Право на справедливое судебное разбирательство

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Содержание:

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Право на справедливое судебное разбирательство в практике Европейского суда по правам человека (Малышева Ю.В.)

Дата размещения статьи: 14.02.2017

В соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее — Конвенция) каждый в случае предъявления ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство уголовного дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.
———————————
Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Провозглашенное данным международным правовым документом право на справедливое судебное разбирательство нашло свое отражение и в отечественном законодательстве: в Конституции РФ: ст. 46 (право каждого на судебную защиту), ст. 48 (право на получение квалифицированной юридической помощи), ст. 49 (презумпция невиновности) и ст. 52 (доступ к правосудию и компенсация причиненного ущерба), УПК РФ: ст. 6.1 (разумный срок уголовного судопроизводства), ст. 8.1 (право на разбирательство независимым судом), ст. 297 (справедливость приговора) и др. В своей совокупности эти правовые нормы гарантируют каждому соблюдение права на справедливое судебное разбирательство, отражают существующую практику Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) по толкованию указанных правовых положений. Поэтому они должны учитываться российским правоприменителем, осуществляющим производство по уголовному делу.
Следует отметить, что первоначально содержание понятия «справедливое судебное разбирательство» было закреплено во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. : каждый человек для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения имеет право на основе полного равенства на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом (ст. 10).
———————————
Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Российская газета. N 67. 1995.

Анализ текстуального содержания ст. 6 Конвенции позволяет выделить обязательные составляющие понятия «право на справедливое судебное разбирательство», к которым относятся:
— справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок на основе принципа гласности;
— независимость и беспристрастность суда, созданного на основании закона;
— презумпция невиновности обвиняемого в совершении преступлении;
— соблюдение прав обвиняемого лица.
В настоящее время право на справедливое судебное разбирательство является одним из основных элементов построения такого механизма уголовного судопроизводства, который учитывал бы предъявляемые к нему международными правовыми актами требования.
Если рассматривать понятие «справедливость», то применительно к уголовному судопроизводству справедливость определяет одно из требований УПК РФ к приговору, а именно соответствие наказания и иных мер уголовно-правового характера, применяемых к лицу, совершившему преступление, характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного . В юридической литературе встречается мнение о невозможности применения критерия справедливости к иным процессуальным решениям, носящим промежуточный характер . На наш взгляд, принцип справедливости должен распространяться на все процессуальные действия и на все процессуальные решения субъектов уголовного процесса.
———————————
Уголовное право Российской Федерации. Общая редакция / Под ред. А.И. Рарога. М., 2001. С. 17 — 18.
Баранов А.М. Справедливость в уголовном процессе. Актуальные проблемы права России и стран СНГ. Челябинск, 2004. С. 139.

Согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека справедливость определяется характером соблюдения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, основанных на положениях Конвенции и существующей системе их толкований ЕСПЧ, вследствие чего она носит объективный характер. Соответственно, от характера выносимых процессуальных решений на любой стадии уголовного судопроизводства зависит справедливость всего хода уголовного процесса по конкретному уголовному делу, что означает невозможность отделения справедливости в ее объективном понимании от конкретного процессуального действия.
Кроме того, согласно правовой позиции ЕСПЧ положения о справедливости распространяются не только на стадию судебного разбирательства, но и на досудебное производство («требование справедливости относится к процессу в целом и не ограничивается состязательными слушаниями» ) ввиду того, что нарушения прав заинтересованных лиц на данном этапе серьезно влияют на возможность осуществления справедливой процедуры в дальнейшем. С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что в широком понимании термин «право на справедливое судебное разбирательство» охватывает весь перечень уголовно-процессуальных правоотношений, а следовательно, и все процессуальные решения, принимаемые в ходе производства по уголовному делу.
———————————
Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004.

Для того чтобы определить, соответствует ли уголовный процесс принципам справедливого судебного разбирательства, европейская судебная практика в своем толковании использует метод так называемой глобальной оценки, основанной на том, что разнообразные гарантии, предусмотренные в ст. 6 Конвенции (презумпция невиновности, основополагающие права обвиняемого), являются лишь гранями основополагающей гарантии справедливого судебного разбирательств. На данный факт обратили внимание и авторы одного из комментариев к Конвенции .
———————————
Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В.А. Туманова, Л.М. Энтина. М., 2002. С. 84.

