Развод переживания детей

05.11.2018 Выкл. Автор admin

Переживание детьми ситуации развода

Переживание детьми ситуации развода

Развод в семье сегодня одна из актуальных тем, с которой люди идут на психологическую консультацию.

По статистике более 50% заключенных браков в течение последующих пяти лет распадутся. Для одних людей развод это обретение желаемой свободы, для других одиночество, депрессия. И часто негативные последствия зависят от степени психической готовности к разводу.

Наличие детей в семье, чаще всего, не является сдерживающим фактором при решении супругов расторгнуть отношения. Далеко не все родители готовы сохранять семью только ради детей. Да и есть ли смысл сохранять иллюзию семьи, если в ней нет любви, доверия, уважения друг к другу. Тогда и у ребенка будет откладываться в подсознании, что холодность, отстраненность, безразличие, враждебность, агрессия – это нормальная семейная атмосфера. Можно только догадываться какие семейные отношения будет строить он, будучи взрослым.

Ко мне часто обращаются родители, обеспокоенные тем, как изменился ребенок после развода. Безусловно, развод – это стресс для ребенка, но если нет возможности сохранить семейные отношения и быть счастливыми в них, то в первую очередь нужно позаботиться о ребенке:

— сообщать ребенку о разводе необходимо тогда, когда это ваше окончательное решение. «Репетировать» ситуацию развода – означает полное безразличие к чувствам ребенка;

-нельзя скрывать от ребенка ситуацию развода, тайна и отсутствие информации многократно усиливает его тревогу;

— сообщить о разводе ребенку необходимо в понятной и ясной форме (желательно, что бы при разговоре присутствовали оба родителя);

— не надо ставить перед ребенком вопрос, с кем он будет жить (вплоть до старшего подросткового возраста).

Внутренняя жизнь ребенка в ситуации развода это драма часто незримая для внешнего наблюдателя, перед глазами которого проходят лишь отдельные симптомы в виде капризов, упрямства, негативизма и других проявлений с которыми сталкиваются взрослые.

Сила эмоциональных реакций детей на развод родителей зависит от многих факторов, основные это:

— враждебность супругов, которой сопровождается развод. При высоком уровне агрессии между родителями ребенку тяжелее приспособиться к создавшейся ситуации;

— количество и значительность перемен в образе жизни ребенка. Чем больше изменений в жизни ребенка влечет развод, тем сложнее ему приспособиться к новой ситуации;

— характер отношений родителей с детьми. Уверенность в постоянстве отношений и эмоциональная поддержка от кого-либо из родителей, а лучше от обоих, помогает ребенку быстрее преодолевать неблагоприятные психологические последствия развода.

В период развода ребенок сталкивается с разрушением мифа о незыблемости, целостности и стабильности семьи, его мир рушится. Ребенок переживает свой собственный «развод» с отцом или матерью. Он чувствует, что сам недостаточно любим, так как не способен удержать родителя. Осознание своей второстепенности и беспомощности в плане противостояния разводу родителей порождает целую гамму чувств: гнев, ярость, печаль, отчаяние, вина, страх.

Реакция ребенка на развод может быть различной. Выделяют три типа поведения детей, переживающих посттравматический стресс.

1. Экспрессивный тип – ребенок не может сдерживать свои эмоции: он кричит, плачет, смеется или рыдает, дрожит, раскачивается.

2. Контролирующий тип – ребенок «успешно» сдерживает себя, и его внешнее поведение не отличается от поведения сверстников. Он кажется даже более спокойным, чем раньше. Однако это впечатление обманчиво: сдержанность может привести к неожиданным и, на первый взгляд, необъяснимым болезням, так как такой ребенок загоняет свои эмоции глубоко внутрь.

3. Шоковый тип – ребенок подавлен, оглушен, производит впечатление человека, пребывающего в «другом мире». Трудно понять, что произошло с ним, не зная ситуации в семье.

В процессе развода и постразводный период (по статистике в среднем он длиться около 2 лет) родителям сложно справляться со своими переживаниями, тревогами и они не всегда могут объективно оценивать состояние ребенка. Помощь психолога в этот период дает родителям возможность наиболее объективно оценить его состояние и выработать наиболее адекватные пути выхода из стрессовой ситуации и адаптации к новым условиям жизни.

Развод родителей глазами ребенка

Что чувствует ребенок, когда его папа и мама расстаются? Какими он видит своих близких людей, болезненно переживающих разрыв отношений? Трогательная шестиминутная история о мальчике, чьи родители после развода превратились в… чудовища.

Мультфильм «Мальчик и Чудовище» (2009), сделанный немецкими мультипликаторами Йоханнесом Вейланду и Уве Хайдшоттером, получил престижную европейскую премию «Cartoon d’Or» в польском Сопоте и специальный приз жюри «За лучший детский фильм» на фестивале «Крок-2010». Сюжет мультфильма комментирует наш эксперт.

Анна Скавитина, детский аналитик, член Международной ассоциации аналитической психологии (IAPP)

«Мальчик и Чудовище» – очень точно рассказанная история про переживания ребенка во время развода семьи. Родители, такие знакомые и родные, оборачиваются пугающими непонятными Чудовищами: молчаливыми, агрессивными, переполненными своими переживаниями. С ними невозможно иметь дело привычными способами. Но к ним можно приспособиться. И даже получать какие-то небольшие бонусы от жизни с Чудовищами. Главное, верить, что внутри Чудовищ скрываются реальные любящие родители. И тогда есть шанс справиться. Приходится быть терпеливым ребенком, который затаивается от опасностей и выжидает, когда это родное Чудовище с помощью волшебных процедур: разговоров по телефону, разрывания фотографий – постепенно превращается обратно в любимого человека.

Это мультфильм – пособие по тому, что происходит с ребенком в трудное для семьи время. И это может быть не только развод. Мы, родители, иногда неожиданно для себя и для детей становимся «оборотнями». Прекрасно, когда мы это понимаем и сознательно прилагаем усилия, чтобы вернуться. К себе. К ребенку. К жизни.

Развод переживания детей

ПЕРЕЖИВАНИЕ ДЕТЬМИ СИТУАЦИИ РАЗВОДА РОДИТЕЛЕЙ

Развод, как считают психологи, это стрессовая ситуация, угрожающая душевному равновесию одного или обоих партнеров и особенно детей. Ситуация развода в семье наносит большой вред психическому здоровью ребенка. Родители не могут стать для него чужими, если сами не захотят этого. Особенно болезненно реагируют на развод 5-7-летние дети, и прежде всего мальчики. Девочки же особенно остро переживают разлуку с отцом в возрасте от 2 до 5 лет.

