Ст 245 ук рф пленум

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Содержание:

Статья 245 УК РФ. Жестокое обращение с животными

1. Жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, а равно из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в присутствии малолетнего;

в) с применением садистских методов;

г) с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»);

д) в отношении нескольких животных, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

Комментарии к ст. 245 УК РФ

1. Непосредственный объект — общественная нравственность в сфере гуманного отношения к животным, под которыми подразумеваются домашние, дикие и содержащиеся в неволе млекопитающие и птицы.

2. Объективная сторона преступления заключается в действиях, состоящих в жестоком обращении с животными, т.е. в их систематическом избиении, бесчеловечных условиях содержания (на морозе или жаре), в длительном оставлении без пищи и воды и т.д.

Конструктивным признаком объективной стороны являются последствия в виде гибели или увечья животного, подвергшегося жестокому обращению. По этому признаку жестоким обращением следует признавать и организацию собачьих, петушиных и иных боев, приводящих к гибели или увечью животных.

3. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за жестокое обращение с животными является (независимо от мотивов, которыми руководствовался виновный) совершение этого деяния с применением садистских методов, под которыми понимаются особо издевательские способы причинения страданий животным, либо его совершение в присутствии малолетних, т.е. лиц в возрасте до 14 лет.

4. Преступление признается оконченным с момента наступления указанных в законе последствий — гибели или увечья животного.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется умыслом: виновный осознает, что подвергает животное жестокому обращению, предвидит возможность или неизбежность его гибели или увечья и желает причинить такие последствия (прямой умысел) либо сознательно допускает их наступление или относится к этому безразлично (косвенный умысел).

6. Альтернативно обязательными признаками преступления являются его мотивы: если деяние совершено без применения садистских методов и не в присутствии малолетних, то оно является уголовно наказуемым лишь при наличии определенных побуждений — корыстных либо хулиганских.

7. Корыстные мотивы характерны при организации боев между животными, когда со зрителей взимается плата либо принимаются ставки на победителя.

Субъективная сторона состава жестокого обращения с животными Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Бочаров Евгений Валентинович

Статья посвящена анализу признаков субъективной стороны состава жестокого обращения с животными . Автором в ходе исследования доктринальных точек зрения и правоприменительной практики формулируется вывод об отсутствии единого мнения о разновидности деяния, с которым совершается жестокое обращение с животными . Автор формулирует вывод о том, что деяние, предусмотренное ст. 245 УК РФ, может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Бочаров Евгений Валентинович,

SUBJECTIVE PARTY OF STRUCTURE OF ILL TREATMENT OF ANIMALS

Article is devoted to the analysis of signs of the subjective party of structure of ill treatment of animals. The author during research of the doctrinal points of view and law-enforcement practice formulates a conclusion about lack of a consensus about a version of act with which animals abuse is made. The author formulates a conclusion that the act provided by Art. 245 of the criminal code of the Russian Federation, can be made both with direct, and with indirect intention.

Текст научной работы на тему «Субъективная сторона состава жестокого обращения с животными»

СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА СОСТАВА ЖЕСТОКОГО ОБРАЩЕНИЯ С ЖИВОТНЫМИ

Статья посвящена анализу признаков субъективной стороны состава жестокого обращения с животными. Автором в ходе исследования доктринальных точек зрения и правоприменительной практики формулируется вывод об отсутствии единого мнения о разновидности деяния, с которым совершается жестокое обращение с животными. Автор формулирует вывод о том, что деяние, предусмотренное ст. 245 УК РФ, может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Ключевые слова: жестокое обращение с животными, вина, хулиганские побуждения, корыстные побуждения, цель, эмоции.

Одним из основных принципов государственного управления в области охраны и устойчивого использования объектов животного мира является осуществление пользования животным миром способами, не допускающими жестокого обращения с животными, в соответствии с общими принципами гуманности [2].

В последние годы в мире все большее признание получает мнение, что внимание к борьбе за гуманное обращение с животными — один из показателей цивилизованности общества [11]. Исходя из этого объективной задачей, стоящей перед правовой системой Российской Федерации, является совершенствование регулятивного и охранительного законодательства, в том числе уголовной нормативно-правовой базы, предусматривающей ответственность за жестокое обращение с животными.

Историю своего развития данный уголовно-правовой институт ведет еще от истоков зарождения российской государственности.

