Представив на суд свидетелей

06.07.2018 Выкл. Автор admin

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Калиновский К. Б., Смирнов А. В.
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации
Постатейный. / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд., доп. и перераб. СПб. Питер, 2004. 848 с.

Статья 244. Равенство прав сторон

В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 настоящего Кодекса, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

1. В данной статье говорится о равенстве прав сторон в судебном заседании, т.е. об их формальном равноправии, однако, для того, чтобы в судопроизводстве соблюдалась реальная состязательность необходимо не формальное равноправие, а равенство возможностей сторон по реализации своих интересов. Формальное равноправие достаточно для создания условий справедливого противоборства только тогда, когда стороны не только юридически, но и фактически равны между собой. Если же изначально они обладают существенно разными возможностями, их следует снабдить и разными правами, которые в этом случае уравновешивают суммарные позиции сторон. Поэтому в публичном состязательном производстве, где спорят фактически неравносильные субъекты — государство и личность, — на стороне последней находятся т.н. преимущества защиты, главным из которых является презумпция невиновности. Даже в судебном заседании, где стороны имеют внешне тождественные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению отводов и ходатайств, высказыванию мнений и выступлению в судебных прениях, в целом их процессуальное положение далеко не совпадает. Бремя доказывания лежит на обвинителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

2. По смыслу ст. 15 («Состязательность сторон») суд обязан создавать обеим сторонам равные условия для отстаивания ими своих процессуальных позиций. Однако одного этого может оказаться недостаточно для обеспечения правосудия, вынесения по уголовному делу правильного по существу и справедливого решения. Если стороны были объективно поставлены ходом производства в неравные или несправедливые условия, грозящие одной из них неблагоприятным исходом дела, а усилий слабейшей стороны явно недостаточно, чтобы самостоятельно исправить положение, суд не должен дать процессу преждевременно прекратиться легкой победой стороны, заставшей другую «врасплох», а обязан восстановить равновесие сторон с тем, чтобы дело было доведено до логического конца. Для этого допустима, как представляется, определенная субсидиарная (вспомогательная) активность суда в выяснении истины по делу, в том числе проведение им следственных действий. Такая субсидиарная активность нацелена на восстановление равновесия, или фактического равенства сторон. Например, в ходе судебного разбирательства одной из сторон предъявляются новые доказательства (например, вызываются для дачи показаний ранее не известные другой стороне свидетели), самостоятельная проверка и опровержение которых в судебном заседании явно превышает возможности другой стороны, т. е. является для нее непосильной. В таком случае суд вправе и обязан вызвать необходимых свидетелей, истребовать предметы и документы и т.д., способные пролить свет на данные обстоятельства, и таким способом предотвратить несправедливость и нарушение равенства сторон. Ясно, что в подавляющем большинстве случаев в подобном невыгодном положении рискует оказаться сторона защиты, в то время как у государственного обвинителя потенциальные возможности для собирания опровергающих доказательств сохраняются почти всегда. Поэтому предлагаемое правило может расцениваться в основном как элемент института преимущества защиты.

Нечто подобное можно найти в английском процессе, где судья вправе по собственной инициативе, т. е., действуя активно, вызвать и допросить свидетелей, которых не представила ни одна из сторон, чтобы выяснить все неясные вопросы, если с его точки зрения этого не было сделано сторонами. Однако важно подчеркнуть, что если полученные судом доказательства оказываются обвинительными, т. е. опровергают доводы защиты (т.н. опровергающие доказательства), они могут быть признаны допустимыми только в том случае, когда вызов судом свидетелей был связан с тем, что защита представила из ряда вон выходящие доказательства, до которых «не мог бы додуматься самый изобретательный ум».

Потребность в субсидиарной активности суда может возникнуть и в том случае, когда выяснение существенных для дела фактов в пользу обвиняемого поставлено под угрозу из-за того, что защитник обвиняемого обнаруживает очевидную некомпетентность или недобросовестность; когда потерпевший, ввиду недостатка средств не пригласивший адвоката, не умеет распорядиться своими правами и т.п. Наконец, следственные действия по почину суда мыслимы для проверки появившихся данных о процессуальных нарушениях в целях решения вопроса о допустимости представленных сторонами доказательств и защиты прав лиц, участвующих в процессе. Например, получив информацию о применении незаконного насилия к обвиняемому, суд может по своей инициативе допросить это лицо, назначить его освидетельствование и т.д. Инициатива суда уместна и тогда, когда закон предусматривает обязательное проведение каких-либо следственных действий, но ни от одной из сторон не поступает ходатайства о его проведении. В подобных случаях, когда инициатива суда продиктована непосредственно интересами соблюдения или исполнения норм закона, речь может идти о легальной субсидиарной активности суда.

Снято — доказано

До сих пор, предоставленные пострадавшим фото- и видеосъемки суд мог принимать в качестве доказательства, по собственному усмотрению. Если эти материалы рушили стройную картину следствия, то суд мог эти материалы не принимать. То есть заявить о том, что они не относятся к следствию, не влияют на трактовку того или иного нарушения, и вообще цена им — грош. Однако именно благодаря видеозаписи с обычного автомобильного регистратора удалось доказать, что человек вышел на дорогу из-за припаркованного транспортного средства в месте, где нет пешеходного перехода.

