Решебник по логике для юристов

05.11.2018 Выкл. Автор admin

ОТВЕТЫ И РЕШЕНИЯ

ОТВЕТЫ И РЕШЕНИЯ

К ГЛАВЕ II. ЛОГИКА И ЯЗЫК ПРАВА

Упражнение 3

1. Вместо Х можно подставить слово “причина”, взятое в кавычки. Получаем: “Причина” — философская категория.

Упражнение 6

2. В предложении говорится о трехместном отношении “. знающий. лучше, чем . ”

Упражнение 7

2. “Мать” — предметный функтор, “Сократ” — единичное имя.

Упражнение 8

3. Выражение не является формулой.

К ГЛАВЕ III. ЛОГИКА И МЕТОДОЛОГИЯ. ОСНОВНЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ЛОГИКИ

Упражнение 1

1. Нарушен принцип конкретности.

Упражнение 2

2. Нарушен принцип непротиворечия.

9. Нарушен принцип достаточного основания.

К ГЛАВЕ IV. СУЖДЕНИЕ, ВОПРОС, НОРМА

Упражнение 2

2. Обще-частно-частноутвердительное суждение.

5. Частно-единично-единичноутвердительное суждение.

Упражнение 8

2. Наличие атмосферы вокруг Земли является необходимым, но не достаточным условием для возникновения существующих на Земле видов живых существ.

Упражнение 9

1. Логически возможно.

2. Фактически необходимо.

Упражнение 10

4. Суждения находятся в отношении противоречия.

Упражнение 11

1. Полное отрицание: “Ни один океан не имеет пресную воду”.

9. Некоторые студенты не изучают ни одной науки.

12. Не идет дождь или не идет снег.

Упражнение 13

9. Предпосылкой вопроса является суждение “Ты бил своего отца”. Если человек, которому задан вопрос, не бил своего отца, то предпосылка является ложной, а вопрос логически некорректным, провокационным.

К ГЛАВЕ V. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ

Упражнение 1

1. Схема умозаключения:

Упражнение 2

3. Умозаключение правильное. Относится к отрицающе-утверждающему модусу.

Упражнение 3

1. Умозаключение правильное.

Упражнение 4

Упражнение 6

1. Формула является тождественно-истинной.

2. Формула является тождественно-ложной.

Упражнение 14

6. Все металлы (М) — электропроводные вещества (F). Все металлы (М) — теплопроводные вещества (S). Все теплопроводные вещества (S) являются электропроводными (Р).

Силлогизм неправильный, так как заключение не является частным суждением.

Упражнение 15

4. Здесь заключение “Некоторые водные животные (S) не являются рыбами (Р)». Оставшееся суждение “Эти водные животные (S) — теплокровные (М)».

Восстановим энтимему в полный силлогизм:

Ни одно теплокровное животное (М) не является рыбой (Р).

Эти водные животные (S) — теплокровные (М).

Некоторые водные животные (S ) не являются рыбами (Р).

I фигура I фигура

Правила фигуры соблюдены. Соблюдены и общие правила силлогизма.

Часть круга входит в М, а следовательно, не входит в Р.

Упражнение 17

4. Заключение не обосновано, поскольку не соблюдено требование: представители всех подклассов должны попасть в выборку. Не опрошены лица, которые не совершили тяжкого преступления из-за строгости наказания.

Упражнение 18

1. По методу единственного различия.

3. По методу сопутствующих изменений.

Упражнение 20

4. Агриппа рассуждал по аналогии. Аналогия не является строгой.

К ГЛАВЕ VI. ПОНЯТИЕ

Упражнение 3

3. Простой положительный признак.

Упражнение 6

2. Непустое, общее, несобирательное, положительное, безотносительное.

7. Непустое, общее, несобирательное, отрицательное, относительное.

Упражнение 7

1. Деяние (А), наказуемое деяние (В), ненаказуемое деяние (С). Между понятиями В и С имеет место отношение противоречия. В и С соподчинены понятию А.

Упражнение 8

1. Обобщение правильное.

5. Неправильное, поскольку денежное выражение стоимости не есть стоимость.

Упражнение 10

1. Ограничение правильное.

К ГЛАВЕ VII. ОПРЕДЕЛЕНИЕ И КЛАССИФИКАЦИЯ

Упражнение 3

1. Явное определение путем указания рода и видового отличия, атрибутивно-реляционное.

4. Явное определение путем указания рода и видового отличия, операциональное.

5. Явное определение. Определение предиката. 8. Определение путем указания рода и видового отличия, генетическое.

Упражнение 4

1. Определение через отношение к противоположному.

2. Нормальное контекстуальное определение, в котором определяется знак дизъюнкции.

3. Определение в контексте.

Упражнение 5

1. Определение неправильное. Ошибка — “круг в определении”.

2. Определение неправильное. Ошибка — “тавтология”.

5. Определение неправильное. Ошибка — “круг в определении”.

6. Определение неправильное. Ошибка — “неясное определение”.

10. Определение правильное.

Упражнение 7

3. Неполное таксономическое деление.

5. Сбивчивое таксономическое деление.

6. Правильное мереологическое деление.

9. Таксономическое деление с излишним членом.

Упражнение 8

1. Правильная таксономическая классификация.

К ГЛАВЕ VIII. ЛОГИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АРГУМЕНТАЦИИ И КРИТИКИ

Упражнения

3. Тезис — “Невозможны коляски, которые ездят без лошадей”. Аргументация не является доказательной.

9. Нарушено правило по отношению к тезису. Не определено понятие “лгун”.

11. Правильная доказательная аргументация “от противного”.

13. Заменим высказывания “Петр виновен” и “Павел виновен” соответственно буквами р и q.

Показания первого свидетеля: ¬ р.

Показания второго свидетеля: ¬ q.

Показания третьего свидетеля: ¬ р ?¬q.

Показания четвертого свидетеля: ¬(¬ р?¬ q). Поскольку прав оказался четвертый свидетель, верно:

¬¬ р?¬¬q и p?q. Таким образом, преступление совершили Петр и Павел вместе.

К ГЛАВЕ IX. ФОРМЫ РАЗВИТИЯ ЗНАНИЯ

1. В тексте проблема не ставится.

2. Ставится неразвитая проблема.

3. Ставится развитая проблема.

Упражнение 2

1. Выдвигается догадка.

2. Выдвигается гипотеза.

Упражнение 4

2. Учтены не все версии. Не учтено предположение о том, что жена К. уехала.

