Ответственности за административные правонарушения в россии регулирует

06.03.2018 Выкл. Автор admin

Содержание:

Правовое регулирование ответственности

Правовое регулирование административной ответственности на региональном уровне. Особенности конституционной модели российского федерализма, основанные на положениях ст. ст. 71 — 73 Конституции РФ, обусловливают формирование дуалистической системы административно-деликтного законодательства, самостоятельную ветвь которого составляют законы субъектов РФ об административных правонарушениях.

В настоящее время такие законы нередко представляют собой комплексные нормативные правовые акты, устанавливающие регулятивные нормы в определенной отрасли или сфере общественной жизни и одновременно административную ответственность за их нарушение. В то же время во многих субъектах приняты самостоятельные законы исключительно охранительного содержания, а в некоторых регионах — кодексы об административных правонарушениях.

К сожалению, сфера совместного ведения, к которой относится и административное законодательство, до сих пор четко не определена, что порождает сложности в решении вопросов не только правоприменительной практики, но и в региональном законотворчестве. В частности, на данный момент наиболее остро стоит проблема нормативного обеспечения действенного механизма разграничения полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами. Очевидно, что решение этой проблемы требует создания прочной теоретической базы, но и она еще отсутствует. Так, многочисленные споры и разные, порой противоречивые толкования связаны с положениями п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, согласно которой административное и административно-процессуальное законодательство относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ, и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в соответствии с которой ограничение прав граждан возможно только федеральным законом.

Например, Б.В. Россинский считает, что применение административной ответственности является ограничением прав и свобод граждан, следовательно, п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ на область ее правового регулирования не распространяется и должны действовать нормы ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. На этом основании автор высказывает идею о том, что региональные законы могут устанавливать административную ответственность только в отношении должностных и юридических лиц. Аналогичная точка зрения приводится в одном из комментариев к КоАП РФ, авторы которого полагают, что положение п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ касается совместной компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области административного законодательства, регулирующего управленческие отношения, а не отношения юридической ответственности. По их мнению, установление различной административной ответственности за правонарушения в законах Российской Федерации может разрушить единство правового статуса гражданина и поставить объем и характер правоограничений в зависимость от места пребывания лица. В связи с этим они утверждают о невозможности принятия субъектами РФ законодательных актов, содержащих нормы административно-правового характера, которые относятся к предмету данной сферы.

Вместе с тем приведенные суждения не отражают реалий нового российского федерализма и не подтверждаются практикой Конституционного Суда РФ, сложившейся по вопросам административной ответственности еще до принятия КоАП РФ.

В частности, анализ Определения Конституционного Суда РФ N 145-О по запросу Законодательного Собрания Нижегородской области о проверке конституционности ч. 1 ст. 6 КоАП РСФСР, а также ряда других решений Конституционного Суда РФ позволяет сделать следующие выводы:

— субъекты РФ вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральному закону, регулирующему те же отношения;
— при отсутствии федерального закона, регулирующего общественные отношения в какой-либо сфере совместного ведения, субъект РФ вправе осуществить собственное правовое регулирование;
— с принятием федерального закона, регулирующего соответствующие отношения в сфере административной ответственности, закон субъекта РФ подлежит приведению в соответствие с этим федеральным законом;
— субъект РФ, устанавливая административную ответственность, не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального закона.

Эти правовые позиции Конституционного Суда РФ сыграли важную позитивную роль при подготовке КоАП РФ, в ст. 1.3 которого были определены основные критерии разграничения законотворческих полномочий Российской Федерации и ее субъектов в области административно-деликтных отношений.

В дальнейшем законодатель счел также целесообразным определить вопросы ведения субъектов РФ в сфере правового регулирования административной ответственности, дополнив гл. 13 КоАП РФ ст. 13.1, устанавливающей пределы законотворческой деятельности регионов в данной сфере. Такое решение имеет принципиальное значение для повышения эффективности административно-деликтных законов, принимаемых на региональном уровне, и обеспечения их соответствия КоАП РФ.

Как следует из содержания ст. ст. 1.3, 13.1 КоАП РФ во взаимосвязи с ч. 3 ст. 3.2, ч. 3 ст. 3.5 и ч. 2 ст. 22.1 КоАП РФ, пределы регионального нормотворчества в области административной ответственности существенно ограничены:

Во-первых, субъекты РФ не вправе устанавливать административную ответственность по вопросам федерального значения, в том числе за нарушения федеральных правил и норм.
Во-вторых, из десяти видов административных наказаний, предусмотренных ст. 3.2 КоАП РФ, в законах субъектов РФ может быть установлено только два — предупреждение и административный штраф.
В-третьих, возбуждение и рассмотрение дел об административных правонарушениях, ответственность за которые установлена законом субъекта РФ, не может быть возложено на федеральных судей и федеральные органы исполнительной власти.
В-четвертых, субъекты РФ не вправе определять порядок производства по делам об административных правонарушениях, в том числе порядок обжалования и исполнения постановлений по таким делам, а также регламентировать иные процессуальные вопросы, включенные в разд. IV и V КоАП РФ. В то же время к ведению субъектов РФ отнесена организация производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ. Правда, в самом КоАП РФ понятие «организация производства» не раскрывается, что вызывает вполне обоснованную критику в юридической литературе. Полагаем, что в данном случае речь может идти о формировании, определении структуры и состава коллегиальных органов, органов, созданных в соответствии с законом субъекта РФ.

Таким образом, в пределах своей компетенции субъекты РФ вправе осуществлять собственное правовое регулирование административной ответственности лишь по вопросам материально-правового и организационно-процедурного характера, а именно:

— устанавливать составы административных правонарушений и ответственность за их совершение;
— определять подведомственность дел об административных правонарушениях , предусмотренных законами субъектов РФ, а в случаях, прямо указанных в конкретных статьях гл. 23 КоАП РФ, — данным Кодексом;
— закреплять перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ и КоАП РФ, в случаях, прямо указанных в ст. 28.3 данного Кодекса;
— определять порядок формирования, состав и структуру коллегиальных органов, органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ.