Благодаря видеорегистратору удалось доказать, что человек, бросившийся под колеса машины, сделал это преднамеренно. То есть сам выбрал машину, под колеса которой ему лучше упасть. Сам выскочил на дорогу перед машиной, понимая, что автомобиль не успеет остановиться.

Это истории с так называемыми подставщиками. А есть и другие случаи. Например, человек тронулся на зеленый сигнал светофора, и тут ему в бок влетает автомобиль, который пересекал перекресток уже на красный свет. Когда приедут гаишники режим работы светофора раз пять сменится. Оба участника аварии будут утверждать, что ехали на зеленый свет. Кстати, подобный случай произошел в Челябинской области. Девушка поворачивала налево, но не уступила дорогу двигавшемуся во встречном направлении автомобилю. В результате — авария. Девушка представила на суд двух свидетелей, которые утверждали, что встречный автомобиль двигался на красный свет. В то же время водитель этой машины представил двух свидетелей, что он ехал на зеленый сигнал, а девушка не уступила ему дорогу. Дело решили показания камер, установленных на соседних зданиях. Какой свет горел на светофоре, по ним было не разобрать, зато удалось узнать свидетелей. Так вот у девушки свидетелей в момент происшествия не было.

Верховный суд разъяснил, как оценивать показания не явившихся в суд свидетелей

Верховный суд (ВС) России разъяснил, как оценивать показания свидетелей и потерпевших, не явившихся в суд. «Судам следует иметь в виду, что судебное следствие по делу, рассматриваемому в общем порядке, предполагает непосредственное исследование в судебном заседании доказательств, представленных сторонами, путем заслушивания в ходе допроса показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей, эксперта, специалиста»,— приводит ТАСС выдержку из соответствующего документа, разработанного пленумом ВС.

Суд отмечает, что оглашение показаний в суде в случае неявки потерпевшего или свидетеля в ходе предварительного следствия допускается лишь с согласия сторон. В случае смерти потерпевшего или свидетеля, его тяжелой болезни, препятствий явке в суд в виде ЧС или если установить место нахождения потерпевшего или свидетеля не удалось, показания могут огласить по решению судьи или по ходатайству одной стороны. Однако «суд вправе принять решение об оглашении без согласия сторон показаний не явившихся потерпевшего или свидетеля, только при условии, что обвиняемому (подсудимому) была предоставлена возможность оспорить показания свидетельствующего против него лица предусмотренными законом способами (например, в ходе очных ставок или иных следственных действий с его участием задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним свои возражения)».

Также ВС разъясняет, что огласить прежние показания отказавшегося от новой их дачи подсудимого можно, если более ранние показания «были даны в присутствии защитника, перед допросом ему разъяснялось право отказаться свидетельствовать против самого себя и близких родственников, он был предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при его последующем отказе от них».

Одним из последних громких случаев неявки на судебные заседания стали четыре подряд неявки одного из ключевых свидетелей по резонансному делу — экс-главы Минэкономики Алексея Улюкаева. Глава «Роснефти» Игорь Сечин не приходил на процессы по делу, ссылаясь на напряженный график — компания сообщила, что таким его расписание будет до конца года.

Как господин Сечин игнорировал заседания суда — в публикации «Ъ FM» «Защита ждет Игоря Сечина до последнего».

В ЕСПЧ заявлены требования о крупнейшей в истории РФ компенсации

Представители религиозной организации «Свидетели Иеговы» потребовали от РФ компенсацию за нарушение прав на €79,1 млн (6 млрд руб.) по двум коммуницированным Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) жалобам. Это в пять раз больше всех присужденных ЕСПЧ в 2017 году компенсаций по российским делам (€14,6 млн) и в десять раз больше ежегодных ассигнований, предусмотренных в бюджете РФ на 2018–2020 годы на выплату компенсаций по решениям ЕСПЧ. Жалобы поданы в связи с ликвидацией и запретом деятельности «Свидетелей Иеговы» в РФ, а также изъятием у организации недвижимости на всей территории России. Минюст получил в ЕСПЧ отсрочку для представления замечаний к заявленным суммам до 7 декабря, сославшись на многочисленность заявителей.

Как рассказал “Ъ” представитель «Свидетелей Иеговы» адвокат Артур Леонтьев, сумма исковых претензий была названа ЕСПЧ заявителями после того, как Россия представила возражения на жалобу иеговистов. Осенью 2017 года, напомним, «Управленческий центр “Свидетелей Иеговы” в России» и его глава Василий Калин обратились в ЕСПЧ, полагая, что действия российских властей нарушили положения Европейской конвенции: ст. 9 (свобода мысли, совести и религии), ст. 11 (свобода собраний и объединений), ст. 14 (запрещение дискриминации) и ст. 1 протокола 1 к Европейской конвенции (защита собственности).

