Расторжение договора литература

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Нет условия об одностороннем расторжении: можно ли разорвать договор?

Предпринимателю очень важно в нужный момент прекратить договорные отношения. Расторгнуть договор можно по соглашению сторон. Но если его нет, то уповать остается на возможность одностороннего расторжения договора. Но всегда ли она есть? Поводом разобраться в этом вопросе послужило обращение в редакцию компании, которая столкнулась с подобной проблемой. В договоре, заключенном компанией, не оказалось условия о его одностороннем расторжении по инициативе одной из сторон. Посмотрим, какие варианты разрешения ситуации возможны исходя из Гражданского кодекса.

Нормы Гражданского кодекса о расторжении договора по отдельным видам обязательств сформулированы в соответствии с двумя основополагающими статьями Кодекса о расторжении договора в одностороннем порядке — 310 и 450. Из этих статей следует, что односторонний отказ от исполнения договора не допускается, но в качестве исключения возможность такого отказа может быть предусмотрена законом или договором. В положениях Гражданского кодекса по отдельным видам обязательств предусмотрены случаи одностороннего отказа.

По закону и без суда

Когда в законе говорится об отказе от исполнения договора, значит, речь идет о внесудебном порядке одностороннего расторжения договора. Такие формулировки повторяют положение ст. 310 ГК РФ. В силу же п. 3 ст. 450 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора полностью договор считается расторгнутым.

Отказ от исполнения договора предусмотрен в ГК РФ по многим видам договоров — купли-продажи (п. 1 ст. 463), поставки (п. 3 ст. 509), подряда (п. 2 ст. 715), возмездного оказания услуг (ст. 782).

В одних случаях отказ допустим только при наличии определенных обстоятельств. Например, согласно п. 2 ст. 715 ГК РФ если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончить ее к сроку нереально, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

В других сторонам договора дано право отказаться от исполнения договора, не обосновывая это наличием каких-либо факторов (см., например, ст. 782 ГК РФ).

А немотивированный отказ от исполнения договора аренды возможен только тогда, когда договор заключен на неопределенный срок. В этой ситуации в силу п. 2 ст. 610 ГК РФ каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества — за три месяца. Договор, в котором срок определен, расторгнуть в одностороннем внесудебном порядке, увы, нельзя. Закон этого не предусматривает.

По закону и только в суде

Нормы законодательства, позволяющие расторгнуть договор в одностороннем порядке исключительно по решению суда, прямо указывают на судебный порядок и содержат формулировку «по требованию». Это обусловлено п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которому договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по требованию одной из сторон.

Соответствующие нормы есть в ГК РФ, например в отношении договоров дарения (п. 2 ст. 578), аренды (ст. 619 и 620).

Случаи, когда договор аренды может быть досрочно расторгнут судом по требованию арендатора, перечислены в ст. 620 ГК РФ: арендодатель не предоставляет имущество в пользование, имущество не пригодно для использования, арендодатель не проводит являющийся его обязанностью капитальный ремонт.

Помимо конкретных случаев, предусмотренных законом, договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора одной из сторон (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Существенным признается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Суды отмечают, что по смыслу ст. 450 ГК РФ решение вопроса о характере нарушения договора относится к судейскому усмотрению. Суд оценивает, является ли нарушение существенным, исходя из обстоятельств каждого конкретного дела (п. 28 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

Но как быть, например, если в договоре аренды нет условия о его одностороннем расторжении, а основания, предусмотренные ст. 620 и подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ, отсутствуют?

Есть несколько выходов.

Во-первых, надо рассмотреть возможность применения ст. 451 ГК РФ. В ней предусмотрено, что договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны при существенном изменении обстоятельств и при одновременном наличии четырех условий, названных в п. 2 этой статьи. Отметим, что доказать их наличие непросто. Один из редких примеров, когда это удалось сделать (правда, арендодателю), — постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.08.2007 по делу № А43-3233/2007-17-51.

Во-вторых, можно использовать основания прекращения обязательства, упомянутые в главе 26 ГК РФ: отступное (ст. 409), новация (ст. 414), невозможность исполнения (ст. 416) и др.

В соответствии с договором

Статья 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ допускают возможность включения в договор по соглашению сторон условие об одностороннем отказе от исполнения договора помимо предусмотренных законодательством. Тем самым стороны могут расширить перечень оснований для одностороннего расторжения.

В названных статьях не предусмотрено, что условие об одностороннем отказе от исполнения договора должно содержать какое-либо обстоятельство (повод, причину) для расторжения. На это обращает внимание Президиум ВАС РФ в постановлении от 09.09.2008 № 5782/08: «Ни статья 310, ни пункт 3 статьи 450 Кодекса не связывают право на односторонний отказ от исполнения договора с наличием каких-либо оснований для такого отказа, предусмотренных законом или соглашением сторон. Для одностороннего отказа от исполнения договора, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, достаточно самого факта указания в законе или соглашении сторон на возможность одностороннего отказа».

Таким образом, включать в договор условие об одностороннем отказе от исполнения договора необходимо. Если такого условия нет, следует выяснить, предусмотрено ли одностороннее расторжение законодательством.

Договорное условие о расторжении: ограничения

В заключение остановимся на одном существенном моменте, касающемся включения в договор условия об одностороннем отказе от его исполнения «по усмотрению сторон». Ошибочно думать, что оно безгранично. Статья 310 ГК РФ требует, чтобы условия договора об одностороннем отказе не противоречили закону или существу обязательства. Важно понимать, что это значит.

Примеры, когда условие договора об одностороннем расторжении суды признали недействительными, встречаются редко. Один из них — постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.98 № 157/98. По договору купли-продажи покупатель уплатил продавцу половину суммы за товар, а после его получения на основании соответствующего условия в договоре уведомил продавца о расторжении договора в одностороннем порядке. Суд решил, что при таких условиях одностороннее расторжение договора невозможно, поскольку продавец полностью исполнил договор. Условие договора о возможности его расторжения в таком случае противоречит ст. 310 ГК РФ, поскольку освобождает покупателя от уплаты половины цены имущества, полученного по договору купли-продажи, в силу чего является ничтожным.

