Решение о регистрации договора дарения после смерти дарителя

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Содержание:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 6-В08-4 Дело подлежит направлению на рассмотрение в суд надзорной инстанции, поскольку, отказывая в иске о признании права собственности на доли жилого дома и земельный участок, суд не учел тот факт, что решение о государственной регистрации сделки может быть принято судом в случае невозможности совершить дарителем определенных действий, направленных на регистрацию сделки и перехода права собственности к приобретателям, в том числе ввиду смерти дарителя

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 6-В08-4

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В., судей Корчашкиной Т.Е., Пчелинцевой Л.М.

рассмотрела в судебном заседании от 25 марта 2008 г. дело по иску Хрусталева И.И., Хрусталева Н.И. и Коваль М.И. к Хрусталеву В.И. о признании права собственности на доли жилого дома и земельный участок по надзорной жалобе Хрусталева И.И., Хрусталева Н.И. и Коваль М.И. на решение Московского районного суда г. Рязани от 6 июня 2006 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 19 июля 2006 г. и постановление президиума Рязанского областного суда от 11 декабря 2007 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Хрусталев И.И., Хрусталев Н.И. и Коваль М.И. обратились в суд с указанным иском, сославшись на то, что согласно договору дарения от 5 ноября 2003 г. их мать — Хрусталева П.В. передала им в дар в равных долях принадлежавшие ей на праве собственности 49/114 долей жилого дома и земельный участок площадью . кв. м. по адресу: . 4 января 2006 г. Хрусталева П.В. умерла. После смерти матери они обратились в управление Федеральной регистрационной службы по Рязанской области по поводу государственной регистрации перехода права собственности, в чем было отказано в связи со смертью дарителя.

Решением Московского районного суда г. Рязани от 6 июня 2006 г. в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 19 июля 2006 г. решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Рязанского областного суда от 11 декабря 2007 г. состоявшиеся судебные постановления оставлены без изменения, а надзорная жалоба Хрусталева И.И., Хрусталева Н.И. и Коваль М.И. без удовлетворения.

В надзорной жалобе заявители просят состоявшиеся судебные постановления отменить и вынести новое решение, которым иск удовлетворить.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е. от 31 января 2008 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е. от 7 марта 2008 г. дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции — Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ в редакции, действовавшей на момент подачи надзорной жалобы, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Судами при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Разрешая дело и отказывая в иске, суд исходил из того, что договор дарения нельзя признать заключенным из-за отсутствия его регистрации при жизни дарителя, а также того, что истцами не представлено доказательств уклонения Хрусталевой П.В. от регистрации договора. Кроме того, судом указано, что истцы с ноября 2003 г. по день смерти матери имели возможность оформить доверенность от ее имени на совершение действий по регистрации договора дарения, что сделано не было.

С такими выводами суда первой инстанции согласился президиум Рязанского областного суда.

Между тем, выводы, положенные в основу обжалуемых судебных постановлений, нельзя признать правильными по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 165 ГК РФ несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, — требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

Таким образом, возможность признания недействительности сделки в случае невыполнения требования о государственной регистрации сделки должна устанавливаться законом.

В силу п. 3 названной статьи, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

Статья 574 ГК РФ предусматривает требования к форме договора дарения и последствия ее несоблюдения.

Так, в пункте 2 указанной нормы предусмотрено, что договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда: дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда ; договор содержит обещание дарения в будущем. В случаях, предусмотренных в настоящем пункте, договор дарения, совершенный устно, ничтожен.

Согласно пункту 3 указанной статьи договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Поскольку вышеприведенной нормой ГК РФ не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора, поэтому правовых оснований полагать, что в данном случае договор дарения от 5 ноября 2003 г. является недействительным или незаключенным, как указали судебные инстанции, у них не имелось. По другим основаниям указанный договор никем не оспорен и не признан недействительным, а потому подлежал государственной регистрации.

Кроме того, действующее законодательство, в том числе ГК РФ и Федеральный закон «О государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.1997 г. N 122-ФЗ, не предусматривает сроков обращения граждан в регистрационную службу с просьбой о государственной регистрации договора отчуждения недвижимого имущества и перехода права собственности по нему.

