Ст 115 ук рф консультант

06.07.2018 Выкл. Автор admin

Причинение легкого вреда здоровью

Подборка наиболее важных документов по запросу Причинение легкого вреда здоровью (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Причинение легкого вреда здоровью

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Причинение легкого вреда здоровью

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Причинение легкого вреда здоровью

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Судебная практика: Причинение легкого вреда здоровью

Документ доступен: с 20:00 до 24:00 (выходные, праздники — круглосуточно)

Документ доступен: с 20:00 до 24:00 (выходные, праздники — круглосуточно)

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью

1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, совершенное:

а) из хулиганских побуждений;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —

наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. N 56 г. Москва «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)»

Комментарии Российской Газеты

В целях обеспечения единства практики рассмотрения судами уголовных дел о вымогательстве, а также в связи с вопросами, возникающими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации и статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного статьей 163 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), определяется направленностью посягательства на отношения собственности и иные имущественные отношения, а также на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы). Необходимо учитывать, что при вымогательстве виновное лицо действует с умыслом на получение материальной выгоды для себя или иных лиц.

2. К предмету вымогательства по смыслу статьи 163 УК РФ относится, в частности, чужое (то есть не принадлежащее виновному на праве собственности) имущество, а именно вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, а также имущественные права, в том числе права требования и исключительные права.

Под правом на имущество, с передачей которого могут быть связаны требования при вымогательстве, в статье 163 УК РФ понимается удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества.

3. К другим действиям имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, относятся действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (в частности, производство работ или оказание услуг, являющихся возмездными в обычных условиях гражданского оборота; исполнение потерпевшим за виновного обязательств).

4. Потерпевшим от вымогательства может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества (например, лицо, осуществляющее охрану имущества либо имеющее к нему доступ в силу служебных обязанностей или личных отношений), которому причинен физический, имущественный или моральный вред.

5. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ к близким потерпевшего следует относить его близких родственников (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки), родственников (все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве с потерпевшим), а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, или лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

6. Судам необходимо иметь в виду, что вымогательство, предусмотренное частью 1 статьи 163 УК РФ, предполагает наличие угрозы применения любого насилия, в том числе угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Угроза, которой сопровождается требование при вымогательстве, должна восприниматься потерпевшим как реальная, то есть у него должны быть основания опасаться осуществления этой угрозы. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем.

7. Вымогательство является оконченным преступлением с момента, когда предъявленное требование, соединенное с указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, доведено до сведения потерпевшего. Невыполнение потерпевшим этого требования не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления.

8. Не образуют совокупности преступлений неоднократные требования под указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера. Как единое преступление следует квалифицировать и требование, направленное на периодическую передачу потерпевшим имущества (например, ежемесячную передачу определенной денежной суммы).

9. Если вымогательство сопряжено с побоями, совершением иных насильственных действий, причинивших физическую боль, а также с причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по пункту «в» части 2 статьи 163 УК РФ без дополнительной квалификации по статьям 112, 115, 116 или 117 УК РФ.

В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по пункту «в» части 3 статьи 163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статье 111 УК РФ.

Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «в» части 3 статьи 163 и пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ.

10. При решении вопроса об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, тогда как при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В случаях, когда вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия в зависимости от характера примененного насилия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой.

11. Уничтожение или повреждение в ходе вымогательства чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение потерпевшему значительного ущерба, образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 163 и 167 УК РФ.

12. По смыслу части 1 статьи 163 УК РФ под сведениями, позорящими потерпевшего или его близких, следует понимать сведения, порочащие их честь, достоинство или подрывающие репутацию (например, данные о совершении правонарушения, аморального поступка). При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство.

К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких, относятся, в частности любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну.

Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близких или подрывающих его (их) репутацию, незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 128 1 , 137, 155 или 183 и статьи 163 УК РФ.

13. Если требование передачи имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство. При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства) содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

14. В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то, при отсутствии признаков участия в составе организованной группы, его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части статьи 163 УК РФ и части 5 статьи 33 УК РФ.

15. Вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в пункте 4 примечания к статье 158 УК РФ.

16. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о вымогательстве выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

17. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившими силу:

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 года N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10, от 21 декабря 1993 года N 11, от 25 октября 1996 года N 10);

постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 года N 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Как привлечь к ответственности хозяина собаки, которая покусала человека?

Дата публикации: 09.07.2015

Если вас покусала чужая собака, рекомендуем придерживаться следующего алгоритма.

Шаг 1. Сразу после укуса обратитесь к врачу и сотрудникам полиции.

После получения медицинской помощи попросите врача подробно зафиксировать повреждения от укуса собаки. Возьмите у врача справку о факте вашего обращения за медицинской помощью или выписку из журнала регистрации вызовов скорой помощи, а также письменное назначение лекарственных препаратов (п. п. 1, 5 ст. 22, п. 4 ч. 2 ст. 73, п. 3 ст. 78 Закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ).