Основная причина, по которой КоАП РФ серьезно ограничил полномочия субъектов РФ в области административной ответственности, состоит в стремлении Российского государства обеспечить соблюдение конституционных требований законности в административно-деликтных отношениях, серьезно затрагивающих права и свободы граждан. Как справедливо отмечает М.Я. Масленников, это относится, прежде всего, к вопросам применения таких видов административных наказаний, как конфискация, административный арест, дисквалификация, правовая регламентация которых в едином федеральном законе соответствует современному уровню правовой доктрины законодательства об административной ответственности.

Не вызывает также сомнений правомерность сосредоточения именно в КоАП РФ всех процессуальных норм, регулирующих порядок производства по делам об административных правонарушениях. Логика такого законодательного решения видится в необходимости обеспечения единообразного понимания и применения закона, последовательного и неуклонного соблюдения гарантированной ст. ст. 45 и 50 Конституции РФ государственной защиты прав и свобод человека и гражданина. Конечно, определенные возражения здесь могут быть связаны с положением п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ, согласно которому административно-процессуальное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Однако если исходить из широкого понимания административного процесса в качестве трех его составляющих: административной юрисдикции, административных процедур и административного судопроизводства, то есть основания полагать, что в данном случае речь идет об административно-процессуальном законодательстве, регулирующем только позитивные управленческие процедуры, не связанные с разрешением правовых конфликтов. С этой точки зрения говорить о нелегитимности ограничений полномочий субъектов РФ в части процессуально-правового регулирования административной ответственности вряд ли возможно.

Вместе с тем в самих субъектах РФ установленные в КоАП РФ ограничения оцениваются негативно. Не случайно региональные органы законодательной власти неоднократно вносили на рассмотрение в Государственную Думу законопроекты, направленные на расширение их правотворческой компетенции в области административной ответственности. Так, субъектами РФ не раз ставился вопрос о внесении изменений в ст. 3.2 КоАП РФ в части наделения регионального законодателя правом устанавливать административное наказание в виде конфискации орудия совершения или предмета административного правонарушения.

Данное предложение в принципе оправданно, поскольку отсутствие у субъектов РФ соответствующих полномочий действительно снижает эффективность административно-наказательной политики. Приведем лишь один пример. В некоторых субъектах РФ предусмотрена административная ответственность граждан за самогоноварение с целью сбыта и сбыт спиртных напитков домашней выработки. Но за это региональным законом может быть установлен только штраф, что отнюдь не способствует достижению целей административного наказания. В то же время здесь есть и сдерживающие факторы. Прежде всего, имеются в виду положения ст. ст. 35 и 55 Конституции РФ об ограничении права собственности только в судебном порядке, реализация которых в случае наделения субъектов РФ правом устанавливать санкцию в виде конфискации неизбежно приведет к расширению подведомственности мировых судей и многократному увеличению их нагрузки по данным делам, к чему судебная система пока еще не готова. Да и загружать судей административной «мелочевкой» расточительно и нецелесообразно.

Оценка складывающейся ситуации в сфере формирования и применения регионального законодательства об административных правонарушениях свидетельствует о том, что одна из центральных проблем, которая до настоящего времени не решена, связана с реализацией положений п. 3 ч. 1 ст. 1.3 и п. 1 ч. 1 ст. 1.3.1 КоАП РФ, определяющих границы нормотворческих полномочий Российской Федерации и ее субъектов по установлению тех или иных составов административных правонарушений.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушения федеральных правил и норм. На этом фоне, однако, заметен главный недостаток данного положения КоАП РФ, который выражается в отсутствии четких законодательно закрепленных рамок регионального правотворчества. Фактически полномочия субъектов РФ в области административной ответственности приходится определять по «остаточному принципу», вытекающему из ст. 73 Конституции РФ, согласно которой вне пределов ведения и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.

Вместе с тем подобная конструкция сложна для восприятия и применения, так как допускает неоднозначное истолкование пределов нормотворческой компетенции субъектов РФ в сфере законодательства об административных правонарушениях. Как следует из содержания анализируемой нормы, общий или основной критерий, обусловливающий правомерность регионального правотворчества в сфере административно-деликтных отношений, выражается в отнесении того или иного вопроса к числу федерально значимых, т.е. имеющих значение не только для жителей определенного края, области, республики, но и для всей Российской Федерации.

К сожалению, никакой конструктивной информации о «вопросах федерального значения» КоАП РФ не дает, а в российском законодательстве этот термин вообще не используется. Между тем неопределенность правового содержания указанной формулировки данной нормы приводит к ее неоднозначному толкованию. Так, одни ученые отождествляют вопросы федерального значения с предметами исключительного ведения Российской Федерации, установленными в ст. 71 Конституции РФ. Другие же относят к ним и ту часть общественных отношений, которые находятся в сфере совместного ведения (ст. 72 Конституции РФ) и урегулированы на федеральном уровне.

Определенная ясность в решение этой проблемы внесена Конституционным Судом РФ, который в Определении N 137-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Ростовской области о проверке конституционности ст. ст. 15.14, 15.15, 15.16 и 23.7 КоАП РФ указал на то, что под вопросами, имеющими федеральное значение, следует понимать круг вопросов, отнесенных в соответствии со ст. 71 Конституции РФ к ведению Российской Федерации.

Основываясь на правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в данном Определении, а также исходя из требований п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ компетенция субъектов РФ в области законодательства об административных правонарушениях может быть сформулирована следующим образом: к ведению субъектов РФ относится установление административной ответственности по вопросам, находящимся в их исключительном ведении (ст. 73 Конституции РФ), а также по вопросам совместного ведения, не урегулированным на федеральном уровне.

Таким образом, субъект РФ, устанавливая административную ответственность, не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации. Например, в законе субъекта РФ не может быть предусмотрена административная ответственность за нецелевое использование средств регионального и местного бюджетов. Объяснение тому простое — в соответствии с п. «ж» ст. 71 Конституции РФ сфера финансового регулирования относится к исключительному предмету ведения Российской Федерации.

