Ст 137 ук рф и ст 1521

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Статья 137. Нарушение неприкосновенности частной жизни

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет.

Комментарий к Ст. 137 УК РФ

В понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер .
———————————
См.: Определение КС РФ от 09.06.2005 N 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина Валерия Алексеевича и Захаркиной Ирины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом «б» части третьей статьи 125 и частью третьей статьи 127 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».

К сведениям, составляющим личную или семейную тайну, относятся не подлежащие оглашению данные, по мнению лица, которого эти сведения касаются. В то же время не могут составлять тайну сведения, ранее уже опубликованные тем или иным способом.

2. Объективная сторона преступления характеризуется активной формой поведения и выражается в выполнении одного из следующих альтернативных действий: 1) незаконного собирания сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия; 2) незаконного распространения таких сведений без согласия лица; 3) распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, что характеризует не только само деяние, но и способ его совершения.

3. Как собирание сведений может рассматриваться любой способ их получения — подслушивание, опрос осведомленных лиц, фотографирование, аудио-, видеозапись информации, ознакомление с документами и материалами, их похищение, копирование и др. Способ собирания сведений для квалификации рассматриваемого деяния как преступления значения не имеет. Главное, что эти сведения собираются незаконно, без согласия потерпевшего. Собирание сведений, сопряженное с проникновением в жилище, подключением к телефонной линии, образует совокупность составов преступления и должно квалифицироваться по совокупности преступлений (со ст. ст. 138 или 139 УК). Незаконность собирания сведений означает осуществление этих действий не на основаниях или с нарушением процедуры, установленной законом, не должным субъектом и т.д.

4. Под распространением сведений можно рассматривать любое незаконное или без согласия лица их доведение до сведения хотя бы одного лица. Способ распространения сведений не влияет на квалификацию деяния.

Распространение сведений в публичном выступлении означает доведение их до сведения иных лиц в выступлении, рассчитанном на неопределенно большую аудиторию, например, в выступлении перед избирателями, работающими на конкретном предприятии, на митинге, лекции и т.п.

Распространение сведений в публично демонстрирующемся произведении имеет место в тех случаях, когда указанные выше сведения включаются в содержание произведения и это произведение различными способами доводится до сведения иных лиц (в кинофильме, романе, произведении живописи и т.п.).

Под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации.

В тех случаях, когда ответственность за распространение отдельных сведений установлена и иными статьями УК (например, разглашение тайны усыновления — ст. 155 УК), деяние следует квалифицировать по специальной норме в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК. Если же сведения о частной жизни являются частью иных сведений, также охраняемых уголовным законом, например данные предварительного следствия, то разглашение таких сведений следует квалифицировать по совокупности преступлений по комментируемой статье и ст. 310 УК.

Собирание и распространение информации, основанное на положениях закона, например УПК, о полиции, об оперативно-розыскной деятельности, о средствах массовой информации и т.п., не образует рассматриваемого состава преступления.

5. Состав преступления формальный. Деяние окончено с момента выполнения противоправных действий по собиранию или распространению информации о частной жизни человека.

6. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Мотив и цель не влияют на квалификацию преступления.

7. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

8. Квалифицирующим признаком рассматриваемого состава преступления является его совершение лицом с использованием своего служебного положения.

Поэтому для наличия квалифицированного состава преступления (ч. 2 комментируемой статьи) необходим специальный субъект. Им является любое лицо, незаконно собирающее или распространяющее сведения о частной жизни лица с использованием своего служебного положения.

Действия должностных лиц могут быть при наличии к тому оснований квалифицированы по совокупности с составом должностного преступления.

При решении вопросов о наличии рассматриваемого состава преступления следует исходить из необходимости обеспечения равновесия между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. ст. 23, 29, 33 Конституции), с другой (см. Постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).

Нарушение неприкосновенности частной жизни

Содержание

Известно, что неприкосновенность частной жизни человека признана неоспоримой в мире уже давно, закреплена в международном документе с названием «Всеобщая декларация прав человека». Кроме того, в РФ тема неприкосновенности частной жизни остается по-прежнему предметом обсуждений среди юристов из-за неоднозначности. Сложность представляет уже квалификация злодеяния, осудить по этой статье — еще труднее. Рассмотрим в этой статье о нарушениях неприкосновенности частной жизни.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с нарушением неприкосновенности частной жизни, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Что такое частная жизнь?