Обратитесь к сотрудникам полиции по факту причинения вреда здоровью (п. 1 ч. 1 ст. 40, п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ).

Уголовная ответственность предусмотрена:

— за умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (ч. 1 ст. 115 УК РФ);

— умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий тяжкого вреда здоровью, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть (ч. 1 ст. 112 УК РФ);

— причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1 ст. 118 УК РФ);

— умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности (ч. 1 ст. 111 УК РФ).

При проверке сообщения о преступлении сотрудники полиции вправе, в частности, получать объяснения, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее проведении и получать заключение эксперта, осматривать место происшествия, а также документы и предметы (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

При легком вреде здоровью, причиненном по неосторожности (в отсутствие умысла хозяина собаки), основания для привлечения хозяина собаки к уголовной ответственности отсутствуют. Вместе с тем в последующем при взыскании ущерба в судебном порядке материалы проверки по факту обращения в полицию помогут доказать факт нападения собаки.

В субъектах РФ действуют региональные законы об административных правонарушениях, устанавливающие в том числе административную ответственность за нарушение правил содержания домашних животных. Дела о таких административных правонарушениях возбуждают, как правило, также сотрудники полиции.

Так, в г. Москве административная ответственность в виде штрафа предусмотрена, в частности, за следующие правонарушения (ч. 7, 8, 9 ст. 5.1 Кодекса г. Москвы об административных правонарушениях):

— допущение по неосторожности нападения домашнего животного на человека с причинением вреда здоровью человека, если это деяние не содержит признаков преступления, предусмотренного ст. 118 УК РФ;

— натравливание домашнего животного на людей или животных;

— причинение ущерба чужому имуществу физическим воздействием домашнего животного.

Получите в полиции документы по рассмотрению вашего обращения по факту укуса собаки (постановление о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении хозяина собаки к административной ответственности).

Шаг 2. Определите размер вреда, причиненного вам укусом собаки.

Вы вправе требовать от хозяина собаки возмещения:

— вреда, причиненного здоровью и имуществу (п. 1 ст. 1064 ГК РФ);

— морального вреда (то есть физических или нравственных страданий) (ст. 151 ГК РФ).

При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, связанные с повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение (п. 1 ст. 1085 ГК РФ).

При оценке вреда, причиненного имуществу гражданина, может учитываться также стоимость поврежденных вещей.

Соберите документы, подтверждающие ваши расходы.

При определении размера компенсации морального вреда учитывается тяжесть последствий от укусов, наличие у хозяина собаки умысла причинить вред здоровью потерпевшего, материальное положение хозяина собаки и другие заслуживающие внимание обстоятельства (ст. 151 ГК РФ).

Шаг 3. Обратитесь к хозяину собаки с требованием о добровольном возмещении вреда.

Подготовьте претензию, в которой укажите требование возместить вред здоровью и (или) имуществу и моральный вред. Приложите к претензии копии документов, подтверждающих размер вреда, причиненного укусами собаки вам и (или) вашему имуществу.

Претензию можно передать непосредственно хозяину собаки. В этом случае составьте ее в двух экземплярах и попросите хозяина собаки проставить на втором экземпляре дату получения претензии, его фамилию, имя, отчество и подпись. Также претензию можно направить в адрес хозяина собаки по почте заказным письмом с уведомлением о вручении.

Вы вправе согласовать с хозяином собаки сумму возмещения вреда (согласованная сумма может отличаться от предъявленной вами изначально). Таким образом вы избежите длительных судебных разбирательств. В случае достижения согласия о добровольном возмещении вреда хозяином собаки получите деньги под расписку, в которой подробно опишите, за что они получены. Также вы можете подписать соглашение о добровольном возмещении вреда, причиненного укусами собаки, составленное в произвольной форме.

Шаг 4. В случае отказа хозяина собаки добровольно удовлетворить ваши требования подготовьте исковое заявление о взыскании вреда и обратитесь в суд.

В исковом заявлении укажите требования о взыскании с хозяина собаки возмещения вреда здоровью и имущественного вреда, компенсации морального вреда, а также обстоятельства, на которых они основаны, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (ч. 2 ст. 131 ГПК РФ).

Размер вреда здоровью и имущественного вреда подтвердите соответствующими документами. Размер компенсации морального вреда обоснуйте причиненными вам физическими и нравственными страданиями.

Для подтверждения факта причинения вреда укусом собаки вы вправе вызвать свидетелей в судебное заседание (ч. 1 ст. 69 ГПК РФ).

Вы можете указать в исковом заявлении, какую обязанность по содержанию домашних животных нарушил владелец собаки. В субъектах РФ, как правило, действуют правила о содержании собак и кошек, устанавливающие обязанности их владельцев (п. 1.1 Временных правил, утв. Постановлением Правительства Москвы от 08.02.1994 N 101).

