Отличие свидетелей иеговы от православных

05.11.2018 Выкл. Автор admin

Отличие свидетелей иеговы от православных

В чем разница между православными и иеговистами? Знакомый утверждает, что никакой разницы нет.

«Один Господь, одна вера, одно крещение», — пишет апостол Павел к ефесянам (Еф.4,5).

Как-то ко мне пришел один большой начальник, нецерковный человек, и говорит:

— Никакой разницы нет: что православные, что иеговисты, что новоапостольская церковь. И те, и другие говорят о Боге, о мире, о добре, читают одну и ту же Библию. В чем разница? Я ему вынес и протянул яблоко:

— Вам надо сейчас это яблоко съесть. А потом я дам ответ.

— Конечно, прямо сейчас.

Он вкусил это яблоко, а потом подает мне его и говорит:

— Отец Амвросий! Что Вы мне дали? Это же восковое яблоко. Бутафория!

— Видите, по цвету, по форме и даже на ощупь оно ничем не отличается от настоящего. Даже Вы — разумный, грамотный человек — и то обманулись. Точно так же и здесь: Бог создал только одну веру и одну Церковь. Все другие конфессии создали люди. Там нет Бога, нет благодати, нет спасения.

Есть деньги настоящие и есть фальшивые. Отличить их друг от друга может только тот, кто в этом искусен. Сект сейчас немало, иеговисты одна из них.

Они не признают Христа, как Сына Божия и не признают Духа Святого, безсмертие души. Они не верят, что будет воскресенье мертвых, Страшный Суд.

Их финансируют особые силы. Цель этих сил уничтожить Православие, разделить нашу Россию на секты. Как они действуют? Делят город на особые зоны, берут на учет каждый дом, каждую квартиру. У них такое правило: если пришли в квартиру, обязаны засвидетельствовать о своей вере; если их там не послушали, через какое-то время должны вернуться и снова засвидетельствовать то, что они иеговисты. В этой секте строжайший контроль за каждым ее членом. Все учитывается: сколько раз ты свидетельствовал о Боге, как, что при этом говорил, как себя вел. Все эти сведения подают друг на друга члены секты. Такая всеобщая слежка. У иеговистов широко развитая система эксплуатации человека, многие тысячи работают на их предприятиях бесплатно, одурманенные обещанным Царством Божием на земле, тысячелетним царствованием. Себя они называют «войском Божиим», а всех, не входящих в их организацию, «войском диавола». Это организация считается тоталитарной, потому запрещена во многих странах. Тоталитарный характер проявляется не только в полном контроле мышления и поведения члена секты, круга его общения, получаемой им информации.

«Свидетели Иеговы» не общаются с людьми, не являющимися членами секты, потому легко порывают со своими родителями, мужьями, знакомыми. Они отказываются защищать свою страну, исполнять любые обязанности, которые на них возлагает государство. Каждый новообращенный «свидетель Иеговы» является постоянным источником средств для секты. Он обязан подписаться на несколько экземпляров номеров журналов «Сторожевая башня» и «Пробудись». Один экземпляр оставляет себе, а остальные перепродает.

Общество «Свидетелей Иеговы» не совсем религиозная организация — здесь смесь политики, денег и власти. Богу них где-то на задворках. И имя Ему Иегова. Потому они и называются иеговисты.

Но рядовые члены секты забывают, что у Бога имен много, в Библии упоминается не один десяток. А имя Иегова — это искаженный перевод имени Ягве. Потому, если уж быть последовательным и отстаивать истинность имени Божия, то оно должно быть Ягве (так написано в Ветхом Завете), что значит Сущий.

Россия — страна особая. Это единственное место в мире, где в чистоте сохранилась Православная вера. Не весь народ правильно исполняет требования Православной Церкви, много языческого в народе, много придумано бабушками, но есть люди великой святости, они живы, и им Господь открывал и открывает судьбы мира.

Часто православие называют «религией страха»: «вот будет второе пришествие, всех накажут, вечные муки. » А протестанты говорят о другом. Так будет ли наказание нераскаявшимся грешникам или любовь Господня все покроет?

Атеисты долго обманывали нас, говоря о возникновении религии. Говорили, что люди не могли объяснить то или другое явление природы и начинали обожествлять ее, входить с ней в религиозный контакт. Бывало, гром гремит, люди прячутся в подполье, в подвал, там сидят, боятся. Думают, что их языческий бог разгневался и сейчас накажет или смерч налетит, или солнечное затмение начнется.

Это страх языческий. Христианский Бог — это Любовь. И бояться мы Бога должны не потому, что Он нас накажет, мы должны бояться оскорбить Его своими грехами. И если мы отступили от Бога и навлекли на себя беду, мы не прячемся в подполье от гнева Божия, не ждем, когда гнев Божий пройдет мимо. Наоборот, мы идем на исповедь, обращаемся к Богу с покаянной молитвой, просим Бога о милости, молимся. Христиане не скрываются от Бога, наоборот, сами к Нему стремятся за разрешением от грехов. И Бог подает кающемуся Руку помощи, покрывает Своею благодатью.

И предупреждает Церковь о том, что будет Второе пришествие, Страшный Суд не для того, чтобы запугать. Если вы идете по дороге, впереди яма и вам говорят: «Осторожно, не упадите, не оступитесь», разве вас запугивают? Вас предупреждают, помогают избежать опасности. Так и Церковь говорит: «Не грешите, не делайте ближнему зла, все это обернется против вас же самих».

Не надо выставлять Бога злодеем за то, что Он не принимает грешников в Рай. В Раю нераскаянные души жить не смогут, они не вынесут того света и чистоты, которые там есть, как не могут вынести яркий свет больные глаза.

Все зависит от нас самих, от нашего поведения, молитв.

Господь все может по молитвам изменить. Одна женщина приехала к нам из Краснодара. Сына ее посадили. Шло следствие. Она пришла к одному судье, тот говорит ей: «Сыну твоему восемь лет светит». Большое какое-то у него искушение было. Она пришла ко мне, плакала, рыдала: «Батюшка, помолитесь, что делать? Судья просит пять тысяч долларов, а у меня таких денег нет». Говорю: «Знаешь, мать, будешь молиться, Господь не оставит тебя! Как его звать?» Сказала она его имя, мы помолились. А утром она приходит:

— Батюшка, я сейчас туда иду. Вопрос решается, то ли посадят, то ли отпустят.

Господь положил на сердце так ей сказать:

— Будешь молиться, Бог все устроит.

— Я молилась всю ночь. После обеда вернулась, говорит:

— Освободили сына. Оправдали его. Разобрались и отпустили. Все нормально.

У матери этой было столько радости, столько веры, что Господь ее услышал. А сын виноват не был, просто его подставили в бизнесе.

Меня приглашают в «Церковь Живого Бога «. Написано, что там люди освящаются Святым Духом и при этом получают дар исцелений. Приверженцы этой церкви говорят, что у них есть благодать, а в храме православном только стены. Что им можно ответить?