Ответы на билеты по логике

Предмет логики как науки

Логика изучает мышление как средство познания; ее предметом являются законы и формы, приемы и операции мышления, с помощью которых человек познает окружающий его мир. Вопросы, связанные с познанием действительности, относятся к важнейшим вопросам философии. Логика, изучающая познающее мышление и применяемая как средство познания, возникла и развивалась как философская наука и в настоящее время представляет собой сложную систему знаний, включающую две относительно самостоятельные науки: логику формальную и логику диалектическую.

Логика имеет особое значение в деятельности юристов. Еще Цицерон, говоря о судебных делах, советовал оратору, какие бы дела он ни взялся вести, «тщательно и основательно в них разобраться». Он подчеркивал, что на судебном форуме документы, свидетельства, договоры, соглашения, обязательства, родство, свойство, указы магистратов, заключения правоведов, вся жизнь, наконец, тех, чье дело разбирается, — все это должно быть разобрано. В этой предварительной работе Цицерон особо выделял логическую сторону дела: «Тот довод, в котором больше помощи, чем вреда, я намечаю привести; где я нахожу больше зла, чем блага, то я целиком отвергаю и отбрасываю. Так мне и удается сначала обдумать, что мне сказать, а потом уж и сказать».

В современной юридической практике широко используется, по существу, весь богатейший арсенал логических средств: определение (юридических понятий), деление (например, классификация преступлений), подведение под понятие (например, квалификация конкретного деяния), версия как вид гипотезы (например, как следственная версия), умозаключение (например, в обвинительном заключении), доказательство и опровержение (например, во время судебного разбирательства) и т. д.

Для успешного использования логического арсенала нужно в совершенстве им владеть. И тут нет иного пути, кроме глубокого и вдумчивого изучения логики — освоения определенной суммы логических знаний, выработки соответствующих логических умений и навыков. Можно смело сказать: чтобы стать настоящим, хорошим юристом, требуются две вещи: высокая правовая культура и столь же высокая логическая культура. И в этом нет никакого преувеличения.

О том, какое значение имеет логика для юристов, свидетельствуют стенограммы материалов Конституционного Суда. Как видно из стенограмм, на заседаниях множество раз употреблялся сам термин «логика»: «обычная логика», «вопреки логике», «дела логично объединены», «логическая форма мысли». Использовались и специальные логические термины: «определение», «тезис», «доказательство», «довод», «аргументы», «основание», «выводы». Делались ссылки на законы и требования логики: говорилось о «подмене тезиса» (закон тождества), выявлялись логические противоречия в рассуждениях сторон (закон противоречия), применялось требование «или-или» (закон исключенного третьего), говорилось о «достаточных основаниях» для выводов (закон достаточного основания).

Понятно, что решение суда могло быть правильным лишь в том случае, если не только его юридические основания верны, но и ход рассуждений — правильный. А это и есть логическая сторона юридических доказательств.

Характерно, что сами юристы признают важность и значение логики для юридической практики. Так, в учебнике «Криминалистика» подчеркнуто: «Широко и творчески криминалистика заимствует положения логики, и особенно такие приемы логического мышления, как анализ, синтез, дедукция и индукция, аналогия, обобщение, абстракция и т. п. Использование сведений из области логики позволило разработать «логику следствия», «логические основы криминалистической тактики»». В сложных ситуациях расследования, говорится там, нельзя достичь успеха в раскрытии преступлений без знания законов диалектической и формальной логики, без умения следователя мыслить, без способности его к вероятным суждениям, предположениям. Применительно к частному случаю расследования там далее сказано: «Достоверное установление свойства объекта требует, таким образом, исследования различных его проявлений, обобщения наблюдений, экспериментов, построения умозаключений о механизме образования следов, а также использования других форм логической деятельности». В связи с использованием новейшей техники, основанной на математическом моделировании, отмечается, что при построении так называемых формализованных языков и создании автоматизированных систем сбора, хранения, переработки и выдачи юридической информации традиционная символика математики и логики модифицируется и используется с учетом характера конкретного объекта исследования.

Логика имеет большое значение не только для криминалистики, но и для решения всего спектра юридических задач, регулирования трудовых, имущественных и иных отношений, социальной и правовой защиты трудящихся, таможенного права и т. п.

В нынешних условиях развития нашей страны значение логики для юристов еще более возрастает. Становление Правового государства в России предполагает выдвижение на одно из первых мест в обществе всего комплекса юридических наук как теоретической основы правового регулирования всей совокупности общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Предстоит также огромная практическая работа, связанная с приведением всего многообразного законодательства в соответствие с требованиями рыночных отношений. В связи с этим и усиливается роль логики как одной из незаменимых теоретических опор юридической науки и практики.

Логика изучает мышление как средство познания; ее предметом являются законы и формы, приемы и операции мышления, с помощью которых человек познает окружающий его мир. Вопросы, связанные с познанием действительности, относятся к важнейшим вопросам философии. Логика, изучающая познающее мышление и применяемая как средство познания, возникла и развивалась как философская наука и в настоящее время представляет собой сложную систему знаний, включающую две относительно самостоятельные науки: логику формальную и логику диалектическую.

Логика имеет особое значение в деятельности юристов. Еще Цицерон, говоря о судебных делах, советовал оратору, какие бы дела он ни взялся вести, «тщательно и основательно в них разобраться». Он подчеркивал, что на судебном форуме документы, свидетельства, договоры, соглашения, обязательства, родство, свойство, указы магистратов, заключения правоведов, вся жизнь, наконец, тех, чье дело разбирается, — все это должно быть разобрано. В этой предварительной работе Цицерон особо выделял логическую сторону дела: «Тот довод, в котором больше помощи, чем вреда, я намечаю привести; где я нахожу больше зла, чем блага, то я целиком отвергаю и отбрасываю. Так мне и удается сначала обдумать, что мне сказать, а потом уж и сказать».

В современной юридической практике широко используется, по существу, весь богатейший арсенал логических средств: определение (юридических понятий), деление (например, классификация преступлений), подведение под понятие (например, квалификация конкретного деяния), версия как вид гипотезы (например, как следственная версия), умозаключение (например, в обвинительном заключении), доказательство и опровержение (например, во время судебного разбирательства) и т. д.

Для успешного использования логического арсенала нужно в совершенстве им владеть. И тут нет иного пути, кроме глубокого и вдумчивого изучения логики — освоения определенной суммы логических знаний, выработки соответствующих логических умений и навыков. Можно смело сказать: чтобы стать настоящим, хорошим юристом, требуются две вещи: высокая правовая культура и столь же высокая логическая культура. И в этом нет никакого преувеличения.

