Приговор по ч1 ст 109 ук рф

06.07.2018 Выкл. Автор admin

Статья 109 УК РФ. Причинение смерти по неосторожности (действующая редакция)

1. Причинение смерти по неосторожности —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Приговор № 1-247/2017 от 26 июня 2017 г. по делу № 1-247/2017

Дело № 1-247/2017 (11701320030150436)

Именем Российской Федерации

г. Междуреченск 26 июня 2017 г.

Междуреченский городской суд Кемеровской области в составе председательствующего Шумовой Ю.Г.,

при секретаре: Мироновой Д.А.

с участием государственного обвинителя помощника прокурора

г. Междуреченска Кемеровской области Большедворской И.С.

защитника Левченко И.И. адвоката Коллегии адвокатов № 35 г. Междуреченска Кемеровской области, предоставившего ордер № 315 от 04.04.2017 г., удостоверение № 772 от 16.03.2004 г.

подсудимого: Саванчука А.А.,

потерпевшей: Потерпевший №1

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке без проведения судебного разбирательства уголовное дело по обвинению

Саванчука А. А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, , ранее не судимого

Саванчук А. А. совершил причинение смерти по неосторожности, при следующих обстоятельствах:

03 апреля 2017 года в период времени с 13 часов 30 минут до 17 часов 30 минут Саванчук А.А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в помещении пивного бара «Междуреченский разлив» по адресу проспект Коммунистический, 14 в г. Междуреченске Кемеровской области, из личных неприязненных отношений к К., возникших в ходе ссоры, действуя неосторожно, вследствие небрежности, не предвидя наступления смерти К. от , хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть такие последствия, нанес не менее 10 ударов кулаками и обутыми ногами (твердыми тупыми предметами) по К., и от одного из ударов , когда последний находился в положении стоя, он с приданным ускорением упал на пол . Таким образом, Саванчук А. А., причинил К.:

— , которые при экспертизе пострадавших живых лиц в совокупности квалифицировались бы как лёгкий вред здоровью по признаку причинения кратковременного расстройства здоровья, а отдельно друг от друга – как не причинившие вреда здоровью;

, которая по признаку причинения вреда здоровью опасности для жизни, квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

В результате действий Саванчука А. А. ДД.ММ.ГГГГ в 14 часов в МУЗ ЦГБ по неосторожности наступила смерть К.

В ходе предварительного следствия Саванчук А.А. признал вину в полном объеме и заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

В судебном заседании подсудимый Саванчук А.А. вину в содеянном признал полностью, полностью согласен с предъявленным обвинением по ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел VII. Преступления против личности > Глава 16. Преступления против жизни и здоровья > Статья 109. Причинение смерти по неосторожности’ target=’_blank’>109 Уголовного кодекса Российской Федерации, поддерживает своё ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, это ходатайство заявил добровольно, после консультации с защитником, при этом он осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, предусмотренные ст. 317 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части пределов обжалования приговора.

Условия постановления приговора без проведения судебного разбирательства (согласие на то подсудимого, а также защитника, потерпевшей, государственного обвинителя, и иные основания, предусмотренные ст. 314 ч. 1 и ч. 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) соблюдены.

Обвинение по ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел VII. Преступления против личности > Глава 16. Преступления против жизни и здоровья > Статья 109. Причинение смерти по неосторожности’ target=’_blank’>109 Уголовного кодекса Российской Федерации как причинение смерти по неосторожности, обоснованно, подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами, требования, предусмотренные ст. 316 ч. 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации соблюдены, а потому суд постановляет обвинительный приговор и в соответствии с требованиями этой статьи назначает подсудимому наказание.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства дела, влияние назначенного наказания на исправление осужденного, условия его жизни и жизни его семьи, данные о личности подсудимого.

Как смягчающие наказание обстоятельства суд учитывает, что подсудимый вину признал в полном объёме, в содеянном раскаивается, ранее не судим,

Отягчающих наказание обстоятельств у Саванчука А.А. судом не установлено, стороной обвинения не предоставлено достоверных сведений о том, как состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, повлияло на совершение Саванчуком А.А. данного преступления.

Как личность подсудимый по месту жительства участковым уполномоченным полиции со слов соседей характеризуется удовлетворительно, работает, по месту работы характеризуется положительно, не состоит на учёте в психоневрологическом диспансере г. Междуреченска Кемеровской области.

При назначении наказания суд учитывает требования ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 9. Понятие и цели наказания. Виды наказаний > Статья 43. Понятие и цели наказания’ target=’_blank’>43 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которой наказание есть мера государственного принуждения, которая заключается в предусмотренных УК РФ лишении или ограничении свобод лица, признанного виновным в совершении преступления. Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Оснований для применения ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление’ target=’_blank’>64 Уголовного кодекса Российской Федерации по делу не имеется, поскольку отсутствуют исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступлений, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступлений, и другие обстоятельства, существенно уменьшающие общественную опасность преступлений. Вместе с тем установленные по делу смягчающие наказание обстоятельства и положительные сведения о личности, указанные выше в приговоре, суд учитывает при определении конкретного срока наказания за преступление.