Поводом стало решение, вынесенное в прошлом году Верховным судом РФ, о ликвидации «Управленческого центра “Свидетелей Иеговы” в России» и почти 400 региональных отделений организации по заявлению Минюста. В частности, ведомство полагало, что деятельность иеговистов не отвечает уставным требованиям и нарушает законодательство о противодействии экстремизму. Имущество организации по решению судов было обращено в собственность РФ. Сейчас проходит процесс в арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленобласти, куда в октябре 2017 года обратился Минюст с заявлением о распределении имущества ликвидированного юридического лица «Управленческий центр “Свидетелей Иеговы” в России». Самым крупным российским активом, отметим, является имущественный комплекс иеговистов в элитном районе Санкт-Петербурга. Адвокат Леонтьев отмечает, что среди конфискованных активов есть имущество, которое иеговистам предоставляли в пользование как физические лица, так и иностранные юридические лица.

Кто такие «Свидетели Иеговы»

Артур Леонтьев добавил, что вслед за «Управленческим центром “Свидетелей Иеговы” в России» самостоятельную жалобу в ЕСПЧ подало региональное отделение города Глазова (Удмуртия), также ликвидированное судом.

Как правительство России объяснило ЕСПЧ запрет «Свидетелей Иеговы»

После коммуникации жалобы осенью 2017 года представители России направили в Европейский суд свои возражения. Жалоба была названа неприемлемой, более того, российская сторона обратила внимание ЕСПЧ, что в ней отсутствует информация о конфискованном имуществе. Утверждения заявителей об оценке имущества в «десятки миллионов евро» были охарактеризованы как «необоснованные и абстрактные».

«Свидетели Иеговы» прислали в суд уточнения. По словам господина Леонтьева, общая сумма требований по данным жалобам превышает €79,1 млн (6 млрд руб.). Отметим, что в пять раз больше суммы всех присужденных ЕСПЧ в 2017 году компенсаций по российским делам (€14,6 млн) и в десять раз больше ежегодных ассигнований, предусмотренных в бюджете РФ на 2018–2020 годы на выплату компенсаций по решениям ЕСПЧ. Замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин попросил суд предоставить дополнительную отсрочку на три месяца для подготовки замечаний по размеру компенсаций. Европейский суд удовлетворил просьбу, дав срок до 7 декабря. В Минюсте “Ъ” пояснили, что «это обусловлено значительным количеством сгруппированных в жалобах заявителей, а также объектов недвижимого имущества, расположенных в различных субъектах РФ».

По данным фонда содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт» (см. “Ъ” от 24 мая), за 20 лет рассмотрения в Страсбурге российских дел сумма присужденных заявителям компенсаций составила почти €2 млрд (если исключить не выплаченные по делу ЮКОСа средства — это €84 млн). С 2002 года суд признал приемлемыми 136,58 тыс. жалоб против России и присудил выплаты по 4549 жалобам. Основная часть суммы — €1,949 млрд — была назначена начиная с 2007 года, когда ЕСПЧ стал публиковать свои статистические отчеты. В 2016 году сумма присужденных компенсаций по искам к России составила €7,3 млн, а в 2017-м — уже €14,6 млн.

Дмитрий Маракулин, Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Как Россия выбилась в лидеры по компенсациям Европейского суда

В апреле Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) отчитался об исполнении постановлений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по итогам 2017 года. Россия лидировала по числу неисполненных решений и сумме присужденных заявителям компенсаций — €14,6 млн. Конкурентом РФ по негативным показателям была в основном Турция. Доклад говорит о нежелании российских властей принимать меры по выявленным ЕСПЧ проблемам, считают эксперты.

Работника вызвали в суд: когда обязательно надо отпустить и что выплатить

В соответствии с трудовым законодательством работодатель обязан отпустить работника с работы для исполнения им государственных или общественных обязанностей.

При этом конкретного перечня таких обязанностей не существует и приходится руководствоваться другими федеральными законами. В результате часто возникает недопонимание: работник не выходит на работу, как ему кажется, по уважительным причинам, а работодатель увольняет его за прогул.

В статье расскажем, в каких случаях работодатель обязан отпустить работника и какой порядок при этом должен быть соблюден, как и кем оплачивается время его отсутствия на работе, и рассмотрим одну из наиболее распространенных причин отсутствия сотрудника на работе, которая относится к государственным обязанностям, – его явку в суд.

Что относится к государственным и общественным обязанностям?

В силу ч. 1 ст. 170 ТК РФ работодатель обязан освободить сотрудника от работы с сохранением за ним места работы (должности) на время исполнения государственных или общественных обязанностей в случае, если в соответствии с Трудовым кодексом и иными федеральными законами эти обязанности должны исполняться в рабочее время.

Из данного положения следуют две обязанности работодателя по отношению к таким работникам:

1) освободить их от работы;

2) сохранить за ними место работы.

Что же является государственными и общественными обязанностями? Трудовой кодекс относит к ним, в частности:

– участие работников в коллективных переговорах, подготовке проекта коллективного договора, соглашения (ст. 39);

– рассмотрение трудовых споров в качестве члена комиссии (ст. 171);

– сдачу крови и ее компонентов в качестве донора (ст. 186);

– участие членов выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций, не освобожденных от работы, в качестве делегатов в работе съездов, конференций, участие в работе выборных коллегиальных органов профессиональных союзов, а в случае, если это предусмотрено коллективным договором, – также краткосрочную профсоюзную учебу (ст. 374);

– участие в разрешении коллективного трудового спора работниками, являющимися членами примирительной комиссии, трудовыми арбитрами (ст. 405).