О том, какое значение имеет логика для юристов, свидетельствуют стенограммы материалов Конституционного Суда. Как видно из стенограмм, на заседаниях множество раз употреблялся сам термин «логика»: «обычная логика», «вопреки логике», «дела логично объединены», «логическая форма мысли». Использовались и специальные логические термины: «определение», «тезис», «доказательство», «довод», «аргументы», «основание», «выводы». Делались ссылки на законы и требования логики: говорилось о «подмене тезиса» (закон тождества), выявлялись логические противоречия в рассуждениях сторон (закон противоречия), применялось требование «или-или» (закон исключенного третьего), говорилось о «достаточных основаниях» для выводов (закон достаточного основания).

Понятно, что решение суда могло быть правильным лишь в том случае, если не только его юридические основания верны, но и ход рассуждений — правильный. А это и есть логическая сторона юридических доказательств.

Характерно, что сами юристы признают важность и значение логики для юридической практики. Так, в учебнике «Криминалистика» подчеркнуто: «Широко и творчески криминалистика заимствует положения логики, и особенно такие приемы логического мышления, как анализ, синтез, дедукция и индукция, аналогия, обобщение, абстракция и т. п. Использование сведений из области логики позволило разработать «логику следствия», «логические основы криминалистической тактики»». В сложных ситуациях расследования, говорится там, нельзя достичь успеха в раскрытии преступлений без знания законов диалектической и формальной логики, без умения следователя мыслить, без способности его к вероятным суждениям, предположениям. Применительно к частному случаю расследования там далее сказано: «Достоверное установление свойства объекта требует, таким образом, исследования различных его проявлений, обобщения наблюдений, экспериментов, построения умозаключений о механизме образования следов, а также использования других форм логической деятельности». В связи с использованием новейшей техники, основанной на математическом моделировании, отмечается, что при построении так называемых формализованных языков и создании автоматизированных систем сбора, хранения, переработки и выдачи юридической информации традиционная символика математики и логики модифицируется и используется с учетом характера конкретного объекта исследования.

Логика имеет большое значение не только для криминалистики, но и для решения всего спектра юридических задач, регулирования трудовых, имущественных и иных отношений, социальной и правовой защиты трудящихся, таможенного права и т. п.

В нынешних условиях развития нашей страны значение логики для юристов еще более возрастает. Становление Правового государства в России предполагает выдвижение на одно из первых мест в обществе всего комплекса юридических наук как теоретической основы правового регулирования всей совокупности общественных отношений в условиях перехода к рыночной экономике. Предстоит также огромная практическая работа, связанная с приведением всего многообразного законодательства в соответствие с требованиями рыночных отношений. В связи с этим и усиливается роль логики как одной из незаменимых теоретических опор юридической науки и практики.

Мышление как объект и инструмент познания. Логика и правовое мышление.

Мышление— это высшая по отношению к чувственной форма отражения бытия, состоящая в целенаправленном и обобщенном познании субъектом существенных связей и отношений предметов, и явлений, в творческом созидании новых идей, в прогнозировании событий и действий. Обобщая имеющиеся знания, люди посредством мышления открывают законы природы, общества и познания, проникают в сущность явлений, закономерную связь между ними. Изучается то, что невозможно познать при помощи органов чувств. Кроме этого, только опосредованно могут быть познаны все те события, которые совершаются или совершались в наше отсутствие. Например, знание о том, что обнаруженные на месте кражи следы ног и отпечатки пальцев принадлежат подозреваемому, что у него на квартире была найдена часть похищенного, дают основание предположить, что это он совершил хищение. А это — знание о событии, которое следователем непосредственно не наблюдалось. При этом опосредованное знание доказывается, делается убедительным, очевидным при помощи знаний непосредственных.

Важно иметь в виду, что в реальном познавательном процессе чувственное познание и мышление находятся в неразрывном единстве. Чувственное познание содержит в себе элементы обобщения, которые свойственны не только восприятиям и представлениям, но в определенной степени и ощущениям, составляет предпосылку для перехода к логическому познанию. Как ни велико значение мышления, оно основывается на данных, полученных при помощи органов чувств. Важное место в познании занимает также интуиция, понимаемая как способность постижения истины путем прямого ее усмотрения без обоснования с помощью доказательств.

Мышление производно от бытия, от окружающей действительности; оно является продуктом деятельности человеческого мозга. В содержании нашего мышления нет ничего, чего бы не было в реальной картине мира. Даже самые фантастические образы, если их разложить на составляющие элементы, сконструированы на основании того, что есть в действительности. Вспомним, к примеру, образы Терминатора, робота-полицейского, виртуального полицейского, Киборга и т. п.

Следовательно, порядок и связь реальных вещей определяют содержа­ние, порядок и связь наших мыслей. То есть важнейшей стороной действительности является необходимость, которая существует вне и независимо от человеческого сознания и, будучи отраженной в мышлении, выступает в качестве логической необходимости. Вот почему мышление логично от природы и в своих рассуждениях человек, как правило, непроизвольно, стихийно следует законам природы.

Однако мышление, являясь производным от бытия, обладает относительной самостоятельностью. Проявление данного свойства мышления весьма разнообразно и может иметь как позитивную, так и негативную направленность. Так, например, позитивность самостоятельности мышления проявляется в его способности опережать бытие и предвидеть будущее, в творческом характере мышления, в умении обмениваться информацией, вырабатывать стратегию взаимодействия, понимать другого человека и т.п. Но иногда самостоятельность мышления достигает такой степени, что человек теряет контроль над соответствием мысли действительному содержанию отражаемого объекта, способностью мысли воспроизводить в своем строении объективную структуру действительности. Мысль как бы отрывается от своего объективного основания и начинает формулировать знания, которые искаженно отражают объект познания или совсем с ним уже не связаны. В результате мысль становится расплывчатой, противоречивой, неубедительной, непоследовательной и необоснованной. Причем это может произойти не только непроизвольно, случайно, но и преднамеренно. Например, тогда, когда подследственный, скрывая что-то, искажает реальное положение дел не только чувственно, но и хитро, логически. Это одно из отрица­тельных проявлений самостоятельности мышления.

В конечном итоге самостоятельность мышления заключается в том, что оно само является объектом познания. Мышление познается человеком так же, как и любой предмет физической реальности, отражаемый мышлением. Мышление отражает мир и его процессы глубже и полнее, чем чувственное познание. Но чтобы этого добиться, надо правильно мыслить. Поэтому логику часто называют наукой о правильном мышлении. Таким образом, объектом логикикак науки является мышление.