Статья 20 вышеназванного Федерального закона, устанавливающая основания для отказа в государственной регистрации прав, не содержит такого основания для отказа в регистрации как смерть одной из сторон договора.

Исходя из смысла п. 3 ст. 165 ГК РФ, с учетом необходимости применения в данном споре названной нормы по аналогии, суд может принять решение о регистрации сделки не только в случае виновного уклонения одной из сторон от регистрации сделки, но и в случае невозможности этой стороной совершить определенные действия, направленные на регистрацию сделки и перехода права собственности к приобретателям, по независящим от воли данной стороны причинам.

В данном случае обстоятельством, повлекшим невозможность регистрации сделки дарения в установленном порядке, явилась смерть дарителя — их матери.

Таким образом, суд не применил вышеназванные нормы закона, а также неправильно истолковал п. 3 ст. 165 ГК РФ, а потому пришел к неправильному выводу о том, что уклонение дарителя от регистрации сделки должно быть выражено при его жизни в форме виновных действий (бездействия), прямо направленных на создание другой стороне препятствий в окончательном оформлении сделки, и, указав, что доказательств таких действий не представлено, отказал в иске.

Такой вывод суда был бы правильным в случае предъявления истцами иска к уклоняющейся стороне, но в данном споре при применении указанной правовой нормы по аналогии необходимо было исходить из того, что суд может принять решение о регистрации сделки также и в случае невозможности дарителя совершить определенные действия, направленные на регистрацию сделки и перехода права собственности к приобретателям, ввиду его смерти.

Регистрация договора дарения напрямую зависела от волеизъявления дарителя, которое могло быть выражено в форме подачи заявления о государственной регистрации договора или в форме выдачи доверенности на право совершения такого действия. И такое препятствие для выражения данного волеизъявления, как смерть дарителя, которое не зависит от воли ни одной из сторон по сделке, не может являться основанием для отказа в приобретении одаряемыми права собственности на недвижимое имущество. В противном случае права последних будут нарушены.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Московского районного суда г. Рязани от 6 июня 2006 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 19 июля 2006 г. и постановление президиума Рязанского областного суда от 11 декабря 2007 г. незаконными и подлежащими отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь ст.ст. 387 , 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Решение Московского районного суда г. Рязани от 6 июня 2006 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 19 июля 2006 г. и постановление президиума Рязанского областного суда от 11 декабря 2007 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 февраля 2015 г. N 78-КГ14-47 Суд отменил ранее принятые судебные акты и принял новое решение, которым исковые требования о государственной регистрации перехода права собственности на квартиру удовлетворены, поскольку выводы судов обеих инстанций о невозможности государственной регистрации перехода права собственности на квартиру на основании договора дарения в связи со смертью дарителя являются неправомерными

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Суворовой О.С. к Суворовой В.М. о государственной регистрации перехода права собственности на квартиру

по кассационной жалобе Суворовой О.С. на решение Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 января 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 мая 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснение представителя Суворовой О.С. — Красновой Е.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Суворова О.С. обратилась в суд с иском к Суворовой В.М. о государственной регистрации перехода права собственности на квартиру. В обоснование иска Суворова О.С. указала, что согласно договору дарения от 15 апреля 2013 г. ее муж Суворов В.Г. передал ей и несовершеннолетним дочерям Суворовой О.В. и Суворовой Н.В. в дар квартиру . в доме . по улице . 20 апреля 2013 г. Суворова О.С. и представитель Суворова В.Г. по доверенности Федорова Т.П. сдали договор на государственную регистрацию, была назначена дата регистрации — 8 мая 2013 г. Суворов В.Г. умер 1 мая 2013 г. В связи со смертью Суворова В.Г. государственная регистрация перехода права собственности на указанную выше квартиру не была произведена, вместе с тем договор дарения был фактически исполнен, квартира была передана Суворовой О.С., в указанной квартире она и её несовершеннолетние дети зарегистрированы и проживают. Поскольку спорная квартира была включена в наследственную массу после смерти Суворова В.Г., заявитель просила зарегистрировать переход права собственности на квартиру . в доме . по улице . — по договору дарения от 15 апреля 2013 г. от Суворова В.Г., умершего 1 мая 2013 г., к Суворовой О.С. и несовершеннолетним Суворовой О.В., Суворовой Н.В.

