Состав гражданского правонарушения включает в себя

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Состав гражданского правонарушения включает в себя

Состав гражданского правонарушения

Господствующим в юридической литературе является мнение, в соответствии с которым необходимым основанием наступления гражданско-правовой ответственности является состав гражданского правонарушения. Состав гражданского правонарушения является тем юридическим фактом, который порождает правоотношение между правонарушителем и потерпевшим и создает определенные притязания потерпевшего и обязанности нарушителя по заглаживанию ущерба, причиненного противоправным действием (Г.К. Матвеев).

Под составом гражданского правонарушения одни авторы понимают совокупность определенных признаков правонарушения, характеризующих его как достаточное основание ответственности, другие — совокупность общих, типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и которые в различных сочетаниях встречаются при любом правонарушении. Не смотря на терминологические различия, в доктрине гражданского права прочно утвердилось положение о составе гражданского правонарушения как общем основании наступления гражданско-правовой ответственности.

Традиционным является и набор элементов состава гражданского правонарушения, к которым относятся:
а) наличие вреда или иных вредоносных последствий;
б) противоправность действия или бездействия правонарушителя;
в) причинно-следственная связь между противоправным действием (бездействием) и наступившими вредоносными последствиями;
г) вина правонарушителя. Как правило, для наступления гражданско-правовой ответственности необходимо одновременное наличие всех четырех условий, именуемых полным составом гражданского правонарушения. Если в силу указания закон или договора гражданско-правовая ответственность может наступить и при отсутствии некоторых из перечисленных условий (например, при отсутствии вины), то состав гражданского правонарушения будет именоваться неполным или усеченным.

Негативные последствия имущественной сферы лица, чьи права нарушены, и представляют собой убытки, выражающиеся в форме утраты или порчи имущества, произведенных расходов, а также неполученных доходов, которые потерпевший получил бы, если бы его право не было бы нарушено. В случае применения иных форм гражданско-правовой ответственности (например, взыскания неустойки), наличие негативных имущественных последствий приобретает факультативный, а не обязательный характер, поскольку по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать факта причинения ему убытков.

В юридической литературе справедливо отмечается нарочито искусственный и во многом идеологизированный характер высказанных учеными взглядов относительно вреда или вредоносного результата как одного из необходимых оснований гражданско-правовой ответственности (М.И. Брагинский, В.В. Витрянский). Вместе с тем при внедоговорной ответственности данное условие носит действительно конституирующее значение, поскольку без данного условия деликтное обязательство возникнуть не может.

Противоправность поведения, под которым понимается нарушение действиями или бездействиями норм права, является абсолютно необходимым условием всякого нарушения, влекущего гражданско-правовую ответственность. С учетом того, что гражданское право содержит большое количество диспозитивных норм, допускающих возможность субъектам гражданского права по своему усмотрению определить соответствующие права и обязанности, которые устанавливают правила лишь на тот случай, когда стороны не предусмотрели иного, нарушение прав и обязаннойстей, согласованных сторонами, также противоправно с точки зрения гражданского права (В.П. Грибанов).

По мнению Н.Д. Егорова, противоправным признается поведение лица, причиняющее вред личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица. Противоправным является также такое поведение должника, которое не отвечает требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательств. Такие требования содержатся не только в законе, иных правовых актах, обычаях делового оборота, но и в самих основаниях возникновения обязательств.

В юридической литературе высказана точка зрения, в соответствии с которой применительно к договорной ответственности вряд ли целесообразно сосредотачивать внимание на противоправности поведения нарушителя как обязательном условии нарушения, влекущего наступление гражданско-правовой ответственности, поскольку такой подход ориентирует суды на поиск всякий раз конкретной нормы права, которой не соответствует поведение нарушителя. Достаточно сказать, что любое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является нарушением норм права. Кроме того, ориентир на обязательное установление противоправности поведения должника, нарушившего договорное обязательство, способен сбить с толку в ситуациях, когда должником нарушено условие договора, никак не регулируемое ни диспозитивной нормой, ни обычаями делового оборота, ни обычно предъявляемыми требованиями (М.И. Брагинский, В.В. Витрянский).

Противоправное поведение может выражаться в виде противоправного действия или в виде противоправного бездействия. Действие лица приобретает противоправный характер, если оно либо прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке или иному основанию обязательства. Бездействие лица является противоправным лишь в том случае, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать в соответствующей ситуации.

Следует иметь в виду, что применительно к подавляющему числу случаев договорной ответственности противоправность неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства презюмируется и не требует никаких доказательств со стороны кредитора. Только в тех случаях, когда должник ссылается на обстоятельства, свидетельствующие о невозможности исполнения или отсутствие вины должника в нарушении, оценка противоправности неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства приобретает юридическое значение.

Лицо, допустившее нарушение субъективного гражданского права, обязано нести гражданско-правовую ответственность лишь за последствия, причиненные именно этим нарушением, поэтому необходимым элементом состава гражданского правонарушения является наличие причинной связи между правонарушением и наступившими негативными последствиями.

Установление причинной связи имеет правовое значение, а сама причинная связь приобретает характер необходимого условия наступления гражданско-правовой ответственности лишь тогда, когда речь идет о такой форме ответственности как возмещение убытков. Иное приведет к тому, что всякий раз при взыскании неустойки суд должен требовать от кредитора представления доказательств, подтверждающих как факт наличия убытков, так и их размер, а также наличие причинной связи между нарушением обязательства и причиненными убытками, что на деле неминуемо приведет к утрате неустойки как самостоятельной формы гражданско-правовой ответственности.

По преобладающему мнению представителей цивилистической науки, понятие причинно-следственной связи не является юридическим понятием, оно относится к явлениям природы и является общим для всех наук. Попытки исследовать понятие причинной связи повлекли появление различных научных теорий. В соответствии с теорией равноценных условий, для юридической оценки все условия наступления последствий равноценны. Причиной следует признавать всякое условие, которое нельзя мысленно опустить без того, чтобы не отпало наступившее последствие.

Теория выделяемого (необходимого) условия отрицает равноценность всех условий и считает возможным выделить из совокупности предшествующих условию событий одно в качестве причины в прямом смысле слова. Причина есть одно из условий, к которому следует отнести наступившее последствие. На вопрос о том, какое же из условий имеет решающее значение, сторонники данной теории давали различные ответы:
а) ближайшее условие наступившего последствия;
б) то из условий, которое более других содействовало наступлению последствия;
в) положительные условия, взявшие перевес над отрицательными.

Теория адекватного причинения основана на типическом ходе событий. Важно не то, что в данном случае событие вызвало ряд последующих событий, а то, способно ли событие приводить к последствиям такого рода, способно ли событие вызываться соответствующими условиями.

По мнению Н.Д. Егорова, наиболее приемлемой как с теоретической, так и с практической точки зрения представляется теория прямой и косвенной причинной связи. Эта теория опирается на два основных положения, вытекающих из общефилософского учения о причинности. Во-первых, причинность представляет собой объективную связь между явлениями и существует независимо от нашего сознания. Поэтому неправильно при решении вопроса о причинной связи руководствоваться возможностью или степенью предвидения правонарушителем вредоносного результата. Во-вторых, причина и следствие как таковые, имеют значение лишь применительно к данному, конкретному случаю. Противоправное поведение лица только тогда является причиной убытков, когда оно прямо (непосредственно) связано с этими убытками. Наличие косвенной (опосредованной) связи между противоправным поведением лица и убытками означает, что поведение лежит за пределами юридически значимой причинной связи.