Понятие и свойства правового мышления. Здесь — несколько условно — внимание сосредоточено на том, как в своей повседневной и при возникновении смежных нестандартных проблем юрист думает, т.е. осознает внешний мир, планирует, контролирует и оценивает свои действия при осуществлении профессионального труда. Мышление в целом, как известно, крайне сложный объект осознания и представляет собой психическую деятельность, состоящую в осознании, отражении объективного мира на основе осознанных предпосылок, оперирования понятиями, суждениями, умозаключениями, решениями и противополагаемую эмоциональным и волевым процессам. Иногда мышление кратко определяют, как связь многообразия и единства на основе имеющихся представлений.

Правовое, или социально-правовое, мышление представляет собой интеллектуальную деятельность, состоящую в решении различного рода задач, связанных с использованием правовых средств или правовых аргументов, и направленную на формулирование правовых утверждений, т.е. позиций, оценок, выводов. В данном случае оно связывается именно с профессией юриста и трудом юриста. Являясь по своей природе целевым, профессиональное правовое мышление юриста зависит от его правового подхода, принимаемых им исходных положений. Оно в то же время — продукт социального и профессионального развития сообщества юристов, и отдельного юриста, и результат его образования, тренировочных усилий, поскольку они юристом осуществляются. Это проявляется и в теоретических характеристиках правового мышления, их ориентации на догматический анализ, юриспруденцию интересов, социальный дискурс, в представлениях о соотношении формального и материального. Приведем процитированное немецким профессором Р. Циппелиусом высказывание известного немецкого теоретика права Э. Кауфмана, который писал о самоуверенной и самодостаточной догматической юриспруденции: «Чисто техническое правоведение — это проститутка, которая годится для всех и для всего. Можно сказать, что каждый технически хорошо образованный юрист, по существу, может доказать что угодно, и лишь некоторые из них, имеющие совесть, не пользуются этой своей способностью». Понятно, что нельзя так представлять себе правовое мышление профессионала, но следует считаться с возможностью его деформации.

Признаки правового мышления. Мышление становится правовым, если: во-первых, оно направлено на реализацию права с использованием возможностей права, что в конечном счете предполагает реализацию субъектом некоторой властной по отношению к третьим лицам позиции; во-вторых, для достижения поставленных целей проектируются и используются правовые средства; в-третьих, предлагаемое решение возникающих задач (или его проект) обосновывается главным образом теми аргументами, в которых учитываются закономерности и свойства права, включая соблюдение процедурных общеобязательных правил. Именно эти признаки отличают правовое мышление от мышления экономического, политического и иных поддающихся выделению типов мышления. При этом возникает важная и трудная задача уяснения того, в чем же отличается мышление юриста от мышления экономиста и каким образом эти специалисты могли бы найти (и находят) общий язык, приводящий к согласию. Более того, иногда эти признаки делают правовое мышление непонятным для субъекта, руководствующегося логикой обыденного здравого смысла, что нередко проявляется при оценке доказательств, материально-правовой оценке деяния и пр.

Природа правового мышления выражается также в его процедурности, подчиненности некоторым специальным правилам. Правовое мышление, будучи направлено на определенный предмет или объект, осуществляется на основе особым путем полученной информации и в определенной последовательности.

Границы правового мышления. Признаки правового мышления одновременно устанавливают его пределы и образуют его ограничения. Правовое мышление является суверенным, пригодным для профессионального использования только в тех случаях, когда оно опирается на накопленные сообществом юристов и обществом в целом совокупность или систему правовых знаний и когда оно проверяется, дополняется, корректируется с позиций политического, экономического и иных типов социального мышления. На основе профессионального правового мышления нельзя, как уже подчеркивалось, делать оценки макроэкономических процессов, обсуждать биологические свойства человека, размышлять о художественных достоинствах стихотворения или карикатуры. Это крайне важное ограничение отражается в определении целей профессиональной деятельности юриста в целом и его отдельных направлений. Оно лежит в основе процессуального института экспертизы, которым выводятся из содержания правового мышления, объявляются недоступными для него весьма существенные вопросы. Соблюдение такого рода ограничений упреждает преувеличенные надежды на правоохранительную и судебную власти.

Выход за так понимаемые границы правового мышления в итоге представляет собой нарушение правил профессиональной деятельности и на практике действительно, а не только теоретически приводит к тяжелым последствиям (запреты в искусстве).

Правовое мышление отражает, следовательно, сущность и закономерности функционирования права и правовой системы. Оно нацелено по своей природе на осуществление профессиональной юридической деятельности. Можно привести очень много примеров разграничения правового и иных видов мышления.

Чтобы подчеркнуть всеобщность суверенитета и специфики проблемы, сошлемся на довольно распространенный пример, приведенный в учебнике швейцарского юриста Ф. Мастронарди. Фабричная печь загрязняет сохнущие в саду соседей вещи. Экономист должен решить: либо затронутые лица покупают сушилки, чтобы не сушить вещи, либо руководством фабрики на печи устанавливаются дорогостоящие фильтры, — т.е. он ищет функционально эффективное решение. Юрист этот вопрос решить не может. Мышление юриста направлено на защиту интересов затронутых лиц, т.е. их здоровья и собственности. Его задача состоит в том, чтобы были установлены соответствующие правила, поскольку они отсутствуют. Мышление юриста направлено на поиск решения, основанного на использовании правовых средств и юридически корректного. Еще один пример того же автора.

Необходимо оценить правовые предписания, защищающие квартиросъемщиков и запрещающие без необходимых оснований повышать арендную плату. Экономист будет считать, что вмешательство государства в рынок неэффективно и искажает рынок, принося неодинаковые выгоды бедным и богатым. Юрист, напротив, устанавливает, что при недостатке жилищ правом устанавливается такое властное несоответствие между партнерами, которое требует смягчения излишней власти одних введением дополнительных принудительных нормативных предписаний для других.

Регламентация правового мышления. Она не устраняет необходимости изучения правового мышления как самостоятельного феномена и освоения приемов и методик его осуществления. В то же время регламентация правового мышления образует рамки и условия, в которых оно осуществляется, а потому подлежит учету и совершенствованию. Любой труд юриста, как уже отмечалось, в силу своей значимости в той или иной степени регламентируется материально-правовыми, статусными и процессуальными нормами. В данном случае нет необходимости изучать эти нормы. Лишь кратко назовем некоторые направления правового регулирования нормативного мышления. Материальные нормы определяют права и обязанности, устанавливают запреты и таким образом предопределяют объект и предмет правового мышления, содержат в себе аргументы и, как будет показано далее, средства правового мышления. Статусные нормы определяют требования к содержанию и результатам правового мышления. Процессуальные нормы программируют последовательность правового мышления, его условия. Все эти нормы различным образом определяют пределы усмотрения субъекта при их применении.