Представляется, что данное положение может служить серьезным ориентиром для судей при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных региональным законодательством, а также при осуществлении контроля в сфере административно-деликтного нормотворчества субъектов РФ.

Продолжая линию на разграничение полномочий Российской Федерации и ее субъектов в административно-деликтной сфере, законодатель не ограничивается указанием на то, что к ведению Российской Федерации относится установление административной ответственности по вопросам федерального значения. По смыслу п. 3 ч. 1 ст. 1.3 КоАП РФ данный критерий является общим или основным. Второй критерий представляется уточняющим, поскольку в этом же пункте ч. 1 ст. 1.3 специально оговорено, что речь идет «в том числе о нарушениях федеральных правил и норм» (выделено мной. — О.П.).

Данному положению ст. 1.3 КоАП РФ корреспондирует новая норма его п. 1 ч. 1 ст. 1.3.1, согласно которой к ведению субъектов РФ относится установление административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, а также нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Системное толкование п. 3 ч. 1 ст. 1.3 и п. 1 ч. 1 ст. 1.3.1 КоАП РФ во взаимосвязи с п. 3 ст. 7 Федерального закона N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и подп. 39 п. 2 ст. 26.3 Федерального закона N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (далее — Закон об общих принципах организации законодательных органов государственной власти субъектов РФ) позволяет сделать вывод о том, что субъекты РФ вправе устанавливать административную ответственность за нарушения правил и норм, предусмотренных вышеназванными нормативными правовыми актами, при условии, что они приняты по вопросам исключительного ведения субъектов РФ, по вопросам местного значения, а также по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, если федеральным законодательством не установлена сходная по содержанию регулятивная норма. В частности, в законах субъектов РФ может быть предусмотрена административная ответственность за такие правонарушения, как нарушения правил благоустройства населенных пунктов, правил содержания домашних животных, нарушение тишины в ночное время, нарушения в области использования имущества, находящегося в собственности субъектов РФ, и др.

Однако наличие региональных и муниципальных нормативных правовых актов, принятых в пределах ведения органов государственной власти Российской Федерации и органов местного самоуправления, еще не свидетельствует о том, что субъект РФ вправе устанавливать административную ответственность за нарушения содержащихся в них норм, равно как и отсутствие региональных и муниципальных регулятивных норм не исключает возможность принятия региональной административно-деликтной нормы, если правовое регулирование в данной сфере относится к исключительному ведению субъекта РФ или его полномочиям по предмету совместного ведения. И в одном и в другом случае решающее значение будет иметь наличие или отсутствие соответствующего состава административного правонарушения в КоАП РФ.

К сожалению, в практике регионального правотворчества этому обстоятельству не всегда уделяется должное внимание. Так, во многих законах субъектов РФ имеется норма об административной ответственности за нарушение установленного органами местного самоуправления порядка размещения наружной рекламы. При этом не учитывается, что ответственность за нарушение законодательства о рекламе предусмотрена в ст. 14.3 КоАП РФ, действие которой распространяется не только на федеральное законодательство о рекламе, но и на региональное, а также местное законодательство.

Как показывает анализ законодательства субъектов РФ об административных правонарушениях и правоприменительной практики, наиболее проблемной остается сфера совместных предметов ведения, в рамках которой границы регионального административно-деликтного правотворчества не всегда очевидны. Возьмем, к примеру, такую сферу общественных отношений, как безопасность дорожного движения. Проанализировав Федеральный закон N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (далее — Закон о безопасности дорожного движения), можно сделать вывод, что она относится к предмету совместного ведения, так как регулируется не только законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, но и законами и иными нормативными правовыми актами ее субъектов, а также муниципальными нормативными правовыми актами (ст. 4). В связи с этим возникает вопрос: в каких пределах субъекты РФ вправе осуществлять здесь собственное административно-деликтное регулирование? Этот вопрос вызывает значительные сложности, поскольку в Конституции РФ региональные полномочия по предметам совместного ведения исчерпывающе не определены и могут произвольно меняться федеральным законодателем. В таких условиях оценка законности нормативных правовых актов субъектов РФ, устанавливающих административную ответственность, требует тщательного анализа не только норм ст. ст. 72, 74 и 76 Конституции РФ, но и текущего законодательства Российской Федерации.

Правовое обеспечение
Административная ответственность
Уголовная ответственность
Юридическая ответственность

Назад | | Вверх

Комментарии к СТ 1.3 КоАП РФ

Статья 1.3 КоАП РФ. Предметы ведения Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях

Комментарий к статье 1.3 КоАП РФ:

1. Согласно п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ административное и административно-процессуальное законодательство, составной частью которого является и законодательство об административных правонарушениях, отнесено к числу предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Таким образом, при осуществлении правового регулирования по вопросам административной ответственности возникает необходимость разграничения полномочий по данному предмету совместного ведения.

Общие принципы разграничения полномочий по предметам совместного ведения России и ее субъектов закреплены в Конституции РФ (ст. 76). Положения ст. 76 Конституции РФ раскрыты в гл. IV.1 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изм. и доп.).

2. Применительно к законодательству об административных правонарушениях принципы разграничения полномочий разъяснены в Определении Конституционного Суда РФ от 1 октября 1998 г. N 145-О по запросу Законодательного собрания Нижегородской области о проверке конституционности ч. 1 ст. 6 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях (СЗ РФ. 1998. N 49. Ст. 6102). В Определении указывается, что субъекты РФ вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения, а при отсутствии такого федерального закона — осуществлять собственное правовое регулирование в области административной ответственности. При этом законодатель субъекта РФ не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения Российской Федерации, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального закона, и обязан соблюдать общие требования, предъявленные к установлению административной ответственности и производству по делам об административных правонарушениях.