Ответчик иск не признала, указав на отсутствие правовых оснований для регистрации перехода права собственности, поскольку имущество вошло в состав наследства и подлежит разделу между наследниками.

Решением Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 января 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 мая 2014 г., в удовлетворении исковых требований Суворовой О.С. отказано.

Суворовой О.С. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о её передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 января 2015 г. кассационная жалоба Суворовой О.С. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Суворовой О.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 января 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 мая 2014 г. подлежащими отмене в связи с нарушением норм материального права.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального права были допущены судами обеих инстанций.

Судом установлено, что Суворов В.Г. являлся собственником квартиры общей площадью 252,1 кв.м, и находящейся по адресу: г. . ул. . д. . кв. . право собственности на которую за ним зарегистрировано с 7 августа 2001 г.

12 октября 2010 г. между ним и Суворовой (Евдокимовой) О.С. был заключен брак, в котором родились две дочери — Суворова О.В., . года рождения, и Суворова Н.В., . года рождения.

Согласно заключенному 15 апреля 2013 г. между Суворовым В.Г., с одной стороны, и Суворовым О.С., Суворовой О.В., Суворовой Н.В., с другой стороны, договору дарения даритель Суворов В.Г. подарил одаряемым по 1/3 доли каждому, а одаряемые приняли в дар принадлежащую дарителю на праве собственности квартиру, находящуюся по названному выше адресу.

20 апреля 2013 г. Суворова О.С. и Федорова Т.П., являвшаяся представителем Суворова В.Г., обратились с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности на спорное жилое помещение.

Согласно ответу от 8 октября 2013 г. Центрального отдела УФРС по г. Санкт-Петербургу Суворовой О.С., Суворовой Н.В., Суворовой О.В. в регистрации перехода права собственности на спорную квартиру было отказано на основании статьи 20 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (л.д. 77).

1 мая 2013 г. Суворов В.Г. умер, в связи с чем регистрация перехода права собственности произведена не была.

После смерти Суворова В.Г. с заявлениями о принятии наследства по завещанию к нотариусу нотариального округа Санкт-Петербурга обратилась Суворова О.С., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Суворовой Н.В. и Суворовой О.В., а также мать наследодателя Суворова В.М.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Суворовой О.С., поскольку исходил из того, что переход права собственности на спорное недвижимое имущество от дарителя к одаряемым на основании заключенного между Суворовым В.Г. и Суворовой О.С., Суворовой Н.В., Суворовой О.В. договора дарения квартиры от 15 апреля 2013 г. в установленном законом порядке не прошел государственную регистрацию.

Судебная коллегия, проверяя законность и обоснованность решения суда первой инстанции, согласилась с выводом районного суда.

Между тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Согласно пункту 1 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, — требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.

В соответствии со статьей 432 названного кодекса договор считается заключённым, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (п. 1 ст. 572 ГК РФ).

Согласно пункту 3 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

В соответствии с пунктом 8 статьи 2 Федерального закона от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» правило о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащееся в статье 574, не подлежит применению к договорам, заключаемым после 1 марта 2013 года.

Из материалов дела следует, что договор дарения спорной квартиры заключен сторонами 15 апреля 2013 г. в письменной форме, между сторонами были согласованы существенные условия данного договора: предмет, порядок передачи имущества, Суворовой О.С. было выражено согласие получить в дар от Суворова В.Г. спорную квартиру.

В соответствии с вышеприведенными изменениями действующего законодательства спорный договор дарения жилого помещения государственной регистрации не подлежал.

Также судом первой инстанции было установлено, что 20 апреля 2013 г. Федорова Т.П., действующая по доверенности в интересах Суворова В.Г., обратилась с заявлением и необходимыми документами о государственной регистрации спорного договора дарения при жизни последнего. Суворов В.Г. умер 1 мая 2013 г.