Результаты комплексного анализа решений Европейского суда по правам человека обусловливают следующие основные требования, выработанные ЕСПЧ и предъявляемые к процедуре судебного разбирательства и судопроизводству в целом. В совокупности они, в свою очередь, определяют содержание справедливости судебного разбирательства.
Впервые право на доступ к правосудию было сформулировано ЕСПЧ при рассмотрении дела «Голдер против Соединенного Королевства» . Позже ЕСПЧ акцентировал внимание на то обстоятельство, что «право на обращение в суд включает в себя не только право инициировать судебное разбирательство, но и право на «разрешение» спора судом. Было бы иллюзорно, если бы национальная правовая система. позволяла лицу подать гражданский иск в суд, при этом не обеспечивая того, что дело будет разрешено посредством вынесения окончательного решения в результате судебного разбирательства. » .
———————————
Постановление ЕСПЧ по делу «Голдер (Golder) против Соединенного Королевства» от 21 февраля 1975 г. (жалоба N 4451/70), п. 35 // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 45.
Постановление ЕСПЧ по делу «Дубинская (Dubinskaya) против Российской Федерации» от 13 июля 2006 г. (жалоба N 4856/03) // СПС «КонсультантПлюс».

Вместе с тем согласно правовой позиции ЕСПЧ нельзя считать реализацией права на доступ к правосудию наличие возможности обращения в орган, не правомочный рассматривать дело по существу, не уполномоченный на принятие решений. Таким образом, данный критерий обусловливает действие следующего критерия справедливого судебного разбирательства — право на независимый и беспристрастный суд, созданный на основании закона.
Исходя из сложившейся практики ЕСПЧ суд — это юрисдикционный орган, решающий вопросы, отнесенные к его компетенции, на основе норм права в соответствии с установленной процедурой . При этом для определения того, является ли тот или иной орган судом, ЕСПЧ не опирается на его название, а использует целый ряд самостоятельных критериев, а именно:
— в развитие правовых положений ст. 6 Конвенции в компетенцию суда должно входить рассмотрение как вопросов права, так и вопросов факта;
— для признания органа судом он должен обладать полномочиями по принятию обязывающих решений, которые не могут быть изменены несудебными властями;
— законный характер суда.
———————————
Постановление ЕСПЧ по делу «Белилос (Belilos) против Швейцарии» от 29 апреля 1988 г. (жалоба N 10328/83) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М.: Норма, 2000. С. 568 — 581.

Только независимый суд способен защитить права и интересы человека, обеспечить равенство всех участников судебного разбирательства. Независимость суда в первую очередь достигается путем отделения всей судебной власти от других, в частности законодательной и исполнительной.
Отдельно подчеркнем, что под беспристрастностью Европейский суд по правам человека понимает отсутствие предубеждения судей и их заинтересованности в исходе дела. Также ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что с точки зрения обеспечения справедливого характера судебного разбирательства важно, чтобы в демократическом обществе суды внушали доверие населению.
Следует отметить, что независимость и беспристрастность ЕСПЧ рассматривает в неразрывном единстве. В связи с этим в большинстве решений ЕСПЧ отсутствует разграничение по поводу того, повлияло ли то или иное обстоятельство на независимость суда или на его беспристрастность. По мнению ЕСПЧ, «концепции независимости и объективной беспристрастности. тесно связаны и должны рассматриваться совместно. » . Из указанного следует, что требования независимости и беспристрастности должны распространяться не только на профессиональных судей, но и на присяжных заседателей.
———————————
Постановление ЕСПЧ по делу «Моисеев (Moiseyev) против Российской Федерации» от 9 октября 2008 г. (жалоба N 62936/00), п. 175 // СПС «КонсультантПлюс».

Следующим фундаментальным требованием справедливого судебного разбирательства является признание судом презумпции невиновности обвиняемого в совершении преступления при рассмотрении и разрешении уголовного дела. Следует обратить внимание на способ закрепления презумпции невиновности в Конвенции и УПК РФ. Так, согласно Конвенции каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком (ст. 6). Что касается УПК РФ, то в нем обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ст. 14). Однако, если в Конвенции, а также в дальнейших толкованиях ЕСПЧ под обвиняемым подразумевается лицо, которому предъявлено любое обвинение, причем берется во внимание не формальный признак, а любое имеющееся подозрение в отношении лица, то УПК РФ к определению обвиняемого подходит по четко выраженному формальному признаку, а именно вынесение в отношении лица постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного акта, составление обвинительного постановления (ч. 1 ст. 47).
Анализируя содержание презумпции невиновности, следует обратить внимание на правовую позицию ЕСПЧ о том, что действие презумпции невиновности выходит за рамки справедливого судебного разбирательства в собственном смысле слова. Этот принцип защищает человека от обращения с ним любых государственных органов и должностных лиц как с виновным в совершении преступления до установления данного факта компетентным судом. Объявляя человека ответственным за преступные действия до признания этого судом, государственные органы и должностные лица тем самым нарушают п. 2 ст. 6 Конвенции (публичное заявление о виновности, в том числе и через средства массовой информации).
———————————
Постановление ЕСПЧ по делу «Аллене де Рибемон (Allenet de Ribemont) против Франции» от 10 февраля 1995 г. (жалоба N 15175/89) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 85 — 95.