Приведем пример. Одним из важнейших направлений и результатов правового мышления является постановление приговора. Уголовный кодекс РФ определяет, что является предметом интеллектуальной правовой оценки. УПК РФ определяет полномочия суда, возлагая обязанность осуществлять правовое мышление определенным образом, а далее правила оценки доказательств, затем последовательность вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, определяет условия мыслительной деятельности при постановлении приговора и пр. Вместе с тем, повторим еще раз, наличие правовой регламентации никак не устраняет самостоятельности правового мышления, подобно тому как наличие УПК РФ не устраняет криминалистику.

Содержание правового мышления. Оно крайне трудно описывается. Для последующего анализа правового мышления выделим некоторые составляющие. К ним относятся непосредственное познание, связанное с установлением фактов, которые либо наличествуют, либо отсутствуют, и опосредованное выводное мышление, которое связано с получением выводов, основанных на установлении связей между фактами. Целесообразно в качестве самостоятельной составляющей правового мышления также выделять юридическое аргументирование, значение и необходимость которого нередко игнорируются и начинающими юристами, и опытными практиками. Далее, можно выделить правовое мышление, направленное на описание явления и нормативно-правовую оценку явления, т.е. дескриптивное и нормативное мышление. Целесообразно затем выделение предметного мышления, целью которого является установление фактов или оценок, и оценочного мышления, направленного на получение решения, которое должно изменить нормативное и фактическое состояние отношений между субъектами. Впрочем, различие между этими составляющими правового мышления ситуативно и относительно. По всей вероятности, правовое мышление всегда является проблемным и финалистским или должно осуществляться как финалистское. Достаточно здесь сказать, что, решая задачу по уголовному праву на квалификацию деяния, студент должен понимать, на что направлено искомое им решение. Он в каждом случае должен понимать, какова цена вопроса, что и для кого его решение стоит или может стоить.

Наконец, можно выделить теоретическое и практическое правовое мышление. О последних скажем несколько слов.

Теоретическое правовое мышление является основой практического, отражая рассмотренные выше правовые подходы, исходные посылки или методологические предпосылки, мировоззрение юриста, его правовые установки, взгляды. Теоретическое правовое мышление внутренне противоречиво. С одной стороны, оно отражает глубинные интеллектуальные процессы, которые вплоть до их изменения являются постоянными. С другой — теоретическое правовое мышление дифференцирует речевое и реальное поведение юристов как в сфере профессиональной деятельности, так и вне ее. Об этом уже говорилось по другим поводам, но здесь нужно повторить. Так, теоретическое понимание права исключительно как позитивного, содержащегося в законе и только в законе, отрицание самой возможности признания закона неправовым отличает стоящих на этой позиции юристов от сторонников более широкого представления о праве, что порой приводит к разным правовым оценкам одного и того же деяния.

Практическое правовое мышление осуществляется в ходе практической деятельности юриста и лежит в основе реализации отдельных видов работ. Его можно было бы назвать юридико-техническим мышлением. Оно в большей степени формализовано и по многим направлениям приобретает характер алгоритма, который задан законом, иными нормативными правовыми актами либо практическим опытом, одобренным сообществом юристов.

Практическое правовое мышление более унифицированно, гомогенно. Юристы отличаются скорее степенью его освоения, поскольку, например, уголовно-правовая квалификация деяния, как правило, осуществляется по одной и той же схеме состава преступления.

Все эти составляющие содержания правового мышления, естественно, конкретизируются в зависимости от уровня мышления, решаемых задач, перерабатываемой информации. Мыслительная деятельность, связанная с уголовным правотворчеством, естественно, отличается от аналогичной деятельности, связанной с рассмотрением жалобы о неправильном начислении пенсии данному лицу.

Соотношение правового мышления и рабочей техники юриста. Правовое мышление в профессиональной деятельности юриста, и особенно в профессиональном труде как активной стороне деятельности, осуществляется слитно с предметной ее стороной. В правовой беседе, в изучении документов никак нельзя обойтись без правового мышления и, соответственно, без интеллектуальной деятельности. Тем не менее традицией правоведения всегда было выделять и раздельно рассматривать предметный и интеллектуальный виды деятельности, собственно труд и правовое мышление. Это, например, очень четко выражено в уголовно-процессуальной теории доказательств. Здесь специально анализируются приемы собирания и оценки доказательств, которым посвящены монографии и главы в учебниках, и особо оценка доказательств. То же можно сказать о выдвижении версий в криминалистике. Это преимущественно интеллектуальная деятельность, и она тоже исследуется как отдельный самостоятельный элемент предмета науки криминалистики.

Следовательно, правовое мышление, оставляя за рабочей техникой приемы осуществления предметной деятельности, представляет собой незримую, но превращающуюся в дело интеллектуальную деятельность. Наиболее рациональная и индивидуально приемлемая технология этой деятельности должна осваиваться каждым юристом. Иногда это выражают шутливой поговоркой: «Не думаешь головой — бегай ногами». Правда, чаще всего ноги помогают слабо.

Этапы правового мышления. В них по существу проявляются динамика и возможности этого вида профессиональной интеллектуальной деятельности юриста. Мышление, образно говоря, есть динамика интеллекта, процесс его функционирования. Можно эту динамику передать несколькими словами. Мышление предполагает чтение и иное восприятие, понимание и преобразование воспринятого, объяснение воспринятого в процессе передачи, принятие решения. Оно продвигается от возникновения потребности в нем к удовлетворению этой потребности, от проблемы к решению. Отсюда юристы должны, думая, видеть, читать, понимать, говорить, писать, объяснять и решать. При этом, разумеется, все названные действия есть в данном случае способы опредмечивания правового мышления и в силу этого специфичны.

Как таковое мышление связывается с нормами, структурами, принципами и состоит в разграничении или классификации, установлении связей, выявлении различий, сопоставлении признаков, оценках. Разумеется, здесь не делается ни малейшей попытки передать многообразие философских и иных взглядов на динамику мышления.

Этапы процесса правового мышления можно выделять (понимая упрощающий характер развиваемого подхода) по нескольким взаимосвязанным направлениям. Например, это можно делать на основе:

а) смены осознаваемых элементов или сторон изучаемого объекта на основе логически выдержанной программы перехода от одного этапа мышления к другому;

б) расширения используемых средств мыслительной деятельности в рамках решения правовой задачи;

в) наращивания объема и повышения достоверности используемой информации;

г) движения к углублению выводов, повышению их полноты, определенности и управленческого потенциала, пригодности для достижения цели.

