Постановление пленума ст 126 ук рф

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Статья 126. УК РФ

Похищение человека

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

  • а) группой лиц по предварительному сговору;
  • б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;
  • в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
  • г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
  • д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
  • е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • ж) в отношении двух или более лиц;
  • з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

  • а) совершены организованной группой;
  • б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;
  • в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарии к статье 126 УК РФ

В основе данного уголовно-правового запрета лежат нормы международного права . Основным объектом похищения человека выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного международными и конституционными нормами права на свободу местопребывания и перемещения и обеспечивающие безопасность свободы как важнейшего социального блага . Дополнительным объектом в квалифицированных составах преступления (ч. ч. 2, 3 ст. 126 УК РФ) являются отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья потерпевшего.

Перечень соответствующих документов см.: Обзор нормативных актов и судебной практики, касающихся обеспечения прав человека на свободу и личную неприкосновенность // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5.

«Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г.; ст. 22 Конституции РФ). «Никто не может подвергаться насильственному исчезновению» (ст. 1 Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений от 20 декабря 2006 г. (Россия не участвует)).

Потерпевшим от преступления может быть любое живое лицо; «похищение» трупа не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ.

Поскольку свобода передвижения и местопребывания есть субъективное право, которым лицо может распоряжаться по своему усмотрению, добровольное и осознанное согласие потерпевшего на его «похищение» (похищение по просьбе потерпевшего) исключает уголовную ответственность. Исключается уголовная ответственность и при соблюдении условий крайней необходимости (например, когда родственники «похищают» ребенка у родителей, поведение которых создает угрозу для его жизни, здоровья, правильного формирования личности).

Объективная сторона преступления состоит в активных действиях по похищению человека. По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Состав преступления — формальный; преступление окончено с момента выполнения всех действий, направленных на похищение.

Похищение предполагает наличие трех последовательных операций: захват (завладение), перемещение и удержание человека. Захват означает тайные или открытые активные действия, связанные с установлением физического господства над человеком (завладение им), в результате которых потерпевший реально лишается свободы передвижения в пространстве; перемещение есть транспортировка (как с использованием, так и без использования транспортных средств) потерпевшего на новое место пребывания, не типичное для его обычного жизненного распорядка, помимо или против его воли; удержание представляет собой воспрепятствование потерпевшему (например, путем запирания, связывания, применения насилия, установления физических препятствий и т.д.) свободно оставить это новое место. Дальность перемещения и длительность удержания потерпевшего не имеют значения для квалификации, но могут учитываться судом при индивидуализации уголовного наказания.

Как правило, преступление предполагает совершение виновным всех этих действий. Вместе с тем современная наука исходит из того, что в ряде случаев похищение человека может происходить и без его захвата и перемещения виновным, например в ситуации, когда потерпевший самостоятельно, но под влиянием обмана или злоупотребления доверием со стороны виновного покидает привычное местообитание, а затем удерживается виновным в новом месте.

В силу особенностей объективной стороны, если будет установлено, что виновный, лишая потерпевшего свободы, не намеревался перемещать его в пространстве и удерживать, содеянное не может быть квалифицировано по ст. 126 УК РФ, но при наличии к тому оснований может быть квалифицировано как незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ). В то же время по ст. 126 УК РФ квалифицируются действия не только в случае, когда человека похищают и перемещают в другое место, но и когда его незаконно удерживают, в связи с чем само по себе удержание не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ как незаконное лишение свободы. Если же действия лица были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а являлись элементом объективной стороны другого, более опасного преступления (например, убийства), состав похищения отсутствует. Только в том случае, если умысел на совершение иного преступления в отношении похищенного возник после окончания собственно похищения, содеянное может образовывать совокупность преступлений.

Похищение человека, квалифицируемое по ч. 1 ст. 126 УК РФ, может сопровождаться применением к потерпевшему или иным лицам насилия, не опасного для жизни или здоровья (под которым следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли ), либо угрозой применения такого насилия. Насилие в данном случае не требует дополнительной квалификации по совокупности преступлений.

По аналогии с п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

С субъективной стороны похищение человека характеризуется виной в форме умысла. Совершая действия по захвату, перемещению и удержанию потерпевшего, субъект всегда осознает их общественную опасность. Мотивы преступления могут быть любыми (зависть, месть и т.д.); за исключением корыстных, они не оказывают влияния на квалификацию содеянного, но могут учитываться при назначении наказания. Не исключает квалификации содеянного по ст. 126 УК РФ похищение женщины без ее согласия для вступления с ней брак.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

Закон предусмотрел ряд квалифицирующих признаков состава похищения человека (ч. 2 ст. 126 УК РФ). Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что оно совершено двумя или более соисполнителями, заранее (до момента захвата) договорившимися в любой форме о совершении преступления. Данный квалифицированный состав преступления будет иметь место и в том случае, если соисполнители согласно предварительной договоренности выполняют объективную сторону похищения человека «по частям» (например, один субъект захватывает, другой — перемещает, третий — удерживает). Действия лиц, которые удерживают потерпевших, ранее похищенных другими лицами, и которые не состоят с ними в сговоре, не могут быть квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а требуют самостоятельной оценки по ст. 127 УК РФ.