Другие федеральные законы к таким обязанностям относят:

  • проведение и обеспечение аварийно-спасательных и других неотложных работ в случае мобилизации;
  • исполнение обязанностей зарегистрированного кандидата на замещаемую выборную должность в органе государственной власти или органе местного самоуправления;
  • исполнение обязанностей члена избирательной комиссии или комиссии референдума для участия в подготовке и проведении выборов, референдума;
  • исполнение воинских обязанностей, в том числе вызов в военкомат, медицинское освидетельствование, военные сборы и т. п.;
  • участие педагогических работников в проведении ЕГЭ;
  • участие в тушении пожаров или несении службы (дежурстве) добровольными пожарными;
  • явку в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру, налоговую инспекцию или суд в качестве свидетеля, потерпевшего и его законного представителя, эксперта, специалиста, переводчика и понятого;
  • исполнение обязанностей присяжного или арбитражного заседателя.

Компенсация за исполнение государственных или общественных обязанностей

По общему правилу, предусмотренному ч. 2 ст. 170 ТК РФ, государственный орган или общественное объединение, которые привлекли работника к исполнению государственных или общественных обязанностей, выплачивают ему за время исполнения этих обязанностей компенсацию в размере, определенном Трудовым кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами либо решением соответствующего общественного объединения.

При этом Трудовым кодексом для исполнения некоторых обязанностей установлена не выплата компенсации, а сохранение за работником среднего заработка, в частности, для лиц, участвующих в коллективных переговорах (ст. 39), членов комиссий по трудовым спорам (ст. 171), доноров (ст. 186), членов примирительных комиссий и трудовых арбитров (ст. 405).

А вот порядок оплаты участия в работе профсоюзов членов их выборных коллегиальных органов, не освобожденных от основной работы, определяется коллективным договором, соглашением (ст. 374 ТК РФ).

К сведению

Средний заработок за освобожденными от основной работы членами проф­союза сохраняет общероссийский (межрегиональный) профессиональный союз. Он сохраняется на период трудоустройства (не более шести месяцев) профсоюзного работника, если по окончании срока его полномочий работодатель не смог предоставить ему прежнее место работы (ст. 375 ТК РФ).

Средний заработок работодатель также должен сохранять за работниками, проходящими военные сборы (ст. 6 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»). Кроме того, им компенсируются другие расходы, например, связанные с наймом жилья и оплатой проезда, командировочные.

Однако впоследствии все эти расходы работодателю возмещает Минобороны [1] .

В остальных случаях исполнения государственных и общественных обязанностей работник получает компенсацию от государственных органов или общественных объединений, которые привлекли его к исполнению таких обязанностей.

Работнику пришла повестка

Для начала разберемся, по каким делам и куда работник может быть вызван повесткой. Это могут быть гражданско-правовые, административные и уголовные дела. Все они рассматриваются судами общей юрисдикции. В арбитражных судах рассматриваются споры в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Также существуют налоговые правонарушения, которые рассматриваются налоговыми инспекциями. Соответственно, работник может быть вызван в суд общей юрисдикции или арбитражный суд, налоговую инспекцию.

Кроме того, его могут вызвать органы дознания, следственные органы и прокуратура. Здесь следует отметить: чтобы квалифицировать такие вызовы как исполнение государственных обязанностей, работник должен иметь определенный статус. Так, руководствуясь нормами Гражданско-процессуального кодекса, при рассмотрении гражданских дел работник может выступать в качестве:

– стороны (истца или ответчика);

– специалиста, эксперта, переводчика.

В соответствии с Кодексом административного судопроизводства при рассмотрении административных дел работник может быть:

– стороной (административным истцом или административным ответчиком);

– специалистом, экспертом, переводчиком.

Наконец, при рассмотрении уголовных дел в силу положений Уголовно-процессуального кодекса работник может быть:

– потерпевшим (его законным представителем);

– специалистом, экспертом, переводчиком.

В арбитражный суд работник может быть вызван в качестве свидетеля, специалиста, эксперта, переводчика, а также арбитражного заседателя.

Однако не все эти статусы дают работнику право на получение гарантий в соответствии со ст. 170 ТК РФ. В частности, не считается исполнением работником государственных обязанностей его участие в судебных разбирательствах в качестве истца или ответчика и, конечно, обвиняемого. Для всех остальных такая обязанность установлена независимо от того, в рамках какого процесса (гражданского, административного или уголовного) происходит разбирательство.

Руководствуясь положениями ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ, НК РФ, УПК РФ и других федеральных законов и нормативных актов, работник исполняет государственные обязанности, если он вызван в суд, налоговую инспекцию, органы дознания, следственные органы и прокуратуру в качестве свидетеля, специалиста, эксперта, переводчика, потерпевшего (его законного представителя), понятого, а также если он исполняет обязанности присяжного или арбитражного заседателя.