Последствия развода родителей могут отрицательно сказаться на всей последующей жизни ребенка. «Битва» родителей в доразводный и послеразводный период приводит к тому, что у 37,7 % детей снижается успеваемость, у 19,6 % страдает дисциплина дома, 17,4 % требуют особого внимания, 8,7 % убегают из дома, 6,5 % конфликтуют с друзьями [5] . Как утверждают медики, каждый пятый больной неврозом ребенок пережил в детстве разлуку с отцом. И как отмечает А. Г. Харчев, в семьях после развода создается специфическая система отношений между матерью и ребенком, формируются образцы поведения, представляющие собой в некоторых отношениях альтернативу нормам и ценностям, на которых основывается институт брака.

Существуют научные данные, подтверждающие предположение о том, что опыт детских переживаний может оказывать влияние на выполнение супружеской и родительской роли в будущем. В частности, среди женщин, в раннем детстве которых родители разошлись, особенно выражена тенденция заводить внебрачных детей. Кроме того, лица, выросшие в семьях, разбитых в результате развода родителей, более подвержены нестабильности в собственном браке.

Вместе с тем некоторые психологи считают, что иногда развод может расцениваться как благо, если он изменяет к лучшему условия формирования личности ребенка, кладет конец отрицательному воздействию на его психику супружеских конфликтов и раздоров. Но в большинстве случаев расставание родителей оказывает на ребенка травмирующее влияние. Причем большую психологическую травму наносит не столько сам развод, сколько обстановка в семье, предшествующая разводу.

Совместные исследования психологов и медиков показали, что даже в грудном возрасте дети способны остро переживать психологическую травму, которую испытывает в процессе или в результате развода их мама. Результатом реагирования на депрессивное послеразводное состояние матери может быть даже гибель младенца. Ученые полагают, что это происходит потому, «что новорожденные пребывают как бы в симбиозе с матерью, остаются частью ее организма. Исследования показали, что при кормлении грудью частота колебаний глазного яблока и частота сосательных движений у малыша совпадают с частотой пульса матери. Полностью идентичны электроэнцефалограммы у матери и ее младенца» [6] .

Когда молодая мать длительное время находится в конфликтной предразводной или сложной послеразводной ситуации, почти всегда до срока прекращается столь нужный малышу процесс грудного вскармливания: от нервного напряжения у матери обычно пропадает молоко. При неблагоприятной ситуации в семье внимание матери концентрируется на конфликтах и спорах с мужем, а ребенок оказывается обделенным ее заботой. Бывают и противоположные ситуации, когда переживающая стресс мама окружает ребенка чрезмерной заботой, в буквальном смысле слова «не спускает его с рук», так что ее эмоциональное состояние передается ему в прямом контакте.

Не менее тяжело переживают распад семьи и дети дошкольного возраста. Исследования зарубежных психологов показали, что для ребенка-дошкольника развод родителей – это ломка устойчивой семейной структуры, привычных отношений с родителями, конфликт между привязанностью к отцу и к матери. Дж. Мак Дермот и Дж. Валлерштейн специально изучали реакции детей дошкольного возраста на распад семьи в предразводный период, в период развода и через несколько месяцев после развода. Их интересовали изменения поведения детей в игре, их отношения к сверстникам, эмоциональные проявления, характер и степень осознания переживаемых ими конфликтов.

Дети 2,5–3,5 лет реагировали на распад семьи плачем, расстройством сна, повышенной пугливостью, снижением познавательных процессов, регрессом в опрятности, пристрастием к собственным вещам и игрушкам. Они с большим трудом расставались с матерью. В игре создавали вымышленный мир, населенный голодными, агрессивными животными. Отрицательные симптомы снимались, если родители восстанавливали заботу и физический уход за ними. У наиболее уязвимых детей через год оставались депрессивные реакции и задержки развития.

Дети 3,5–4,5 лет обнаруживали повышенную гневливость, агрессивность, переживание чувства утраты, тревожность. Экстраверты делались замкнутыми и молчаливыми. У части детей наблюдалась регрессия игровых форм. Для детей этой группы было характерно проявление чувства вины за распад семьи: одна девочка наказывала куклу за то, что та капризничала и из-за этого ушел папа. У других развивалось устойчивое самообвинение. Эмоционально чувствительные дети отличались бедностью фантазии, резким снижением самооценки, депрессивными состояниями.

По наблюдениям Дж. Мак Дермота, мальчики этого возраста распад семьи переживают более драматично и остро, чем девочки. Подобное он объясняет тем, что у мальчиков происходит срыв идентификации с отцом в период, когда начинается интенсивное усвоение стереотипов мужского ролевого поведения. У девочек идентификация в период развода меняется в зависимости от характера переживаний матери. Нередко девочки идентифицируются с патологическими чертами личности матери.

У детей 5–6 лет так же, как и в средней группе, наблюдались увеличение агрессии и тревоги, раздражительность, неугомонность, гневливость. Дети этой возрастной группы достаточно отчетливо представляют, какие изменения в их жизни вызывает развод. Они способны рассказать о своих переживаниях, тоске по отцу, желании восстановить семью. У детей не наблюдалось ярко выраженных задержек в развитии или снижения самооценки.

По данным Дж. Валлерштейн, девочки старшего дошкольного возраста переживали распад семьи сильнее, чем мальчики: тосковали по отцу, мечтали о браке матери с ним, приходили в состояние крайнего возбуждения в его присутствии. Наиболее уязвимых детей 5–6 лет отличало острое чувство потери: они не могли говорить и думать о разводе, у них были нарушены сон и аппетит. Некоторые, наоборот, постоянно спрашивали об отце, искали внимания взрослого и физического контакта с ним.

Согласно исследованиям Дж. Валлерштейн, наиболее уязвимым при распаде семьи оказывается единственный ребенок. Те, у кого есть братья и сестры, намного легче переживают развод: дети в таких ситуациях вымещают агрессию или тревогу друг на друге, что значительно снижает эмоциональное напряжение и реже приводит к нервным срывам.

Душевная травма, нанесенная ребенку разводом родителей, может по-особому проявиться в подростковом возрасте. Подростки особенно тяжело переживают переход к жизни в неполной семье. Когда в душе подростка зарождается острая тоска по романтической любви, он неожиданно сталкивается с ее непостоянством. Юношеская любовь трепетна и пуглива, ее легко разрушить, отвергнув или оскорбив. Развод родителей, пришедшийся на такой период, рождает тревожность. Если родители разлюбили друг друга, значит, любовь вообще не вечна? Почему проходит любовь? Что убивает ее? Если терять любовь так больно, может быть, лучше совсем не пускать ее в свою душу и тем самым избежать травмы? Разрушенный брак родителей приносит подростку сильное разочарование в жизни.