Фраза «частная жизнь» имеет довольно широкое значение. В целом, это область жизнедеятельности человека, не являющаяся достоянием общественности, регулируется нормами морали и права.

Важно! В соответствии с понятием частной жизни, как области поведения личности и самостоятельного волеизъявления, определять средства и цели своих действий может только взрослый, самодостаточный человек, способный нести ответственность за собственные поступки. Поэтому термин частной жизни не применим к ребенку.

Нарушение неприкосновенности частной жизни — классификация по ст. 137 УК РФ

Итак, к нарушениям неприкосновенности частной жизни относят:

  • получение либо распространение информации незаконным путем о частной жизни человека, которая является его личной или семейной тайной, без его одобрения;
  • разглашение данных о частной жизни на публике;
  • распространение данных о лице путем публикации в СМИ или произведении.

Основные критерии классификации злодеяния, такого как нарушение неприкосновенности частной жизни, это личная заинтересованность лица, корысть и причинение вреда законным правам пострадавшего.

Важно!Гражданин вправе защищать свое доброе имя и честь, иметь право на тайну усыновления, а также тайну исповеди, связи, врачебную тайну. Помимо того, право на контроль информации касаемо себя.

Ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни

Нарушение неприкосновенности частной жизни наказуемо (часть 1, 137 статья УК РФ):

  1. арест до 4-х месяцев;
  2. штрафные санкции до 200 тысяч рублей либо в размере зарплаты или иного дохода осужденного за промежуток времени до 18-ти месяцев;
  3. исправительные работы до 1-го года.
  4. принудительные работы до 2-х лет;
  5. обязательные работы до 360 часов.

Так же за нарушение неприкосновенности частной жизни, которое совершено лицом, с применением своего служебного положения (ч. 2 ст. 137 УК):

  1. лишение права заниматься определенной деятельностью либо занимать соответствующие должности на период от 2 до 5 лет;
  2. штрафные санкции от 100 до 300 тысяч руб. либо в размере зарплаты или иного дохода осужденного за промежуток времени от 1 года до 2-х лет;
  3. арест до 6-ти месяцев;
  4. лишение свободы до 4-х лет.

Допустимые законные ограничения права на неприкосновенность частной жизни

Ограничение права на неприкосновенность частной жизни возможно:

  • в целях обеспечения безопасности страны и экономического благосостояния государства;
  • при непосредственной угрозе жизни и здоровью, либо угрозе повреждения имущества;
  • в целях обеспечения нравственности и охраны здоровья;
  • для соблюдения свобод и прав граждан;
  • для предотвращения и расследования правонарушений.

Ограничения на права неприкосновенности допускаются на основании решения суда, лицами, уполномоченными производить данные действия в целях, оговоренных в законодательстве.

Важно! Доказать подобное преступление — дело непростое. Не всегда можно привлечь к ответственности людей, желающих в деталях узнать о соседях.

Если вдруг вы оказались в положении, когда была нарушена неприкосновенность вашей частной жизни, лучше не полагаться на себя, а обратиться к опытному юристу или адвокату, который составит исковое заявление и будет вести вас до конца дела, с учетом всех «подводных камней».

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Можно ли фотографировать в магазинах?

Кроме того, решил сам вооружиться распечаткой выдержек из законов, которые мне разрешали бы это делать без всяких ограничений.
Составление подборки ещё идёт (спасибо, кстати, сайту Свобода фотографии за множество полезной информации).
А тем временем я вспомнил, что где-то у меня был снимок из магазина «Иль де Ботэ», где не просто была картинка перечёркнутого фотоаппарата, как часто встречается в магазинах (не имеющая, кстати, никакой юридической силы), а текст с запретом фотографирования и ссылками на какие-то законы, который, безусловно, должен устрашить любого обладателя фотоаппарата. И я её-таки нашёл.

Стало жутко интересно, что же скрывается за номерами статей. Статьи я начал изучать с конца списка.

Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни
1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Страшно. Но. Во-первых, какая может быть частная жизнь и её неприкосновенность в общественном месте, коим, естественно, является магазин?! Во-вторых, обратим внимание на слова «собирание сведений о частой жизни». То есть чтобы быть привлечённым к ответственности по этой статье, надо ходить за одним и тем же человеком в магазине и фотографировать каждый его жест. Если человек случайно попал в кадр, то какое же это «незаконное собирание сведений»? И хотя понятие «частной жизни» в нашей правовой системе всё ещё чётко не определено, в любом случае, это не повод запрещать фотографировать внутри магазина. Написали бы тогда — «В магазине запрещено незаконно собирать сведения о частной жизни лиц. Законно — разрешено».