Похищение человека с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ) предполагает, что в процессе совершения преступления (при захвате, перемещении или при удержании) к похищаемому лицу или иным лицам (в целях облегчения похищения) применялось такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого, средней тяжести либо легкого вреда здоровью, либо насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья , а равно если имела место угроза применения такого насилия. В этом случае дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья не требуется.

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает использование виновным особого орудия и способа совершения преступления. При квалификации действий виновного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» (в ред. Закона от 6 декабря 2011 г.) и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, т.е. предметом или механизмом, конструктивно предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия таких лиц, применяющих оружие при похищении человека, должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК РФ.

СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) .

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Одного лишь факта наличия у субъекта оружия или предметов, используемых в его качестве, при похищении человека недостаточно для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ; необходимо установить факт их применения. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений») . Оружие и иные предметы могут применяться в момент захвата, перемещения или удержания потерпевшего.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 1. Следует отметить, что позиция Верховного Суда РФ в отношении понимания признака «применение оружия» противоречива. В частности, п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» устанавливает, что если лицо лишь демонстрировало оружие или угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия не могут быть квалифицированы по признаку применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Похищение заведомо несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ) потерпевшего предполагает, что действия виновного направлены против лица, не достигшего на момент совершения преступления восемнадцатилетнего возраста, при условии, что субъект достоверно знает о возрасте потерпевшего (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствует о его возрасте. Добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, исключает вменение виновному лицу данного квалифицирующего признака.

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает, что виновный достоверно знает о состоянии потерпевшей (например, в силу того, что является родственником, знакомым, соседом и т.д.) или когда внешний облик женщины явно свидетельствует о ее беременности.

Похищение двух или более лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном похищении нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые преступления единством умысла, мотива, намерений, при условии, что ни за одно из похищений виновный ранее не был осужден (см. комментарий к ст. 105 УК РФ).

Под похищением человека, совершенным из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), закон предусматривает случаи, когда мотивом похищения является стремление виновного извлечь материальную выгоду из преступления для себя лично или для других лиц (см. также комментарий к ст. 105 УК РФ). Корыстным следует также признавать похищение человека, совершенное по найму. При похищении человека из корыстных побуждений к самому похищенному лицу либо к третьим лицам могут предъявляться требования имущественного характера в качестве условия освобождения (выкуп); в этом случае содеянное при наличии к тому оснований может квалифицироваться по совокупности преступлений как похищение человека и вымогательство (ст. 163 УК РФ).

Особо квалифицированными составами преступления закон называет похищение человека, совершенное организованной группой либо повлекшее по неосторожности причинение смерти или иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126 УК РФ).

Похищение человека, совершенное организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ), означает, что оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (см. комментарий к ст. ст. 35 и 105 УК РФ).

Похищение, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ), предполагает, что в результате действий по похищению наступает смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия. К ним, в частности, относится самоубийство потерпевшего, осложнение или развитие у него заболевания, материальный ущерб, срыв важной коммерческой сделки, осложнение межгосударственных отношений и т.д. Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины и материальным составом. Его особенность состоит в наличии умысла на похищение человека и неосторожности в отношении последствий, в силу чего умышленные действия виновного, направленные на лишение потерпевшего жизни или причинение иных тяжких последствий, исключают вменение рассматриваемого квалифицирующего признака и требуют самостоятельной оценки. Неосторожное причинение смерти потерпевшему не требует дополнительной самостоятельной квалификации по ст. 109 УК РФ. Неосторожное причинение смерти или иных тяжких последствий должно быть причинно связано с действиями виновного по похищению человека. Отсутствие причинной связи (например, в ситуации, когда смерть потерпевшего явилась следствием применения оружия сотрудником полиции при задержании похитителя) исключает квалификацию содеянного по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Похищение человека следует отличать от некоторых иных, близких по объективной стороне преступлений, в первую очередь от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) и от захвата заложника (ст. 206 УК РФ).

Похищение человека в отличие от незаконного лишения свободы в обязательном порядке предполагает захват и перемещение потерпевшего в пространстве, его изъятие из привычных условий жизни и микросоциальной среды.