Приведенный случай свидетельствует о том, что условие договора, позволяющее отказаться от исполнения договора той стороне, которая имеет неисполненные обязательства, при том что противная сторона свои договорные обязательства в отношении этой стороны уже выполнила, противоречит закону.

Другим интересным примером может служить Определение ВАС РФ от 01.07.2008 № 8316/08, в котором, сославшись на ст. 310 и п. 1 ст. 523 ГК РФ, судьи пришли к заключению, что условие об одностороннем отказе от исполнения договора поставки безотносительно к каким-либо нарушениям его условий другой стороной противоречит существу обязательства по поставке, поскольку способно повлиять на устойчивость складывающихся между участниками сделки отношений и противоречит требованиям указанных правовых норм.

Такая позиция вступает в противоречие с известной позицией Президиума ВАС РФ (сформулированной позже).

Добавим, что из п. 1 ст. 523 ГК РФ не следует, что односторонний отказ от исполнения договора поставки допускается только в случае существенного нарушения договора одной из сторон. Эта статья не исключает права сторон предусмотреть в договоре условие об одностороннем отказе по своему усмотрению. Положения ст. 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ применяются к каждому виду обязательств. И для их применения не требуется, чтобы в статьях о конкретном виде договора было указано на возможность включать в договор условие об одностороннем отказе от исполнения договора.

Расторжение договора литература

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Изменение и расторжение гражданско-правового договора :

Изменение и расторжение гражданско-правового договора : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Актуальность темы исследования. В условиях рыночной экономики правовое регулирование договоров имеет особую важность, поскольку основой гражданского оборота являются именно договоры. Нормативное регулирование договорных обязательств, направленное на обеспечение стабильности отдельных договоров и всего гражданского оборота в целом, в то же время отличается определенной гибкостью, устанавливая различные правовые инструменты, призванные обеспечить удовлетворение интересов участников оборота с учетом конкретной ситуации, в том числе, возможность изменить или расторгнуть договор.

Дореволюционное российское, а затем советское законодательство подробно не регулировало отношения, связанные с изменением и расторжением договоров. С развитием свободного гражданского оборота важное значение приобретает как теоретическая разработка данного института, так и разрешение вопросов, возникающих при его практическом применении. В действующем Гражданском кодексе РФ впервые установлены общие положения об изменении и расторжении договора (глава 29), а также большое число частных норм об отдельных видах договоров, конкретизирующих общие правила. Кодекс содержит ряд новых для российского права положений, определяющих основания, порядок и последствия изменения и расторжения договора.

Абсолютной новеллой в области регулирования договорных отношений являются правила ст. 451 ГК РФ о влиянии на договор изменения обстоятельств, существовавших при его заключении. Поскольку новейшая российская история характеризуется политической, социальной и экономической нестабильностью, обоснованность включения в законодательство данных положений вряд ли может подвергаться сомнению. Подробный анализ норм ст. 451 ГК РФ и определение соотношения с известными принципами и институтами гражданского права представляет большой научно-теоретический интерес.

В судебной практике некоторые вопросы изменения и расторжения договоров пока не получили однозначного разрешения, в том числе, не сложилось определенное толкование понятия существенного изменения

обстоятельств и применение ст. 451 ГК РФ вызывает определенные сложности. Как показало изучение судебной практики, последняя испытывает острую потребность в научных рекомендациях о применении института изменения и расторжения договора.

В юридической литературе специальное исследование изменения и расторжения договора (З.М. Заменгоф «Изменение и расторжение хозяйственных договоров». М., 1967.) выполнено еще в 60-е годы прошлого столетия на основе законодательства и арбитражной практики того времени с учетом, естественно, существовавших социально-экономических условий и во многом устарело. Единственное крупное цивилистическое исследование проблемы существенного изменения обстоятельств было предпринято в монографии А.Г. Зейца «Влияние изменившихся обстоятельств на силу договоров (clausula rebus sic stantibus)», опубликованной еще в 1928 году. Труды современных авторов не отличаются необходимой глубиной и полнотой исследования, затрагивают отдельные практические вопросы изменения и расторжения договоров, встречаются и ошибочные суждения. Среди наиболее значительных следует назвать работу М.И. Брагинского и В.В. Витрянского «Договорное право. Книга первая: Общие положения». М, 1999. Таким образом, институт изменения и расторжения договора остается недостаточно изученным. Отсутствуют исследования данной проблемы с широким привлечением зарубежного законодательства, судебной практики и юридической литературы, в которых новое российское законодательство об изменении и расторжении договора, а также правоприменительная практика подвергнуты глубокому научному анализу.

Все это определило цель настоящего исследования: комплексный научно-теоретический анализ гражданско-правового института изменения и расторжения договора и изучение практики его применения. Достижение данной цели осуществлялось посредством решения следующих задач: 1. выявить и сформулировать основополагающие признаки изменения

и расторжения договора, определить соотношение изменения и

расторжения договора со смежными юридическими институтами;

2. изучить соотношение соглашения об изменении и расторжении договора с другими видами соглашений о прекращении (изменении) обязательств;

3. исследовать юридическую природу одностороннего отказа от исполнения договора, классифицировать и подвергнуть анализу основания одностороннего изменения и расторжения договора во внесудебном порядке;

4. изучить характерные черты изменения и расторжения договора в судебном порядке;

5. рассмотреть последствия изменения и расторжения договора;

6. исследовать проблему влияния изменившихся обстоятельств на договор, проанализировать нормы ст. 451 ГК РФ, сопоставив их с известными теориями, иностранным законодательством и судебной практикой;

7. раскрыть сущность понятия существенного изменения обстоятельств, установить содержание условий изменения и расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

8. на основании изученной судебно-арбитражной практики выявить испытываемые судами трудности при разрешении споров об изменении и расторжении договоров и разработать соответствующие рекомендации.

Методологическую основу диссертации составляют общенаучные (анализ и синтез, индукция и дедукция и т.д.) и специальные методы познания (исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический).