Конституция РФ
Статья 23

1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Статья 24
1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Здесь то же самое — неприкосновенность частной жизни. Кстати, статья 29 Конституции РФ, так чтимой администрацией магазина, как раз разрешает мне получать информацию любым законным способом. Фотографирование туда входит.

Больше всего меня повеселила упомянутая статья Гражданского кодекса.

Статья 1521. Действие правовой охраны наименования места происхождения товара
1. Наименование места происхождения товара охраняется в течение всего времени существования возможности производить товар, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для соответствующего географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами (статья 1516).

Знаете, про что эта статья? Это про то, что не каждое игристое вино можно называть «шампанским», не каждый бренди — «коньяком» и не всякую воду — «Ессентуки», если только она не разлита в г. Ессенутки. И на основании этого они запрещают фотосъёмку!
Почему хозяева руководство магазина не хочет, чтобы велась съёмка на самом деле? Думаю, что а) боятся конкурентов, б) боятся, что будут зафиксированы какие-либо нарушения в торговле, в) просто всего боятся.

А вот та самая «скандальная» фотография, которая и стала причиной раздора. Именно её по мнению тупых некомпетентных консультантов магазина я собирался выложить в интернет и в ютьюб. Уж, простите, уважаемые консультанты, в youtube не могу выложить по очевидным техническим причинам.

Статья 169 ГК РФ как орудие налогового террора*

Участившиеся случаи подачи налоговыми органами исков о признании сделок совершенными с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, заставляют редакцию журнала вновь обратиться к вопросу о применении статьи 169 Гражданского кодекса РФ и возможности ее существования в действующей системе российского права.

Роковое число

Редкий налогоплательщик не вздрагивает от числа «169». С 2001 года требования статьи 169 НК РФ о порядке оформления счетов-фактур — как бесконечный кошмарный сон в жизни любого бухгалтера. Всем памятны переживания в связи с появлением Определения КС РФ от 08.04.2004 № 169. Очередная беда пришла оттуда, откуда не ждали — со стороны гражданского законодательства.

1 января 2007 года вступил в силу Закон о мерах по совершенствованию налогового администрирования [ сноска 2 ] . Принятие этого закона направлено на реализацию Послания Президента Федеральному Собранию 2005 года, в котором была отмечена необходимость улучшить работу налоговых органов и положение налогоплательщиков. По словам Президента, «налоговые органы не вправе “терроризировать” бизнес».

В ходе работы над проектом Закона о мерах по совершенствованию налогового администрирования прозвучало предложение депутатов исключить право налоговых органов на подачу исков о взыскании всего полученного по сделкам как наиболее опасное с точки зрения «налогового терроризма». Таким правом налоговые органы наделены в соответствии с Законом РФ от 21.03.1991 № 943-I «О налоговых органах Российской Федерации» (абз. 3 п. 11 ст. 7) и статьей 169 ГК РФ. Эта статья Гражданского кодекса предусматривает, что «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна», а все, полученное по такой сделке при наличии умысла сторон, взыскивается в доход государства — другими словами, конфискуется [ сноска 3 ] .

Однако, встретив ожесточенное сопротивление со стороны чиновников [ сноска 4 ] , депутаты отозвали свою поправку, и в итоге еще раз вслед за высшими судебными органами [ сноска 5 ] законом образца 2006 года было подтверждено право налоговых органов на подобные иски, что последними было расценено как сигнал к наступлению.

Чем опасны иски о конфискации и почему они должны быть немедленно отменены?

Причина первая — историческая

Статья о конфискации всего полученного по «безнравственной и непорядочной» сделке появилась задолго до возникновения современного российского государства — в 1922 году, причем по личному указанию В.И. Ленина. Он считал, что статья, подобная этой, еще «очень и очень пригодится», и, более того, узнав о попытке Совета народных комиссаров исключить эту статью при принятии первого российского Гражданского кодекса, написал В.М. Молотову: «Обращаю внимание на то, что вчера в Совнаркоме совершенно изгадили, как мне сообщает т. Горбунов, гражданский кодекс» [ сноска 6 ] .

В результате в ГК РСФСР появились две взаимосвязанные нормы. В статье 30 недействительной именовалась сделка, совершенная с целью, противной закону или в обход закона, а равно сделка, ведущая к явному ущербу для государства. Кроме того, в статье 147 устанавливалось, что в случае недействительности договора как противозаконного или ведущего к явному ущербу для государства ни одна из сторон не вправе требовать от другой возврата исполненного по договору, а неосновательное обогащение взыскивается в доход государства.

