Ст 290 ук рф постановление пленума

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

В статье 290 УК РФ установлена ответственность за получение взятки: а) за совершение должностным лицом входящих в его служебные полномочия действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, б) за способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению указанных действий (бездействию), в) за общее покровительство или попустительство по службе, г) за совершение должностным лицом незаконных действий (бездействие).

Под входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного лица следует понимать такие действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции.

Способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению действий (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в использовании взяткополучателем авторитета и иных возможностей занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе.

При этом склонение должностного лица к совершению незаконных действий (бездействию) по службе может при наличии к тому оснований влечь уголовную ответственность за иные преступления (например, за подстрекательство к злоупотреблению должностными полномочиями или превышению должностных полномочий).

Общее покровительство по службе может проявляться, в частности, в необоснованном назначении подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, во включении его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам.

К попустительству по службе относится, например, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления совершенного взяткодателем нарушения.

Под незаконными действиями (бездействием), за совершение которых должностное лицо получило взятку, следует понимать действия (бездействие), которые: совершены должностным лицом с использованием служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации; относятся к полномочиям другого должностного лица; совершаются должностным лицом единолично, однако могли быть осуществлены только коллегиально либо по согласованию с другим должностным лицом или органом; состоят в неисполнении служебных обязанностей; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать.

Не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и т.п. за совершение действий (бездействие), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям.

Ответственность за получение, дачу взятки, посредничество во взяточничестве наступает независимо от времени получения должностным лицом взятки, а также независимо от того, были ли указанные действия (бездействие) заранее обусловлены взяткой или договоренностью с должностным лицом о передаче за их совершение взятки.

Предметом взяточничества (ст. 290, 291 и 291 1] УК РФ) и коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ), наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом, могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.

Переданное в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа имущество, оказанные услуги имущественного характера или предоставленные имущественные права должны получить денежную оценку на основании представленных сторонами доказательств, в том числе при необходимости с учетом заключения эксперта.

Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.

В тех случаях, когда предметом получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве либо коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, сначала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости).

В случае, если должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, действия лица, непосредственно направленные на их передачу, подлежат квалификации как покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 или статьей 291 1 УК РФ, частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ.

Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление вне зависимости от того, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Обещание или предложение передать либо принять незаконное вознаграждение за совершение действий (бездействие) по службе необходимо рассматривать как умышленное создание условий для совершения соответствующих коррупционных преступлений в случае, когда высказанное лицом намерение передать или получить взятку либо предмет коммерческого подкупа было направлено на доведение его до сведения других лиц в целях дачи им либо получения от них ценностей, а также в случае достижения договоренности между указанными лицами.

Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более должностных лица или два и более лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц.

В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки либо незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе хотя бы одним из входящих в преступную группу должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Действия лиц, не обладающих признаками специального субъекта, предусмотренными статьей 290 или статьей 204 УК РФ, участвующих в получении взятки или предмета коммерческого подкупа группой лиц по предварительному сговору, квалифицируются соответственно как посредничество во взяточничестве (статья 291[1] УК РФ) или соучастие в коммерческом подкупе (статья 204 УК РФ со ссылкой на статью 33 УК РФ)

Помощник прокурора Зареченского района г. Тулы И.А. Матвеев

ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОТНОСИТЕЛЬНО МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ ПОЛУЧЕНИЯ, ДАЧИ ВЗЯТКИ,
ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ, КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА

Одним из наиболее проблемных вопросов квалификации взяточничества и коммерческого подкупа является определение момента окончания преступления. Ему посвящены пп. 10—13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 г. № 24. Принятию данного Постановления предшествовало обсуждение его проекта на научно-практической конференции «Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности», состоявшейся в Верховном Суде Российской Федерации 28 марта 2013 г., а также на страницах юридической печати. Постановление во многом воспроизвело и развило положения ранее действовавшего постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. № 6. В нем также содержатся ответы на ряд новых вопросов, которые возникли в связи с включением в Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) состава посредничества во взяточничестве (ст. 2911). Кроме того, Пленум Верховного Суда Российской Федерации попытался ответить на некоторые старые дискуссионные в доктрине уголовного права вопросы.