В соответствии с теорией возможности и действительности, влияние, которое различные обстоятельства оказывают на наступление неправомерных последствий, проявляется в том, что одни из них создают абстрактную возможность, другие — конкретную возможность, третьи — действительность результата. Если неправомерное поведение играет роль одной только абстрактной возможности, ответственность исключается, Если же оно вызвало конкретную возможность результата или тем более превратило результат из возможного в действительный, налицо причинная связь, достаточная для привлечения лица к гражданско-правовой ответственности.

Четвертым условием, входящим в состав гражданского правонарушения, является вина. По общему правилу лицо, не исполнившее обязательство, или исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), если законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Аналогичное правило установлено и для внедоговорной (деликтной) ответственности.

Действующий ГК РФ содержит понятие вины, выраженное следующей формулой: «Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства».

В науке гражданского права практически отсутствует теоретический анализ вины как условия наступления гражданско-правовой ответственности. Традиционными походами к определению сущности вины являются следующие: вина представляет собой такое психическое отношение лица к своему противоправному поведению, в котором проявляется пренебрежение к интересам общества или отдельных лиц. Такое понятие в равной мере применимо как к гражданам, так и к юридическим лицам. Как субъективное условие гражданско-правовой ответственности вина связана с психическими процессами, происходящими в сознании человека.

Вина юридических лиц проявляется не иначе, как через виновное поведение работников соответствующе организации при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей, поскольку действия работников должника по исполнению его обязанностей считаются действиями самого должника.

В науке гражданского права в настоящее время подобный подход в определению вины подвергается критике по тому основанию, что в советский период цивилистике было навязано понятие вины, основанное на чуждых ей уголовно-правовых элементах (М.И. Брагинский, В.В. Витрянский). Общим правилом для признания должника соответственно виновным или невиновным в неисполнении обязательства проект российского гражданского Уложения признавал отвлеченное понятие о степени осмотрительности рачительного, заботливого хозяина.

В советской гражданско-правовой доктрине прочно утвердилось понятие вины как психического отношения лица к своему противоправному поведению и его результату. Понятие вины в современном гражданском праве не остается неизменным. Так, в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик понятие вины раскрывалось через положение о том, что должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства. Аналогичный подход в принципе сохранен в ГК РФ с одним существенным уточнением: меры, которые надлежало принять лицу для надлежащего исполнения обязательства, теперь соотносятся с той степенью заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота.

Законом или договором могут быть предусмотрены иные (помимо вины) условия ответственности. Бремя доказывания отсутствия своей вины в случаях, когда наличие вины является необходимым условие гражданско-правовой ответственности, возлагается на лицо, допустившее нарушение обязательства (презумпция вины). Это не освобождает кредитора, предъявившего требование к должнику, от необходимости доказать факт нарушения должником обязательства и в соответствующих случаях наличия убытков.

Анализ действующих норм гражданского права позволяет сделать вывод о том, что российское гражданское законодательство исходит из наличия трех форм вины: умысла, неосторожности и грубой неосторожности. Для оценки вины должника не имеет никакого правового значения индивидуальные качества должника и тем более его психические переживания в связи с совершенным им правонарушением. Вместо этого используется абстрактная модель ожидаемого поведения в той или иной ситуации разумного и добросовестного участника гражданского оборота.

О моделях состава гражданского правонарушения Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Небратенко Ольга Олеговна

Для наступления гражданско-правовой ответственности необходимо установление основания и условий (элементов) состава гражданского правонарушения. Набор условий (элементов) является традиционным. Это: противоправность , вина , причинная связь и вред. Состав гражданского правонарушения будет классическим, когда имеются все элементы, либо усеченным, если ответственность наступает при отсутствии одного и более условий.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Небратенко Ольга Олеговна,

On structure models of infringement of the law

The occurrence of the base and conditions (elements) of the components of civil crime is necessary for the civil liability attachment. The set of conditions (elements) is traditional. They are: illegality, guilt, causal connection and harm. The corpus delicti is classic when there are all the elements, or reduced if the responsibility occurs in case of absence of one or more conditions.

Текст научной работы на тему «О моделях состава гражданского правонарушения»

О МОДЕЛЯХ СОСТАВА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Проблемы гражданско-правовой ответственности, оснований и условий ее наступления всегда были в центре внимания отечественных юристов. Однако до настоящего времени не существует единой концепции понимания некоторых категорий института ответственности как в праве в целом, так и в гражданском праве в особенности. Актуальными на протяжении нескольких десятков лет продолжают оставаться вопросы о возможности применения мер гражданско-правовой ответственности при отсутствии одного и более ее условий (обязательных или факультативных), презумпции виновности (невиновности) при применении мер гражданско-правовой ответственности, разграничении принципов вины и риска для физического лица, не занимающегося предпринимательской деятельностью, или публично-правового образования и для субъектов предпринимательской деятельности.

В юридической литературе до сих пор существуют различные точки зрения относительно таких понятий, как «основания гражданско-правовой ответственности» и «условия гражданско-правовой ответственности».

Наибольшее распространение получили теории, согласно которым основанием гражданско-правовой ответственности надлежит считать нарушение субъективных гражданских прав, состав гражданского правонарушения, сам факт правонарушения либо, обстоятельства, при которых наступает гражданско-правовая ответственность.

Более верной нам представляется позиция, согласно которой основанием гражданско-правовой ответственности являются обстоятельства, при которых наступает гражданско-правовая ответственность. Такими обстоятельствами могут быть не только правонарушения. Ответственность в гражданском праве может наступать и при отсутствии правонарушения со стороны лица, на которое она возлагается (такова, например, ответственность поручителя за нарушение обязанным лицом обеспеченного поручительством договора (ст. 363 ГК РФ). Обстоятельствами, являющимися основаниями наступления гражданско-правовой ответственности, являются также предписания (нормы), установленные законом (и в соответствии с законом в договоре) (п. 1 ст. 1065 ГК РФ, п. 1 ст. 302 ГК РФ), а также общественные представления о справедливости (например, возложение обязанности по возмещению вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости на третье лицо, в интересах которого действовал при-чинитель (ч. 2 ст. 1067 ГК РФ), а также безвиновная ответственность владельца источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ).

Для наступления гражданско-правовой ответственности помимо основания необходимо установить наличие определенных условий, являющихся общими, традиционными для гражданских правонарушений.

Чаще условия гражданско-правовой ответственности (условия наступления гражданско-правовой ответственности) определяют как элементы состава гражданского правонарушения.

Под составом гражданского правонарушения одни авторы понимают совокупность определенных признаков правонарушения, характеризующих его как достаточное основание ответственности, другие — совокупность общих типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и которые в различных сочетаниях встречаются при любом гражданском правонарушении. Обе дефиниции, довольно схожие по смыслу, имеют право на существование и могут применяться в зависимости от избранного аспекта исследования.

