Признаки хищения ук рф

05.11.2018 Выкл. Автор admin

Понятие и признаки хищения. Предмет хищения

Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

1) изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц – предполагает извлечение чужого имущества из владения собственника или иного владельца и перевод данного имущества в обладание виновного;

2) противоправность изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц при хищении заключается в совершении этих действий, во-первых, в нарушение законодательства, регламентирующего порядок распределения материальных благ в государстве, и, во-вторых, в предусмотренных законом формах (кража, мошенничество, присвоение, растрата, грабеж и разбой);

3) безвозмездность характеризует хищение как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц без возмещения его эквивалента и при отсутствии у лица намерения осуществить такое возмещение в будущем;

4) наличие прямого умысла, направленного на преступное завладение чужим имуществом с целью обращения его в свою пользу или передачу с корыстной целью другим лицам. Виновный всегда осознает не только общественную опасность своих действий, но и то, что имущество чужое. Он предвидит обязательное наступление материального ущерба для собственника или иного владельца имущества и желает этого.

Предмет хищения – чужое имущество, которое может быть недвижимым и движимым. Под имуществом понимаются вещи, в создание которых вложен общественно необходимый труд человека, обосабливающий их от природного состояния.

Чужим является имущество, на которое лицо не имеет ни действительного, ни оспариваемого права собственности.

К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.

Вещи, не относящиеся к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом.

Имущество как предмет хищения должно обладать совокупностью следующих признаков:

  • с социальной стороны – представлять собой именно имущество;
  • с правовой стороны – быть чужим для виновного;
  • с экономической стороны – иметь материальную ценность и определенную стоимость. Материальная ценность состоит в том, что имуществом признаются товарно-материальные и иные ценности, имеющие стоимость и ее денежное выражение – цену. Стоимость отражает объективную ценность вещи, ее общественную полезность;
  • с физической стороны – практически всегда являться движимым;
  • с позиции квалификации преступлений – находиться в свободном и бесконтрольном обороте.

Понятие и признаки хищения чужого имущества. Формы хищения.

Под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Все составы преступлений, в том числе и хищений, описанные в гл. 21 УК РФ, посягают на один и тот же родовой объект — общественные отношения собственности. Собственность — важнейшее из экономических материальных отношений, совокупность которых образует экономический базис российского общества, основу его экономической системы. Непосредственный объект — та конкретная форма собственности, которая определяется принадлежностью имущества: государственная, частная, муниципальная или собственность общественных объединений. Все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства.

Предметом хищения могут быть только товарно-материальные ценности в любом состоянии и виде (за исключением мошенничества), обладающие экономическим свойством стоимости, а также деньги как всеобщий эквивалент стоимости, как особый товар, выражающий цену любых других видов имущества. Имущество является во всех случаях чужим для виновного, который не имеет на него никаких прав. Предметом мошенничества может быть также право на чужое имущество.

Предметом хищения в форме мошенничества и присвоения может быть как движимое, так и недвижимое имущество (жилые помещения, предприятия и т.д.).

Объективная сторона хищения характеризуется действиями, выразившимися в противозаконных безвозмездном изъятии и (или) обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц и в причинении имущественного ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества.

Изъятие чужого имущества означает перевод этого имущества из владения собственника или иного владельца в фактическое обладание виновного.

Обязательный признак хищения — незаконный характер изъятия чужого имущества, т.е. его перевод в фактическое обладание виновного без каких-либо законных оснований и без согласия собственника или иного владельца.

Обязательным объективным признаком хищения является безвозмездность изъятия (обращения) чужого имущества в свою пользу или в пользу других лиц. Изъятие считается безвозмездным, если оно производится без соответствующего возмещения, т.е. бесплатно или с символическим либо неадекватным возмещением. Так, является хищением завладение имуществом путем замены его на заведомо менее ценное.

Безвозмездность изъятия чужого имущества неразрывно связана с наступлением в результате этого преступления общественно опасных последствий в виде причинения собственнику или иному владельцу имущественного ущерба, под которым понимаются прямые убытки, измеряемые стоимостью похищенного имущества. Именно с наступлением таких последствий связывается момент окончания хищения. Поэтому хищение чужого имущества должно признаваться оконченным преступлением с момента его фактического изъятия независимо от того, удалось ли виновному распорядиться похищенным имуществом как своим собственным: потребить или использовать иным образом, продать, подарить, передать в долг либо в счет уплаты долга и т.д. Однако для признания хищения оконченным необходимо, чтобы в результате незаконного изъятия чужого имущества виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным по своему усмотрению (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

По общему правилу, как это следует из законодательного определения, хищение состоит из двух элементов:

  1. изъятие имущества у собственника или иного владельца;
  2. обращение его в пользу виновного или других лиц.