1. В пункте 10 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» сформулировано общее правило определения момента окончания преступлений, предусмотренных ст.ст. 204, 290, 291, 2911 УК РФ: «Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остался верен позиции, которая отражалась в ранее действовавшем постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе». Эти преступления надо считать оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей. Данное правило Пленум предлагает распространить и на момент окончания посредничества во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки.

В теории уголовного права ряд авторов настаивают на том, чтобы признавать указанные преступления оконченными с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения появляется реальная возможность пользоваться или распоряжаться переданными ценностями по своему усмотрению. Фактически предлагается определить момент окончания преступления

точно так же, как это сделано в отношении хищения. В качестве аргумента высказывается положение о том, что получение взятки — это корыстное преступление, соответственно, пока не появится возможность реализовать корыстную цель, преступление не следует признавать оконченным(1). Однако Пленум Верховного Суда Российской Федерации справедливо отказался от такого подхода и сохранил преемственность. Ведь составы взяточничества сформулированы по типу формальных, и их основным объектом является не собственность, а государственная власть и интересы службы, которым причиняется вред независимо от того, появилась или нет реальная возможность пользоваться и распоряжаться переданными средствами(2).

В постановлении «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» приводятся примеры определения момента окончания преступления (с момента передачи средств лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). Однако некоторые варианты взяточничества заслуживают отдельного внимания при рассмотрении вопроса о моменте окончания преступления.

Так, если взятка передается через посредника, то моментом окончания получения взятки будет признаваться момент получения ценностей должностным лицом, а не посредником. Если посредник не передал ценности должностному лицу, содеянное надлежит оценивать как покушение на получение взятки.

Если незаконное вознаграждение должностному лицу зачисляется на его счет в банке, то моментом окончания преступления следует признавать время зачисления денег на счет при условии, что должностное лицо об этом осведомлено.

Бывает так, что взяткодатель сначала одаривает родственников должностного лица, а потом предлагает последнему выполнить в его пользу определенные действия. Если в такой ситуации должностное лицо соглашается, то имеет место получение им взятки, которое следует признавать оконченным с момента, когда должностное лицо «одобрило» подарок.

2. Неоднозначно в теории и на практике решается вопрос квалификации взяточничества — установления момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве как совершенных в значительном, крупном, особо крупном размере при получении части ценностей, не составляющей значительного, крупного, особо крупного размера, если предполагалось получить их в соответствующем размере. Предлагаются следующие варианты квалификации:

1) содеянное квалифицируется как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получить ценности в соответствующем размере(3);

2) содеянное требует квалификации по совокупности преступлений: как покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, и оконченное преступление в размере фактически переданных ценностей(4);

3) имеет место покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере. Дополнительной квалификации не требуется(5).

В судебной практике на уровне решений Верховного Суда Российской Федерации встречались два первых варианта квалификации. В доктрине доминирующей является позиция, отраженная в третьем варианте.

Сторонники первого из перечисленных подходов исходят из общего правила определения момента окончания преступлений, образующих взяточничество. Согласно данному правилу преступление считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части ценностей. При этом предполагается, что составы взяточничества, совершенного в значительном, крупном и особо крупном размере, являются усеченными, значит, достаточно начать действовать с намерением совершить преступление в значительном, крупном или особо крупном размере.

Второй вариант основан на том, что составы взяточничества формальные, размер взятки является признаком объективным, для признания оконченными соответствующих преступлений требуется, чтобы должностное лицо приняло взятку в значительном, крупном или особо крупном размере. Поэтому нельзя вменять оконченное преступление. В то же время, коль фактически содеянное образует признаки оконченного преступления, требуется помимо покушения на преступление в значительном, крупном или особо крупном размере вменять еще и оконченное преступление в размере фактически полученных должностным лицом ценностей. Подобная логика квалификации при частичной реализации умысла в теории уголовного права не нова. Она применяется, и давно, при квалификации попыток убийства двух и более лиц, когда смерть причиняется только одному потерпевшему (см. п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1).