От захвата заложника похищение человека отличается рядом признаков, в частности: при похищении умысел виновного направлен на совершение преступления в отношении определенного, конкретного потерпевшего, личность которого виновному небезразлична; при похищении виновный, как правило, не предает свои действия огласке; похищение не всегда связано с предъявлением каких-либо требований в качестве условия освобождения потерпевшего.

Примечанием к ст. 126 УК РФ установлена поощрительная норма, согласно которой лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Данное предписание является императивным. Правоприменитель обязан освободить виновного от уголовной ответственности за похищение человека, если со стороны виновного имело место добровольное освобождение потерпевшего.

Под добровольным освобождением похищенного человека по смыслу закона понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного либо выполнением или обещанием выполнить условия, явившиеся целью похищения; освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу . Действия нельзя расценивать как добровольные, если фактическое освобождение потерпевшего состоялось уже после выполнения условий, выдвинутых похитителями, когда их цель была достигнута и оказался утраченным смысл дальнейшего удержания потерпевшего. Даже если потерпевшего освободили до получения выкупа, но виновные были осведомлены, что их ищет полиция, добровольность освобождения отсутствует.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Дышекова и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 3.

Инициатор освобождения (сам виновный, потерпевший, правоохранительные органы и т.д.), равно как и мотивы добровольного освобождения похищенного (жалость и сострадание к потерпевшему, страх перед разоблачением и т.д.) могут быть любыми и не влияют на решение вопроса об освобождении от ответственности.

Если, имея реальную возможность незаконно удерживать потерпевшего, виновный его отпускает (добровольно освобождает), но в его действиях содержится состав иного преступления (например, побоев, истязания и др.), то он должен нести ответственность за преступления, сопряженные с похищением, а не за похищение.

Статья 126. Похищение человека

Статья 126. Похищение человека

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 02.11.2016 N 124П16 Приговор: По п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ за похищение человека, по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство. Постановление ВС РФ: Приговор изменен, осужденный освобожден от наказания, назначенного по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, назначение наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ исключено.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 2 ноября 2016 г. N 124-П16

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Лебедева В.М.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петровой Т.А., Рудакова С.В., Свириденко О.М., Серкова П.П., Тимошина Н.В., Харламова А.С., Хомчика В.В., —

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Мартынюк С.О. на приговор Приморского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 27 октября 2014 г., по которому

КОЖАРОВ А.Н., , судимый 26 мая 1999 года по п. п. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании постановления ГД РФ от 26 мая 2000 года срок наказания сокращен на 1/2, освобожден 2 октября 2000 года условно-досрочно на 9 месяцев 5 дней,

осужден к лишению свободы:

по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ) на 7 лет;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2016 года приговор изменен, из осуждения Кожарова за вымогательство в отношении потерпевшего М. исключен квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», назначенное Кожарову по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ наказание снижено до 7 лет 8 месяцев лишения свободы и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 126, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно Кожарову назначено 11 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В надзорной жалобе адвокат Мартынюк С.О. просит о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы надзорной жалобы, послужившие основанием передачи надзорной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я., осужденного Кожарова А.Н., адвоката Мартынюк С.О., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

с учетом внесенных в приговор изменений, Кожаров признан виновным в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, а также в вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере при следующих обстоятельствах.

В период с 16 августа 2002 года по 17 сентября 2002 года А., получив информацию о том, что М. имеет денежные средства в размере 300 000 рублей, сообщил об этом Г. который принял решение захватить М. с последующим перемещением и удержанием против его воли с целью требования от него передачи этих денежных средств.

По поручению Г. собрал сведения о М. которые передал Г.

Располагая указанной информацией, Г. привлек А. и Кожарова к захвату М., с которыми разработали план совместных действий.

Согласно отведенной ему роли, Кожаров днем 17 сентября 2002 года, подошел к М., познакомился с ним и получил согласие встретиться через 30 минут возле остановки, о чем сообщил Г. и А., после чего путем обмана привез М. в уединенное место, где находился Г., который неожиданно для потерпевшего напал на него, вместе с Кожаровым связали ему руки и ноги липкой лентой «скотч», лишив возможности свободно двигаться и сопротивляться, затем вместе с Кожаровым и подошедшим А. оттащили связанного М. в лесной массив.

Демонстрируя пистолет ПМ, а также угрожая его применением и распространением позорящих сведений, указанные лица потребовали от М. передачи денежных средств в размере 300 000 рублей, нанеся потерпевшему множество ударов ногами и руками по голове и телу.