И ведь, действительно, сгодился «бронепоезд на запасном пути»! Долгие годы норма была, как говорят юристы, «спящей», то есть не применялась, но сегодня налоговые органы нередко заявляют подобные иски при выявлении у налогоплательщиков так называемых «схем» — ситуаций, формально соответствующих закону, но направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Статья 49 ГК РСФСР 1964 года не сильно отличалась от ныне действующей статьи 169 ГК РФ: в ней «противными» объявлялись сделки, совершенные «с целью, заведомо противной интересам социалистического государства и общества».

Иски о конфискации — это продолжение большевистских методов борьбы, это расширение публичной сферы жизни за счет частной. В тех странах, где существует возможность оспаривания подобных сделок, не предусмотрена конфискация в доход государства — только реституция, то есть возврат сторон в исходное положение. Однако в российском обществе до сих пор распространено мнение, что статья 169 ГК РФ — отнюдь не пережиток тоталитарного прошлого, что угроза подвергнуться конфискации направлена в светлое будущее, поскольку способствует селекции нового, невиданного прежде в России поколения высоконравственных предпринимателей.

Причина вторая — этико-юридическая

Нравственность — сложная этическая категория, наполнить которую правовым содержанием, при всем желании, невозможно. За прошедшие с ленинских времен годы не появилось и четкого юридического определения понятий «основы правопорядка» и «нравственность»: сколько комментаторов — столько мнений. За нарушение социально-нравственных норм установлена юридическая ответственность, да какая! При этом приклеивается еще и ярлык «антисоциальные сделки»!

Скрупулезно проанализировав понятия «общественный порядок» и «добрые нравы», И.А. Покровский пришел к выводу, что эти понятия могут существовать только вне закона: «Дело государства определить все то, что необходимо для бытия “общественного порядка”, положительными предписаниями закона, и тогда, естественно, всякие сделки, противные общественному порядку, будут невозможны уже потому, что они противны закону» [ сноска 7 ] . Что касается «добрых нравов», то «. мы имеем перед собой не нечто точное и определенное, а некоторую сплошную загадку, разрешить которую юристы до сих пор не в состоянии» [ сноска 8 ] . На наш взгляд, в названных терминах больше политического и идеологического, нежели правового содержания. Аргументы в оправдание расплывчатости понятий «основы правопорядка» и «нравственность», приведенные Конституционным Судом РФ в определениях от 08.06.2004 № 225-О, № 226-О и № 227-О, совершенно неубедительны. Не стоит ли согласиться с классиком правовой науки и прекратить тщетные потуги набить чучело статьи 169 ГК РФ юридическими потрохами?

Тем не менее за совершение сделки, противоречащей этим философским и не поддающимся определению с точки зрения права терминам, предусмотрена строжайшая — по сути, уголовная — санкция. Для сравнения: перед тем как установить для преступников штраф в размере 120 тыс. руб. за мошенничество, законодатель специально раскрывает в статье 159 УК РФ понятие мошенничества: это «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Просто, понятно, конкретно.

В таких условиях применение статьи 169 ГК РФ не только неконституционно, но и безнравственно, как, впрочем, безнравственна и сама статья — она не отвечает современным представлениям общества о морали и нравственности.

Причина третья — административная

Налоговые органы созданы для контроля за соблюдением налогового законодательства и правильностью уплаты налогов (ст. 30 НК РФ). Следовательно, налоговые органы должны следить не за «нравственностью» сделок, а за их налоговыми последствиями — уплачены ли полностью налоги с полученных доходов от этих сделок. Иное противоречит задачам реформы налогового администрирования как части административной реформы.

Причина четвертая — бюджетная

Конфискация всего полученного по сделке в доход государства означает взыскание выручки и товаров, бывших предметом сделки, в доход федерального бюджета. Поскольку у налогоплательщиков, лишенных дохода и имущества, очевидно и неизбежно уменьшается прибыль, региональные и местные бюджеты теряют поступления по налогу на прибыль.

Встречаются случаи, когда налоговые органы наряду с подачей исков о конфискации всего полученного по сделке начисляют еще и налоги с этой сделки. Но в таком случае они нарушают закрепленный в пункте 3 статьи 3 НК РФ принцип, согласно которому взимаемые налоги должны иметь экономическое основание. Если конфискуется доход по сделке или товар (его стоимость), то не может быть и прибыли или иного экономического основания, позволяющего требовать уплаты налогов.