Третий вариант, как и второй, предполагает, что размер взятки — это признак объективный, следовательно, как совершенное в значительном, крупном и особо крупном размере преступление не может признаваться оконченным до тех пор, пока должностное лицо не получит ценности в соответствующем размере. В то же время недопустима совокупность покушения на преступление и оконченного преступления, поскольку будет иметь место двойное вменение одних и тех же действий, которое в силу ст. 6 УК РФ (принцип справедливости) является незаконным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остановил свой выбор на первом подходе, посчитав тем самым, что определение момента окончания взяточничества не зависит от размера переданных ценностей. В постановлении Пленума «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» предусмотрено: «Если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по пункту “в” части 5 статьи 290 УК РФ».

Единственный аргумент, который был высказан докладчиком проекта постановления, — «так сложилась судебная практика»(1). Об этом «преимуществе» принятого Пленумом варианта разъяснения говорили и авторы проекта(2). Доводов уголовно-правового характера приведено не было.

Данная рекомендация представляется ошибочной и в известной степени не согласуется с общим подходом к оценке посягательства при частичной реализации умысла. Составы получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном, особо крупном размере не являются усеченными, они сконструированы по типу формального. Размер взятки (значительный, крупный, особо крупный) — это признак объективный, а не субъективный. Применительно к составам других преступлений (ст.ст. 146, 2281 УК РФ и др.) этот термин толкуется именно как признак объективной стороны. Для окончания преступления требуется, чтобы присутствовали все объективные признаки, в том числе и размер. Например, сбыт наркотических средств в крупном размере считается оконченным, если приобретателю был передан наркотик именно в крупном размере. Если передана только часть наркотического средства, не составляющая крупного размера, содеянное квалифицируется как покушение на сбыт наркотика в крупном размере(1).

Ссылка на судебную практику не выдерживает критики, поскольку судебная практика противоречива, не объясняет даваемой квалификации, во многом обусловлена общим разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации о моменте окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, не учитывающим юридически значимый размер. Обращение к п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 также несостоятельно. Там речь идет о квалификации разбоя, совершаемого с целью хищения в крупном размере. Однако состав разбоя усеченный. Признак размера отнесен законодателем к цели преступления. В составах получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве размер — это объективный признак. Почему же сделано исключение для составов взяточничества? Приемлемого объяснения нет.

Из изложенного следует, что в случаях взяточничества в значительном, крупном и особо крупном размере преступление признается оконченным не с начала передачи ценностей при наличии намерения передать их в соответствующем размере, а с момента передачи в значительном, крупном или особо крупном размере.

Данное Пленумом Верховного Суда Российской Федерации разъяснение ухудшает в значительной степени положение виновных лиц, поскольку вместо покушения на преступление будет вменяться оконченное преступление. Кроме того, становится невозможным добровольный отказ от получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном или особо крупном размере, если получена часть незаконного вознаграждения. В связи с этим рекомендация Пленума вряд ли подлежит использованию при квалификации рассматриваемых преступлений.

3. Имеются особенности при определении момента окончания получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве или коммерческого подкупа в случае, когда предметом преступления является незаконное оказание услуг имущественного характера. Теоретически возможны, по меньшей мере, два подхода. Согласно первому преступление следует считать оконченным с момента начала оказания такой услуги. Второй вариант предполагает, что преступление будет оконченным с момента, когда услуга предоставлена.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» дается рекомендация, в соответствии с которой преступление будет оконченным с начала выполнения действий,

непосредственно направленных на приобретение имущественных выгод. В пункте 11 Постановления предусмотрено: «В тех случаях, когда предметом получения или дачи взятки, посредничества во взяточничестве либо коммерческого подкупа является незаконное оказание услуг имущественного характера, преступление считается оконченным с начала выполнения с согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, действий, непосредственно направленных на приобретение ими имущественных выгод (например, с момента уничтожения или возврата долговой расписки, передачи другому лицу имущества в счет исполнения обязательств взяткополучателя, заключения кредитного договора с заведомо заниженной процентной ставкой за пользование им, с начала проведения ремонтных работ по заведомо заниженной стоимости)».