В соответствии со ст. Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 2. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина > Статья 1094. Возмещение расходов на погребение’ target=’_blank’>1094 ГК РФ исковые требования потерпевшей Потерпевший №1 о возмещении расходов, связанных с погребением, подлежат удовлетворению в размере 69143 рубля 42 копейки, как подтвержденные материалами дела. Суд взыскивает расходы на погребение с подсудимого в пользу Потерпевший №1

Суд взыскивает с подсудимого Саванчук А.А. расходы на оплату адвоката Борисовой Ф.Н. за составление искового заявления в размере 4000 рублей, как подтверждённые материалами дела.

По делу потерпевшей Потерпевший №1 заявлены исковые требования о взыскании денежной компенсации морального вреда, причиненного преступлением, которые суд на основании ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 3. Объекты гражданских прав > Глава 8. Нематериальные блага и их защита > Статья 150. Нематериальные блага’ target=’_blank’>150, ст. Раздел I. Общие положения > Подраздел 3. Объекты гражданских прав > Глава 8. Нематериальные блага и их защита > Статья 151. Компенсация морального вреда’ target=’_blank’>151, ст. Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 4. Компенсация морального вреда > Статья 1099. Общие положения’ target=’_blank’>1099- Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 4. Компенсация морального вреда > Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда’ target=’_blank’>1101 ГК РФ считает необходимым удовлетворить. При этом суд учитывает требования ст. ст. Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 4. Компенсация морального вреда > Статья 1099. Общие положения’ target=’_blank’>1099- Раздел IV. Отдельные виды обязательств > Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда > § 4. Компенсация морального вреда > Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда’ target=’_blank’>1101 ГК РФ: вину причинителя вреда, его материальное положение, требования разумности и справедливости, степень физических и нравственных страданий, перенесенных потерпевшей: потерпевшая Потерпевший №1 является матерью погибшего, проживающего с ней и оказывающего ей помощь, в настоящее время потерпевшая проживает одна, . С учетом изложенного, суд считает необходимым удовлетворить исковые требования в сумме 400 000 рублей, поскольку указанная сумма является соответствующей указанным обстоятельствам денежной компенсацией причиненного потерпевшей Потерпевший №1 морального вреда, не противоречит требованиям разумности и справедливости. Суд взыскивает компенсацию морального вреда с подсудимого Саванчук А.А. в пользу потерпевшей Потерпевший №1

После вступления постановления в законную силу, в соответствии с положениями ст. 81, ст. 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вещественные доказательства: куртку , хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Междуреченск СУ СК РФ по Кемеровской области (ул. Космонавтов, 17) возвратить потерпевшей Потерпевший №1, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Междуреченск СУ СК РФ по Кемеровской области (ул. Космонавтов, 17) возвратить Саванчук А.А., видеозапись, содержащуюся на диске хранить в деле.

Руководствуясь ст. ст. 303-309, ст. 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Признать виновным Саванчук А. А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел VII. Преступления против личности > Глава 16. Преступления против жизни и здоровья > Статья 109. Причинение смерти по неосторожности’ target=’_blank’>109 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить ему наказание по данному закону в виде назначить ей наказание в виде исправительных работ на срок 1 (один) год с ежемесячным удержанием 10 % заработка в доход государства.

Меру пресечения в отношении Саванчук А.А. до вступления приговора в законную силу оставить прежнюю в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

На основании ч. 3 ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания’ target=’_blank’>72 УК РФ зачесть в срок наказания время содержания Саванчука А.А. под стражей с 04.04.2017 года до 06.06.2017 года из расчета один день лишения свободы за три дня исправительных работ.

Взыскать с Саванчук А. А. в пользу Потерпевший №1 в возмещение расходов на погребение 69143 (шестьдесят девять тысяч сто сорок три) рубля 42 (сорок две) рублей.

Взыскать с Саванчук А. А. в пользу Потерпевший №1 возмещение расходов, связанных с составлением искового заявления в размере 4000 (четыре тысячи) рублей.

Взыскать с Саванчук А. А. в пользу Потерпевший №1 возмещение морального вреда в размере 400 000 (четыреста тысяч) рублей.

После вступления постановления в законную силу, в соответствии с положениями ст. 81, ст. 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, вещественные доказательства: куртку хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Междуреченск СУ СК РФ по Кемеровской области (ул. Космонавтов, 17) возвратить потерпевшей Потерпевший №1, , хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по г. Междуреченск СУ СК РФ по Кемеровской области (ул. Космонавтов, 17) возвратить Саванчук А.А., видеозапись, содержащуюся на диске хранить в деле.

Приговор может быть обжалован и опротестован в Кемеровский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения, осуждённым – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. Приговор не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному ст. Часть 3. Судебное производство > Раздел XIII. Производство в суде второй инстанции > Глава 45.1. Производство в суде апелляционной инстанции > Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке’ target=’_blank’>389.15 п. 1 УПК РФ.

