Орган надзирающий судебных приставов

06.03.2018 Выкл. Автор admin

Приказ Федеральной службы судебных приставов от 10 сентября 2013 г. № 292 “О порядке действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств, и организационных условиях предотвращения их утраты в подразделениях судебных приставов”

В целях обеспечения установленных Федеральным законом от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» условий и порядка принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, в соответствии с Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» приказываю:

1. Утвердить прилагаемое Положение о порядке действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств, и организационных условиях предотвращения их утраты в подразделениях судебных приставов.

2. Возложить на руководителей территориальных органов Федеральной службы судебных приставов — главных судебных приставов субъектов Российской Федерации обязанность по реализации требований Положения о порядке действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств, и организационных условиях предотвращения их утраты в подразделениях судебных приставов.

3. Признать утратившим силу приказ Федеральной службы судебных приставов от 29.10.2007 № 570 «Об организации работы по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств в Федеральной службе судебных приставов».

4. Контроль за исполнением приказа оставляю за собой.

Положение
о порядке действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств, и организационных условиях предотвращения их утраты в подразделениях судебных приставов
(утв. приказом Федеральной службы судебных приставов от 10 сентября 2013 г. № 292)

I. Общие положения

1.1. Целью настоящего Положения является упорядочение действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств (далее — исполнительные документы), а также создание организационных условий для предотвращения их неумышленной утраты вследствие небрежного хранения, исключение возможности их умышленного уничтожения в подразделениях судебных приставов из корыстной либо иной личной заинтересованности должностного лица ФССП России.

1.2. Утрата исполнительных документов выявляется:

при проверке деятельности структурного подразделения судебных приставов, осуществлении контроля за деятельностью судебных приставов-исполнителей: старшим судебным приставом, заместителем старшего судебного пристава, работниками аппарата управления территориального органа, центрального аппарата ФССП России, надзирающим прокурором;

при рассмотрении обращений сторон исполнительного производства (их представителей), сообщений средств массовой информации;

при приеме-передаче дел;

при проведении оперативно-розыскных мероприятий правоохранительными органами;

при иных обстоятельствах.

1.3. При выявлении фактов утраты исполнительных документов принимаются меры по их восстановлению, а также в обязательном порядке проводятся проверки обстоятельств утраты исполнительных документов для установления умышленности либо неумышленности утраты и принятия соответствующих правовых, организационных, кадровых и иных решений в установленной сфере деятельности.

II. Порядок действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств

Нумерация пунктов приводится в соответствии с источником

2. Руководитель территориального органа Федеральной службы судебных приставов — главный судебный пристав субъекта Российской Федерации:

2.1. Осуществляет контроль за восстановлением исполнительных документов.

2.2. Возлагает обязанность по восстановлению исполнительных документов:

утраченных при регистрации и исполнении — на структурные подразделения территориальных органов ФССП России, допустившие их утрату;

утраченных при пересылке — на структурные подразделения территориальных органов ФССП России — отправители исполнительных документов;

утраченных организациями, обязанными производить удержания из заработка должника, — на структурные подразделения территориальных органов ФССП России, в производстве которых данные исполнительные документы находились;

утраченных при ненадлежащей организации оперативного хранения завершенных в делопроизводстве оконченных исполнительных производств — на структурные подразделения территориальных органов ФССП России, на исполнении которых находились данные исполнительные производства.

3. Начальник отдела — старший судебный пристав структурного подразделения территориального органа ФССП России:

3.1. Дает поручение судебному приставу-исполнителю о выдаче либо направлении в адрес взыскателя (либо его представителя) справки об утрате исполнительного документа для предъявления ее в суд либо иной уполномоченный орган с заявлением о выдаче дубликата.

3.2. Дает поручение судебному приставу-исполнителю о самостоятельном обращении в суд либо иной уполномоченный орган с заявлением о выдаче дубликата исполнительного документа.

4. Судебный пристав-исполнитель структурного подразделения территориального органа ФССП России:

4.1. Выдает либо направляет в адрес взыскателя (либо его представителя) справку об утрате исполнительного документа. При этом разъясняет право взыскателя (его представителя) на обращение в суд либо иной уполномоченный орган с заявлением о выдаче дубликата исполнительного документа.

4.2. В обязательном порядке незамедлительно обращается в суд либо иной уполномоченный орган с заявлением о выдаче дубликата исполнительного документа. В случае принятия судом либо иным уполномоченным органом решения об отказе в их выдаче, судебный пристав-исполнитель уведомляет об этом взыскателя (его представителя).

4.3. По получении дубликата исполнительного документа принимает меры к возбуждению исполнительного производства в порядке статьи 30 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и его исполнению, если до утраты исполнительного документа по нему не было возбуждено исполнительное производство.

4.4. В случае утраты исполнительных документов, неоконченного исполнительного производства, судебный пристав-исполнитель принимает меры по получению дубликата исполнительного документа и в течение 30 дней со дня получения дубликата производит действия по созданию копий материалов исполнительного производства.

4.5. В случае утраты оконченного исполнительного производства, по которому не истек срок хранения, судебный пристав-исполнитель принимает меры по его восстановлению путем запроса копии исполнительного документа, а также получения копий иных документов, находившихся в составе этого исполнительного производства, путем направления соответствующих запросов сторонам исполнительного производства, в регистрирующие органы, кредитные организации.

4.6. При восстановлении исполнительных документов судебный пристав-исполнитель принимает меры по их восстановлению, в том числе путем получения информации из АИС ФССП России.