Поэтому следует согласиться с Е.Г. Васильевой, предлагающей закрепить как в УПК РФ, так и в Законе о СМИ правило, согласно которому факт применения к лицу мер процессуального принуждения в ходе уголовного судопроизводства и данные об этом лице могут быть опубликованы в СМИ только с разрешения лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, и только при отсутствии возражений подозреваемого, обвиняемого .
———————————
Васильева Е.Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе: Дис. . канд. юрид. наук. Уфа, 2002.

В содержание права на справедливое судебное разбирательство п. 3 ст. 6 Конвенции включается также минимум прав, которыми наделяется обвиняемый в совершении преступления: право на получение в кратчайший срок и на языке, понятном обвиняемому, точной информации о характере вменяемого ему деяния и основании предъявленного ему обвинения, право на защиту.
В данной связи важным представляется обеспечение следователем, дознавателем, судом каждому обвиняемому, подсудимому права на получение квалифицированной юридической помощи, закрепленного также в отечественных правовых актах: в Конституции РФ (ст. 48), УПК РФ (ст. 16, 51), в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ (п. 1 ст. 1, пп. 5 п. 2 ст. 2, п. 2 ст. 6 и др.).
———————————
Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

Научный и практический интерес представляет правовая позиция ЕСПЧ относительно порядка назначения защитника. Самого факта назначения защитника недостаточно для выполнения требований ст. 6 Конвенции, поскольку в ней идет речь о праве на реальную защиту, а не о формальном назначении защитника. В качестве подтверждения отмеченного следует указать дело «Артико против Италии», по которому ЕСПЧ уточнил, что Конвенция призвана гарантировать не теоретические или иллюзорные, а практические и действенные права. Это особенно важно для демократического общества при осуществлении справедливого судебного разбирательства. ЕСПЧ разграничивает понятия «помощь» и «назначение», давая им правовую оценку, исходя из содержания п. 3c ст. 6 Конвенции: простое назначение не обеспечивает оказания эффективной помощи .
———————————
Постановление ЕСПЧ по делу «Артико против Италии» от 13 мая 1980 г. (жалоба N 6694/74) // СПС «КонсультантПлюс».

Применительно к законодательству Российской Федерации УПК РФ не предусмотрена обязанность соответствующих государственных органов оценивать качество и эффективность работы защитника и предпринимать меры к его замене в случае, если его действия наносят ущерб подзащитному, необходимость чего усматривается из правовой позиции Европейского суда по правам человека.
Необходимо отметить, что в уголовном процессе квалифицированная юридическая помощь зачастую необходима не только лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления, но и потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику . Такой же правовой позиции придерживается и Европейский суд по правам человека, который в своем Постановлении по делу «Джордан против Великобритании» признал нарушением отказ в предоставлении во время расследования юридической помощи родственникам лица, который погиб в результате действий полиции .
———————————
Совершенствование доступа к правосудию: оказание квалифицированной юридической помощи, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатно; медиация и иные альтернативные способы разрешения споров правового характера / О.А. Тарасов, И. Пеллиицциари, Н.Д. Шевченко и др. М., 2011. С. 80 — 81.
Постановление ЕСПЧ по делу «Джордан против Великобритании» от 4 мая 2001 г. (жалоба N 24746/94) // СПС «КонсультантПлюс».

Учитывая сложившуюся практику ЕСПЧ по данному вопросу, а также в целях более действенной защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними, российский законодатель обеспечил несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста шестнадцати лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности, правом на пользование услугами адвоката в качестве представителя такого потерпевшего, труд которого компенсируется за счет средств федерального бюджета (ч. 2.1 ст. 45 УПК РФ) . Однако, на наш взгляд, этого недостаточно. Необходимо закрепить в УПК РФ право на квалифицированную юридическую помощь всем лицам, потерпевшим от преступления и не имеющим возможности осуществлять свою защиту самостоятельно, тем самым обеспечив им доступ к правосудию в том понимании, которое сложилось в ходе многолетней практики Европейского суда по правам человека.
———————————
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве: Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ // СЗ РФ. 2013. N 52 (часть I). Ст. 6997.