Узнав от М., что указанные деньги находятся на счету в банке, А. совместно с Горбачевым и Кожаровым заклеили М. рот липкой лентой «скотч» и покинули место происшествия, оставив его связанным с телесными повреждениями в безлюдной местности, где и наступила его смерть.

30 марта 2003 года скелетированные останки М. были обнаружены примерно в 150 метрах от моста через реку в с. района, расположенного на трассе .

В надзорной жалобе адвокат Мартынюк С.О. оспаривает правильность квалификации действий Кожарова, считает, что с учетом изменений, внесенных судом апелляционной инстанции, исключившим из обвинения признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», действия осужденного подлежали квалификации по ч. 2 ст. 163 УК РФ, которая в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ относится к разряду тяжких преступлений, и в связи с тем, что с момента совершения преступления (сентябрь 2002 года) прошло более 10 лет и истек срок давности, установленный п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ, Кожарова следует освободить от уголовной ответственности за данное преступление.

Неверной, по мнению защиты, является квалификация действий Кожарова и по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ, поскольку потерпевший добровольно следовал вместе с осужденным к месту, где было совершено преступление, то есть насильно не перемещался, и его действия подлежали квалификации по ч. 3 ст. 127 УК РФ, которая в соответствии с ч. 4 ст. 15 УК РФ также относится к разряду тяжких преступлений и по ней истек срок давности.

Наряду с этим адвокат оспаривает правильность установления фактических обстоятельств дела, в частности, принадлежность скелетированных останков потерпевшему М., а также законность возбуждения уголовного дела, действия суда по разрешению заявленных стороной защиты ходатайств о допросе свидетелей, использование в качестве доказательства заключений экспертов вследствие их некомпетентности, формулировку вопросного листа, просит о пересмотре приговора и апелляционного определения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Доводы адвоката Мартынюк С.О. о незаконном возбуждении уголовного дела в отношении Кожарова были проверены судами первой и апелляционной инстанций, при этом обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела по ст. 126 УК РФ, не выявлено.

Утверждения защитника о неправильном установлении фактических обстоятельств дела, недоказанности выводов суда о принадлежности скелетированных останков потерпевшему не являются основанием для отмены приговора, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде надзорной инстанции.

В соответствии со ст. 389-27 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для пересмотра и отмены приговора, вынесенного с участием коллегии присяжных заседателей.

Законность проведенных по делу экспертиз, а также вопросы компетентности экспертов проверялись в судебном заседании, оснований для признания их недопустимыми доказательствами по делу не установлено, о чем подробно изложено в постановлении суда (т. 74 л.д. 3).

Ходатайства о допросе свидетелей Б. и Д. разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом особенностей судебного следствия с участием коллегии присяжных заседателей.

Так, в допросе свидетеля Б. в судебном заседании было отказано на основании того, что об обстоятельствах совершенного преступления ему стало известно в связи с осуществлением им служебной деятельности (т. 75 л.д. 163).

В допросе свидетеля Д. перед присяжными заседателями судом также было отказано в связи с тем, что обстоятельства, о которых он давал показания, находятся за пределами судебного разбирательства и не относятся к установлению фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями (т. 75 л.д. 170).

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона при формулировании вопросного листа председательствующим допущено не было.

Постановка одного вопроса по двум деяниям: похищению человека и вымогательству, с учетом особенностей предъявленного обвинения, не противоречит положениям ст. 339 УПК РФ.

Оснований полагать, что вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, были для них непонятны или требовали собственно юридической оценки, а полученные на них ответы содержали в себе противоречия, не имеется.

Юридическая оценка действий Кожарова как похищение человека по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ судом определена верно.

Вердиктом коллегии присяжных признано доказанным, что Кожаров совместно с другими лицами, действуя с целью истребования у потерпевшего денежных средств, обманным путем привез М. в безлюдное место, где его подвергли избиению, связали руки и ноги, оттащили в лесной массив, требовали передачи денег, а узнав, что деньги находятся на счету в банке, и передать их он не может, заклеили рот липкой лентой «скотч» и покинули место происшествия, оставив его связанным с телесными повреждениями в безлюдной местности, в результате чего наступила его смерть.

По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, его перемещение с последующим удержанием против его воли в другом месте.

Установленные судом обстоятельства, при которых М. в результате обмана добровольно согласился сесть в автомобиль под управлением Кожарова, не является препятствием для квалификации действий осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ, поскольку захват человека путем обмана и его перемещение с последующим насильственным удержанием, как правильно указано судом апелляционной инстанции, не противоречит диспозиции указанной нормы.