К исковому заявлению приложите следующие документы (ст. 132 ГПК РФ):

— документы, полученные в медицинской организации;

— документы, полученные в полиции;

— документы, подтверждающие размер вреда здоровью и имущественного вреда (чеки, квитанции об оплате);

— расчет суммы иска;

— копии искового заявления с приложениями по количеству ответчиков.

Предъявите исковое заявление мировому судье (если цена иска не превышает 50 000 руб.) или в суд общей юрисдикции (если цена иска превышает 50 000 руб.) (п. 5 ч. 1 ст. 23, ст. 24 ГПК РФ).

Для предъявления иска нужно уплатить госпошлину.

Справка. Размер госпошлины в зависимости от цены иска

Размер госпошлины в зависимости от цены иска составляет (пп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ):

— до 20 000 руб. — 4% от цены иска, но не менее 400 руб.;

— от 20 001 руб. до 100 000 руб. — 800 руб. плюс 3% от суммы, превышающей 20 000 руб.;

— от 100 001 руб. до 200 000 руб. — 3200 руб. плюс 2% от суммы, превышающей 100 000 руб.;

— от 200 001 руб. до 1 000 000 руб. — 5200 руб. плюс 1% от суммы, превышающей 200 000 руб.;

— свыше 1 000 000 руб. — 13 200 руб. плюс 0,5% от суммы, превышающей 1 000 000 руб., но не более 60 000 руб.

Примечание. В случае возбуждения уголовного дела гражданский иск может быть предъявлен в ходе рассмотрения уголовного дела. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (ч. 2 ст. 44 УПК РФ).

Документ предоставлен КонсультантПлюс
«Электронный журнал «Азбука права»

© 2014-2018 «НПО Консультант», Иваново, ул. Палехская, 10

Статья 115. Наложение ареста на имущество

СТ 115 УПК РФ

1. Для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом.

2. Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

3. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом, и указать срок, на который налагается арест на имущество, с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд. Установленный судом срок ареста, наложенного на имущество, может быть продлен в порядке, установленном статьей 115.1 настоящего Кодекса.

4. Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

5. При наложении ареста на имущество может участвовать специалист.

6. Арестованное имущество может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ограничениях, которым подвергнуто арестованное имущество, и ответственности за его сохранность, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

7. При наложении ареста на денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

8. При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями статей 166 и 167 настоящего Кодекса. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест, с разъяснением права в установленном настоящим Кодексом порядке обжаловать решение о наложении ареста на имущество, а также заявить мотивированное ходатайство об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, или об отмене ареста, наложенного на имущество.

9. Арест, наложенный на имущество, либо отдельные ограничения, которым подвергнуто арестованное имущество, отменяются на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении данной меры процессуального принуждения либо отдельных ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество, отпадает необходимость, а также в случае истечения установленного судом срока ареста, наложенного на имущество, или отказа в его продлении. Арест на безналичные денежные средства, находящиеся на счетах лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, наложенный в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, также отменяется, если принадлежность арестованных денежных средств установлена в ходе предварительного расследования и отсутствуют сведения от заинтересованного лица, подтвержденные соответствующими документами, о наличии спора по поводу их принадлежности либо принадлежность этих денежных средств установлена судом в порядке гражданского судопроизводства по иску лица, признанного потерпевшим и (или) гражданским истцом по уголовному делу.

Комментарий к Статье 115 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи усматривают, что сущность данной меры процессуального принуждения состоит в установлении запрета собственнику или владельцу имущества распоряжаться, а в необходимых случаях — пользоваться им либо в принудительном изъятии имущества и передаче его на ответственное хранение владельцу или иному лицу. Наложение ареста на имущество производится для обеспечения:

1) исполнения приговора военного суда в части гражданского иска;

2) осуществления других имущественных взысканий (например, процессуальных издержек, штрафов, наложенных судом, и т.п.);

3) возможной конфискации по решению суда в собственность государства имущества, перечисленного в п. п. «а» — «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

2. Часть 1 комментируемой статьи допускает в целях обеспечения возможной конфискации имущества наложение ареста на:

а) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступлений, указанных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, или являющиеся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена ст. ст. 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, и на любые доходы от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) деньги, ценности и иное имущество, используемые или предназначенные для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества;

г) орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому.

Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

Имущество, указанное в ч. ч. 1 и 2 ст. 104.1 УК РФ, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

3. Арест может быть наложен на имущество:

3) лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи арест может быть наложен не только на имущество, находящееся у других лиц, при наличии достаточных оснований полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого (обвиняемого), но и в случаях, если установлено, что оно использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

4. Решение о наложении ареста на имущество правомочен принимать только суд. Для применения этой меры процессуального принуждения следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого либо лиц, несущих по закону за их действия материальную ответственность. В случаях, не терпящих отлагательства, арест на имущество, указанное в ч. 1 ст. 104.1 УК, может быть наложен на основании постановления следователя (дознавателя) без судебного решения (см. ч. 5 ст. 165 УПК). Наложение ареста на указанное имущество для обеспечения приговора в части гражданского иска или других имущественных взысканий может быть произведено и по правилам гражданского судопроизводства. Частью 4 данной статьи установлено правило о том, что арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК не может быть обращено взыскание. При приведении в исполнение решения суда о наложении ареста на имущество может присутствовать специалист, который оказывает помощь в оценке всего имущества или отдельных предметов, в описании их отличительных признаков (вес, метраж, степень повреждения, художественная, историческая, научная или культурная ценность) и др.

В случае принятия решения о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, суд, а также следователь или дознаватель на основании судебного решения должны направить руководителям банков и других кредитных организаций запрос и потребовать от последних представить полную информацию о принадлежащих подозреваемому (обвиняемому) денежных средствах и иных ценностях, на которые налагается арест. Как видно из содержания ч. 7 комментируемой статьи, представление такой информации является обязанностью руководителей банков и иных кредитных организаций.

В случае принятия решения о наложении ареста на денежные средства и другие ценности, принадлежащие подозреваемому (обвиняемому) и находящиеся на счете, во вкладе или хранении в банках и иных кредитных организациях, все финансовые (банковские) операции по указанным счетам прекращаются на основании решения суда полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, необходимых для обеспечения гражданского иска, возможной конфискации имущества, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем, или других имущественных взысканий по уголовному делу.

При наложении ареста на имущество составляется протокол, в котором в присутствии подозреваемого (обвиняемого) либо членов его семьи или иных приглашенных лиц, а также специалиста, если он участвует в деле, описывается имущество, на которое налагается арест, с обязательным указанием наименования (названия) каждого предмета или вещи, его отличительных признаков, сохранности, стоимости (цены) каждого предмета (вещи) в отдельности и стоимости всего арестованного имущества. Вещи, предметы, деньги и иные ценности, на которые наложен арест, хранятся, возвращаются, реализуются по правилам, установленным в законе (см. комментарий к ст. 82).

Лица, которым передается на хранение арестованное и описанное имущество, предупреждаются об уголовной ответственности за растрату, отчуждение, незаконную передачу третьим лицам, а также сокрытие арестованного имущества по ст. 312 УК.

Служащие кредитной организации должны быть предупреждены об ответственности по ст. 312 УК за осуществление банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест.

Факт предупреждения об ответственности лица за сохранность вверенного ему имущества отражается в протоколе и удостоверяется его подписью и подписью следователя, дознавателя, производившего арест имущества. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест. Необходимость отмены этой меры процессуального принуждения может быть обусловлена прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям (п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК), постановлением оправдательного приговора, возмещением в добровольном порядке заявленного гражданского иска, другими обстоятельствами дела. Постановлением Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г. N 1-П ч. 9 ст. 115 во взаимосвязи с ч. 3 той же статьи и п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК признаны не соответствующими Конституции в той мере, в какой они не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях приостановления предварительного следствия по уголовному делу в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия.

Ст 115 ук рф консультант

Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) явился результатом почти двадцатилетней реформы национального уголовного законодательства, основанной на отказе от старой идеологии и признании новой – приоритета общечеловеческих ценностей относительно ценностей классовых, отказа от приверженности «социалистическому выбору», решительного поворота к проблеме уголовно-правовой охраны прав и свобод человека как основополагающей идее уголовного законодательства [1] .

Приоритет охраны прав и свобод человека и гражданина закреплен в задачах УК РФ (ст. 2 УК РФ) и реализован в основополагающих принципах уголовной ответственности (ст.ст. 3-7 УК РФ). Вопросы применения и квалификации норм Особенной части УК РФ должны быть согласованы с основополагающими принципами законности, равенства, вины, справедливости и гуманизма. Соблюдение принципов законности и вины является обязательным для определения преступности деяния, т.е. возникновения основания для уголовной ответственности (ст. 8 и ч. 1 ст. 14 УК РФ). В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. (УК РСФСР) эти принципы не определялись, но выступали основаниями уголовной ответственности и наказания, которым подлежало только лицо, виновное в совершении преступления, то есть умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (ст. 3 УК РСФСР).

В УК РФ принцип законности заключается в том, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только этим законом, а применение уголовного закона по аналогии не допускается. Согласно принципу вины лицо может подлежать уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина, объективное вменение недопустимо. Принцип справедливости гарантирует недопустимость привлечения к уголовной ответственности дважды за одно и то же преступление. Существенно изменившись, по отношению к своей роли в УК РСФСР, эти принципы служат соблюдению прав и свобод человека и гражданина, а также обеспечению их охраны.