К сведению

К органам дознания относятся органы внутренних дел, управления (отделы, отделения, пункты) полиции, органы ФССП, органы пожарного надзора (ст. 40 УПК РФ).

Оформление исполнения государственных обязанностей

Освобождение сотрудника от работы для исполнения государственных обязанностей оформляется приказом работодателя, который издается в произвольной форме.

Основанием для издания приказа при вызове работника в суд, прокуратуру, налоговую инспекцию либо органы дознания и следствия является повестка (извещение). Судебная повестка признается одной из форм судебных извещений и вызовов по уголовным, административным и гражданским делам.

Судебные повестки и иные судебные извещения содержат:

  • наименование и адрес суда;
  • время и место проведения судебного заседания;
  • наименование адресата – лица, извещаемого или вызываемого в суд;
  • указание, в качестве кого извещается или вызывается адресат;
  • наименование дела, по которому осуществляется извещение или вызов адресата.

Повесткой также вызываются органами дознания на допрос свидетели и потерпевшие. В повестке указывается, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, отражаются дата и время явки на допрос (ст. 188 УПК РФ).

Кроме того, в повестке указывается на обязанность вызываемых лиц явиться, а также обозначаются последствия неявки без уважительных причин.

К сведению

Присяжные и арбитражные заседатели вызываются для участия в судебных заседаниях путем направления присяжным извещения или определения суда.

Обращаем ваше внимание, что если работник представил повестку или другое извещение, из которого не следует, что он вызывается как свидетель, потерпевший или другое лицо для исполнения государственных обязанностей в рамках уголовного или иного дела, то освобождать его от работы работодатель не обязан.

Так, в Апелляционном определении Московского областного суда от 12.09.2016 по делу № 33-22689/2016 причина отсутствия сотрудника на работе в связи с его вызовом в суд была признана неуважительной, а приказ о наложении на него дисциплинарного взыскания – законным.

Суть дела состояла в том, что следователь по собственной инициативе вызвал работника в суд в качестве свидетеля, поскольку ему это было необходимо для поддержания ходатайства по уголовному делу.

При этом доказательств вызова работника в суд либо правоохранительные органы для дачи показаний в качестве какого-либо процессуального статуса представлено не было.

Судьи указали, что уведомление следователя о явке работника не признается подтверждением его вызова в качестве свидетеля по уголовному делу в соответствии с требованиями УПК РФ. При этом указанное уведомление также не является вызовом истца для осуществления каких-либо следственных действий, дачи показаний следователю в рамках уголовного дела и совершения им следственных действий, а признается лишь инициативой самого следователя для поддержания поданного прокурором представления в суде.

Кроме того, было установлено, что самим судом работник не вызывался в качестве свидетеля.

Конечно, в данной ситуации можно сказать, что работник пострадал не по своей вине. Вероятно, он думал, что честно исполнил свой долг. Но получилось по-другому.

Поэтому нужно внимательно изучить повестку. Если из ее содержания не следует, что работник имеет статус лица, исполняющего государственные обязанности, и тем более если он является истцом или ответчиком или их представителем в рамках гражданского или административного судопроизводства, работнику сначала нужно это объяснить. И освобождать его от работы в соответствии со ст. 170 ТК РФ работодатель не обязан.

Здесь возможны и другие варианты. Например, работнику можно предоставить отпуск без сохранения заработной платы.

Помимо повестки многие работодатели запрашивают с работников заявление об освобождении от работы. Несмотря на то, что такой документ Трудовым кодексом не предусмотрен, считаем, что он будет нелишним. Обязанность представлять его можно установить локальным нормативным актом.

Отсутствие сотрудника на работе в связи с исполнением государственных обязанностей следует отметить в табеле учета рабочего времени буквенным кодом «Г» или цифровым кодом «23» (невыход на работу на время исполнения государственных или общественных обязанностей согласно законодательству).

Возмещаемые работнику расходы

От того, каков статус работника в случае его вызова в суд и другие органы, зависит, какая компенсация ему положена за период исполнения государственных обязанностей и кто ее выплачивает. Для наглядности представим эту информацию в таблице.

Статус работника

Обязанность работодателя в части оплаты

Что возмещает и (или) выплачивает работнику суд или иной госорган

Норма закона

Свидетель по делу об административном правонарушении

Выдать работнику справку в произвольной форме о размере

– средний заработок за время выполнения государственных обязанностей;

Часть 2 ст. 108 КАС РФ

Свидетель по гражданскому делу

среднего заработка для представления в суд или госорган, копию трудовой книжки

– расходы на проезд, наем жилого помещения, суточные

Часть 2 ст. 95 ГПК РФ

Свидетель, потерпевший (их представители), понятой в уголовном деле

Пункт 2 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, п. 32, 34 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 01.12.2012 № 12402

Понятой или потерпевший по делу об административном правонарушении

Расходы на проезд, наем жилого помещения, суточные

Статья 24.7 КоАП РФ, п. 2 – 10 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ № 1240