Святитель Феофан Затворник говорит, что благодать от Бога одна, но действие ее троякое. Есть благодать призывающая, есть обращающая, есть освящающая.

Конечно, Божия благодать всех призывает обратиться к вере. Христиане, составляющие разные конфессии (а этих конфессий около двадцати двух тысяч), откликнулись только на призыв Божией благодати, но дальше не пошли. Как пишет диакон А.Кураев, они подошли к порогу храма, заглянули в него, увидели, как там прекрасно, умилились и пошли всем рассказывать — проповедовать свою радость. Но все таинства, полнота веры Христовой остались для них неведомы.

Господь много церквей не создавал. Он создал только одну Церковь, только одну веру. А эти двадцать две тысячи сект созданы не Богом, а людьми, точнее, — человеческими страстями. Это не церкви, а общины людей. Спасения там нет, нет полноты благодати, только благодать призывающая, а она присутствует везде.

Только в Православной Церкви полнота благодати, потому что она основана Самим Спасителем, в ней идет покаяние, здесь совершаются таинства и люди духовно возрождаются.

Потому-то дьявол и старается склонить на сектантский путь многих людей. У нас в монастыре на праздник Рождества Христова сестры в трапезной ставили сценки на духовные темы. Отец Александр собрал сестер, овечек маленьких, несмышленых, и наставляет как не попасть в лапы серого волка. Взял веник и говорит:

— Попробуйте, сможете веник переломить?

Они попробовали, не получается.

— А по одному прутику сломать можно.

По палочке веник сломали.

— Вот и вы: если будете вместе дружно жить, благодать Господня будет с вами и никто не сможет вас победить, а разделитесь — волк вас похитит.

И дьявол рыкает, как лев, ищет, кого поглотить. Церковь всех сохраняет, потому мы должны быть единого духа. Нельзя разделяться. Всю Церковь дьявол не может одолеть, а по одному человеку — по прутику — может. Так он ведет борьбу против Бога. Надо хранить веру Православную. В ней единственное спасение, потому что Церковь — столп и утверждение Истины.

Отличие свидетелей иеговы от православных

Почему православные священники ставят чуть ли не в один ряд «традиционных» протестантов – англикан, лютеран – и всякие еретические секты типа Свидетелей Иеговы? Если я готов понять неприятие католичества с непогрешимостью папы, то что касается лютеран и англикан – не лучше ли, не вдаваясь в тонкости богословия, просто сотрудничать христианам разных ветвей в служении Господу – служении делом, как проповедовал апостол Иаков? Может быть, сотрудничеством традиционных ветвей христианства, проще будет оградить неведующих от еретических сект?

Дорогой Константин! Не знаю, какие именно публикации Вы имеете в виду. Это существенно, потому что многое зависит от контекста. Возможно, такое сближение лютеран и представителей некоторых сект произошло в работе, в которой автор говорит о сохранении неповрежденным апостольского учения в Православии. С этой точки зрения между протестантами и сектантами различие несущественно. Степень заблуждений разная, но единит одна принципиальная особенность: все они отвергли Предание. У них весь период христианства с 2 века до М.Лютера (а у секты Свидетелей Иеговы – до Ч.Рассела) стоит под знаком минус. Однако же не все в этом 1,5 тысячелетнем опыте Церкви сводится к индульгенциям, папским злоупотреблениям, ложным идеям о «сверхдолжных заслугах» и проч.? Были семь Вселенских соборов, на которых святые отцы догматически раскрыли богословские истины, которыми живет ныне христианский мир. Был многовековой опыт монашества, воспитавшего подлинных исполинов духа. Целый сонм подвижников веры поднялся на ступень святости. Одни обладали даром прозрения, творили чудеса и даже воскрешали мертвых (свят. Николай, преп. Макарий Великий, авва Сисой и др.). Иные (преп. Антоний Великий, Арсений Великий, Пахомий Великий и др.) своими впечатляющими подвигами доказали великие духовные возможности человека.

Священное Писание богодухновенно и является главным источником истины. Но чтобы истина, вошедшая в мир, была хранима и передавалась неповрежденной из поколения в поколение, нужна Церковь. Это – богооткровенная истина: Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины (1Тим.3:15). Здесь выражена ясная мысль, что соборный опыт Церкви есть твердый и надежный фундамент евангельской истины. Если падет Церковь, то прекратится преемственность апостольского предания. Но по Божественному обетованию это никогда не случится: Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф.16:18).

Обычно от защитников протестантского движения исходит утверждение, что они отвергают Вселенские соборы, учение святых отцов, пять из семи таинств, святыни, монашество и все остальное потому, что это «человеческое предание». Но эта аргументация во всей её остроте оборачивается против протестантизма. Разве Реформация не есть движение, вдохновленное человеческими мотивами. Очевидно, что чем больше в человеке духовного и меньше плотского, тем больше в нем Божественного. Протестантизм свернул с тесного и узкого пути, которым заповедовал нам наш Господь Иисус Христос входить в Царство Небесное. Реформация шла под лозунгом «освобождения», «раскрепощения» человека. Сам М.Лютер открыто говорил о своей любви к мирским удовольствиям. Он отказался от добровольно данного Богу монашеского обета («Я, брат Мартин, принимаю монашеский обет и перед лицом всемогущего Господа Бога и Пресвятой Девы Марии… отрекаюсь от своей воли и даю зарок до конца своих дней влачить существование в бедности и целомудрии, как велит устав святого Августина») и в 1525 г. он женился на бывшей монахине Екатерине фон Бора, что в свое время возбудило недовольство даже среди друзей. Обеты даны были не монастырю, а Богу и содержание их (бедности и целомудрия) соответствует евангельским заповедям.

История протестантизма открывает нам подлинные мотивы Реформации. То, что самим деятелям её субъективно представлялось великой борьбой за евангельскую чистоту новозаветного учения и первозданную его святость, в действительности было лишь созданием облегченного христианства, приспособленного к потребностям нарождающегося нового экономического порядка. Это убедительно показано Максом Вебером (1864 – 1920) в классическом исследовании «Протестантская этика и дух капитализма». Немецкий ученый показывает корреляцию между победой протестантизма в ряде земель Германии и стремительным ростом экономической активности. Учение о спасении верующих в зависимости от их мирского делового успеха наиболее жестко сформулировано в кальвинизме. Но и в других протестантских деноминациях эта связь достаточно прозрачна.