В Древней Руси законы устанавливали ответственность не за жестокое обращение с животными, а за их истребление без учета способа совершения преступного деяния. Позже пространная редакция Русской Правды установила наказание за уничтожение животных с учетом способов его совершения. В Соборное Уложение (1649 г.) уже помимо норм уголовного права были включены и гражданско-правовые, в комплексе регламентирующие ответственность за уничтожение домашних животных. В Артикуле воинском (1715 г.) также была закреплена уголовная ответственность за нарушение правил

обращения с животными. Однако позднее нормативные правовые акты Российской империи: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.), Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.), Уголовное Уложение (1903 г.), не содержали норм об уголовной ответственности за жестокое обращение с животными [6].

Впервые состав уголовно-наказуемого деяния за жестокое обращение с животными был введен в Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, утвержденный Верховным советом РСФСР 27 октября 1960 г., статья 230.1 которого устанавливала ответственность за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, а равно истязание животных. Примечательно то обстоятельство, что субъектом данного преступления могло быть только лицо, к которому в течение года была применена мера административного взыскания за такие же действия [20].

То есть условием наступления уголовной ответственности являлся факт привлечения лица к административной ответственности по статье 102.1 КоАП РСФСР, диспозиция которой в точности повторяла положения статьи 230.1 Уголовного кодекса РСФСР. Сегодня КоАП РФ не содержит норм, предусматривающих ответственность за жестокое обращение с животными.

Касаемо существующей статьи 245 УК РФ можно отметить, что содержание рассматриваемого состава преступления отлично от ранее существовавшего по ряду признаков: по конструкции состава преступления, по действиям, обра-

зующим объективную сторону, и по характеристикам субъективной стороны.

Именно на выявление и разрешение проблемных вопросов практики правоприменения статьи 245 Уголовного кодекса РФ в части определения субъективной стороны данного состава преступления направлено наше исследование.

В уголовно-правовой науке достаточно устоявшейся является точка зрения о понимании субъективной стороны преступления как психического отношения преступника к совершаемым действиям и наступившим последствиям, предусмотренным нормами Уголовного кодекса РФ. К признакам субъективной стороны принято относить следующие элементы: вину, мотив, цель и эмоции.

Приступая к характеристике субъективной стороны состава преступления, представляется необходимым в первую очередь рассмотреть вину как наиболее важный для целей квалификации преступления элемент.

Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им конкретному общественно опасному деянию и к его общественно опасным последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности [19].

Из анализа статьи 245 Уголовного кодекса РФ следует, что в качестве признака субъективной стороны данного уголовно-правового состава законодатель закрепил умышленную форму вины.

При этом диспозиция данной статьи не позволяет односложно разграничить формы умысла, с которым совершается данное деяние: на прямой (если лицо осознавало общественную опасность своих действий в виде истязания животных, выражающихся в избиении, сечении плетью, удушении, сковывании движений и т. п.; использовании животных в целях вненаучных опытов; организация боев с участием животных и иных мучительных соревнований; стравливании животных между собою; тренировки и дрессировки животных, сопряженных с их мучением; мучительного умерщвления, в том числе сожжении живьем, и т. д. [1], предвидело возможность либо неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления) и косвенный (если лицо осознавало общественную опасность своих действий в виде истязания животных, выражающихся в избиении, сечении плетью, удушении, сковывании движений и т. п.; использовании животных в целях вненаучных опытов; организация боев с участием животных и иных мучительных соревнований; стравливании животных между собою; тренировки и дрессировки животных, сопряженных с их муче-

нием; мучительного умерщвления, в том числе сожжении живьем, и т. д., предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично).

Обзор научной юридической литературы показывает, что мнение ученой среды неоднозначно в определении формы умысла, с которым совершается жестокое обращение с животными. Есть как представители позиции о прямой форме умысла данного преступления, к примеру, Р. Л. Габдрахманов, А. Н. Игнатов, В. И. Ткачен-ко, З. А. Незнамова, А И . Чучаев [4; 3; 16; 13; 5], так и представители той точки зрения, что данный уголовно-правовой состав совершается с косвенным умыслом (Е. Н. Федик, А. И. Рарог, М. В. Талан) [16; 10; 15].