Причина пятая — экономическая

Даже если сумма неуплаченных налогов составит незначительную сумму, взыскано будет все полученное по сделке — так предписывает норма закона. Например, Решением Арбитражного суда г. Москвы от 29.11.2004 № А40-36197/04-128-395 с налогоплательщика, недоплатившего в результате оформления договора об оказании консультационных услуг налог на прибыль в размере 1,2 млн. руб., на основании статьи 169 ГК РФ было взыскано в 10 раз больше! В апелляционной инстанции решение о конфискации было отменено, но лишь потому, что, применив по собственной инициативе последствия ничтожной сделки (ст. 166 ГК РФ), суд первой инстанции вышел за пределы спора: в суд за защитой обратился налогоплательщик, а инспекция подобных требований не заявляла [ сноска 9 ] .

Невозможность дифференциации ответственности в зависимости от последствий не только нарушает принцип соразмерности ответственности за нарушения налогового законодательства, закрепленный в Постановлении Конституционного Суда от 15.07.1999 № 11-П, но и влечет разорение налогоплательщиков. Необходимо как можно быстрее забрать ядерную бомбу из рук налоговых террористов.

Причина шестая — процедурная, но не менее важная

Парадокс заключается в том, что для того, чтобы взыскать штраф или применить иное наказание на основании Уголовного кодекса РФ, необходимо выполнить все требования многостраничного Уголовно-процессуального кодекса. Малейшее отступление от требований УПК РФ влечет оправдание обвиняемого. Один из постулатов права: чем строже санкция, тем строже порядок ее применения. При взыскании же полученного по сделке (кстати, Европейским судом по правам человека подобная мера признается уголовной по своему характеру, каким бы законом она ни предусматривалась — гражданским, налоговым, уголовным) ни налоговые органы, ни суды не связаны никакими жесткими процедурными требованиями. Более того, нахождение по сути публичной статьи 169 (очевидно, что ею защищаются публичные, а не частные интересы) «в теле» Гражданского кодекса РФ сыграло злую шутку. В отличие от уголовного и административного права, в праве гражданском существует презумпция виновности. Поэтому, применяя статью 169 ГК РФ, суды, не задумываясь, делают вывод, что налоговые органы не обязаны доказывать вину налогоплательщика. Она уже предполагается!

Причина седьмая — собственно фискальная

Взыскание полученного по сделке налоговые органы рассматривают как необходимое средство для борьбы с неправомерным уходом от налогов, незаконным возмещением НДС из бюджета и сокрытием имущества от взыскания.

Обращаясь к вопросу о пределах налоговой оптимизации, Конституционный Суд РФ разъяснил, что «с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях», обогащение недопустимо [ сноска 10 ] . Однако следует признать, что в подобных случаях налоговые органы не располагают прямыми доказательствами налогового мошенничества — их действия, как и решения судов, основаны лишь на наличии подозрительных обстоятельств совершения сделок (например, расчеты в один день, несоответствие объемов реализации и использованных ресурсов, отсутствие складов). Иначе было бы обязательным последующее привлечение к уголовной ответственности за налоговые преступления, чего на практике не происходит.

Поскольку налогоплательщики совершают формально не запрещенные (с точки зрения действующего закона) действия, а все претензии к ним основаны лишь на сомнениях и подозрениях, то нет оснований для их привлечения к карательной ответственности — такой, как штрафы и, тем более, конфискация.

Россия ведет постоянный экономический, научный и гуманитарный обмен с Европейским союзом. В Решении Суда ЕС от 21 февраля 2006 года, отражающем современный подход к борьбе с уходом от налогов в европейских странах, отмечается, что при выявлении «искусственных» сделок (например, при отсутствии в сделке иной цели, помимо уменьшения налогов) сделку необходимо переквалифицировать на основе объективно сложившихся экономических отношений сторон. При этом следует взыскать недоимку и пеню, но не штраф, поскольку напрямую нормы закона налогоплательщиком не нарушены [ сноска 11 ] . Не конфискация, а налоговая переквалификация с соответствующими ей последствиями! В то же время, если собраны доказательства уклонения от налогов, то справедливым и правомерным будет привлечение к карательной ответственности, предусмотренной уголовным законодательством.