Однако при таких формах хищения, как присвоение и растрата, хищение имущества происходит без его изъятия, поскольку предмет преступления уже находился во владении виновного и был вверен ему по различным основаниям (для хранения, управления, транспортировки и т.п.). В такой ситуации хищение состоит из одного элемента — из обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Обязательный признак хищения — причинная связь между противоправными действиями виновного и причинением собственнику или иному владельцу реального имущественного ущерба.

Субъективная сторона хищения характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

По своей структуре умысел активно действующего субъекта хищения вписывается в законодательное определение прямого умысла (ч. 2 ст. 25 УК РФ), в соответствии с которым лицо: сознает общественную опасность своих действий, предвидит неизбежность общественно опасных последствий (интеллектуальный момент умысла) и желает наступления этих последствий (волевой момент умысла), но эти три элемента умысла наполняются специфическим содержанием соответственно объективным свойствам хищения. Законодатель включает в состав хищения корыстную цель как обязательный субъективный признак. Корыстная цель при хищении определяется стремлением субъекта не к любому противоправному извлечению имущественных выгод, а к получению этих выгод за счет обращения в собственность имущества, безвозмездно изымаемого из фондов или из владения законных собственников и иных владельцев.

Цель при хищении заключается в стремлении получить фактическую возможность владеть, пользоваться и распоряжаться чужим имуществом как своим собственным. Ее можно сформулировать как цель незаконного извлечения имущественной выгоды, а еще лучше вообще исключить ее из законодательного определения хищения.

При удовлетворении личных материальных потребностей самого похитителя наличие корыстных побуждений не вызывает никаких сомнений. Но они имеются и в тех случаях, когда похищенное имущество передается другим лицам, в обогащении которых виновный заинтересован по различным причинам (при передаче похищенного имущества родным или близким виновного либо лицам, с которыми у него имеются имущественные отношения, например передача в счет погашения долга, или с которыми после передачи похищенного возникают имущественные отношения, например сдача в аренду).

Незаконное изъятие чужого имущества без корыстного мотива не образует хищения. Именно по этому пути идет и судебная практика. В силу отсутствия корыстного мотива не может квалифицироваться как хищение так называемое временное заимствование, когда, например, кассир берет в личное пользование деньги из кассы с намерением впоследствии их возвратить.

Субъект кражи, грабежа и разбоя — лицо, достигшее 14-летнего, а мошенничества, присвоения и растраты — 16-летнего возраста. Присвоение и растрата могут совершаться только специальным субъектом — лицом, которому чужое имущество было вверено для осуществления обусловленных правомочий.

Кража (ст. 158 УК РФ). Кража определяется в законе как тайное хищение чужого имущества.

Мошенничество (ст. 159 УК РФ). Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Грабеж (ст. 161 УК РФ) определяется как открытое хищение чужого имущества.

Объективная сторона грабежа характеризуется действиями, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом.

Разбой (ст. 162 УК РФ) — наиболее опасная форма хищения. Он определяется в законе как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ) – хищение чужого имущества, вверенного виновному.

Хищение. Формы хищения: Видео

Признаки хищения ук рф

Рассмотрим признаки хищения.

1) Корысть. Корыстная цель хищения предполагает наличие интереса на совершение противоправного безвозмездного изъятия имущества. Корысть предполагает действие в целях получения выгоды, пользы. Корыстная цель должна предполагать пользу для лица, совершающего хищение.

В последние годы в литературе все чаще поднимается вопрос об исключении «корысти» из обязательных признаков хищения.

Так С.Кочои отмечает: как видно из примечания к ст.158 УК РФ, законодателем сделана попытка дать универсальное определение хищения, распространив его не только на преступления против собственности, но и на ряд деяний, посягающих на общественную безопасность (ст.ст.221, 226 УК), здоровье населения и общественную нравственность (ст.229 УК). Попытка эта, думается, оказалась не совсем удачной, поскольку привнесла в составы хищений радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ обязательную корыстную цель [1] . При этом, как отмечают практики, установить корыстную цель в данной группе преступлений (ст.221, 226, 229 УК РФ) фактически невозможно.