Нужно поставить законный вопрос: какой властью обладал М.Лютер, чтобы отменить 15-ти вековой опыт христианства, а вместе с ним постановления семи Вселенских соборов, многие участники которых, будучи великими святыми, превосходили М.Лютера духовно? Ответ лютеране и представители сект дают совершенно одинаковый. Власть эту дал им Бог, избрав их на это дело. Разница только в том, что избранничество каждый приписывает себе. В чем же все-таки признаки этого избранничества у М.Лютера? Он не обладал святостью, не творил чудеса. Может быть, богословская ученость? Но многие в Европе превосходили его (например, Эразм Роттердамский и др.). Его учение точно согласуется со Священным Писанием? Этого сказать нельзя. Напротив, чтобы защитить свой главный тезис, что человек спасается только верой, ему пришлось устранить из Нового Завета Соборное послание св. апостола Иакова. Он отверг соборное начало Церкви, однако в Деяниях св. Апостолов говорится о первом Соборе, проведенном апостолами (15:2-29). М.Лютер отверг епископскую власть, а в Священном Писании говорится: Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает (1Тим.3:1). Апостолы первыми начали ставить епископов и пресвитеров. М.Лютер отверг святыни, а Слово Божие говорит: Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них (Деян.19:11-12). М.Лютер отверг посты, а Спаситель мира 40-дневным постом приготовлял Себя к служению (Мф.4:1-2; Лк.4:1-2). И об апостолах сказано: Когда они служили Господу и постились (Деян.13:2). М.Лютер отверг таинство рукоположения, а Священное Писание говорит: Рукоположив же им пресвитеров к каждой церкви, они помолились с постом и предали их Господу, в Которого уверовали (Деян.14:23). И в другом месте: Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства (1Тим.4:14).

Уже современник Реформации Эразм Роттердамский, сначала поддержавший М.Лютера, а потом решительно отвергший его учение, заметил: «Если спросить их, почему Дух избрал именно их, а не тех, кто своими чудесами прославился на целый свет, они ответят так, будто никакого Евангелия в минувшие тринадцать столетий вовсе не существовало. Если вы станете требовать от них, чтобы они вели жизнь, достойную Духа, они ответят, что искупление дается верою, а не делами. Если вы попытаетесь предложить им в свою очередь сотворить хоть какое-нибудь чудо, они ответят, что время чудес давно миновало».

При всей кажущейся парадоксальности нужно признать, что идея папской непогрешимости и отвержение М.Лютером 15-ти векового опыта христианства – грани одной и той же человеческой гордыни. Это явления одного порядка. М.Лютер не сомневался в своей непогрешимости. «Даже если Киприан, Амвросий и Августин, даже Петр, Павел и Иоанн, даже если сам ангел небесный стал бы учить меня иному, я остался бы при своем твердом убеждении, что в моем учении нет ничего от человеков. Оно целиком Божественно, и я готов повторять, что создал его не человек, но Сам Бог», – писал М.Лютер.

Иногда в оправдание лютеранства можно услышать «исторический» аргумент: если всё это произошло так успешно и сохраняется до сегодняшнего дня, значит, это было «нужно». Логика эта очень опасна. В 20-м веке десятки миллионов людей в России отпали от веры. Можно ли сказать, что это было «нужно» и оправдано?

Истина, которую Господь наш Иисус Христос открыл Своим апостолам, объединила учеников, число которых стремительно росло. У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа (Деян.4:32). История протестантизма дает противоположный пример. С самого возникновения его начинается цепная реакция: единое движение дробится на многочисленные течения, толки, фракции, секты. Между ними начинаются ожесточенные споры, доходящие до непримиримой вражды. Один из главных теоретиков Реформации Филипп Меланхтон с горечью писал: «Невероятно трудно исполнять миссию руководителя в обстановке вражды, разногласий и ненависти, царящей среди людей, которые своим усердием и единодушием должны давать остальным поучительный пример». Реформаторы, восставши против уклонений католицизма, не поняли, что это есть результат отступления от вселенской Церкви и не обратились к ней. М.Лютер хотел вывести Церковь из «вавилонского плена», а в результате у протестантов исчезла сама Церковь, а образовалось почти 200 больших и малых протестантских деноминаций, решительно отстаивающих свою независимость. Вполне закономерно, что почти все современные западные секты (адвентисты, пятидесятники, мормоны, свидетели Иеговы и др.) зародились на почве протестантизма. Их основатели были воспитаны в протестантских семьях и сами они до основания своих сект были протестантами.

Единство является идеалом христианства. Но объединить может только истина, а не всемирные конференции, ассамблеи и советы. Они только прикрывают трагедию: десятки миллионов христиан оказались без Церкви. Без Литургии, без епископства, без таинств, без святынь, без твердого канонического строя нет Церкви. Уверовать во Христа – значит присоединиться к единой Церкви, которая по слову апостола есть Тело Христово (Еф.1:22-23). Спасаться можно только, войдя в Церковь: Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви (Деян.2:47).

Свидетели Иеговы и Иисус Христос

№10 (44) / 10 января ‘96

Свидетели Иеговы не колевлясь говорят о своей вере в Иисуса Христа. Но что именно они думают о Христе?

При ближайшем рассмотрении мы увидим, что Свидетели Иеговы проповедуют Иисуса, совершенно не похожего на библейского. Свидетели Иеговы считают Иисуса первым и единственным прямым творением Бога Иеговы (см. Ин. 1:1–3). Они верят, что Бог Иегова никогда не участвовал в творении лично, но лишь опосредованно — дав Иисусу власть создать физическую вселенную.

Кроме того, Свидетели Иеговы отрицают, что Иисус — Всемогущий Бог (см. Фил. 2:6–7). Они утверждают, что Иисус не всемогущ, не всеведущ и даже не вездесущ. Любопытно, однако, то, что они лишают этих качеств и собственного Бога Иегову!

В довершение к этому, Свидетели Иеговы настаивают, что Иисусу нельзя поклоняться (см. Мф. 2:11; 28:9, Евр. 1:6) и что к Нему нельзя обращаться в молитве (см. Деян. 7:59–60; 9:13–14). И, хотя они соглашаются с тем, что Иисус достоин чести, они отказываются воздавать Ему такую же честь, как Богу Отцу. Последнее явно противоречит тому, что Иисус сказал в Евангелии от Иоанна 5:23: «…дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его». Еще Свидетели Иеговы говорят, что, воплотившись, Иисус стал просто человеком, который мог грешить, но, на наше счастье, не грешил (см. Ин. 5:19; 7:18; 8:55).

Наконец, Свидетели Иеговы отрицают, что Иисус телесно воскрес из мертвых (см. Ин. 2:19–22; Лк. 24:39), и верят в то, что Он воскрес в «духовном теле» (что бы это ни значило). Таким образом, воскресение Иисуса нельзя считать победой над физической смертью — но Писание придерживается полностью противоположной точки зрения (1 Кор. 15:54–55). В силу этих и многих других причин Свидетелей Иеговы нельзя считать христианами. Они, скорее, представляют собой то, что принято называть культом. Они называют себя христианами, но отрицают основополагающие учения христианства. Мы не можем идти на компромисс в том, что касается природы Бога, а тем более природы Господа Иисуса Христа.