При решении вопроса о полномочиях Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях в настоящем Кодексе учитывались изложенные выше принципы исходя из приоритетности задач обеспечения территориальной целостности Российской Федерации, ее государственного суверенитета, верховенства Конституции РФ и федеральных законов, единства правового и экономического пространства, а также единства правового положения граждан и организаций на всей территории Российской Федерации.

3. Комментируемая статья определяет объем полномочий Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях, учитывая, что ст. 73 Конституции РФ устанавливает, что вне пределов ведения и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.

4. Согласно комментируемой статье к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление общих положений и принципов указанного законодательства (см. ст. ст. 1.4 — 1.8, 22.1 — 22.3, 24.1 — 24.5 КоАП РФ и др.); перечень видов административных наказаний и правил их применения (см. гл. 3 и 4 КоАП РФ). К ведению РФ отнесено также установление административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, что нашло конкретизацию в Особенной части Кодекса. Законодатель отнес также к предметам федерального законодательства установление порядка производства по делам об административных правонарушениях и мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (см. раздел IV Кодекса) и порядка исполнения постановлений по этим делам (см. раздел V Кодекса).

5. При определении подведомственности дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена нормами КоАП РФ, законодатель учитывал разграничение ее между системами судов, федеральных органов исполнительной власти и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав (см. гл. 23 Кодекса).

Вместе с тем новеллой Кодекса явилось установление подведомственности отдельных категорий дел об административных правонарушениях, ответственность за которые также предусмотрена данным Кодексом, органам исполнительной власти субъектов РФ.

В ч. 5 комментируемой статьи такой подход обоснован задачами и функциями, возложенными на органы государственной власти субъектов РФ федеральными законами. В последние годы произошла передача в ведение субъектов РФ ряда полномочий федеральных органов исполнительной власти по осуществлению государственного контроля и надзора за исполнением требований земельного, лесного, водного законодательства, законодательства в области жилищного хозяйства, долевого строительства жилых домов и др. В связи с этим были определены юрисдикционные полномочия органов исполнительной власти субъектов РФ по рассмотрению некоторых дел об административных правонарушениях, составы которых предусмотрены КоАП РФ (см., например, ст. ст. 23.22.1, 23.23.1, 23.55, 23.64).

Кодекс об административных правонарушениях (КоАП)

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) — кодифицированный нормативный акт, регулирующий общественные отношения по привлечению к административной ответственности, а также устанавливающий общие начала, перечень всех административных правонарушений (который может быть дополнен на региональном уровне), органы, рассматривающие дела, порядок привлечения к административной ответственности и порядок исполнения решений по административным делам.

Кодекс об административных правонарушениях рассматривает также такие вопросы, как презумпция невиновности, принцип равенства перед законом, возраст, с которого вступает в силу административная ответственность и др.

Структура КоАП

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях состоит из 5 разделов.

Раздел I КоАП

Раздел I устанавливает общие принципы и правила законодательства об административных правонарушениях, его задачи, его действие во времени и пространстве. В первом разделе Кодекса об административных правонарушениях также вводится понятие административного правонарушения, его критерии, особенности и виды, определяются категории лиц (как физических, так и юридических), к которым может применяться административная ответственность.

Раздел II КоАП

Раздел II кодекса называется «Особенная часть».

Это самый большой раздел, ведь именно в нем рассматриваются все виды административных правонарушений и устанавливается ответственность за их совершение. Раздел включает в себя 15 глав, каждая из которых посвящена одной из сфер нарушений.

Второй раздел КОАП — это практически самая интересная его часть.

По каждому нарушению установлены пределы ответственности.

Административная ответственность — это штраф, но не только.

Другие формы административного наказания — это предупреждение, конфискация, административный арест, дисквалификация, приостановление деятельности, обязательные работы, лишение специального права и административный запрет.

Впрочем, штраф — это то, что применяется как наказание в большей части случаев.

Он может быть наложен на физическое, должностное лицо или на организацию.

Обычно штрафы для частных лиц ниже, а вот штрафы для организаций могут достигать очень значимых сумм, измеряемых, в отдельных случаях, сотнями тысяч рублей.

Раздел III КоАП

Раздел III кодекса устанавливает перечень лиц и государственных органов, которые могут рассматривать дела об административных правонарушениях и выносить решения по ним.

Раздел IV КоАП

Раздел IV регламентирует производство по делам об административных правонарушениях: как их нужно вести, кто является участниками, как и кем возбуждается дело, как оно рассматривается, какие меры обеспечения принимаются, как собирается и оценивается доказательная база, в какие сроки все это происходит и какие документы и действия являются результатом рассмотрения этих дел.

Раздел V КоАП

И, наконец, Раздел V посвящен исполнительному производству по административным делам — то есть исполнению постановлений об административных правонарушениях.

Анализируя нормы Кодекса об административных правонарушениях можно сделать следующие выводы:

Субъектами ответственности по КоАП РФ являются как физические, так и юридические лица. Индивидуальные предприниматели, должностные лица и иные лица, выполняющие управленческие функции в государственных организациях, а также в организациях иных форм собственности несут повышенную административную ответственность.

В КоАП РФ закреплено, что любое постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано в судебные инстанции.

КоАП РФ содержит процессуальную часть, нормы права которой регулируют порядок привлечения к административной ответственности, порядок обжалования постановлений по делу, содержит нормы о правах как потерпевших по делу об административном правонарушении, так и лиц, привлекаемых к ответственности. Кодекс содержит нормы о подведомственности рассмотрения дел, о порядке исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

Особенная часть КоАП РФ (раздел II) содержит описание видов конкретных павонарушений.

КоАП РФ предусматривает целый ряд санкций за совершение правонарушений: от предупреждения или штрафа, до дисквалификации и приостановления деятельности предпринимателей и юридических лиц.

При этом, такие виды наказаний, как административный арест, лишение специального права, конфискация орудий совершения или предметов административных правонарушений, административный арест, дисквалификация, административное выдворение иностранных граждан и лиц без гражданства за пределы РФ, могут назначаться только судьей.