Справедливости ради отметим, что перечень процессуальных прав обвиняемого, закрепленных ст. 6 Конвенции, гарантируется ст. 47 УПК РФ, что, в свою очередь, свидетельствует о создании в Российской Федерации условий для справедливого судебного разбирательства по уголовному делу. Однако имеющиеся в уголовно-процессуальной практике незаконные и необоснованные ограничения прав и свобод обвиняемых (подсудимых), гарантированных как национальным, так и международным законодательством, свидетельствуют о наличии серьезных барьеров, препятствующих в полной мере обеспечению лицу права на справедливое судебное разбирательство.
———————————
Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. М., 2008; Малышева О.А. Обеспечение законности в досудебном уголовном производстве. М., 2013.

Таким образом, на основании изложенного можно заключить, что под справедливостью судебного разбирательства следует понимать совокупность закрепленных в законе уголовно-процессуальных условий, неуклонное соблюдение которых обеспечивает защиту гарантированных национальным и международным законодательством прав человека при рассмотрении и разрешении уголовного дела по существу, а также вынесение законного и обоснованного решения.
Рассмотренные выше требования, раскрывающие сущность справедливости судебного разбирательства согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека, являются своего рода международными правовыми стандартами, которые с учетом ч. 3 ст. 1 УПК РФ должны постоянно учитываться российским законодателем и правоприменителями в уголовно-процессуальной сфере. Эти стандарты должны расцениваться как критерии оценки справедливости судебного разбирательства и эффективности российских судебных процедур, обеспечивающих законное и обоснованное разрешение уголовного дела и своевременное, в полном объеме исполнение соответствующего судебного акта.

Литература

1. Баранов А.М. Справедливость в уголовном процессе. Актуальные проблемы права России и стран СНГ. Челябинск, 2004.
2. Васильева Е.Г. Проблемы ограничения неприкосновенности личности в уголовном процессе: Дис. . канд. юрид. наук. Уфа, 2002.
3. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Российская газета. N 67. 1995.
4. Гаврилов Б.Я. Современная уголовная политика России: цифры и факты. М., 2008.
5. Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004.
6. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. В.А. Туманова, Л.М. Энтина. М., 2002.
7. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.
8. Малышева О.А. Обеспечение законности в досудебном уголовном производстве. М., 2013.
9. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве: Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ // СЗ РФ. 2013. N 52 (часть I). Ст. 6997.
10. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.
11. Постановление ЕСПЧ по делу «Аллене де Рибемон (Allenet de Ribemont) против Франции» от 10 февраля 1995 г. (жалоба N 15175/89) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000.
12. Постановление ЕСПЧ по делу «Артико против Италии» от 13 мая 1980 г. (жалоба N 6694/74) // СПС «КонсультантПлюс».
13. Постановление ЕСПЧ по делу «Белилос (Belilos) против Швейцарии» от 29 апреля 1988 г. (жалоба N 10328/83) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: в 2 т. Т. 1. М.: Норма, 2000.
14. Постановление ЕСПЧ по делу «Голдер (Golder) против Соединенного Королевства» от 21 февраля 1975 г. (жалоба N 4451/70), п. 35 // Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М.: Норма, 2000.
15. Постановление ЕСПЧ по делу «Джордан против Великобритании» от 4 мая 2001 г. (жалоба N 24746/94) // СПС «КонсультантПлюс».
16. Постановление ЕСПЧ по делу «Дубинская (Dubinskaya) против Российской Федерации» от 13 июля 2006 г. (жалоба N 4856/03) // СПС «КонсультантПлюс».
17. Постановление ЕСПЧ по делу «Моисеев (Moiseyev) против Российской Федерации» от 9 октября 2008 г. (жалоба N 62936/00), п. 175 // СПС «КонсультантПлюс».
18. Совершенствование доступа к правосудию: оказание квалифицированной юридической помощи, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатно; медиация и иные альтернативные способы разрешения споров правового характера / О.А. Тарасов, И. Пеллиицциари, Н.Д. Шевченко и др. М., 2011.
19. Уголовное право Российской Федерации. Общая редакция / Под ред. А.И. Рарога. М., 2001.

ЧТО ТАКОЕ ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

В защите семейных и всех других прав наибольшее значение имеет ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на справедливое судебное разбирательство».

Статья 6 Европейской конвенции является самой применяемой нормой в практике рассмотрения дел Европейским судом по правам человека, а право на справедливое судебное разбирательство занимает важное, даже особое, место в решениях Суда.

Европейское право толкует шестую статью Конвенции в широком смысле, поскольку содержащаяся в ней норма имеет принципиальное значение для утверждения правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля, причем такой доступ должен быть реальным, а не формальным.

Право на обращение в суд не является абсолютным, оно может подлежать ограничениям. Однако, как и все ограничения на права, гарантируемые Конвенцией, они не должны устанавливать лимит на соответствующие права или уменьшать их объем таким образом, чтобы был нанесен ущерб самой их сущности. Более того, такие ограничения должны преследовать законную цель и быть разумно соразмерными преследуемой цели. Таким образом, Европейский суд исходит из того, что право на справедливый суд — это прежде всего «право на суд».