Абсолютное значение положений этих принципов на практике не реализуется. Исследование руководящих разъяснений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации (ПВС РФ) в отношении аналогичных норм Особенной части УК РСФСР и УК РФ свидетельствует, что исходные принципы последнего уголовного закона за более чем десять лет его действия не нашли полноценной реализации на практике.

В частности, Постановление ПВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (в том числе в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 7) в пунктах 21-23 в порядке исторической преемственности к пунктам 6-9 предыдущего Постановления от 22 марта 1966 года № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» [2] разъяснило вопросы квалификации хищений совершаемых с применением насилия или угроз им. В этих разъяснениях высшая судебная инстанция традиционно воздержалась от ответов на вопросы, связанные с оценкой вины в отношении применения насилия и причинения вреда здоровью при совершении хищений. Не получили должного освещения вопросы путей установления и оценки форм вины, поставлено под сомнение значение самого субъективного вменения, так как допускается оценка насилия по последствиям от него, без учета виновного отношения к вреду здоровью, определяющему вид применяемого насилия.

Соблюдение принципов вины, законности и справедливости, при квалификации способа грабежа и разбоя, необходимо состоящего в причинно-следственной связи с хищением, диктует следующие аксиомы: дополнительным непосредственным объектом разбоя является здоровье потерпевшего [3] (именно его охраной продиктован момент окончания данного деяния [4] и его тяжесть, заложенная в санкции); соответственно, любой из альтернативных способов разбоя должен угрожать здоровью человека; вину следует устанавливать в отношении завладения чужим имуществом, в отношении физического принуждения (насилия), а также в отношении причиненного вреда здоровью [5] ; насилие (в т.ч. вред здоровью) как способ хищения служит средством (причиной) завладения чужим имуществом [6] , т.е. должно быть связано с последним причинно-следственной связью; только умышленный вред здоровью может включаться в содержание насилия, и определять его вид; никакой вред здоровью, входящий в основные или квалифицирующие признаки преступлений против собственности не может дважды служить основанием уголовной ответственности (ст. 5 УК РФ).

Между тем, в практике квалификации преступлений против собственности, совершаемых с применением насилия, отраженной в указанных разъяснениях ПВС РФ, отмечаются следующие закономерности: выбор вменения составов насильственного грабежа или разбоя поставлен в зависимость от причинения вреда здоровью, включаемого в содержание насилия; вина в отношении вреда здоровью в составах насильственных хищений не устанавливается, а презюмируется; неосторожное или с косвенным умыслом причинение вреда здоровью в результате насилия (в т.ч. не состоящее в причинно-следственной связи с хищением или связанное с применением предметов, предназначенных для временного поражения цели) становится «закономерным» основанием для вменения «насилия, опасного…», т. е. разбоя, преступления, которое умыслом лица не охватывалось [7] ; угрозы насилием объективно и субъективно не посягающие на здоровье человека (напр., угрозы игрушечным оружием) оцениваются по их способности устрашить потерпевшего, что вызывает невиновное вменение разбоя [8] ; покушение на причинение тяжкого вреда здоровью или убийство, не достигшее желаемого результата, зачастую становится содержанием категории «насилие, опасное…» [9] ; тяжкий вред здоровью, причиненный потерпевшему в качестве способа преступления против собственности осуждается дважды: в квалифицирующих и основных признаках составов преступлений против собственности и личности [10] . Эти закономерности, продиктованные недостатками самого деления насилия на виды по степени опасности для жизни или здоровья, нарушают принципы вины, справедливости и законности.

В связи с традиционной ограниченностью исследуемых разъяснений Верховного Суда в практике признаются верными следующие случаи квалификации, нарушающие принципы Уголовного закона. Так, Д. и Р. были признанны виновными в совершении группового разбоя (п. «а» ч. 2 ст. 162 УК). Д. и Р. в целях хищения избили Е., похитили вещи и оставили потерпевшего в бессознательном состоянии на безлюдном ночном дворе при сильном морозе. К моменту обнаружения Е., утром следующего дня, ему был причинен средней тяжести вред здоровью в виде значительного обморожения лица [11] с косвенным умыслом, который послужил основанием вменения признака «насилие, опасное для здоровья». Справедливы замечания Р. Д. Шарапова, что данные последствия не могут являться способом совершения этого преступления, а значит, и определять вид насилия [12] . Этот вред здоровью причиненный с косвенным умыслом не связан с завладением имуществом причинно-следственной связью.