Теоретической основой исследования являются труды известных отечественных правоведов, в частности, М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, В.А . Венедиктова, В.В. Витрянского, Д.М. Генкина, В.П. Грибанова, М.А. Гурвича, З.М. Заменгоф, А.Г. Зейца, О.С. Иоффе, Я.А. Канторовича, А.С. Комарова, О.А. Красавчикова, М.И. Кулагина, A.M. Ладыженского, Л.А. Лунца, Д.И. Мейера, В.П. Мозолина, И.Б.

Новицкого, В.А. Ойгензихта, Е.А. Павлодского, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.В. Ровно-

го, М.Г. Розенберга, О.Н. Садикова, А.П. Сергеева, В.И. Синайского, B.C. Толстого, Ю.К. Толстого, P.O. Халфиной, Б.Л. Хаскельберга, Г.Ф. Шершеневича и др.

В диссертации широко использованы сочинения зарубежных юристов — А. Барака, Д. Вильямса, X. Кётца, Г. Ласка, Л. Жюллио де ла Морандьера, Л. Самонда, А. Фарнсворта, К. Цвайгерта, К. Шмиттгоффа, Л. Эннекцеруса и др.

При написании работы изучено иностранное гражданское законодательство и акты международного частного права.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения опубликованной практики Высшего Арбитражного суда, а также изученная автором практика применения норм ГК РФ об изменении и расторжении договора арбитражными судами в ряде регионов России (Алтайский край, Иркутская область, Красноярский край, Кемеровская область, Новосибирская область, Томская область).

Научная новизна исследования определяется новизной норм Гражданского кодекса РФ об изменении и расторжении договора, а также тем, что настоящая диссертация является одним из первых монографических исследований института изменения и расторжения договора за последние почти сорок лет. На защиту выносятся следующие основные положения, отражающие научную новизну исследования: 1. Изменение и расторжение договора являются особыми основаниями (способами) изменения и прекращения неисполненных обязательств по воле одной или обеих сторон посредством целенаправленного изменения условий договора или прекращения действия договора как основания возникновения обязательства. Правовые последствия изменения и расторжения договора не имеют обратной силы. С прекращением неисполненного регулятивного обязательства возникает охранительное правоотношение, если основанием расторжения (изменения) договора явилось его нарушение. Нельзя изменить или расторгнуть договор, если правоотношение (а вместе с ним и договор) прекращается на основании иных юридических фактов или вообще не возникло.

2. Соглашение об изменении или расторжении договора само является гражданско-правовым договором, которое следует отличать от других соглашений, влекущих изменение или прекращение обязательства: понятием расторжения (изменения) договора не охватываются случаи, когда полное или частичное прекращение обязательства происходит по воле сторон, но не связано с «воздействием» на его основание (зачет) или предполагает безусловное освобождение должника от неисполненного обязательства (прощение долга).

3. Право на отказ от исполнения договора является субъективным гражданским правом, реализуя его сторона удовлетворяет свой интерес в полном или частичном прекращении действия договора и возникших из него прав и обязанностей. Содержание данного субъективного права включает правомочие на совершение одностороннего действия и правомочие требовать от всех других лиц не препятствовать этому.

4. Общим является судебный порядок изменения и расторжения договора. Вынося решение по данной категории дел, суд реализует предоставляемое законом право оценивать нарушение договора как существенное, существенность изменения обстоятельств и т.п. по своему усмотрению. Предлагается дополнить азб. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ уточняющими критериями рекомендательного порядка, которые следует учитывать суду при изменении и расторжении договора в связи с его существенным нарушением: 1) характер нарушения договора; 2) соотношение исполненных и неисполненных обязательств; 3) целесообразность сохранения договора, учитывая характер нарушения; 4) разумность, рациональность судебного решения (как требование общего характера).

5. Восстановление первоначального положения, существовавшего до заключения договора, возможно в рамках охранительного обязательства по возмещению убытков, обязательства по возврату исполненного или, в исключительных случаях, обязательства из неосновательного обогащения, если соответствующий интерес стороны не может быть защищен посредством договорного иска. Поскольку

с исполнением действительного договора связаны юридические последствия (стороны приобретают права на полученные предоставления), возврат исполненного может повлечь поворот права собственности на предоставленное до изменения или расторжения договора. Убытки, причиненные изменением или расторжением договора (п. 5 ст. 453 ГК РФ), включают (1) стоимость предоставленного исполнения управомоченной на изменение или расторжение договора стороны и (2) расходы (потери), связанные с заключением новой сделки взамен расторгнутого договора. Вносится предложение о придании правилам ст. 524 ГК РФ о порядке исчисления данных убытков универсального характера. 6. В ситуации существенного изменения обстоятельств при сохранении формального юридического равенства прав и обязанностей сторон, установленного договором, имущественный интерес (экономическая цель) становится недостижимым. Положения ст. 451 ГК РФ не являются уникальными и основаны на существующем мировом опыте решения данной проблемы. Существенное изменение обстоятельств рассматривается в качестве причины, уничтожающей субъективные предпосылки заключения договора (субъективный критерий) (п. 1 ст. 451 РФ). Но субъективный критерий раскрывается и приобретает значение только при установлении объективного критерия — экономической затруднительности исполнения обязательства при изменении обстоятельств (подп. 3 п. 2 ст. 451 РФ).

7. На основе легально установленных обязательных условий изменения и расторжения договора (подпункты 1-3 п. 2 ст. 451 ГК РФ), выделяются характерные признаки существенного изменения обстоятельств, которое (1) не зависит от воли сторон, (2) не может быть преодолено, (3) исполнение обязательства на договорных условиях исключает удовлетворение имущественного интереса стороны, требующей изменения или расторжения договора.