У Свидетелей Иеговы есть совственный перевод Библии, который они называют Переводом Нового Мира. Точен ли он? Следует ли христианам использовать его при обсуждении Библии со Свидетелями Иеговы?

Перевод Нового Мира поразительно отличается от других переводов Библии. Например, более чем в 200 местах Нового Завета слово «Господь», которое безусловно встречается в греческом тексте, Перевод Нового Мира заменяет словом «Иегова». Некоторые стихи, которые указывают на Божественность Христа, искажены. Особенно явно это заметно в переводе стиха Иоанна 1:1, который в переводе Нового Мира гласит, что «Слово было божественным». В Послании к колоссянам 1:16–17, где сказано, что Христос сотворил «все», Перевод Нового Мира добавляет слово «остальное», в результате текст утверждает, что Христос сотворил все остальное (кроме Самого Себя). И это лишь несколько примеров искаженного перевода.

Таким образом, большинство исследователей Библии, которые изучали этот вопрос, пришли к заключению, что Перевод Нового Мира необъективен и сделан непрофессиональными переводчиками в угоду богословию Свидетелей Иеговы.

В разговоре со Свидетелями Иеговы о библейском учении можно прибегнуть к различным способам избежать затруднений. Прежде всего, следует попросить Свидетелей Иеговы использовать в беседе другой перевод.

Во-вторых, во время разговора следует, по возможности, придерживаться тех стихов Перевода Нового Мира, которые не были переведены неправильно (конечно, если вы сумеете их найти). Так, в разговоре о божественности Христа можно сослаться на Иоанна 20:28 и Исаию 9:6, которые звучат недвусмысленно и ясно даже в Переводе Нового Мира.

Независимо от используемой стратегии, не позволяйте Свидетелям Иеговы уходить от разговора, ссылаясь на то, что их перевод является единственно приемлемой версией Библии. По сути дела, это самая Неприемлемая версия. Молитесь о том, чтобы Бог силой Святого Духа изменил сердца тех, кто и по сей день пребывает в обмане Сторожевой Башни.

Центр Апологетических Исследований
С.Петербург

Попытка удивить православных – Библией

Неделя Торжества Православия прошла в этом году несколько необычно. Начиналось-то все очень хорошо. Литургия и после нее торжественный чин о Православии. После службы я созвонился со знакомым священником: надо было срочно обсудить одну богословскую публикацию.

Встретились в метро, едем, давно не виделись, охота поговорить. Пересели на автобус, через 15 минут вышли на солнышко. Почти добрались до моего дома. Здесь нас уже поджидает обеденный стол, потом примемся за работу. Так думал я – и ошибался.

Нас окликнули. Две женщины, лет около шестидесяти. Одна, постарше, спрашивает:

– Да, – подтвердили мы и остановились.

Если кто подумает, что дальше мы услышали знакомые с советских времен речёвки про «религию – опиум для народа», про попов-обманщиков и эксплуататоров, – ошибется. Нет, ничего такого не случилось. Правда, дальнейший разговор не отличался особой учтивостью, изысканностью и глубокой проработкой поставленных вопросов.

– Как вы думаете, скоро ли придет Царство Божие? – спросила старшая женщина.

– Оно уже среди нас, – заявил с улыбкой отец Димитрий (это он Пришествие Христово имел в виду).

– Нет! Если бы Царство пришло, мир бы совсем другим стал. Как вас зовут?

– Димитрий. Люди верующие называют еще отцом Димитрием.

– Иисус говорил: «Не называйте никого отцом, только Бога», Дима.

Так неприятно, когда человек, объясняющийся в любви к Богу и Его слову, поминает Господа нашего Иисуса Христа запанибрата. Вот интересно: в Евангелии мы тоже читаем: «Иисус…» без почтительных византийских прибавлений, но у евангелистов при этом совсем не чувствуется панибратского отношения к Христу.

Мне очень захотелось выяснить, с кем именно мы разговариваем. Предположения у меня, конечно, имелись, но пусть сами откроются. И я вмешался в разговор:

– Вы ведь тоже верующие. Скажите, в какую религиозную общину вы ходите молиться?

– В ту, которую основал Иисус, – не без удовольствия ответила старшая.

– А как она называется?

– «Свидетели Иеговы», – сухо ответила старшая на мой бестактный вопрос.

– Давно вы к «Свидетелям» ходите?

– 14 лет, – с достоинством произнесла женщина, как отрезала, и продолжила: – в Библии о Царстве Божием написано иначе, чем вы говорите.

Она извлекла из сумочки «Перевод Нового мира Священных Писаний». Я почувствовал, что нас ожидает утомительная и бесплодная перестрелка библейскими цитатами.

– Этот перевод не подходит.

– С чего вы взяли? – я поймал недоуменно-испепеляющий взгляд.

– Перевод выполнен людьми, которые не знали библейских языков. Они только сымитировали переводческую деятельность.

Что тут началось! Прежде всего одна из женщин, помладше, обвинила меня в агрессивном настрое. Однако обсуждать подробности о переводе «Нового мира» не стала (и правильно не стала). Дальше – больше. Мне пояснили, что Ветхий Завет написан на арамейском языке, а этот язык, чтобы я знал… Опять пришлось вставить словечко: о том, что на арамейском написаны считанные стихи, в действительности почти весь Ветхий Завет – на древнееврейском. Глядя на мою собеседницу, я понял, что опять повел себя «агрессивно»: позволяю себе противоречить «Свидетелям Иеговы»!

Теперь я узнал, что Новый Завет написан на древнегреческом и перевести его на русский сразу невозможно…

Чувствуя неловкое положение, старшая женщина взяла инициативу на себя. Теперь я узнал, что Новый Завет написан на древнегреческом и перевести его на русский сразу невозможно, поэтому «Перевод Нового мира» сделали сначала с греческого на английский и только потом – на русский. Вот новое слово в теории перевода. Я настолько удивился, что даже забыл у нее спросить, пришла ли она самостоятельно к этим сенсационным выводам или более опытные единоверцы научили. Разговор о сравнительно простом новозаветном греческом койне я не стал затевать. Наши собеседницы не были в состоянии воспринимать от нас базовые понятия о новозаветном языке.

В этот момент отец Димитрий решил, что пора посмотреть, какой стих о Царстве Божием нам хотели привести «Свидетели Иеговы». Старшая женщина предложила шаблонные рассуждения (из «Сторожевой башни») о конце времен, пророчествах, обстановке в современном мире и грядущем Царстве. Священник старался донести до нее ту мысль, что если Царство Божие приходит к нам благодаря Христу, то Он – Бог. Если же Он – просто «человек Иисус», то в главном событии всей мировой истории принимал участие человек Иисус Христос, а Бог был где-то поодаль. Неужели было так? Нет, Бог в деле спасения участвовал напрямую и «по максимуму». Православные чувствуют спасительную близость Бога к людям, вот почему мы верим в Богочеловека Иисуса Христа. Еще он говорил о Слове Божием – о Христе. Собеседница отца Димитрия что-то пылко возражала ему, но при этом ощущалась ее холодная отстраненность, будто священник ей пересказывает истории из жизни богов другой религии. Видимо, у «Свидетелей Иеговы», и вправду, «иное благовествование» (ср.: Гал. 1: 6–9).