Правовое регулирование отдельных вопросов установления административной ответственности субъектами Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Авершин Виктор Витальевич

В статье рассматриваются перспективы развития правового регулирования вопросов установления административной ответственности законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации. В работе проведен анализ федеральных и региональных нормативных правовых актов, регулирующих установление административной ответственности в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр , а также регулирующих вопросы наделения должностных лиц органов внутренних дел (полиции) правом составлять протоколы по отдельным составам административных правонарушений, предусмотренных законодательством субъектов Российской Федерации. При этом уделено внимание рассмотрению правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации в отношении различного с региональными органами государственной власти понимания пределов установления административной ответственности федерального законодателя и круга собственных полномочий субъектов Российской Федерации. Обосновывается вывод, что учитывая возможности административного законодательства в части оперативности правоприменения и профилактики уголовно-наказуемых деяний, необходимо выстраивание системы правового регулирования, отвечающей современному состоянию государства и общества, когда вопросы обеспечения охраны общественного порядка и общественной безопасности имеют особую актуальность.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Авершин Виктор Витальевич,

LEGAL REGULATION OF SOME QUESTIONS OF ESTABLISHMENT OF ADMINISTRATIVE RESPONSIBILITY BY SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION

The article deals with the perspectives of developing legal regulation of establishing administrative responsibility by legislative body of the government of the subjects of the Russian Federation. It is analyzed the federal and regional law, which establish administrative responsibility in a field of activity on the organization and carrying out gambling games , and also regulate questions of investment of officials of law-enforcement bodies (police) with the right to make protocols on separate structures of the administrative offenses provided by the legislation of subjects of the Russian Federation. It is specially noted the position of the Constitutional Court of the Russian Federation and the Supreme Court of the Russian Federation concerning understanding of limits of establishment of administrative responsibility of the federal legislator, various with regional public authorities, and a circle of own powers of subjects of the Russian Federation The author draws a conclusion about the necessity of using the possibilities of administrative legislation wider.

Текст научной работы на тему «Правовое регулирование отдельных вопросов установления административной ответственности субъектами Российской Федерации»

кандидат юридических наук, доцент, кафедра частного и публичного права Пензенский государственный университет, г. Пенза, Россия

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ВОПРОСОВ УСТАНОВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ СУБЪЕКТАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Аннотация. В статье рассматриваются перспективы развития правового регулирования вопросов установления административной ответственности законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

В работе проведен анализ федеральных и региональных нормативных правовых актов, регулирующих установление административной ответственности в сфере деятельности по организации и проведению азартных игр, а также регулирующих вопросы наделения должностных лиц органов внутренних дел (полиции) правом составлять протоколы по отдельным составам административных правонарушений, предусмотренных законодательством субъектов Российской Федерации.

При этом уделено внимание рассмотрению правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации в отношении различного с региональными органами государственной власти понимания пределов установления административной ответственности федерального законодателя и круга собственных полномочий субъектов Российской Федерации.

Обосновывается вывод, что учитывая возможности административного законодательства в части оперативности правоприменения и профилактики уголовно-наказуемых деяний, необходимо выстраивание системы правового регулирования, отвечающей современному состоянию государства и общества, когда вопросы обеспечения охраны общественного порядка и общественной безопасности имеют особую актуальность.

Ключевые слова: законодательство об административных правонарушениях, административная ответственность, органы государственной власти, азартные игры, производство по делам об административных правонарушениях.

Candidate of law, associate professor, Private and Public Law department Penza State University, Penza, Russia

LEGAL REGULATION OF SOME QUESTIONS OF ESTABLISHMENT OF ADMINISTRATIVE RESPONSIBILITY BY SUBJECTS OF THE RUSSIAN

Abstract. The article deals with the perspectives of developing legal regulation of establishing administrative responsibility by legislative body of the government of the subjects of the Russian Federation.

It is analyzed the federal and regional law, which establish administrative responsibility in a field of activity on the organization and carrying out gambling games, and also regulate questions of investment of officials of law-enforcement bodies (police) with the right to make protocols on separate structures of the administrative offenses provided by the legislation of subjects of the Russian Federation.

It is specially noted the position of the Constitutional Court of the Russian Federation and the Supreme Court of the Russian Federation concerning understanding of limits of establishment of administrative responsibility of the federal legislator, various with regional public authorities, and a circle of own powers of subjects of the Russian Federation

The author draws a conclusion about the necessity of using the possibilities of administrative legislation wider.

Key words: legislation about administrative delinquencies, administrative responsibility, bodies of government, gambling games.

Проводимая в Российской Федерации либерализация уголовного законодательства предполагает существенную перенастройку всей системы нормативного правового регулирования.

Внесенные законодателем в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, предусматривающие декриминализацию отдельных составов преступления, замену отдельных видов наказаний более мягкими, исключение нижнего предела наказания в виде лишения свободы, исправительных работ и ареста, расширение возможности применения таких видов наказаний, как штраф и исправительные работы [1, 2], приводят к необходимости повышения эффективности использования имеющихся возможностей законодательства об административных правонарушениях.

Отнесение Конституцией Российской Федерации административного законодательства к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации теоретически предоставляет возможность субъектам Российской Федерации, учитывая региональную специфику, осуществлять правовое регулирование в рамках существующей правовой системы полномочий.

Судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации показывает, что понимание пределов установления административной ответственности федерального законодателя и круга собственных полномочий региональными органами государственной власти различно.

Статья 1.3. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относит, в числе прочего, установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Под вопросами, имеющими федеральное значение, в данной статье понимается круг вопросов, отнесенных в соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации к ведению Российской Федерации [14].

В специальной литературе присутствуют более широкие выводы относительно понимания объема установления административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, включая не только вопросы, отнесенные Конституцией РФ, федеральными законами, договорами между Российской Федерацией и ее субъектами к предметам ведения Российской Федерации в рамках предметов исключительного ведения Российской Федерации, но и соответствующие вопросы в рамках предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов [19, 20].