III. Порядок проведения проверки обстоятельств утраты исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов, находившихся в составе исполнительных производств, в подразделениях судебных приставов

5.1. Должностное лицо структурного подразделения территориального органа ФССП России, выявившее факт утраты исполнительных документов, незамедлительно докладывает об этом докладной запиской начальнику отдела — старшему судебному приставу структурного подразделения территориального органа ФССП России;

5.2. Начальник отдела — старший судебный пристав структурного подразделения территориального органа ФССП России незамедлительно докладывает о факте утраты исполнительных документов докладной запиской руководителю территориального органа Федеральной службы судебных приставов — главному судебному приставу субъекта Российской Федерации (далее — руководитель территориального органа);

5.3. Должностное лицо аппарата управления территориального органа ФССП России незамедлительно докладывает о факте утраты исполнительных документов докладной запиской руководителю территориального органа;

5.4. Работник центрального аппарата ФССП России незамедлительно информирует о факте утраты исполнительных документов руководителя территориального органа и отражает факт утраты в итоговой справке по результатам проверки.

5.5. Руководитель территориального органа в соответствии с порядком направления территориальными органами ФССП России информационных сообщений в адрес руководителей структурных подразделений центрального аппарата Федеральной службы судебных приставов направляет информационное сообщение в центральный аппарат ФССП России и поручает начальнику подразделения по профилактике коррупционных и иных правонарушений (далее — подразделение противодействия коррупции) проверку обстоятельств утраты исполнительных документов.

Проверка проводится в 10-дневный срок.

Проверка обстоятельств утраты исполнительных документов проводится с целью выявления круга лиц, причастных к утрате исполнительного документа, последующего установления из их числа виновного в утрате исполнительного документа, а также для установления умышленности либо неумышленности действий виновного, приведших к утрате исполнительного документа.

Умышленными действиями, в результате которых происходит утрата исполнительного документа, являются: сокрытие, похищение, уничтожение.

Для целей настоящего Положения под сокрытием понимается перемещение документов в другое место, что препятствует их обнаружению и использованию, например, маскировка документов, сообщение ложных сведений об их местонахождении, умолчание о некоторых документах; под похищением понимается противоправное изъятие документов.

5.6. При проведении проверки начальник подразделения противодействия коррупции (его заместитель) вправе:

поручать работнику подразделения противодействия коррупции проверку обстоятельств утраты исполнительных документов;

по согласованию с руководителем территориального органа привлекать к проведению проверки работников других структурных подразделений аппарата управления;

истребовать объяснения от должностных лиц по вопросам, связанным с утратой исполнительных документов;

проверять соблюдение должностными лицами ФССП России требований Инструкции по делопроизводству в Федеральной службе судебных приставов;

изучать документы, которыми оформляется поступление, прием, передача и учет исполнительных документов (книга учета исполнительных документов, зональная книга учета исполнительных документов, акты приема-передачи исполнительных производств между судебными приставами-исполнителями в пределах структурного подразделения, между структурными подразделениями, от судебных приставов-исполнителей делопроизводителю для обеспечения оперативного хранения), и другие служебные документы, а также снимать с них копии.

5.7. В ходе проверки по факту утраты исполнительных документов подразделением противодействия коррупции выясняются вопросы:

соблюдения требований Инструкции по делопроизводству в Федеральной службе судебных приставов — при передаче исполнительных производств между судебными приставами-исполнителями внутри подразделения судебных приставов (при переводе, увольнении);

соблюдения порядка, определенного статьей 33 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» — при передаче исполнительных производств между подразделениями судебных приставов;

наличия признаков умышленных действий со стороны должностных лиц территориальных органов, допустивших утрату исполнительных документов.

5.8. Если в ходе проверки установлены факты несоблюдения при передаче исполнительных производств требований Инструкции по делопроизводству либо нарушения порядка, определенного статьей 33 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», начальник подразделения противодействия коррупции (его заместитель) докладывает об этом руководителю территориального органа докладной запиской с предложением о рассмотрении вопроса о проведении служебных проверок в отношении должностных лиц, допустивших, а также способствовавших нарушению законодательства Российской Федерации.

5.9. Если в ходе проверки (в том числе служебной) установлен факт умышленных действии, повлекших утрату исполнительных документов (сокрытие, похищение, уничтожение), которые повлекли за собой нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, начальник подразделения противодействия коррупции (его заместитель) либо работник указанного подразделения в порядке ст. 143 УПК РФ составляет рапорт на имя руководителя территориального органа об обнаружении признаков преступлений, предусмотренных ст.ст. 285, 286, 293 и иными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.

5.10. Руководитель территориального органа дает указание о регистрации сообщения о преступлении в Книге учета сообщений о преступлениях отдела организации дознания и административной практики аппарата управления территориального органа ФССП России и поручает начальнику подразделения противодействия коррупции (его заместителю) организацию рассмотрения сообщения о преступлении в порядке ст. 144-145 УПК РФ.

5.11. Начальник подразделения противодействия коррупции (его заместитель) проводит проверку по сообщению о преступлении в порядке ст. 144-145 УПК РФ либо поручает проведение проверки работнику подразделения противодействия коррупции.

5.12. Лицо, которому поручена проверка, проводит неотложные следственные действия в целях фиксации следов противоправных действий, требующих незамедлительного закрепления, после чего сообщение о преступлении в соответствии со ст. 151 УПК РФ направляется по подследственности, при этом, согласно п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, в обязательном порядке выносится соответствующее постановление.

5.13. Если в ходе проверки обстоятельств утраты исполнительных документов не установлены факты умышленных действий (сокрытие, похищение, уничтожение), а также признаки уголовно-наказуемого деяния, об этом указывается в докладной записке на имя руководителя территориального органа.

5.14. О результатах проверки обстоятельств утраты исполнительных документов начальник подразделения противодействия коррупции (его заместитель) в трехдневный срок с момента окончания проверки докладывает руководителю территориального органа.