8. Для расторжения (изменения) договора судом требуется установление совокупности всех условий, предусмотренных в п. 2 ст. 451 ГК РФ. Условие подп. 1 п. 2 ст. 451 ГК РФ устанавливается при дока-

занности отсутствия у обеих сторон в момент заключения договора достоверного знания о конкретных фактах возможного изменения обстоятельств. В соответствии с положением подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК РФ изменение обстоятельств неподконтрольно сторонам договора и не является следствием их собственных действий. Установление и оценка нарушения баланса имущественных интересов и ущерба вследствие исполнения обязательства в изменившихся обстоятельствах (подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ) основаны на исследовании предоставления, которое должна получить заинтересованная сторона взамен собственного предоставления; из числа имеющих значение интересов должны быть исключены те, которые при заключении договори не принимались во внимание и не нашли отражения в его условиях, а потому их реализация не обеспечена субъективными правами и обязанностями.

Теоретическая значимость работы определяется результатами исследования, позволяющими составить целостную систему представлений об изменении и расторжении договора как особом способе изменения и прекращения обязательств: о понятии, основаниях, последствиях его применения.

Практическая значимость работы выражается в том, что в ней содержатся выводы и предложения, которые могут быть использованы в нормотворческой деятельности при совершенствовании законодательства и в правоприменительной практике. Результаты исследования могут быть применены в научных и учебных целях.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского права Юридического института Томского государственного университета, где проведено ее обсуждение и рецензирование. Основные выводы исследования отражены в опубликованных работах автора и докладах на межрегиональных конференциях (г. Томск) в 2000-2001 годах.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения и списка литературы. Общий объем диссертации — 192 с.

Во введении обосновывается актуальность темы, научная новизна, формулируются задачи и цель исследования, определяется его теоретическая и практическая значимость, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Общие положения об изменении и расторжении договора» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Понятие изменения и расторжения договора», выясняется сущность расторжения и изменения договора по действующему гражданскому законодательству.

В основе регулирования динамики договорных обязательств лежит принцип обязательности договора (pacta sunt servanda). Помимо стадии возникновения, составляющими динамики обязательств выступают также их изменение и прекращение. Для современного гражданского права является общепринятым легальное установление различных оснований (способов) прекращения договорных обязательств, наряду с важнейшим и приоритетным основанием — исполнением обязательства.

Расторжение договора влечет прекращение неисполненных договорных обязательств: составляющие содержание обязательства субъективные права и обязанности отпадают (погашаются), что обусловлено отпадением юридического факта — договора, с которым связано возникновение обязательства. Правопрекращающий эффект расторжения договора основан на волеизъявлении сторон, существо которого сводится к отказу от исполнения обязательств и от принятия встречного исполнения.

Правовые последствия расторжения договора (как и его изменения) распространяются на будущее время, в связи с чем обязательство не подлежит пересмотру в той части, в которой оно уже прекратилось надлежащим исполнением (п. 4 ст. 453 ГК РФ). Автор не разделяет мнение о том, расторжение договора на будущее время подразумевает сохранение регулятивных прав и обязанностей из обязательств, принятых сторонами на период, предшествовавший расторжению договора

(З.М. Заменгоф, М.И. Брагинский). Такой вывод, во-первых, не согласуется с законом, в котором ничего не говорится о сохранении прав и неисполненных обязанностей сторон после расторжения договора (п. 2 ст. 453 ГК РФ). Во-вторых, при таком подходе сфера применения института расторжения договора ограничивалась бы прекращением договоров до наступления срока их исполнения, а также прекращением договоров с длящимся исполнением, заключенным на неопределенный срок.

Исходя из ст. 453 ГК РФ, расторжение договора после наступления срока исполнения прекращает обязательство, в том числе и в случае, когда договор до момента расторжения уже был исполнен одной из сторон. По общему правилу, расторжение договора влечет прекращение возникшего из договора неисполненного регулятивного обязательства в полном объеме и возникновение охранительного правоотношения, если основанием расторжения (изменения) договора явилось его нарушение. Гражданский кодекс предусматривает ряд исключений, в которых при расторжении договора обязанность стороны по исполнению не прекращается (например, ст. 717, п. 1 ст. 782).

Изменение условий договора влечет не полное и безусловное прекращение правовой связи между его участниками, а лишь изменение содержания правоотношения: преобразование содержания обязательств сторон, дополнение существующего обязательства новыми правами и обязанностями, частичное прекращение обязательства. Изменение субъектного состава обязательства не связано с понятием изменения договора. Своеобразным исключением являются случаи, когда происходит усложненное изменение и субъектов, и содержания правоотношения (например, при уступке требования в порядке ст. 384 ГК РФ).

По мнению автора, вывод об ограничении понятия изменения договора лишь теми случаями, в которых сохраняется первоначальная модель договора (купля-продажа, аренда и т.д.), не следует из закона. Преобразование содержания обязательства при изменении условий договора дополнительным соглашением означает ни что иное, как прекращение прежних прав и обязанностей и возникновение новых. Учитывая это, частным случаем изменения договора, регулируемого

главой 29 ГК РФ, можно считать новацию договорного обязательства в результате изменения условий договора о предмете или способе исполнения.

Выделенные характерные признаки изменения и расторжения договора отличают этот институт от прочих оснований прекращения (изменения) обязательств, а также позволяют определить ситуации, в которых применение данного института объективно невозможно, так как договор уже прекратил свое действие (в случае надлежащего исполнения, невозможности исполнения и т.д.) или вообще не существовал (в случае назаключенного договора, первоначальной невозможности исполнения, недействительности договора), и не допускать соответствующих ошибок в процессе законотворческой деятельности.

Во втором параграфе «Гражданское законодательство об изменении и расторжении договора» показано развитие отечественного законодательства об изменении и расторжении договора; на основе анализа источников различных исторических периодов прослеживаются общие тенденции развития правового регулирования изменения и расторжения договора.

До принятия нового Гражданского кодекса РФ в поле зрения законодателя в основном находились вопросы динамики договорных правоотношений, связанные с их возникновением и надлежащим исполнением. Отсутствие общих норм об изменении и расторжении договора в дореволюционном праве отчасти было связано с общей неполнотой и несовершенством гражданского законодательства, не обеспечивавшего эффективного регулирования экономического оборота. В советский период особенности регулирования изменения и прекращения обязательств объяснялись известными социально-экономическими условиями. В условиях тотального планирования хозяйственная практика не испытывала потребности в специальном гражданско-правовом регулировании изменения и расторжения договоров. Тем не менее, количество норм, допускавших исключения из принципа обязательности договора, в кодифицированных актах (ГК 1922 года и ГК 1964 года) постепенно увеличивалось.