Как следует из норм Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (п. 1 ст. 2, п. 1 ст. 13, п. 7 ст. 16), в процессе регистрации правообладатель (или соответственно доверенное лицо) участвует при подаче заявления о государственной регистрации права. С заявлением предоставляются и все необходимые документы. В дальнейшем все процедуры по проверке, регистрации и внесению соответствующей записи в реестр осуществляются компетентными органами, совершение сторонами каких-либо юридически значимых действий в процессе самой регистрации не требуется. Стороны могут лишь отозвать свое заявление до внесения записи о регистрации в реестр.

Государственная регистрация как формальное условие обеспечения государственной, в том числе судебной, защиты прав лица, возникающих из договорных отношений, объектом которых является недвижимое имущество, — призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов. Тем самым государственная регистрация создает гарантии надлежащего выполнения сторонами обязательств и, следовательно, способствует упрочению и стабильности гражданского оборота в целом. Она не затрагивает самого содержания указанного гражданского права, не ограничивает свободу договоров, юридическое равенство сторон, автономию их воли и имущественную самостоятельность.

Поскольку даритель Суворов В.Г. лично участвовал в заключении договора дарения и оформлении доверенности для регистрации перехода прекращения права собственности на квартиру, чем выразил свою волю на заключение и государственную регистрацию перехода права собственности по сделке к одаряемым, заявление о регистрации было подано по доверенности при жизни дарителя и им отозвано не было, то факт его смерти не является основанием для отказа в государственной регистрации перехода права собственности на квартиру.

При таких обстоятельствах выводы судов обеих инстанций о невозможности государственной регистрации перехода права собственности на квартиру к Суворовой О.С., Суворовой Н.В. и Суворовой О.В. на основании договора дарения от 15 апреля 2013 г. в связи со смертью дарителя являются неправомерными.

Ввиду изложенного Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможно восстановление прав и законных интересов заявителя. Данные нарушения могут быть исправлены только посредством отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия, отменяя судебные постановления, находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований Суворовой О.С.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 января 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 мая 2014 г. отменить, принять по делу новое решение, которым исковые требования Суворовой О.С. к Суворовой В.М. о государственной регистрации перехода права собственности на квартиру удовлетворить.

Произвести государственную регистрацию перехода права собственности на квартиру . в доме . по улице . в г. . по договору дарения от 15 апреля 2013 г. от Суворова В.Г. умершего 1 мая 2013 г., к Суворовой О.С., Суворовой О.В., Суворовой Н.В. в равных долях.

Особенности дарения после смерти дарителя

Проблема дарения приобретает актуальность, когда собственник недвижимого имущества ищет возможность зафиксировать в правовом поле свою волю на безвозмездное вручение какому-либо лицу (чаще всего близкому родственнику) прав на эту недвижимость.

Но как быть, если владелец недвижимости хочет сделать подарок еще при своей жизни, но с той оговоркой, что новый владелец (одаряемый) — имеет право принять этот подарок только после наступления смерти дарителя.

Желание собственника недвижимости оформить именно такую сделку вполне понятно. Многие наслышаны о многолетних судебных тяжбах, в которых наследники враждуют друг с другом в попытках оспорить завещание и поделить имущество наследодателя (умершего) вопреки его воле. Чтобы пресечь разногласия между родней, собственники недвижимости пытаются найти выход, подарив недвижимость еще при жизни.

Однако Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) лимитирует круг желающих делать такие подарки. Ограничения вполне разумны, поскольку существенно защищают права живых владельцев имущества.

Как гласит ч. 2 ст. 17 ГК РФ, возможность участвовать в гражданских сделках (приобретать права и исполнять обязанности) гражданин получает в момент рождения и утрачивает эту возможность в момент смерти. Обязанность подарить вещь, которую даритель берет на себя по договору дарения, существует ровно до того момента, пока даритель жив.

Запрещено включать в текст дарственной условие о том, что одаряемый имеет право принять подарок (в случае с недвижимостью — зарегистрировать на себя право собственности) только после смерти того, кто такой подарок сделал (ч. 3 ст. 572 ГК РФ).