Кстати, в налоговом законодательстве России с 1999 года существует необходимая норма: в соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 НК РФ налоговые органы вправе в судебном порядке требовать изменения юридической квалификации «сомнительных» сделок. На необходимость применения этой нормы указал и Конституционный Суд РФ в Определении от 04.11.2004 № 324-О, разъясняя знаменитое Определение № 169-О. Но об этом своем полномочии налоговые органы «забыли», ведь гораздо проще назвать налогоплательщика недобросовестным или обвинить его в получении необоснованной выгоды, и тогда в суд придется обращаться ему, а не инспекторам.

Причина восьмая, но не последняя

Не последняя, а, скорее, первая причина, по которой необходимо срочно избавиться от этой драконовской меры, — возможность ее произвольного, «заказного», коррупционного применения по усмотрению чиновника в условиях зависимой судебной системы. Нельзя сказать, что имеют место тотальные налоговые репрессии с применением статьи 169 ГК РФ. Но в том то и дело, что прийти могут если не ко всем, то к любому.

Встречаются случаи использования роковой статьи в качестве весьма эффективного инструмента для запугивания при проверках: «Не заплатите начисленные недоимки или вздумаете жаловаться в суд на наше решение — заявим иск о конфискации». Или для понуждения к взятке: «Положено с вас взыскать все по сделке, но я сегодня добрый, так и быть, взыщу только налоги. ». Не по этой ли причине в 2005 году налогоплательщики отказались от исковых требований на общую сумму 28 млрд. руб. [ сноска 12 ] ?

Помещение по существу уголовной нормы в Гражданский кодекс, причем без подробного определения оснований и порядка применения, позволяет использовать ее без каких-либо ограничений для расправы власть имущих с неугодными, чему уже есть примеры.

Конфискационные иски налоговых органов — это еще и удобное средство внешне законного перераспределения собственности от частных лиц к государству: достаточно объявить многомиллиардную сделку «аморальной».

Чужеродная норма в российском законодательстве

Сохранение за налоговыми органами права на подачу конфискационных исков — это та ложка дегтя в бочке мер по улучшению налогового администрирования, которая не позволяет сказать, что отныне налогоплательщик будет чувствовать себя защищенным от налогового беспредела.

Взыскание всего полученного по сделке за нарушения валютного законодательства было отменено в 2004 году. Валютное регулирование в стране от этого не ухудшилось — скорее, наоборот. Конфискация всего полученного по «налоговой схеме» свидетельствует о слабости государства, подобно первобытному человеку использующего дубину в качестве последнего аргумента. Прекращение подобной практики и обращение к принятым во всем мире средствам противодействия уходу от налогов — признак силы.

Авторитет государства должен основываться не на вседозволенности, а на способности принимать справедливые законы и твердо добиваться их исполнения. Если осознать эти слова, «посланные» российским президентом Федеральному собранию 10 мая 2006 года, то становится очевидным, что государство, не способное принять справедливые законы, держится лишь на «понятиях» о справедливости и страхе людей перед произволом власти. Власть страха — типично советский инструмент управления, несовместимый с идеями правового демократического государства.

На наш взгляд, до тех пор, пока законодательством допускается чрезмерно репрессивная мера, а налоговые органы выступают главными блюстителями порядочности и нравственности, российская налоговая система не может считаться цивилизованной.

Целый «букет» нарушений — вторжение в частные дела, неопределенность оснований применения санкции, несоразмерность наказания, полное отсутствие процедуры — создает веские основания для признания Европейским судом по правам человека практики применения статьи 169 ГК РФ не соответствующей международным принципам и нарушающей основные права человека и гражданина. Но европейская гуманитарная помощь может и не понадобиться, если жители России смогут сами освободиться от своих страхов и веры в строгого, но справедливого царя-батюшку, воплощенных на этот раз в оправдании факта существования статьи 169 ГК РФ.

* Впервые статья напечатана в газете «Ведомости» 11.05.2006 в преддверии рассмотрения в Государственной Думе законопроекта о мерах по совершенствованию налогового администрирования. Печатается с изменениями и дополнениями.

Скажем «Стоп» школьным фотографам-шантажистам!

Дорогие родители!

Скажите, что вы сделаете, если однажды в школе или детском саду вам неожиданно скажут: «Мы тут пофотографировали вашего ребенка, вот фотографии. Хотите — покупайте, хотите нет. Да, они стоят недешево, но ведь это дело добровольное. Не купите — разорвем и выбросим»?