Все эти направления можно попытаться выразить через некоторые мягкие или жесткие алгоритмы либо, по меньшей мере, через сложившуюся, но необязательную последовательность мыслительных действий.

Здесь выделим лишь следующие самые общие, но конкретизированные ниже этапы. Они таковы:

Первый — выявление, осознание и формулирование проблемной ситуации в ее временных и пространственных границах; получение фактической (социально-экономической и иной), а также правовой характеристики объекта мышления; определение задачи, на решение которой направлен процесс мыслительной деятельности. Второй этап — анализ возможностей использования правовых средств и способов решения данной задачи с учетом возникающих последствий и существующих ограничений. Третий этап — выбор оптимального варианта решения, получение его ресурсной характеристики (цены), определение возможных результатов и негативных последствий.

При этом в центре внимания находится конфликт, составляющий содержание проблемной ситуации. Будучи более или менее осознанным, он пробуждает или порождает правовое мышление, ставя перед субъектом задачу, подлежащую, разумеется, в начале мысленному решению, и заставляет искать пути ее решения. Это практически применимая, несмотря на абстрактность, характеристика динамики правового мышления. Юрист наталкивается на проблему, соотносит ее с собой и с ситуацией, уясняет, что нужно делать, т.е. переводит в задачу и дает решение задачи. Грубо говоря, мы думаем именно так.

Эти соображения были высказаны нами еще в 80-х гг. прошлого века и не представляли какой-либо сенсации. Но примерно так же структурируют динамику правового мышления и в настоящее время, в частности в немецкоязычной литературе. В цитированной работе Ф. Мастронарди выделяются три шага: 1) общее герменевтическое понимание фактов и текстов; 2) специфическое юридическое обоснование по методическим правилам; 3) принятие решения, опирающегося на правовые нормы.

Средства правового мышления. Они весьма разнообразны, но в практических целях их можно объединить в три группы. Первая включает средства, обеспечивающие необходимые процедуры мышления, т.е. процедурные средства. Вторая — это средства, обеспечивающие продвижение к выводу, т.е. содержательные средства (или доказательства). И, наконец, в третью группу входят средства, закрепляющие результаты мышления, т.е. обозначающие средства. Смысл этой классификации состоит в обеспечении полноты правового мышления (форма) и его обоснования (легитимный вывод).

Процедурные средства правового мышления. Использование этих средств обеспечивает истинность мышления, соответствие порядка решения задачи некоторым объективным или субъективным правилам.

Огромный набор процедурных средств правового мышления содержит в себе формальная логика. Получение понятия, суждения, умозаключения — это определенное накопление информации, а согласованное применение этих понятий с признанием некоего общего языка — аргумент принимаемого решения. Напомним: в уголовном праве существует институт освобождения от уголовной ответственности. Против него высказывались возражения, состоящие в том, что такого рода освобождение в ряде случаев осуществлялось без обвинительного приговора, вынесенного судом, а только постановлением следователя. Это как будто противоречило понятию презумпции невиновности, поскольку предполагается, что освободить от ответственности за совершение преступления — значит предварительно, до суда и без суда, признать человека совершившим так называемое деяние, содержащее признаки состава преступления, т.е. по существу признать его виновным. Сейчас примерно такая же схема рассуждений применяется к так называемым сделкам с правосудием.

Следовательно, сопоставление понятия презумпции невиновности и понятия освобождения от уголовной ответственности выявляет противоречие между ними, а поэтому рассматривается как очень серьезный аргумент в пользу поиска такого решения задачи, которое позволит найти выход из данной ситуации.

К процедурным средствам правового мышления относится также часто применяемое юристами моделирование (в частности, выдвижение версий и т.п.). Широко используются, далее, в правовом мышлении такого рода средства, как алгоритмы, программы, методики. При всем различии этих понятий алгоритмы, программы, методики отражают стремление к упорядоченности, последовательности и стройности мыслительной деятельности или ее природу. В сущности, и правовые нормы представляют собой не что иное, как программу поведения: «стержнем правового воздействия на поведение людей является нормирование человеческой деятельности»*(173). Поэтому нет ничего удивительного в том, что правовое мышление, ориентируясь на выдачу программы поведения, само осуществляется программно. Это не исключает возможности использования приемов ассоциативного мышления. Одним из таких приемов, которые сейчас все чаще применяются в рабочей технике юристов, является построение кластерных схем при разрешении проблемных ситуаций, например, связанных с правовой оценкой деяния. Смысл этого приема состоит в выделении исходных положений, относящихся к проблеме, и подборке без специального структурирования связанной с ними информации. При этом активно работают память и мышление юриста, что позволяет впоследствии получить упорядоченное мышление.

Кроме того, существует огромный перепад между степенью жесткости названных процедурных средств: от общей ориентации до настоящей системной разработки, но, так или иначе, каждое из этих средств обеспечивает осуществление контроля над решением задачи. Пропуск и игнорирование того или иного процедурного приема порождают потенциальную ошибку. Конечно, может показаться, что иногда процедурные средства правового мышления скорее являются данью моде и не могут быть эффективными в силу сложности и неопределенности многих правовых задач. Основания для такого мнения имеются. Даже в общей прессе постоянно пишут о трудностях правовой оценки деяния, об искажении хода мышления под влиянием посторонних факторов либо в результате низкой компетентности юриста, деформации его этических представлений.

Правовая наука все же довольно убедительно показывает, что практически на всех уровнях правового мышления ошибки возникают там, где по тем или иным причинам, осознанно или нет, пренебрегают процедурными средствами мыслительной деятельности. Процедурные средства правового мышления облекаются в форму процессуальных и технологических правил, выполнение которых рассматривается как гарантия правильного решения и в ряде случаев обеспечивается принудительной силой государства.

Содержательные средства правового мышления. Они, в частности, включают в себя: исходные положения, принципы, постулаты, презумпции, парадигмы, доктрины, концепции, научные гипотезы, теории, выводы, утверждения, обобщения. К ним относятся социальные (например, криминологические, уголовно-правовые и иные) факты, эмпирическая информация. Особое значение здесь имеет правовая информация: тексты законов и иных нормативных правовых актов, судебная и арбитражная практика. Нетрудно видеть, что, как и процедурные средства, содержательные средства правового мышления представляют собой инструменты решения мыслительных задач на использование права. Содержательные средства, разумеется, разрабатываются в рамках и на основе правовой доктрины. Специалисты в области уголовного процесса определяют, что является содержанием презумпции невиновности. Для исследования проблематики правового мышления важно, что:

а) содержательные средства должны пониматься как система смыслов;

б) они должны быть связаны, соотнесены с предметом мышления;

в) они должны влиять на вывод, т.е. быть аргументом.