5.15. По результатам каждой проверки обстоятельств утраты исполнительных документов руководитель территориального органа принимает решение о направлении материалов проверки в:

арбитражный суд для принятия решения о наложении штрафа в отношении лица, виновного в утрате переданного ему на исполнение исполнительного листа, выданного арбитражным судом, в соответствии со ст. 331 АПК РФ;

суд общей юрисдикции для принятия решения о наложении штрафа в отношении лица, виновного в утрате переданного ему на исполнение исполнительного листа или судебного приказа, в соответствии со ст. 431 ГПК РФ.

5.16. Учет и контроль поданных в суды заявлений о наложении штрафов в отношении лиц, виновных в утрате переданных им на исполнение исполнительных документов, выданных арбитражными судами либо судами общей юрисдикции, обеспечивается структурными подразделениями аппаратов управлений территориальных органов ФССП России в соответствии с их компетенцией.

Обзор документа

Утверждено Положение о порядке действий по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств либо отдельных документов таких производств и организационных условиях предотвращения их утраты в подразделениях судебных приставов.

Цель положения — упорядочить действия по восстановлению, а также создать условия для предотвращения неумышленной утраты материалов из-за небрежного хранения, исключить возможность их умышленного уничтожения из личной заинтересованности должностного лица ФССП России.

Утрата выявляется при проверке деятельности подразделения, контроле за деятельностью приставов, рассмотрении обращений сторон исполнительного производства, сообщений СМИ, при приеме-передаче дел, проведении ОРД правоохранительными органами и др.

При выявлении фактов утраты материалов принимаются меры по их восстановлению. Также обязательно проводятся проверки обстоятельств утраты для установления умышленности либо неумышленности и принятия соответствующих правовых, организационных, кадровых и иных решений.

Приказ об организации работы по восстановлению утраченных исполнительных документов, исполнительных производств в Службе признан утратившим силу.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Процессуальные особенности производства дознания дознавателем судебных приставов (статья)

Процессуальный порядок производства дознания определен в главе 32 УПК РФ. В частности в ч.1 ст.223 УПК РФ указано, что предварительное расследование в форме дознания производится в соответствии с общими условиями предварительного расследования и правилами производства следственных действий и в порядке, установленном главами 21, 22 и 24-29 УПК РФ. Рассматривая содержание уголовно-процессуальной деятельности органа дознания ФССП, надо отметить, что «Такая деятельность не есть механическое соединение отдельных разрозненных процессуальных действий и решений и направлена на выявление всех обстоятельств совершенного преступления и на реализацию назначения уголовного судопроизводства».

Дознание производится по уголовным делам, указанным в ч.3 ст. 150 УПК РФ, возбуждаемым только в отношении конкретного лица (ч.2 ст.223 УПК РФ). Момент начала дознания связан с двумя факторами. Первый, необходимый, но недостаточный — наличие постановления о возбуждении уголовного дела и зафиксированного в нем решения дознавателя о принятии уголовного дела к своему производству. Второй заключается в обязательном согласовании этого решения с прокурором, который дает согласие как на само возбуждение уголовного дела, так и на начало предварительного расследования. Учитывая ограниченный срок дознания, дознавателю судебных приставов следует представлять постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству с имеющимися материалами лично. Это хороший опыт, установление личного контакта с прокурором позволяет дознавателю должным образом учитывать критические замечания и советы надзирающего прокурора, а также в максимально короткие сроки исправлять выявленные недоработки в целом и в ходе дальнейшего расследования преступления в том числе.

Более трех лет прошло с момента вступления в законную силу УПК РФ и КоАП РФ, наделивших органы дознания ФССП России полномочиями по производству доследственных проверок сообщений о любом готовящемся или совершенном преступлении, а также дознания по уголовным делам, возбужденным по пяти статьям УК РФ — ч.1 ст.294, ст.297, ч.1 ст.311, ст.312, ст.315; по возбуждению уголовных дел по преступлениям, не относящихся к: подследственности Федеральной службы судебных приставов, и передаче их прокурору для определения подследственности, а также по возбуждению судебными приставами дел об административных правонарушениях по 11 статьям КоАП РФ: ст.ст. 17.3-17.9, ч.1 ст. 19.4, ч.1 ст. 19.5 и ст. 19.6, ст. 19.7.

После вступления в силу этих Федеральных законов и судебные приставы, и органы дознания ФССП, и надзирающие прокуроры, и представители судейского сообщества столкнулись с практически полным отсутствием доследственной, досудебной и судебной практики по уголовным делам о подследственным ФССП преступлениях против правосудия, а также с отсутствием единого толкования результатов доследственных проверок и дознания.

Если реализация функций административной юрисдикции после соответствующих разъяснений пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ» теперь не вызывает серьезных опасений в части единообразного правоприменения КоАП РФ, то реализация функций дознания до сих пор является слабым звеном в деятельности Управлений ФССП в некоторых регионах России, в том числе из-за отсутствия толкования норм права.

Для выработки единой политики в сфере расследования уголовных дел, подследственных дознавателям ФССП, особого внимания заслуживают вопросы взаимодействия органов дознания ФССП и надзирающих прокуроров. Согласно ст.8 УК РФ и ст. 140 и ст. 146 УПК РФ для возбуждения уголовного дела необходимо наличие повода и достаточных оснований, указывающих на признаки преступления. Однако некоторые надзирающие прокуроры