Что касается набора условий (элементов состава гражданского правонарушения), то он является традиционным и включает в себя: противоправные действия (бездействия), вред, причинную связь между противоправным действием (бездействием) и наступившими вредными последствиями, вину правонарушителя.

С.С. Алексеев и В.А. Тархов обращают внимание на необходимость включения в число признаков состава его субъекта и объекта, полагая, что такая трактовка элементов состава правонарушения не превращает субъект и объект в части противоправного поведения [1, с. 48-49; 2, с. 35]. Мы, однако, не разделяем данную точку зрения вследствие отождествления категорий «объект гражданского правонарушения» и «объект гражданского права» в первом случае, и несовпадении понятий «лицо, обладающее сделкоспособностью» и «лицо, наделенное деликтоспособностью» — во втором.

Гражданско-правовая ответственность строится на иных началах, нежели уголовная, административная, трудовая, обязательным условием наступления которых является состав преступления (правонарушения). Она устанавливается иногда за пределами гражданского правонарушения. Так, если лицо, спасая жизнь человеку, провалившемуся в прорубь, ломает себе руку, впоследствии может предъявить к спасенному требование о возмещении причиненного его здоровью вреда (ст. 984 ГК РФ).

Особенностью гражданско-правовой ответственности является возможность ее наступления как при наличии всех перечисленных условий (элементов состава гражданского правонарушения), так и при отсутствии одного или более элементов.

В тех случаях, когда необходимо установление всех условий (обязательные условия), мы имеем дело с классической моделью состава гражданского правонарушения. Когда же ответственность может наступить при отсутствии одного или более условий (факультативные условия) следует говорить об усеченной модели состава гражданского правонарушения.

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что в гражданском праве наличие состава правонарушения требуется для привлечения к имущественной ответственности по общему правилу, из которого закон устанавливает некоторые исключения, о которых речь пойдет далее.

Рассмотрим условия (элементы) состава гражданского правонарушения.

Противоправность поведения привлекаемого к гражданско-правовой ответственности лица, по общему правилу, является обязательным условием для ее применения. Правомерные действия участников гражданских правоотношений почти никогда не влекут имущественной ответственности. Возможность отступления от данного правила предусматривается п. 3 ст. 1064 ГК РФ. Например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, т.е. в результате правомерных действий, подлежит возмещению его причинителем в соответствии с ч. 1 ст. 1067 ГК РФ. Противоправным поведением может быть как действие, так и бездействие лица, нарушающее нормы права, в том числе закрепленные в них нормы морали и нравственности. Противоправное бездействие не может быть сведено к простой пассивности субъекта. В правовом смысле бездействие представляет собой несовершение конкретного действия, т.е. такого действия, которое предписывалось данному субъекту в обязанность. Так, например, противоправным бездействием является неисполнение обязанностей, предусмотренных ст. 212 Трудового кодекса РФ и ст. 62-64 КТМ РФ.

Иными словами, в понятии противоправности находит отражение факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям норм гражданского права — писаного и неписаного. Так, нашедший потерянную вещь и не уведомивший ее владельца совершает противоправный поступок, нарушающий нормы морали, нашедшие закрепление на законодательном уровне, и потому должен нести гражданско-правовую ответственность (ст. 227 ГК РФ).

Ряд авторов считают, что применительно к договорной ответственности вряд ли целесообразно сосредотачивать внимание на противоправности поведения нарушителя как обязательном признаке нарушения, влекущего применение гражданско-правовой ответственности [3, с. 572]. Это вытекает из положения, содержащегося в ст. 309 ГК РФ, согласно которому обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

На наш взгляд, сам факт неисполнения или ненадлежащего исполнения можно рассматривать как противоправность, даже если это выразилось в нарушении не правовых норм, а обычно предъявляемых требований, на соблюдение которых первоначально рассчитывали стороны. Причем, как отмечается в литературе, противоправность нередко выступает в качестве профилирующего или же вовсе единственного условия ответственности [4, с. 16]. Так, в обязательственном праве используются конструкции ответственности, не обладающие классическими признаками юридической ответственности с точки зрения состава правонарушения. К ним следует отнести ряд способов обеспечения исполнения обязательств, играющих роль не только побудительного материального стимула, потенциальной опасности имущественных потерь: при наступлении известных юридических фактов они превращаются из способов побуждения и стимулирования надлежащего исполнения в неблагоприятные имущественные последствия либо влекут прекращение субъективных прав. Это уплата неустойки, потеря задатка, обращение взыскания на залог, удержание и т.п. Так, факт просрочки самодостаточен для начисления пени, и хотя, на первый взгляд, здесь нет никакой противоправности, на самом же деле противоправность состоит в нарушении подлежащих исполнению обязательств, нарушении субъективных прав другого человека.

Очевидно решающее значение противоправности как условия правовой ответственности и в других ее конструкциях и формах. Например, институт недействительных сделок противоправность (ст. 168 ГК РФ) возводит в главный признак недействительности.

Итак, противоправность как условие наступления гражданско-правовой ответственности является, по общему правилу, обязательным. Однако законодатель в ряде случаев отступает от названного правила (п. 3 ст. 1064, ч. 1 ст. 1067, п. 1 ст. 302 ГК РФ и т.д.). В этих случаях противоправность становится факультативным условием наступления гражданско-правовой ответственности.

Противоправность нередко выступает в качестве профилирующего или же вовсе единственного условия ответственности. Так, в обязательственном праве используются конструкции ответственности, не обладающие классическими признаками юридической ответственности с точки зрения состава пра-

вонарушения. Это уплата неустойки, потеря задатка, обращение взыскания на залог, удержание и т.п. Так, факт просрочки самодостаточен для начисления пени.

Что касается вреда как условия гражданско-правовой ответственности, то можно констатировать, что далеко не в каждом случае привлечения лица к ответственности можно установить вред (убытки), наступившие в результате действия (бездействия) лица.

Так, при привлечении лица к гражданско-правовой ответственности по ст. 169 ГК РФ наличие (отсутствие) вреда здесь не предусматривается, т.е. при заключении сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, вредные последствия не имеют значения: достаточно самого факта заключения подобной сделки. А раз нет вреда, то нет и причинной связи и все попытки ее поиска представляются лишними и бесполезными. Сказанное можно отнести и к ряду других недействительных сделок (ст. 168, 170, 171, 172 ГК РФ).

Для российского гражданского права традиционным является принцип полного возмещения убытков. Ныне он выражен формулой, содержащейся в ст. 15 ГК РФ.

Итак, если в результате противоправного поведения лица возникли негативные последствия в имущественной сфере лица, чьи права нарушены и если речь идет о применении такой формы ответственности, как возмещение убытков, указанное условие носит обязательный характер, поскольку сам факт причинения убытков подлежит доказыванию лицом, чьи субъективные права нарушены. Непредставление доказательств, подтверждающих наличие убытков (вреда), вызванных нарушением субъективного гражданского права, является безусловным основанием к отказу в удовлетворении требований о возмещении убытков.

