора года оставив без прав. Апелляция и кассация, хотя к тому времени акт уже был отменен, оставили постановление мирового судьи без изменения, после чего А. З. обратился в Верховный суд РФ.

Судья Сергей Никифоров указал, что суды нижестоящих инстанций не проверили должным образом довод заявителя о признании отмененного акта медицинского освидетельствования недопустимым доказательством, нарушив тем самым положения ст. 26.11 КоАП. Напомнил он и о том, что согласно ч. 1 и ч. 4 ст. 1.5 КоАП гражданин отвечает только за те нарушения, в отношении которых его вина, а неустранимые сомнения в виновности должны толковаться в пользу предполагаемого нарушителя. Никифоров отменил акты нижестоящих инстанций и прекратил производство по делу.

Привлекаешь к ответственности, соблюдай порядок

В июне 2015 года мировой судья судебного участка № 44 Узловского района Тульской области привлек Э. А. к ответственности за вождение в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ), запретив садиться за руль в течение 1 года и 9 месяцев. Тот попытался обжаловать постановление, но решением Узловского горсуда и Тульского областного суда оно было оставлено в силе, однако ВС с актами нижестоящих инстанций не согласился.

Из протокола, составленного инспектором ДПС в отношении Э. А. 12 апреля 2015 года, следует, что тот управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Не в пользу водителя говорили показания алкотестера – 0,177 мг/л при допустимой концентрации в 0,16 мг/л. Однако согласия или несогласия водителя с результатами освидетельствования в акте не оказалось, не было там и ни одной подписи водителя – во всех графах, где ее наличие необходимо, стояла отметка «отказался». В деле нашелся и протокол, которым Э. А. направлялся на обследование в наркодиспансер, однако в нем тоже не зафиксировано его согласие на прохождение этой процедуры, отсутствуют подписи водителя и понятых. При этом по времени протокол составлен раньше, чем акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в нарушение порядка, установленного п. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ.

п. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ

Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, либо лицо, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 настоящего Кодекса, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

На судебном заседании инспектор ДПС объяснил, что такая путаница в документах возникла потому, что сначала Э. А. попросил направить его в наркодиспансер, но при составлении протокола согласился пройти освидетельствование на месте. С показаниями алкотестера он якобы устно согласился, но подписывать акт отказался, что сотрудник ГИБДД в нем и указал. Однако один из понятых, которого тоже допросили во время судебного разбирательства, не подтвердил, что водитель был согласен с результатами освидетельствования. Другой понятой не был уверен, что Э. А. при нем отказался ставить свою подпись в документах. Сам водитель заявлял, что с результатами не соглашался и просил направить его на медосвидетельствование.

«Приведенные обстоятельства не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом ГИБДД предусмотренного законом порядка установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения, и свидетельствуют о наличии неустранимых сомнений в виновности Э. А. в совершении вмененного ему административного правонарушения», – указал судья Никифоров, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.

«Неправильная» статья КоАП

Искать справедливости в ВС решил и И. Г. из Краснодара. 22 июня 2014 года в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление автомобилем в состоянии опьянения). О том, что водитель нетрезв, говорили внешние признаки: запах алкоголя, покраснение кожи, несвязная речь. «Дышать в трубочку» на месте мужчина отказался и был направлен в наркологический диспансер, врач которого подтвердил, что тот находится в состоянии алкогольного опьянения.

Все говорило о том, что И. Г. будет наказан за вождение в нетрезвом виде, однако 31 июля 2014 года мировой судья участка № 239 Прикубанского внутригородского округа Краснодара на два года лишил его прав и оштрафовал на 30 000 руб. за совсем другое нарушение – невыполнение требования сотрудника ДПС о прохождении освидетельствования на состояние опьянения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ). На следующий день судья спохватился и вынес определение об исправлении описки в установочной, мотивировочной и резолютивной частях постановления в отношении И. Г., которым в тексте акта ч. 1 ст. 12.26 КоАП заменялась на ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Апелляция и кассация оставили постановление в силе, но судья Никифоров с ними не согласился.

Исправление описки в постановлении не изменило того, что водитель был привлечен к ответственности по «неправильной» статье. «Содержание указанных судебных актов [судов нижестоящих инстанций], вынесенных в отношении И. Г., не соответствует фактическим обстоятельствам дела и содержит неправильную квалификацию совершенного им административного правонарушения», – говорится в постановлении ВС. Предыдущие акты по делу были отменены, производство по нему прекращено.