Междуреченский городской суд Кемеровской области осудил М. по п. «в» ч. 3 ст. 162 (в первой ред. Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) и ч. 1 ст. 109 УК РФ. М. в доме знакомой Т., находясь в состоянии алкогольного опьянения, нанес ей два удара руками по лицу и оттолкнул в комнату, она упала, ударившись обо что-то головой. Опасным телесным повреждением явилась черепно-мозговая травма, которая могла произойти как от ударов М., так и от удара при падении, что и было указано в заключении экспертизы. Психическое отношение к наступившему тяжкому вреду здоровью и выбранному виду насилия не устанавливалось [13] , что не помешало квалифицировать деяние по п. «в» ч. 3 ст. 162. Далее последовало вменение ст. 109 УК РФ. Подобная квалификация является не типичной и, очевидно, вызвана тем фактом, что судья оценил отсутствие умысла в отношении причинения тяжкого вреда здоровью. В обычной ситуации предлагается разбой с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего причинение смерти по неосторожности, квалифицировать по совокупности п. «в» ч. 3 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ [14] .

Последняя рекомендация ПВС РФ нарушает принцип справедливости, предлагая двойное вменение тяжкого вреда здоровью в особо квалифицированном признаке сложного преступления учтенной совокупности п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и ч. 4 ст. 111 УК РФ в качестве основного деяния, также составного преступления учтенной совокупности [15] .

В качестве примера верной квалификации аналогичного случая можно привести приговор Старооскольского городского суда Белгородской области от 21.01.2008, которым осужден Ф.А.П. признанный виновным в совершении разбоя и причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Ф.А.П. в целях хищения нанес Щ. удар кулаком в лицо, причинив вред здоровью средней тяжести. От удара Щ. упал, ударившись об асфальт и получив от падения повреждения, оцененные как тяжкий вред здоровью . В судебном заседании подсудимый подтвердил, что, нанося удар кулаком в область лица, предвидел причинение вреда здоровью потерпевшего, но умысла на причинение тяжкого вреда здоровью не имел. Суд справедливо переквалифицировал деяние с первоначального п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 1 ст. 162 и ч. 1 ст. 118 УК РФ [16] .

Орджоникидзевским судом г. Новокузнецка Кемеровской области был осужден П. за разбой, совершенный лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство (п. «г» ч. 3 ст. 162 УК до 10 декабря 2003 г.) при следующих обстоятельствах. П., встретив М., завел его в арку дома и потребовал передать ему куртку. Получив отказ, П. ударил М. кулаком в «глаз» и забрал куртку. Ударом М. причинена травматическая эрозия роговицы глаза 1 степени, что квалифицировано как легкий вред здоровью [17] , соответственно разбой.

Центральным районным судом г. Кемерово за совершение разбоя с применением предмета используемого в качестве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ) осужден У., который напал на П., попытавшись выхватить из ее рук косметичку, но, встретив сопротивление, применил газовый баллончик. Газом, в котором обнаружен нервный яд из группы нейротоксинов, причинен легкий вред здоровью – химический ожег роговицы и конъюктивы 1 степени. Знание преступником свойств газа не устанавливалось. Болевые ощущения прошли через неделю, но содеянное квалифицированно как разбой без установления умысла на его совершение (применение насилия, опасного для здоровья) [18] .

Психическое отношение виновных к применяемому насилию, последствиям от него, вопрос знания состава газового баллончика и его свойств в описанных случаях не устанавливались. Для того чтобы быть осужденным за разбой, интеллектуальный и волевой моменты должны свидетельствовать о том, что субъект сознательно выбрал в качестве способа совершения хищения поведение, посягающее на здоровье потерпевшего, а также желал воспользоваться именно этим способом [19] . Если бы удар по лицу или применение газового баллончика, не причинили вреда, то деяния квалифицировались бы как насильственный грабеж, а вина значения для квалификации не имеет.

Рудничным районным судом г. Прокопьевска Кемеровской области осужден К. за разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия, при следующих обстоятельствах. К., распивая в компании спиртные напитки, потребовал от Б. денег, получив отказ, столкнул ее на пол. Продолжая требовать деньги, К., в присутствии нескольких свидетелей, нагревал утюг и прикладывал его к лицу, животу, бедрам, пояснице Б. Та кричала о помощи и отталкивала его. К. сдавливал Б. чеснокодавкой горло, снял с нее колготок и привязал левую ногу к правой руке, угрожая выбросить с балкона третьего этажа. В результате Б. были причинены термические ожоги 2-3 степени – вред здоровью средней тяжести. К. в суде показал, что объяснить, почему прижигал лицо и тело Б., не может. Вполне закономерно, что К. обвинялся также в совершении преступлений, предусмотренных пп. «г», «д» ч. 2 ст. 117, п. «в» ч. 2 ст. 112 и ст. 119 УК РФ, но в приговоре суд указал, что действия К. охватываются п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, и по перечисленным статьям его оправдал [20] . Если бы К. интересовали деньги, то он бы взял их сам. Денег у потерпевшей он не искал. Руководствуясь насильственно-эгоистическими мотивами, в целях прилюдно унизить, подчинить и заставить Б. страдать, он причинил потерпевшей боль, мучения и вред здоровью не служащие цели хищения и не состоящие с ее достижением в причинно-следственной связи.