Свидетель по арбитражному делу

Выплатить по основному месту работы сотрудника средний заработок

Расходы на проезд, наем жилого помещения, суточные

Часть 4 ст. 107 АПК РФ

Свидетель по делу о налоговом правонарушении

Пункт 3 ст. 131 НК РФ, п. 2, 3 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 16.03.1999 № 2983

Понятой по делу о налоговом правонарушении

Статьи 98, 131 НК РФ

Выдать работнику справку в произвольной форме о размере среднего зара-

– вознаграждение в размере 1/2 оклада судьи этого суда пропорционально числу дней, потраченных

Части 1, 2 ст. 11 Федерального закона от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях феде-

ботка для представления в суд

на исполнение государственных обязанностей, но не менее среднего заработка по основному месту работы за этот период;

– командировочные и транспортные расходы

ральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»

Выплатить по основному месту работы сотрудника средний заработок

– вознаграждение в размере 1/4 оклада судьи арбитражного суда пропорционально количеству рабочих дней участия в процессе, но не менее пятикратного МРОТ;

Пункты 1, 2 ст. 6, п. 3 ст. 7 Федерального закона от 30.05.2001 № 70-ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации»

Обратите внимание

Выплата среднего заработка осуществляется только работодателем по основному месту работы, поскольку это установлено соответствующим федеральным законом, в частности, ч. 3 ст. 7 Федерального закона № 70-ФЗ, ч. 3 ст. 131 НК РФ. Данное правило при этом не применяется для свидетелей по арбитражному делу.

Выплата работнику среднего заработка государственным органом осуществляется исходя из фактических затрат времени на исполнение обязанностей указанными лицами и их среднего дневного заработка, исчисляемого в порядке, установленном ст. 139 ТК РФ, размера месячного денежного содержания. При этом неполный рабочий день, затраченный лицом в связи с производством по гражданскому или уголовному делу, засчитывается за один рабочий день (восемь часов).

Итак, если работник представил повестку в суд, прокуратуру, налоговую инспекцию, орган дознания или следствия, которой он вызывается в рамках рассмотрения уголовного, гражданского, административного или арбитражного дела в качестве свидетеля, потерпевшего (их представителя), эксперта, специалиста, переводчика, понятого, присяжного или арбитражного заседателя, работодатель обязан освободить его от работы на период, который указан в повестке. В противном случае работодателя могут привлечь к административной ответственности. Если же помимо всего прочего работник, оставивший работу, будет уволен за прогул или привлечен к дисциплинарной ответственности, возможно, придется готовиться к судебным разбирательствам.

При этом работодатель должен сохранить за работником не только место работы, но и (в некоторых случаях) средний заработок, в частности, если работник является свидетелем по делам, рассматриваемым в арбитражном суде и налоговой инспекции, и арбитражным заседателем.

Если работник во время исполнения государственных обязанностей находился в отпуске, в соответствии со ст. 124 ТК РФ отпуск ему нужно будет продлить.

[1] Правила компенсации расходов, понесенных организациями и гражданами РФ в связи с реализацией Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», утв. Постановлением Правительства РФ от 01.12.2004 № 704.

Представив на суд свидетелей

Россия направила в апелляционный суд Гааги меморандум на 700 страниц, объясняющий, почему суд должен отказать бывшим акционерам ЮКОСа — компаниям Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum (владели 70,5% ЮКОСа) — в восстановлении арбитражного решения о компенсации на $50 млрд в их пользу. РБК изучил, что нового подготовила российская сторона.

Обвинения в лжесвидетельстве

Документ является ответом на апелляционную жалобу бывших акционеров, поданную в марте этого года. В нем российская защита во главе с голландским профессором права Альбертом Яном ван ден Бергом утверждает, что нашла «новые свидетельства» незаконных действий и злоупотреблений экс-акционеров как в 1990-х годах, когда был приватизирован ЮКОС, так и во время арбитражного процесса в Гааге, завершившегося в 2014 году присуждением рекордной компенсации в пользу Hulley, Yukos и Veteran (HYV).

В частности, Россия обвиняет своих оппонентов в лжесвидетельстве перед арбитражным судом в Гааге, из-за чего вынесенное им решение может противоречить публичному порядку Нидерландов (фундаментальным правовым принципам страны). «После арбитражных разбирательств на поверхность всплыли новые материалы, которые демонстрируют, что HYV ввели арбитражный суд в заблуждение, давая ложные показания и замалчивая документы, значимые для прояснения ключевых вопросов разбирательств», — говорится в меморандуме.

Одним из таких новых материалов, на которые ссылается российская сторона, являются показания под присягой, которые дал американскому суду в 2016 году бывший топ-менеджер ЮКОСа американец Дэвид Годфри (в споре с другим экс-директором компаний Yukos Group Дэниелом Фелдманом; РБК рассказывал об этом деле).

Из показаний Годфри российская защита делает вывод, что «олигархи» (под ними Россия подразумевает бенефициаров трастов с острова Гернси, включая российско-израильского предпринимателя Леонида Невзлина, которые являются потенциальными выгодополучателями от компенсации за банкротство ЮКОСа) «совершали секретные платежи» в интересах бывшего советника президента России Владимира Путина, экономиста Андрея Илларионова, в обмен на его выступление свидетелем на арбитражном процессе в Гааге на стороне HYV. Илларионов был одним из ключевых свидетелей на слушаниях — арбитры квалифицировали его как «надежного и убедительного свидетеля», отмечается в меморандуме, а значит, базировали на его заявлениях часть своего решения.