Я слушал этот спор вполуха и решил подойти поближе к младшей женщине.

– Вы давно к «Свидетелям» ходите?

– Я знаю, шло судебное разбирательство против московских «Свидетелей». Чем там закончилось?

– Закончилось в нашу пользу! – довольно улыбнулась моя собеседница.

– В вашу пользу – а какое именно было судебное решение?

– Не знаю, – она мгновенно перестала улыбаться, – судов было много.

Вот уже не первый раз встречаю у «Свидетелей» всепобедное настроение. Тренируют они его, что ли?

Вот уже не первый раз встречаю у «Свидетелей» всепобедное настроение. Тренируют они его, что ли? Даже если «Свидетели» спор никак не могут выиграть, даже если они суд проиграли – они все равно считают себя победителями. Такое вот рositive thinking…

– Вы сейчас ходите с проповедью по квартирам? – продолжил я расспросы.

– Иисус с апостолами ходил проповедовать, и мы ходим.

«Ну вы и сравнили!» – подумал я – подумал, но не сказал.

Хотя сказать, наверное, стоило бы. Пусть считают это чем угодно, агрессией – как хотите, но панибратство «с Иисусом» просто возмутительно. Иисус Христос – это не авторитетный человек из вашего района, с которым у вас короткие отношения. Это Господь, с Ним надо быть благоговейнее!

Похоже, младшая женщина тяготилась разговором-проповедью. Она предложила всем закончить эту беседу. Отец Димитрий коротко досказал старшей женщине общепонятные богословские основания, на которых строится православная вера. К сожалению, не интересовали они эту женщину. Ее интересовал амбициозный план – обратить православного священника в свою веру, показать православным, что они не знают Библии.

Мне было жаль их: 20 лет и 14 лет жизни они отдали – чему?

В день Торжества Православия этот план провалился. Мы вежливо попрощались и пошли домой, пообедали-поработали. «Свидетели», я полагаю, шествовали с чувством победителей, «как положено». А мне было жаль их: 20 лет и 14 лет жизни они отдали – чему? Несбывающимся ожиданиям скорого конца света? Ложной уверенности в своем хорошем знании слова Божия? Но ведь их знание Библии поверхностно и с большими изъянами.

Их знание слова Божия можно сравнить вот с чем. Смотрит человек годами американский сериал, у него складывается впечатление, что он много знает о жизни в США. И тут «агрессивный» сосед заводит разговор о том, что сериал плохо переведен и озвучен: «Посмотрите его в оригинале, если уж он так вам нравится. Вы увидите, насколько исказили сериал при русификации». Потом этот неделикатный критик показывает на нескольких ярких примерах из сюжетной линии, что в жизни не бывает, как в этом сериале. И затем сравнивает американцев, какие они на экране и в жизни, что-то вспоминает из своего опыта общения в США. Любитель сериала слушает все это безо всякого удовольствия, где только может – бойко возражает…

Признаюсь, мне жаль двух повстречавшихся нам женщин. Они много лет смотрят сериал «Сторожевая башня». И по журналам «Сторожевая башня» судят – об огромном и неизведанном мире Библии. К тому же им вручили специально адаптированный для «Свидетелей Иеговы» русский «перевод» Библии. Они чувствуют себя духовно богатыми, элитой, знатоками Писания, это им приятно. И никакое обнаружение пробелов в их знании библейских реалий не поколеблет уверенности «Свидетелей» в собственном превосходстве. Люди не поколеблют, но невозможное человекам – возможно Богу. Господи, смилуйся и сделай невозможное! Пусть эти две души увидят свою духовную нищету и придут в Церковь Богочеловека, в Церковь Христову.

«Свидетелям Иеговы поиск истины не нужен»

Беседа с Артемом Григоряном, бывшим долгое время «свидетелем» Иеговы (+ВИДЕО)

В рамках сотрудничества с телеканалом «СПАС» портал Православие.Ru начинает публикацию ярких историй прихода к вере наших современников из различных заблуждений.

Священник Георгий Максимов: Здравствуйте. В эфире передача «Мой путь к Богу». Она о тех людях, чей путь в Православную Церковь был непростым и которым для того, чтобы стать православными, пришлось многое в своей жизни поменять, от многого отказаться, многое переосмыслить. О том, что движет такими людьми, что дает им силы, мы беседуем с нашими гостями.

Сегодня в студии сектовед из Санкт-Петербурга Артем Валерьевич Григорян. До своего обращения в Православие он провел много лет в такой организации, которую нередко причисляют к одной из опаснейших современных сект.

Артем Валерьевич, не могли бы вы рассказать, с чего всё началось? Выросли ли вы в верующей семье?

Артем Григорян: Безусловно, поиски некоей высшей истины в моем случае начались довольно рано, и можно сказать, что я рос в семье, которая всегда имела большой интерес к чему-то духовному. Наверняка, все помнят время разрушения Советского Союза, время крушения многих идей, ценностей. И в ту эпоху – начало 1990-х годов – было тотальное увлечение различными духовными практиками, люди пытались найти ответы на жгучие вопросы о своей жизни, пытались разобраться. И мои родители также были людьми ищущими, увлекались различными восточными практиками: кришнаизмом, рерихианством, какими-то магическими медитативными практиками – это очень модно тогда было. Но также, несмотря на эти свои увлечения, мои родители, как люди, выросшие в нашей культуре, всё равно считали себя православными христианами, и мы время от времени заходили в храм, молились, ставили свечки. Конечно, о сознательной духовной жизни речи не шло. Но мои детские воспоминания всегда связаны с каким-то внутренним поиском, хотя, наверное, это несколько необычно для детей. Например, я очень хорошо помню, как, когда мне было 6 лет, произошла катастрофа: я попал под «КАМАЗ», чудом остался жив. И эта трагедия в нашей семье очень обострила духовные поиски. Я помню, как, лежа в гипсе, на растяжках, я рассуждал о Боге, о смысле жизни, о причинах страданий, обсуждая это со своими родителями.

Такая атмосфера духовных исканий была у нас в семье, и родители пытались получить ответы на свои вопросы, но, к сожалению, в начале 1990-х Церковь во многих случаях еще не была способна дать людям то, что они там искали. И всё это привело к тому, что ответы были найдены в совсем другом месте. Это был 1996 год, когда мои родители после неудачной попытки воцерковления, связанной с близким знакомством с одним псевдостарцем, занимавшимся экзорцизмом, попали к свидетелям Иеговы – к улыбающимся людям, которые пришли и сказали, что они готовы уделять свое время, тратить свое внимание для того, чтобы дать ответы на их вопросы. Так, собственно говоря, началось наше близкое знакомство со свидетелями Иеговы, начался этот путь. Мне тогда было 11 лет.