Республики Карелия при явном наличии названных повода и оснований для возбуждения уголовного дела подчас возвращают материалы для дополнительной проверки со своими обязательными для исполнения письменными указаниями. В том числе — о совершении проверочных действий, осуществление которых из-за несовершенства уголовно-процессуального законодательства возможно только в рамках возбужденного уголовного дела. Нередки случаи, когда во исполнение данных письменных указаний объем материалов доследственной проверки, свидетельствующих о наличии достаточных оснований для возбуждения уголовного дела, достигает 200-300 листов, а в итоге надзирающим прокурором принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела, причем подчас без указания причин такого отказа. Подобные примеры отмечены для многих регионов страны и вызывают дополнительные сложности в ходе предварительного расследования. В Калининградском регионе особо остро эта ситуация прослеживается в Ленинградском районе г. Калининграда. В 2005 году из 8 отказных материалов, 5 возвращались прокурорами на дополнительную проверку с надуманными основаниями (указаниями допросить должника, в то время как в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указывалось на невозможность проведения допроса — лицо нигде не зарегистрировано, информация о нем отсутствует в Адресном бюро УВД и находится и розыске и т.п.). Практические работники отделов судебных приставов это связывают с тем, что граждане нередко пишут заявления о преступлениях по признакам составов преступлений, подследственных ФССП, не только в органы дознания судебных приставов, но и в прокуратуру, сотрудники которой не желают самостоятельно давать ответ на заявление. Когда дознаватель судебных приставов проводит проверку по данному факту и выносит решение об отказе в возбуждении уголовного дела, материалы проверки по надзорному производству направляются в районную прокуратуру, где зарегистрировано то же заявление. Прокурорские работники, даже спустя полгода, когда законность вынесенного дознавателем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела была подтверждена, отменяют это решение, ссылаясь на заявление потерпевшего, и возвращают на дополнительную проверку.

С 1 июля 2002 года по 31 декабря 2003 года Службой судебных приставов Минюста России было рассмотрено 36 553 заявления и сообщения о преступлениях, по 1688 из них были возбуждены уголовные дела. В 2004 году в производстве органов дознания ФССП РФ находилось уже 3013 уголовных дел, что практически вдвое превысило показатель 2003 года. ФССП после получения новых полномочий активно развивается. Однако на местах, как и в сфере принудительного исполнения, показатели эффективности неоднородны. Так, с июля 2002 года по июль 2003 года сотрудниками отдела дознания Управления; ФССП по Свердловской области рассмотрено 425 заявлений и сообщений о преступлениях. По ним было вынесено 114 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, возбуждено 13 уголовных дел, из которых: по ст.312 УК РФ — 10, по ст.315 УК РФ — 3. Из числа возбужденных 10 дел были направлены в суд. По итогам деятельности за 11 месяцев 2004 года дознавателями Управления ФССП по Новгородской области рассмотрено 313 сообщений о преступлениях. Возбуждено 71 уголовное дело: 16 — по преступлениям против правосудия, остальные — по иным преступлениям, 242 сообщения о преступлениях были направлены по подследственности. По 10 сообщениям вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Из числа уголовных дел, возбужденных по преступлениям против правосудия, 13 были направлены в суд, одно прекращено по нереабилитирующим основаниям, одно направлено по подследственности в РОВД в связи с истечением срока дознания. Дознавателями ФССП по Курской области за 2003 год было возбуждено 20 уголовных дел, окончено производством — 12, 8 дел переданы по подследственности. По поступившим заявлениям и сообщениям вынесено 69 постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. В Калининградской области эти показатели таковы: в 2004 году было возбуждено 31 уголовное дело, из них одно в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, 2 — в связи с отсутствием состава преступления, 2 — в связи с деятельным раскаянием, остальные переданы в ОВД и прокуратуру области по подследственности. За I полугодие 2005 года в Калининградской области по делам, подследственным ФССП, возбуждено 30 уголовных дел, 2 из которых прекращены в связи с деятельным раскаянием, часть дел передана по подследственности в ОВД и прокуратуру. В суд дела не направлялись. Как видно, уровень результативности органов дознания ФССП в регионах различен.

Неоднородная юридическая практика и низкие результаты в ряде регионов страны связаны во многом с неприспособленностью организационно-штатной структуры региональных Управлений ФССП России к осуществлению функций дознания, а также с отсутствием у многих судебных приставов элементарных знаний и навыков по применению действующего; законодательства, определяющего порядок и правила осуществления функций дознания. Все это напрямую сказывается на показателях работы Службы. В целом же по России количество дел, направленных в суды за первое полугодие 2005 года составило 408 уголовных дел, что на 12% выше аналогичного периода прошлого года. Что является существенным улучшением в показателях, несмотря на явный дисбаланс по регионам. Так, как если исходить от количества уголовных дел, направленных в суде территориальными органами ФССП России, то самые высокие результаты показали службы Саратовской области — 33 дела, Краснодарского края — 24 дела, Ростовской области и Республики Башкортостан — по 17 дел и др.; по 1-2 уголовных дела в суды направили территориальные отделы судебных приставов по Амурской, Смоленской, Тамбовской областям, по Санкт-Петербургу и др.; ни одного дела в суды не направили Ивановская, Липецкая, Камчатская, Магаданская, Калининградская, Мурманская области и другие. Такой разброс в показателях во многом связан с не совсем хваткой позицией руководителей служб судебных приставов на местах по организации служебной деятельности, низкой активностью самих сотрудников, занимающихся дознанием (мы этим занимаемся недавно, нам простительно), недоработками в кадровой политике, низким уровнем взаимодействия судебных приставов-исполнителей и приставов по ОУПДС с дознавателями служб судебных приставов, нехваткой опыта работы у дознавателей (при среднем административном участке в отделе судебных приставов как правило 1-2 дознавателя, поэтому недостаточен охват для обмена опытом) и др.