В связи с этим предлагается внести изменение в Примечание к статье 158 УК РФ с тем, чтобы определение хищения дополнить указанием на то, применительно к каким статьям главы 21 УК РФ оно применяется, то есть, вариантом может быть: «Под хищением в статьях настоящей главы (158-168 УК РФ гл.21 УК РФ) понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Данное понятие хищение применимо и к иным статьям УК РФ, если это не противоречит характеру преступления».

Н.А. Лопашенко в признаки противоправности в хищении включает три обязательных значения:

— подобное поведение — хищение — запрещено законом;

— у виновного нет прав на имущество, которым он завладевает;

— виновный завладевает чужим имуществом помимо и вопреки воле собственника или законного владельца [2] .

В совокупности данные обязательные элементы противоправности деяния сводятся к тому, что преступник совершает запрещенные законом действия (объективная противоправность), изымает из чужого правомерного владения собственность, не имея на то никаких прав (субъективная противоправность).

3) Безвозмездность хищения означает непредоставление равного возмещения стоимости имущества деньгами либо в иной форме. Однако важно подчеркнуть, что признак безвозмездности при всей своей несомненной значимости не является всеобъемлющим, так как не охватывает встречающиеся в практике случаи завладения чужим имуществом с предоставлением собственнику, вопреки его воле, стоимостного эквивалента. Поэтому наряду с безвозмездностью следует учитывать и признак нарушения субъективного права собственника или иного владельца имущества.

Если же отчуждение имущества происходит хотя и с нарушениями определенного порядка, но собственник получает ранее установленный им эквивалент, то такие случаи не могут рассматриваться как хищение, поскольку не ущемляют субъективного права собственника.

4) Изъятие и (или) обращение в пользу виновного или других лиц

Изъятие обязательно для кражи, мошенничества, грабежа и разбоя, когда виновный тайно или открыто, насильственно или без применения насилия, путем обмана или злоупотребления доверием завладевает чужим имуществом и незаконно получает возможность распоряжаться им по своему усмотрению. Присвоение и растрата могут иметь место и без изъятия имущества [3] .

С изъятием тесно связан другой признак хищения – обращение имущества. Важно подчеркнуть, что понятия «изъятие» и «обращение» отличны друг от друга, имеют собственное содержание, находятся в тесной связи и взаимно дополняют друг друга. Они указывают на то, что виновный неправомерно изымает материальные ценности из имущественной сферы другого лица, тем самым нарушая существующую социальную связь — отношение собственности, переводит чужое имущество в свое обладание, придавая своим действиям внешне законную форму. Поэтому указанные термины наиболее пригодны для характеристики объективной стороны кражи как формы хищения.

5) Причинение ущерба собственнику или иному владельцу. Похищенное имущество, как было сказано, обладает стоимостью, соответственно сам факт, что изъятие происходит безвозмездно говорит о том, что собственнику или иному лицу (например, пользователю имущества) наносится имущественный ущерб в размере ценности этого имущества. В уголовно-правовой науке господствующей можно назвать точку зрения, согласно которой при хищении ущербом является «стоимость изъятого преступником имущества», т.е. реальный (положительный) ущерб (упущенную же выгоду в содержание ущерба при хищении не включают). Для обозначения собственно стоимости похищенного УК РФ использует понятие «размера» похищенного.

Если лицо лишь часть стоимости имущества изымает (обращает) противоправно, то при определении размера хищения следует исходить только из этой части. Если противоправное изъятие (обращение) имущества сопряжено с предоставлением собственнику частичного имущественного эквивалента, то размер хищения определяется исходя из разницы стоимости изымаемого имущества и стоимости предоставленного взамен исполнения. При определении стоимости имущества, ставшего объектом преступного посягательства, следует исходить из государственных розничных, рыночных или комиссионных цен на момент совершения преступления. Определяя стоимость похищенного, необходимо «заходить со стороны виновного», т.е. оценивать то, сколько такое имущество могло бы стоить в момент совершения преступления. Важно подчеркнуть, что такой материальный ущерб должен находится в причинной связи с действиями лица, совершившего хищение.

Согласно ч.2 ст.14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

При решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности следует иметь в виду, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности. Если деяние не повлекло существенный вред, оно в силу малозначительности не представляет большой общественной опасности и поэтому не рассматривается в качестве преступления. Уголовное дело о таком деянии не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления.

Проиллюстрируем примером из практики.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 28 июля 2005 года дело по надзорному представлению Заместителя Генерального прокурора РФ К. о пересмотре приговора Спасского районного суда Приморского края, от 23 ноября 2000 года, постановления президиума Приморского краевого суда от 1 августа 2003 года в отношении

О., 15 февраля 1974 года рождения, уроженца с. Чкаловское Спасского района Приморского края, несудимого.