Мнение о прямой форме умысле, заложенного в конструкцию состава преступления, предусмотренного статьей 245 Уголовного кодекса РФ, разделяют и правоприменительные органы.

Так, в определении Московского городского суда от 10.08.2011 по делу № 22-9895/11 отмечается, что «субъективная же сторона преступления, предусмотренного ст. 245 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла, когда виновный сознает, что мучает животное, причиняет ему увечье или смерть, и желает этого» [9].

По нашему мнению, более правильной представляется точка зрения, согласно которой субъективная сторона жестокого обращения с животными характеризуется прямым либо косвенным умыслом. Ведь диспозиция рассматриваемого состава преступления построена таким образом, что виновный понимает, что жестоко обращается с животным, осознает возможность или неизбежность его гибели или увечья и намерен причинить таковые последствия (прямой умысел) либо сознательно допускает их наступление либо относится безразлично (косвенный умысел). Поэтому категоричное суждение о прямой форме умысла здесь нецелесообразно, а его точное определение возможно в зависимости от обстоятельств той или иной ситуации.

Следующим элементом субъективной стороны рассматриваемого состава преступления является мотив его совершения, под которым понимают предопределенные конкретными потребностями и желаниями внутренние побуждения, обусловливающие у индивида решимость совершить преступление [17].

Статья 245 Уголовного кодекса РФ связывает наступление уголовной ответственности за жестокое обращение с животными, если оно было

сопряжено с хулиганскими либо корыстными побуждениями.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. Хулиганские побуждения означают желание противопоставить себя обществу, высказать пренебрежение установленными правилами поведения, нормами морали и нравственности [7].

По мнению С. И. Никулина и Н. И. Пикурова, хулиганскими побуждениями жестокого обращения с животными являются те обстоятельства, когда в действиях виновного лица присутствует открытое, демонстративное, беспричинное проявление жестокости по отношению к животному, при условии, что преступник игнорирует замечания окружающих его людей о недопустимости его деяний в отношении животных [12]. А. Н. Игнатов же, в свою очередь, полагает, что рассматриваемые побуждения выражаются тогда, когда животные убиваются, калечатся ради удовлетворения желания — лицезреть их мучения либо ради удовлетворения желания продемонстрировать пренебрежение нормами морали [3]. Н. И. Ветров отмечает, что хулиганскими побуждениями признаются такие, которые свидетельствуют об открытом, демонстративном, беспричинном проявлении жестокости к животным, когда виновный противопоставляет себя окружающим его людям, игнорирует замечания других о недопустимости его противоправных действий» [14].

Отталкиваясь от анализа представленных точек зрения, можно отметить, что проблемы с идентификацией хулиганских побуждений при квалификации деяния, содержащего признаки жестокого обращения с животными, нет. Понимание данного мотива достаточно однообразно как ученой средой, так и практикой, которые сходятся в том, что хулиганские побуждения выражаются при жестоком обращении с животными в стремлении виновного лица пренебречь нормами морали и нравственности, которые сложились в обществе в сфере гуманного обращения человека с животными.

К мотиву совершения преступления, выражающегося в жестоком обращении с животными, статья 245 Уголовного кодекса РФ относит и корыстное побуждение.

Корыстный мотив несет в себе две составляющие: желание обогатиться и желание сэкономить средства, избежать расходов за счет кого-либо. Первый аспект корыстного побуждения, по мнению А. Н. Игнатова [3], С. И. Никулина, Н. И. Пикурова [12, с. 607-608], З. А. Незнамовой [13], применительно к ст. 245 УК РФ следует понимать как извлечение виновным материальной выгоды при проведении боев между животными, когда взимается плата со зрителей либо делается ставка на победителя (тотализатор). Корыстные побуждения могут предполагать также стремление лица избавиться от материальных обязательств (возврат долга, оплата услуг). Примером второго случая проявления корысти при жестоком обращении с животными является умерщвление животных лицом, отказавшимся в целях экономии от услуг специалиста-ветеринара [1; с. 237].

Хулиганский либо корыстный мотив при квалификации деяния по уголовно-правовому составу, предусмотренному статьей 245 Уголовного кодекса РФ, играет ключевую роль. Его отсутствие в действиях лица не порождает существование данного преступления.