Вместе с тем состоявшиеся судебные решения подлежат изменению.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Кожаров был осужден, в том числе, по п. п. «б», «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) за вымогательство, совершенное в целях получения имущества в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, которая предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 15 лет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 15 апреля 2016 года, рассмотрев уголовное дело в апелляционном порядке, приговор в отношении Кожарова изменила, исключила из его осуждения за вымогательство квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», однако оставила квалификацию его действий за совершение вымогательства в крупном размере, то есть по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ в первоначальной редакции, санкция которой предусматривала наказание до 15 лет лишения свободы.

Между тем, с учетом положений ст. 10 УК РФ и изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ, улучшающих положение осужденного, его действия по вымогательству, совершенному группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере, подлежали квалификации по п. п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), санкция которой предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

Следовательно, данное преступление в силу ст. 15 УК РФ стало относиться к категории тяжких.

Согласно положениям п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если после совершения тяжкого преступления истекло 10 лет, при этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

Как указано в ч. 3 ст. 78 УК РФ, течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Из материалов уголовного дела усматривается, что указанное преступление Кожаровым было совершено 17 сентября 2002 года, в период с 26 апреля 2010 года по 13 июня 2011 года осужденный находился в розыске.

Таким образом, со дня совершения вымогательства и до вступления приговора в законную силу 15 апреля 2016 года за вычетом периода, когда осужденный уклонялся от следствия, прошло более 10 лет. Однако суд апелляционной инстанции, внеся изменения в приговор в отношении Кожарова, не решил вопрос о применении к нему сроков давности.

Поэтому Кожаров подлежит освобождению от наказания, назначенного ему по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, с исключением указания о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 412.10, п. 7 ч. 1 ст. 412.11 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

приговор Приморского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 27 октября 2014 года и апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2016 года в отношении Кожарова А.Н. изменить:

— освободить его от наказания, назначенного по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

— исключить назначение Кожарову А.Н. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Судебные решения в части осуждения Кожарова А.Н. по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ) к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и в остальном оставить без изменения.

Постановление пленума ст 126 ук рф

Статья 126. Похищение человека
[Уголовный кодекс РФ] [Глава 17] [Статья 126]

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

3 комментария к записи “Статья 126 УК РФ. Похищение человека”

Статья 126. Похищение человека

Комментарий к статье 126

1. Под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Одним из признаков объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.
2. Действия осужденных, направленные не на удержание потерпевшего в другом месте, а на совершение в отношении его других преступлений, исключают квалификацию по ст. 126 УК.
Например, судом установлено, что осужденные, избив М., решили его убить.
С этой целью они поместили потерпевшего в багажник автомобиля, вывезли на пустырь, где убили. Затем, желая скрыть совершенное в присутствии К. преступление, они отвезли К. в лес и также убили.
Поскольку действия осужденных были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на их убийство, Президиум ВС РФ отменил судебные решения в части осуждения виновных по ч. 3 ст. 126 УК и дело в этой части прекратил за отсутствием состава преступления .
———————————
Постановление Президиума ВС РФ по делу N 207п2000.

3. Когда похищение потерпевшего с последующим удержанием охватываются умыслом виновного и рассматриваются в качестве способа достижения преступного результата, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, например, требования выкупа от потерпевшего или его близких из корыстных побуждений подлежит квалификации как похищение человека и вымогательство по соответствующим частям ст. ст. 126 и 163 УК.
4. Похищение считается оконченным преступлением с момента захвата человека и начала его перемещения. Однако последующее удержание похищенного не требует дополнительной квалификации.
5. Совершение преступления помимо воли похищаемого является обязательным условием наступления уголовной ответственности. В этой связи не является преступным ритуальное похищение женихом невесты в тех местностях, где существует такой обычай, с ее согласия, хотя бы и вопреки воле родных. Исключением является согласие на похищение со стороны малолетнего или иного недееспособного лица, не способного в полной мере давать отчет происходящему.
6. Лица, непосредственно не похищавшие человека, но удерживающие его помимо воли, несут ответственность по соответствующей части ст. 127 УК.
Например, судом установлено, что Труняков и Кудинов, предполагая, что С. и К. причастны к похищению автомобиля Трунякова, избили их, поместили в багажник автомобиля и увезли из кафе в дом Трунякова, где поместили потерпевших в подвальное помещение.
Труняков сообщил своему сыну Т. и сторожу Е. о цели и причине нахождения С. и К. в его доме. Впоследствии Е. вместе с Труняковым принимал участие в избиении потерпевших, в результате чего от полученных телесных повреждений С. скончался. По указанию Трунякова, Т. и Е. погрузили труп потерпевшего С. в багажник автомашины и посадили в автомашину потерпевшего К.
В пути следования Труняков вывел потерпевшего К. из автомашины и выстрелил ему в грудь и голову. После этого осужденные спрятали трупы потерпевших.
Действия Т. были квалифицированы по п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК, а Е. — по п. «в» ч. 3 ст. 126 и ч. 4 ст. 111 УК.
Президиум ВС РФ установил, что действия осужденных квалифицированы как похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору в отношении двух лиц, необоснованно, поскольку они не принимали непосредственного участия в захвате потерпевших в кафе и перемещении их в дом Трунякова Б. и о совершении преступления узнали после того, как потерпевшие были привезены в дом.
Таким образом, Т. и Е. в сговоре на похищение С. и К. не состояли и участия в их похищении не принимали, а потому не могут нести ответственность за похищение потерпевших.
В связи с этим действия Т. и Е. переквалифицированы с п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК на п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 127 УК, предусматривающие ответственность за незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное группой лиц, по предварительному сговору в отношении двух лиц .
———————————
См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу N 533п2004пр.