Заслушав доклад судьи Ф., мнение прокурора Б., надзорное представление поддержавшего, по изложенным в нем доводам, судебная коллегия установила:

приговором Спасского районного суда Приморского края, от 23 ноября 2000 года О. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. «а, г» УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком 5 лет.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Приморского краевого суда от 1 августа 2003 года указанный приговор изменен: исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ — причинение значительного ущерба гражданину. Действия О. переквалифицированы на п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 31 октября 2002 года) по которой назначено 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Спасского районного суда Приморского края от 1 апреля 2004 года в приведении данного приговора в соответствие с новым уголовным законом осужденному О. отказано.

О. признан виновным, с учетом внесенных изменений, в совершении кражи чужого имущества, совершенной по предварительному сговору группой лиц.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: 7 июля 2000 года около 23 часов О., по предварительному сговору, группой, с иным лицом с целью кражи чужого имущества пришли на земельный участок Г., расположенный возле автозаправочной станции в с. Прохоры Спасского района, откуда тайно похитили 60 кг. картофеля по цене 7 рублей за 1 кг., после чего скрылись, причинив Г. материальный ущерб на сумму 420 рублей.

В представлении оспаривается обоснованность осуждения О. на том основании, что им содеянное подпадает под действие Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления прокурора, судебная коллегия находит перечисленные судебные решения подлежащими отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, О. похитил имущество Г. на сумму 420 рублей. На момент совершения преступления минимальный размер оплаты труда составлял 132 рубля. Согласно ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, вступившего в действие 1 июля 2002 года, хищение признается мелким и не влечет за собой уголовной ответственности, если стоимость похищенного не превышает пяти МРОТ [4] . В данном случае эта сумма составляет 660 рублей.

С учетом того, что причиненный потерпевшему ущерб меньше этой суммы, и с учетом требований ст. 10 УК РФ, действия О. относятся к административным правонарушениям и не влекут привлечение к уголовной ответственности.

Таким образом, судебные решения в отношении О. подлежат отмене, а дело прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — за отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Спасского районного суда Приморского края, от 23 ноября 2000 года, постановление президиума Приморского краевого суда от 1 августа 2003 года, постановление судьи Спасского районного суда от 1 апреля 2004 года в отношении О. отменить, дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — за отсутствием в действиях осужденного О. состава преступления [5] .

[1] Кочои С. Квалификация хищений глазами практиков // Российская юстиция. -№4. — апрель 1999 г.

[2] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. — Волтерс Клувер, 2005 г.

[3] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.И. Рарог. – «Проспект», 2004 г.

[4] В настоящее время, согласно ст. 7.27 КоАП хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает один минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации.

[5] Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2005 г. №56-Дп05-26 // СПС Гарант

Признаки хищения ук рф

В соответствии с п. 1 примечания к ст. 158 УК под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Из данного определения понятия хищения можно выделить его следующие существенные признаки.

Хищение – это изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу.

Изъятие – это действие, направленное на удаление чужого имущества вопреки воле собственника или иного законного владельца.

Обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц заключается в изменении значения имущества, придании ему такого состояния, когда оно используется в интересах выгоды виновного или других лиц, не являющихся собственниками имущества. Согласно законодательному определению хищения, обращение может быть соединено с изъятием, но может быть и без такового.

Последствием хищения является ущерб, который причиняется собственнику или иному законному владельцу имущества. Ввиду того, что этот ущерб является следствием действий по изъятию и (или) обращению чужого имущества в пользу виновного или иных лиц, нарушающих отношения собственности, он имеет денежное выражение, определяемое стоимостью изъятого имущества на момент совершения хищения. Для квалификации не имеет значения ущерб в виде упущенной выгоды, обусловленной отсутствием имущества у собственника или иного законного владельца, а равно иными причинами, делающими невозможным пользование или распоряжение имуществом. Однако этот вид ущерба может быть взыскан с виновного при рассмотрении судом уголовного дела в гражданско-правовом порядке.

С субъективной стороны хищение характеризуется виной в форме прямого умысла и корыстной целью.

Ответственность за хищение может нести любое физическое вменяемое лицо, достигшее установленного в законе возраста.

кража (ст. 158 УК);

мошенничество (ст. 159 УК);

присвоение или растрата (ст. 160 УК);

грабеж (ст. 161 УК);

разбой (ст. 162 УК).