Изучение практики дознания в различных территориальных органах служб судебных приставов показало, что на статистику направленных в суды уголовных дел существенным образом влияет и то, что в ходе расследования по конкретным уголовным делам не хватает срока для проведения дознания. Так, если за первое полугодие 2005 года в суды было направлено 408 уголовных дел, то из-за нехватки срока дознания в иные следственные органы за аналогичный период было передано свыше 100 уголовных дел. Составы преступлений, отнесенных к подследственности органов дознания судебных приставов сложные,; требуют проведения серьезных документальных проверок и ревизий, сбора внушительной свидетельской базы, кропотливой работы с подозреваемым. Работа же с подозреваемым представляет особый аспект, так как под квалификацию составов преступлений, подследственных ФССП подпадают лишь умышленные деяния, доказать который при отсутствии по большей части распространенных следов рук, ног, обуви, орудий взлома, следов — веществ составляют непростой и трудоемкий процесс. Накладывает отпечаток и то, что субъект данных преступлений, как правило, специальный — руководители предприятий, организаций, служащие кредитных организаций, оперативные работники и др. Эти лица в отличие от преступников общеуголовной практики образованы, интеллектуальны, прекрасно осведомлены в вопросах финансово-кредитной сферы, а сотрудники правоохранительных органов знакомы с приемами следственной практики. Максимальный же срок производства дознания составляет 30 дней. Для полноценного всестороннего расследования с отработкой нескольких следственных версий по преступлениям против правосудия, отнесенных к подследственности ФСПП, явно не достаточно.

Из-за нехватки срока дознания уголовные дела передаются для производства предварительного следствия, но как показывает анализ следственной практики, нередко в следственных органах эти уголовные дела необоснованно прекращаются. Так, 10 ноября 2003 года прокурором одного из отделов судебных приставов города Петрозаводска Республики Карелия уголовное дело в отношении генерального директора местного санатория направлено для производства предварительного следствия по ст.315 УК РФ. 09.12. 2003 года, несмотря на то, что в деяниях подозреваемого Ф. дознанием достоверно установлены и следствием не опровергнуты все признаки состава преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, данное уголовное дело было прекращено в СУ при УВД г. Петрозаводска за отсутствием состава преступления. Постановление следователя о прекращении уголовного дела обжаловалось в прокуратуре руководством Управления ФССП Республики Карелия в порядке ст. 124 УПК РФ. Однако 19 февраля 2004 г. в удовлетворении этой жалобы тем же надзирающим прокурором отказано по тем же основаниям, по которым следователь принял решение о прекращении уголовного дела. В данном случае, по мнению практиков Республики Карелия одной из основным причин такого исхода дела стало волокита следствия. И подобные факты на практике не единичны. Характерны они и для Калининградской области. С 2002 по ноября 2003 в Калининградском регионе было возбуждено лишь 4 уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ, два из которых из-за нехватки срока производства дознания были переданы в следствие, где и были прекращены за отсутствием состава преступления: №32001/2003 от 21.02.03 передано для производства следствия в СО ЗУВДТ, уголовное дело №32002/2003 от 05.08.03 передано в прокуратуру Центрального района г. Калининграда. В 15.09.04 г. дознавателем отдела судебных приставов Октябрьского района г. Калининграда было возбуждено уголовное дело №32019/2005 по признакам состава преступления, предусмотренного ст.315 УК РФ по факту злостного неисполнения решения арбитражного суда директором одного из калининградских предприятий. По делу была собрана достаточная доказательственная база (допрос подозреваемого, свидетельская база и пр.). Для завершения дознания не хватило нескольких дней. Уголовное дело было передано в следствие Октябрьского района г. Калининграда, где 7.05.05 г. было прекращено за отсутствие состава преступления.

К условиям производства дознания относится такой признак, как относительная несложность расследования. Но как показывает практика составы преступлении, отнесенных к подследственности органов дознания ФССП, являются довольно сложными, особенно в аспектах доказывания оценочных признаков -»вмешательство», «злостность» и др. Целесообразно внести изменения в УПК РФ в части изменения дополнительного срока дознания с 10 суток до 20 суток: в ч.3 ст.223 УПК РФ слова «но не более чем на 10 суток.» заменить словами «но не более чем на 20 суток». Изложив ч.З ст.223 УПК РФ в следующей редакции: «Дознание производится в течение 20 суток со дня возбуждения уголовного дела. Этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем на 20 суток».

При расследовании уголовных дел дознаватели органов дознания судебных приставов производят действия и принимают решения, предусмотренные и обусловленные уголовно-процессуальным законом. Эти действия и решения многообразны, каждое из них, как правило, имеет свою задачу, к выполнению которой стремится дознаватель. Наиболее же распространенным способом собирания доказательств является производство следственных действий. Наиболее интересным представляется допрос подозреваемого. Допрос приставляет собой процессуальный расспрос одного лица (свидетеля, подозреваемого, обвиняемого и т.д.) с целью получения от него устных показаний и их процессуальной фиксации.

Необходимость подробного рассмотрения именно этого следственного действия связана с тем, что допрос в целом представляет собой наиболее информативный и непосредственный способ получения искомой информации дознавателем. Показания подозреваемого выступают не только источником доказательств, но и важным процессуальным средством защиты подозреваемого. Таким образом, в процессе предварительного расследования в условиях взаимодействия дознавателя с подозреваемым возникает диалог как одна из динамических характеристик процесса расследования. «Допрос — большое искусство. Научиться вести допрос можно только на практике», но для органов дознания судебных приставов совсем недавно примкнувших в органам, осуществляющим предварительное расследование и по столь непростым уголовным делам — «преступления против правосудия» представляет большую значимость подробное рассмотрение особенностей допроса подозреваемого по составам преступлений, отнесенных к их подследственности.