7. Объектом преступления является свобода личности, а дополнительными объектами при квалифицированном преступлении может выступать жизнь и здоровье человека.
8. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.
9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.
10. Согласно примеч. к комментируемой статье лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
Данное основание освобождения от уголовной ответственности имеет важное превентивное значение. По смыслу ст. 31 УК такие действия нельзя считать добровольным отказом от совершения преступления, поскольку преступление уже окончено. Это самостоятельное основание — добровольное освобождение означает, что похититель, сознающий возможность дальнейшего удержания потерпевшего, отказывается от этого и отпускает похищенного. Мотивы освобождения потерпевшего не имеют значения. Однако такое освобождение похищенного не может быть обусловлено достижением виновным преступного результата, ради которого совершалось это преступление.
Например, согласно приговору Д. предложил своей знакомой С. похитить с целью получения выкупа Л. — несовершеннолетнюю дочь начальника производства мукомольного завода К. Он сообщил С. сведения о материальном положении, составе семьи К., о месте учебы его дочери, а затем склонил С. к совершению преступления. По указанию Д. она вступила в предварительный сговор с другими лицами и, используя предоставленную Д. информацию, обманным путем похитила Л.
Затем отцу потерпевшей выдвигались требования о выплате выкупа сначала в сумме 500 тыс. долл. США, а затем — 250 тыс. долл. США. К. дал согласие выплатить 140 тыс. долл., и виновные согласились за эту сумму освободить похищенную. При получении денег Д. был задержан.
Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ приговор в части осуждения Д. по ч. ч. 4 и 5 ст. 33, п. п. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК и С. по п. п. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК отменила и дело в этой части прекратила.
Президиум ВС РФ, рассмотрев протест прокурора, установил, что, отменив приговор и прекратив дело в части осуждения Д. и др. за соучастие в похищении человека, С. — за похищение человека, Судебная коллегия сослалась на примеч. к ст. 126 УК и указала в определении, что Д. и другие осужденные согласились за вознаграждение освободить похищенную ими Л. и сделали это добровольно, передав ее отцу до получения Д. денег.
Однако по смыслу закона (примеч. к ст. 126 УК) под добровольным освобождением похищенного лица следует понимать такое освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу.
Как видно из показаний потерпевшего К., после похищения его дочери осужденные в течение месяца требовали крупный денежный выкуп. Такой суммы денег у него не было, и в результате переговоров он согласился выплатить 140 тыс. долл. При очередной встрече с осужденными он показал деньги Д., но до освобождения дочери отдавать их отказался и положил в служебный сейф. Через несколько дней он приехал на работу и Д. привез туда его дочь. Когда Д. попытался взять деньги из сейфа, его задержали.
Таким образом, осужденные освободили потерпевшую при передаче денег в качестве выкупа, т.е. когда ее отец выполнил их условия.
Приведенные доказательства, а также изложенные обстоятельства, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела, не получили оценки кассационной инстанции при решении вопроса о юридической квалификации действий осужденных по факту похищения человека, что послужило основанием для направления дела на новое кассационное рассмотрение .
———————————
БВС РФ. 2008. N 4. С. 19 — 20; N 5. С. 20.

Предусмотренное в примеч. обстоятельство, исключающее освобождение от уголовной ответственности — «если в его действиях не содержится иного состава преступления», следует понимать таким образом, что при добровольном освобождении похищенного виновный не несет ответственности именно по ст. 126 УК, но не за другие преступления, совершенные, например, в связи с этим похищением — причинение различной степени тяжести вреда здоровью потерпевшего, угон транспортного средства, изнасилование, вымогательство и др.