Закон определяет кражу как «тайное хищение чужого имущества». Тайным является такое изъятие имущества, которое происходит без ведома и согласия собственника или лица, во владении или ведении которого находится имущество, и, как правило, незаметно для посторонних. Кража возможна и в присутствии собственника, но незаметно для него. Тайность изъятия может быть обеспечена особой ловкостью преступника, что имеет место при карманной краже.

Кража может быть совершена в присутствии потерпевшего, когда он по какой-либо причине не воспринимает происходящее. Например, изъятие имущества у спящего, пьяного, у лица, находящегося в обморочном состоянии. Кражей также является изъятие имущества на глазах у потерпевшего, который не способен осознать преступный характер действий виновного в силу малолетства или психической болезни.

Более сложно для оценки изъятие имущества в отсутствии владельца или незаметно для него, но на виду у посторонних лиц. Такие случаи считаются кражей, если присутствующие по какой-либо причине не сознавали, что у них на глазах происходит противоправное изъятие чужого имущества. Преступник может просто воспользоваться ситуацией, когда окружающим неясно, кому принадлежит вещь.

Если же присутствующие понимают, что у них на глазах происходит противоправное изъятие чужого имущества, и виновный это сознает, то его действия представляют собой открытое хищение, т.е. грабеж. Однако важно установить, в какой момент присутствующие поняли характер действий виновного.

Если преступник ошибочно полагал, что совершает хищение тайно, а в действительности его действия осознавал потерпевший или наблюдали другие лица, то в соответствии с направленностью умысла содеянное должно квалифицироваться как кража.

Тайность изъятия имущества является наиболее характерным признаком кражи. Но не менее важно для квалификации кражи ее отнесение к ненасильственным способам хищения.

Наряду с тайностью и ненасильственным способом завладения имуществом для кражи характерно также отсутствие у похитителя правомочий по распоряжению или управлению имуществом, которым завладевает. Тайное изъятие чужого имущества, вверенного виновному или находящегося в его ведении, представляет собой не кражу, а присвоение (ст. 160 УК). Если же хищение совершается лицом, имеющим доступ к государственному или общественному имуществу в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, то оно подлежит квалификации как кража.

Подводя итог анализу признаков кражи, можно дать следующее определение: кража — это тайное, без применения насилия, хищение чужого имущества, которое не было вверено виновному и не находилось в его ведении.

В зависимости от квалифицирующих обстоятельств различаются четыре вида кражи, простая кража, т.е. кража без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 158 УК) квалифицированные кражи, предусмотренные частями второй, третьей и четвертой ст. 158 УК РФ.

В соответствии со ст. 15 УК ч.1 ст. 158 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести, ч. 2 ст. 158 УК РФ к преступлениям средней тяжести и ч. 3 и ч. 4 ст. 158 УК РФ к тяжким преступлениям.

К числу квалифицирующих обстоятельств закон относит совершение кражи:

ч. 2 ст. 158 УК РФ —

группой лиц по предварительному сговору;

с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище;

с причинением значительного ущерба гражданину;

из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем.

ПРИЗНАКИ ХИЩЕНИЯ СПЕЦИАЛЬНЫХ ПРЕДМЕТОВ (ст. 229 УК РФ)

В соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ под хищением в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. С точки зрения законодательной регламентации, признаки хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей должны полностью соответствовать всем объективным и субъективным признакам хищения, определение которого дано в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Распространение признаков хищения как преступления против собственности на хищения специальных предметов, т. е. на преступления, посягающие на иные объекты, вызывает многочисленные нарекания со стороны как ученых, так и правоприменителей.

Хищение как преступление против собственности и хищение наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений или их частей имеют много общих признаков, но, как правильно отметил А. А. Музыка, общность черт — фактор не доминирующий в характеристике сравниваемых преступлений(1).

Объектом преступного посягательства при совершении деяний, ответственность за которые предусмотрена в гл. 21 УК РФ, являются отношения собственности, что и обусловливает определенный набор объективных и субъективных признаков хищения. При хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей социальный вред причиняется иным отношениям — отношениям, обеспечивающим здоровье населения. Отношения собственности могут выступать в качестве факультативного объекта преступления, если похищенные наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части находились в собственности или в законном владении юридического или физического лица.

Как отмечает А. И. Бойцов, «вещи, изъятые из свободного обращения, по общему правилу, не могут рассматриваться в качестве предмета преступлений против собственности. Хотя они и обладают экономическим свойством стоимости и ее денежным выражением — ценой, совершаемые с ними общественно опасные действия нарушают не столько имущественные отношения, сколько специальный правовой режим, установленный относительно указанных вещей»(2).