В случае подачи апелляционной жалобы осуждённый в срок, установленный для апелляционного обжалования вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, вправе подать свои возражения в письменном виде и иметь возможность довести до суда апелляционной инстанции свою позицию непосредственно, либо с использованием систем видеоконференцсвязи, а также поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику, вправе отказаться от данного защитника или ходатайствовать перед судом о назначении другого защитника.

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

1. Причинение смерти по неосторожности —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к ст. 109 УК РФ

Причинение смерти по неосторожности в действующем законодательстве выделено в самостоятельный состав преступления. Признаки объекта этого преступления идентичны рассмотренным выше признакам объекта основного состава убийства.

Объективная сторона выражается в деянии в форме действия или бездействия, состоящих в нарушении правил бытовой или профессиональной предосторожности, последствий в виде смерти потерпевшего и причинной связи между ними. Ответственность за «грубейшую неосторожность» (нарушение правил обращения с оружием, правил охоты и т.п.), заключавшую в себе реальную опасность для жизни человека, но фактически не приведшую к смерти, ст. 109 УК РФ не предусматривается.

Для квалификации содеянного по ст. 109 УК РФ и отграничения неосторожного причинения смерти от иных преступлений важно установить, что смерть потерпевшего наступила именно в результате неосторожных действий, которые объективно не были направлены на лишение жизни или причинение серьезного вреда здоровью, что устанавливается исходя из орудий и средств совершения преступления, характера и локализации ранений, взаимоотношений виновного и потерпевшего и иных обстоятельств дела. Практика устанавливает признаки неосторожного причинения смерти в нанесении ударов кулаком по голове в драке, в небрежном введении в организм потерпевшего ядовитого вещества вместо лекарства, в действиях собаковода, спустившего с привязи сторожевых собак вблизи населенного пункта, в грубом нарушении правил обращения с оружием и т.д.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ, характеризуется виной в форме неосторожности. Совершая преступление по легкомыслию, виновный предвидит, что в результате его деяния может наступить смерть потерпевшего, но самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение. При совершении преступления по небрежности виновный не предвидит возможности наступления смерти, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть.

При квалификации преступления по субъективным признакам большую сложность вызывает отграничение убийства с косвенным умыслом от причинения смерти по легкомыслию. Основное отличие видится в отсутствии при умысле и наличии при неосторожности конкретного, объективно обоснованного расчета на предотвращение последствий, кроме того, при убийстве виновный предвидит вероятность наступления смерти от собственных действий, а при неосторожности — возможность наступления смерти в аналогичной собственной ситуации.

От неосторожного причинения смерти следует отличать казус — невиновное причинение вреда, когда лицо не предвидело, не должно было и не могло предвидеть возможности наступления последствий в виде смерти (см. комментарий к ст. 28 УК РФ).

Субъектом причинения смерти по неосторожности является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; уголовная ответственность лиц в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет за данное деяние исключается. Субъект общий.

Квалифицирующими признаками причинения смерти по неосторожности являются: причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей и причинение смерти двум или более лицам (ч. ч. 2, 3 ст. 109 УК РФ).

Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей означает умышленное или неосторожное нарушение лицом официальных требований и стандартов, предъявляемых к его профессиональной практике. Для квалификации необходимо точно указать, в чем конкретно выразилось нарушение правил осуществления профессиональной деятельности и находится ли это нарушение в причинной связи с последствием в виде смерти.

Субъективную сторону данного преступления определяет неосторожное отношение к последствиям при нарушении лицом профессиональных правил. В случае если нарушение правил явилось способом реализации умысла на лишение потерпевшего жизни, содеянное надлежит квалифицировать как убийство (п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. N 1 «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ»).

Субъект данного преступления — специальный — лицо, в силу профессии обязанное соблюдать определенные правила и стандарты. Ответственность специального субъекта по ч. 2 ст. 109 УК РФ исключается, если: а) последствие в виде смерти наступает при соблюдении профессиональных стандартов от иных причин; б) если нарушение профессиональных правил вызвано соображениями крайней необходимости или обоснованного риска; в) если при нарушении профессиональных правил лицо не предвидело и не должно было предвидеть возможности наступления последствий в виде смерти. Если соблюдение специальных правил профессиональной деятельности было возложено на лицо ошибочно, по подложным основаниям или самовольно, без надлежащего разрешения, то нарушение этих правил, повлекшее по неосторожности смерть, не может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 109 УК РФ, что не исключает ответственности по ч. 1 ст. 109 УК РФ, если деяние лица заключается в нарушении норм и правил предосторожности общего характера, которые объективно и субъективно могли быть им соблюдены.

Часть 2 ст. 109 УК РФ является общей нормой по отношению к некоторым иным предписаниям закона (ч. 2 ст. 124, ч. 2 ст. 215 и др. УК РФ), в связи с чем возможная конкуренция в силу требований ч. 3 ст. 17 УК РФ должна разрешаться в пользу специальной нормы.