В силу ст. 1.3.1. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к ведению субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской

Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Вне сферы, определенной ст. 1.3 КоАП Российской Федерации, законодательство об административной ответственности относится к ведению субъектов Российской Федерации, чьи законы в силу конституционно-правовой природы совместного ведения и исходя из ст. 72 и 76 Конституции Российской Федерации не должны противоречить федеральным законам [14].

При этом Федеральным законом от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» определено, что невыполнение или нарушение конституции (устава), законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, принятых в пределах его полномочий, влечет ответственность, предусмотренную федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации.

Законом субъекта Российской Федерации административная ответственность за указанные действия может быть установлена в отсутствие федерального закона.

Неопределенность и «запаздывающее регулирование» федерального законодательства, при наличии реальной жизненной потребности в субъектах Российской Федерации воздействовать на определенные сферы общественных отношений посредством установления административной ответственности, привела к оспариванию в судебных органах соответствующих региональных законов.

Так, органами государственной власти субъектов Российской Федерации в рамках реализации полномочий, предоставленных ст. 16 Федерального закона от 29.12.2006 № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» [3] приняты решения о запрете начиная с 1 июля 2007 г. на территории субъекта Российской Федерации (за исключением игорных зон) деятельности по организации и проведению азартных игр (в том числе в отношении отдельных видов игорных заведений) и установлении административной ответственности за его нарушение [7, 8, 9].

Однако Верховный Суд Российской Федерации поддержал судебную практику признания вышеуказанных норм регионального законодательства об административных правонарушениях недействующими, учитывая, что основы государственного

регулирования деятельности по организации и проведению азартных игр, в том числе ограничения этой деятельности, установлены Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», имеющим комплексный характер и сочетающим нормы различных отраслей законодательного регулирования.

При этом норм, предоставляющих право субъекту Российской Федерации устанавливать административную ответственность за нарушение запрета деятельности по организации и проведению азартных игр данный Федеральный закон не предусматривает, из чего следует, что административная ответственность за нарушения этих правил не может быть установлена законом субъекта Российской Федерации [15].

Вместе с тем Федеральный законодатель смог урегулировать рассматриваемые отношения лишь Федеральным законом от 20.07.2011 № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [4], т.е. спустя более 4-х лет со дня вступления в силу Федерального закона от 29.12.2006 № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

В отношении важности оперативного регулирования процессуальных вопросов механизма привлечения к административной ответственности одним из наиболее острых является вопрос наделения должностных лиц органов внутренних дел (полиции) правом составлять протоколы по отдельным составам правонарушений, предусмотренных законодательством субъектов.

Частью 2 ст.3 Федерального закона «О полиции» [5] установлено, что полиция в своей деятельности руководствуется, кроме прочего, также законами субъектов Российской Федерации по вопросам охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, изданными в пределах их компетенции.

Пунктом 5 ст.2 указанного Федерального закона предусмотрено, что одним из основных направлений деятельности полиции является производство по делам об административных правонарушениях.

Согласно п. 8 ч. 1 ст. 13 данного Федерального закона полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей

предоставляется право составлять протоколы об административных правонарушениях.

Именно на этих положениях Федерального закона основаны нормы законодательных актов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях, наделяющие должностных лиц органов внутренних дел (полиции) правом составлять протоколы по отдельным составам правонарушений в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности.

В настоящее время такие законы действуют, в частности, в республике Башкортостан, Мурманской, Пензенской, Саратовской областях и ряде других субъектов Российской Федерации [10, 11, 12, 13].

Вместе с тем, по мнению Верховного Суда РФ, выраженному в ряде судебных постановлений определение органов, правомочных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, осуществляется законодателем субъекта Российской Федерации в соответствии с положениями ст. 28.3, ч. 2 ст. 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

По смыслу названных выше норм в их взаимосвязи с положениями ч. 6 ст. 22.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, дела об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъекта Российской Федерации, рассматриваются, а, соответственно, и протоколы об административных правонарушениях составляются уполномоченными органами исполнительной власти, их должностными лицами, входящими в систему и структуру исполнительной власти субъекта Российской Федерации, а также учреждениями, их должностными лицами, находящимися в ведении субъекта Российской Федерации.

Между тем, полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел (ч. 1 и 4 ст. 4 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции», ст. 1 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации») и не входит в систему органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации^, 17].

На этом основании законодатель субъекта Российской Федерации не вправе наделять должностных лиц органов внутренних дел (полиции) правом составлять протоколы по отдельным

составам правонарушений, предусмотренных законами субъекта Российской Федерации.

Иное толкование, по мнению Верховного Суда РФ, означало бы не только превышение субъектом Российской Федерации нормотворческих полномочий в области законодательства об административных правонарушениях, но и снижение уровня правовых гарантий граждан, привлекаемых к административной ответственности.

Вместе с тем, привлечение лиц к административной ответственности за правонарушения в сфере охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности позволяет снизить количество преступлений против личности, совершенных в семейно-бытовой сфере.

Таким образом, потребность общества в осуществлении органами полиции правоприменительной функции в данной сфере входит в конфликт с законодательной и судебной практикой.

Попытка разрешить указанную проблему предпринята Федеральным законом от 21.07.2014 № 247-ФЗ «О внесении изменения в статью 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»[6], предусмотревшим возможность составления протоколов об административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, должностными лицами органов внутренних дел (полиции) в случае, если передача этих полномочий предусматривается соглашениями между федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации о передаче осуществления части полномочий.

Избранный федеральным законодателем механизм определения полномочий органов внутренних дел (полиции), являющейся составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, через передачу по соглашению вызывает определенные вопросы, в частности, в отношении передачи полиции необходимых материальных и финансовых средств согласно статьи 26.8 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Также сохраняется правовая неопределенность в вопросе определения перечня должностных лиц органов внутренних дел

(полиции), уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации.

По нашему мнению, подготовленный МВД России проект Федерального закона «О внесении изменения в статью 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» [18] (не внесен в ГД ФС РФ) представляется более обоснованным с точки зрения эффективности регулирования рассматриваемых отношений.