В общем понятии хищения, которое содержится в примечании 1 к ст. 158 УК РФ, предмет хищения определяется как чужое имущество. В уголовном праве под имуществом понимаются вещи, деньги, ценные бумаги. Причем в теории уголовного права общепринято предметом хищения считать не любую вещь, а вещь, обладающую тремя совокупными признаками: физическим, экономическим, юридическим.

Юридический признак означает, что имущество является объектом вещного права, не изъято из свободного гражданского оборота и является чужим для виновного(3). Наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части далеко не всегда являются объектом вещного права, а в большинстве случаев при их хищении находятся в незаконном обороте. Следовательно, не обладают юридическим признаком общего предмета хищения.

Вместе с тем указанные средства, вещества, растения и их части признаются предметом хищения, ответственность за которое установлена в ст. 229 УК РФ, как в случае нахождения их в законном обороте, так и в случае их нахождения в незаконном обороте. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 говорится, что по смыслу ст. 229 УК РФ ответственность за хищение наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, наступает в случаях противоправного их изъятия у юридических или физических лиц, владеющих ими законно или незаконно, в том числе путем сбора растений, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, либо их частей с земель сельскохозяйственных и иных предприятий, а также с земельных участков граждан, на которых незаконно выращиваются эти растения. Эта позиция могла бы быть признана верной, если бы законодатель ограничил распространение общего определения хищения на преступления против собственности.

Существенно различаются объективные и субъективные признакихищения как преступления против собственности и объективные и субъективные признаки хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей.

К объективным признакам первого относятся: 1) противоправные безвозмездное изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц; 2) причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества; 3) причинная связь между действием и последствием; к субъективным признакам — 1) прямой умысел; 2) корыстная цель.

Завладение наркотическими средствами или психотропными веществами вне установленного порядка их приобретения (только в аптечных учреждениях и только по специальным рецептам) всегда противоправно. Что же касается безвозмездности изъятия и(или) обращения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу виновного либо других лиц, то следует признать, что в некоторых случаях этот признак может отсутствовать.

В определении хищения наркотических средств или психотропных веществ, которое дано в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. № 14 признак безвозмездности не упоминается и, как нам кажется, не случайно. Как совершенно справедливо отмечал А. А. Музыка, «для хищения наркотиков не обязателен признак безвозмездности их изъятия. В данном случае денежная или иная компенсация стоимости этих предметов не меняет социальной сути преступления. Бесконтрольное распространение наркотических средств всегда создает угрозу народному здоровью. Отсюда следует важный вывод: противоправные действия виновных, уплативших стоимость наркотиков и тем самым не причинивших вреда собственности, охватываются ст. 2292 УК УССР (ст. 229 УК РФ — М. Л.)»(1). И это суждение было бы справедливым, если бы общие признаки хищения не распространялись на хищение специальных предметов.

Хищение как преступление против собственности — преступление с материальным составом. Обязательным признаком хищения является наступление последствий причинение ущерба собственнику или иному владельцу похищенного имущества. В настоящее время это последствие, принимая во внимание примечание 1 к ст. 158 УК РФ, непременно должно быть и при хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей.

Но при хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей причинение ущерба возможно, если указанные предметы находились в собственности или законном владении физического или юридического лица. Если похищены наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части, которые находились в незаконном обороте, то нет оснований считать, что их владельцу причиняется материальный ущерб, поскольку ущерб — понятие, связанное с нарушением прав или законных интересов физического или юридического лица.

Обязательными признаками субъективной стороны хищения являются прямой умысел и корыстная цель. Сравнительный анализ этих признаков хищения общих предметов и хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей показывает наличие существенных расхождений в их содержании.

Интеллектуальный элемент прямого умысла при обычном хищении включает в себя понимание виновным, что он завладевает чужим имуществом, а также осознание всех тех юридически значимых фактических обстоятельств, которые образуют объективную сторону хищения: осознание противоправности и безвозмездности изъятия и(или) обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, причинения ущерба собственнику или иному владельцу. Интеллектуальная сторона умысла при хищении включает в себя также осознание способа хищения. Поскольку все, за исключением разбоя, формы хищения имеют материальный состав, в интеллектуальное содержание умысла входит предвидение общественно опасных последствий своих действий — причинения ущерба собственнику или иному владельцу имущества в том или ином размере, а при конкретизированном умысле относительно размера — предвидение причинения ущерба в четко определенном размере.