Если прав лишил «не тот» судья

Д. Ш. был привлечен к административной ответственности за отказ проходить освидетельствование на состояние опьянения. Мировой судья судебного участка № 4 Шебекинского района и города Шебекино Белгородской области оштрафовал его на 30 000 руб. и лишил права садиться за руль на 1 год 10 месяцев. Апелляция и кассация оставили это постановление без изменения. А ВС, куда водитель подал надзорную жалобу, с коллегами не согласился.

Судья Владимир Меркулов указал, что из материалов дела видно: нарушение, за которое Д. Ш. привлекли к административной ответственности, произошло в районе дома № 36 по улице Дзержинского села Максимовка Шебекинского района. Согласно ст. 1 закона Белгородской области от 13 марта 2000 года «О создании судебных участков и должностей мировых судей Белгородской области», которая устанавливает границы участков, Максимовка лежит в границах участка № 2, а не № 4. Между тем, в п. 1 ст. 4 ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» говорится, что каждый из них осуществляет деятельность в пределах района своего участка.

Ходатайства о рассмотрении дела по своему месту жительства Д. Ш. не заявлял. Сведений о том, что на мирового судью судебного участка № 4 было возложено исполнение обязанностей другого мирового судьи, в материалах дела не имеется. Меркулов пришел к выводу, что административное дело в отношении водителя было рассмотрено с нарушением правил подсудности. Судья ВС напомнил, что положения ч. 1 ст. 1.6 КоАП предполагают не только наличие оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение порядка привлечения к ответственности. В случае с Д. Ш. такой порядок был нарушен, резюмировал Меркулов, отменяя акты судов нижестоящих инстанций и направляя дело по подсудности – в судебный участок № 2 Шебекинского района и города Шебекино Белгородской области.

Промилле или мг/л: как правильно?

«Стандартное наказание» – 30 000 руб. штрафа и лишение прав на полтора года за вождение в нетрезвом виде мировой судья судебного участка № 21 счел подходящим для С. Л. из города Старая Русса Новгородской области.18 января 2015 года он управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждалось данными медицинского освидетельствования. Измерения, проведенные врачом при помощи алкотестера, показали концентрацию паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе в 0,49 промилле (0,2205 мг/л) в первый раз и в 0,30 промилле (0,135 мг/л) – во второй (при разрешенной в 0,16 мг/л). Вызванный на заседание медик показания прибора, указанные в акте освидетельствования, подтвердил. Такие же сведения с указанием промилле, как единицы измерения, содержатся и в копии журнала регистрации медицинских освидетельствований на состояние лиц, управляющих транспортными средствами больницы, где водитель проходил обследование.

По общему правилу (что подтвердила на заседании главврач учреждения, где обследовали водителя) в актах медицинского освидетельствования показания алкотестера должны указываться в мг/л, а не в промилле. Но суды сочли неверную единицу измерения «оговоркой», указав, что «в соответствующем акте результаты оценки исследования приведены в промилле ошибочно». ВС, куда обратился водитель, с этим не согласился, указав, что утверждение об ошибке опровергается показаниями врача, содержанием акта освидетельствования и журнала регистрации.

ВС указал, что факт употребления заявителем алкоголя должен быть установлен «исходя из концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, которая была определена в ходе второго исследования» и составила 0,30 промилле, а если «перевести» в нужные единицы измерения, то 0,135 мг/л. Так как этот показатель «не превышает возможную суммарную погрешность измерений – 0,16 мг/л, факт нахождения С. Л. в состоянии опьянения считать установленным нельзя», постановил судья ВС Владимир Меркулов, отменяя акты предыдущих инстанций и прекращая производство по делу.

Нарушитель с поддельным удостоверением

Сотрудник ГИБДД 26 ноября 2014 года остановил автомобиль, за рулем которого сидел мужчина, предъявивший водительское удостоверение на имя Н. З. Предположив, что водитель может быть нетрезв, инспектор предложил ему пройти освидетельствование, но тот отказался. Полицейский составил на нарушителя протокол, и 9 декабря 2014 года он был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Мировой судья судебного участка № 47 района Орехово-Борисово Южное города Москвы лишил его права управления автомобилем на полтора года и оштрафовал на 30 000 руб.