В случае применения других форм гражданско-правовой ответственности — неустойки или ответственности по денежному обязательству — наличие негативных последствий имущественной сферы кредитора приобретает факультативный характер. Так, по требованию о неуплате неустойки за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником обязательства кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Необязательно устанавливать наличие (отсутствие) в ряде иных случаев (ст. 168, 169, 170, 171 ГК РФ). Достаточно одной опасности причинения вреда в будущем для наступления ответственности, выражающейся в запрещении деятельности, создающей такую опасность.

Причинная связь как условие наступления гражданско-правовой ответственности чаще всего выступает в качестве факультативного. Характер обязательного условия причинная связь приобретает лишь тогда, когда речь идет о возмещении убытков. Если же применяются иные формы ответственности: неустойка (штраф, пени), ответственность по денежному обязательству, наличие (либо отсутствие) причинной связи носит необязательный (факультативный) характер и приобретает правовое значение только при решении судом вопроса об уменьшении неустойки, несоразмерной причиненным убыткам.

Весьма специфичны в гражданском праве положения о вине как условии наступления гражданско-правовой ответственности.

Учитывая специфику регулируемых гражданским правом отношений, различие форм вины редко имеет правовое значение в гражданском праве: для наступления ответственности бывает достаточно любой формы вины. В некоторых же случаях наличие вины вообще становится необязательным для наступления ответственности.

По общему правилу, необходимым условием ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства признается наличие вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности. Таким образом, п. 1 ст. 401 ГК РФ закрепляет принцип вины, характерный для «рядового» участника гражданского оборота (например, физического лица, не выступающего в качестве индивидуального предпринимателя или публично-правового образования).

Однако принцип вины не следует путать с презумпцией виновности, означающей, что отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). Сторонники этого правила доказывают правильность его следующим образом: потерпевший не знает о том, какую степень заботливости и осмотрительности проявил правонарушитель, какие меры он принял для надлежащего исполнения обязательства и какие психические процессы при этом происходили в его сознании. В то же время правонарушителю, в отличие от потерпевшего, все эти данные хорошо известны. Располагая ими, ему легче доказать свою невиновность, чем потерпевшему, не располагающему этими данными, доказывать его виновность. Поэтому правонарушитель в гражданском праве считается виновным до тех пор, пока не будет доказана его невиновность.

Общее правило для привлечения предпринимателя — юридического или физического лица — к гражданско-правовой ответственности иное, нежели для лиц, не являющихся предпринимателями. Ответственность лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, строится на началах риска (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Для освобождения от ответственности они должны доказать, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

На началах риска строится ответственность юридических лиц. Если говорить о вине юридических лиц, то она проявляется через виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении ими своих служебных обязанностей, поскольку действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника (ст. 402 ГК РФ).

Отступления от общего правила об ответственности по предпринимательскому обязательству предусмотрены нормами ГК и транспортными законодательными актами. В частности, перевозчик и отправитель груза освобождаются от ответственности в случае неподачи транспортных средств либо неиспользования поданных транспортных средств, если это произошло вследствие не только непреодолимой силы, но и иных явлений стихийного характера и военных действий; прекращения или ограничения перевозки грузов в определенных направлениях, в иных случаях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами (п. 2 ст. 794 ГК РФ).

Исключением из общего правила о необходимости вины лица, допустившего нарушение обязательства в форме умысла или неосторожности (п. 1 ст. 401 ГК РФ), является ряд усеченных составов гражданского правонарушения (ст. 593, п. 2 ст. 1064, ст. 1070, 1079, 1096, 1100 и т.д.), для наступления ответственности по которым наличие вины не является обязательным. Таким образом, в зависимости от наличия (отсутствия) вины в гражданском праве для наступления гражданско-правовой ответственности можно выделить два принципа — вины и риска.

1. Алексеев С.С. О составе гражданского правонарушения // Правоведение. 1958. № 1.

2. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов,1973.

3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М.: Статут, 2005.

4. Рябко А.И., Маленко О.О. Ответственность и ее формы в российском гражданском праве. Ростов н/Д: РЮИ МВД РФ, 2000.

46. Понятие и состав гражданского правонарушения

Гражданское правонарушение- это виновное, противоправное действие или бездействие лица, в результате которого был причинен вред или убытки.

Совокупность условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности, образует состав гражданского правонарушения. Необходимыми условиями для всех видов гражданско-правовой ответственности являются, по общему правилу, противоправное поведение и вина должника. Для привлечения к ответственности в вид возмещения убытков необходимо наличие самих убытков, а также причинной связи между противоправным поведением должника и наступившими убытками.

В соответствии с этим состав гражданского правонарушения включает в себя следующие элементы (условия гражданско-правовой ответственности):

— противоправность совершенного нарушителем деяния;

— наличие вреда или убытков;

— причинная связь между противоправным деянием и причинением вреда или убытков;

Противоправное поведение. Указанное условие относится к числу объективных предпосылок гражданско-правовой ответственности. Противоправным признается такое поведение, которое нарушает требование нормы права независимо от того, знал или не знал правонарушитель о неправомерности своего поведения. Иными словами, в понятии противоправности находит отражение только факт объективного несоответствия поведения участника гражданского оборота требованиям законодательства.

Нормами гражданского законодательства установлены различные требования, предъявляемые к поведению участников гражданского оборота. Так, в соответствии со статьей 1064 ГК РФ противоправным признается поведение лица, причиняющее вред личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица. Противоправным является также такое поведение должника, которое не отвечает требованиям, предъявляемым к надлежащему исполнению обязательств.

Противоправное поведение может выражаться в виде противоправного действия или бездействия. Действие должника приобретает противоправный характер, если оно либо прямо запрещено законом или иным правовым актом, либо противоречит закону или иному правовому акту, договору, односторонней сделке или иному основанию обязательств.

Бездействие лишь в том случае становиться противоправным, если на лицо возложена юридическая обязанность действовать в соответствующей ситуации. Обязанность действовать может вытекать из условий заключенного договора. Так, противоправным является бездействие поставщика, не осуществившего поставку товара в сроки, определенные договором поставки. Обязанность совершать определенные действия может вытекать из закона. Так, в соответствии со статьей 227 ГК РФ нашедший потерянную вещь обязан возвратить её лицу, потерявшему её, или собственнику вещи.

Вред – это какое-либо умаление личного или имущественного блага лица. Вред может быть имущественным (связанным с определенными материальными потерями). Неимущественный вред, в свою очередь, подразделяется на физический и моральный. Моральный вред может быть связан как с материальными потерями, так и выражаться только в нравственных страданиях потерпевшего.

В российском законодательстве существуют три случая компенсации морального вреда:

— вред причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права лица;

— совершено посягательство на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага;

— иные случаи, прямо предусмотренные законом (см., например, Закон РФ «О защите прав прав потребителей» от 07.02.92 № 2300-1 (в ред. От 31.12.01 г.)).

Возмещение вреда возможно либо в натуре (ремонт вещи и пр.), либо путем денежной компенсации (возмещение убытков).

Убытки — это денежная оценка причиненного имущественного вреда.

Убытки включают в себя:

расходы, которые потерпевший произвел ли должен будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб);

неполученные доходы, которые потерпевший получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если иное не предусмотрено законом или договором, вред возмещается в полном объеме. Иногда возможно наступление гражданско-правовой ответственности и без причинения вреда или убытков (например, штраф за просрочку исполнения обязательства).