Что же касается интеллектуального элемента умысла при хищении наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей, то сознанием виновного должен охватываться не только факт завладения чужим имуществом, но и то, что предметом хищения являются наркотические средства, психотропные вещества, наркосодержащие растения либо их части, тогда как при обычном хищении характер похищаемого имущества имеет значение только в том случае, если предметом хищения являются предметы или документы, имеющие особенную историческую, научную, художественную или культурную ценность. Не имеет значения для квалификации хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей осознание виновным стоимости похищаемого имущества, но принципиальное значение приобретает осознание юридически значимого размера наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей.

Обязательным признаком хищения как преступления против собственности является корыстная цель. Вопрос о том, что понимается под корыстной целью при хищении, в теории уголовного права относится к дискутируемым.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 указывается, что при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, т. е. стремления изъять и(или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц. Если корыстную цель при хищении понимать именно таким образом, то любое распоряжение чужим имуществом как своим уже свидетельствует о корыстной цели. Однако законодатель, давая определение хищения, говорит не просто о цели обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а об обращении с корыстной целью: «…совершенные с корыстной целью изъятие и(или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц …».

Тем и характерно хищение, что присутствует не просто цель обращения имущества в пользу виновного или другого лица, но эта цель корыстна в отличие от распоряжения чужим имуществом как своим собственным с иной целью, например, завладение чужим имуществом для последующего его уничтожения либо распоряжение им в интересах организации при злоупотреблении должностными полномочиями.

Во многих статьях Особенной части Уголовного кодекса конструктивным признаком состава преступления является цель, но только в одном случае — применительно к хищению — этот признак субъективной стороны используется в сочетании с прилагательным «корыстная». Десятилетиями ученые спорят о том, является ли корыстная цель необходимым признаком хищения, но никогда не подвергалось сомнению, что понятие «корысть» означает стремление к наживе, богатству, личной выгоде. Синонимами слова корысть служат такие слова, как жадность, скупость, алчность, корыстолюбие. И если законодатель счел нужным включить в обязательном порядке в субъективные признаки хищения корыстную цель, то она должна пониматься соответственно заложенному в ней смыслу.

Бесспорно, корыстная цель присутствует во всех случаях, когда чужое имущество обращается в пользу виновного. Но корыстная цель должна быть установлена и тогда, когда имущество обращается в пользу иных физических или юридических лиц, что прямо следует из определения хищения.

Подводя итоги исследованию вопроса о корыстной цели как признака хищения, проф. А. И. Бойцов делает вывод, что «корыстная цель, представляющая собой намерение извлечь конкретную имущественную выгоду из чужого имущества, является обязательным элементом субъективной стороны хищения, при недоказанности наличия которой на момент совершения деяния безвозмездное изъятие имущества не может квалифицироваться как хищение. Содержательно же корыстная цель заключается в стремлении виновного к обогащению: а) лично себя; б) близких для него физических лиц, в улучшении материального благополучия которых он заинтересован; в) юридических лиц, с функционированием которых напрямую связано его материальное благополучие; г) любых других лиц, действующих с ним в соучастии»(1).

Исходя из действующей редакции примечания 1 к ст. 158 УК РФ, для квалификации деяния как хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей по ст. 229 УК РФ корыстная цель должна быть обязательно установлена.

Существует мнение, что хищение наркотических средств или психотропных веществ всегда совершается с корыстной целью, так как виновное лицо всегда получает наживу от хищения наркотиков, в том числе и при потреблении наркотиков им самим или другими лицами(2).

М. Л. Прохорова видит корыстную цель в том, что «предметом стремления виновного при совершении названных деяний является фактическое получение полномочий собственника (пользования, владения, распоряжения) в отношении изымаемых или истребуемых наркотических средств либо психотропных веществ, позволяющих ему извлечь для себя выгоды материального характера. Для потребителя эта выгода заключается в том, что в результате хищения или выполненного требования при вымогательстве отпадает необходимость затрачивать весьма крупные средства на приобретение наркотиков, а для сбытчика — в том, что реализация незаконно приобретенных препаратов принесет ему ощутимые доходы»(3).

Однако далее автор отмечает, что субъективная сторона указанных преступлений отличается спецификой по сравнению с субъективной стороной хищения и вымогательства чужого имущества. В отдельных случаях незаконного изъятия указанных препаратов у виновного отсутствует корыстная цель. В этих случаях предлагается квалифицировать деяние как незаконное приобретение наркотического средства или психотропного вещества(1).