Более того, согласно пояснительной записке к указанному законопроекту, реализация его требований не потребует увеличения численности существующих или образования новых структурных подразделений Министерства, а также дополнительного финансирования органов внутренних дел.

Таким образом, проблема дополнительного финансирования субъектами Российской Федерации в рамках соглашения о передаче соответствующих полномочий, при реализации подготовленного МВД России проекта федерального закона отсутствует.

В заключение следует кратко отметить, что учитывая возможности административного законодательства в части оперативности правоприменения и профилактики уголовно-наказуемых деяний, необходимо выстраивание системы правового регулирования, отвечающей современному состоянию государства и общества, когда вопросы обеспечения охраны общественного порядка и общественной безопасности имеют особую актуальность.

1. Федеральный закон от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Собрание Законодательства РФ. — 2011. — № 11. — Ст. 1495.

2. Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание Законодательства РФ. — 2011. — № 50. — Ст. 7362.

3. Федеральный закон от 29.12.2006 № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. -2007. — № 1 (Ч.1). — Ст. 7.

4. Федеральный закон от 20.07.2011 № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федера-

ции» // Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 30 (Ч. 1). -Ст. 4598.

5. Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» // Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 7. — Ст. 900.

6. Федеральный закон от 21.07.2014 № 247-ФЗ «О внесении изменения в статью 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Собрание законодательства РФ. -2014. — № 30 (Ч.1). — Ст. 4248.

7. Закон Смоленской области от 02.04.2007 № 21-з «О внесении изменений в областной закон «Об административных правонарушениях на территории Смоленской области» // Вестник Смоленской областной Думы и Администрации Смоленской области. — 2007. — № 3.

8. Закон Чувашской Республики от 05.10.2007 № 57 «О внесении изменений в Закон Чувашской Республики «Об административных правонарушениях в Чувашской Республике» // Ведомости Государственного Совета ЧР. — 2007. — № 74.

9. Закон Орловской области от 16.10.2007 № 703-ОЗ «О внесении изменений в Закон Орловской области «Об ответственности за административные правонарушения» // Собрание нормативных правовых актов Орловской области. — 2007. — № 39.

10. Кодекс Республики Башкортостан об административных правонарушениях от 23.06.2011 № 413-з // Ведомости Государственного Собрания — Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. — 2011. — № 16(358). — Ст. 1151.

11. Закон Пензенской области от 02.04.2008 № 1506-ЗПО «Кодекс Пензенской области об административных правонарушениях» // Ведомости Законодательного Собрания Пензенской области. —

2008. — № 4 (Ч. 1). — С. 180.

12. Закон Мурманской области от 06.06.2003 № 401-01-ЗМО «Об административных правонарушениях» // Информационный бюллетень «Ведомости Мурманской областной Думы». — 2009. — № 95.

13. Закон Саратовской области от 29.07.2009 № 104-ЗСО «Об административных правонарушениях на территории Саратовской области» // Собрание законодательства Саратовской области. —

14. Определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 № 137-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Ростовской области о проверке конституционности статей 15.14, 15.15, 15.16 и 23.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2004. — № 6.

15. Определение Верховного Суда РФ от 17.06.2009 № 36-Г09-6 «Об оставлении без изменения решения Смоленского областного суда от 15.04.2009 о признании недействующей статьи 30.2 Закона Смоленской области «Об административных правонарушениях на территории Смоленской области» от 25.06.2003 № 28-З (с последующими изменениями) // [Электронный ресурс]. — Официальный сайт компа-

нии «КонсультантПлюс». — Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения 11.10.2014).

16. Определение Верховного Суда РФ от 27.02.2013 № 46-АПГ13-2 «Об отмене решения Самарского областного суда от

13.11.2012 в части признания недействующими отдельных положений пунктов 2-9 статьи 11.2 Закона Самарской области от 01.11.2007 № 115-ГД «Об административных правонарушениях на территории Самарской области» // [Электронный ресурс]. — Официальный сайт компании «КонсультантПлюс». — Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения 01.12.2014).

17. Определение Верховного Суда РФ от 23.10.2013 N 20-АПГ13-9 «Об отмене решения Верховного суда Республики Дагестан от

17.03.2013 в части указания времени признания недействующим п. 1 ст. 10.2 Кодекса Республики Дагестан об административных правонарушениях и признании п. 1 ст. 10.2 Кодекса Республики Дагестан об административных правонарушениях недействующим со дня вступления решения в законную силу» // [Электронный ресурс]. -Официальный сайт компании «КонсультантПлюс». — Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения 01.12.2014)

18. Проект Федерального закона «О внесении изменения в статью 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // [Электронный ресурс]. — Официальный сайт компании «КонсультантПлюс». — Режим доступа: http://base.consultant.ru (дата обращения 15.11.2014).

19. Авдеенкова, М.П. «Особенности развития административно-правовой ответственности в российском праве» / М.П.Авдеенкова // Современное право. — 2008. — № 3.- С. 69 -76.

20. Кинсбурская, В.А. «О возможности установления административной ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах законами субъектов Российской Федерации» / В.А. Кинсбурская / / Реформы и право. — 2010. — № 3. — С. 16 — 21.

1. Federal’nyi zakon ot 7 marta 2011 g. № 26-FZ «O vnesenii iz-menenii v Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii» [Federal laws no. 26 of 7 March 2011 «Alteration in Criminal code of the RF»] Sobranie zako-nodatel’stva RF — Collection of legislation of the Russian Federation. 2011, no. 11, art. 1495.

2. Federal’nyi zakon ot 7 dekabria 2011 g. № 420-FZ «O vnesenii izmenenii v Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii i otdel’nye zakono-datel’nye akty Rossiiskoi Federatsii» [Federal laws no. 420 of 7 December 2011 «Alteration in Criminal code of the RF»] Sobranie zakonodatel’stva RF — Collection of legislation of the Russian Federation. 2011, no. 50, art. 7362.