Необходимо отметить, что право на справедливое судебное разбирательство устанавливает гарантии для частных лиц, а не для государств — членов Совета Европы. Это означает, что Европейский суд не будет рассматривать жалобу на нарушение гарантий справедливого судебного разбирательства, которые нанесли ущерб государству либо при гражданском судебном разбирательстве, либо в уголовном процессе.

По смыслу ст. 6 Европейской конвенции право на справедливое судебное разбирательство занимает столь важное место в демократическом обществе, что п. 1 ст. 6 не подлежит ограничительному толкованию. В нем перечисляются некоторые составные части справедливого судебного разбирательства, главной из которых является возможность для любого человека восстановить нарушенное право с помощью специальной процедуры, включая судебный контроль. Государство в определенных случаях его не может ограничить или устранить.

Статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство при определении гражданских прав и обязанностей индивидуума или при предъявлении ему любого уголовного обвинения. Такое положение означает, что предметом рассмотрения Европейского суда может быть нарушение прав человека как по любому уголовному делу, так и по гражданскому делу, в основе которого лежит определение гражданских прав и обязанностей.

Общие требования справедливости судебного разбирательства:

1. «. справедливое и публичное разбирательство дела. «

Под публичным разбирательством следует понимать то, что не допускается закрытое слушание дела без серьезных на то оснований, которые не подлежат расширительному толкованию: «Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Основную трудность составляет толкование термина «справедливое разбирательство», и определение этого понятия из самого текста статьи не столь очевидно. Прежде всего речь идет о соблюдении принципа презумпции невиновности и перечня минимальных гарантий справедливого судебного разбирательства, содержащегося в подп. «а» — «е» п. 3 ст. 6. Кроме того, следует привести примеры очевидной несправедливости при оценке доказательств национальными судами. К ним относятся случаи, когда одни доказательства (например, обвиняющие) безосновательно принимаются за достоверные, а другие, противоположные (оправдывающие), игнорируются, замалчиваются или бездоказательно отвергаются с голословной ссылкой на то, что такие доказательства приведены «с целью уйти от ответственности». В таких случаях Европейский суд может пойти столь далеко, чтобы сделать вывод о «двойных стандартах» при оценке доказательств судом. «Двойной стандарт» — всегда атрибут несправедливости.

Кроме того, понятие справедливого суда нельзя рассматривать в отрыве от требований соблюдения равенства сторон в процессе. К требованию справедливости относится и возможность обвиняемого непосредственно участвовать в разбирательстве и иметь возможность оспорить показания свидетелей обвинения. Отсутствие мотивированности в решении суда также может быть расценено как нарушение требования о справедливости судебного разбирательства.

Из сложившейся практики Европейского суда основными критериями разумности сроков судебного разбирательства являются: сложность дела — объемность и многоэпизодность; число инстанций, задействованных при рассмотрении дела; поведение сторон и государственных органов; степень организованности работы суда. Заявитель должен помнить, что если затягивание судебного разбирательства происходило полностью или в значительной мере по его вине, то государство не будет нести ответственность за нарушение принципа разумного срока.

3. «. независимым и беспристрастным судом. «

Существуют четыре основных критерия независимости и беспристрастности суда, включающие и субъективные, и объективные признаки. Они выработаны практикой Европейского суда:

— порядок назначения судей и порядок лишения их полномочий;

— продолжительность их полномочий, достаточный срок полномочий судей в условиях несменяемости или так называемый принцип «десятилетней гарантии»;

— наличие гарантий против внешних обстоятельств — комплекс мер безопасности судьи, включая механизмы обеспечения неприкосновенности судей, степень материальной обеспеченности судьи и т.п.;

— внешний фактор независимости судьи, формы проявления отправления правосудия — внешний вид судей, атрибуты судебного присутствия, их поведение в отношении участников процесса и прочие внешние проявления судебной власти.

4. «. судом, созданным на основании закона. «

Смысл этого требования состоит в том, что суд должен быть учрежден на основании закона и функционировать согласно закону. Организация и отправление правосудия должны осуществляться в соответствии с теми правилами, на основании которых учреждается судебный орган. Состав суда должен соответствовать требованиям, предусмотренным правилами судопроизводства, а установление нарушений в порядке назначения судей дает основание заявлять о рассмотрении дела незаконным составом суда. Так, если в рассмотрении дела принимал участие судья, не назначенный в соответствии с установленной процедурой, или коллегия присяжных заседателей была назначена без предварительного опубликования списков кандидатов в присяжные, как того требует закон, то следует признать, что судебное разбирательство осуществляется судом, созданным не на основании закона.