Причинение по неосторожности смерти двум или более лицам означает фактическое лишение жизни более чем одного потерпевшего, при этом не имеет значения, одновременно или с разрывом во времени совершаются деяния. Причинение по неосторожности смерти одному потерпевшему и тяжкого вреда здоровью другому должно квалифицироваться при наличии к тому оснований по совокупности преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 или 2 ст. 107 и ч. ч. 1 или 2 ст. 118 УК РФ.

Неосторожное причинение смерти в ряде статей Особенной части УК РФ предусмотрено в качестве квалифицирующего признака состава преступления (например, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 205 и др. УК РФ). В других составах преступлений неосторожное причинение смерти может характеризовать такой квалифицирующий признак, как наступление тяжких последствий. В этих случаях причинение смерти охватывается составом составного преступления и дополнительной квалификации по ст. 109 УК РФ не требует. Однако, если такой квалифицирующий признак отсутствует, содеянное подлежит оценке по совокупности преступлений. Так, если в результате неосторожного обращения с огнем, повлекшего уничтожение или повреждение чужого имущества, наступила смерть человека, действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности как причинение смерти по неосторожности и уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 июня 2002 г. N 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»).

В силу неосторожного характера вины в составе преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ, соучастие в нем невозможно. Действия виновного, хотя непосредственно и не причинившие смерти потерпевшему, но выразившиеся в создании по неосторожности условий, способствовавших причинению смерти со стороны третьего лица, подлежат квалификации как неосторожное причинение смерти.

Судебная практика по статье 109 УК РФ

осужденный Киюцен просит отменить приговор и передать дело на новое судебное разбирательство, мотивирует это тем, что выводы суда о его виновности не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела; по мнению Киюцена его действия в отношении Р. должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности, поскольку он (Киюцен) непосредственно потерпевшего не поджигал, его возгорание произошло при попытке тушить возникший пожар, а последствия возгорания усилены при тушении одежды снегом; осужденный утверждает, что его первоначальные показания были искажены, следователь воспользовался его состоянием алкогольного опьянения, умственной отсталостью, на него оказывалось психологическое давление; просит провести судебно-психиатрическое обследование на предмет вменяемости при совершении преступлений. Просит восстановить жесткий диск с компьютера в месте происшествия.

В апелляционной жалобе осужденный Лебедев В.В. утверждает, что показания от 22 июня 2015 года, на которые суд в обоснование его виновности ссылается в приговоре, даны под диктовку следователя, тогда как познаниями о механизме действия взрывных устройств он не обладает. То обстоятельство, что в 2014 году он работал на предприятии » . » на утилизации боеприпасов, не может свидетельствовать о познаниях в этой области, поскольку специальную подготовку и обучение не проходил. Настаивает на том, что в помещении магазина потерпевшей Ш. не угрожал, умысла на убийство у него не было. Полагал, что приводит в действие не взрывное устройство, а дымовую шашку. В подтверждение своих доводов ссылается на то обстоятельство, что в момент взрыва сам находился в помещении магазина и по чистой случайности остался жив. Показания свидетеля К. о высказанной им угрозе опровергаются показаниями свидетеля Л., который находился рядом с указанным выше свидетелем. Отрицает то обстоятельство, что угрозы высказывал и после взрыва, выйдя из помещения магазина. Оспаривает взысканную с него сумму в размере 1536024 рублей в счет возмещения причиненного ущерба и утверждает, что ущерб на данную сумму ничем не подтвержден. В деле отсутствуют документы об уничтожении продуктов питания, а также заключение эксперта о том, что торговое оборудование в результате взрыва пришло в негодность и восстановлению не подлежит. Оспаривает обоснованность назначения наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ и утверждает об отбытии наказания, назначенного по приговору мирового судьи. Просит приговор в части гражданского иска отменить, квалифицировать его действия в отношении С. по ст. 109 УК РФ, в отношении Ш. по ст. 119 УК РФ и исключить из приговора указание о назначении наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Романенко Р.И. в защиту интересов осужденного Серган М.В. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неверной квалификацией действий его подзащитного и суровостью наказания. Автор жалобы утверждает, что Серган не мог предвидеть и предположить, что падение Е. с балкона дома приведет к наступлению тяжкого вреда его здоровью. Следовательно, делает вывод адвокат, действия Серган правильно должны быть квалифицированы по ст. 109 УК РФ. Также, наказание за содеянное, назначенное его подзащитному, находит слишком суровым. Обращает внимание, что Серган является инвалидом 3 группы, ввиду частичной ампутации правой ноги, характеризуется положительно, проходил службу в армии, раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию преступления, его мать загладила причиненный потерпевшей вред, сама потерпевшая Е. просила строго не наказывать. Просит приговор отменить с постановлением нового судебного решения.