Отец Георгий: Понятно, что привлекло прежде всего, – это то, что иногда называют «бомбардировка любовью»: когда к каждому вошедшему человеку обязательно кто-то подойдет, улыбнется, скажет: «Как я рад, что ты пришел»… А что потом? Что позволило укорениться в этой организации?

Они влюбляют в организацию. А вероучительная сторона – вторична и очень хорошо ложится на сознание человека, уже влюбленного в организацию

А. Григорян: Да, вы совершенно верно заметили. Человек может стать полноценным свидетелем Иеговы, только если он начнет посещать собрания и так называемые конгрессы – это очень большие мероприятия, которые собирают множество общин какого-то района. И свидетели Иеговы сами из своего миссионерского опыта знают, что если человек, с которым они изучают Библию, не придет на собрание, значит, он скорее всего не станет «свидетелем» и на него нет смысла особенно тратить время. Конгрессы производят просто невероятный эффект: человек видит огромный стадион, заполненный десятками тысяч улыбающихся красивых людей, опрятно одетых, абсолютную чистоту, упорядоченность, теплые отношения – поцелуи, любовь – это производит колоссальное впечатление. Я много размышлял над этим, пытаясь анализировать путь и моей семьи, и многих знакомых людей – как «свидетелей», так и тех, кто вышел. В основном это один и тот же сценарий: люди влюбляются в организацию, влюбляются в людей. И на самом деле вероучительная сторона – вторична. Она очень хорошо ложится на сознание человека, уже влюбленного в организацию. И когда человек влюбляется, его окружают действительно невероятным вниманием, невероятной заботой. Иногда могут даже помочь финансово, с работой. Человек влюбляется и уже потом полностью готов к восприятию различных идей. И здесь начинается очень тонкий процесс индоктринации – основанный на специальном пособии учебный курс, который представляет собой главное тематическое распределение Библии – естественно, со своей сугубо конфессиональной интерпретацией, местами весьма странной, натянутой, искусственной. Но это всё замечательно ложится, потому что человек уже влюблен.

Отец Георгий: Но такое повышенное внимание не может быть всё время столь же интенсивным, как и в самом начале, когда человек только приходит?

А. Григорян: Конечно. Потом степень градуса этого внимания ослабевает. Когда человек принимает «крещение», становится полноценным членом организации – он уже сам должен проявлять внимание, то есть он уже так научен проявлять эти чувства по отношению к новичкам. Таким образом, он уже становится частью этого огромного механизма.

Отец Георгий: Сколько времени вы провели у свидетелей Иеговы?

А. Григорян: Порядка 15 лет.

Отец Георгий: Серьезный срок. И эту организацию, ставшую, можно сказать, вашей новой семьей, в которой уже за такое время вы, конечно, обросли многими знакомыми, друзьями, где всё, казалось бы, уже привычно, знакомо, комфортно, вы покинули. Что подтолкнуло вас к тому, чтобы продолжить свой поиск? И не просто продолжить, но и обратить его туда, откуда вы хотя бы формально, но все-таки вышли? Потому что я знаю: у многих людей, которые оказались не только у свидетелей Иеговы, но и у протестантов, есть определенный комплекс. Хотя, как правило, с Православием их связывал лишь факт крещения и они практически ничего не знают о содержании православной веры, они убеждены: мы уже были православными, в храм ходили, куличи святили, поэтому Православие нам не интересно. Что в вашем случае помогло преодолеть это предубеждение?

А. Григорян: Это был очень долгий и болезненный путь. Он занял не один год. И прежде, чем прийти в Церковь, мне нужно было сначала выйти из организации свидетелей Иеговы. Стоит сказать, что в 2005 году я был приглашен в качестве сотрудника в главный управленческий центр свидетелей Иеговы в России – это считается очень привилегированным служением. Собственно говоря, для многих свидетелей Иеговы это просто предел мечтаний – оказаться в главном управленческом центре. Он находится в поселке Солнечное под Санкт-Петербургом. Я прослужил там 4,5 года. И, наверное, если бы я туда не попал, то, может быть, я до сих пор оставался бы свидетелем Иеговы.

Отец Георгий: Почему?

Мне стало очевидным: в реальности никакого духовного преображения у свидетелей Иеговы не происходит

А. Григорян: Потому что пребывание там для меня обнажило многие проблемы, которые существуют в организации. Мне тогда было 20 лет – то есть вполне юношеское состояние, такое романтичное. И я оказался в самом сердце организации, там, где служат все самые авторитетные люди, которые занимаются непосредственным управлением организацией здесь, в России. Это целый городок, в котором живет около 300 человек – элита организации, – и 24 часа в сутки они находятся вместе. И вот пребывание там показало мне другую сторону организации. Я воочию убедился, что, собственно говоря, все те немощи, все те страсти, все болячки духовные и душевные, которые были у людей до вступления в организацию, – они с ними так и остались. То есть для меня стало очевидным, что в реальности какого-то духовного преображения там не происходит. И я увидел, что, так сказать, ничто человеческое не чуждо даже самой элите. Это и лицемерие, и обман, и гнев, и сплетни, и алкоголизм, и многое другое. Но это просто помогло мне немножко более объективно смотреть на организацию.

Второй момент был связан с тем, что, находясь в управленческом центре, я имел доступ к очень интересной библиотеке, в которой был раздел, посвященный разным религиям. Собственно говоря, никто никогда этим не интересовался, за исключением переводчиков, которые работают с разными материалами, и им нужно владеть терминологией. В этом разделе было очень много интереснейших книг православных авторов начала ХХ века. Например, работы Н.Н. Глубоковского, разных профессоров Киевской, Казанской, Московской духовных академий. «Толковая Библия» А.П. Лопухина, трехтомная. Я тогда вообще впервые в жизни увидел православную серьезную литературу. И я был просто поражен, потому что, как вы представляете, все люди, находящиеся в таких псевдохристианских организациях, крайне низкого мнения о православной вере и богословии.

Отец Георгий: Боюсь, как бы они после нашей передачи не почистили библиотеку (смеется).

А. Григорян: Может быть, это уже сделали. И вот, я взял эти книги и стал просто из любопытства читать. И чем больше я читал, тем больше я поражался тому, насколько глубоко, интересно и убедительно звучало то, что там было написано. Там были разные темы. Я всегда очень интересовался библеистикой, и мне этого не хватало в организации свидетелей Иеговы, потому что свидетели Иеговы всех этих вопросов касаются крайне поверхностно. У них максимально примитивистское понимание, поверхностное. А здесь я столкнулся просто с кладезем информации, и меня поражало то, что это конец XIX века. А, собственно говоря, свидетели Иеговы предали забвению всю свою литературу не то что конца XIX века, но даже сорокалетней давности. Они ее не читают. И мне было удивительно: как так может быть – такая старая литература, но она такая интересная! И вот тогда у меня, наверное, был сломлен один из главных стереотипов – о том, что духовная жизнь и вообще подлинное богословие невозможны вне организации свидетелей Иеговы. Потому что свидетели Иеговы приучены думать именно так. И тогда у меня начались поиски. Я позволил себе думать независимо, пытаться находить ответы.