Допрос — это общение между дознавателем ФССП и подозреваемым, в результате которого происходит также процесс передачи и восприятия информации. В бюджете рабочего времени следователя проведение допросов и очных ставок занимает наибольший удельный вес (в прокуратуре — 27,3%, в МВД — 23%). Дознавателям судебных приставов необходимо строить допрос подозреваемого максимально результативно, эффективно организуя свое рабочее время. Важным моментом является планирование и прогнозирование допроса, в ходе чего, определяются цель и задачи допроса, определяются тактические и психологические методы допроса, прогнозируется поведение допрашиваемого лица. Не следует дознавателю также забывать и о таком важном аспекте допроса — установление психологического контакта. При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что психологический контакт дознавателя строится, с одной стороны, на нормах уголовного процесса, а с другой — на научных положениях криминалистики, судебной психологии логики и теории управления деятельностью. Также важно предоставить допрашиваемому возможность самостоятельно изложить свои показания в форме свободного рассказа. Причем последовательность выяснения событий может быть самой различной: хронологической, логической и тактической. При хронологической последовательности отдельные факты выясняются, начиная с обстоятельств, предшествующих преступлению, и до момента его завершения. Логическая последовательность предполагает изложение обстоятельств от причин совершения каких-либо действий к следствию (по отдельным фактам или эпизодам преступной деятельности). При такой последовательности допрашиваемый побуждается к заполнению пробелов в своих показаниях логикой развития событий. Избрав тактическую последовательность задавания вопросов, дознавателю следует начинать спрашивать о тех обстоятельствах, о которых подозреваемый будет рассказывать охотнее, что ему ближе, чем он дорожит (например, если подозреваемый объясняет совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.294 УК РФ, родительскими чувствами, желанием уберечь ребенка от уголовной ответственности, начать разговор с следует с отношений внутри семьи, о сыне (дочери), их увлечениях, достижениях и т.п.).

Дознаватель, готовясь к допросу подозреваемого должен детально изучить материалы возбужденного уголовного дела и оперативно-розыскные данные, собранные по расследуемому событию. Практическое значение такого изучения состоит в том, что оно помогает определить круг обстоятельств, по которым необходимо получить сведения на допросе. При отсутствии у дознавателя четкого представления об этих обстоятельствах допрос лишится целеустремленности: в показаниях неизбежно будут, с одной стороны, пробелы, а с другой — ненужные, не имеющие отношения к делу данные. В процессе анализа фактических данных и собранных по делу доказательств, а также подготовке к допросу в целом дознаватель судебных приставов нередко сталкивается с вопросами, оценка и, понимание которых требуют специальных знаний. К ним относятся — финансовое право, вопросы кредитования, бухгалтерское дело, коммерческое право, организация экономической деятельности предприятий и др. При изучении специальных вопросов в зависимости от характера и сложности дела дознавателю необходимо прибегать к справочникам, инструкциям и другой специальной литературе, полезным будет получение специальных консультаций и разъяснений у специалистов (в том числе и письменных), в сложных ситуациях следует допрос производить в его присутствии, предварительная обработка бухгалтерских и внутренних документов фирмы или предприятия, используемой в ходе допроса, личное ознакомление с обстановкой места, о котором идет речь.

Важной в тактическом отношении особенностью допроса подозреваемого является участие в нем защитника в случаях, предусмотренных ст. 49 УПК РФ. Защитник, участвующий в допросе подозреваемого, вправе в присутствии дознавателя консультировать подозреваемого, с разрешения дознавателя задавать ему вопросы. Дознаватель, в свою очередь, может отвести вопросы защитника, занеся их в протокол. Хотя в ч.2 ст. 53 УПК РФ говорится только о следователе, автор полагает, что эти положения можно отнести и к дознавателю. Очевидно, что защитник стремится к изложению подозреваемым фактов с иных, чем дознаватель позиций, поскольку его интересуют обстоятельства, смягчающие вину и освобождающие от уголовной ответственности. Порой это приводит к тому, что в протоколе допроса содержание ответов на вопрос дознавателя и адвоката по одному и тому же факту разнятся. Это противоречие не всегда подмечается и вовремя устраняется дознавателем. В такой ситуации ответы на вопросы адвоката и дознавателя следует вносить после выяснения окончательной позиции обвиняемого.

Следственная практика свидетельствует, что выявление всех возможных форм выражения личности вовне позволяет в ходе расследования составить представление об общих, а затем и частных особенностях подозреваемого. Поэтому дознавателю судебных приставов необходимо подробнейшим способом изучить личность подозреваемого. А учитывая то обстоятельство, что по преступлениям, подследственным судебным приставам на момент возбуждения уголовного дела лицо, его совершившее, как правило, уже известно, дознавателю, собирая информацию о личности виновного не следует ограничиваться шаблонным набором — справка о судимости, по месту работы, по месту жительства, в диспансеры и т.п. Для получения наиболее достоверных и максимально полных данных о личности преступника необходимо собрать «личное досье» на подозреваемого — помимо запросов и ответов на них необходимо лично поговорить с родственниками, коллегами по работе, соседями, знакомыми, друзьями; поинтересоваться об истории его болезни, возможных наклонностях в медицинских учреждениях; побеседовать с педагогами или преподавателями его воспитывавших или воспитывающих; выяснить привычки, норму поведения и образ жизни; посетить место работы допрашиваемого, ознакомиться с технологией производства, порядком документов и товарооборота на данном предприятии, системой учета и отчетности, уяснить употребляемую на нем терминологию и пр.

При соединении информации, вошедшей в «досье преступника» с установленными данными о способе, механизме, обстановке совершения преступления дознаватель сможет максимально эффективно сформировать модель поведения с конкретным лицом в ходе допроса. Большим подспорьем дознавателям можно считать тот факт, что судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов, непосредственно наблюдают за ходом судебного разбирательства. От момента, когда граждане прибывают в здание суда для принятия участия в судебном заседании и желающим присутствовать в зале суда -до разрешения дела по существу и ухода каждого человека из здания суда. Обеспечивая законность, безопасность и общий порядок в судах приставы по ОУПДС профессионально изучают каждого пришедшего в суд человека, фиксируют поведение каждого из них, поэтому необходимо подробно допросить пристава по обстоятельствам, ставших ему известными по конкретному факту.