Н. З. пытался обжаловать вынесенное постановление, но результатов это не принесло. В кассационной жалобе, поданной в Мосгорсуд, мужчина указывал, что нарушения не совершал. Заявитель утверждал, что автомобилем управлял не он, а другой человек, у которого при себе было поддельное водительское удостоверение на его имя. Указывал он и на то, что подписи в протоколе и других процессуальных документах – тоже не его. Но суд этим доводам не внял, вынудив водителя обратиться в ВС.

Н. З. приложил к жалобе документы, подтверждающие его обращение в правоохранительные органы. Проверка, проведенная в рамках рассмотрения уголовного дела по ч. 3 ст. 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа), также не опровергла его объяснений. Установлено, что не позднее 26 ноября 2014 года некто Н. И. обратился к неустановленному дознанием лицу, которое за 15 000 руб. изготовило ему поддельное удостоверение на имя Н. З. с его фотографией. Именно этот документ Н. И. и предъявил инспектору ДПС.

ВС отменил предыдущие акты по делу, указав в постановлении, что результаты проверки по уголовному делу материалами административного дела не опровергаются, а сотрудник ГИБДД, составивший протокол, и понятые, которые могли бы опознать нарушителя, на судебное заседание не вызывались. Следовательно, «все юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела, исследованы не были», и суды не установили личность правонарушителя и причастность Н. З. к совершению нарушения.

Нарушителя надо извещать

Мировой судья судебного участка № 2 Октябрьского района города Пензы 26 ноября 2014 года признал С. К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. В ходе заседания было установлено, что 12 октября 2014 года он находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения, за что водитель был оштрафован на 30 000 руб. и лишен прав на полтора года.

С. К. безрезультатно пытался обжаловать постановление сначала в Октябрьском районном суде Пензы, а потом в Пензенском областном суде, а после подал жалобу в ВС, который с выводами мирового судьи не согласился. В материалах дела указано, что извещение, из которого заявитель должен был узнать о времени и месте проведения заседания 10 ноября 2014 года, было направлено по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении. Адресат его не получил, поскольку запечатанный конверт вернулся на судебный участок с пометкой «истек срок хранения». Согласно абз. 2 п. 6 постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП», в этом случае лицо считается не извещенным о времени и месте судебного разбирательства. Мировой судья 10 ноября 2014 года перенес заседание на 26 ноября. Информации о том, что об этом известили водителя-нарушителя, в деле нет.

В итоге мировой судья рассмотрел дело без участия С. К., в отсутствие данных о его надлежащем извещении о месте и времени разбирательства, чем был нарушен порядок привлечения его к административной ответственности, указал ВС. Это и стало основанием для отмены актов судов нижестоящих инстанций с прекращением производства по делу.

Судебная практика по ст146 коап рф

Юридический портал

Советы профессионалов

Ст 146 ук рф судебная практика

Статья 146 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 146 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Предусмотренные ч.2 и 3 ст. 146 УК РФ незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозку контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта следует считать оконченными преступлениями с момента совершения указанных действий в крупном (особо крупном) размере независимо от наступления преступных последствий в виде фактического причинения ущерба правообладателю. Таким образом, преступление считается оконченным после наступления общественно-опасных последствий (причинение крупного ущерба, особо крупного ущерба), а до их наступления при наличии умысла квалифицируются как покушение на совершение преступления.

2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, —
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

При установлении факта нарушения авторских прав путем присвоения авторства (плагиата), предусмотренного ч.1 ст. 146 УК РФ, следует иметь в виду, что указанное деяние может состоять, в частности, в объявлении себя автором чужого произведения, выпуске чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем, издании под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени.