В апелляционной жалобе адвокат Пономарев С.Я. в защиту интересов осужденного Варналия П.В. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неверной юридической оценки действий и несправедливости приговора. Анализируя показания осужденного, свидетелей по обстоятельствам убийства А. полагает, что его действия следовало квалифицировать по ч. 1 ст. 109 и ст. 158 УК РФ, поскольку потерпевшая сама была не против обстоятельств времяпровождения с Варналием.

Считает, что судом использованы недопустимые доказательства ее виновности. На следствии дети допрашивались без присутствия отца или бабушки и без защитника. Ее мужа обманом следователь заставил написать заявление об отказе от присутствия при допросе детей (без даты). Приводя в жалобе показания свидетеля Ш. и выводы судебно-психологической экспертизы в отношении его, осужденная отмечает, что следователь показания записал так как надо было ему (следователю), пытался подкупить детей сладостями и игрушками. Суд отказал в приобщении к делу фотографий либо файлов, с которых они сделаны и которые могут подтвердить ее показания и опровергают показания свидетелей стороны обвинения. Ее показания от 10 августа 2015 года она подписала не читая, не помнит до сих пор детали и следователь написал в них то, чего не было (подробно излагает свои показания и показания свидетелей). Считает, что выводы судебно-медицинской экспертизы подтверждают что потерпевшая во время падения в воду действительно глотнула мыльную воду. Утверждает, что потерпевшую в воде не удерживала, синяки на теле потерпевшей образовались после поездки на природу, а синяки на переносице и царапины образовались когда она ее вытаскивала из ванны. Ставит под сомнение выводы судебно-медицинского эксперта Б. Указывает, что виновата в том, что допустила смерть дочери вследствие неосторожных действий. Просит переквалифицировать ее действия на ч. 2 ст. 109 УК РФ и исключить отягчающее обстоятельство — «совершение преступления в отношении несовершеннолетней лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетней», либо отменить обвинительный приговор и направить дело на новое рассмотрение.

осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ к 1 году 10 месяцам принудительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы, с лишением права занимать должности связанные с исполнением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий в органах МВД РФ, иных государственных органах и органах местного самоуправления на 3 года.

В апелляционной жалобе адвокат Сафина Э.А. в интересах осужденного Томкова Ю.И. оспаривает законность и обоснованность приговора. Считает, что действия осужденного квалифицированы неверно, поскольку умысла на причинение смерти К. у него не было. Приводит анализ доказательств по делу, заявляет о том, что действия совершены на почве ревности, когда Томков схватил в порыве эмоций бутылку со стола и выплеснул ее содержимое на К. Убивать потерпевшую не намеревался, какая жидкость находилась в бутылке, не знал, поэтому для него явилось полной неожиданностью то, что на К. стоявшей рядом с газовой плитой, вспыхнула одежда. Сразу после этого Томков предпринял все возможные меры для оказания потерпевшей медицинской помощи. Ставит под сомнение показания потерпевшей в ходе следствия, поскольку последняя находилась под воздействием обезболивающих препаратов. Считает необоснованным признание судом в качестве отягчающего наказание обстоятельства нахождение Томкова в состоянии опьянения, указывает на отсутствие медицинских документов и свидетелей. Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Томкова на ч. 1 ст. 109 УК РФ, назначить наказание в пределах санкции указанной статьи уголовного закона, учесть смягчающие обстоятельства.

В кассационной жалобе Шурдумов А.Ф. выражает несогласие с состоявшимися в отношении него судебными решениями, утверждая, что он не мог быть осужден по ч. 2 ст. 325 и ч. 1 ст. 167 УК РФ, поскольку на момент постановления приговора истекли сроки давности уголовного преследования за эти преступления. Считает, что его действия, связанные с причинением смерти Х. судом квалифицированы неверно, так как умысла на убийство потерпевшего у него не было, он только защищался от неправомерных действий последнего, поэтому в его действиях содержится состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ. Полагает, что приговор в части осуждения его по ч. 1 ст. 222 УК РФ основан на предположениях: не установлены ни сам предмет преступления, ни способ ношения оружия, что является нарушением ст. 307 УПК РФ. Отмечает также, что суды оставили без внимания его довод о неверном установлении размера причиненного материального ущерба, не установили реальный мотив совершения преступлений; назначенное ему наказание является чрезмерно суровым; судом необоснованно не признано в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, противоправное и аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления. Просит об изменении состоявшихся судебных решений.

Так, формулируя вопросы для присяжных заседателей, председательствующий предложил им определить лишь фактические действия Арипова, не задав вопрос о том, с какой целью он бросил зажженную тряпку в веранду жилого дома. При этом председательствующий незаконно отказал стороне защиты о внесении соответствующих изменений в данный вопрос и в постановке дополнительного вопроса о проявленной неосторожности со стороны осужденного при обращении с огнем, без умысла на лишение жизни потерпевших. В случае установления присяжными заседателями таких обстоятельств, Арипов мог быть признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ.

В апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденной Кулагиной А.В., адвокат Дунаевский В.Е. просит приговор изменить и переквалифицировать действия осужденной на ст. 109 УК РФ. Полагает, что вывод суда о наличии у Кулагиной и других осужденных умышленной формы вины в совершенном преступлении является ошибочным, а вывод суда о нанесении потерпевшей множественных и сильных ударов в жизненно важные органы ничем не подтвержден; что суду не следовало ссылаться на показания Кротова, поскольку он не совсем вменяем. Обращает внимание на то, что осужденные всегда отрицали наличие у них умысла, направленного на убийство потерпевшей; что осужденные избивали потерпевшую ремнем лишь в воспитательных целях, и ее смерть для всех их стала неожиданной и нежеланной; что ранее Балашов также неоднократно говорил о том, что будет всех убивать, однако это были лишь слова, за которыми следовали только побои; что в процессе избиения потерпевшей осужденные делали перерыв, во время которого ужинали вместе с потерпевшей, что само по себе никак не может сочетаться с реализацией умысла, направленного на убийство жертвы; что ими не наносились удары в жизненно важные части тела потерпевшей, что ее внутренние органы не пострадали; что травматический шок явился случайным осложнением и, равно как и нарушение кровоснабжения внутренних органов у потерпевшей, не охватывался умыслом осужденных; что вес и материал ремня, которым наносились удары, не свидетельствуют о том, что данный ремень подходит к понятию орудия убийства; что отсутствие цели, связанной с убийством потерпевшей, поведение осужденных после наступления ее смерти, а именно: вызов ими скорой медицинской помощи, попытка Балашова реанимировать погибшую, отрешенное состояние Кулагиной, отсутствие у осужденных попыток скрыть труп, — свидетельствуют об отсутствии у них умысла на убийство.

Адвокат Парфений А.В. в защиту интересов осужденного Письяукова считает приговор суда незаконным, поскольку ни следствием, ни судом не установлено, что Письяуков совершил преступления, за которые осужден. Анализируя показания допрошенных по делу лиц, адвокат подвергает сомнению достоверность показаний свидетелей Ф. и Т., Р., в то же время указывая на логичность и правдивость показаний самого Письяукова о фактических обстоятельствах дела. Считает, что к убийству В. его подзащитный не имеет никакого отношении, поскольку мотива на убийство у него не было. Со ссылкой на анализ протокола осмотра места происшествия адвокат указывает о возможной квалификации действий Письяукова по ст. 109 ч. 1 УК РФ либо по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Приговор по ч1 ст 109 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Ульяновск 28 июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Малышева Д.В.,

судей Старостина Д.С. и Геруса М.П.,

с участием прокурора Скотаревой Г.А.,

адвоката Медведкина И.А.,

при секретаре Шамшетдиновой А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Лысяковой С.А. на приговор Заволжского районного суда г. Ульяновска от 11 мая 2017 года, которым

*** судимый приговором Заволжского районного суда г. Ульяновска от 17 июля 2012 года по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 10 месяцев. Постановлением этого же суда от 15 января 2013 года испытательный срок продлен на 1 месяц, а постановлением от 30 июля 2013 года условное осуждение отменено, направлен для отбывания наказания в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев в исправительную колонию общего режима, освобожден условно-досрочно 21 августа 2015 года постановлением Заволжского районного суда г. Ульяновска от 10 августа 2015 года на неотбытый срок 5 месяцев 19 дней,

осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Явкину Е.Н. в виде заключения под стражу оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания постановлено исчислять с 11 мая 2017 года. Зачтено в срок отбытия наказания время содержания Явкина Е.Н. под стражей в качестве меры пресечения с 17 ноября 2016 года по 10 мая 2017 года.

Приговором решены вопросы, связанные с процессуальными издержками и вещественными доказательствами.

Заслушав доклад судьи Старостина Д.С., выступления участников процесса, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Явкин Е.Н. судом признан виновным в причинении смерти Я*** Ф.Ф. по неосторожности.

Преступление совершено в период времени с 18 часов 00 минут 16 ноября 2016 года до 06 часов 11 минут 17 ноября 2016 года в г. Ульяновске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении прокурор Лысякова С.А. считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку суд в нарушение ст. 307 УПК РФ недостаточно полно мотивировал квалификацию совершенного преступления и размер назначенного Явкину Е.Н. наказания. В приговоре судом сделан необоснованный вывод о том, что суд не находит оснований для признания Явкина Е.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку исследованные доказательства свидетельствуют о том, что именно от умышленных действий осужденного был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшей Я*** Ф.Ф. Для квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ суду следовало установить, что смерть потерпевшей наступила в результате неосторожных действий. При этом в качестве подозреваемого Явкин Е.Н. давал показания о том, что он нанес серию ударов по лицу потерпевшей, после последнего удара она упала на спину, «перелетев» через разложенный диван, ударилась головой и шеей о пол. Эти показания свидетельствуют именно об умышленных действиях Явкина Е.Н., в результате которых потерпевшей и был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности ее смерть, в связи с чем эти действия суду следовало квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Эти обстоятельства, как полагает автор апелляционного представления, полностью подтверждаются и выводами судебных медицинских экспертиз № *** от 13.12.2016 и № *** от 12.01.2017, поскольку не исключается возможность причинения потерпевшей всего комплекса повреждений при обстоятельствах, указанных Явкиным Е.Н. при допросе в качестве подозреваемого 17.11.2016, а также при проведении с его участием проверки показаний на месте и следственном эксперименте.