3. Federal’nyi zakon ot 29.12.2006 № 244-FZ «O gosudarst-vennom regulirovanii deiatel’nosti po organizatsii i provedeniiu azartnykh igr i o vnesenii izmenenii v nekotorye zakonodatel’nye akty Rossiiskoi Fe-deratsii» [Federal law number 244 of 29 December 2006 «Government regulation of the activity concerning the organization and realization of gambling games and alteration in certain legislative acts of the RF»] Sobranie zakonodatel’stva RF — Collection of legislation of the Russian Federation. 2007, no. 1, part 1, art. 7.

4. Federal’nyi zakon ot 20.07.2011 № 250-FZ «O vnesenii izmenenii v otdel’nye zakonodatel’nye akty Rossiiskoi Federatsii» [Federal law number 250 of 20 July 2011 «Alteration in certain legislative acts of the RF»] Sobranie zakonodatel’stva RF. — Collection of legislation of the Russian Federation. 2011, no. 30, part 1, art. 4598.

5. Federal’nyi zakon ot 07.02.2011 № 3-FZ «O politsii» [Federal law number 3 of 7 February 2011 «The police»] Sobranie zakonodatel’stva RF. — Collection of legislation of the Russian Federation. 2011, no. 7, art. 900.

6. Federal’nyi zakon ot 21.07.2014 № 247-FZ «O vnesenii iz-meneniia v stat’iu 28.3 Kodeksa Rossiiskoi Federatsii ob administ-rativnykh pravonarusheniiakh». [Federal law number 247 of 21 July 2014 «Alteration in article 28.3 of the Code of Russian Federation of Administrative Offences»] Sobranie zakonodatel’stva RF. — Collection of legislation of the Russian Federation. 2014, no. 30, part 1, art. 4248.

7. Zakon Smolenskoi oblasti ot 02.04.2007 № 21-z «O vnesenii izmenenii v oblastnoi zakon «Ob administrativnykh pravonarusheniiakh na territorii Smolenskoi oblasti». [The Law of Smolensk region of 02.04.2007 no. 21 «Alteration in the local law about administrative offences on the territory of Smolensk region»] Vestnik Smolenskoi oblastnoi Dumy i Admi-nistratsii Smolenskoi oblasti — Bulletin of Smolensk regional Duma and the Administartion of Smolensk region 2007, no. 3.

8. Zakon Chuvashskoi Respubliki ot 05.10.2007 № 57 «O vnese-nii izmenenii v Zakon Chuvashskoi Respubliki «Ob administrativnykh pravonarusheniiakh v Chuvashskoi Respublike» [The Law of Chuvash Rebublic of 05.10.2007 no. 57 «Alteration in the Law of Chuvash Republic «About administrative offences in Chuvash Republic»] Vedomosti Gosudarstvennogo Soveta ChR — Bulletin of governmental council of Chuvash Republic 2007, no. 74.

9. Zakon Orlovskoi oblasti ot 16.10.2007 № 703-OZ «O vnesenii izmenenii v Zakon Orlovskoi oblasti «Ob otvetstvennosti za administra-tivnye pravonarusheniia» [The Law of Oryol region of 05.10.2007 no. 57 «Alteration in the Law of Oryol region «About administrative offences in Oryol region»] Sobranie normativnykh pravovykh aktov Orlovskoi oblasti. -Collection of laws of Oryol region, 2007, no. 39.

10. Kodeks Respubliki Bashkortostan ob administrativnykh pravonarusheniiakh ot 23.06.2011 № 413-z [The Code of Bashkortostan of Administrative Offences] Vedomosti Gosudarstvennogo Sobraniia — Kurul-

taia, Prezidenta i Pravitel’stva Respubliki Bashkortostan — Bulletin of the Governmental Council 2011, no. 16(358), art. 1151.

11.Zakon Penzenskoi oblasti ot 02.04.2008 № 1506-ZP0 «Ko-deks Penzenskoi oblasti ob administrativnykh pravonarusheniiakh» [The Law of Penza Region of 02.04.2008 no. 1506-ZP0 «The Code of Penza Region of Administrative Offences»] Vedomosti Zakonodatel’nogo Sobraniia Penzenskoi oblasti. — Bulletin of the Legislative Assembly of Penza region 2008, no. 4 (part 1), p. 180.

12.Zakon Murmanskoi oblasti ot 06.06.2003 № 401-01-ZM0 «Ob administrativnykh pravonarusheniiakh». [The Law of Murmansk Region of 06.06.2003 no. 401-01-ZM0 «About administrative offences»] Infor-matsionnyi biulleten’ «Vedomosti Murmanskoi oblastnoi Dumy». — Informational bulletin «.Bulletin of Murmansk Regional Duma». 2009, no. 95.

13.Zakon Saratovskoi oblasti ot 29.07.2009 № 104-ZS0 «Ob admi-nistrativnykh pravonarusheniiakh na territorii Saratovskoi oblasti» [The Law of Saratov Region of 29.07.2009 no. 104-ZSO «About administrative offences on the territory of Saratov Region»] Sobranie zakonodatel’stva Saratovskoi oblasti. — Collection of legislation of Saratov Region 2009, no. 17.

14. Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 08.04.2004 № 137-O «Ob otkaze v priniatii k rassmotreniiu zaprosa Zakonodatel’-nogo Sobraniia Rostovskoi oblasti o proverke konstitutsionnosti statei 15.14, 15.15, 15.16 i 23.7 Kodeksa Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pra-vonarusheniiakh» [The legal decision of the Constitutional Court of the RF of 08.04.2004 № 137-O «About the refusal to consider the inquiry of The Legislative Assembly of Rostov Region concerning checking constitutionality of articles 15.14, 15.15, 15.16 and 23.7 of the Code of the RF about administrative offences»] Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. — Bulletin of the Constitutional Court of the RF. 2004, no. 6.

15. Opredelenie Verkhovnogo Suda RF ot 17.06.2009 № 36-G09-6 «

Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-52970