Илларионов работал советником президента по экономическим вопросам с 2000 года по конец 2005-го, в этот же период он был российским «шерпой» в G8. Сейчас он работает в Центре глобальной свободы и процветания вашингтонского Института Катона (либертарианского аналитического центра) и регулярно критикует российский политический режим.

Он был одним из восьми свидетелей, которые выступали перед арбитрами в Гааге по ходатайству бывших акционеров ЮКОСа (принимал участие в слушаниях в 2012 году). В своих показаниях Илларионов тогда назвал ЮКОС «одним из самых опасных врагов для тех, кто не желал видеть Россию свободной страной». По мнению экономиста, аресты Михаила Ходорковского и его делового партнера Платона Лебедева и в целом атака на ЮКОС были политически и экономически мотивированы. Российские адвокаты ставили под сомнение надежность свидетельств Илларионова, поскольку на тот момент он уже был «ярым критиком» российских властей, а позднее называли его «фантастом» из-за того, что он публично поддержал «несколько конспирологических теорий».

В октябре 2012 года Илларионов пересказал суду в Гааге его разговор с Путиным, состоявшийся «спустя несколько дней после ареста Ходорковского» в 2003 году. «Путин сказал, что Ходорковский совершил ошибки и вел себя плохо. Долгое время Путин [с его слов] сам защищал Ходорковского от этих атак со стороны его друзей, друзей Путина, но, к сожалению, Ходорковский продолжал вести себя плохо и отказывался сотрудничать», — рассказал Илларионов (выдержки из его показаний приводились в арбитражном решении 2014 года, .pdf). Свидетель «почти дословно» цитировал Путина: «Я решил отойти в сторону, чтобы Ходорковский сам решал свои проблемы с парнями. Если он хочет бороться, пускай борется, и посмотрим, что из этого получится».

Как пишет российская защита, Дэвид Годфри заявил в американском суде, что «какая-то часть организации [связанной с Yukos Group] сделала вклад в проект Института Катона, в который он [Илларионов] был вовлечен». Годфри уточнил, что не стал бы называть это платой за оказанные ЮКОСу услуги. Но на дополнительный вопрос, зачем структуры, связанные с ЮКОСом, пожертвовали деньги по просьбе Илларионова, Годфри ответил: «Он предоставил какие-то экспертные показания, если мне не изменяет память».

Из приведенного российской стороной фрагмента показаний не следует, что Илларионов лично получил деньги — речь идет о «взносе» по его просьбе в проект при Институте Катона, над которым работал экономист. Не ясно также, почему Годфри говорит «мы сделали пожертвование» (Годфри не имел прямого отношения к HYV, он был директором голландских трастов, в которых были укрыты зарубежные активы ЮКОСа в ходе его банкротства).

Но российская защита пишет, что Илларионов получил деньги от аффилированных с ЮКОСом структур в обмен на предоставленные показания. Других доказательств этого, кроме слов Годфри, Россия в меморандуме не приводит.

Андрей Илларионов не ответил на запрос РБК, отправленный на его электронный адрес. Директор по коммуникациям GML (компания, владеющая Hulley, Yukos и Veteran) Джонатан Хилл не стал комментировать конкретные пункты из российского меморандума, сказав, что GML изучает документ. «Мы рады, что Российская Федерация наконец-то представила свой ответ, после того как дважды просила суд отложить крайний срок для подачи», — сказал Хилл.

Россия представила и другие новые материалы для голландского суда — часть их, впрочем, восходит к 1990-м годам и повторяет информацию, известную по расследованиям Генеральной прокуратуры начала 2000-х. В частности, письменные свидетельские показания бизнесмена Евгения Рыбина, который проходил как потерпевший в деле Алексея Пичугина — бывшего главы службы безопасности ЮКОСа, в 2007 году приговоренного к пожизненному заключению.

В 1990-х Рыбин был управляющим директором австрийской компании East Petroleum Handelgas (EPH), которая инвестировала в «Томскнефть» до того, как контроль над ней на приватизационном аукционе приобрел ЮКОС. Как пишет Рыбин в своей декларации, подписанной 24 ноября 2017 года (копия есть у РБК), «ЮКОС незаконно оставил не у дел миноритарных акционеров, переведя мажоритарный пакет акций «Томскнефти» в пользу подконтрольных офшорных компаний, и применил схемы трансфертного ценообразования, что позволило им уклоняться от уплаты налогов».

«Владельцы ЮКОСа предложили EPH присоединиться к его незаконной деятельности. Мы отказались. Я пытался принять меры, чтобы обратить внимание общественности и контролирующих органов на подобную незаконную деятельность ЮКОСа. В ответ сотрудники «службы безопасности» ЮКОСа дважды пытались убить меня Я вынужден был уехать из России и годами жил в укрытии», — рассказывает Рыбин в своих показаниях для голландского суда. В ноябре 1998 года наемные убийцы открыли по нему стрельбу из автоматов, а в марте 1999-го его машину взорвали фугасом направленного действия (в этот момент Рыбина в автомобиле не было), вспоминает свидетель. Он также говорит о третьей попытке покушения: в 2002 году киллеры намеревались убить его из арбалета в центре Вены.