И, конечно, ключевым фактором стало прочтение книги бывшего члена руководящего совета свидетелей Иеговы Реймонда Френца. Это легендарная, удивительная личность – человек, который 60 лет посвятил себя служению организации, из них десять лет был членом руководящего совета – то есть одним из «помазанников», тех самых, которые, собственно говоря, и решают, во что будут верить 7 миллионов свидетелей Иеговы. Реймонд Френц написал книгу под названием «Кризис совести»[1] в 1980 году, потом вторую книгу – «В поисках христианской свободы»[2]. И я нарушил, наверное, самый главный запрет любой авторитарной системы – на чтение источников информации от бывших членов организации. Я читал эту книгу в страхе – представляете, находясь в самом сердце организации, я читал книгу, даже название которой запрещено произносить среди свидетелей Иеговы. Я закрывал дверь, опускал шторы и читал. И помню, насколько меня потрясало всё, что я читал, – это даже можно сравнить с некоторым болезненным состоянием. Это состояние дрожи, состояние ощущения того, как поднимается температура, – это было что-то невероятное. И я читал и понимал, что каждая строчка этой книги рушит тот мир, в котором я находился с 11 лет. И мне становилось, с одной стороны, невероятно радостно от того, что я понимаю истину, а с другой стороны, мне становилось страшно от вопроса: как жить дальше? Эта книга сыграла ключевую роль в моем выходе из организации, который растянулся на несколько лет. Безусловно, выход из организации был очень сложным и для моей жены, которая была в организации с 6 лет.

Отец Георгий: Вы там же и познакомились?

А. Григорян: Да, мы познакомились в организации, поженились и год даже служили вместе с ней в этом управленческом центре. Вся моя семья – родители, братья – являются свидетелями Иеговы. И вся наша жизнь – что моей жены, что моя – была связана со «свидетелями». И я понимал: наш выход приведет к тому, что весь этот мир будет разрушен. Собственно говоря, так и произошло, потому что свидетелям Иеговы запрещено общаться с людьми, которые вышли из организации – которых исключили из-за каких-то грехов и тем более с теми, кто вышел по идейным соображениям. То есть я нахожусь в числе так называемых отступников – со мной нельзя здороваться на улице, общаться.

Отец Георгий: Наверное, был какой-то промежуточный период, когда вас пытались убедить, призвать к тому, чтобы задуматься? И, наверное, довольно большой прессинг пришлось испытать не только вам, но и вашей супруге?

А. Григорян: Конечно. Прежде всего мои родители, очень искренне верующие, прилагали много усилий. Представляете, если с их стороны посмотреть: сын уходит из ковчега спасения? А, как вы знаете, свидетели Иеговы со дня на день ожидают Армагеддон, и понятно, что выход из организации равносилен уничтожению. Тотальному уничтожению, которое грядет при наступлении Армагеддона. И они, конечно, пытались всячески меня образумить. Это было больше эмоционально, чем интеллектуально. И мои друзья и знакомые беседовали. Но, к сожалению, они не слышали меня. В принципе это, наверное, неудивительно. Но прежде чем выйти из организации, я написал несколько писем в Руководящий совет, в Америку. Эти письма не хотели отправлять, когда я находился в управленческом центре, – они касались некоторых вопросов, связанных с переводом «Нового мира» – конфессиональной Библии свидетелей Иеговы.

Отец Георгий: А вы не могли самостоятельно их отправить?

А. Григорян: Будучи вефильцем[3], я хотел, чтобы это письмо отправили не просто почтой, а по внутренним каналам, – чтобы этому письму уделили максимальное внимание. Второе и третье письмо я посылал сам, уже будучи вне управленческого центра.

Отец Георгий: Что было в этих письмах?

Ответы пришли, и они окончательно убедили меня в том, что свидетелям Иеговы поиск истины не нужен

А. Григорян: Разбор тех противоречий и ошибок, которые имеются в организации свидетелей Иеговы. В частности, они были связаны с явными расхождениями с греческим подлинником Нового Завета. Я прорабатывал некоторые вопросы, связанные с конкретными переводческими решениями, потому что они явно расходились с греческим текстом. Я писал об этом. Это письмо было на английском языке, на шесть страниц. Его не хотели отправлять. Мне даже сразу сказали, что это письмо сквозит недоверием к «верному рабу»[4]. Как ты можешь так не доверять? Но я искренне хотел разобраться, потому что ответов не было на эти вопросы. В результате мне ответили. Ответы пришли, и эти ответы меня окончательно убедили в том, что в этой организации поиск истины никому не нужен. То есть закостенелая догма, какой бы она ни была абсурдной, важнее, чем поиск истины.

Отец Георгий: А что они ответили, если вкратце?

А. Григорян: Это была отписка. Они мне написали: «Брат Григорян, мы хотим тебя, конечно, похвалить за то, что у тебя такой настрой в плане постижения Божиего слова, но, знаешь, ты должен ждать, ты не должен бежать впереди организации. Когда Иегова посчитает нужным – он прольет больше света. Верный благоразумный раб в Бруклине даст прояснения. А если он не даст прояснений – продолжай дальше служить и держись крепче организации». Ответов никаких не было. У меня были очень конкретные вопросы, список. Но ни на один из этих вопросов ответов я не получил. И в результате через какое-то время мы с женой написали письмо о выходе из организации. Разослали его всем друзьям, знакомым – у меня было очень много связей со свидетелями Иеговы в разных странах, в СНГ – в Армении, в Грузии, в Казахстане, в Киргизии, Украине. Мы всем разослали, и была встреча со старейшинами моего собрания, они пытались меня увещевать, и наконец нас исключили из организации – на основании этого письма. И дальше весь этот мир для нас был разрушен.

Отец Георгий: Многие, кто прошел похожий путь, кто вышел из подобной организации, необязательно свидетелей Иеговы, переживают «ломку». После того, как они вышли, психологически очень тяжело. Действительно, мир разрушен. Что помогло вам на этой стадии?