Причинная связь. В соответствии с п. 1 ст. 393 ГК РФ возмещению подлежат лишь убытки, причиненные противоправным поведение должника. Это означает, что между противоправным поведением должника и возникшими у кредитора убытками должна существовать причинная связь. В большинстве случаев нарушения обязательств решения вопроса о наличии или отсутствии причинной связи не вызывает трудностей. В то же время причинная связь между деянием и убытками может быть прямой и косвенной.

Прямая (непосредственная)причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. В тех же случаях, когда между противоправным поведение лица и убытками присутствуют обстоятельства, которым гражданский закон придает значение в решении вопроса об ответственности (противоправное поведение других лиц, действие непреодолимой силы и т.п.), налицо косвенная (опосредуемая) причинная связь.

Вина. В отличие от противоправного поведения и причинной связи, вина является субъективным условием гражданско-правовой ответственности. Она представляет собой такое психическое отношение лица к своему противоправному поведению, в котором проявляется пренебрежение к интересам общества или отдельных лиц.

В соответствии со ст. 401 ГК РФ вина может выступать в форме умысла и неосторожности. В свою очередь, неосторожность может проявляется в виде простой или грубой неосторожности. При этом отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство, Это означает, что в гражданском праве, в отличие от уголовного, действует презумпция виновности правонарушителя. Последний считается виновным до тех пор, пока он не докажет свою невиновность.

Ответственность в гражданском праве обычно наступает при любой форме вины.

Случаи наступления гражданско-правовой ответственности вне зависимости от вины:

— лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, если не докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК РФ);

— ответственность владельцев источников повышенной опасности (автомобилей и пр.);

— ответственность профессионального хранителя и др.

Состав гражданского правонарушения как основание деликтной ответственности. Статьи по предмету Гражданское право

СОСТАВ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ КАК ОСНОВАНИЕ ДЕЛИКТНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Е.Н. АГИБАЛОВА

В цивилистической литературе укоренилось положение о том, что общим основанием деликтной ответственности является состав гражданского правонарушения, как совокупность определенных признаков или элементов . Однако понятие состава, а также его элементов в цивилистической науке остается спорным. Вопросы о том, какие элементы (признаки) компонуют состав, а также о том, является ли состав не только общим, но и единственным основанием гражданско-правовой ответственности, вызывают среди ученых разногласия .
———————————
См.: Алексеев С.С. Гражданская ответственность за невыполнение плана железнодорожной перевозки грузов. М., 1959. С. 47; Гражданское право: Учебник. Ч. I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 536; Донцов С.Е., Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому законодательству. М., 1990. С. 19; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 94; Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 57; Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 22; Матвеев Г.К. 1) Вина в советском гражданском праве. Киев, 1955. С. 23; 2) Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 5; Яичков К.К. Система обязательств из причинения вреда в советском гражданском праве // Вопросы гражданского права. М.: Изд-во МГУ, 1957. С. 172.
См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 6; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. С. 50.

Состав правонарушения как юридическое основание ответственности трактуется как научная, теоретическая абстракция, поскольку не имеет общего законодательного определения в нормах права . Под составом гражданского правонарушения одни авторы понимают совокупность определенных признаков правонарушения, характеризующую его как достаточное основание ответственности . Другие — совокупность общих, типичных условий (или юридических фактов), наличие которых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и которые в различных сочетаниях встречаются при любом гражданском правонарушении . Третьи — «систему (структурированное содержание) гражданского правонарушения (деликта), которое имеет значение для квалификации деликта и адекватного возложения ответственности за причинение вреда» . Некоторые ученые определяют его как «совокупность объективных и субъективных признаков, необходимых и достаточных для признания совершенного деяния правонарушением, а данного лица — виновным в его совершении» . Несмотря на внешнее различие формулировок для всех этих авторов, бесспорно, что основанием (условиями) ответственности являются: 1) наличие вреда у потерпевшего; 2) противоправность действий (бездействия) причинителя вреда; 3) причинная связь между противоправными действиями (бездействием) и вредом и, как правило, 4) вина причинителя вреда. Первые три условия — объективные, четвертое — субъективное .
———————————
См.: Лиховидов К.С. Актуальные проблемы теории юридической ответственности // Юрист. 2002. N 3. С. 13.
См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 6.
См.: Гражданское право: Учебник. Ч. I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 536; Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. М., 1998. С. 18.
Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2002. С. 64.
Лиховидов К.С. Актуальные проблемы теории юридической ответственности. С. 13.
См.: Калмыков Ю.Х. Об элементах состава гражданского правонарушения // Избранное: труды, статьи, выступления. М., 1998. С. 11 — 15. Некоторые авторы располагают элементы гражданского правонарушения несколько в иной последовательности, ставя на первое место противоправность действия (бездействия) лица, а затем вредный результат этого действия (бездействия) (см., напр.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 9).

Особую точку зрения в отношении структуры состава правонарушения и входящих в него элементов высказал С.С. Алексеев, сформулировав свою позицию следующим образом: «Если классифицировать общие признаки состава гражданского правонарушения, единые как для «договорной», так и «внедоговорной» ответственности, то их следует расположить по трем сторонам состава: 1) объект, 2) субъект, 3) объективная сторона (объективированный вредоносный результат, противоправность, причинная связь)» . Данная точка зрения уже была подвергнута обоснованной критике в юридической литературе .
———————————
Алексеев С.С. Гражданская ответственность за невыполнение плана железнодорожной перевозки грузов. С. 49. См. также: Алексеев С.С. О составе гражданского правонарушения // Правоведение. 1958. N 1. С. 48; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 89.
См.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 10 — 13.

Отдельные авторы, не возражая против учения о составе гражданского правонарушения, предлагают различать в нем основание и условия ответственности. Так, по мнению Т.И. Илларионовой, В.А. Тархова, основанием ответственности является противоправное поведение причинителя вреда, а остальные элементы состава правонарушения относятся к условиям ответственности .
———————————
См.: Илларионова Т.И. Основания внедоговорной ответственности организаций: Автореф. дис. . к.ю.н. Свердловск, 1971. С. 6; Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1973. С. 33.

В.Л. Слесарев полагает, что «для придания терминам «условие» и «основание» функций терминов, имеющих вполне определенное значение, под юридико-фактическим основанием правоотношения следует понимать совершение гражданского правонарушения. под условиями — отдельные элементы состава гражданского правонарушения» .
———————————
Слесарев В.Л. Объект и результат гражданского правонарушения. Томск, 1980. С. 7.

В.Т. Смирнов и А.А. Собчак считают, что основанием, порождающим обязанность по возмещению вреда, является деяние, причиняющее вред, — правонарушение. Что же касается условий, то закон определяет их различно. С учетом значения для возложения гражданско-правовой ответственности за причинение вреда все условия могут быть разбиты на две большие группы — общие и специальные. К общим условиям относятся: а) наступление вреда; б) противоправность поведения причинителя вреда; в) наличие причинной связи между противоправным поведением и наступившим результатом (вредом) и г) вина правонарушителя .
———————————
См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. С. 56 — 57.