Для получения наиболее полной и объективной криминалистической характеристики субъекта преступлений против правосудия, подследственным ФССП России, повышения результативности производства допроса подозреваемого, необходимо выделить основные типы данных преступников:

— корыстный — преступление совершает из личной имущественной или материальной выгоды;

— последовательный — достигает преступного умысла четкими, действиями, не связанными с личной материальной заинтересованностью, но обусловленными личностной неимущественной заинтересованностью /родственные связи и т.п., связанной с обстоятельствами конкретного уголовного дела, возникшими в этой связи чувствами /ревность, месть и т.п.;

— ситуационный — совершает преступление по причине внезапно для него сложившихся обстоятельств, той или иной ситуации, сопряженной с определенными вызванными эмоциями и чувствами /гнев, сострадание и т.п.

Уголовно-процессуальный закон предусматривает лишь основные правила допроса, имеющие обязательный характер. Особое же значение при расследовании преступлений, подследственных ФССП, имеет определение тактических приемов, применение которых в ходе такого следственного действия как допрос подозреваемого, будет способствовать получению и фиксации наиболее полных и правдивых показаний, исходящих как от людей, желающих сказать дознавателю всю правду или желающих, но иногда впадающих в невольные ошибки в своих рассуждениях, так и от тех, кто сознательно хочет ввести расследование дела в тупик или заблуждение.

Понятие «тактический прием» величина не постоянная. Она меняется в зависимости от конкретных обстоятельств дела, личности допрашиваемого и его индивидуальных особенностей. Поэтому если правила допроса, установленные УПК РФ, обязательны и несоблюдение этих правил является серьезным нарушением законности, то применение тех или иных тактических приемов носит избирательный характер. Тактический прием представляет собой наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие.

При выборе тактики подачи подготовленных «следственных аргументов», подтверждающих виновность допрашиваемого, важно определить специальный тип подозреваемого. Для дознавателя ФССП именно подача подысканных аргументов играет во многом определяющую роль в достижении цели допроса — получения максимально полной, разносторонней и достоверной информации. В этой связи среди лиц, совершающих преступления против правосудия из числа подследственных ФССП можно выделить два специальных типа личности:

— логический (как правило, люди этого специального типа запоминают мельчайшие детали, могут описать обстоятельства, в которых они принимали мимолетное участие, дают подробное описание малознакомой обстановки);

— абстрактный (в своих показаниях подозреваемые данного специального типа опираются на уже лично сформулированные выводы, дают подробный анализ описываемых ими событий).

Данные типы сформулированы, учитывая особенности восприятия людьми информации. Определить, к какому из специальных типов относится личность допрашиваемого — задача дознавателя. Анализируя собранное «досье» на допрашиваемого, дознавателю службы судебных приставов необходимо учитывать и саму специфику преступлений против правосудия — лица, их совершающие как правило хорошо образованы, интеллектуальны, занимают прочное положение в обществе или стремятся к этому, всеми правдами и неправдами с предпринимательской скрупулезностью стремятся избежать незапланированных или не входящих в их интересы расходов. Эти личностные качества формируют у подозреваемого стремление избежать ответственности, не запятнать свою репутацию, смягчить предстоящее наказание, быстрее освободиться от внутреннего напряжения, связанного с производством следственных действий и т.п. Все эти факторы влияют на поведение человека и восприятие им информации, в том числе и «следственных» аргументов — доказательств. По восприятием понимается обобщенное представление, суждение человека об окружающей его действительности на основании совокупности всех ощущений.

Если дознаватель определил, что подозреваемый относится к логическому специальному типу, то наиболее действенным будут образные аргументы, рассчитанные на общее формирование у допрашиваемого внутреннего убеждения на неопровержимость собранных в отношении него доказательств: фотографии, вещественные доказательства (которые следует предъявлять с нарастающей изобличающей силой), рисунки, схемы, планы. Если дознаватель чувствует, что допрашиваемый готов к даче правдивых показаний, но в силу каких-то причин не знает с чего начать, путается, целесообразно вывести его на место для воспроизведения показаний в конкретной обстановке.

Если подозреваемый относится к абстрактному специальному типу, дознавателю, строя допрос, необходимо настроиться на то, что это люди знаковой системы — цифры, материалы ревизий, документальных проверок, конкретные факты; и логический анализ собранных доказательств — вот главные аргументы, оказывающие бескомпромиссный результат. Лучший способ направить показания подозреваемого этого специального типа в нужное русло — это построить допрос с максимальной последовательностью к исследуемым событиям и фактам.

Подготовка к допросам подозреваемых по преступлениям, подследственным ФССП определяется важностью результатов таких допросов. Исходя из позиции подозреваемого, занимаемой в ходе допроса, можно выделить три ситуации:

1. Допрашиваемый дает правдивые показания — идеальный вариант общения дознавателя с подозреваемым, в этом случае важную роль играют правильно и вовремя заданные вопросы, когда допрашиваемый открыт к позитивному для расследования общению с дознавателем, ведь спустя время его позиция может кардинально измениться. Вопросы должны быть направлены на детализацию и конкретизацию каждого последующего сообщенного подозреваемым факта. Один вопрос должен вытекать из другого и являться логическим продолжением предьщущего вопроса. После ответа на основной вопрос допрашиваемому при необходимости следует задать уточняющие и поясняющие вопросы, при этом дознавателю следует предусмотреть, какими следственными действиями (допросом свидетелей, осмотром документов и т.д.) можно будет в дальнейшем проверить полученные доказательства. Дознавателю следует учитывать, что подозреваемый может добросовестно заблуждаться, ошибаться, не правильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, подозреваемый, признавая свою вину, может таким образом стремиться к ее преуменьшению. В этих случаях в следственной практике используется несколько способов ведения допроса: постановка перед допрашиваемым вопросов, активизирующих ассоциации; рассмотрение смежных событий и обстоятельств; предъявление доказательств; допрос на месте происшествия и др. При этом предъявление доказательств представляется наиболее эффективным, потому что обладает наглядностью, то есть непосредственностью восприятия допрашиваемым информации.