Понятие и стороны договора дарения

Несмотря на то, что акт дарения носит название договора, никаких договоренностей между дарителем и одаряемым цивилистика не предусматривает. Это односторонняя сделка, по которой обязательства возникают только у дарителя.

Любые взаимовыгодные договоренности должны совершаться по правилам договора купли-продажи или других возмездных сделок. Определение дарения дано в ч. 1 ст. 572 ГК РФ, и, исходя из него, можно дать следующую характеристику этим правоотношениям.

  1. Даритель берет на себя обязанность подарить одаряемому имущество (часть имущества), которое находится у дарителя в собственности.
  2. Дарителю запрещается требовать от одаряемого плату за передачу подарка.
  3. Одаряемый хоть и не принимает на себя никаких обязательств по дарственной, но выступает стороной в этом договоре и обязательно должна подписать его. В последующем одаряемый имеет право отказаться от подарка. Сама процедура подписания договора не обязывает одариваемого к каким-либо действиям.

Форма договора дарения

По общим правилам гражданского делопроизводства, подарок может совершаться в двух формах:

  • по устному заявлению (ч. 1 ст. 574 ГК РФ);
  • оформлением письменного документа (ч. 2 ст. 574 ГК РФ).

Форма сделки по дарению недвижимости более строгая:

  • дарить недвижимость можно только по письменному соглашению;
  • письменная дарственная должна пройти обязательную госрегистрацию (ч. 3 ст. 574 ГК РФ);
  • нотариальная форма удостоверения сделки не является обязательной. Грубо говоря, даритель вправе самостоятельно от руки написать договор дарения, и получатель подарка сможет по этому договору переоформить недвижимость на себя;
  • все условия договора дарения должны быть изложены в соответствии с российским законодательством и правилами цивилистики. Именно поэтому желающим сделать подарок рекомендуют обращаться к нотариусам для составления нотариального договора дарения, поскольку нотариус сможет составить правильный текст сделки. Более того, он несет материальную ответственность за допущенные в договоре ошибки. То, что закон не указывает на обязательность нотариальной формы, не исключает права стороны обратиться к нотариусу по собственной инициативе.
  • договор, составленный с нарушением норм цивилистики, не пройдет госрегистрацию.

Предмет договора дарения

Имущество, которое можно подарить, не должно быть исключено из гражданского оборота.

Право собственности должно быть зарегистрировано в соответствии с нормами того законодательства, которое действовало в момент возникновения права собственности. Особенно это касается перестроенных или достроенных объектов недвижимости. Объект недвижимости, который не соответствует документам, не может быть передан в качестве подарка.

Возможно ли дарение после смерти

Как видно из системного анализа норм цивилистики, договор дарения, по которому одариваемый принимает подарок только после смерти дарителя, не может быть заключен сторонами.

Кроме того, в ГК РФ есть прямой запрет на заключение таких договоров (ч. 3 ст. 572 ГК РФ). Согласно данной норме, такая дарственная является ничтожной.

Если в договоре оговорки нет, но по факту получатель не принял подарок (не зарегистрировал) в период жизни дарителя. После того как одаривший умер, переоформление будет возможно только после позитивного завершения судебной тяжбы о признании дарственной состоявшейся.

Имея дело с ничтожной дарственной, нужно осознавать, что нет необходимости оспаривать этот документ в суде, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 166 ГК РФ такой подарок изначально является ничтожным, а не спорным. Это важно, поскольку суды рассматривают только споры между гражданами.

Последствия дарения после смерти

Иногда наследники сталкиваются с ситуациями, когда после смерти родственника выясняется, что вся его собственность либо часть этой собственности подарена. В таких случаях получатель подарка в подтверждение своих прав предоставляет наследникам договор дарения.

Наследники имеют право не согласиться с подарком наследодателя в следующих случаях:

  • если на момент открытия наследства (смерти) имущество фактически не подарено (есть условие в договоре о том, что получатель принимает подарок только после наступления смерти дарителя);
  • если в дарственной даритель распорядился собственностью, которая ему не принадлежала. Чаще всего это касается движимого имущества. Например, подарил мебель из своей квартиры, которая принадлежала в равных долях и его жене.