В.М. Болдинов пишет: «Ответственность за причинение вреда как гражданско-правовая обязанность входит в содержание деликтного обязательства, основанием возникновения которого согласно пп. 6 п. 1 ст. 8 ГК является причинение вреда. Термин «причинение вреда» обозначает в данном случае юридический факт — правонарушение, который в сфере гражданско-правовой внедоговорной ответственности принято также называть деликтом. Следовательно, основанием ответственности является факт причинения вреда — деликт. Однако, для того чтобы подобное действие повлекло за собой возложение юридической ответственности, необходимо наличие определенных условий. Традиционно общими условиями гражданско-правовой ответственности считаются вред, противоправное поведение (противоправность), причинная связь между первым и вторым, вина делинквента» .
———————————
Болдинов В.М. Ответственность за причинение вреда источником повышенной опасности. С. 63.

С. Бакунин, рассуждая об основании возникновения обязательств вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина, пишет: «Факт причинения физического вреда (факт повреждения здоровья или причинение смерти гражданину) — это основание (повод) ставить перед правоприменителем вопрос о привлечении к деликтной ответственности причинителя вреда. Самого по себе этого единичного факта недостаточно для привлечения к деликтной ответственности, но достаточно для постановки вопроса об этом. Поэтому, считает автор, можно сделать вывод: факт причинения физического вреда является основанием (поводом) для решения вопроса о привлечении причинителя (или иного обязанного лица) к деликтной ответственности. Для привлечения причинителя к деликтной ответственности по общему правилу необходимо наличие фактического состава: юридический (имущественный) вред, действие или бездействие причинителя, причинно-следственная связь между вредом и деянием, вина, которые в цивилистике получили название условий деликтной ответственности» .
———————————
Бакунин С. К вопросу об основании возникновения обязательств вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. N 1. С. 14. Такой же точки зрения придерживается А.Д. Власова (Власова А.Д. Гражданско-правовое регулирование обязательств вследствие причинения имущественного вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности: Дис. . к.ю.н. Ставрополь, 2004. С. 37 — 38).

Г.А. Репьев считает, что факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным правам гражданина является единственным основанием деликтной ответственности. Остальные составляющие (противоправность поведения причинителя, причинная связь между деянием и наступившими последствиями, вина), по мнению автора, следует признать условиями деликтной ответственности .
———————————
См.: Репьев Г.А. Гражданско-правовое регулирование возмещения вреда, причиненного судебными органами: Автореф. дис. . к.ю.н. М., 2007. С. 13.

Некоторые цивилисты считают учение о составе правонарушения чуждым гражданскому праву. Они пишут при этом не о составе, а отдельно об основании и условиях . Так, по мнению В.В. Витрянского, основанием гражданско-правовой ответственности (единственным и общим) является нарушение субъективных гражданских прав. Применительно к отдельным видам нарушенных субъективных гражданских прав, а также субъектам, допустившим их нарушение, законодатель формулирует обязательные общие требования, соблюдение которых необходимо для применения гражданско-правовой ответственности. Такие установленные законом требования являются условиями гражданско-правовой ответственности. К их числу относятся: противоправность нарушения субъективных гражданских прав, наличие вреда, причинная связь между нарушением субъективных гражданских прав и вредом, вина нарушителя .
———————————
См.: Витрянский В.В. Ответственность за нарушение договорного обязательства. В кн.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1998. С. 567 — 570.
См., напр.: Витрянский В.В. Указ. соч. С. 569 — 570.

Изложенные мнения, как нам представляется, не колеблют основополагающее положение о том, что если не будет установлено хотя бы одно из этих условий (например, причинная связь между противоправным поведением лица и нанесенным вредом), составляющих вместе с тем и элементы гражданского правонарушения, то по общему правилу не будет и основания для привлечения правонарушителя к ответственности . На наш взгляд, вернее говорить, что все элементы состава гражданского правонарушения в совокупности являются основанием ответственности по обязательствам вследствие причинения вреда . Мы считаем также, что нарушение субъективных гражданских прав, выделенное В.Т. Смирновым, А.А. Собчаком, В.В. Витрянским в качестве основания ответственности, — это элемент противоправности, являющейся лишь одним из условий ответственности.
———————————
См.: Смирнов В.Т. Гражданская ответственность государственных предприятий за причинение увечья или смерти работникам. М., 1957. С. 5.
См.: Медведев М.Ф. Ответственность за вред, причиненный органами государственной власти и местного самоуправления по гражданскому праву России. Волгоград: Изд-во ВАГС, 2002. С. 10; Агибалова Е.Н. Состав гражданского правонарушения — основание деликтной ответственности // Реформы в современной России: экономические, социально-политические и правовые аспекты. Научно-практическая конференция 17 апреля 2003 г. Волгоград: Изд-во ВАГС, 2003. С. 120 — 122.

Приведенное нами многообразие различных точек зрения предопределяется неодинаковой трактовкой понятий «основание» и «условия» деликтной ответственности. Мы не отрицаем того, что «основание» и «условия» — это нетождественные правовые категории. Однако считаем наиболее верным под условиями деликтной ответственности понимать элементы состава гражданского правонарушения, а совокупность этих условий (элементов) именовать основанием возникновения обязательства вследствие причинения вреда (деликтной ответственности). Такой подход, на наш взгляд, прослеживается и в судебной практике. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая в надзорном порядке дело о возмещении вреда, высказал суждение относительно условий деликтной ответственности: «Ответственность наступает при наличии следующих условий: а) причинение вреда; б) противоправность поведения причинителя вреда; в) причинная связь между противоправным поведением и наступлением вреда; г) вина причинителя вреда» .
———————————
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 апреля 2000 г. N 8051/99 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 7. С. 27 — 28.

Вместе с тем, по мнению одних авторов, состав гражданского правонарушения является не только основным, но и единственным основанием ответственности, а в тех случаях, когда нет полного состава правонарушения, нельзя говорить и об ответственности причинителя вреда. В частности, С.С. Алексеев пишет: «При отсутствии законченного состава правонарушения лицо не может быть привлечено к гражданской ответственности» .
———————————
Алексеев С.С. О составе гражданского правонарушения. С. 48.

Другие авторы считают, что состав правонарушения, порождающий гражданско-правовую ответственность при причинении вреда, может быть как полным, так и ограниченным (усеченным), когда вина как элемент правонарушения отсутствует . При внешних различиях теорий, обосновывающих ответственность при невиновном причинении вреда (теория «вины с исключением», или иначе — теория «стимулирования» , теория «двух начал» , теория «вины и закона» или теория «вины и специальных юридических фактов» , теория «вины и риска» или теория «исключительно виновного начала» ), общим для этих теорий является исходное положение авторов — ответственность может наступать не только за вину, но и без вины.
———————————
См., напр.: Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 7 — 8; Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. С. 18.
Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч. 2. Отдельные виды обязательств. Л.: Изд-во ЛГУ, 1961. С. 477; Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. С. 117; Гордон М.В. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков: Изд-во Харьковского гос. ун-та, 1960. С. 244; Смирнов В.Т. Регрессные иски в обязательствах из причинения вреда. М., 1960. С. 12; Агарков М.М. Возникновение обязательств из причинения вреда // Гражданское право. Т. 1 / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. М., 1944. С. 337; Белякова А.М. Возмещение причиненного вреда (отдельные вопросы). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1972. С. 10 — 20; Серебровский В.И. Обязательства, возникающие из причинения вреда // Советское гражданское право / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1950. С. 521; Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 137.
Яичков К.К. Система обязательств из причинения вреда. С. 170.
Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. С. 7.
Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966. С. 145; Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972. С. 77.