В главе 29 ГК РФ впервые предусмотрены общие диспозитивные нормы об изменении и расторжении договора, существенно расширены возможности одностороннего изменения или прекращения действия договора. Динамичность современного гражданского оборота требует ослабления действия принципа обязательности договора при сохранении основных предпосылок стабильности гражданского оборота, что не означает отказа от самого принципа.

Вторая глава «Основания изменения и расторжения договора. Последствия изменения и расторжения договора» включает четыре параграфа. Говоря об основаниях изменения и расторжения договора, необходимо разделять две категории юридических фактов, порождающих различные правовые последствия. Непосредственно наступление правоизменяющего или правопрекращающего эффекта влекут сделки и решение суда (ст. 450 ГК РФ). В свою очередь, возникновение самого права на совершение односторонней сделки или предъявление требования, направленных на изменение или прекращение правоотношений, также опирается на определенное основание (нарушения договора, изменения обстоятельств и другие юридические факты).

В первом параграфе «Изменение и расторжение договора по соглашению сторон» рассматривается наиболее оптимальное с точки зрения охраны интересов сторон изменение и прекращение обязательства на основании договора — соглашения об изменении или расторжении договора. Изменение или расторжение договора по соглашению не противоречит принципу pacta sunt servanda в силу действия не менее важного правового принципа свободы договора. Договор — это соглашение, направленное не только на установление правоотношений; его предметом может быть также изменение или расторжение договора (ст. ст. 154, 420 ГК РФ). На соглашение об изменении и расторжении договора распространяются правила Гражданского кодекса о сделках и договоре.

Изменение и расторжение договора по соглашению сторон допускается в любое время (п. 1 ст. 450 ГК РФ). Стороны не вправе заклю-

чить такое соглашение лишь в случаях, когда законом ограничена сама возможность изменения или расторжения договора. Выделяются следующие виды соглашений. Соглашения о расторжении и об изменении договора в форме прекращения действия отдельных условий направлены соответственно на полное или частичное прекращение обязательства. Дополнение договора новыми условиями влечет расширение круга взаимных прав и обязанностей. Соглашение, изменяющее содержание существующих условий, направлено на возникновение новых прав и обязанностей и прекращение прежних.

Проводится сравнительный анализ соглашения об изменении и расторжении договора и других видов соглашении, влекущих прекращение (изменение) договорного обязательства. Мировое соглашение об изменении или расторжении договора отличается от обычного соглашения только тем, что должно соответствовать установленным процессуальным требованиям (ст.ст. 34, 165 ГПК и ст.ст. 39, 121 АПК). Понятием расторжения договора не охватываются случаи, когда обязательственная связь между сторонами не прекращается (новация и отступное). Новацию можно рассматривать в качестве разновидности изменения договора. Соглашению об отступном также присущи признаки соглашения об изменении договора, преобразующего первоначальное обязательство в альтернативное. От изменения и расторжения договора следует отличать зачет и прощение долга. Зачет адекватен исполнению и не связан с отступлением от условий договора. Прощение долга отличается безвозмездным характером и безусловно прекращает неисполненное обязательство должника.

Во втором параграфе «Односторонний отказ от исполнения договора» исследуется юридическая природа права на изменения и расторжения договора посредством односторонней сделки.

Внесудебное изменение или расторжение договора на основании одностороннего отказа от исполнения договора предполагает наличие прямого указания закона или договора на возможность изменить или расторгнуть договор односторонним заявлением. Право на отказ от исполнения договора относится к группе прав на совершение односто-

ронних действий, опосредующих динамику правоотношений. Анализируя высказанные в литературе мнения, автор приходит к выводу, что право на отказ от исполнения договора является субъективным гражданским правом, включающим правомочие на совершение одностороннего действия и правомочие требовать от всех других лиц не препятствовать этому. Формулировки закона «отказ от исполнения договора», «отказ от договора», «отказ от товара» или «отказ от оплаты товара» следует рассматривать как юридически однозначные (п. 3 ст. 450 ГК РФ), поскольку речь идет либо об отказе должника от исполнения обязательства, либо об отказе от исполнения обязанности кредитора принять предложенное должником исполнение.

Далее в работе рассматривается ряд вопросов практического характера (основания, форма, момент наступления последствий, безотзывность отказа от исполнения договора). Установленные законом основания возникновения права на отказ от исполнения договора объединяются в две группы. Первая группа включает случаи, когда право стороны на отказ от исполнения договора возникает в связи с нарушениями обязательства контрагентом. В этих случаях отказ от исполнения договора выступает в качестве меры защиты (меры оперативного воздействия). Вторая группа объединяет все основания, не связанные с нарушением обязательства.

В диссертации предлагается устранить противоречивость в регулировании отказа от исполнения договора по соглашению сторон нормами ст. 310 и ст. 450 ГК РФ, допускающих неоднозначное толкование. При этом, если все же исходить из того, что возможность отказа от исполнения в соответствии со ст. 310 ГК РФ может быть предусмотрена только в договоре, связанном с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, не следует забывать, что практически для всех видов договоров (купля-продажа, аренда, поручение, подряд и др.) односторонний отказ от исполнения договора допускается как на уровне специальных, так и общих (ст. 328, ст. 405 ГК РФ) норм.

В целях устранения неопределенности и встречающихся на практике ошибок (повторное «расторжение» договора решением суда) пред-

латается дополнить п. 3 ст. 450 ПС РФ диспозитивной нормой, связывающей момент изменения и расторжения договора с получением уведомления об отказе от исполнения договора.

Третий параграф «Изменение и расторжение договора на основании решения суда» посвящен изменению и расторжению договора по требованию одной стороны. Судебный порядок одностороннего изменения и расторжения договора применяется не только в строго указанных в законе случаях, но и в случаях, когда правовой нормой или договором точно не определено содержание преобразовательного права стороны.