Во многих отношениях Европейский суд усовершенствовал право на справедливое судебное разбирательство, установив в качестве косвенных требований «справедливого разбирательства» ряд гарантий или условий, которые прямо не указаны в Конвенции. Одним из таких обязательств является обязанность судов давать обоснования своим решениям. Суды должны «указать с достаточной ясностью основания, на которых базируется их решение».

Другим требованием «справедливого судебного разбирательства», установленным прецедентным правом Европейского суда, является принцип «равенства сил», который предполагает, что «каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свою версию по делу при условии, что это не ставит ее в значительно менее выгодное положение vis-a-vis к ее оппонентам».

Помимо вышеперечисленных составляющих права на справедливое судебное разбирательство, Суд в своих решениях отмечал и иные обстоятельства, лишающие смысла ст. 6 Европейской конвенции. Применительно к российской практике речь идет о неисполнении судебных решений (Бурдов против России), а также о нарушении принципа правовой стабильности в результате действия системы надзора в ее дореформенном виде (Рябых против России). Если ситуация по второму вопросу изменилась после принятия новых процессуальных кодексов и приблизилась к стандартам Европейского суда, то проблема неисполнения принятых судебных решений является системной проблемой российского правосудия. Больше половины дел, коммуницированных российскому Правительству, касаются неисполнения государством судебных решений. Европейский суд толкует эту ситуацию таким образом, что в данном случае нарушается ст. 6 Конвенции, потому что, хотя формально лицу обеспечивается право на доступ в суд, судебные решения не исполняются, и, соответственно, реального доступа в суд у него нет. В связи с этим необходимо обратить внимание на важный момент толкования Конвенции, который красной нитью проходит через всю практику Европейского суда. Европейский суд старается толковать Конвенцию таким образом, чтобы права, записанные в Конвенции, обеспечивались эффективно. Не просто формально должно существовать право на доступ в суд, но суд действительно должен быть доступен.

Следует отметить, что нормы ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прочно вошли и в практику российских судов.

Право на справедливое судебное разбирательство

Решения Европейского суда по правам человека

  1. Главная
  2. Решения ЕСПЧ
  3. Ст. 6: Право на справедливое судебное разбирательство

Поиск решений ЕСПЧ по ключевым словам

Постановления и решения Европейского суда по правам человека, где в качестве основного нарушения рассматривалась статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: (а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения; (b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты; (с) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия; (d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него; (е) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Постановление ЕСПЧ Де Хаэс и Гийселс против Бельгии

Дата Постановления: 24/02/1997. Номер жалобы: 19983/92. Статьи Конвенции: 6, 10, 41. Уровень значимости: 1 — высокий.

Суть: заявители утверждали, что вынесенные против них судебные решения нарушают их право на свободу слова, которая гарантируется статьей 10 Конвенции, и что они основываются на ошибочном толковании статьи 8. Они также заявляли, что им не удалось добиться справедливого и публичного разбирательства дела независимым и беспристрастным судом.

Решение ЕСПЧ Мартынец против России

Дата Решения: 05/11/2009. Номер жалобы: 29612/09. Статьи Конвенции: 6, 13, 35. Уровень значимости: 2 — средний.

Суть: Заявительница жаловалась на то, что она была незаконно лишена собственности. Она также жаловалась на нарушение её права на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом и права на эффективное средство правовой защиты.

Постановление ЕСПЧ Бочан против Украины (№ 2)

Дата Постановления: 05/02/2015. Номер жалобы: 22251/08. Статьи Конвенции: 6, 35, 41, 46. Уровень значимости: Сборник (высокий).

Суть: Заявительница подала жалобу в отношении разбирательства, касающегося ее «жалобы в связи с исключительными обстоятельствами», основанной на решении Суда по предыдущему делу заявительницы (см. Bochan v. Ukraine, no. 7577/02, 3 May 2007), как это предусмотрено в соответствии с действующим законодательством Украины.

Постановление ЕСПЧ Энгель и другие против Нидерландов

Дата Постановления: 08/06/1976. Номер жалобы: 5100/71. Статьи Конвенции: 5, 6, 10, 14, 18. Уровень значимости: 1 — высокий.
Суть: Заявитель утверждает, что в его деле всякий раз создавались препятствия для вызова двух других свидетелей с его стороны, а именно рядовых Книйкерса и Докестийна. Кроме того, он жалуется на то, что предоставленная ему правовая помощь была ограничена правовыми аспектами дела.