А) Пошлю подальше. Мы не заказывали эти фото, так почему обязаны платить почти 370 рублей неизвестно кому, к тому же за некачественные и неформатные снимки? Пусть делают с ними, что хотят.

Возможно, кто-то выбирает именно этот вариант. Но пока я не встречала таких родителей.

B) Пожалуюсь директору (который наверняка в доле, раз пустил в школу этих фотографов), выскажу свое «фи» учителю или обращусь в прокуратуру.

По этому пути идут единицы. Увы. Потому что всем нам не хочется, чтобы нашим детям припомнили эту нехорошую родительскую активность. А еще не хочется, чтобы нас считали бедными и жадными. Мы хотим быть не хуже других, а другие — покупают и молчат.

С) Куплю. А что делать! Я не хочу, чтобы фотографии моего ребенка валялись разорванными на помойке или — что ничем не лучше — хранились в базе незнакомых людей.

Этот вариант выбирают многие. И платят шантажистам-фотографам каждый по 370 рублей ежегодно (не удивлюсь, если и не раз в год). И молчат, чтобы не испортить отношения со школой.

А теперь давайте умножим 370 рублей на количество новгородских школьников и гимназистов. И прибавим к ним воспитанников детсадов. И подумаем о том, что бизнес этот растянут на годы. И поймем, что речь идет о больших деньгах, которые нечистоплотные люди делают на нашей любви к детям.

Уже владея информацией о происходящем в городе, вчера я обратилась в группе «Ваших новостей» к новгородским родителям, чтобы увидеть картину во всей полноте. Буквально в течение часа моя личка была завалена морем сообщений и письма продолжают поступать до сих пор, а репосты «ВКонтакте» собрали десятки комментариев.

Поступали письма с просьбой поднять эту тему, помочь остановить этих «бизнесменов», обратиться к руководству образования города и директорам школ с требованием прекратить шантаж родителей. Помимо недовольства тем, что родителей буквально вынуждают покупать фото сделанные без разрешения, почти все единодушно говорили о неформатности фото и их низком качестве.

Сообщения приходят от родителей учеников школ № 13, 16, 26, 4, 31, 33, гимназий № 4 и «Новоскул», от родителей детсадовцев, которым «навязали» альбомы стоимостью почти 2000 рублей, не оставив выбора. Вот лишь несколько цитат:

«Ваше обращение прямо в точку! Сегодня только ребенок принес фотографию, заплатить надо 370 рублей. Фотографии ни о чем, грубо говоря, но ребенку было сказано, что если не заплатят родители, то фото будет разорвано и выброшено! Ну и, конечно, слезы и все такое. тем более фото уже на руках, ну как тут отдашь? Это, как мне кажется, психологический ход!» — пишет Ирина.

«Тема актуальная, потому что только вчера отдала 370 рублей именно по этой причине! — пишет Ольга. — Наверное, мы с вами имеем в виду совершенно одинаковые фотографии — со знаками зодиака, расписанием уроков, нечитаемыми календариками? Два больших цветных листа на толстой бумаге, всего 7 изображений моего сына разного размера. Расписание уроков с фотографией ребенка — это вообще на любителя. Через год куда его девать? Выбросить жалко будет, хранить — оно неформатное, в альбом не поместится. Есть также два календарика с изображением ребенка — цифры мелкие, по основному предназначению вряд ли будут использоваться. Сын принес их со словами: нам сказали, если не понравится, можно не брать. Ну да, я представила, что изображение моего сына будет где-то валяться, непонятно в каких целях использоваться. Конечно, я отдала деньги. Понятно, что фотограф на это и рассчитывал».

«А меня просто убило качество. Мутно, ребёнок среди этих ярких мультяшных уродцев бледненький такой, и контур как будто пятилетний малыш ножницами вырезал, углы видны. Раньше приходили с костюмами и никакого фотошопа. А сейчас, когда такое обилие ателье, зачем вообще это нужно? Возьмите напрокат красивый костюм принцессы и в студию».

«Наша дочь учится в первом классе. Вчера я выкупила очередную фотографию только из-за того, чтобы не валялась у кого-то. Недешево. Фон из мультфильмов современных, которые я не даю детям смотреть. Дочке сказано, чтобы больше не фотографировалась. Почему не ставят нас, родителей, в известность?» — удивляется Татьяна.

«Нам сегодня выдали через детей неформатные фотографии, качество ужасное, и сказали завтра 370 рублей нести», — написала Юлия.

«Нам недавно пришлось фотографию выкупить, хотя такой формат, что не знаем куда и пристроить. Внучка учится в 4 классе», — пишет Валентина.