Нормативные пределы действия принципа строгого соблюдения договора отличаются подвижным характером: закон признает за судом право на определенную свободу усмотрения при принятии решений. Свобода усмотрения, которая понимается в диссертации как правомочие принимать, сообразуясь с конкретными условиями, такое решение по вопросам права, возможность которого вытекает из общих и относительно определенных указаний закона (К.И. Комиссаров), не относится к оценке доказательств, результатом которой объективно может быть единственное решение.

Законодательное регулирование изменения и расторжения договора судом отличается широким использованием оценочных категорий (существенное нарушение договора, существенное изменение обстоятельств и т.п.). В связи с этим важное значение имеют положения официального толкования и разъяснения норм ГК РФ об изменении и расторжении договоров высшими судебными органами, воспринимаемые судами в качестве правил для разрешения конкретных дел, а также наличие устоявшейся деловой практики, формирующей некоторые стандарты, являющиеся критериями оценки случаев, обозначенных оценочными понятиями.

По мнению диссертанта, установленные законом критерии существенного нарушения договора (абз. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ) следует уточнить, придав более определенные рамки усмотрению суда по примеру авторитетных актов международного частного права (ст. 7.3.1 Принци-

пов международных коммерческих договоров), так как суды испытывают затруднения при обосновании решений. В качестве уточняющих критериев рекомендательного порядка, которые следует учитывать при расторжении договора в связи с существенным нарушением, в диссертации предлагаются следующие. 1) Характер нарушения договора. Так, безусловным основанием для расторжения или изменения договора на практике признается грубое нарушение договора, выразившееся в неисполнении обязательств, если должник не приступил к исполнению в установленный срок и имеет место длительная просрочка. 2) Соотношение исполненных и неисполненных обязательств. Существенное нарушение обычно имеет место, когда объем соответствующего договору исполнения составляет менее половины от установленного. 3) Целесообразность сохранения договора, учитывая характер нарушения. Как правило, сохранение договора нецелесообразно, если должник не устраняет нарушение или не в состоянии исполнить обязательство в будущем, либо кредитор утратил интерес к исполнению. 4) Разумность, рациональность судебного решения, как требование общего характера, предполагающее обоснованность решения, исходя из объективного анализа различных вариантов, учета всех фактических обстоятельств конкретного случая.

В четвертом параграфе второй главы именуется «Правовые последствия изменения и расторжения договора» выделяются две категории правовых последствий изменения и расторжения договора. Во-первых, непосредственно изменение или прекращение подлежащих исполнению обязательств. Во-вторых, факт изменения или расторжения договора может служить основанием возникновения обязательства по возврату произведенного исполнения, а также возмещению убытков, вызванных изменением или расторжением договора. Подробно рассматриваются последствия второй группы.

В целях сохранения устойчивости экономических отношений Гражданский кодекс РФ согласно общему диспозитивному правилу (п. 4 ст. 453) не допускает пересмотра обязательства в той части, в которой оно

менения или расторжения договора явилось его нарушение, предпочтение в законе отдано универсальному способу защиты нарушенного права — возмещению убытков (п. 5 ст. 453 ГК РФ).

Нельзя согласиться с тем, что в отсутствие общей нормы о возврате исполненного существует пробел в законодательном регулировании (В .А. Рахмилович), так как имеется большое число частных норм-исключений из правила п. 4 ст. 453 ГК РФ. Исключения установлены для обязательств, предметом которых является передача вещи (купля-продажа — ст.ст. 466, 468, 475 и др., рента — п. 2 ст. 599, пожизненное содержание с иждивением — п. 2 ст. 605 ГК РФ); возврат услуги или работы невозможен.

Возврат исполненного по расторгнутому или измененному договору отличается от сходной меры восстановительного характера — возврата полученного по недействительной сделке. С исполнением действительного договора связаны юридические последствия — стороны приобретают права на полученные предоставления. В связи с этим восстановление первоначального положения при расторжении или изменении договора в рамках обязательства по возврату исполненного может опосредовать обратный переход права собственности на вещь или, иначе говоря, поворот права собственности. Поворот права собственности происходит с отчуждением полученного предоставления по требованию другой стороны договора или с отказом от права собственности на полученное исполнение (например, возврат некачественного товара покупателем). Возврат исполненного не связан с поворотом права собственности, если возвращается не то же самое предоставление, а другие вещи того же рода (при возврате уплаченной во исполнение договора денежной суммы), либо когда до расторжения или изменения договора право собственности на предоставление сохраняется у осуществившей его стороны (ст. 491, ст. 728 ГК РФ).

Вместо возврата предоставления в натуре возможно денежное возмещение по соглашению или в рамках ответственности за неисполнение обязанности по возврату полученного. Если основанием для изменения или расторжения договора явилось его неисполнение, по-

терпевшая сторона сохраняет право на возмещение всех убытков, ‘ причиненных неисполнением основного обязательства, даже при невозможности возврата исполненного в натуре, за которую контрагент не отвечает.

В диссертации анализируется соотношение правила п. 4 ст. 453 ГК РФ и норм о неосновательном обогащении. Положения ГК РФ позволяют рассматривать неосновательное обогащение как своеобразный универсальный восполнительный способ защиты (А.Л. Маковский). Неосновательность полученного по расторгнутому (измененному) договору признается спорным вопросом, но юридическое основание полученного подразумевает не столько наличие заключенного договора, сколько существо сделки, определяемое ее хозяйственной целью (получение встречного удовлетворения). Если соответствующий интерес не может быть защищен посредством договорного иска, нельзя исключить возврат исполненного в порядке субсидиарного применения норм о неосновательном обогащении (например, если арендная плата внесена за весь период пользования имуществом, но договор досрочно расторгается по вине арендатора).