2. Допрашиваемый дает ложные показания (частично или полностью) или дает правдивые показания, которые до определенного момента дознавателем воспринимаются как ложные. Первая задача дознавателя — определить, что в показаниях ложь, а что — правда, выявить мотив ложных показаний и, если возможно, устранить или нейтрализовать его. Эти мотивы могут быть разнообразны, но чаще всего допрашиваемый надеется на то, что против него не собрано достаточного количества доказательств, а потому, если он не сознается, его не изобличат. В таких ситуациях возникает явный конфликт между дознавателем и подозреваемым. Дознаватель и допрашиваемый стремятся мыслить друг за друга. И чем больше в показаниях будет разгадано дознавателем, тем искуснее будет допрос. В данном случае дознавателю необходимо использовать максимальную концентрацию внимания и мыслей и стремиться анализировать показания мыслями самого допрашиваемого. Это позволит дознавателю предвидеть, какие показания может дать допрашиваемый и поможет регулировать собственное поведение.

В такой ситуации дознавателю следует прибегнуть к методу внушения дать правдивые показания. Убедить его в том, что дознавателю известно если не все, то очень многое. А допрос проводится лишь для того, чтобы дать подозреваемому возможность раскаяться и выдвинуть обстоятельства, смягчающие ответственность.

3. Допрашиваемый отказывается отдачи показаний в соответствии со ст.51 Конституции РФ. Если подозреваемый отказывается давать показания, ему нужно разъяснить те нежелательные последствия, которые имеет для него занятая позиция — осложняется установление истины по делу, индивидуализация ответственности, проверка достоверности показаний. Дознавателю следует сделать акцент на том, что никто лучше него самого не сможет объяснить обстоятельства дела и привести, доводы в свою защиту. Возможно активизировать позицию подозреваемого, отказывающегося от дачи показаний, вызвав у него критические замечания по поводу предъявленных доказательств или утверждений дознавателя.

Допрос подозреваемого по преступлениям, отнесенным к подследственности ФССП является важной, сложной и необходимой составляющей предварительного расследования. От качественного, профессионального, заранее продуманного и проработанного хода допроса зависит его результат, получение в максимально короткие сроки необходимых для расследования сведений и построение правильной следственной версии.

Итак, рассмотрены наиболее важные аспекты предварительного расследования, осуществляемого дознавателями, органами дознания по преступлениям их подследственности, как видно многие факторы влияют на уголовно-процессуальную деятельность сотрудников служб судебных приставов, но при детальном рассмотрении их деятельности можно отметить, что на их юридическую практику влияют и другие проблемы. Назовем некоторые из них:

1. в отличие от других правоохранительных структур ФССП не имеет практического и исторического опыта производства предварительного расследования;

2. органам дознания — старшим судебным приставам большая нагрузка нередко препятствует занятию процессуальной деятельностью;

3. ФССП не имеет полномочий на осуществление оперативно-розыскных мероприятий;

4. нет прямого доступа к централизованным информационным базам, данным адресных бюро, картотекам подразделений ГИБДД, базам данных и картотекам оперативно-справочных и розыскных криминалистических учетов;

5. нет своих ИБС;

6. проявляется явная нехватка штатной численности при постоянно растущих нагрузках;

7. нехватка сроков дополнительного дознания;

8. низкий уровень подготовки приставов-исполнителей и приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, собирающих первичную информацию по уголовным делам;

9. недостаточная осведомленность общественности и о процессуальной деятельности ФССП;

10. недостаточное взаимодействие приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судей по документированию составов преступлений против правосудия и др.

В целом по итогам рассмотрения вопроса автор пришел к следующим выводам:

— выявлена явная неоднородность результатов уголовно-процессуальной, деятельности по раскрытию и расследованию преступлений против правосудия, отнесенных к подследственности ФССП, определены основные их причины;

— анализ практической деятельности органов дознания ФССП России свидетельствует о явной нехватке сроков производства дознания для проведения качественного, всестороннего и результативного расследования; преступлений, отнесенных к преступлениям против правосудия;

— предложены изменения уголовно-процессуального законодательства, касающиеся изменения формы предварительного расследования службами судебных приставов с дознания на предварительное следствие;

— допрос подозреваемого при расследовании преступления против правосудия является важнейшим и наиболее сложным в тактическом и психологическом плане следственным действием, что во многом обусловлено спецификой преступлений, отнесенных к компетенции ФССП;

— при подготовке к допросу подозреваемого по преступлениям данной категории определяющее значение имеет тщательное изучение специальной и справочной литературы, касающейся обстоятельств дела или личности подозреваемого, если это имеет значение для дела, получение письменных и устных консультаций по специальным вопросам, а также при возникшей необходимости привлечение специалистов к участию в допросе подозреваемого;

— в целях получения наиболее полной и объективной криминалистической характеристики субъекта преступлений против правосудия, подследственным ФССП России, повышения результативности производства допроса подозреваемого, выявлены основные типы данных преступников: корыстный; последовательный; ситуационный;

— определены специальные типы преступников, совершающих преступления против правосудия, подследственных ФССП: логический и абстрактный, сформулированы рекомендации по тактике их допроса;

— установлены три следственных ситуации, могущих возникнуть у дознавателя службы судебных приставов при допросе подозреваемого: допрашиваемый дает правдивые показания, допрашиваемый дает ложные показания (частично или полностью) или дает правдивые показания, которые до определенного момента дознавателем воспринимаются как ложные, допрашиваемый отказывается от дачи показаний по ст.51 Конституции РФ. Предложены модели поведения дознавателя в этих ситуациях.