Этой рекомендацией в целом выдерживается логика, согласно которой получение, дача взятки, посредничество во взяточничестве, коммерческий подкуп окончены с момента принятия должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части взятки или предмета коммерческого подкупа. Начал получать — преступление окончено независимо от того, что не смог получить все.

Эту логику следует считать обоснованной для преступлений, в которых размер не имеет квалификационного значения. Однако если речь идет о преступлениях, в которых значительный, крупный, особо крупный размер является квалифицирующим признаком, данный подход представляется не отвечающим требованиям закона. Для признания оконченными преступлений, совершенных в значительном, крупном и особо крупном размере, требуется, чтобы была оказана услуга соответствующей стоимости.

Представляет интерес еще один вопрос, связанный с особенностью такого предмета взяточничества, коммерческого подкупа, как оказание услуг имущественного характера. Это определение размера в случае, когда услуга до конца не выполнена. Хотя Пленум прямого ответа на данный вопрос не дает, тем не менее из подхода к установлению момента окончания преступления можно заключить, что размер взятки, коммерческого подкупа будет определяться стоимостью услуги в целом.

Эта логика представляется неприемлемой для исчисления размера взятки, коммерческого подкупа и была подвергнута справедливой критике. Правильным видится подход к определению размера взятки, коммерческого подкупа, который бы учитывал стоимость услуги, которую предполагалось оказать должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, и стоимость реально выполненных работ в счет этой услуги.

4. Дачу и получение взятки в теории уголовного права иногда называют «парными» преступлениями. Это значит, что одно без другого совершаться не может. Посредничество во взяточничестве в типичном случае имеет место, если совершаются два других преступления — дача и получение взятки. Эта особенность рассматриваемых преступлений приводит к тому, что прекращение одного преступления делает невозможным совершение другого. Например, если взяткодатель отказался от передачи взятки должностному лицу, то это автоматически делает невозможным получение взятки. В связи с этим требуется сформулировать правила квалификации действий лиц, которые не могут продолжить преступление, поскольку другие лица отказались от совершения своих преступлений.

Также парными являются и составы коммерческого подкупа: незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества и незаконное получение этим лицом указанных предметов.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 12 постановления «О судеб-ной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» предлагает квалифицировать действия лица, непосредственно направленные на передачу взятки или предмета коммерческого подкупа, в случае если должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, как покушение на преступление,

предусмотренное ст. 291 или ст. 2911 УК РФ, ч. 1 или ч. 2 ст. 204 УК РФ.

Позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации в точности соответствует УК РФ. Отказ получателя взятки или предмета коммерческого подкупа от совершения преступления является обстоятельством, препятствующим совершению парного преступления, не зависящим от лица, которое совершает это парное преступление. Поэтому есть все основания квалифицировать действия последнего как неоконченное преступление.

Сформулированное в Постановлении правило можно расширить, дополнив его ситуацией, когда при наличии предварительной договоренности с получателем о передаче ему незаконного вознаграждения от совершения преступления отказываются взяткодатель, посредник во взяточничестве или лицо, передающее предмет коммерческого подкупа. В случае их отказа от совершения преступления действия должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, следует квалифицировать как неоконченное преступление — покушение или приготовление в зависимости от того, на какой стадии оно было прервано.

Пленум формулирует правило квалификации содеянного для случая, когда условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были непосредственно направлены на их передачу или получение. Содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу либо получение взятки, на посредничество во взяточничестве или на коммерческий подкуп. Данное правило в точности соответствует ч. 3 ст. 30 УК РФ. В нем идет речь о ситуациях, когда передача ценностей не произошла не по воле одного из ее участников, а по не зависящем от всех участников причинам. Например, в силу задержания сотрудниками правоохранительных органов.