2. Применимое законодательство:
1) Всемирная конвенция об авторском праве;
2) Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений;
3) Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного их воспроизводства;
4) Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций;
5) Соглашение о взаимном признании авторских свидетельств и иных охранных документов на изобретения;
6) Конституция РФ (ст. 44, 71);
7) ГК РФ (гл.3, 8, раздел 3 «Общая часть обязательственного права», гл.69; ст. 1228; гл.70 «Авторское право», в частности, ст. 1255, ст. 1256, ст. 1259, 1265, 1272; гл.71 «Права, смежные с авторскими», в частности, ст. 1303, 1304, ст. 1306);
8) КоАП РФ (ст. 7.12);
9) подзаконные акты:
— постановление Правительства РФ от 14.10.2010 N 829 «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях»;
— приказ Министерства культуры РФ от 05.03.2012 N 144 «Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством культуры Российской Федерации государственной функции по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением законодательства Российской Федерации об авторском праве и смежных правах»;
— приказ Минкультуры РФ от 23.12.2011 N 1224 «Об утверждении Административного регламента исполнения Министерством культуры Российской Федерации государственной функции по осуществлению государственного контроля и надзора за деятельностью аккредитованных государством организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами»;
— информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 30.03.2001 N 36-15-01 «О практике применения законодательства по защите интеллектуальной собственности, состоянии прокурорского надзора и мерах по усилению борьбы с пиратством в аудиовизуальной сфере»;
— информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 28.11.2000 N 36/948-00 «О защите интеллектуальной собственности в сфере производства и реализации аудиовизуальной продукции»;
— письмо МВД РФ, ГТК РФ, ГКАП РФ и ФСНП РФ от 11, 13, 14.06.96 NN 1/10393, 01-54/10565, НФ/2501, ВВ-1503 «О мерах по обеспечению сохранности объектов интеллектуальной собственности».

Текущая редакция ст. 146 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

Авторское (смежное) право на созданный объект авторского (смежного) права возникает с момента, когда достигнутый творческий или иной результат облекается в объективную форму, обеспечивающую его восприятие другими лицами. С этого момента возможно совершение преступного посягательства — присвоение авторства (плагиат) в отношении объектов авторского и смежного права.

3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:
а) пункт утратил силу с 11 декабря 2003 года — Федеральный закон от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ ;
б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
в) в особо крупном размере;
г) лицом с использованием своего служебного положения, —
наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Необходимым условием для уголовной ответственности за присвоение авторства (плагиат) признается совершение деяния в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают сто тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей. Требуется установление причинно-следственных связей между действиями виновного и наступившими последствиями для привлечения к ответственности. Если деяние совершено и формально подпадает под действие комментируемой статьи, но размер ущерба менее установленного, содеянное может повлечь за собой гражданско-правовую (ст. 1250, 1252, 1253, 1301 ГК РФ) или административную ответственность (ст. 7.12 КоАП РФ);
Квалифицирующие признаки преступления предусмотрены в ч.3 ст. 146 УК РФ — совершение деяния, характеризуемого по ч.2 ст. 146 УК РФ:
— группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
— в особо крупном размере;
— лицом с использованием своего служебного положения.

Статья 146

Плагиатом признается выпуск произведения другого автора под своим именем. При этом плагиатом будет являться выпуск как полного объема произведения другого автора, так и использование части его в своем произведении. Плагиат также может выражаться в опубликовании произведения, написанного в соавторстве, без указания имени соавтора.

Как отмечается в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14, незаконным по смыслу ст. 146 УК следует считать умышленное использование объектов авторских и смежных прав, осуществляемое в нарушение положений действующего законодательства РФ, которым регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания.

б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

Под контрафактными понимаются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление или распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

В отношении программ для ЭВМ и баз данных возможна регистрация, осуществляемая по желанию правообладателя в соответствии с правилами ст. 1262 ГК.

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.

Под крупным размером рассматривается стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав, превышающая 100 тыс. руб.

Под хранением контрафактных экземпляров произведений или фонограмм следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим их владением (на складе, в местах торговли, изготовления или проката, в жилище, тайнике и т.п.), а под перевозкой — умышленное их перемещение любым видом транспорта из одного места нахождения в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта.

Для возникновения, осуществления и защиты авторских прав не требуется регистрация произведения или соблюдение каких-либо иных формальностей.

Клевета (ст

К особо квалифицированным составам клеветы статья уголовного кодекса относит обвинение в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. За это предусмотрено и самое серьезное наказание. Особый случай, если клевета доводит человека до самоубийства. Это тоже преступление, но только квалифицируется оно уже другой статьей — 110.

К порочащим честь и достоинство сведениям могут быть отнесены:

Ложность заключается в том, что описанные события не произошли в реальности в то время, к которому они относятся. Заведомо ложными могут быть только те факты, которые касаются либо прошлого, либо текущего состояния дел. Информация, касающаяся будущих событий, не может быть ложной.

Деловая репутация, хотя и является чем-то невещественным, тесно связана с материальными благами. От нее напрямую зависит та прибыль, которую носитель репутации может получить в ходе своей коммерческой деятельности. Следовательно, клевета может наносить вред не только нематериальным благам, но и экономическим интересам. И ущерб от нее выражается во вполне конкретных цифрах.