Постановление ЕСПЧ Рамсахаи и другие против Нидерландов

Дата Постановления: 15/05/2007. Номер жалобы: 66941/01. Статьи Конвенции: 2, 6, 13, 14. Уровень значимости: Сборник (высокий).
Суть: Заявители утверждают, что обстоятельства смерти их внука, которого застрелил полицейский, повлекли за собой нарушение требований статьи 2 Конвенции. Кроме того, они утверждают, что проведенное затем властями расследование по этому факту было недостаточно эффективно и независимо.

Постановление ЕСПЧ Байсаева против России

Дата Постановления: 05/04/2007. Номер жалобы: 74237/01. Статьи Конвенции: 2, 3, 5, 6, 13, 34, 35, 38, 41. Уровень значимости: 2 — средний.

Суть: Заявительница утверждала, что ее муж «исчез» после задержания российскими военнослужащими в марте 2000 г. в Чечне.

Постановление ЕСПЧ Вассерман против России (№ 2)

Дата Постановления: 10/04/2008. Номер жалобы: 21071/05 . Статьи Конвенции: 6. 13. 34. 35. 41. 46. Уровень значимости: 2 — средний.

Суть: заявитель жаловался на продолжающееся неисполнение судебного постановления, вынесенного в его пользу, и отсутствие эффективного внутригосударственного средства правовой защиты в отношении этой жалобы.

Постановление ЕСПЧ Ивановский против Республики Македония

Дата Постановления: 21/01/2016. Номер жалобы: 29908/11. Статьи Конвенции: 6, 8, 35, 41. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: Заявитель утверждал, что решения национальных властей в люстрационном разбирательстве против него нарушили его право на уважение частной жизни, и что это разбирательство было несправедливым.

Постановление ЕСПЧ ООО “ПТК Меркурий” против России

Дата Постановления: 14/06/2007. Номер жалобы: 3790/05. Статьи Конвенции: 6, 29, 34, 41. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: компания-заявитель утверждала, что государство не выплатило ей взысканную в ее пользу согласно решению суда сумму.

Постановление ЕСПЧ Кирика против Республики Молдова

Дата Постановления: 22/10/2014. Номер жалобы: 50905/08. Статьи Конвенции: 6, 13. Уровень значимости: 3.

Суть: Заявитель жаловался на нарушение своего права на справедливое судебное разбирательство, а также нарушение своего права владения своим имуществом в результате исполнения в неразумный срок окончательного судебного решения, вынесенного в свою пользу. Также заявитель утверждал, что не располагал внутригосударственным средством правовой защиты, чтобы получить компенсацию за несвоевременное исполнение судебного решения.

Постановление ЕСПЧ Автотранспортная База № 1 против Республики Молдова

Дата Постановления: 18/11/2014. Номер жалобы: 36438/08 . Статьи Конвенции: 6, 13. Уровень значимости: 3.
Суть: Предприятие–заявитель жаловалось на нарушение своего права на справедливое разбирательство дела в суде, а также права на использование своей собственности в результате неисполнения в разумный срок окончательного судебного постановления, вынесенного в его пользу. Также предприятие–заявитель утверждало, что не располагало внутригосударственным эффективным средством правовой защиты для того, чтобы получить компенсацию за несвоевременное исполнение судебного решения.

Постановление ЕСПЧ Параска против Республики Молдова

Дата Постановления: 10/02/2015. Номер жалобы: 17986/09. Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: 3.
Суть: Заявитель утверждал, что в результате затягивания компетентными органами государства исполнения окончательного судебного решения, вынесенного в свою пользу, было нарушено его право на справедливое разбирательство дела, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции. В данном деле, он жаловался, также, на нарушение права на уважение его имущества, предусмотренного статьёй 1 Протокола № 1.

Постановление ЕСПЧ Калашников против Российской Федерации

Дата Постановления: 15/07/2002. Номер жалобы: 47095/99. Статьи Конвенции: 3, 5, 6, 41, 57. Уровень значимости: Сборник (высокий).

Суть: Предметом жалобы заявителя являются условия его содержания под стражей, длительность его содержания под стражей и продолжительность производства по возбужденному против него уголовному делу.

Постановление ЕСПЧ Посохов против России

Дата Постановления: 04/03/2003. Номер жалобы: 63486/00 . Статьи Конвенции: 6, 34, 41. Уровень значимости: Сборник (высокий).
Суть: Заявитель утверждал, что состав суда, вынесшего ему приговор, не являлся судом, «созданным на основании закона», так как был составлен в нарушение применимого национального законодательства.

Постановление ЕСПЧ Смирновы против России

Дата Постановления: 24/07/2003. Номер жалобы: 46133/99, 48183/99. Статьи Конвенции: 5, 6, 8, 41. Уровень значимости: Сборник (высокий).