Статья 126. Похищение человека

Комментарий к статье 126

1. Непосредственный объект преступления по комментируемой статье — личная физическая свобода человека. Дополнительным объектом могут являться здоровье потерпевшего или его жизнь.
2. Потерпевшим может быть любой живой человек. Возраст, физическое состояние, гражданство, социальное положение потерпевшего не влияют на квалификацию содеянного.
3. Объективная сторона выражается в деянии в виде действия, состоящего из трех этапов: а) завладение (захват) человеком; б) перемещение человека в другое место, определяемое похитителем; в) последующее удержание человека помимо его воли. Способы похищения человека могут быть самыми различными: как открыто, так и с использованием обмана, в результате которого похищаемый сам добровольно вместе с похитителем перемещается в место последующего насильственного удержания.
4. Согласие самого человека на мнимое похищение не образует состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК. Не образуют данного состава и случаи завладения одним из родителей, усыновителей (в том числе и лишенным родительских прав) собственным ребенком у другого родителя или иных лиц, которым ребенок передан в установленном законом порядке на воспитание, а также похищение ребенка близкими родственниками (родными и усыновленными братом, сестрой, дедом, бабушкой), если эти действия совершаются в интересах ребенка, в том числе и ложно понятых.
5. Состав преступления по конструкции объективной стороны является формальным. Преступление считается оконченным в момент фактического захвата. Время, в течение которого потерпевший был похищен, для квалификации значения не имеет.
6. Субъектом данного преступления является любое физическое, вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста (ст. 20 УК).
7. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что незаконно перемещает другого человека помимо его воли, и желает совершить эти действия.
8. Квалифицирующие признаки данного преступления предусмотрены ч. 2 ст. 126 УК. О понятии группы лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2) см. комментарий к ч. 2 ст. 35 УК. Под применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего (п. «в» ч. 2 ст. 126), следует понимать причинение в процессе или в результате похищения человека тяжкого, средней тяжести или легкого вреда без расстройства здоровью (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (Российская газета. 2003. 18 января). Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2), предполагает использование в процессе похищения любого огнестрельного, холодного оружия (см. ст. ст. 3 — 6 Закона РФ от 1996 г. «Об оружии»), а также предметов бытового назначения (бритва, кухонный нож, топор и т.д.). Похищение заведомо несовершеннолетнего (п. «д» ч. 2) предполагает, что субъект осознавал, что похищаемый не достиг возраста 18 лет. В противном случае ответственность должна наступать по ч. 1 ст. 126 УК. Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2), будет иметь место тогда, когда субъект заранее точно знал о наличии этого обстоятельства. Похищение двух или более лиц (п. «ж» ч. 2) означает одновременное похищение как минимум двух лиц либо разновременное их похищение, но охватываемое единым умыслом. Похищение человека из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2) совершается в целях получения от потерпевшего материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, с целью выкупа, имущества, имущественных ценностей и т.п.) или в целях освобождения от материальных затрат (возврата долга, выполнения имущественных обязательств, возврата имущества и т.п.). Если похищение человека сопряжено с вымогательством, то содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 126 и ст. 163 УК.
9. В ч. 3 ст. 126 УК перечислены признаки особо квалифицированного состава этого преступления. К их числу относится похищение, совершенное организованной группой лиц, т.е. устойчивой, состоящей из двух или более человек группой, участники которой объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При этом похищение людей может являться одним из звеньев ее преступной деятельности (о понятии организованной группы см. комментарий к ч. 3 ст. 35 УК). К особо квалифицированному виду относится также похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Здесь речь идет о преступлении с двумя формами вины (см. комментарий к ст. 27 УК). Под причинением смерти по неосторожности понимаются случаи, когда виновный избрал такой способ похищения, при котором по его легкомыслию или небрежности наступила смерть потерпевшего, например, поместил в помещение, где отсутствовала вентиляция, и потерпевший задохнулся. При убийстве потерпевшего квалификация по ч. 3 ст. 126 УК исключается (БВС РФ. 1998. N 4. С. 15; 2000. N 1. С. 7) и деяние квалифицируется по совокупности ст. 126 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК. Под иными тяжкими последствиями следует понимать: самоубийство похищенного, тяжкое психическое или иное заболевание, психическое расстройство, причинение по неосторожности тяжкого вреда потерпевшему, крупного имущественного ущерба и т.д. (БВС РФ. 2000. N 1. С. 7). Иные тяжкие последствия — это оценочный признак, и вопрос о характере последствий решает суд в зависимости от обстоятельств дела.
10. В примечании к ст. 126 УК предусмотрен специальный случай деятельного раскаяния, который заключается в том, что виновный добровольно освобождает похищенного и поэтому не подлежит уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.
Добровольность означает, что похититель освобождает похищенного при осознании возможности удерживать его. Не может быть освобождения от уголовной ответственности за похищение человека, если освобождение похищенного состоялось после выполнения требований похитителя или под обязательство выплатить деньги после освобождения (БВС РФ. 1998. N 6. С. 12; 1999. N 10. С. 7). Мотивы освобождения значения для применения примечания не имеют.
11. Если же в действиях лица, добровольно освободившего похищенного, содержится состав иного преступления, например, незаконного приобретения оружия, уничтожения имущества потерпевшего или причинения вреда его здоровью, то субъект несет ответственность за эти преступления по соответствующим статьям УК.
12. Необходимо отметить изменения в санкции за совершение квалифицированных и особо квалифицированных видов этого преступления. В соответствии с Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. N 377-ФЗ в качестве дополнительного наказания по ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи предусмотрено ограничение свободы, которое может быть назначено судом на срок до двух лет, а может и не назначаться. Аналогичный подход использован законодателем в санкции ст. 127 УК и др.