И можно позволить себе, во всяком случае временно, пренебречь разницей между тезисом и выводом, концепцией и теорией, рекомендацией и обобщением при необходимости применить их к конкретным задачам (как это было оговорено и по отношению к процедурным средствам).

Обозначающие средства правового мышления. Они включают в себя понятийный аппарат, правовые дефиниции, юридические конструкции, тексты правовых актов, научные тексты и т.п. Юристы уделяют огромное внимание их анализу и использованию при разработке законодательных актов, принятии управленческих решений, толковании действующего закона и во многих других случаях.

В ряде отношений обозначающие и содержательные средства совпадают, но и различия между ними существенны. Обозначающие средства обеспечивают необходимую форму правового мышления юриста, устанавливают общий язык, образуют единую знаковую систему. К ним предъявляются самостоятельные, иногда противоречащие друг другу требования однозначности, информативности, понятности и др. По всей видимости, если правовое мышление будет игнорировать обозначающие средства, его эффективность резко снизится. Разумеется, все обозначающие средства представляют собой языки юриста. Значимость обозначающих средств определяет инструментальный характер письменной и устной речи юриста.

Алгоритмы. Их стоит рассмотреть специально, поскольку они объединяют в себе средства и этапы правового мышления. Правовые науки вообще тяготеют к разработке алгоритмов правового мышления. Здесь будут приведены только отдельные примеры:

а) алгоритмы правовой оценки деяния. Они прекрасно разработаны в уголовном праве и хуже — в гражданском. Криминалисты решают более чем распространенную задачу квалификации деяния четкими шагами по сторонам состава преступления. Теория квалификации преступления, обосновывающая этот алгоритм, подробно разработана В.Н. Кудрявцевым;

б) алгоритмы определения ответственности, разработанные доктриной уголовного права, ныне закреплены в ст. 43, 60 УК РФ;

в) алгоритмы анализа искового притязания в немецком гражданском праве, основанные на использовании правила пяти W, что в переводе расшифровывается как: «кто», «что», «от кого», «на каком основании», «требует». Интересный пример специфического алгоритма приводит А.Б. Гутников, ссылаясь на иных специалистов. Он предлагает использовать так называемую ПОПС-формулу для интеллектуальной организации речи по шагам: позиция, обоснование, пример, следствие. Эффективность этих и иных алгоритмов ставит перед юристами задачу их дальнейшего обнаружения и формулирования.

Некоторые актуальные недостатки индивидуального правового мышления юриста. Они в принципе весьма разнообразны. Здесь укажем на:

а) смешение правового и иных направлений мышления, когда правовые задачи решаются на основе личностных, экономических или иных аргументов, а не права;

б) игнорирование этапа получения информации, т.е., в частности, точного и соответствующего решаемой задаче описания фактических обстоятельств ситуации, фактического состава деяния и уяснения всех относящихся к задаче нормативно-правовых предписаний, когда юрист мыслит о чем-то для него точно неизвестном и решает правовую задачу, не зная права;

в) пропуск необходимых шагов правового мышления, когда оно осуществляется непоследовательно, без опоры на достижения правовой доктрины;

г) игнорирование последствий принимаемого решения, которое может иногда разительным образом не соответствовать праву и общественным интересам.

Можно полагать, что в основе этих недостатков часто лежат интеллектуальные факторы, но еще чаще — мотивационные деформации.

Логика и правовое мышление.

Мышление юриста – это определенный вид профессионального мышления, т.е. область мышления, определенная в первую очередь своим предметом, — правом. Правовое мышление используется как в юридической практике – в процессах нормотворчества, толкования права и его применения и шире – правосуществления, так и в науке права, в преподавании права и, в известной степени, в правовом воспитании, правовой пропаганде.

Предметом правового мышления и его целью предопределены некоторые его особенности, прежде всего его рациональность и намеренный недостаток эмоциональности, его точность, которая неизбежно выше, чем в обыденном мышлении.

Важно также, что правовое мышление связано с высокими требованиями к его логичности, подчеркнутым значением в правовом мышлении логики.

Правовому мышлению соответствует и правовой язык, в котором выделаются различные части, такие, например, как язык правовых предписаний, научный язык права, язык судебных документов и т.п. Правовой язык является составной частью литературного языка, его разновидностью.

Такие особенности правового мышления, как точность и рациональность и в правовом языке и определяют его специфику. Эти свойства правового мышления обусловливаются стилистическую умеренность правового языка (например, неиспользование стилистических украшений), его однозначность, стремление к минимализации употребления выражений с неточным значением высокую степень нормализации значения использованных терминов.

Важной составной частью правового языка является его словарь. Словарный состав правового языка включает выражения различного рода. К ним относятся:

— строго юридические выражения (правовые термины), имеющие только юридическое значение;

— выражения, используемые и в правовом, и в обыденном языках; причем, значение некоторых из них тождественно обычному употреблению (брак, суд, дом); значение других может изменяться (зачет, давность); значение же третьих приобретает особую точность (хищение, преступник и т.п.)

Совокупность правовых терминов называют правовой терминологией. В области права приобретают особое значение названные нами принципы отношения именования, так как однозначность, предметность и взаимозаменяемость терминов становятся необходимыми принципами правового языка.

Правовая логика не является особым видом логики. Особенности правового мышления, обусловленные собственным предметом и целью, подчиняются принципами и правилами логики как таковой.

Понятие логической формы. Истинность и правильность мысли.

Выделение семантических категорий помогает нам более эффективность выявлять логическую структуру мысли, или логическую форму.

При выявлении логической формы мы отвлекаемся от конкретного содержания дескриптивных терминов или отдельных высказываний и заменяем их специальными символами. Логические термины могут также обозначаться символами, а могут быть выражены в обычной естественно-языковой форме.

Например, если в предложении «Все люди смертны» мы отвлечемся от конкретного содержания дескриптивных терминов «люди» и «смертны» и обозначим их соответственно S и P, то получим суждение «Все S есть Р», которое и будет логической формой вышеприведенного высказывания. Такую же форму будут иметь и высказывания «Все законы обязательны для исполнения», «Все планеты вращаются вокруг Солнца» и т.п. Таким образом, мы получаем целый класс выражений, имеющих одинаковых логическую форму.