Падение Я*** Ф.Ф. и получение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности ее смерть, стало возможным после множественных ударов кулаком в область головы, нанесение которых не отрицается самим осужденным, а также подтверждается и выводами проведенной в ходе судебного разбирательства комиссионной судебной медицинской экспертизы № *** от 03.05.2017.

В связи с этим считает, что оснований для квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ у суда не имелось.

Кроме этого, при назначении наказания суд не в полной мере учел обстоятельства, указанные в ч. 3 ст. 60 УК РФ, а также отрицательные данные о личности осужденного, наличие у него судимости, неоднократные приводы в полицию за избиение своей матери, нахождение на учете в наркологическом диспансере.

Необоснованно учел суд в качестве смягчающих наказание обстоятельств активное способствование раскрытию и расследованию преступления, поскольку признание вины таковым не является. Также не имелось оснований и для признания смягчающим наказание обстоятельством оказания содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в изобличении лиц, совершивших иные преступления, поскольку такое содействие не имеет отношения к настоящему уголовному делу. *** ребенка, поскольку ребенок родился в период нахождения Явкина Е.Н. под стражей и не находился на его иждивении, какой-либо помощи осужденный ребенку не оказывает и воспитанием его не занимается.!% В связи с этим назначенное наказание считает несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Просит отменить приговор и вынести новый обвинительный приговор.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

— прокурор Скотарева Г.А. поддержала доводы апелляционного представления, просила приговор отменить;

— адвокат Медведкин И.А. возражал против доводов апелляционного представления, обосновав их несостоятельность, просил приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, заслушав выступления участников процесса, судебная коллегия считает, что приговор суда является законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда первой инстанции о виновности Явкина Е.Н. в совершении вышеуказанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

Объективный анализ исследованных судом доказательств, в том числе показаний осужденного Явкина Е.Н., потерпевших, свидетелей, а также результатов следственных действий, отраженных в протоколах осмотра места происшествия, проверки показаний, следственного эксперимента, выводов заключений судебных медицинских экспертиз и других доказательств, подробно изложенных в приговоре, дал суду основания сделать верные выводы о виновности Явкина Е.Н. в причинении смерти Я*** Ф.Ф. по неосторожности.

Положенные в основу приговора доказательства, на основании которых суд сделал обоснованные выводы о виновности осужденного, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны допустимыми и достоверными.

Фактические обстоятельства совершенного Явкиным Е.Н. преступления сторонами не оспариваются.

Судом на основании исследованных доказательств объективно установлено, что Явкин Е.Н., находясь в своей квартире, в ходе возникшего на почве личных неприязненных отношений конфликта умышленно нанес своей матери Я*** Ф.Ф. множественные удары кулаками по правому и левому плечу, а также в голову потерпевшей, *** Ф.Ф. ушибленную рану на нижнем веке правого глаза, которая квалифицируется как легкий вред здоровью, а также кровоподтеки на веках глаз, в области подбородка и плеч, кровоизлияния в белочную оболочку глаз, кровоизлияния и разрывы слизистых губ, которые как вред здоровью не расцениваются.!%

В результате данных дейстий Явкина Е.Н., который не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде смерти Я*** Ф.Ф., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности, должен был и мог предвидеть эти последствия, потерпевшая упала, ударившись головой и шеей о пол, получив в результате падения закрытую тупую травму шейного отдела позвоночника, квалифицирующуюся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшую смерть потерпевшей.

Вопреки доводам апелляционного представления, судебная коллегия полагает, что данные преступные действия Явкина Е.Н. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности.

Так, исходя из диспозиции ч. 4 ст. 111 УК РФ, необходимо установить, что виновный, совершая насильственные действия, имел умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то есть предвидел такие последствия своих действия и желал либо сознательно допускал их наступление.

Установленные судом обстоятельства настоящего уголовного дела свидетельствуют о том, что такого умысла у Явкина Е.Н. не было.

Характер же действий Явкина Е.Н. дает основание сделать вывод, что, нанося Я*** Ф.Ф. удары руками, не применяя какие-либо предметы, он не имел намерения причинить ее здоровью тяжкий вред, эти его удары сами по себе не причинили тяжкого вреда здоровью потерпевшей, осужденный при этом не предвидел возможность причинения потерпевшей закрытой тупой травмы шейного отдела позвоночника и наступления смерти, однако при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть падение потерпевшей, которое могло повлечь вред здоровью, в том числе и опасный для жизни, а также наступление смерти.