Наша читательница Анна — из тех, кто выбрал вариант «В». Она не стала сидеть, сложа руки, и сегодня обратилась с заявлением к директору. Готова даже идти в прокуратуру. «Я не давала своего согласия на проведение данной съёмки и возвращать фотографии моего ребёнка неизвестному лицу для неизвестных мне целей, я не намерена», — заявляет она и намерена бороться.

А мы поддержим ее. И дело не в деньгах. Хотя для малообеспеченных семей потеря 370 рублей весьма ощутима.

В одной из групп «ВКонтакте» кто-то написал в комментариях, что я занимаюсь ерундой, мол, подумаешь, сфотографировали ребенка, и что?

Нет, это не ерунда.

Дело в том, что нельзя фотографировать детей без согласия родителей (а ведь речь в основном идет о первоклашках, которыми легче всего манипулировать).

Нельзя угрожать. А угроза уничтожить фото дорогого человека (тем более ребенка) — не шутка, это жесткий психологический прием.

Поэтому если вы столкнулись с такой ситуацией и не хотите молчать — отмечайтесь в комментариях, указывайте номер учебного заведения. Давайте скажем «Нет!» таким бизнесменам и руководителям школ, которые не задумываются о безопасности и комфорте детей.

Слово экспертам

Психолог, руководитель новгородского Фонда помощи несовершеннолетним детям и пенсионерам «Звездный порт» Татьяна Чернева:

— Я потрясена! В школу и детский сад просто не войдешь. На это дает разрешение администрация. Здесь больше необходима консультация юриста. С психологической точки зрения, родители больше всего видимо боятся, что по фото ребенку будет причинен вред. Этим и манипулируют фотографы.

— А вы посоветуете сказать им, если наши читатели столкнутся с такой ситуацией?

— При разговоре с фотографами можно сказать: «Я расскажу в социальных сетях о том, что вы сначала незаконно фотографируете, потом запугиваете клиентов. Наш город небольшой и как вы думаете, после того, как много родителей и ваших потенциальных клиентов прочитают об этом, захотят ли они, чтобы их семейные и личные фото делали вы? А если мой ребенок после нашего с вами разговора заболеет, я обязательно об этом расскажу общественности». Главное не бояться давать отпор. Надо понимать, что фотограф тоже человек и у него абсолютно как у каждого нормального человека есть здоровые страхи, например, страх быть не востребованным.

— Как объяснить происходящее ребенку?

— Если вы не хотите, чтобы вашего ребенка фотографировали без вашего согласия, объясните ему, что нельзя фотографироваться у незнакомого фотографа, даже если это делают другие дети. Пусть так и отвечает: «Меня фотографировать нельзя. Спросите разрешение у моей мамы». Дома поговорить, если ребенку хочется фото, то либо отвести его к проверенному мастеру, либо сделать много разных домашних фото. Ну и с администрацией детских учреждений разбираться, это так оставлять нельзя. Ведь таким образом могут завлечь ребенка, например, в съемки порнографического характера.

Юрист Николай Славецкий:

«Cогласно п. 1 ст.158.1 ГК РФ, обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии) допускаются только с согласия этого гражданина (либо его законных представителей). Федеральный закон «О персональных данных» в статье 9 также предусматривает наличие информированного согласия на обработку персональных данных, полученного от субъекта персональных данных или его представителя, причем такое согласие должно быть конкретным и сознательным, чего в данном случае не наблюдается. К обработке персональных данных относится, в соответствии со ст. 3 того же закона, сбор, запись, накопление, хранение персональных данных и иные действия с ними. Наконец, незаконное собирание сведений о частной жизни лица и другие формы незаконного получения данных при определенных условиях могут подпадать под статью 137 УК РФ, предусматривающую лишение свободы на срок до двух лет».

Уполномоченный по правам ребенка в Новгородской области Елена Филинкова:

«То, о чем вы говорите — грубейшее нарушение. Снимать чужого ребенка без разрешения – нельзя. Что касается руководителей школ, допускающих такое, здесь может быть коррупционный фактор. Советую родителям обращаться в прокуратуру. Мы тоже подключимся к решению этого вопроса, поскольку должна быть разработана инструкция для директоров, запрещающая фотосъемку без согласия родителей».

P. S. Поскольку происходящее касается не только города, но и области, мы обращаемся к руководителю департамента образования Анатолию Осипову с просьбой разобраться в этом вопросе.