В том случае, если наследодатель оставил завещание с формулировкой, согласно которой завещает наследникам все свое движимое и недвижимое имущество в определенных долях, дар по ничтожной сделке входит в состав наследства и распределяется между наследниками в тех частях, которые определил наследодатель.

Если завещание оформлено на конкретные объекты гражданских прав, тогда наследники наследуют по завещанию положенное им наследство, а имущество, вошедшее в состав наследства как ничтожный дар, наследуется по правилам наследования по закону.

Если наследодатель не оставил завещания, все его имущество, включая ничтожный дар, наследуется между наследниками по закону.

Альтернатива дарению после смерти

Альтернативой является завещание. В завещании каждый имеет право по своему усмотрению распорядиться собственностью. Для реализации этого права наследодатель при составлении завещания может:

  • завещать определенному лицу все свое имущество. Однако такие завещания наиболее часто оспариваются, так как зачастую у наследодателя есть наследники, которые имеют право претендовать на обязательную долю в наследстве;
  • завещать конкретным лицам конкретное имущество. Такие завещания сложно опротестовывать. Но лицу, которое составляет завещание, нужно позаботиться, чтобы наследство (например, квартира) было надлежащим образом оформлено и зарегистрировано в государственных органах, поскольку в противном случае наследник не будет иметь прав на неоформленный объект недвижимости.

Коллегия адвокатов «Правовая Защита»

  1. Главная
  2. Статьи
  3. Дарение: регистрация права собственности после смерти дарителя

Дарение: регистрация права собственности после смерти дарителя

Принципиальное отличие дарения от завещания – момент перехода права собственности. В первом случае, одаряемый становиться собственником после заключения договора и регистрации права собственности на подаренную недвижимость, в то время, как завещание предполагает, что квартира или иная недвижимость перейдет в собственность после смерти наследодателя. Принимая во внимание достаточно тонкую грань между завещанием и дарением, предопределяемую безвозмездным переходом права собственности, законодательно установлен прямой запрет на передачу дара после смерти дарителя. Договора, содержащие в себе подобные условия, являются ничтожными – не порождающими правовых последствий с момента их заключения.

Проблемы правового характера, связанные с недвижимостью, находятся в сфере деятельности наших адвокатов. Адвокаты «Правовой защиты» помогут Вам защитить Ваши права. Ждем Ваших звонков по тел. (495) 790-54-47.

Однако закон не содержит нормы предполагающей правовых последствий при регистрации перехода права собственности в порядке дарения после смерти дарителя. В большинстве правовых консультаций по данному вопросу содержаться однозначный ответ о применении к заключенному договору последствий недействительности сделки и включения подаренного имущества в наследственную массу. К сделке такого рода применяются правила гражданского законодательства о наследовании. Более того, подобные выводы имеют место и в решениях судов первой инстанции, которые дополнительно обосновывают его с позиций обязательной государственной регистрации договора дарения недвижимости, забывая при этом один нюанс, речь о котором пойдет ниже. Кроме того, отмечается, что государственная регистрация права собственности одаряемого невозможна также и после смерти дарителя даже в случае удостоверения договора дарения нотариусом.

Вместе с тем, анализ практики судов апелляционной инстанции не позволяет согласиться со сделанным выводом. В процессе пересмотра вынесенных судом решений, суды второй инстанции приходят к выводу о неправильном толковании правовых норм. В частности, отмечается, что факт регистрации перехода права после смерти дарителя правового значения при разрешении спора не имеет, поскольку воля дарителя на отчуждение недвижимого имущества путем договора дарения, выражена при жизни, посредством заключения договора, а в отдельных случаях и его нотариального удостоверения. Более того, начиная с 1 марта 2013 г. государственная регистрация договоров дарения недвижимого имущества не требуется, что и дает все основания утверждать о законности перехода права собственности на жилье к одаряемому и соответствии договора, предъявляемым к нему требованиям.