Как и законодательство зарубежных стран и нормы международного частного права, российское право исходит из совместимости таких средств защиты, как возмещение убытков и расторжение (изменение) договора. Следует различать два вида убытков: 1) убытки, право на возмещение которых возникает из самого факта нарушения обязательства; 2) убытки, причиненные изменением или расторжением договора, право на возмещение которых возникает при наличии сложного фактического (юридического) состава: существенного нарушения обязательства и последовавшего изменения или расторжения договора (п. 5 ст. 453 ГК РФ). В состав последних входят: а) стоимость исполнения управомоченной на расторжение (изменение) договора стороны, не получившей встречного удовлетворения в период действия договора; б) уже понесенные или будущие дополнительные расходы потерпевшей стороны, не получившей предоставления, на которое она рассчитывала, связанные с удовлетворением ее интереса посредством заключения но-

вой сделки на иных условиях, заменяющей измененный или расторгнутый договор (ст. 524 ГК РФ).

В диссертации предлагается придать универсальный характер правилам определения убытков, причиненных изменением или расторжением договора поставки, содержащихся в ст. 524 ГК РФ, изложив их непосредственно в общей норме ст. 453 ГК РФ, по примеру Принципов международных коммерческих договоров (ст.ст. 7.4.5, 7.4.6).

В работе также рассматривается особый порядок определения последствий расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств (п. 3 ст. 451 ГК РФ).

Третья глава «Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Освобождение от исполнения обязательства при изменении обстоятельств: сравнительно-правовой и теоретический аспекты» раскрывается сущность влияния изменившихся обстоятельств на договор. Данная проблема имеет давнюю историю и известна в цивилистике как учение о так называемой оговорке о неизменности обстоятельств (clausula rebus sic stantibus). Различные изменения обстоятельств могут столь существенно изменить условия исполнения обязательства, что само исполнение приходит в противоречие с имущественными интересами сторон, представлениями об экономической целесообразности договора и справедливости. Нормы договорного права предусматривают типовой вариант развития фактических отношений. Стороны договора обладают субъективными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение ими своих интересов, которые направлены на различные субъективно оцениваемые блага в виде вещи или иного объекта. В случае существенного изменения обстоятельств при сохранении формального юридического равенства прав и обязанностей имущественный интерес (экономическая цель) становится недостижим.

К изменениям обстоятельств обычно относят серьезные колебания экономической конъюнктуры (резкое изменение курса валют, обесценивание денег в результате инфляции, изменение цен на товары и услу-

ги и т.п.), изменения в действующем законодательстве, наступление различных событий, затрудняющих исполнение обязательства в новых условиях. В зависимости от характера и существа изменений обстоятельств, их влияние выражается в значительном увеличении расходов по исполнению обязательства либо в уменьшении ценности получаемого предоставления.

Положения российского права об изменении обстоятельств анализируются в сравнительном плане с отечественным законодательством предшествующих исторических периодов, иностранным законодательством, сложившимися в теории и судебной практике подходами к решению проблемы влияния изменения обстоятельств на договор. Обос-цовывается вывод, что установление законом достаточно широкого круга изъятий из принципа строгого соблюдения договора (pacta sunt servanda) не колеблет его главенствующего положения в договорном праве, позволяя рассматривать ст. 451 РФ лишь в качестве особого исключения из этого принципа и определить допускаемое судебное вмешательство в договорные отношения на основе данной нормы как весьма ограниченное.

Наиболее известная доктрина — теория оговорки о неизменности обстоятельств <clausula rebus sic stantibus), обращается к фикции молчаливого согласия (оговорки) сторон о сохранении существовавших при заключении договора обстоятельств. Восполнение пробелов в договорном регулировании на основе подразумеваемой воли также характерно для доктрины тщетности или тщетности цели договора в общем праве, доктрины отпадения основания сделки в немецком праве. В американском праве выделяются концепции, основанные на экономическом подходе к обязательности договора при изменении обстоятельств: доктрина неосуществимости исполнения <коммерческой неосуществимости), эффективного нарушения договора, эффективного носителя риска изменения обстоятельств. Для права стран романо-германской системы характерен субъективно-ценностный подход, учитывающий предпосылки волеизъявления сторон и стандарт добросовестного поведения.

Несмотря на внешние отличия приемов юридической техники в различных правопорядках, решающим признается усмотрение суда, основанное на сходных по сути субъективных (подразумеваемая воля, предположения или цель сторон договора) и объективных (чрезвычайная убыточность договора, нарушение эквивалентности, рост расходов по исполнению) критериях. Российское право не составляет исключения, рассматривая в п. 1 ст. 451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств в качестве причины, уничтожающей субъективные предпосылки заключения договора (субъективный критерий). Но субъективный критерий раскрывается и приобретает значение только при наличии объективного критерия — экономической затруднительности исполнения обязательства при изменении обстоятельств (подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ).

В отличие от невозможности исполнения, при затруднительности препятствия исполнению обязательства не являются непреодолимыми и правовая цель договора может быть достигнута. Поэтому экономическая затруднительность исполнения сама по себе не влечет прекращения прав и обязанностей и не может рассматриваться в качестве особой разновидности невозможности исполнения, так как данные понятия взаимоисключают друг друга. Выступая одним из обязательных условий расторжения или изменения договора судом, затруднительность исполнения относится только к будущему, но не ко времени, предшествовавшему заключению договора; может быть фактической или юридической, часто являясь следствием причин, которые с юридической точки зрения никогда не создают невозможности исполнения обязательства (различные изменения экономической конъюнктуры).

Второй параграф — «Существенное изменение обстоятельств как основание для изменения и расторжения договора». Далеко не любое изменение обстоятельств можно считать достаточным основанием для изменения или расторжения договора. В качестве самостоятельной категории существенное изменение обстоятельств обладает рядом особенностей. Так, в отличие от случаев заключения договора на крайне невыгодных условиях (кабальная сделка), в ситуации изменения об-

стоятельств отсутствует искажение действительной воли сторон в момент заключения договора. Различие между непреодолимой силой и существенным изменением обстоятельств определяется характером последствий, поскольку фактические причины могут быть одни и те же: в первом случае — невозможность исполнения, во втором — затруднительность исполнения. По своему влиянию на договорные обязательства существенное изменение обстоятельств занимает в некотором роде промежуточное положение между юридически безразличными изменениями обстоятельств и явлениями непреодолимой силы.