5. Спорным в теории и практике является вопрос относительно квалификации получения должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконного вознаграждения в ходе оперативно-розыскного мероприятия, когда переданные ценности сразу после их принятия указанными лицами изымаются сотрудниками правоохранительных органов.

Одни авторы считают, что содеянное в таком случае следует квалифицировать как оконченное преступление, поскольку момент окончания преступления определяется принятием должностным лицом, лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, незаконного вознаграждения. Факт изъятия этих ценностей после задержания указанного лица не должен влиять на квалификацию.

Другие предлагают расценивать содеянное как покушение на преступление. Главный их довод заключается в том, что должностное лицо, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в итоге никакого вознаграждения не получает, поскольку вознаграждение сразу же изымается. Оперативно-розыскное мероприятия в этом случае — законное средство изобличения коррупционера. В ситуации с продажей и покупкой наркотических средств, когда сделка осуществляется под контролем правоохранительных органов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в свое время занял позицию, согласно которой содеянное по общему правилу требует квалификации как покушения на соответствующее преступление (покушения на приобретение или на сбыт наркотического средства).

Проект постановления о коррупционных преступлениях содержал два варианта решения проблемы. В ходе дискуссии при обсуждении проекта высказывались аргументы как в пользу первого варианта, так и в пользу второго.

В практике также нет единого подхода к рассматриваемой ситуации. Содеянное квалифицировалось как оконченное преступление, давалась квалификация действий должностного лица, лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, и как неоконченного преступления(1).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 13 постановления «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» остановил свой выбор на первом варианте решения проблемы. Получение или дача взятки, в том числе через посредника, а равно получение либо передача незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если указанные действия осуществлялись в условиях оперативно-розыскного мероприятия, должны квалифицироваться как оконченное преступление. Далее в Постановлении отмечено, что при этом не имеет значения, были ли ценности изъяты сразу после их принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Встречались случаи, когда в ходе оперативно-розыскного мероприятия переданные должностному лицу ценности изъять не удалось, поскольку должностное лицо, получив их, скрылось. В такой ситуации не вызывает сомнений квалификация действий должностного лица как оконченного преступления.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изменениями и дополнениями) (утратило силу)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6
«О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»

С изменениями и дополнениями от:

6 февраля 2007 г., 23 декабря 2010 г., 22 мая 2012 г.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 настоящее постановление признано утратившим силу

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, предусматривающего ответственность за взяточничество и коммерческий подкуп, и в связи с вопросами, возникшими в судебной практике, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Обратить внимание судов на то, что в соответствии с примечанием к статье 285 УК РФ субъектом уголовного преступления — получения взятки, предусмотренного статьей 290 УК РФ, может быть лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (народные и присяжные заседатели и др.).

2. К представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, члены Правительства Российской Федерации и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД Российской Федерации и ФСБ Российской Федерации, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями).

3. Суду надлежит тщательно исследовать, какие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции (постоянно или временно) выполняло лицо, привлеченное к ответственности за получение взятки.

Организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.

К административно-хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7 в пункт 4 настоящего постановления внесены изменения

См. текст пункта в предыдущей редакции

4. Субъектом преступления, предусмотренного статьей 290 УК РФ, надлежит признавать, при наличии к тому оснований, и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, но в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом либо получило взятку за общее покровительство или попустительство по службе. В приговоре следует указывать, в чем конкретно выразились такие действия (бездействие).

Под должностным положением, способствующим совершению определенных действий в пользу взяткодателя со стороны указанных должностных лиц, следует, в частности, понимать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отношении которых осуществляется руководство со стороны взяткополучателя. При этом судам следует иметь в виду, что использование личных отношений, если они не связаны с занимаемой должностью, не может рассматриваться как использование должностного положения.

К общему покровительству по службе могут быть отнесены, в частности, действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности.

К попустительству по службе следует относить, например, непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия.

5. Не являются субъектами получения взятки работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям.

6. Лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой или иной организации независимо от формы собственности либо в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, а также поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности, не могут быть признаны должностными лицами и в случае незаконного получения ими ценностей либо пользования услугами за совершение действия (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением подлежат ответственности по статье 204 УК РФ.