Таким образом, ситуации, когда переход права собственности на недвижимое имущество в порядке дарения был зарегистрированы после смерти дарителя, в судебной практике имеют место разные последствия: от признания договора действительным, до включения объекта дарения в наследственную массу. Такой договор не следует признавать недействительным, поскольку у дарителя нет цели передать дар после смерти и договор не предусматривает передачу дара одаряемому после смерти дарителя, а при жизни дарителя он отменен не был, равно, как и не был оспорен. Более того в отдельных случаях разрыв во времени между волеизъявлением дарителя и одаряемого и моментом государственной регистрации договора связан со сроками государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Таким образом, принимая во внимание неоднозначную судебную практику, складывающуюся по данному вопросу, стоит добросовестно исполнять требования действующего законодательства – после заключения договора дарения недвижимости незамедлительно осуществить государственную регистрацию вновь возникшего права собственности на объект недвижимости. В случае, если принято решение о передаче недвижимого имущества именно путем заключения договора дарения, следует помнить о том, что необходимо максимально конкретизировать предмет договора, то есть указать не только наименование объекта и адрес, но также размер доли, если осуществляется дарение части помещения, и ее конкретное место расположения в помещении. Если даритель имеет намерение продолжать проживать в квартире после заключения договора дарения, это также необходимо отразить в договоре, как и любые другие условия, которые даритель считает значимыми.

Адвокаты «Правовой защиты» обладают большим опытом в области гражданского, жилищного, договорного, налогового, уголовного, таможенного и административного права. Звоните к нам по телефонам: (495) 790-54-47 .

Петров Михаил Игоревич © МОКА «Правовая защита»

    Не могу найти общего языка с женой.Бехзод, Маргилан, 22 октября 2018 года, 07:10 Здравствуйте, У меня проблема в следующем, с женой мы уже не живем 7-6 месяцев и в основном я для себя решил что буду подавать на развод поскольку в последние годы превратились в сущий ад с прибыванием тещи в наших отношениях, сейчас меня манипулируют детьми, не даваясь с ними видится или .
  • Проект о субсидиях на жилье семьям с пятью и более детьми был отклонен государственной думой01.08.2018

Получать ли многодетные семьи дополнительные субсидии от государства на новое жилье? Читать полностью

Верховный Суд РФ расширит перечень дел, где должно будет составляться полное решение05.06.2018

«Процессуальная революция», устроенная Верховным Судом РФ разрешила судьям зачитывать решение в сокращенном виде — только резулятивную часть. Но Пленум ВС предлагает расширить перечень дел, в которых судей обяжут в любом случае составлять решение в полно Читать полностью

Старый советский гараж был рассмотрен в Верховном Суде РФ01.06.2018

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ защитила права собственника старого кирпичного гаража в его споре с городскими властями, на чьей земле расположено данное строение. Читать полностью

Новости коллегии

  • Адвокаты Голованов Алексей и Ежов Антон на радио Свобода: «Лесная амнистия» или как быть простому человеку, у которого изымают земельный участок?10.06.2017

Государственная Дума РФ рассматривает законопроект о лесной амнистии. На самом деле название у проекта более длинное и менее понятное: закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров». Речь идет о противоречиях между сведениями Государственного лесного реестра и Единого государственного реестра недвижимости, из-за которых тысячи россиян рискуют лишиться собственности. Читать полностью

Не выполнена стяжка пола, плохая звукоизоляция, не хватает некоторых труб и даже стен –огрехи работы российских застройщиков27.04.2017

Адвокат Ежов Антон Валентинович прокоммениторовал ситуацию по плохой работе застройщиков на телеканале Россия 1. Читать полностью

Адвокат Ежов Антон Валентинович дал интервью телеканалу Москва24 по теме «Жильцы против коммунальщиков»24.04.2015

Извечный спор между москвичами, которые находят у себя в подвале крыс, мусор и вынуждены переплачивать за услуги коммунальщиков и представителями управляющих компаний, которые стараются заработать сверх нормы на бедных жителях, продолжается. Адвокат Ежов Антон дал по этой проблеме интервью. Читать полностью