Точно так же одна логическая форма соответствует высказываниям «Если ты был в Париже, то видел Эйфелеву башню» и «Если число четное, то оно делится на два». Это форма – «Если p, то q», где символ р заменяет простые суждения «ты был в Париже» и «это число четное», а символ q – соответственно «ты видел Эйфелеву башню» и «оно делится на два».

Логическая форма – это способ связи содержательных частей некоторого контекста, при отвлечении от конкретного содержания этих частей.

Выявление логической формы позволяет нам обнаружить, что независимо от предмета, о котором мы говорим, схема нашего высказывания, а следовательно и мысли строится по определенным законам и правилам, не связанным с конкретным содержанием высказываний.

Так, если мы имеем истинные посылки «Все А есть В» и «Все В есть С», то из этого следует, что «Все А есть С», что бы мы ни понимали под А,В,С.

Логическая форма записи приведенного умозаключения будет выглядеть так:

Теперь мы можем различить такие важные понятия, как правильность и истинность мысли.

Формальная правильность мысли – это соответствие структуры мысли определенным правилами и законам логики.

Отсюда вытекает критерий правильности умозаключений (и рассуждений в целом): умозаключение является правильным, если и только если его логическая форма гарантирует, что при истинности посылок мы обязательно получим истинное заключение.

Истинность мысли – это соответствие результатов мышления действительности.

Логика определяет необходимые, но не достаточные условия истинности содержания мышления. Опираясь на истинные посылки и следуя правилам логики, Вы получите верный результат. Но если Вы в своих рассуждениях и доказательствах используете в качестве аргументов непроверенные факты, ложные утверждения, то следование законам логики Вам вряд ли поможет.

Логическая форма — это структура мысли или способ связи элементов ее содержания. Логическая форма выражается посредством логических переменных и логических констант. В качестве логической переменной может выступать любая буква латинского алфавита: А, В, С, р, q. Константы, или логические постоянные, выступают способом связи логических переменных и выражаются словами: «все», «некоторые», «суть», «и», «или», «либо, либо», «если. то» и т. д. Для обозначения логических констант употребляются символы, что позволяет достичь большей компактности и строгости изложения:

V — квантор общности «для всякого х верно, что. ».

3 — квантор существования — «существуют х».

л — логический союз конъюнкция, выражается посредством грамматических союзов «и», «да», «но».

v — логический союз дизъюнкция в значении грамматического союза «или. или».

z> — логический союз импликация, выражается словами «если. то. ».

Пропозициональная функция — это выражение, содержащее переменные и превращающееся в высказывание при подстановке вместо переменных соответствующих дескриптивных терминов.

Логические формы – это сложившиеся в процессе долгого освоения действительности способы выражения в мышлении тех связей и отношений, которые в ней существуют. Это структуры отображения наиболее общих свойств и отношений, которые присущи всем областям действительности.

Каждая из логических форм будет подробно рассмотрена в соответствующих разделах, поэтому речь пойдет лишь о самой общей их характеристике. Логические формы делятся на логические переменные и логические постоянные. Значение логических переменных постоянно меняется, но по форме они остаются неизменными. Таковы: понятие (обозначается заглавной буквой латинского алфавита A,B,C,D…), суждение (обозначается строчной буквой латинского алфавита a,b,c,d…) и умозаключение (обозначается последовательным соединением суждений столбиком, где под чертой находится суждение, представляющее собой вывод).

К логическим постоянным относятся, в первую очередь, логические союзы: «» — конъюнкция (союз «и»), «» — дизъюнкция (союз «или»), «» — импликация (знак следования, причинной зависимости — если…то…), а также общие слова – кванторы. Они указывают на количество суждения и бывают либо кванторами общности «», означающими, что речь идет обо всех элементах какого-либо класса (все, каждый, ни один), либо кванторами существования «», указывающими, что мы говорим лишь о части элементов данного класса (в языке выражается с помощью понятий некоторые, часть, иногда и т.д.). Значение логических постоянных остается неизменным вне зависимости от того, что мыслится и высказывается.

Истинность и правильность мысли

Рассуждение, форма которого соответствует логическим законам, называется правильным.

Истиннымназывается высказывание, которое соответствует действительности.

Различие между правильностью и истинностью отчетливо проявляется, когда правильные рассуждения приводят к ложным выводам.Это возможно тогда,когда ложны исходные данные.Соблюдение правильности рассуждения при истинных исходных данных всегда ведет к истинным выводам. Понятие «истина» в сфере права тесно связано с понятием «правда» («Обязуюсь говорить правду и только правду!»). Но, правда – это субъективное, личное мнение, может быть искренняя точка зрения с позиции одного человека. Мы часто не знаем, что происходит за нашей спиной в прямом и переносном смысле. Превращение мнения в объективную истину осуществляется при всестороннем рассмотрении дела, когда исключается пропуск фактов из-за невнимательности или их недооценки, а также из-за личного интереса, когда прямо не лгут, а просто не договаривают. Т.е., истина и правда – это не одно и то же!

Истинность относится к содержанию мыслей, а правильность – к их форме. Ошибки из-за неверных знаний о действительности, называются содержательными.Они могут быть результатом собственного заблуждения или чьей-то лжи (дезинформации). Ошибки, связанные с нарушением правильности мышления, называютсяформальными илилогическими.Они делятся на паралогизмы и софизмы.

Паралогизм – это непреднамеренная ошибка, возникающая из-за низкой логической культуры.

Софизм – это преднамеренная ошибка, интеллектуальное мошенничество. Это логическая уловка, умышленное ошибочное рассуждение.

Например: «Эта книга – научный труд. Но она – твоя книга. Значит, она есть твой научный труд».Здесь намеренное использование двузначности термина «твоя».

Правильное, логическое мышление имеет следующие существенные признаки:

· определенность– указание в мысли реальных признаков объекта, при этом мысль должна быть ясной и точной, без сбивчивости и путаницы; например: студенты часто обращаются к лектору с вопросом: «Можно повторить сказанный текст?» Я отвечаю: «Конечно. Повторите».

· непротиворечивость– исключение ситуаций, когда одна часть мысли отрицает другую часть;

· последовательность– отсутствие пропусков и повторов в изложении мысли, отсутствие перехода к мыслям, не имеющим отношения к обсуждаемому объекту; например: спрашиваю студента: «Почему опоздал?» Ответ: «Извините». Здесь пропуск объяснений. Или на замечание «Почему бросаешь мусор не в урну?» Ответ: «А ты кто такой? Тебе больше всех надо?» Здесь уход от темы.

· обоснованность— это доказательность мысли, четкий показ ее соответствия реальности.

Язык как знаковая система. Требования к языку права.