Суть: Заявители утверждали, что их предварительное заключение и расследование по уголовному делу, возбужденному против них, были чрезмерно долгими. Первый заявитель также жаловалась на изъятие ее паспорта следственными органами.

Постановление ЕСПЧ Никитин против России

Дата Постановления: 20/07/2004. Номер жалобы: 50178/99. Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: Сборник (высокий).
Суть: Заявитель утверждал, что судебное производство в порядке надзора, имевшее место после вынесения окончательного оправдательного приговора по его делу, представляло собой нарушение его права на справедливое судебное разбирательство и его права не быть судимым дважды в ходе уголовного судопроизводства в отношении преступления, по которому он уже был окончательно оправдан.

Постановление ЕСПЧ Кляхин против России

Дата Постановления: 30/11/2004. Номер жалобы: 46082/99. Статьи Конвенции: 5, 6, 8, 13, 34, 41. Уровень значимости: 2 — средний.

Суть: Заявитель утверждал, что его содержание под стражей в качестве меры пресечения было необоснованно продолжительным, и что он не мог добиться рассмотрения судом правомерности его содержания под стражей в период до судебного разбирательства. Он также утверждал, что разбирательство его уголовного дела не было осуществлено в разумный срок, и что тюремные власти контролировали его переписку с Европейским Судом, и в этом отношении ему не были предоставлены никакие внутренние средства правовой защиты.

Постановление ЕСПЧ Худоеров против России

Дата Постановления: 08/11/2005. Номер жалобы: 6847/02. Статьи Конвенции: 3, 5, 6, 41. Уровень значимости: Сборник (высокий).
Суть: Заявитель, утверждал, что условия его содержания в СИЗО и условия доставки в суд и обратно в изолятор не соответствовали требованиям статьи 3 Конвенции, что его содержание в предварительном заключении было незаконным, а также чрезмерно длительным, что его ходатайства об освобождении не рассматривались, и что длительность судебного разбирательства была чрезмерной.

Постановление ЕСПЧ Ваньян против России

Дата Постановления: 15/12/2005. Номер жалобы: 53203/99 . Статьи Конвенции: 6, 8, 13, 34, 41. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: Заявитель жаловался на то, что его осудили за деяние, спровоцированное милицией при помощи ОЗ – человека, действовавшего по ее указаниям, и что Президиум Московского городского суда рассматривал его дело в его отсутствие.

Постановление ЕСПЧ Нахманович против России

Дата Постановления: 02/03/2006. Номер жалобы: 55669/00 . Статьи Конвенции: 5, 6, 41. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: Заявитель утверждал, что содержание его под стражей в период предварительного следствия было незаконным, а также чрезмерно длительным, что его жалоба, касающаяся законности содержания его под стражей, не была рассмотрена, и что чрезмерная длительность уголовного разбирательства в отношении него является нарушением требования «разумного срока».

Постановление ЕСПЧ Зарб Адами против Мальты

Дата Постановления: 20/06/2006. Номер жалобы: 17209/02. Статьи Конвенции: 4, 6, 41. Уровень значимости: Сборник (высокий).

Суть: Заявитель утверждает, что он подвергся дискриминации по половому признаку при исполнении общественных обязанностей присяжного заседателя

Постановление ЕСПЧ Фадин против России

Дата Постановления: 27/06/2006. Номер жалобы: 58079/00 . Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: заявитель утверждал, в частности, что производство по уголовному делу в его отношении было необоснованно длительным и что надзорное производство — как оно осуществлялось в настоящем деле — нарушило его права, гарантируемые статьей 6 Конвенции и статьей 4 Протокола № 7 к Конвенции.

Постановление ЕСПЧ Андандонский против России

Дата Постановления: 28/09/2006. Номер жалобы: 24015/02. Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: 3.
Суть: Заявитель утверждает в своей жалобе, что в его отношении было допущено нарушение права на допрос свидетеля обвинения.

Постановление ЕСПЧ Климентьев против России

Дата Постановления: 16/11/2006. Номер жалобы: 46503/99. Статьи Конвенции: 6. Уровень значимости: 2 — средний.
Суть: Заявитель жаловался в Европейский Суд на несправедливый характер производства по уголовному делу в его отношении, утверждая, среди прочего, что он был лишен возможности допросить некоторых свидетелей, показания которых были в судебном заседании оглашены, и участвовать в назначении судебных экспертиз по делу; он также жаловался на то, что в материалах дела не имелось переводов определенных документов, что он был лишен возможности надлежащим образом ознакомиться с некоторыми документами, приобщенными к делу, и что 19 мая 1998 г. он был лишен возможности заменить своего заболевшего адвоката другим.