Эта позиция поддержана другими учеными, которые так же полагают, что далеко не во всех случаях завладения наркотиками можно говорить о наличии корыстной цели, в частности в тех случаях, когда мотив совершения хищения — сострадание или стремление утолить наркотический голод, когда преступление совершается не потому, что лицо не хочет заплатить за наркотики, а потому, что нет возможности их купить. Поэтому хищение наркотиков не всегда можно отнести к преступлениям, совершаемым с корыстной целью(2). По мнению Э. Ф. Побегайло, «при хищении наркотических средств или психотропных веществ лицо далеко не всегда стремится извлечь в результате совершения преступления материальную выгоду. Его нередко побуждают к этому иные мотивы: стремление утолить наркотический голод (при явлениях абстиненции), сострадание к другому лицу, больному наркоманией, крайняя нужда и т. п. …Следовательно, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ нельзя безоговорочно относить к числу корыстных посягательств»(3).

Действующая редакция примечания 1 к ст. 158 УК РФ позволяет признать хищением, в том числе хищением наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей, только такое деяние, которое совершено с корыстной целью, которая при хищении данных предметов реализуется:

1) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в свою пользу;
2) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу близких;
3) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу соучастников хищения;
4) в противоправных безвозмездном изъятии и(или) обращении чужих наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей в пользу других лиц, в расчете на последующее обогащение.

Если при завладении наркотическими средствами, психотропными веществами, наркосодержащими растениями либо их частями отсутствует корыстная цель, то с учетом примечания 1 к ст. 158 УК РФ действия виновного могут квалифицироваться в зависимости от умысла только как незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей либо как приготовление к их сбыту.

В связи с тем что не каждое завладение чужими наркотическими средствами или психотропными веществами совершается с корыстной целью, было высказано предложение об отказе от понятия хищения наркотических средств или психотропных веществ с заменой его понятием разновидности незаконного приобретения(4).

По нашему мнению, корыстная цель не должна быть обязательным признаком хищения специальных предметов, что должно найти отражение в уголовном законе.

Сравнительный анализ признаков хищения с общим предметом и хищения наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей свидетельствует о том, что хищение как преступление против собственности и хищение наркотических средств, психотропных веществ, наркосодержащих растений либо их частей — это самостоятельные преступления, составы которых обладают самостоятельными наборами объективных и субъективных признаков.

Приходится констатировать, что законодатель допустил серьезную ошибку, распространив понятие хищения чужого имущества на состав преступления, закрепленный в ст. 229 УК РФ. По мнению Р. Д. Шарапова, попытка Верховного Суда Российской Федерации исправить ситуацию есть не что иное, как рекомендация применять закон по аналогии в нарушение ч. 2 ст. 3 УК РФ(1).

Исследователи, обращавшие внимание на несоответствие признаков хищения в его общем понятии и хищения наркотических средств или психотропных веществ, предлагали следующее:

1. Изменить уголовный закон путем замены в ст. 229 УК РФ термина «хищение» на «неправомерное изъятие» или «завладение»(2).
2. В связи с тем, что хищение наркотических средств нельзя безоговорочно относить к корыстным преступлениям, необходимо все формы противоправного изъятия наркотиков расценивать как их незаконное приобретение(3).

Недостатки первого предложения, на наш взгляд, кроются в том, что термин «неправомерное» присущ и приобретению наркотиков. Кроме того, возможно не только неправомерное изъятие наркотических средств или психотропных веществ, но и неправомерное обращение в пользу виновного вверенных ему наркотиков. Термин «завладение» не отражает характера действий, так как переход наркотиков во владение виновного происходит и при неправомерном их приобретении, и при вымогательстве.
Что касается второго предложения, то уголовная ответственность за незаконное приобретение наркотиков при совершении добровольной сделки между владельцем или собственником наркотика и уголовная ответственность за незаконное получение наркотиков в пользование, владение и распоряжение помимо воли собственника или иного владельца или вопреки ей должна быть дифференцирована, поскольку второй способ получения наркотиков в свое незаконное владение представляет повышенную степень общественной опасности.

Наше предложение заключается в следующем.

Во-первых, при определении хищения в примечании 1 к ст. 158 УК РФ необходимо оговорить, что данное определение распространяется только на преступления, включенные в главу 21 УК РФ.

Во-вторых, включить в Уголовный кодекс определение хищения специальных предметов, над оборотом которых установлен особый контроль, следующего содержания: в статьях 221, 226 и 229 УК РФ под хищением понимаются противоправные изъятие и(или) обращение указанных в этих статьях предметов, находящихся в собственности, законном или незаконном владении другого физического либо юридического лица, в пользу виновного либо других лиц.