Понятие существенного изменения обстоятельств включает в правовую сферу обширный круг событий и явлений. Существенным изменением обстоятельств могут быть признаны: 1) события; 2) действия (бездействие) третьих лиц; 3) обязательные для сторон акты государственных органов и органов местного самоуправления. Критерием отнесения конкретного изменения обстоятельств к существенному, является наличие признаков, легально установленных в качестве обязательных условий изменения и расторжения договора (подп. 1-3 п. 2 ст. 451 ГК РФ). Не отвечающие данным признакам изменения обстоятельств (в частности, действия (бездействие) самих участников договора, несостоятельность, неправильный учет обстоятельств при заключении договора, новые правовые нормы, не затрагивающие условий исполнения и т.п.) не являются основанием для изменения и расторжения договора по ст. 451 ГК РФ. Диссертант считает спорным признание существенным изменением обстоятельств введения в действие закона, имеющего обратную силу, учитывая правила ст.ст. 168, 180ГКРФ.

Автор полагает, что применение диспозитивного правила ч. 1 п. 1 ст. 451 ГК РФ, согласно которому изменение обстоятельств является основанием для изменения или расторжения договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа, требует осторожного и разумного подхода к оценке соответствующих условий (о фиксированной цене, валютной оговорке), иначе возможности коррекции большинства договоров могут быть сведены к минимуму.

В третьем параграфе «Условия изменения и расторжения договора судом в связи с существенным изменением обстоятельств» анализируются обязательные условия изменения и расторжения договора, определяющие круг подлежащих доказыванию фактов. Указывается на неправильное применение ст. 451 ГК РФ, когда не установив наличие совокупности всех обязательных условий, предусмотренных в п. 2 данной статьи, суд принимает решение о расторжении договора.

Условие подп. 1 п. 2 ст. 451 ГК РФ следует считать установленным, если обе стороны достоверно не знали в момент заключения договора о конкретных фактах, указывающих на возможность изменения обстоятельств. Всегда можно утверждать, что существует абстрактное предвидение изменения обстоятельств (в особенности общеизвестных повторяющихся изменений экономической конъюнктуры). Поэтому возможность предвидения устанавливается в каждом конкретном случае, является «вопросом факта». Критериями оценки являются требования разумности и добросовестности, характер изменения обстоятельств.

В соответствии с положением подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК РФ изменение обстоятельств должно находится вне контроля сторон договора и не быть следствием их собственного поведения. Под преодолением причин изменения обстоятельств в подп. 2 п. 2 ст. 451 ГК РФ законодатель также подразумевает сохранение возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, поскольку изменение обстоятельств не влечет невозможность исполнения обязательства. Основной вопрос заключается в том, какой ценой могут быть преодолены последствия изменения обстоятельств: если исполнение по условиям договора все же может быть произведено без значительного нарушения баланса имущественных интересов и ущерба для заинтересованной стороны (подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ), основания для изменения или расторжения договора отсутствуют.

Установление условия подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ основано на исследовании предоставления, которое должна получить заинтересованная сторона в обмен на собственное предоставление. Обычно в международной и национальной судебной практике рост стоимости исполне-

ривается как нормальный коммерческий риск. При установлении данного условия из числа имеющих значение интересов должны быть исключены те имущественные интересы, которые при заключении договора не принимались во внимание обеими сторонами и не нашли отражения в его условиях, а потому их реализация не обеспечена субъективными правами и обязанностями (например, осуществимость последующей перепродажи или переработки товара).

В диссертации обосновывается возможность применения ст. 451 ГК РФ и к безвозмездным договорам, опосредующим имущественные интересы сторон (беспроцентному договору займа, безвозмездному договору хранения с обезличением, брачному договору).

Несение риска, о котором говорится в подп. 4 п. 2 ст. 451 ГК РФ, заключается в возложении на субъекта бремени имущественных потерь, являющихся следствием исполнения обязательства в изменившихся обстоятельствах. Вопрос о договорном распределении риска требует тщательного судебного исследования. Определяющее значение при установлении пределов несения риска, которые не выходят за разумные границы и отвечают действительной воле сторон договора, очевидно, имеет наличие признаков подп. 3 п. 2 ст. 451 ГК РФ.

Изменение договора судом допускается только в исключительных случаях, которые отвечают указанным в п. 4 ст. 451 ГК РФ условиям, детальное раскрытие сущности которых возможно на основе сформировавшейся судебной практики. Противоречие расторжения договора общественным интересам обычно имеет место, когда исполнение обязательства по договору прямо или косвенно затрагивает большое число частных интересов (если предметом договора является строительство общественно значимого объекта, если расторжение договора повлечет сокращение большого числа рабочих мест и т.п.). Наличие ущерба, значительно превышающего затраты, необходимые для исполнения договора на измененных условиях, может быть установлено, если к моменту изменения обстоятельств обязательство по договору выполнено более чем на половину или изменение обстоятельств затрагивает лишь часть обязанностей по договору.

В работе признается спорной трактовка ст. 451 ГК РФ, как предоставляющей суду право выбора окончательного решения — расторгнуть или изменить договор. Представляется, что суд не вправе вынести решение об изменении договора даже при установлении некоторых фактов, отвечающих требованиям, предусмотренным в п. 4 ст. 451 ГК, если предъявлен иск о расторжении договора и заинтересованная сторона в ходе рассмотрения спора не изменила предмет иска.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

1. Последствия изменения и расторжения договора по Гражданскому кодексу РФ // Журнал российского права. 2000. № 5-6. С. 133-137.

2. Правовая природа одностороннего отказа от исполнения договора // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сборник статей. Ч. 5 / Под ред. В.Ф. Воловича. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000. С. 92-97.

3. О влиянии изменения обстоятельств на динамику договорных обязательств // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сборник статей / Под ред. Б.Л. Хаскельберга. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. С. 91-94.

4. Влияние изменения обстоятельств на договорные обязательства. Красноярск, 2001. 140 с.