Алексей Пичугин «никогда не признавал и не признаёт своей причастности к покушениям на каких-либо лиц, включая Евгения Рыбина», он всегда заявлял о своей невиновности, сказала РБК адвокат Пичугина Ксения Костромина. По ее словам, Рыбин и ранее говорил о третьей попытке покушения на его жизнь, но по этому эпизоду никто не был осужден.

Зачем это нужно России?

Приобщение «уголовных» показаний к документам России в голландском суде нужно ей для того, чтобы подкрепить одну из главных линий защиты — по версии российской стороны, «олигархи» грубо нарушали закон начиная с приватизации ЮКОСа и в дальнейшем, когда консолидировали контроль над активами через офшорные структуры, такие как HYV. Поскольку часть этих «олигархов» вплоть до последнего времени скрыто контролировали эти компании, утверждает Россия, доктрина чистых рук требует от суда Нидерландов отказать HYV в исполнении арбитражных решений.

Ранее Россия в рамках той же линии аргументации привлекла к даче показаний бывшего юриста ЮКОСа Дмитрия Гололобова и нескольких других сотрудников, работавших в 1990-е на ЮКОС. Гололобов заявлял о незаконных, по его мнению, платежах со стороны «олигархов» в адрес государственных менеджеров ЮКОСа за помощь в приватизации компании в середине 1990-х, о выводе акций ЮКОСа в офшоры без разрешения российских властей и целенаправленных усилиях топ-менеджеров по сокрытию «старых грехов» (нарушения закона в 1995–1996 годах).

Споры о смыслах

Десятки страниц российского ответа посвящены толкованию статьи 45 Договора к Энергетической хартии (ДЭХ) — эта статья, определяющая порядок временного применения договора до его вступления в силу, имеет ключевое значение для вопроса о том, имели ли вообще акционеры ЮКОСа право судиться с Россией в международном арбитраже.

Россия подписала ДЭХ, защищающий иностранные инвестиции в нефтегазовый сектор постсоветских стран, в 1994 году, но не ратифицировала его. Гаагский арбитражный суд, во-первых, установил, что договор временно применялся Россией с момента подписания до того момента, как Москва в 2009 году формально отказалась ратифицировать документ. Во-вторых, арбитраж посчитал, что временное применение распространялось на весь договор, то есть на все части, включая ст. 26 о порядке разрешения споров с инвесторами.

Россия возражала, заявляя, что ДЭХ применялся временно только в отношении тех его положений, которые не противоречили действующему российскому законодательству. В апреле 2016 года Гаагский окружной суд согласился с позицией России и установил, что спор по поводу ЮКОСа не мог быть передан в международный арбитраж, потому что согласно российским нормам споры в области публичного права (проистекающие из действий государства, например в области налогообложения) не арбитрабельны и могут быть рассмотрены только в российских судах. Голландский суд отменил решение арбитража в Нидерландах на том единственном основании, что временное применение ДЭХ не распространялось ​на статью о разрешении споров с инвесторами в международных арбитражах.

Гаагский арбитраж и Гаагский окружной суд по-разному интерпретировали положение ДЭХ, которое в русском переводе звучит так: «Каждая подписавшая сторона соглашается временно применять настоящий договор впредь до его вступления в силу в той степени (to the extent that в английской версии. — РБК), в которой такое временное применение не противоречит ее Конституции, законам или нормативным актам».

Россия занимает обоснованную позицию, ссылаясь на невозможность применения противоречащих российским законам положений хартии до ее ратификации, считает партнер юридической компании Herbert Smith Freehills Алексей Панич. «Подписание международного договора не придает его положениям силы закона, приоритет положений международного договора по отношению к внутреннему законодательству страны возникает исключительно в силу ратификации международного договора», — говорит он.

Российская сторона еще на стадии рассмотрения дела в арбитраже уделила большое внимание толкованию спорных положений ДЭХ, напоминает руководитель направления «коммерческие споры» компании «Рустам Курмаев и партнеры» Станислав Добшевич. «Были проанализированы не только буквальные значения слов и выражений ст. 45, но и предварительные материалы к ДЭХ, а также практика ее применения иными странами-участниками», — отмечает он. Толкование, представленное Россией и в итоге поддержанное Гаагским окружным судом, согласуется с тем, что приняли в свое время США, Норвегия, Финляндия и другие страны ДЭХ, указывает Добшевич.

«Отмена решения суда первой инстанции вышестоящим судом является довольно редким явлением, в силу чего у России высокие шансы добиться победы и в суде апелляционной инстанции», — считает Панич. Решение апелляционного суда Гааги может быть вынесено летом 2018 года, говорит глава Международного центра правовой защиты (МЦПЗ, координирует зарубежную защиту России по делу ЮКОСа) Андрей Кондаков, перед этим стороны еще могут обменяться ответами, если суд разрешит.