А. Григорян: Безусловно, я даже боюсь представить, что было бы, если бы моя жена, скажем, решила остаться в организации. Я знаю такие примеры. У меня немало знакомых, которые ушли из организации, а их жены там остались. Или наоборот – жена ушла, а муж остался. Я знаю, как это сильно осложнило их жизнь, в некоторых случаях привело к разводу, к разрушению семьи. В некоторых случаях это привело к тому, что люди остались без детей, потому что было принято решение стороной, находящейся в организации, намеренно не рожать. Конечно, мы с женой друг друга поддерживали, но также мне помогало осознание того, что я освободился. Я свободен и теперь могу сам уделить достаточное время тому, чтобы изучить и исследовать Священное Писание с разных сторон. Я понял, что теперь передо мной невероятно богатый выбор возможностей в плане изучения Священного Писания. И это осознание того, что я могу свободно, без каких-то изначальных рамок изучать Библию, меня очень сильно окрыляло. И несколько лет ушло на то, чтобы просто пересмотреть все свои прежние представления, начиная с самого начала от книги Бытия и до конца. Меня это очень сильно захватывало, и несколько лет я был в такой стадии внеконфессионального христианства.

Отец Георгий: Буквально вчера мне попался на глаза рассказ одного американца – бывшего свидетеля Иеговы. У него «свидетелями» стали еще дедушка с бабушкой, потом родители – то есть он был «свидетелем» уже в третьем поколении. И вот он говорит: первым, что начало выводить его из организации, было чтение английского перевода Библии версии короля Иакова. Наверное, не все знают, что у свидетелей Иеговы свой собственный перевод Библии, который в общем-то является в значительной степени искаженным под вероучение этой организации. И для американца это было откровением, что на самом деле текст другой. И этот канонический, классический перевод, близкий к нашему синодальному переводу, для него стал мостиком к тому, чтобы в итоге прийти в Православную Церковь. А как в вашем случае было? Как ваш многолетний поиск привел вас именно в Православие?

А. Григорян: Прежде всего это было связано с осознанием того, что на поверку Священное Писание оказалось не самоочевидным, не самодостаточным, как это утверждается в классическом протестантском тезисе sola scriptura[5]. Потому что чем больше я интересовался пониманием Писания, тем больше сталкивался с различными интерпретациями. И дело касалось не только вариантов истолкования, но и герменевтических подходов, экзегетических методов. Я понимал, что очень существенен вопрос самой текстологии. То есть какие чтения тех или иных кодексов более аутентичные, более древние?

Я осознал: Священное Писание невозможно понять вне живой традиции

Это увлечение библеистикой привело меня к осознанию того, что на самом-то деле именно определенная конфессиональная традиция по большому счету и определяет, что считать Библией. Я узнал, что, оказывается, существуют книги, которые включаются издревле в текст Священного Писания – так называемые неканонические книги. В протестантском мире они отвергнуты как апокрифы. Узнал о том, что существуют разные текстологические основы Ветхого Завета – масоретский текст, Септуагинта. И это всё привело к осознанию того, что в действительности Священное Писание невозможно понять вне той традиции – живой традиции, – в которой этот текст был окончательно сформирован и родился. Это привело меня к поиску первоистоков. Я понял, что эта общепротестантская идея, будто бы, читая Библию, я на самом деле вижу в ней то, во что я верю, в действительности несостоятельна. Это все так утверждают: «Мы никакой смысл не вкладываем, мы просто извлекаем смысл, который лежит на поверхности». Я понял, что это иллюзия. Это не работает. На самом деле текст и понимание текста – это не тождественные вещи.

Отец Георгий: Это были люди, которые воочию видели апостолов Христа, лично учились от них.

Свидетели Иеговы учат: после смерти апостолов наступает тотальное отступничество, истины нет. Но это крайне богоборческая теория!

А. Григорян: Вот это меня поразило больше всего, потому что, как вы знаете, у «свидетелей» есть теория, согласно которой после смерти апостолов наступает тотальное отступничество – то есть уже во II веке истины нет. Мне всегда эта теория казалась очень странной, хотя бы потому, что она делает из апостолов плохих учителей – то есть получается, что они не смогли создать общины и так наставить их, чтобы они после их смерти остались верны тем идеям, которые, собственно говоря, апостолы проповедовали. В какой-то момент я просто понял, что это крайне богоборческая теория.

Отец Георгий: Если из двенадцати апостолов ни один не смог создать такую общину, тогда вопрос уже к Господу, Который выбирал апостолов.

Знакомство с творениями мужей апостольских стало самым важным шагом к изучению Православия

А. Григорян: Да, это тотальное поражение Христа. Это поражение Бога, если считать, что Божие дело рассыпалось после смерти апостолов. И получается так, что сила Евангелия коренилась в самих апостолах, а когда апостолы умерли, всё это дело развалилось. Мне эта теория казалась очень искусственной. Поэтому, когда я осознал, что читаю тексты людей, которые лично знали апостолов, которые были поставлены ими на служение, – меня это потрясло. И когда я прочитал все эти тексты – я увидел, что традиционное христианство – это, по большому счету, то христианство, которое было у апостольских мужей. Исповедание Божества Христа, молитва Христу, епископат, Евхаристия, то есть понимание Евхаристии именно то, которое есть в Православной Церкви, а также идея о загробном воздаянии. Все эти вещи свидетелями Иеговы отрицаются и считаются более поздними наслоениями – чуть ли не IV века. А здесь мы это видим на стыке I–II веков. И вот это было самым важным шагом к изучению Православия.

Отец Георгий: Могу предположить, что после пятнадцати лет, проведенных у свидетелей Иеговы, даже при том, что вы вышли, даже при том, что в какой-то степени распрощались с прошлым, у вас сохранялись еще некоторые представления, привычки и ожидания, которые не совпадали с той реальностью, с которой вы встретились, придя в Православную Церковь. Наверняка приходилось в чем-то себя переучивать, к чему-то привыкать, что-то было непривычно, что-то было странно, чего-то не хватало. Может быть, расскажете об этом? Как осуществился тот переход от интеллектуального убеждения в том, что Церковь Православная основана апостолами, к собственно практике православной жизни? В чем здесь были сложности?

Очень важно показать людям подлинную христианскую жизнь. И уже потом обсуждать концептуальные идеи

Часто люди, которые полемизируют с сектантами, удивляются: почему не действуют аргументы? Казалось бы, мы приводим убедительные аргументы: богословские, экзегетические, исторические, просто логические, – но это не работает. А не работает потому, что людей в свое время не аргументы убедили. Поэтому их и сейчас аргументы не убеждают. Их убедило что-то другое. И поэтому, на мой взгляд, очень важно показать людям просто христианскую жизнь. И уже потом обсуждать концептуальные идеи.

Отец Георгий: Очень важно знать, что и сейчас в Православной Церкви эта жизнь идет. Может быть, не в каждом храме есть все возможности для того, чтобы наладить такую общинную жизнь, какую вы упоминаете, но в плане богатства и духовной жизни, и аскетической практики, и возрастания в вере и любви Православие много чем может удивить и удивляет бывших свидетелей Иеговы и протестантов. Я благодарю вас за ваш рассказ, за то, что вы пришли и засвидетельствовали о своем пути. Дай Бог, чтобы те люди, которые были вам дороги, когда вы находились в организации свидетелей Иеговы, также нашли свой путь к истинной вере, к Православию. И да поможет вам Господь!

А. Григорян: Большое спасибо.