В литературе давно активно обсуждается вопрос о возможности признания ответственностью невиновного возмещения вреда. Г.К. Матвеев, полагая, что в гражданском праве существует не только «виновная» и «безвиновная», но и «безвредная» и «беспричинная» ответственность, а также ответственность «при отсутствии противоправности», отмечал, что «во всех этих случаях нет «полноценного» состава правонарушения, однако ответственность все же наступает. Правда, такие случаи можно было бы и не именовать ответственностью в полном смысле этого слова и говорить не об ответственности, а об обязанности возместить вред или уплатить штраф. В принципе это было бы правильно. » . Однако, замечает автор, принятое законодательство и установившаяся судебно-арбитражная практика «не дают повода изменять давно установившуюся терминологию. Перед судом одинаково «отвечают» все, хотя среди ответчиков есть и невиновные лица, а также лица, действия которых не находились в необходимой причинной связи с ущербом, либо же лица, вообще не причинившие никакого реального ущерба или же причинившие его правомерно» .
———————————
Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. С. 7.
Матвеев Г.К. 1) Основания гражданско-правовой ответственности. С. 7, 17; 2) Основания юридической ответственности // Советское государство и право. 1971. N 10. С. 30.

Напротив, сторонники принципа «без вины нет ответственности» (Н.С. Малеин, О.Э. Лейст и др.) считают, что отношения по возмещению вреда, причиненного в результате невиновных действий правонарушителя, хотя по своей внешней форме и напоминают отношения ответственности, исключают возможность квалификации их в качестве ответственности. При возложении обязанности возмещать убытки без вины законодатель, считают они, использует лишь «модель ответственности». И нет никаких оснований и необходимости наполнять эту модель чуждым ей содержанием и включать в понятие ответственности .
———————————
См.: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. С. 27; Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. Теоретические проблемы. М., 1981. С. 131 — 133.

Эта концепция нашла развитие в трудах современных цивилистов. Так, С.Б. Цветков предлагает классифицировать гражданско-правовую обязанность возмещения вреда в зависимости от наличия или отсутствия вины его причинителя на: а) ответственность за виновное деяние; б) предусмотренную законом обязанность возмещения вреда независимо от наличия либо отсутствия вины его причинителя . По мнению А.А. Тебряева, «там, где нет вины в связи с установленными законом юридическими фактами у одного лица, возникает по отношению к другому не ответственность, а обязанность возместить убытки, то есть мера защиты, и там же, где налицо вина, появляется ответственность» . «К тому же не следует считать возложение на причинителя обязанности возместить субъективно-случайный вред ответственностью» . «. Здесь речь должна идти не об ответственности, а об особых правовых формах распределения случайных убытков , то есть о мерах защиты субъективных прав потерпевшего» .
———————————
См.: Цветков С.Б. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами: Автореф. дис. . к.ю.н. Волгоград, 1998. С. 11.
Тебряев А.А. Вина причинителя вреда в деликтных обязательствах // Юрист. 2002. N 3. С. 28.
Там же. С. 30.
Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. С. 135 — 139; Проблемы гражданско-правовой ответственности и защиты гражданских прав. Вып. 27. Свердловск, 1973. С. 11 — 15.
Тебряев А.А. Вина причинителя вреда в деликтных обязательствах. С. 30, 31.

Интересной представляется позиция в рассматриваемом вопросе, которую занимает Ю.К. Толстой. Он считает, что «в основе обязательств из причинения вреда в одних случаях лежит состав правонарушения (полный или усеченный); в других случаях указанные обязательства покоятся на иных условиях, которые состава правонарушения не образуют» . Он предлагает различать условия возникновения ответственности за причинение вреда и условия возникновения обязательств из причинения вреда, не относящихся к мерам ответственности . «В тех случаях, отмечает автор, когда обязанность возмещения вреда является мерой ответственности, в ее основе лежит состав правонарушения (полный или усеченный)» . Полный состав правонарушения, помимо вреда, включает в себя такие условия, как вина, противоправность и причинная связь. Усеченный состав правонарушения, помимо вреда, включает в себя лишь такие условия, как противоправность и причинная связь . «Если же обязанность возмещения вреда не относится к мерам ответственности, то в основе возникновения указанной обязанности лежат иные условия, которые состава правонарушения не образуют» . В частности, пишет Ю.К. Толстой, к мерам гражданско-правовой ответственности нельзя отнести обязанность возмещения вреда, причиненного правомерным действием, независимо от того, возлагается ли эта обязанность на причинителя вреда или на какое-то другое лицо (абз. 1 п. 3 ст. 1064, ст. 1067 ГК РФ); обязанность возмещения вреда, возлагаемую на причинителя вреда в случаях, предусмотренных абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК РФ .
———————————
Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда // Гражданское право: Учебник: В 3 т. Т. 3. 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2005. С. 13 (автор параграфа — Ю.К. Толстой).
См.: Там же.
Там же. С. 11.
См.: Там же. С. 11 — 12. Заметим, что ранее Ю.К. Толстой высказывался по этому поводу более прямолинейно: «. Гражданско-правовая ответственность, как и юридическая ответственность вообще, есть санкция за совершенное правонарушение. Поэтому там, где нет правонарушения, не может быть и речи об ответственности» (Толстой Ю.К. Договоры в социалистическом хозяйстве. М., 1964. С. 291).
Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. С. 13.
См.: Там же. С. 13, 19.

Мы находим позицию Ю.К. Толстого противоречивой. Противоречивость ее состоит в том, что, с одной стороны, автор считает обязанность возмещения вреда при наличии усеченного состава гражданского правонарушения (когда вина отсутствует) мерой гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем, с другой стороны, он не отрицает того факта, что существуют обязательства вследствие причинения вреда, которые не могут быть квалифицированы в качестве мер ответственности, так как в основе их возникновения лежат другие условия, которые состава правонарушения (ни полного, ни усеченного) не образуют. Причем автор, комментируя примеры являющихся, по его мнению, подобными случаев причинения вреда, не формулирует эти другие условия. Более того, при ближайшем рассмотрении приведенных автором примеров (абз. 1 п. 3 ст. 1064, ст. 1067, абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК РФ) можно обнаружить, что в них, как правило, налицо все элементы усеченного состава гражданского правонарушения . Поэтому, как нам представляется, точка зрения Ю.К. Толстого по своей сути примыкает к позиции сторонников классификации гражданско-правовой обязанности возмещения вреда в зависимости от наличия или отсутствия вины причинителя на ответственность и предусмотренную законом обязанность возмещения вреда.
———————————
Возражения может вызвать то, что в абз. 1 п. 3 ст. 1064, в ст. 1067 ГК РФ регламентирован порядок возмещения вреда, причиненного правомерными действиями. Поэтому здесь прежде всего отсутствует такое объективное условие возникновения гражданско-правовой ответственности, как противоправность.