Так, кассационным определением Челябинского областного суда, принятому по уголовному делу № 22-1707/2010, изменен приговор нижестоящего суда, по которому И. осужден за жестокое обращение с животными, которое повлекло их гибель и было совершенное из корыстных побуждений (ч. 1 ст. 245 Уголовного кодекса РФ), а также тайное хищение имущества потерпевшей Г. (ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса РФ) и неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (ч. 1 ст. 166 Уголовного кодекса РФ). Как видно из приговора, И. намеревался тайно похитить магнитолу из автомобиля, который принадлежал Г. и стоял во дворе дома. Однако совершить указанные действия И. помешали две собаки, находившиеся в том же дворе, в связи с чем И. нанес животным повреждения, повлекшие их гибель. Таким образом, действия по жестокому обращению с животными были совершены осужденным с целью устранения препятствий для совершения другого преступления, самостоятельным умыслом не охватывались, а потому их квалификация по ч. 1 ст. 245 УК РФ является излишней. В мотивировочной части приговора Челябинский областной суд указал, что по смыслу ч. 1 ст. 245 УК РФ состав преступления будет иметь место только в том случае, если гибель или увечье животного сопровождались соответствующей мотивацией виновного (хулиганские или корыстные побуждения) или имели место при наличии опре-

деленных условий (совершены с применением садистских методов или в присутствии малолетних) [8]. Точно такая же позиция содержится и в определении Московского городского суда от 10.08.2011 по делу № 22-9895/11 [9].

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления включает в себя также цель (результат, к достижению которого стремиться лицо, совершающее преступление [17, с. 223]) и эмоции (испытываемые человеком переживания по поводу собственного состояния, совершаемого деяния или событий окружающей действительности [19, с. 204]). Данные элементы не вызывают каких-либо трудностей при квалификации деяния, содержащего признаки жестокого обращения с животными, как преступления, но имеют важное значение.

Так, цель совершения жестокого обращения с животными поставлена в зависимость от мотива, а эмоции лишь дополнительно раскрывают психологическую сторону мотивации преступника.

При хулиганских побуждениях при осуществлении преступником жестокого обращения с животными преследуется цель, направленная на пренебрежение нормами морали и нравственности, в сфере гуманного обращения человека с животными в современном обществе; при корыстных побуждениях — извлечение материальной выгоды при осуществлении преступником этого деяния.

Рассмотрев каждый элемент субъективной стороны состава преступления, предусмотренного статьей 245 Уголовного кодекса РФ, отметим следующее.

При квалификации деяния, содержащего признаки жестокого обращения с животными как преступления, следует обращать внимание на то обстоятельство, что данный уголовно-правовой состав может характеризоваться не только виной в форме прямого умысла, но и косвенного. Категоричное суждение о прямой форме умысла здесь нецелесообразно, а его точное определение возможно в зависимости от обстоятельств той или иной ситуации.

Понимание ученой средой и правоприменительной практикой остальных элементов (мотивы, цель, эмоции) субъективной стороны рассматриваемого состава преступления достаточно однообразно: хулиганские побуждения или корыстный мотив — ключевые признаки данного состава преступления.

1. Авдеева Л. В. Уголовно-правовая характеристика жестокого обращения с животными // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. 2013. № 3. С. 232-240.

2. О животном мире: федер. закон от 24.04.1995 № 52-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1462.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под. общ. ред. В. М. Лебедева. М., 2002. С. 599.

4. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. Н. Г. Кадникова. М., 2006. С. 630.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) / отв. ред. В. В. Малиновский; науч. ред. А. И. Чучаев. М., 2011. С. 720.

6. Лобов И. И. Уголовная ответственность за жестокое обращение с животными: автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2000. С. 13.

7. О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 нояб. 2007 г. № 45 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. №1.

8. Обзор судебной практики Челябинского областного суда от 12.04.2010 «Обзор судебной практики за первый квартал 2010 года» // СПС «Консультант Плюс».

9. Определение Московского городского суда от 10.08.2011 по делу № 22-9895/11 // СПС «Консультант Плюс».

10. Рарог А. И., Есаков Г. А., Чучаев А. И., Степа-лин В. П. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: курс лекций / под ред. А. И. Рарога. М., 2008. С. 406.