А вот в тех случаях, когда человек высказывает свое личное мнение об имевшем место факте, добросовестно заблуждается или уверен, что известные сведения являются правдивыми, уголовная ответственность не наступает. Зато вполне возможна административная за оскорбление. Или же защита своей чести гражданско-правовыми способами.

В российское уголовное право термин «клевета» вернулся относительно недавно: в октябре 2012 года. Уголовный кодекс был дополнен ст. 128.1, дающей легальное определение этому правонарушению. Несколько ранее было декриминализировано оскорбление, которое, напротив, из УК переместилось в КоАП. Такие перемены не случайны. Как показывает практика, последствия каждого из этих деяний имеют последствия разной степени тяжести.

Судебная практика установила, что к публичному распространению может быть отнесено и размещение информации в сети Интернет. Но не на любом ресурсе, а только на том, который зарегистрирован в качестве СМИ. Требования к ним были недавно уточнены поправками в соответствующий закон.

Особо пристальное внимание ст. 128.1 УК направлено на клевету о том, что лицо, к которому она относится, виновно в преступлении сексуального характера. Под таким чаще всего понимается изнасилование. Отношение к насильникам в обществе резко негативное, поэтому подобное обвинение может сильно повлиять на всю дальнейшую жизнь.

Сложившаяся судебная практика по уголовным делам не рассматривает в качестве ложных те сведения, которые содержатся в официальных документах, оспариваемых в законном порядке: судебных решениях или приговорах, постановлениях и т. д. Защита чести и достоинства в этом случае имеет иной порядок.

Статья 146

1. Уголовное дело может быть возбуждено только при наличии указанных в ст. 140 УПК повода и основания. В противном случае возбуждение уголовного дела признается незаконным и постановление подлежит отмене полномочными должностными лицами.

4) пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которых возбуждается уголовное дело.

8. По общему правилу уголовное дело возбуждается по факту совершения преступления определенным лицом. Если известен подозреваемый в совершении преступления, об этом указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении данного лица. При принятии дела к производству лицом, которое возбуждает уголовное дело, в резолютивной части постановления об этом производится запись. При этом постановление будет именоваться постановлением о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству. В другом случае отмечается (следователем, дознавателем) о направлении дела по подследственности.

При направлении уголовного дела прокурору для определения его подследственности об этом указывается в постановлении.

17. Законом и подзаконными актами предусмотрены особенности возбуждения уголовных дел в некоторых случаях .
———————————
См., напр.: Приказ Следственного комитета РФ от 11 января 2011 г. N 116 «Об организации работы по рассмотрению сообщений о преступлении и производству предварительного следствия по уголовным делам о пиратстве, совершенном за пределами Российской Федерации» // http://www.sledcom.ru (дата обращения: 11.06.2015).

1. При наличии повода и основания, предусмотренных статьей 140 настоящего Кодекса, орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее постановление.

В соответствии с положениями ст. 23 УПК РФ если деяние, предусмотренное гл. 23 УК РФ , причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия. Причинение вреда интересам организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования одновременно влечет за собой причинение вреда интересам государства или муниципального образования.
———————————
Глава 23 УК РФ «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях»: «Злоупотребление полномочиями» (ст. 201 УК РФ); «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами» (ст. 202 УК РФ); «Превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей» (ст. 203 УК РФ); коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).

15. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 апреля 2013 г. по делу по обвинению Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, было указано, что по смыслу ст. 125 УПК РФ и в соответствии с ней при осуществлении судебного контроля за законностью и обоснованностью процессуальных актов органов дознания, следователей и прокуроров не должны предрешаться вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Соответственно, при проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела суд управомочен выяснять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу, однако не вправе оценивать обоснованность возбуждения уголовного дела и наличие достаточных данных, подтверждающих фактические обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях подозреваемого состава преступления. Обоснованность выводов следователя о совершении лицом действий, в которых он подозревается, и о наличии в этих действиях состава преступления подлежит проверке судом после завершения предварительного расследования по возбужденному уголовному делу и поступления уголовного дела в суд. Таким образом, указанные вопросы на данном этапе уголовного судопроизводства не могли быть предметом обжалования и проверки в суде. Учитывая изложенное, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ состоявшиеся судебные решения в отношении Г. отменила, производство по материалу прекратила .
———————————
См.: БВС РФ. 2013. N 11.

5. Уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи потерпевшим или его представителем заявления в суд (ч. 1 ст. 318 УПК РФ).