Статья 126. Похищение человека

Комментарий к статье 126

1. Объективная сторона преступления выражается в действиях по захвату (завладению) и перемещению человека в другое место для последующего удержания против его воли. Эти действия могут совершаться как тайно, так и открыто, путем применения насилия или иными способами, например обмана. Нанесение побоев потерпевшему охватывается составом похищения и не требует дополнительной квалификации по ст. 116 УК.
2. Состав похищения человека формальный, преступление следует считать оконченным с момента перемещения независимо от времени удержания. Попытка захвата человека, которая не привела к перемещению потерпевшего в иное место для последующего его удержания, образует покушение и подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 и ст. 126.
3. Перемещение человека в целях совершения иного преступления, например убийства или изнасилования, не требует самостоятельной квалификации по ст. 126. Не содержат состава преступления и некоторые иные случаи:
1) перемещение человека в другое место с его согласия, о чем никому не было известно;
2) завладение и перемещение собственного ребенка вопреки воле другого родителя (усыновителя) или иных лиц, у которых он находился на законном основании, при условии, что лицо действует в интересах ребенка (ч. 2 ст. 14 УК).
4. Похищение человека имеет значительное сходство с захватом заложника (ст. 206 УК). В первом случае лицо посягает на личную (физическую) свободу человека, а во втором — на общественную безопасность; при похищении человека преступление совершается в отношении индивидуально определенной личности, при захвате, как правило, личность заложника не интересует виновных. При захвате заложника обязательным признаком является цель — понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения; для похищения человека подобная цель необязательна.
5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели преступления могут быть различными: ненависть, зависть, месть и др. — за исключением корыстных побуждений; им законодатель придает значение квалифицирующего признака (п. «з» ч. 2 ст. 126).
6. Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.
7. При квалификации похищения человека по п. «а» ч. 2 ст. 126 необходимо учитывать содержащееся в ст. 35 УК определение понятия преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Предварительный сговор на похищение предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на похищение. При этом наряду с соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников, их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 УК и п. «а» ч. 2 ст. 126.
8. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 126), предполагает такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Угроза применения насилия предполагает выраженное вовне намерение лица причинить потерпевшему смерть или вред здоровью любой степени тяжести. Потерпевшим может быть как сам похищенный, так и третьи лица, пресекающие совершение преступления. Время применения физического или психического насилия значения не имеет (оно может быть как временем похищения, так и временем удержания).
9. Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126), означает использование любого вида оружия, отнесенного к таковому в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» , а также иных предметов, которыми можно причинить вред здоровью человека.
———————————
СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5681.

Применение незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия и т.п. не дает основания для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126, если виновный не намеревался использовать их для причинения вреда потерпевшему.
10. Под несовершеннолетними понимаются лица, не достигшие возраста 18 лет (п. «д» ч. 2 ст. 126).
11. Похищение женщины, находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126), также предполагает знание виновного об этом обстоятельстве.
12. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК похищение двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации только по п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК.
13. По п. «з» ч. 2 ст. 126 квалифицируется похищение человека, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат. Если похищение сопряжено с требованием о передаче денег или иного имущества, то содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. ст. 126 и 163 УК.
14. Об организованной группе (п. «а» ч. 3 ст. 126) см. комментарий к ст. 35 УК. При признании похищения, совершенного организованной группой, действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК.
15. К иным тяжким последствиям (п. «в» ч. 3 ст. 126) можно отнести самоубийство потерпевшего, его психическое расстройство и т.д.
16. Условиями освобождения от уголовной ответственности за рассматриваемое преступление являются:
1) добровольное освобождение похищенного;
2) отсутствие в действиях похитителя иного состава преступления.
Длительность насильственного удержания похищенного не может служить препятствием для применения примечания к комментируемой статье.