Взгляд, в соответствии с которым безвиновное возмещение вреда нельзя считать гражданско-правовой ответственностью, вызывает у нас возражения. По нашему мнению, и при отсутствии полного состава гражданского правонарушения имеет место «ответственность», а не «предусмотренная законом обязанность возмещения вреда». Такая точка зрения основана на действующем законодательстве. Действительно, законодатель в одних случаях предусмотрел вину в качестве обязательного условия возникновения обязанности по возмещению вреда, в других — нет. Вместе с тем обе разновидности указанной обязанности в законе именуются ответственностью (ст. ст. 1064, 1068, 1069, 1070, 1079 и др. ГК РФ) . Это положение в равной мере относится и к ранее действовавшему, и к новому гражданскому законодательству. И, как справедливо заметил К.К. Яичков, «нельзя согласиться с утверждением. что теоретические конструкции законодательства не обязательны для юридического анализа» .
———————————
В ст. ст. 1066 и 1067 ГК РФ, определяющих последствия причинения вреда соответственно в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости, об ответственности не говорится. Однако, как нам представляется, нормы указанных статей являются логическим следствием абз. 1 п. 3 ст. 1064 ГК РФ, закрепляющей общие основания ответственности за причинение вреда.
Яичков К.К. 1) Система обязательств из причинения вреда. С. 159; 2) Понятие смешанной ответственности // Советское государство и право. 1970. N 10. С. 58.

Чем объяснить, что законодатель и в случае возложения обязанности возместить вред независимо от вины причинителя вреда оперирует термином «ответственность»? Можно ли здесь сослаться на нечеткость закона или на непродуманность законодательной терминологии? Мы полагаем, что нет . Основная функция гражданско-правовой ответственности — компенсационная (восстановительная) . Этим она кардинально отличается от других видов юридической ответственности, в частности от уголовной. Применение уголовной ответственности имеет целью предупредительно-воспитательное воздействие на преступника и окружающих. В этом ее социальное назначение. Острие этой ответственности направлено прежде всего на личные неимущественные интересы правонарушителя путем применения к нему наказания (кары) в целях его воспитания и предупреждения совершения правонарушений в будущем, а мерой ответственности является форма и степень вины правонарушителя, которая к тому же должна быть доказана. Поэтому здесь нельзя говорить об ответственности без вины . Целевое назначение гражданско-правовой ответственности вообще и деликтной ответственности в частности состоит в защите от всяких нарушений имущественных интересов субъектов гражданского права. Она наступает там и постольку, где и поскольку нарушение субъективных прав влечет за собой возникновение у потерпевшего имущественного ущерба в смысле уменьшения в своем объеме его имущественной сферы. Она применяется для того, чтобы путем возмещения ущерба восстановить имущественное положение потерпевшего в том состоянии, в каком оно находилось до правонарушения. Различие функций и предопределяет безусловную ответственность за вину в уголовном праве и ответственность независимо от вины наряду с ответственностью за вину в гражданском праве. Суть деликтных обязательств именно в том и состоит, чтобы с помощью мер ответственности восстановить имущественную сферу одного (потерпевшего) за счет уменьшения имущества другого (правонарушителя). Этим определяется и основной принцип деликтной ответственности — принцип полного возмещения вреда независимо от формы и степени вины правонарушителя. Острие этой ответственности направлено на имущественные интересы правонарушителя, а ее содержание состоит в лишении правонарушителя части принадлежащего ему имущества и передаче его в собственность потерпевшему в целях возмещения ему ущерба. Применение такой меры не предполагает обязательного осуждения правонарушителя, поскольку она применяется не ради воспитания путем наказания самого правонарушителя, а в целях возмещения на началах эквивалентности причиненного потерпевшему ущерба. Именно поэтому в гражданском праве (в отличие от уголовного и других отраслей права) широко развит институт ответственности за действия третьих лиц. Если к тому же учесть, что гражданское право призвано регулировать имущественные отношения в их нормальном осуществлении и обеспечивать не только устойчивость, но и восстановление этих отношений в случае их нарушения кем-либо из участников либо третьими лицами, то станет очевидным, что применение мер гражданско-правовой ответственности может иметь место не только при виновном, но и при случайном (без вины) причинении вреда .
———————————
Такой же позиции придерживаются А.М. Белякова, В.Т. Смирнов, А.А. Собчак (Белякова А.М. Возмещение причиненного вреда. С. 10 — 11; Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. С. 55 — 56).
См. подр.: Агибалова Е.Н. Функции обязательств вследствие причинения вреда // Альманах современной науки и образования. Тамбов // Грамота. 2007. N 2: История, антропология, археология, этнография, краеведение, философия, теология, культурология, политология, юриспруденция и методика их преподавания. С. 255 — 257.
См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. С. 53 — 54.
См.: Там же. С. 55.

Устанавливая ответственность независимо от вины, законодатель исходит из необходимости максимальной охраны интересов потерпевшего и достижения тех целей, на которые она направлена, поскольку в силу ряда объективных причин в соответствующих случаях эти интересы могут подвергнуться нарушению . М.М. Агарков убедительно писал: «Если право считается с умыслом и неосторожностью, то это не значит, что там, где нет умысла и неосторожности, право не имеет значения и не может быть правонарушения. Закон связывает определенные последствия и с теми случаями человеческого поведения, когда лицо, нарушившее норму, делает это без умысла и не по неосторожности» . Поэтому когда законодатель предусматривает ответственность и без вины правонарушителя, то это не просто установившаяся в законодательстве и судебной практике терминология, а понятие, выражающее сущность явления. В этих (как и во всех других) случаях ответственность наступает только при совершении гражданского правонарушения, под которым следует понимать всякое нарушение чужого субъективного права .
———————————
См.: Там же.
Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 145.
См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. С. 55.

На наш взгляд, можно согласиться со следующим утверждением: «От того, что не будут названы ответственностью те случаи, когда лицо возмещает вред, причиненный его противоправными действиями, но без вины, такое возмещение не перестает быть ответственностью. Ведь распределение ущерба основывается на том, что действия одного лица причинили вред другому и причинивший обязан возместить вред. Это полностью совпадает с понятием ответственности» .
———————————
Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М., 1974. С. 337; Флейшиц Е.А. Общие начала ответственности по Основам гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик // Советское государство и право. 1962. N 3. С. 36.

Таким образом, основанием (условиями) ответственности за внедоговорный вред являются: 1) наличие вреда у потерпевшего, 2) противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, 3) причинная связь между противоправными действиями (бездействием) и вредом и, как правило, 4) вина лица, причинившего вред. Наличие четырех перечисленных условий ответственности по деликтным обязательствам образует полный состав правонарушения. Отсутствие одного из условий, как правило, дает право освободить лицо от гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем в случаях, указанных в законе, допускается усеченный состав правонарушения, когда вина как условие ответственности отсутствует. Однако обязанность возмещения вреда (ответственность) при этом сохраняется (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Даже при отсутствии полного состава гражданского правонарушения имеет место «ответственность», а не «предусмотренная законом обязанность возмещения вреда». Все элементы состава гражданского правонарушения в совокупности являются основанием ответственности по обязательствам вследствие причинения вреда.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.