11. Сабанина Е. А. Не проходите мимо! иКЬ: http://www.rsnso.ru

12. Уголовное право. Общая и Особенная части: учебник для вузов / под общ. ред. М. П. Журавлева и С. И. Никулина. М., 2007. С. 607.

13. Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, Г. П. Новоселов. М., 2008. С. 655.

14. Уголовное право: учебник / под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 2007. С. 583.

15. Уголовное право России. Особенная часть: учебник / под ред. Ф. Р. Сундурова, М. В. Талан. М., 2012. С. 522.

16. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / под ред. А. В. Бриллиантова. М., 2009. С. 302.

17. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учеб. пособие / авт.-сост. С. С. Худяков. Тамбов, 2009. С. 222.

18. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник / под ред. Б. В. Здравомыслова. М., 1999.

19. Уголовное право. Общая часть / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. М., 1999. С. 183.

20. Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 27 октября 1960 г. // Ведомости ВС РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

SUBJECTIVE PARTY OF STRUCTURE OF ILL TREATMENT OF ANIMALS

Article is devoted to the analysis of signs of the subjective party of structure of ill treatment of animals. The author during research of the doctrinal points of view and law-enforcement practice formulates a conclusion about lack of a consensus about a version of act with which animals abuse is made. The author formulates a conclusion that the act provided by Art. 245 of the criminal code of the Russian Federation, can be made both with direct, and with indirect intention.

Key words: animals abuse, wine, hooligan motives, mercenary motives, purpose, emotions.

Ст 245 ук рф пленум

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 245 УК РФ. Жестокое обращение с животными

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 245 УК РФ. Жестокое обращение с животными

1. Жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и (или) страданий, а равно из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в присутствии малолетнего;

в) с применением садистских методов;

г) с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»);

д) в отношении нескольких животных, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. N 45 г. Москва «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

3. При квалификации действий лица по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ. При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ, судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ).

Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).

6. В случае если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу).

7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий.

В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).

8. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

10. К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

11. Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.

Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ).

13. С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ.

При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.

15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам. При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах. В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ.

16. Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Председатель Верховного Суда Российской Федерации
В. Лебедев
Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации
В. Демидов

Наказание за жестокое обращение с животными могут ужесточить

С этой инициативой выступила группа депутатов Госдумы. В частности, за совершение этого преступления, если оно привело к гибели или увечью животного, а также из хулиганских или корыстных побуждений либо с применением садистских методов, предполагается наказывать лишением свободы сроком до 3 лет.

Отметим, что сейчас максимальное наказание за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 245 Уголовного кодекса – арест на срок до 6 месяцев. При этом альтернативные виды санкций по указанной части ст. 245 УК РФ менять не планируется. Они останутся в виде:

  • штрафа до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев;
  • обязательных работ сроком до 360 часов;
  • исправительных работы сроком до одного года;
  • ограничения свободы до одного года;
  • ареста на срок до 6 месяцев.

Документом также предполагается переработать состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 245 УК РФ: считать жестокое обращение с животными в присутствии малолетних более тяжким преступлением и включить в состав ч. 2 указанной статьи. Также по этой части могут начать наказывать за жестокое обращение с животными, сопряженное с демонстрацией в CМИ, в том числе в Интернете. За указанные преступления планируется предусмотреть наказание в виде штрафа в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до 2 лет, или исправительных работ на срок до 2 лет, либо принудительных работ на срок до 5 лет, либо лишения свободы на срок от 3 до 5 лет. Эти же санкции планируется применять и за жестокое обращение с животными в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы. В то время как сейчас за указанные преступления предусмотрены более мягкие наказания:

  • обязательные работы на срок до 480 часов;
  • принудительные работы на срок до 2 лет;
  • 3-летний максимальный срок лишения свободы (ч. 2 ст. 245 УК РФ).

Предложенный законопроект 1 поддержало Правительство РФ, однако Верховный Суд Российской Федерации – лишь частично. В своем отзыве Суд указал, что изменение объективной стороны преступления у судей не вызывает возражений, между тем перевод этого преступления из категории небольшой тяжести в категорию средней тяжести судьи считают недостаточно обоснованным.

Отметим, что в декабре прошлого года в Госдуму уже направлялся аналогичный законопроект, предусматривавший ужесточнение наказания за это преступление до 7 лет лишения свободы, однако документ был возвращен разработчику из-за отсутствия отзыва ВС РФ.