При рассмотрении дел о коммерческом подкупе судам следует иметь в виду, что обвинительный приговор в отношении лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, за незаконное получение денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно за незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением может быть вынесен при наличии к тому оснований, если деянием причинен вред интересам других организаций, интересам граждан, общества или государства либо если вред причинен исключительно коммерческой или иной организации, где работает такое лицо, когда уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

7. Решая вопрос о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного статьей 204 УК РФ, судам следует исходить из того, что под коммерческой организацией в соответствии со статьей 50 ГК РФ следует понимать организацию (юридическое лицо), которая в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли (например, хозяйственное товарищество и общество, производственный кооператив, государственное и муниципальное унитарное предприятие). При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу статьи 113 ГК РФ коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление ( статьи 114 и 115 ГК РФ).

К некоммерческой организации, которая не является органом государственной власти или местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в соответствии с гражданским законодательством относятся потребительский кооператив, общественное объединение или религиозная организация, благотворительные и иные фонды, а также учреждение, которое создается собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера ( статьи 50 и 120 ГК РФ).

8. Судам следует иметь в виду, что уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки наступает лишь в случаях, предусмотренных статьей 33 УК РФ.

9. По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку.

Суду следует указывать в приговоре, за выполнение каких конкретных действий (бездействия) должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получило взятку или предмет коммерческого подкупа от заинтересованного лица. Время их передачи (до или после совершения действия (бездействия) в интересах дающего) на квалификацию содеянного не влияет.

Если имущественные выгоды в виде денег, иных ценностей, оказания материальных услуг предоставлены родным и близким должностного лица с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу взяткодателя, действия должностного лица следует квалифицировать как получение взятки.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22 мая 2012 г. N 7 пункт 10 настоящего постановления изложен в новой редакции

См. текст пункта в предыдущей редакции

10. Разъяснить судам, что по смыслу части 1 статьи 290 УК РФ под действиями (бездействием) должностного лица, входящими в его служебные полномочия, следует понимать действия (бездействие), которые он правомочен совершать в соответствии со своими служебными полномочиями и которые формально соответствуют требованиям закона, иным нормативным и другим правовым актам. В данном случае дача взятки обусловлена, например, желанием взяткодателя ускорить принятие должностным лицом соответствующего решения либо повлиять на выбор (в пределах компетенции или усмотрения должностного лица) наиболее благоприятного решения для себя или представляемых лиц или иными аналогичными мотивами.

Под незаконными действиями (бездействием) должностного лица, применительно к диспозиции части 3 статьи 290 УК РФ, следует понимать совершенные с использованием служебных полномочий неправомерные действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также действия (бездействие), содержащие признаки преступления либо иного правонарушения (фальсификация доказательств по уголовному делу, несоставление протокола об административном правонарушении, когда это обязательно по закону, принятие решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности и т.п.).

11. Дача взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, а равно их получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.

В случаях, когда должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки или подкупа, несет ответственность за покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 УК РФ или соответствующей частью статьи 204 УК РФ.

Если обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, пытавшихся передать или получить предмет взятки или подкупа, содеянное ими следует квалифицировать как покушение на получение либо дачу взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе.

Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки либо на коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

12. Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части статьи 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, — как соучастник дачи взятки.

Должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации передать лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, деньги, ценные бумаги, иное имущество, несет ответственность по части первой или второй статьи 204 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, — как соучастник коммерческого подкупа.

13. Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более должностных лица или два и более лица, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления с использованием своего служебного положения. При этом не имеет значения, какая сумма получена каждым из этих лиц.