Все описанные случаи квалификации вполне согласуются с разъяснениями пунктов 21-23 ПВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», но пренебрегают значением принципов вины, справедливости и законности.

Практика игнорирования перечисленных принципов осталась нетронутой в п. 21 Постановления ПВС РФ от 9 декабря 2008 № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» в отношении применения ст. 166 УК РФ. Исключение составляет указание на то, что вид насилия могут определять только: умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связыванием рук, применением наручников и т.п.), для насилия, не опасного для жизни или здоровья; умышленные действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, для насилия, опасного для жизни или здоровья. В частности, не оговорено влияние на квалификацию формы вины в отношении причиненного вреда здоровью, необходимость установления причинно-следственной связи этого вреда с завладением автомобилем. В этом же пункте Постановления продолжена практика наказания дважды за одно и то же преступление. Разъяснено, что если в результате умышленного применения в ходе неправомерного завладения транспортным средством насилия, опасного для жизни или здоровья, наступила по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать в зависимости от конкретных обстоятельств дела по части 4 статьи 166 УК РФ и по части 4 статьи 111 УК РФ [21] .

Сложившаяся практика не приемлема в правовом государстве. Для устранения недостатков реализации основополагающих принципов УК РФ в части квалификации насильственных хищений в Постановление ПВС РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» предлагается внести следующие изменения:

— пункты 21 и 22 изложить в следующей редакции:

«21. Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт «г» части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое не было направлено на причинение общественно-опасных последствий для лица, не причинило их или охватывает преступления, предусмотренные статьями 116 и 117 (без причинения вреда здоровью) УК РФ.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать насилие, охватывающее преступления, предусмотренные статьями 111, 112, 115 и 117 (с причинением вреда здоровью) УК РФ, которые дополнительной квалификации не требуют. Его применение в целях хищения квалифицируется по части первой статьи 162 при совершении преступлений, предусмотренных статьями 112, 115 и 117 (с причинением вреда здоровью) УК РФ, или по пункту «в» части третьей статьи 162 при совершении преступления, предусмотренного статьей 111 УК РФ.

Под нападением (часть первая статьи 162 УК РФ), следует понимать покушение на насилие, опасное для жизни или здоровья, а именно на совершение преступлений предусмотренных статьями 111, 112, 115 и 117 (с причинением вреда здоровью) УК РФ с целью хищения.

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения определенного насилия или носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: совершения нападавшим ранее посягательств на жизнь или здоровье человека, их характера и степени, совершения каких-либо конкретных действий, свидетельствовавших о реальном намерении лица применить предполагаемое насилие, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, числа нападавших, места и времени совершения преступления, субъективного восприятия угрозы и т.п.

Под угрозами насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ) следует понимать такие угрозы, которые предполагали реальную возможность применения угрожаемого насилия. Если реальность этих угроз не подтверждается имеющимися доказательствами, содеянное следует квалифицировать по пункту «г» части второй статьи 161 УК РФ.

В тех случаях, когда завладение имуществом произведено без применения насилия, но соединено с замкнутым ограничением свободы, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений – по части первой статьи 161 и статье 127 УК РФ. Если это ограничение свободы было соединено с применением насилия, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений – по статье 127 и пункту «г» части второй статьи 161 либо статье 162 УК РФ, в зависимости от степени насилия.

В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с насилием не направленным на причинение общественно-опасных последствий для лица, в результате которого потерпевшему причинен легкий или средней тяжести вред здоровью по неосторожности, содеянное надлежит квалифицировать по пункту «г» части второй статьи 161 УК РФ. Если при тех же обстоятельствах потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью или смерть по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений – по пункту «г» части второй статьи 161 и статье 118 или 109 УК РФ соответственно.

Если вред здоровью от насилия причинен с косвенным умыслом, но не находится в причинно-следственной связи с завладением имуществом, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений – против собственности (пункту «г» части второй статьи 161 или статье 162 УК РФ) и против личности (111, 112, 115 или 117 (с причинением вреда здоровью) УК РФ). В этих случаях содеянное квалифицируется как грабеж или разбой, в зависимости от степени насилия, определяемого объемом совершенных преступлений против здоровья человека, продиктованных корыстной целью и состоящих в причинной связи с завладением имуществом.

Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого в целях хищения потерпевшему умышленно причинен тяжкий вред здоровью, охватывается пунктом «в» части третьей статьи 162 и дополнительной квалификации по статье 111 УК РФ не требует. Если при тех же обстоятельствах причинение тяжкого вреда здоровью повлекло за собой наступление смерти потерпевшего по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений – по пункту «в» части третьей статьи 162 и статье 109 УК РФ.

22. Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по пункту «з» части второй статьи 105 УК РФ, а также по части первой статьи 162 УК РФ, если отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи. Причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью в убийстве охватывается пунктом «з» части второй статьи 105 УК РФ и дополнительной квалификации по пункту «в» части третьей статьи 162 УК РФ не требует»;

— абзацы 3-й и 4-й пункта 23 заменить следующими разъяснениями:

«При использовании предметов, предназначенных для временного поражения цели, надлежит устанавливать знание лицом степени опасности этих предметов. Если совершивший нападение считал, что они не представляют опасности для жизни или здоровья человека (например, имеются в свободной продаже, в инструкции отсутствует указание на его опасность и пр.), то содеянное следует квалифицировать как грабеж, ответственность за который предусмотрена пунктом «г» части второй статьи 161 УК РФ.

Если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как грабеж, ответственность за который предусмотрена пунктом «г» части второй статьи 161 УК РФ. Если лицо, совершающее это преступление, намеревалось использовать указанные предметы для причинения телесных повреждений в качестве оружия, то содеянное надлежит квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью второй статьи 162 УК РФ.

В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой. Если лицо, применяющее это вещество, не сознавало его свойства и характер, содеянное следует квалифицировать как грабеж, соединенный с насилием, а в случае причинения тяжкого вреда здоровью или смерти по неосторожности, по совокупности преступлений – по пункту «г» части второй статьи 161 и статьям 118 или 109 УК РФ соответственно. Если с той же целью в организм потерпевшего введено вещество, не представляющее опасности для жизни или здоровья, содеянное надлежит квалифицировать как грабеж, соединенный с насилием либо как кражу, когда завладение имуществом совершено тайно. Свойства и характер действия веществ, примененных при совершении указанных преступлений, могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующего специалиста либо экспертным путем».

[1] См.: Наумов А.В. Вступительная статья // Уголовный кодекс Российской Федерации – России., – М., 1993. – С. 7.

[2] См.: Консультант-Плюс. (2008. 20 ноября).

[3] См. напр.: Пионтковский А. А., Меньшагин В. Д. Уголовное право: (Часть Особенная). – М., 1968. – С. 137, 279; Владимиров В. А. Борьба с преступными посягательствами на личную собственность по советскому уголовному праву. – М., 1967. – С. 13-14; Уголовное право Российской Федерации: (Особенная часть): учебник / под ред. А. И. Марцева. – Омск, 2000. – С. 166.

[4] См.: Гаухман Л. Д. Борьба с насильственными посягательствами. – М., 1969. – С. 84.

[5] См.: Марцев А. И., Токарчук Р. Е. Вина в насильственных хищениях // Уголовное право. – 2007. – № 3. – С. 39.

[6] См., напр.: Гаухман Л. Д. Борьба с насильственными посягательствами. – С. 87; Фойницкий И. Я. Курс Уголовного права. Посягательства на личность и имущество. – СПб., 1890. – С. 237.

[7] См.: Марцев А. И., Токарчук Р. Е. Вина в насильственных хищениях. – С. 39-40.

[8] См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 (абз. 3 п. 23); Токарчук Р.Е. Некоторые аспекты психического переживания угроз потерпевшим и его значение для квалификации преступлений // Психопедагогика в правоохранительных органах. – Омск. №3. 2006. – С. 93.

[9] См.: Марцев А. И., Токарчук Р. Е. Вина в насильственных хищениях. – С. 42.

[10] См.: Марцев А. И., Токарчук Р. Е. Вопросы совокупного вменения разбоя или вымогательства и преступлений против жизни // Уголовное право. – 2008. – № 2. – С. 39, 40.

[11] См.: Архив Федерального суда Куйбышевского района Санкт-Петербурга за 1998 г. – Уголовное дело № 1-35.

[12] См.: Шарапов Р. Д. Физическое насилие в уголовном праве. – СПб., 2001. – С. 244.

[13] См.: Архив Междуреченского городского суда Кемеровской области за 2002 г. – Дело № 1-60.

[14] См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (п. 21).

[15] См.: Марцев А. И., Токарчук Р. Е. Вопросы совокупного вменения разбоя или вымогательства и преступлений против жизни. – С. 39, 40.

[16] См.: Архив Старооскольского городского суда Белгородской области. Приговор в отношении Ф.А.П. от 21.01.2008: электронная версия // http://starooskolskygor.blg.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud. (2008. 10 декабря).

[17] См.: Архив Кемеровского областного суда за 2001 г. – Дело № 2213.

[18] См.: Архив Федерального суда Центрального района г. Кемерово за 2004 г. – Дело № 1-93.

[19] См.: Курс российского уголовного права: (Особенная часть) / под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. – М., 2002. – С. 357.

[20] См.: Архив Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области за 2001 г. – Дело № 1-186.

[21] См.: Консультант-Плюс. (2009. 12 января).