Обстоятельства, при которых Явкиным Е.Н. совершено преступление, свидетельствуют о том, что получение потерпевшей тяжкого вреда здоровью и наступление смерти явились результатом не нанесенных потерпевшей ударов, а последствием падения, о чем свидетельствуют последовательные показания осужденного, данные им в ходе предварительного следствия, на которые также ссылается и государственный обвинитель в апелляционном представлении.

Судебная коллегия отмечает, что, как следует из показаний осужденного, подтвержденных им в ходе проверки показаний на месте и следственного эксперимента, которые стороной обвинения не опровергнуты и не оспариваются также в апелляционном представлении, в момент нанесения ударов потерпевшая находилась около разложенного дивана, и в ходе падения имелось соприкосновение тела потерпевшей с диваном, что также подтверждает отсутствие у Явкина Е.Н. умысла на причинение потерпевшей тяжкого вреда в результате ее падения.

Об этом, вопреки доводам апелляционного представления, свидетельствуют и выводы заключений судебных медицинских экспертиз, в том числе комиссионной судебной экспертизы, назначенной и проведенной в ходе судебного разбирательства, согласно которым телесное повреждение, стоящее в причинной связи со смертью Я*** Ф.Ф., могло быть получено только в результате падения потерпевшей и ударе о пол. При этом судом установлено, что умысла на причинение данного повреждения у Явкина Е.Н. не было. От умышленных действий Явкина Е.Н. (ударов кулаками) могли образоваться только повреждения не состоящие в причинной связи со смертью, что исключает квалификацию действий Явкина Е.Н. по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Из заключения комиссионной судебной медицинской экспертизы по материалам дела № *** от 03.05.2017 следует, что причиной смерти потерпевшей явилась закрытая тупая травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга, ***

Данная закрытая тупая травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга квалифицируется как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшая смерть.

Обнаруженная на трупе потерпевшей ушибленная рана нижнего века правого глаза носит признаки причинения легкого вреда здоровью, как травма, способная повлечь кратковременное расстройство здоровья.

Остальные повреждения, выявленные при экспертизе трупа, расстройства здоровью не влекут.

Закрытая тупая травма шейного отдела позвоночника и спинного мозга образовалась от воздействия травмирующего предмета в область задней поверхности шеи.

Учитывая характер и локализацию повреждений, давность их причинения и механизм образования, данные представленных материалов уголовного дела, комиссия экспертов пришла к выводам, что в срок и при обстоятельствах, изложенных и продемонстрированных Явкиным Е.Н., ***

Как верно указал суд приговоре, выводы заключения комиссионной судебной медицинской экспертизы № *** от 03.05.2017 не противоречат выводам заключений эксперта №*** от 13.12.2016 и № 1 от 12.01.2017, а лишь дополняют и конкретизируют их, в связи с чем все указанные заключения экспертиз обоснованно были взяты судом в основу доказанности виновности осужденного в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ. Оснований сомневаться в выводах данных экспертиз, проведенных квалифицированными экспертами, у суда не имелось.

При таких обстоятельствах оснований для иной квалификации действий осужденного судебная коллегия также не усматривает.

Квалификация действий Явкина Е.Н. в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, нарушений положений ст. 307 УПК РФ, которые являлись бы основанием для отмены приговора, не допущено, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка.

Судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о необходимости назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы.

Так, при назначении наказания судом были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, влияние назначенного наказания на исправление Явкина Е.Н. и условия жизни его семьи, а также сведения о его личности, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре.

Оснований для исключения по доводам апелляционного представления из числа смягчающих наказание обстоятельств активного способствования раскрытию и расследованию преступления, *** ребенка!%, оказание осужденным содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность в изобличении лиц, совершивших иные преступления и розыске имущества, добытого в результате преступлений, судебная коллегия не находит, поскольку, признание их таковыми судом являлось обоснованным, что соответствует требованиям ст. 61 УК РФ, которыми руководствовался суд.

В полной мере судом при назначении наказания учтены и сведения о личности осужденного.

Учитывая в совокупности характер и степень общественной опасности преступления, а также данные о личности виновного, характеризующегося отрицательно, злоупотребляющего спиртными напитками, состоящего на профилактическом наблюдении в наркологическом диспансере, суд в соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ обоснованно признал обстоятельством, отягчающим наказание Явкина Е.Н., совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением ***, что подробно мотивировал в приговоре.

Достаточных оснований для признания каких-либо иных обстоятельств, смягчающими либо отягчающими наказание, не имеется.

Выводы суда о необходимости назначения реального лишения свободы, а также об отсутствии возможности для условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ, в приговоре мотивированы.

Основания для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, назначения наказания с применением положений стст. 53.1, 64 УК РФ отсутствуют.

Назначенное наказание является справедливым, соответствующим обстоятельствам, тяжести совершенного преступления и личности осужденного, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований как для его ужесточения, так и для смягчения.

Таким образом, оснований для удовлетворения апелляционного представления по изложенным в нем доводам не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь стст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Заволжского районного суда г. Ульяновска от 11 мая 2017 года в отношении Явкина Е*** Н*** оставить без изменения, а апелляционное представление – без удовлетворения.