Иногда подростки совсем отрицают любовь только из-за развода родителей. Боясь хрупкости этого чувства, они могут избегать близких отношений и обязательств, их связи с людьми очень поверхностны, они опасаются рисковать, предпочитая большие компании интимному общению. Некоторые подростки вступают только в стабильные и безопасные в эмоциональном плане отношения.

Обращает на себя внимание проблема жестокости подростков, выросших без отца. Отсутствие в семье образца мужского поведения приводит к тому, что, лишенные положительных примеров мужского отношения к людям, мужской любви к себе, такие подростки не различают мужское и псевдомужское поведение. Желание возвыситься за счет слабого, унизить зависимого – не что иное, как маскировка жестокостью своей несостоятельности. Таким образом, у подростков, выросших в разведенных семьях, наблюдается занижение самооценки.

По данным психологов, у мальчиков-подростков с высокой самооценкой отцы заботливы, пользуются их доверием и являются для своих детей авторитетом.

Семейная жизнь определяется не только индивидуальными характеристиками тех или иных членов семьи, но также и социальными обстоятельствами, и той средой, в которой живет семья. Отец, оставивший семью, часто воспринимается ребенком как предатель. Поэтому вхождение ребенка в социальную среду усложняется и деформируется. Довольно часто дети из разведенных семей оказываются объектами нравственно-психологического давления со стороны детей из благополучных полных семей, что ведет к формированию у них чувства неуверенности, а нередко и озлобленности, агрессивности.

Формирование личности ребенка еще более осложняется в том случае, если он был свидетелем или участником всех семейных конфликтов и скандалов, которые привели его родителей к разводу. Таким образом, ребенок, с одной стороны, подвергается социальной дискриминации, связанной с отсутствием отца, а с другой – он продолжает любить обоих своих родителей, сохраняет привязанность к отцу при враждебном отношении матери к нему. Из боязни расстроить мать он вынужден скрывать свою привязанность к отцу, и от этого страдает еще больше, чем от распада семьи.

И хотя прежний мир ребенка, в котором он родился и жил до развода родителей, разрушился, перед ним встает трудная задача – нужно выживать, приспосабливаясь к новым обстоятельствам. Не всегда это приспособление дается ребенку легко. Одно из самых ближайших последствий послеразводного стресса для детей – нарушение их адаптации к повседневной жизни. Об этом свидетельствуют результаты исследования чешских психологов, которые выявили снижение адаптивности детей из разведенных семей по сравнению с детьми из полных благополучных семей. Важным фактором снижения адаптивности, согласно полученным данным, являются интенсивность и продолжительность разногласий, ссор и конфликтов между родителями, свидетелем которых был ребенок, и особенно настраивание ребенка одним из родителей против другого. Адаптивность ребенка снижается пропорционально продолжительности периода, в течение которого он живет в такой разрушающейся семье. Хуже всего были адаптированы дети, оставшиеся с родителями после развода при их совместном проживании в разделенной квартире.

Еще сложнее процесс социальной адаптации происходит у тех детей, чьи родители после развода настойчиво пытаются «устроить» свою судьбу, забыв о чувствах и привязанностях ребенка. Например, в семье мамы, с которой живет ребенок, часто появляются новые претенденты на роль мужа и отца. Некоторые из них поселяются в квартире, перестраивают на свой лад их семейный быт, требуют от ребенка определенного отношения к себе, а потом уходят. Их место занимают другие, и все начинается сначала. Ребенок заброшен. Он чувствует себя никому не нужным. В таких условиях не исключено формирование личности человеконенавистника, для которого не существует ни этических, ни нравственных правил в отношениях с другими людьми. Именно в детстве формируется либо исходное доверчивое отношение к миру и людям, либо ожидание неприятных переживаний, угрозы со стороны окружающего мира и других людей. Исследования свидетельствуют о том, что чувства, которые испытывал ребенок в детстве, впоследствии нередко сопровождают человека в течение всей жизни, придавая его отношениям с другими людьми особый стиль и эмоциональную тональность.

По данным медиков, ситуация развода родителей даже спустя 1–2 года может вызвать у подростка тяжелую форму невроза. Особенно драматичной эта ситуация может быть для девочек, если они привязаны к отцам и имеют много общего с ними. «Возникающие реактивные наслоения нередко усугубляются беспокойством по поводу возможной потери матери, то есть тревогой одиночества и социальной изоляции. Нередко девочки (и мальчики, похожие на отца) не отпускают мать от себя, испытывая каждый раз острое чувство беспокойства при ее уходе. Им кажется, что мать может не вернуться, что с ней может что-либо случиться. Нарастает общая боязливость, усиливаются страхи, идущие из более раннего возраста, и частыми диагнозами в этом случае будут невроз страха и истерический невроз, нередко перерастающие в старшем подростковом возрасте в невроз навязчивых состояний. При этом возникают различного рода ритуальные предохранения от несчастья, навязчивые мысли о своей неспособности, неуверенность в себе и навязчивые страхи (фобии).

К концу подросткового – началу юношеского возраста начинает отчетливо звучать депрессивная невротическая симптоматика по типу сниженного фона настроения, чувства подавленности и безысходности, неверия в свои силы и возможности, мучительных переживаний по поводу кажущихся неудач, проблем общения со сверстниками, разочарований в любви и признании. Типично и нарастание тревожной мнительности в виде постоянных опасений и сомнений, колебаний в принятии решения» [7] .

Если для родителей развод зачастую является закономерным следствием нарушения семейных отношений, то для детей он чаще всего – неожиданность, приводящая к затяжному стрессу. Развод для взрослых – это болезненное, малоприятное, порой драматическое переживание, на которое из лучших побуждений они идут по собственной воле. Для ребенка расставание родителей – это трагедия, связанная с разрушением привычной среды обитания. И даже если они осознают, что папа и мама недовольны друг другом, им трудно это понять и принять, потому что они привыкли оценивать их со своей, детской позиции. Поэтому переживание ими разрыва родителей изменяется в диапазоне от вялой депрессии, апатии до резкого негативизма и демонстрирования несогласия с их мнением (решением).

При этом есть некоторые различия в эмоциональных и поведенческих реакциях девочек и мальчиков, связанных с их переживаниями ситуации развода родителей. Так, девочки чаще держат переживания в себе, и внешнее поведение их почти не меняется. Однако при этом могут проявиться такие признаки нарушения адаптации, как пониженная работоспособность, утомляемость, депрессия, отказ от общения, слезливость, раздражительность. Иногда подобные реакции направлены на то, чтобы привлечь к себе внимание расстающихся родителей и если не скрепить их узы, то хотя бы убедиться в том, что ее они не разлюбили.

Одной из форм манипуляции родителями могут быть жалобы на нездоровье. В то же время, отвлекаясь, девочка может спокойно играть во дворе с другими детьми, не испытывая каких-либо неудобств, забыв о том, что совсем недавно она жаловалась родителям на боль в ноге или животе. Это не что иное, как стремление компенсировать недостаток родительского внимания и любви любыми возможными средствами.

Для мальчиков характерны более очевидные нарушения поведения, носящие иногда явно провокационный характер. Это может быть воровство, сквернословие, побеги из дома. Если ведущие переживания девочек в ситуации развода родителей – грусть и обида, то у мальчиков – это гнев и агрессивность. Переживания девочек доставляют беспокойство в первую очередь им самим, а проблемы мальчиков быстро начинают сказываться на окружающих.

Свою агрессивность мальчики могут выражать по-разному, выбирая ее объект в зависимости от условий: демонстративно отказываются говорить с отцом, повышают голос на мать, уходят из дому, не поставив никого в известность, переходят жить к друзьям или родственникам.

Чем старше ребенок, тем сильнее проявляются в нем признаки пола и тем серьезнее могут быть нарушения поведения, которые становятся заметными не только в семье, но и вне ее. Это может быть выражение агрессии в школе, на улице, неожиданные слезы, конфликты, рассеянность внимания и др. Но чаще всего средствами проработки семейных стрессов для девочек выступают нарушения здоровья, а для мальчиков – асоциальные формы поведения.

Как ребёнок переживает развод родителей

Когда мама и папа расходятся, для ребенка рушится мир. Как смягчить этот

Реальную историю развода комментирует кандидат психологических наук, доцент факультета психологического консультирования МГППУ Мария Радионова.

Непростой разговор

Однажды, когда Яне было 10 лет, папа завел с ней странный разговор. Он сказал: «Может быть, ты заметила, мы с мамой теперь не проводим вместе выходные, не смотрим вместе телевизор, не ездим вместе отдыхать. У нас теперь разные интересы, и мы хотим жить по отдельности, потому что мы больше друг друга не любим».

Яну это сообщение поразило. Родители никогда при ней не ссорились и не выясняли отношения, ей и в голову не приходило, что они могут расстаться. «Хотя я не буду теперь жить с вами, ты все равно остаешься моей дочкой, мы будем часто видеться», – продолжал папа.

Уход отца Яну потряс. Она очень его любила, доверяла ему все свои секреты, обожала забираться к нему вечером на диван и слушать рассказы «про то, как она была маленькой».

После страшного сообщения о разводе родителей Яна долго плакала.

Комментарий психолога. Как сообщить ребенку о том, что его папа и мама больше не будут жить вместе? Лучше этот разговор поручить тому, кто ребенку эмоционально ближе. Не хотелось бы, чтобы по времени он совпал с болезнью ребенка или с каким-либо сложным периодом – экзаменами, привыканию к школе или детскому саду…

Родители, занятые в момент развода собой, не всегда понимают, как страдает ребенок. Внешне его переживания необязательно будут выражаться в слезах. Скорее усилятся индивидуальные особенности характера. Например, агрессивный станет еще драчливее, робкий – еще пугливее. Главное чувство, которое охватывает в это время ребенка, – страх: а вдруг из его жизни вслед за папой исчезнет и мама, а вдруг мама так же, как папу, бросит и его?

Подростки поражают окружающих демонстративными выходками: убегают из дома, перестают учиться, ведут себя вызывающе… Таким способом они подают окружающим сигналы: «Мне плохо, я боюсь, не знаю, как жить дальше…»

Что изменилось?

Перед Новым годом Яна несколько раз звонила папе и уговаривала его встретить праздник вместе. «Ну ладно, ты живешь теперь не с нами, но уж на этот-то вечер можешь к нам прийти? Что же ты будешь делать один?» Яне и в голову не пришло, что он ушел от мамы к другой женщине.

Папа пригласил Яну к себе и познакомил со своей новой женой. Впрочем, оказалось, они уже давно знакомы: вместе отдыхали на юге, это была та милая и веселая тетя, которая жила в соседней комнате и проводила вместе с ними много времени. А Яна-то думала, что тетя – просто их соседка.

Папа часто забирал Яну по выходным, и они вместе с его новой женой ездили то в зоопарк, то в цирк, то к папиным сослуживцам на дачу. Вернувшись домой, Яна взахлеб рассказывала маме, как хорошо она провела день с папой. Мама спокойно выслушивала Янины восторги, хвалила папу – какой он молодец, как все хорошо организовал, и никогда не препятствовала их встречам.

И к бабушке, папиной маме, Яна ездила так же, как прежде. Их бабушка принадлежала к знатному дворянскому роду. Дальние родственники часто встречались и проводили вечера, посвященные то одному, то другому знаменитому предку. Яна на этих вечерах продолжала встречать своих многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестер, и если бы ее спросили, как изменилась ее жизнь с уходом папы, она бы сказала, что никак не изменилась.

Комментарий психолога. Маленькие девочки после ухода отца часто привязываются к бабушкам и дедушкам. Маленькие мальчики страдают сильнее: они и цепляются за маму, и обвиняют ее в том, что она выгнала папу (независимо от того, как было на самом деле).

Постарайтесь, чтобы жизнь ребенка как можно меньше изменилась: он остался бы жить в том же доме, учился бы в той же школе.

Маме не стоит внушать ребенку, что его отец – плохой. Убеждение, что все мужчины плохие, создает детям массу комплексов. Мальчик не может понять, как же ему-то вырасти хорошим, девочка не может представить, за что мужчин можно любить.

Тот, кто остается с ребенком, не должен препятствовать его встречам с ушедшим родителем. Ребенок не должен считать, что свидания с одним родителем означают отказ от другого.

Плоды совместных усилий

В 14 лет Яна, как это нередко случается с подростками, задурила. Начала прогуливать школу, грубила маме, а когда та пыталась ее усовестить, грозилась уйти из дома. Пару раз папа даже приезжал к ним ночью на такси, чтобы загасить скандалы.

Звонили учителя, жаловались на Яну, мама сразу привлекла папу, и на родительские собрания стал ходить он. Вспоминая свое детство, Яна сейчас думает, что, пожалуй, все самые сложные вопросы в ее жизни решал папа. Яна очень хотела, чтобы мама тоже вышла замуж. И даже, когда была маленькой, в открытую это ей говорила. Мама сердилась и просила не вмешиваться в ее жизнь, замуж она так и не вышла.

Комментарий психолога. Без отца тяжелее приходится мальчикам: мамы с ними излишне строги, больше им запрещают, чаще их наказывают. И мальчики потом ставят себе в жизни низкие планки, не стремятся добиться многого. А с дочками, как показывают исследования, наоборот, обращаются бережнее, реже наказывают и порицают. Но отсутствие отца осложняет будущую личную жизнь девочки. Отец для нее – мужчина №1, выбирая в дальнейшем спутника жизни, девочка будет бессознательно сравнивать его с отцом и искать похожего (если она любит отца и у них хорошие отношения) или, наоборот, непохожего на отца человека. А когда нет точки отсчета, как сделать выбор?

Ушедший родитель часто задаривает ребенка игрушками, дает много карманных денег – так он невольно компенсирует свое отсутствие. Но ребенку нужны от ушедшего папы не игрушки, не деньги, а общение с ним, уверенность в том, что папа его любит. Нехорошо, когда мама, с которой ребенок живет, только требует, а папа – лишь доставляет удовольствие. Надо, чтобы и папа участвовал в воспитании, когда-то хвалил, а когда-то и журил.

Конец оказался счастливым

Когда Яне было 18, у папы и его второй жены родилась дочка. Яна с удовольствием нянчила малышку и совсем не ревновала к ней папу. Может, потому, что сама была уже взрослой барышней, а может, потому, что в этот момент была больше занята своим предстоящим замужеством. Выскочила замуж она раньше всех своих подружек и сразу же родила дочку. Брак оказался на удивление крепким, хотя она не раз читала, что девочки разведенных родителей всю жизнь боятся, что их бросит муж.

Обратная реакция

Статистика показывает, что девушки, выросшие без отца, чаще флиртуют с мужчинами и раньше своих сверстниц вступают в сексуальные связи. Разведенная мама бессознательно стремится навязать дочери отрицательное отношение к отцу, а это вызывает у девочки обратную реакцию, и она начинает вести себя с мужчинами очень раскованно.

Развод переживания детей

А.ОРЛОВА: Сегодня в нашей передаче мы будем говорить о таком сложном явлении, о таком кризисе, который происходит и с течением жизни, с течением времени все чаще и чаще, все больше и больше разводов, и сегодня мы будем говорить о таком явлении, как развод, как разрушение брака, не будем говорить семьи, именно брака влияет на психологическое состояние ребенка.

В нашей стране количество разводов учащается, к сожалению, около половины браков достаточно молодых, активных людей 25, 30, 40-летних заканчиваются прекращением, то есть распадом. В большинстве этих семей, конечно, есть дети. Переоценить то влияние, которое на детей оказывает развод родителей, конечно, сложно.

Понятно, что для каждого человека развод это достаточно тяжелый стресс и это процесс не самый приятный, и два человека, которые некогда любили друг друга, жили друг для друга, в какой-то момент начинают отдаляться, возникает много противоречий, и вот эта точка, она приходит, когда эти отношения прекращают себя, и люди понимают, что вместе они уже страдают, и хотят развестись. И здесь брак прекращает свое существование.

Но очень важно, для того чтобы снизить травматичность этой ситуации для детей, постараться сделать все, чтобы несмотря на прекращение брачности, все-таки семья в большом понимании этого слова, не прекратила свое существование. И, если для взрослого человека развод это серьезный удар, который целую огромную часть жизни, сферу жизни затрагивает и несколько сфер, то для ребенка семья – отец и мать, это, конечно, весь мир. То есть он полностью включен в этот мир, и для него такая ситуация, ситуация развода родителей, по сути, означает, что вообще весь мир, крушение всей той самой картины, которая была. И сможет ли ребенок создать новую картину, которая была бы для него удобоварима? Понятно, что сам он этого сделать не сможет, конечно, смогут ли родители сделать все возможное, для того чтобы ребенок смог эту картину создать, какую-то альтернативную. Она, может быть, и не будет идеальной, но она может быть такой, которая доставит наименьшее количество для него сложностей.

Вы можете звонить, рассказывать свои истории, задавать вопросы, делиться тем опытом, который есть по преодолению этих сложностей, или, если сейчас вы находитесь в ситуации развода или угрозы развода и переживаете по поводу детей, не знаете, как говорить, как действовать.

Конечно, хочется сказать, что когда развод происходит бурно, это тоже очень негативно влияет на детей. И гнев, раздражение родителей, постоянные ссоры, дети очень изнашиваются. Но, оказывается, что когда возникает потом период, именно когда родители впадают в уныние, а естественная фаза, если развод происходит, один партнер хочет развестись, а другой не хочет разводиться, то оставленный партнер, например, если этот оставленный партнер, например, мама, она с ребенком остается, и если она впадает в горевание, а развод, по сути, это утрата. Да, она не такая утрата, как смерть человека, но процессы горевания, они очень похожи. Сначала это шок, потом это отрицание того, что произошло, а потом возникает момент, когда человек впадает в очень глубокое уныние, и он не понимает, как жить дальше. Вот ребенок именно на этой фазе, когда он чувствует, что близкому человеку очень плохо, для него, конечно, это очень трудно и очень сложно.

Именно в ситуации бессилия, уныния, опустошения, которые испытывает родитель, ребенок, безусловно, тоже перенимает все эти ощущения, пытается собой как-то компенсировать, но часто, естественно, это бывает безуспешно.

Хочется сказать, что очень многое зависит от того, насколько меняется жизнь самого ребенка. Дети любят и маму, и папу, и для них, конечно, очень трудно принять, когда один из родителей должен жить отдельно, и с этим родителем контакт уменьшается. Количество контакта, качество контакта уменьшается. И оставленный партнер, то есть партнер, который не являлся инициатором развода, он, конечно, вызывает у ребенка огромное переживание. И, если это мама, которая ушла к другому мужчине, а папа остался один, то это, в первую очередь, будет вызывать у ребенка чувство раздражения по отношению к тому источнику боли, то есть к новому партнеру, это будет вызывать чувство жалости по отношению к отцу, который встретился с такими обстоятельствами.

Мальчики в таких ситуациях реагируют очень бурно, они становятся гневными, раздражительными. Дети очень часто пытаются собой как бы цементировать отношения родителей. То есть они пытаются неким образом помирить. Как им это сделать, если по-хорошему у них это не получается, они не знают, каким образом сделать так, чтобы прежний уклад семьи сохранился. И выходом для детей начинают становиться заболевания, то есть такие психосоматические болезни. Это могут быть аллергические реакции, это могут быть частые ОРВИ, бывает совершенно непонятно, поднимается температура и держится очень долго. То есть разного рода психосоматические явления, на самом деле, это попытка детей отвлечь родителей от разрешения своих личностных проблем и их как бы соединить в решении собственной проблемы.

Очень часто дети в ситуациях развода начинают хуже учиться, очень часто их поведение становится неуправляемым, особенно, в первую очередь, мальчики, потому что они гневаются, раздражаются. Дети в возрасте от 2 до 3,5 лет еще до конца не могут понять, что происходит. Они испытывают общую тревогу, они переживают, им очень важен контакт, как можно больше контакта телесного с родителями, для того чтобы снизить вот это напряжение и снизить тревогу. А вот дети в возрасте от 3,5 до 5 лет, они уже начинают понимать, то есть у них уже есть сформированное ощущение, что происходит что-то, он что-то утрачивает, что-то теряет. Особенно мальчики в этом возрасте 3,5-4, 4,5-5, они могут грубить, они могут раздражаться, они могут входить в конфронтацию со сверстниками в детском саду, они могут ругаться с воспитателями. То есть всем своим видом они пытаются привлечь внимание к своему внутреннему состоянию.

Очень часто в этом возрасте, да и постарше дети начинают придумывать себе ложную вину. То есть они начинают заниматься самообвинением, им кажется, что, например, папа ушел не потому что у мамы и папы закончилось чувство, а потому что я что-то делал не так, что я как-то не так себя повел.

Конечно, очень важно в этих обстоятельствах, как родители подают ситуацию с разводом. Если вдруг так складывается, что оставленный партнер обижается на своего бывшего супруга, начинает в это все втягивать ребенка и говорить: «Нас папа бросил», то есть присоединяя ребенка к ситуации, что он брошенный, то, конечно, это будет вызывать бурю эмоций. Или «Нас папа больше не любит», конечно, это будет очень травмировать ребенка и далеко не всегда это вообще похоже на правду.

Мы говорим о том, как пережить развод, как помочь детям пережить развод, как стараться сделать так, чтобы вред был минимальный, насколько это возможно. Не бывает легких разводов, это иллюзия. Да, может быть, люди пытаются создать некую картинку, им хочется представлять так, вроде бы как все пожили-пожили вместе, а потом разошлись и остались просто друзьями, все замечательно. Но вероятность такого исхода, она очень низкая, потому что все равно, как минимум, один из партнеров все равно будет испытывать очень много боли. И даже, если он пытается сохранить дружеские отношения, очень часто, да, великодушие это замечательно, но очень часто ему приходится очень сильно себе наступать на горло.

Но как бы ни было тяжело, очень важно помнить, что мы, переживая боль, не должны втянуть в это наших детей. Потому что риски, так скажем, искушение, соблазн втянуть ребенка очень велик у оставленного партнера, потому что хочется взять и рассказать всю правду, всю несправедливость, разделить свою боль с самым близким для тебя человеком, с твоим ребенком. Но вот тут возникает вопрос, а в состоянии ли психика ребенка, в состоянии ли наш ребенок вынести то, что можем вынести мы?

Да, у детской психики свои защитные механизмы. Если бы мы были настолько хрупки, вряд ли мы все пережили бы собственное детство, но все равно мы должны помнить, что ребенок не всегда может взять и понести тот груз, который сваливается на взрослого. У нас есть звонок. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Анетта, здравствуйте. Мое имя Андрей, я живу в городе Москва и регулярно слушаю вашу передачу. Вы знаете, у меня сложилась такая ситуация, год назад я узнал, что моя жена мне изменила, и решил инициировать развод. То есть, в принципе, мы за долгое время супружеской жизни стали больше родными людьми. И вроде бы она была не против, вроде бы как вместе порешали о том, чтобы разойтись, но, видно, что-то там у них не сложилось, и сейчас она втягивает в наш развод детей. В частности, она мне запретила общаться с сыном. А когда я стал спрашивать, почему, сказал, что я буду подавать в суд и прочее, она сказала: «Хорошо, общайся». Но ко мне приходит ребенок в гости, я стал жить отдельно, и он у меня почему-то боится есть. Когда я стал его расспрашивать всячески, он мне сказал: «Знаешь, мама мне сказала, что ты нас не любишь и настолько, что даже можешь меня отравить». Я нахожусь в каком-то состоянии после этих слов, мне прямо даже страшно делается, на что способны взрослые люди.

А.ОРЛОВА: Ну, я думаю, что не только вам, я думаю, сейчас всем слушателям «Маяка» стало страшно и даже мне, психологу, стало страшно вообще от такой идеи, которую мама предложила ребенку действительно. Скажите, пожалуйста, а она в тех отношениях остается?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я не следил, не слежу за ее жизнью, потому что стараюсь устроить свою, но по поведению сына, по тому, что он мне рассказывает иногда, у меня создалось впечатление, что там не все благополучно. Может быть, там просто она строила какие-то планы на отношения с человеком, но это не стало выглядеть так, как она это видела.

А.ОРЛОВА: Понятно. Вы знаете, я так слышу, что ей хочется каким-то образом либо на вас надавить, либо чтобы вы стали проявлять как можно больше исходящих коммуникаций, то есть пытались с ней о чем-то договориться, о чем, непонятно. Почему она пытается вас вовлечь, я не могу вам ответить. Второй момент, что она каким-то образом пытается обесценить ваше отцовство в глазах детей. Есть ощущение, что либо вы чего-то не договариваете, либо что-то остается за кадром, потому что вот такой поступок у человека, который виноват, ну, или же, в конце концов, стал причиной развода, вот вы разошлись, вроде бы все нормально, но какая-то крайняя форма. Такая форма свойственна женщинам, которые очень глубоко и очень сильно обижены, и они пытаются мстить за что-то. Тогда ребенок становится таким орудием мести.

В вашей ситуации, если опираться на то, что вы говорите, жертвой обстоятельств стали вы. Да, может быть, вы не стали на себе рвать волосы, не стали каким-то образом менять ситуацию, закрывать на что-то глаза, она может на вас раздражаться из-за этого. Но вот, чтобы такие крайние формы… Там очень много гнева. Вам имеет смысл с ней поговорить, сказать: «А как ты видишь наши отношения?» Сказать ей о том, что по большому плану она сейчас работает, в первую очередь, против собственных детей, потому что жизнь так устроена, что она должна быть не меньше вас заинтересована в том, чтобы у ребенка была и мама, и отец. И если она как бы таким образом действует, то вы постарайтесь объяснить, что вы не будете, ну, немножко напугайте, что в таком случае я не буду бороться, не буду пытаться каким-то образом пробивать стену собственной головой, но ты понимаешь, что, в первую очередь, это будет вред нашим детям.

Ни в коем случае не включайтесь в борьбу и не доказывайте ребенку, что мама тоже что-то может плохое сделать. В ответ на слова ребенка скажите, что мама немножко раздражается, это мама так хочет немножко меня повоспитывать, это она немножко придумывает. Но про маму ничего плохого не говорите. Потому что, если вы в ответ будете, то есть ребенок там получает негатив в вашу сторону, а приходя к вам, он будет получать ответный негатив в сторону матери, в результате у него вообще будет возникать полное непонимание, и он будет терять самое главное – это почву под ногами, потому что на отношении наших родителей к нам мы стоим. И, конечно, вред, когда женщина говорит, что папа может причинить вред, это, конечно, очень страшно.

Мы говорим о том, как сказать детям о разводе, как помочь им справиться с этой ситуацией, чего не стоит точно делать, потому как развод действительно это очень сложное время не только для ребенка, для взрослого человека. Ну, а для ребенка, так как он не может никак влиять на ситуацию, это, конечно, время, когда он чувствует и бессилие, понимает, что пространство вокруг него меняется, и он полностью зависит от внешних обстоятельств. Вот это чувство бессилия, слабости ребенок может запомнить на долгие годы, когда у него вроде как отнимают одного из родителей, и здесь, конечно, очень многое будет зависеть от того, насколько мудро, насколько тонко, насколько психологически подковано будут вести себя родители.

Звоните, задавайте свои вопросы, делитесь ситуациями, может быть, пожалуетесь, если вы сталкивались с тем, что при разводе вы не получили возможности сохранить отношения с ребенком. Чаще всего в такой ситуации, конечно, оказываются папы, почему, потому что женщины в силу обстоятельств, в силу уклада теснее и ближе связаны с ребенком, ребенок чаще всего остается с мамой. И если инициатором развода становится папа, то чаще всего, конечно, мама переживая, испытывая огромный дискомфорт, переносит вот эти переживания на ребенка, ребенок бывает в курсе, становится либо третейским судьей, либо просто он разделяет с ней эту нагрузку, эту депрессию, эту апатию, и, конечно, для ребенка это очень сложно. У нас есть звонок. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Ирина. Я хотела посоветоваться с вами, как-то я очень доверяю вашему мнению.

СЛУШАТЕЛЬ: Я недавно развелась с мужем, у меня трое детей. Муж настаивал на том, чтобы он воспитывал детей. У нас была очень напряженная ситуация, и я была вынуждена одного ребенка ему уступить. Очень переживаю по этому поводу. У меня две дочери и самый младший сын. Он настаивал на том, чтобы хотя бы сын жил с ним. Я была вынуждена пойти на то, чтобы согласиться, но я страшно переживаю и чувствую, как отношения у меня с сыном стали меняться.

А.ОРЛОВА: А сколько лет вашему сыну сейчас?

СЛУШАТЕЛЬ: Ему 5 лет. И я чувствую, что он изменился ко мне, для меня это очень травматично, не знаю, как быть. Но и воевать мне тоже страшно и тяжело, и то, что дети не все вместе, меня это тоже очень угнетает.

А.ОРЛОВА: Вы знаете, Ирина, а бывает такое время, когда все вместе вы встречаетесь и куда-то вместе идете?

СЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что когда мы все вместе, то мы не можем удержаться от взаимных упреков, и, в общем, праздник превращается в какую-то пикировку.

А.ОРЛОВА: Понятно. А есть время, когда вы одна с вашим сыном, не тогда, когда вы берете сына к себе и получается, что он как бы становится один из трех?

СЛУШАТЕЛЬ: Практически не бывает, потому что он старается контролировать всегда это время, когда мы вместе. Я чувствую, что нужно что-то менять и не знаю, как мне поступить.

А.ОРЛОВА: Я думаю, что самый простой, самый действенный способ, с вами живут две дочери, а он проявляет к этим детям интерес?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, но чисто материального порядка.

А.ОРЛОВА: Ну, то есть он помогает финансово.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, это было условие. Если ты хочешь, чтобы я помогал, то одного ребенка отдай мне.

А.ОРЛОВА: А девочки тянутся к нему?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, они отца любят.

А.ОРЛОВА: Ну, то есть отца любят. Раз девочки отца любят, наверное, он как-то с ними не так уж плохо себя ведет. Правильно я понимаю, что между ними есть какая-то связь.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, видимо, да.

А.ОРЛОВА: Я думаю, что здесь нужен просто честный и открытый разговор попробовать, я не знаю, насколько он будет действительно эффективным. Но так же, как вы хотите, чтобы ваш сын с вами не терял вот эту близкую связь, так же и, скорее всего, он тоже хочет, чтобы со своими дочерьми быть в хороших отношениях. Поэтому, если прямо так и поговорить.

Мне кажется, что когда вы берете ребенка, сына к себе, а, допустим, девочки идут туда, важно время, когда ваш сын будет один на один с вами. Не тогда, когда у вас и девочки, и сын, и тогда получается, что нет времени выстроить эту вашу именно тесную связь друг с другом, диаду, диадическую такую, а вы все время как бы все равно заняты тремя детьми, и ему не хватает пространства почувствовать вот эту близость с матерью. Поэтому мне кажется, что должно быть время, которое только для него, и постепенно-постепенно, как можно больше игровых форм, и, честное слово, время берет свое, все равно он будет понимать, и я так думаю, что если нет какого-то откровенного влияния на ребенка, если там ваш муж ничего негативного не говорит, а мне кажется, что он, скорее всего, не говорит. Потому что я так слышу, что просто вы тревожитесь за то, что нет тесной связи.

А.ОРЛОВА: Вы просто усильте то время, когда вы заняты только им. Пусть это будет не много по времени, но качественно. И у вас есть, что предложить взамен мужу, он так же может пытаться выстраивать свои отношения с дочерьми. Вот, наверное, так, насколько это возможно. И я с вами прощаюсь. У нас еще есть звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Андрей. У меня развод уже случился давно, 20 лет назад. Я хотел бы сказать свою вот такую положительную историю.

А.ОРЛОВА: Давайте, с удовольствием.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, тоже все было, и суды, и вот эти детские комиссии. Но потом как-то в один прекрасный момент, вы знаете, я решил махнуть рукой. Я заметил у противоположной стороны, со стороны жены бывшей, вот ее семейство вот такую, не знаю, прямо радость в глазах, как будто им нечем было заниматься. А когда я приходил, что-то требовать начинал, вот они сплачивались и прямо вот были рады со мной о чем-то поспорить.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Я дочери всегда говорил: «Доча, я тебя люблю, я тебя люблю. Хочешь, мама дает свидание, я всегда подъеду. Не дает, значит, ну, пусть останется на ее совести. Я должен сосредоточиться на своей карьере, на своей работе». И так получилось, время идет быстро, знаете, и в решающие моменты вот такие, окончание школы, дочь говорит: «Нужно одеться» — «Хорошо». Когда вот я смог купить сапоги, телефон, такую спортивную одежду, выпускное платье и так далее. То есть на высшем уровне уже совсем на меня по-другому смотрела. Потом понадобились деньги на колледж, на репетиторов, потом на институт, понимаете, жизнь-то все-таки немножко банальнее, не только сюси-пуси. Поэтому я вот, ну, в праве ли давать, но даю совет отцам. Втягиваясь в такие войны, в битвы вы рискуете и разрушить и свою жизнь, и разрушить свою карьеру, и в результате, когда понадобится ваша серьезная помощь, то можете и не помочь.

А.ОРЛОВА: Спасибо вам, Андрей. Я хотела бы немножко прокомментировать. Действительно, если сложный развод, то очень часто, когда отец очень переживает и проявляет активный интерес, очень хочет общаться с ребенком, то вот этот активный интерес становится топливом, для того чтобы с ним можно было бы воевать. И тогда, может быть, что и теща, тесть, бывшая жена, они сгруппировываются и у них получается есть, чем заниматься, почему, потому что тяжело переживается разрыв семьи и агрессия является защитным механизмом. То есть, раздражаясь, гневаясь и воюя, можно как-то пережить ту утрату. На самом деле, это все происходит не от хорошей жизни. И получается, что чем больше есть стремление со стороны отца, тем больше топлива, для того чтобы биться и биться в кровь.

Конечно, в результате очень сильно страдают дети. Иногда действительно даже ради ребенка можно сделать шаг назад, но при этом ребенку обязательно говорить, потому что ключевая фраза, которая здесь прозвучала: «Я тебя люблю, я всегда готов прийти к тебе на помощь, я в любой момент подъеду, ты всегда на меня можешь рассчитывать, к сожалению, я не всегда могу устроить эту встречу, потому что мама иногда не разрешает». Вот это будет реагировать память и ребенок будет об этом помнить. У нас есть звонок. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел вот, перед этим была такая радостная, скажем, история, насколько я понял, у меня грустная история, к сожалению. Не буду говорить, сколько лет назад это, по годам просто скажу, будет проще. В 2000-м году родился у меня сын. В 2002 году развелись. В 2003 я уехал из того населенного пункта, где жили, скажем так, но там остались мои родители. По суду выплачивал алименты, все, как положено, привозил подарки. Ну, около года все это длилось.

Потом она мне стала запрещать с ним видеться. Я с сыном виделся, жил относительно недалеко, виделся с сыном, все было хорошо. Через год после нашего развода она запретила мне видеться, запретила моим родителям видеться. Притом, что у моих родителей 15 внуков, из них все девчонки, вот один-единственный был продолжатель рода, единственный сын мой. Потом в итоге она отказалась от моих алиментов сама, на получение от меня алиментов, от подарков. Ну, в частности, была история, скажем, громкая такая, привез ему велосипед, он уже подрос, вернули его к родителям. Ну, на этом как бы… Пытался несколько раз восстановить это все, не получилось. Понял, что смысла нет, уехал еще дальше, до них мне порядка тысячи километров, сейчас мы на таком расстоянии живем, каждый раз ездить и не видеть смысла нет. Ну, скажем, отпустил эту историю, так, ладно и ладно.

Сейчас ему уже 16 лет будет сейчас в июне, это получается 13 из них я его не видел, ну, только издалека, не общался. И сейчас, естественно, у меня желание есть с ним общаться. Сейчас у меня есть другой сын от другой жены, растет, все хорошо. Но у меня есть желание, естественно, и у бабушки есть, деда не стало.

А.ОРЛОВА: Она вышла замуж?

СЛУШАТЕЛЬ: Она вышла прямо сразу. Я уехал, буквально через пару месяцев.

А.ОРЛОВА: Ну, то есть это и было, пыталась исключить вас из семейной системы, для того чтобы там выстраивались проще отношения. Потому что, когда у ребенка сохраняются отношения с отцом, когда вот эта связь есть, то гораздо сложнее женщине в новых отношениях сделать так, чтобы все между друг другом поладили. И очень часто так бывает, к сожалению, Алексей. Что это такая попытка исключить вас, для того чтобы меньше было помех.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, я все услышал. Я хочу сейчас понять, он сейчас уже взрослый, практически совершеннолетний, 16 лет, и хочу спросить, стоит ли мне, есть ли такая возможность вообще с ним восстановить отношения, с сыном непосредственно?

А.ОРЛОВА: Я думаю, что однозначно.

СЛУШАТЕЛЬ: Он сейчас может уже сам выбор сделать, а для этого, когда заводили мы странички в разных соцсетях, эти странички контролировали…

СЛУШАТЕЛЬ: Блокировали, да, наши сообщения.

А.ОРЛОВА: Ну, понятно, конечно. А попытки ваши в течение этого времени, этих лет, ребенок видел, что вы пытаетесь, но не дают?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да.

А.ОРЛОВА: Вот это самое главное.

СЛУШАТЕЛЬ: Это было. На улице встречались, он уходил, он мне говорил: «Мне не разрешают». Мои родители, ну, его бабушка, дедушка к нему: «Давай, пойдем в магазин, тебе чего-нибудь там, день рождения, еще что-нибудь, 1 сентября, давай пойдем, тебе чего-нибудь купим».

А.ОРЛОВА: Время просто заканчивается, сейчас нужно будет уходить на новости. Я хочу вам, знаете, что сказать, однозначно то, что вы делали эти попытки, и точки контакта были, у ребенка все это в памяти сохранено. Сейчас это уже взрослый человек. Надо сказать, что мальчики гораздо лояльнее относятся к ситуациям, к сложностям к разрыву отцом в течение какого-то времени, тем более понимая, что все-таки мама не давала. Поэтому, мне кажется, что лично вы должны, бабушка и дедушка это опосредованно, к сожалению, они стали заложниками этой ситуации. Вам важно поехать, поговорить и сказать, что вы его очень любите, и что он вам очень нужен. Я, к сожалению, не могу дольше говорить, хочу всем пожелать, как можно меньше разводов и как можно больше счастливых детей.

«Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Государственная радиовещательная компания «Маяк».

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-48132 от 30 декабря 2011 г.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.

Использование любых аудио-, фото- и видеоматериалов, размещенных на сайте, допускается только с разрешения правообладателя и со ссылкой на сайт «радио маяк» (для интернет-проектов — с гиперссылкой).