В соответствии с законом ( статья 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя. Исходя из этого в организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными или не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно части четвертой статьи 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо пособники преступлений, предусмотренных статьями 204 , 290 и 291 УК РФ. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки либо незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе хотя бы одним из должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Информация об изменениях:

См. текст пункта 14

15. Вымогательство означает требование должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дать взятку либо передать незаконное вознаграждение в виде денег, ценных бумаг, иного имущества при коммерческом подкупе под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку либо совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

16. Имея в виду, что от размера взятки зависит квалификация преступления, любой переданный предмет или оказанные услуги должны получить денежную оценку на основании действительной стоимости предмета, цен, расценок или тарифов за услуги, сложившихся в данной местности или действовавших на момент совершения преступления, а при их отсутствии — на основании заключения экспертов.

Если взятка в крупном размере получена частями, но эти действия представляли собой эпизоды одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки в крупном размере.

17. В случае получения взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления, организатор, подстрекатель и пособник как соучастники этого преступления несут ответственность по статье 33 УК РФ и части третьей статьи 290 УК РФ.

18. Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества или коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников получения взятки или незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, если эти обстоятельства охватывались их умыслом.

Вместе с тем при квалификации действий соучастников преступления не должны приниматься во внимание такие обстоятельства, которые характеризуют личность других участников деяния (например, неоднократность получения или дачи взятки, коммерческого подкупа).

19. Ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений — по части второй статьи 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ ( злоупотребление должностными полномочиями , незаконное освобождение от уголовной ответственности , фальсификация доказательств и т.п).

20. Получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по статье 159 УК РФ.

Владелец ценностей в таких случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп, если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия (бездействия) указанными лицами.

21. Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, которому предполагалось передать взятку или незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе.

22. Решая вопрос об освобождении от уголовной ответственности лица, сообщившего органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки должностному лицу или о незаконной передаче лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, следует иметь в виду, что сообщение (письменное или устное) должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. Не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки или коммерческом подкупе стало известно органам власти.

Информация об изменениях:

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 31 пункт 23 настоящего постановления изложен в новой редакции

См. текст пункта в предыдущей редакции

23. Судам следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом «а» части 1 статьи 104.1 УК РФ деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате преступлений, предусмотренных статьей 290 УК РФ и частями 3 и 4 статьи 204 УК РФ, и любые доходы от этого имущества подлежат конфискации, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

24. Освобождение взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности по мотивам добровольного сообщения о совершении преступления не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.

Не могут быть обращены в доход государства деньги и другие ценности в случаях, когда в отношении лица были заявлены требования о даче взятки или о незаконной передаче денег, ценных бумаг, иного имущества в виде коммерческого подкупа, если до передачи этих ценностей лицо добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, и передача денег, ценных бумаг, иного имущества проходила под их контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, явившиеся предметом взятки или коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу.

При решении вопроса о возможности возвращения денег и других ценностей лицу, в отношении которого имел место факт вымогательства, суду следует иметь в виду, что если для предотвращения вредных последствий лицо было вынуждено передать вымогателю деньги, другие ценности, то они подлежат возврату их владельцу.

25. Разъяснить судам, что субъектом провокации взятки либо коммерческого подкупа ( статья 304 УК РФ) может быть любое лицо, действующее с прямым умыслом в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Данное преступление является оконченным с момента попытки передачи денег или иных материальных ценностей либо попытки оказания услуг имущественного характера. Решая вопрос о наличии состава данного преступления, суду надлежит проверять, не было ли предварительной договоренности с должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, о согласии принять предмет взятки или коммерческого подкупа.

При отсутствии такой договоренности и отказе принять предмет взятки или подкупа лицо, пытавшееся вручить названный предмет в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, подлежит ответственности по статье 304 УК РФ.

Не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе.

Если провокация взятки или коммерческого подкупа совершена должностным лицом с использованием служебного положения, содеянное им следует дополнительно квалифицировать по статье 285 УК РФ.

26. Рекомендовать судам кассационной и надзорной инстанций усилить надзор за рассмотрением судами первой инстанции дел о преступлениях, предусмотренных статьями 204 , 290 , 291 и 304 УК РФ.

27. С принятием настоящего постановления признать не действующими на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о взяточничестве», а также пункты второй , третий , четвертый и пятый постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге».

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации