Односторонние и взаимные обязательства гк рф

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Понятие, виды и элементы гражданско- правовых обязательств

Обязательственное право является одним из важнейших разделов гражданского права, а обязательство — наиболее распространенным видом гражданских правоотношений.

Обязательством называется гражданское правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от оп­ределенного действия, а кредитор имеет право требовать от должни­ка исполнения его обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ).

Классификация обязательств производится по различным осно­ваниям. В зависимости от юридических фактов, лежащих в основании возникновения обязательств, выделяют договорные, внедоговорные и обязательства из односторонних волевых актов.

Особенно многочисленна группа договорных обязательств. B рам­ках этой группы существуют следующие важные виды обязательств:

а) по передаче имущества в собственность; б) по передаче имущества в пользование; в) по производству работ; г) по перевозкам; д) связан­ные с кредитованием и расчетами; е) по оказанию услуг; ж) по страхо­ванию; з) по осуществлению совместной деятельности и др.

Bнедоговорные обязательства возникают в результате причине­ния вреда личности либо имуществу субъекта гражданского права, а также в результате неосновательного обогащения.

Обязательства из односторонних действий возникают в резуль­тате публичного обещания награды, организации публичного кон­курса, проведения игр и пари.

Bторая группа гражданско-правовых обязательств — односто­ронние и взаимные обязательства. Когда одной стороне принадлежит только право (права), а другой — только обязанность (обязанности), обязательство является односторонним (например, договор займа). Если каждая сторона имеет права и обязанности, то обязательство будет взаимным (договоры купли-продажи, поставки, подряда).

Альтернативные обязательства — это обязательства, в которых кредитор имеет право требовать от должника совершения одного из нескольких действий по выбору кредитора.

Обязательства личного характера — те, которые имеют значение и существуют лишь в тесной связи с личностью сторон (одной из них), например, обязательство, возникающее из договора поручения.

Главные (основные) и дополнительные (акцессорные) обязательства. Дополнительные обязательства возможны только при наличии глав­ного обязательства и существуют в неразрывной взаимосвязи с ним, например, неустойка по договору купли-продажи.

Регрессные обязательства возникают в случаях, предусмотрен­ных законом, они имеют производный характер и порождаются фактом исполнения основного обязательства за третье лицо или по вине третьего лица.

Солидарные обязательства возникают при существовании права требования или обязанности одновременно у нескольких лиц.

Элементы обязательства. Обязательства, как и любое другое гра­жданское правоотношение, состоит из следующих элементов: субъек­тов, объекта и содержания.

Субъектами обязательства являются физические и юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные обра­зования. Субъектами обязательственного правоотношения являются должник и кредитор. Должник — сторона, обязанная совершить в пользу другого лица (кредитора) определенные действия либо воз­держаться от совершения действий. Кредитор — сторона, управомо­ченная требовать совершения определенных действий или воздер­жания от действий должника.

На стороне кредитора и должника могут участвовать несколько лиц, это именуется множественностью лиц в обязательстве. По обще­му правилу, если иное не предусмотрено законом или договором, обязательство со множественностью лиц признается долевым. Это значит, что каждый из кредиторов вправе требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство лишь в стро­го определенной доле. При этом, если нет специальных указаний, доли признаются равными.

В процессе исполнения обязательства может возникнуть необ­ходимость замены должника или кредитора. Замена кредитора име­нуется уступкой требования. По общему правилу, согласия должника на замену кредитора не требуется, так как его интересы тем самым не ущемляются. Исключением являются лишь обязательства, в кото­рых личность кредитора для должника имеет существенное значение. В этом случае необходимо согласие должника.

Во всех остальных случаях должника следует лишь письменно уведомить.

Замена должника в обязательстве называется переводом долга. Для этого всегда необходимо согласие кредитора.

Содержанием обязательства являются права и обязанности его субъектов.

Из содержания ст. 307 ГК РФ следует, что обязательственное правоотношение представляет собой единство прав и обязанностей.

Объектами обязательства в соответствии со ст. 307 ГК РФ явля­ются определенные действия по передаче имущества, выполнению работы, уплате денег и т.п. либо воздержанию от совершения опре­деленного действия.

Понятие и виды обязательств из односторонних действий

Понятие и виды обязательств из односторонних действий — этому вопросу в теории гражданского права уделено не так много внимания. А между тем вытекающие из односторонних сделок обязательства достаточно распространены в гражданско-правовом обороте. Об этом — в нашей статье.

Что понимается под односторонним действием

В ст. 153 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) дается довольно скудное понятие сделки. Согласно указанной норме все действия граждан либо юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав (обязанностей), являются сделками.

В теории гражданского права понятие сделки шире. Под ней понимается совершенное в соответствии с требованиями закона действие, повлекшее такие правовые последствия, которые были ожидаемы и желаемы для участвующих в сделке сторон. Отсюда вытекает вывод, что незаконные действия только имеют вид сделок, но на самом деле таковыми не являются (например, продажа краденого).

В гражданском обороте чаще фигурируют двусторонние (многосторонние) сделки — договоры. Но кроме заключаемых договоров способом регулирования гражданско-правовых отношений между их участниками могут выступать и односторонние сделки.

Согласно п. 2 ст. 154 ГК РФ односторонней считается такая сделка, для совершения которой достаточно воли только одной стороны. Дополнительно об односторонних сделках можно прочитать в статье на нашем сайте Что такое односторонняя сделка на примере?.

Другими словами, лицо совершает одностороннее действие в интересах других лиц, и законодатель позволяет ему не получать их согласие на это. А потому односторонним можно называть действие, совершаемое при односторонней сделке ее субъектом.

Как возникают обязательства в односторонних сделках

В ст. 8 ГК РФ перечислены условия, при которых возникают гражданские права и обязанности. А само понятие обязательства дано в п. 1 ст. 307 ГК РФ. Им считается совершение одним лицом действия в пользу другого лица либо воздержание от его совершения.

В договорах обязательства сторон возникают из их взаимного волеизъявления. Односторонние же сделки отличаются тем, что при их заключении выражается воля только одного лица и одновременно у этого же лица возникает обязанность совершить одностороннее действие. У других лиц в таком случае обычно появляются только права, но в отдельных случаях и обязанности (например, при завещательном отказе).

Дополнительным условием для реализации возникшего из одностороннего действия обязательства часто является наличие некоего юридического факта. Например:

  • У лица, давшего публичное объявление о вознаграждении за возвращение утерянной вещи, возникает обязательство оплатить вознаграждение. У лица, вернувшего утерянную вещь, возникает право получить вознаграждение. Но для реализации указанных условий обязательным является наступление юридического факта: утерянная вещь должна быть найдена и возвращена.
  • Для начала действия завещания и получения наследником права собственности на имущество необходима смерть завещателя.

Соответственно, одностороннюю сделку запускает определенное действие третьего лица или событие. Этот факт ставит возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельств, которые наступят или нет — неизвестно. По этой причине одностороннюю сделку можно причислить к числу условных (п. 1 ст. 157 ГК РФ).

Виды обязательств из односторонних сделок

Примерами односторонних сделок могут служить:

  1. Публичное обещание награды. Если лицо публично заявило о выплате денежного вознаграждения любому, кто в определенный срок совершит правомерное действие, указанное в таком объявлении, оно обязано выплатить совершившему это действие обещанную награду (п. 1 ст. 1055 ГК РФ). Обязательными условиями в данном случае являются публичность и неперсонифицированность заявления.
  2. Публичный конкурс. В этом случае призвавший (он же организатор конкурса) публично обещает награду такому отозвавшемуся, чей результат обусловленных действий по заранее определенным критериям окажется лучше (п. 1 ст. 1057 ГК РФ). Отличительной чертой данного вида обязательств является принцип состязательности. Кроме того, он должен содержать ряд обязательных условий, перечисленных в п. 4 указанной статьи.
  3. Завещание (ч. 5 ст. 1188 ГК РФ)
  4. Проведение игр и пари (гл. 58 ГК РФ).
  5. Действия в чужом интересе без поручений. Этот вид обязательств, в свою очередь, подразделяется на возникающие:
    • из действий, которые были совершены для предотвращения причинения вреда личности или имуществу другого лица;
    • при совершении сделки одним лицом в интересах другого лица при том, что поручение последнего отсутствует (то есть совершении юридических действий не уполномоченным на то лицом).

Общим для перечисленного является то, что выступающий с предложением субъект (он же призвавший) заинтересован в совершении отозвавшимся определенного действия. Призвавший сам и единолично определяет условия, порядок их выполнения, круг лиц, имеющих право на получение вознаграждения (определенный либо неопределенный).

Таким образом, законодательное регулирование обязательств из односторонних действий происходит как с помощью общих норм об обязательствах, так и специальных норм для каждого вида таких обязательств отдельно. Необходимость в этом возникла для разрешения вероятных споров между призвавшим и отозвавшимся, а также защиты интересов третьих лиц и общества в целом.

Мейер Д.И. Русское гражданское право

Сообразно этому обязательства допускают различные подразделения. Так, они представляются:

1) Односторонними и взаимными. Односторонние обязательства – те, в которых право на чужое действие принадлежит только одной стороне, а другая является обязанной совершить действие, так что одна сторона представляется только верителем, а другая только должником. Взаимные обязательства – те, в которых каждая из участвующих сторон обязывается совершить в пользу другой какое-либо действие, так что каждая сторона представляется в одно и то же время, только по отношению к другому действию, и верителем и должником. Но при определении, к которому из двух видов принадлежит данное обязательство, следует поступать с осмотрительностью, чтобы не принять совокупность обязательств за одно взаимное обязательство: только в таком случае обязательство можно считать взаимным, когда право должника на действие верителя находится в неразрывной связи с тем действием, которым обязан должник в пользу верителя. Так, А имеет право требовать от В известную сумму денег по займу, но в то же время В имеет право требовать известную сумму денег от А как наследника С: и та и другая сторона представляются и субъектом права на чужое действие, и обязанной стороной; но здесь два односторонних обязательства, а не одно взаимное, потому что право В – лица, обязанного по займу, на получение денег от А, как наследника С, не находится ни в какой связи с обязательством в отношении к А, и наоборот. Но, например, заключена купля-продажа, по которой А приобретает право на доставление ему от В проданной вещи, а В приобретает право на получение от А денег за вещь: здесь обязательство взаимное. С другой стороны, бывает и так, что обязательство, по существу своему взаимное по видимости представляется односторонним: это бывает именно тогда, когда одна сторона уже выполнила свое обязательство и за нею остается только право, тогда как другая сторона осуществила принадлежащее ей право, но еще не выполнила своего обязательства. Или заключен договор займа, по которому должник приобретает право требовать, чтобы заимодавец выдал ему ту сумму денег, которую он занял, а заимодавец вправе требовать, чтобы должник заплатил ему в срок занятую сумму. В действительности большей частью бывает так, что заимодавец еще до передачи ему акта заемного обязательства выдает деньги должнику; поэтому и акт займа (заемное письмо) представляет нам обязательство, в котором только заимодавец имеет право требовать от должника совершения действия, платежа занятой суммы, должник же является не с правом требовать от заимодавца выдачи занятой суммы, а только с обязательством в срок заплатить эту сумму заимодавцу[789].

Практическое значение деления обязательств на односторонние и взаимные заключается в том, что в обязательствах односторонних право верителя не обусловливается каким-либо обязательством, не составляет вознаграждения за какое-либо действие в пользу должника, тогда как в обязательствах взаимных право одной стороны составляет обыкновенно эквивалент ее действия в пользу другой. Односторонние обязательства можно назвать поэтому безмездными, а взаимные – возмездными. Обязательства безмездные в некоторых случаях подлежат удовлетворению только по удовлетворении обязательств возмездных, в иных же случаях вовсе не признаются действительными[790] – и вот еще другое практическое различие между обязательствами односторонними и взаимными.

2) Обязательства представляются главными (obligationes principales) и принадлежностными (oblig. accessoriae) или побочными. Главное обязательство – то, которое существует само по себе; принадлежностное же составляет только дополнение к главному, так что предполагает существование главного обязательства и с его прекращением прекращается само собой. Например, заем – обязательство главное, а поручительство, обеспечивающее заем, – обязательство принадлежностное: оно предполагает существование займа как главного обязательства, и как скоро по тому или другому основанию заем прекратится, прекратится с тем вместе и поручительство, тогда как заем может существовать сам по себе, без поручительства. В проявлении своем принадлежностное обязательство обыкновенно сливается с главным, но нередко является и отдельно; тем не менее и в последнем случае значение его как обязательства принадлежностного остается неизменным. Так, если заем обеспечивается поручительством, то обыкновенно договор о поручительстве вносится в акт заемного обязательства. Но точно так же о поручительстве может быть составлен, и действительно составляется иногда, особый акт[791]; тем не менее и в этом случае поручительство, сообразно своему существу, представляется только обязательством принадлежностным, дополнительным к договору займа, обеспечиваемого поручительством.

3) Обязательства представляются с двумя или многими участниками, так что на одной стороне – на стороне верителя или на стороне должника, или на той и другой вместе – являются несколько участников обязательства. Не во всех случаях, однако, когда представляется несколько лиц на той или другой стороне обязательства, действительно несколько участников, и очень часто только по видимости представляются в обязательстве несколько участников, тогда как на самом деле оказывается по одному участнику как на стороне верителя, так и на стороне должника. Это видимое, наружное только появление на одной стороне обязательства нескольких участников всего чаще происходит оттого, что иногда совокупность обязательств представляется обязательством единым, и в иных случаях даже очень затруднительно бывает определить, действительно ли данное обязательство едино, или в нем представляется совокупность обязательств[792]. Например, лица А, В, С вступают в договор с D, по которому обязываются доставить ему известное количество пшеницы; известное, определенное количество обязывается доставить А, известное – В и известное – С; но все они вместе заключают договор с D. Тем не менее здесь представляется совокупность обязательств, а не одно; здесь столько же договоров, сколько отдельных обязанных лиц, и только от совокупного заключения отдельных договоров дело принимает такой вид, как будто в данном случае одно обязательство[793].

Или иногда кажущееся единство нескольких отдельных обязательств вызывается единством их основания. Так, несколько лиц наносят обиду одному лицу каким-либо общим актом – положим, подписывают пасквиль, заключающий в себе обиду. Пасквиль для каждого обидчика рождает отдельное обязательство удовлетворить лицо обиженное[794], но эти отдельные обязательства как бы сливаются, представляются одним обязательством именно потому, что основание их происхождения одно.

Однако бывают и такие обязательства, в которых участвуют несколько лиц в качестве верителей или должников не по соразмерности, а сполна (in solidum), так что каждый из соучастников вправе требовать исполнения обязательства сполна или от каждого можно требовать совершения действия сполна. Но осуществление права или исполнение обязанности со стороны одного соучастника разрешает обязательство, и другие соучастники уже не вправе требовать совершения действия или освобождаются от обязанности его совершения. И такие обязательства представляются не всегда едиными, а нередко – совокупностью нескольких отдельных обязательств, которые технически называются солидарными (oblig. in solidum). Например, два лица совокупно заключают с третьим договор, по которому обязываются, каждый в известной доле, доставить ему товар; но вместе с тем каждый из должников обязан перед верителем полной ответственностью: тогда веритель по своему усмотрению вправе обратиться за удовлетворением к тому или другому из обязанных лиц и требовать от него удовлетворения сполна; но с доставлением удовлетворения обязательство уже считается исполненным и прекращается для обеих сторон. Такие солидарные обязательства, как сказано, представляются не едиными, а совокупностью отдельных самостоятельных обязательств, так что, следовательно, и при солидарных обязательствах, собственно, нельзя говорить об участии нескольких лиц в качестве кредиторов или должников[795].

Но бывают и единые обязательства, в которых каждый из многих верителей вправе требовать от должника, или от каждого из многих должников можно потребовать полного удовлетворения. Прочие верители не могут требовать удовлетворения, как скоро оно произведено одному из них, или прочие должники уже освобождаются от обязательства, как скоро оно исполнено одним из них. Такие единые обязательства, существующие сполна для каждого соучастника на стороне, имеющей право или обязанной по обязательству, называются технически корреальными (oblig. correales); каждый из соверителей называется correus credendi, каждый из содолжников – correus debendi[796]. В корреальных обязательствах действительно представляется несколько участников на той или другой стороне обязательства, и они только, собственно, и представляются обязательствами со многими участниками, тогда как все другие обязательства представляются обязательствами с двумя участниками, хотя иногда, составляя совокупность нескольких отдельных обязательств, и кажутся более чем с двумя участниками.

Только следует сознаться, что не всегда легко определить, к какому роду отнести данное обязательство: считать ли его совокупностью нескольких отдельных обязательств с двумя участниками или считать его обязательством единым со многими участниками. В особенности нередко трудно определить, солидарно ли данное обязательство или корреально. Правда, юридическое значение обязательств во многих отношениях одинаково; но есть между ними и различие. Оно заключается в том, что корреальное обязательство, будучи единым, разрушается в лице каждого соучастника, тогда как солидарное, представляя совокупность обязательств, не прекращает своего существования, хотя бы один из участников и выбыл из обязательства: понятно, что различие это в практическом отношении в высшей степени важно.

Есть, однако, законные основания, по которым в отдельном случае и корреальное обязательство сохраняет силу, хотя бы один из соучастников и выбыл из него, и, наоборот, солидарное обязательство иногда прекращается в лице отдельного участника. И, таким образом, затруднение различать корреальные обязательства от солидарных еще более увеличивается. Но тем не менее нужно сказать, что когда корреальное обязательство представляется с внешним признаком солидарного или, наоборот, солидарное обязательство является с внешним признаком корреального, то этот признак не находится в связи с существом обязательства. Так, если корреальное обязательство прекращается в лице одного соучастника, но не прекращается совершенно, как бы следовало, то это значит, что только по видимости прекращается корреальное обязательство в лице отдельного соучастника, собственно же лишь наступает обязательство, при котором отдельный соучастник устраняется от обязательства – оно как будто снимается с отдельного соучастника, но продолжает существовать для других. Например, истекает срок поручительства: поручитель освобождается от ответственности, но должник остается лицом обязанным. Точно так же, если само солидарное обязательство прекращается в лице отдельного участника, то это значит, собственно, что оно прекращается в лице каждого участника, тогда как если бы оно действительно прекратилось только в лице одного участника, то продолжало бы существовать. Скажем, пропущен срок предъявления векселя ко взысканию: вексельное обязательство прекращается в лице каждого надписателя, равно как и в лице векселедателя, хотя бы только и один из них отклонил от себя ответственность по просроченному векселю.

Итак, обязательства действительно со многими участниками, более чем с двумя, суть только обязательства корреальные. Они происходят различно. Всего чаще корреальное обязательство рождается из договора: несколько лиц договариваются таким образом, что выходит одно обязательство, которое прекращается в лице каждого соучастника. Например, несколько верителей и один должник договариваются таким образом, что каждый веритель вправе требовать удовлетворения сполна, но удовлетворение одного верителя прекращает обязательство. Или, наоборот, один веритель и несколько должников договариваются так, что веритель вправе обратиться за полным удовлетворением к каждому из них, но по доставлении ему удовлетворения прочие должники уже освобождаются от обязательства. Так, во многих случаях заем, обеспеченный поручительством, представляет корреальное обязательство, в котором на одной стороне заимодавец, на другой – должник и поручитель: получит веритель удовлетворение от должника – поручитель освобождается от ответственности; получит веритель удовлетворение от поручителя – сам должник освобождается от обязательства. Тот факт, что допускается известная последовательность в требовании удовлетворения от должника и поручителя, нисколько не касается существа корреального обязательства. Или корреальное обязательство возникает на основании одностороннего распоряжения какого-либо лица, например, по воле завещателя, так что духовное завещание служит источником корреального обязательства. Допустим, завещатель делает отказ стороннему лицу, предоставляя ему требовать удовлетворения от любого из сонаследников: для каждого из них возникает корреальное обязательство в отношении к легатарию. Или, наоборот, завещатель обязывает своего наследника каким-либо действием в пользу нескольких лиц, так что каждое из них вправе требовать полного удовлетворения: и здесь рождается корреальное обязательство.

Наконец, в иных случаях корреальное обязательство устанавливается по определению закона. Такие случаи представляются именно при участии в обязательстве нескольких лиц, когда мера участия каждого отдельного лица не определена и когда в то же время обязательство не может быть признано солидарным[797]. Но если при обязательстве корреальном, равно как и в обязательстве солидарном, один из соверителей вправе требовать полного удовлетворения или может быть потребовано полное удовлетворение от одного из содолжников, то возникает вопрос: каковы же отношения других соверителей к верителю, получившему удовлетворение сполна, к другим содолжникам, освобожденным от обязательства его удовлетворением? По различию существа обязательства солидарного и обязательства корреального решение этого вопроса представляется различным. Обязательство солидарное представляется совокупностью обязательств; поэтому если один соверитель получит удовлетворение сполна и тем устранит от удовлетворения других верителей, то является пред ними ответственным лицом, т. е. другие верители вправе требовать от него удовлетворения по соразмерности. И равным образом должники, освобожденные от обязательства действием одного содолжника, являются пред ним ответственными лицами, т. е. должник, удовлетворивший по обязательству, вправе требовать за то от других должников соразмерного вознаграждения.

Но обязательство корреальное едино; по прекращении его для одного верителя или одного должника оно прекращается и для всех других соверителей или содолжников, поэтому вовсе не существенно, чтобы должник, удовлетворивший по обязательству сполна, мог обратиться за вознаграждением к содолжникам. Следовательно соверители по корреальному обязательству вправе требовать дележа от того из них, кто получил удовлетворение, и должник вправе обратиться за вознаграждением к содолжникам только по особым каким-то юридическим отношениям, существующим между ними, но по отношениям, чуждым самому существу корреального обязательства. Так, поручитель, удовлетворив верителя за должника, вправе требовать от него вознаграждения; но должник, произведя удовлетворение верителю и тем освободив от обязательства поручителя, не вправе обратиться к нему за вознаграждением[798].

(Наше законодательство неоднократно упоминает о солидарных и корреальных обязательствах, имея лишь в виду несколько участников на стороне должника; оно характеризует их как обязательства с ответственностью всех за каждого и каждого за всех и выставляет одно лишь общее положение, согласное с исключительной природой этих обязательств, а именно, что эта ответственность сама собой никогда не предполагается и должна быть точно выражена в договоре[799]. Положение это согласно и с тем правилом толкования договоров, что последние в случае сомнения изъясняются в пользу лица обязанного[800], ответственность содолжников каждого за всех и всех за каждого удобна лишь для верителя, а не для должников, и, следовательно, если первый не позаботился об установлении ее, то путем толкования она установлена быть не может. – А. Г.)

Перемена в лице участников обязательства

§ 13. Участники обязательства или принадлежат к нему от самого начала, или присоединяются впоследствии, причем прежние участники выбывают, так что происходит перемена в лицах, участвующих в обязательстве, или прежние участники остаются, но присоединяются еще другие. Чаще при вступлении в обязательство новых участников прежние выбывают, так что новые заступают на их место. И вот нам следует рассмотреть юридические отношения, возникающие при перемене в лице участников обязательства. Эта перемена представляется, например, при переходе обязательства от одного лица к другому по праву наследования: как скоро участник обязательства имущественного характера умирает, на его место вступает наследник. Но участие в обязательстве может перейти и независимо от права наследования; даже говоря о перемене участников обязательства, мы, собственно, не имеем в виду случаев, когда эта перемена происходит по праву наследования. Далее, мы не имеем в виду и случаев, когда от одного лица к другому переходит не участие в обязательстве, а когда другое лицо получает только выгоды, соединяющиеся с обязательством: с юридической точки зрения это не одно и то же, потому что если участник обязательства предоставляет только выгоды его стороннему лицу, то все-таки сам он остается участником обязательства, а это лицо участником не делается. И точно так же мы не рассматриваем здесь тех случаев, когда одно обязательство заменяется другим, потому что тогда тоже не происходит, собственно, перемены в лицах. Скажем, А должен В по векселю и с согласия В поручает С выдать В новый вексель взамен прежнего: здесь С не заменяет прежнего должника, а является участником нового обязательства. О перемене участника обязательства можно говорить только тогда, когда обязательство остается то же, но на место прежнего участника (хотя бы и отчасти только) становится другое лицо. Перемена эта может произойти независимо от роли, которая принадлежит в обязательстве участнику, так что перемена участника обязательства может последовать на стороне как верителя, так и должника. Рассмотрим тот и другой случаи.

Перемена участника на стороне верителя представляется уступкой права по обязательству: оно переходит от верителя к другому лицу. Прежде всего переход права по обязательству вызывает следующие соображения.

а) Действие лица, составляющее предмет обязательства, есть нечто, близко связанное с его личностью, и отнюдь нельзя сказать, чтобы для лица было все равно, по отношению к кому совершить это действие. Так, если лицо А обязывается по отношению к лицу В, то еще нельзя думать, что лицо А готово обязаться и по отношению к лицу С, а, быть может, А ни за какие блага в мире не согласится быть обязанным по отношению к С. И экономические интересы, и нравственные соображения, даже иногда соображения приличия берутся в расчет при выборе лица, по отношению к которому другое лицо принимает на себя обязательство. Например, экономические обстоятельства лица затруднительны: ему, конечно, несравненно тягостнее быть обязанным по отношению к такому лицу, которое само может разориться от неисправного исполнения обязательства, нежели по отношению к другому лицу, для которого исправное исполнение обязательства не столь необходимо и которое может, пожалуй, и отсрочить платеж или разложить его на разные сроки. Или одно лицо в качестве нанимателя осуществляет право на чужое действие грубо, сурово, тогда как другое лицо осуществляет его мягко, снисходительно. А бывает иногда, что человек высокого общественного положения находит предосудительным для себя быть обязанным по отношению к простолюдину, тогда как не считает предосудительным быть обязанным по отношению к равному себе. Все это ведет нас к тому заключению, что для лица обязанного весьма важно, кому принадлежит право на его действие, и поэтому право по обязательству не должно быть передаваемо от верителя другому лицу. Вот почему, между прочим, римское право действительно только по исключению допускало передачу права по обязательству другому лицу: не один формализм римского права требовал непосредственного участия в заключении обязательства, но и существо самого дела.

[792] Мы сказали, что видимое участие на которой-либо стороне обязательства нескольких участников представляется всего чаще оттого, что бывает повод совокупность обязательств принять за одно обязательство; но это не единственная причина. Например, кажущееся участие в обязательстве нескольких лиц, в качестве должников или в качестве верителей, представляется в том случае, когда заключает обязательство юридическое лицо – совокупность физических лиц, тогда как на самом деле участником обязательства, должником или верителем, является только одно лицо – это самое юридическое лицо, потому что отдельные физические лица, представляющиеся по видимости участниками обязательства, в совокупности – только держатели юридического лица.

[793] Такие обязательства по соразмерности технически называются обязательствами pro rata или долевыми.

[795] Право требовать удовлетворения сполна подлежит иногда известному ограничению; например, иногда определяется порядок, в котором обязанные лица следуют одно за другим, так что сначала требование должно быть обращено к одному лицу и затем уже, в случае неуспешности требования, оно может быть обращено к другому лицу; или, например, ограничение бывает таково, что веритель вправе обратиться к любому из обязанных лиц, но, обратившись к одному, он не вправе потом, в случае безуспешности требования, обращаться к лицам, следующим за ним. Но эти ограничения не изменяют существа солидарного обязательства (ст. 648, 1558, п. 5; У. в., ст. 79).

[796] И в корреальных обязательствах могут быть такие же ограничения относительно права требовать удовлетворения от каждого содолжника, какие возможны в солидарных обязательствах.

1. Понятие и виды обязательств.

Обязательство (в гражданском праве) — правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определённое действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги), либо воздержаться от определённого действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

По соотношению прав и обязанностей сторон выделяют:

— односторонние обязательства, когда у одной стороны только право, а у другой только обязанность (например, обязательства из договора займа);

— взаимные обязательства, когда каждая сторона наделена одновременно и правами, и обязанностями.

По степени определенности обязанности должника выделяют:

— обязательства со строго определенной обязанностью должника;

— альтернативные обязательства, исполнение которых возможно путем совершения одного из перечисленных в условиях обязательства действий (обычно по выбору должника);

— факультативные обязательства, когда должник обязан совершить определенное действие, а в случае невозможности его совершения — другое, предусмотренное обязательством.

Обязательства строго личного характера, в которых не допускается замена стороны (например, авторский договор на написание книги определенным лицом).

По основанию возникновения обязательства делят на:

— договорные, возникшие из договоров;

— внедоговорные, возникшие из причинения вреда или неосновательного обогащения;

— обязательства из односторонних волевых актов (например, публичные торги).

По степени самостоятельности обязательства делят на:

— главные (основные) обязательства;

— дополнительные (акцессорные), заключенные для обеспечения исполнения основных обязательств (неустойка, залог, задаток и пр.

§ 1. Понятие исполнения обязательства

Исполнением обязательств достигается их цель — удовлетворение прав и интересов кредиторов, и надлежащим исполнением обязательство прекращается. Этому вопросу посвящена глава 22 ГК РФ (ст. ст. 309-328).

Само понятие обязательства содержится в ст.307 ГК РФ и раскрывается так: «В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.

Однако, приведенное в ГК РФ понятие обязательства нуждается в некоторых уточнениях.

В определении обязательства перечень конкретных действий, которые должник обязан совершить в пользу кредитора, ограничивается указанием на передачу имущества, выполнение работы и уплату денег. В нем отсутствует упоминание о таком распространенном и закрепленном в этом же законе и многочисленных нормативных актах действии, как «оказание услуги».

Услуга, будучи важнейшей экономической и правовой категорией, широко представлена в ряде статей ГК РФ: ст.1 («Основные начала гражданского законодательства»), ст.2 («Отношения, регулируемые гражданским законодательством»), ст. 107 («Понятие производственного кооператива»), ст. 128 («Виды объектов гражданских прав»), ст. 132 («Предприятие»), ст. 167 («Общие положения о последствиях недействительности сделки»), ст.397 («Исполнение обязательства за счет должника»), ст.424 («Цена»), ст7;», («Публичный договор, ст.438 («Акцепт») и т.д.

В ряде названных статей рассматриваемое понятие упоминается » в связке» со словосочетаниями «передача вещей», «выполнение работы». Кроме того, в большом количестве законов и подзаконных актов широко используется единство трех понятий — «товары, работы, услуги». В качестве примера достаточно назвать Закон РФ «О защите прав потребителей», в котором эта триада фигурирует многократно.

Кроме того, в понятии обязательства при перечислении соответствующих действий указано действие «уплатить деньги». Данное словосочетание из определения можно исключить, так как «уплата денег» является одной из возможностей передачи имущества. Это закреплено в ст. 128 ГК РФ, в которой к объектам гражданских прав отнесены вещи, включая деньги, и иное имущество.

Таким образом, понятие обязательства можно сформулировать следующим образом:» В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица ( кредитора) определенное действие, как- то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу и т.п. либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности».

Обязательственное правоотношение в большинстве случаев сложное многоэлементное общественное отношение. Одним из элементов

обязательственного правоотношения признается содержание.2

Содержание обязательства — право (или совокупность взаимных прав) и корреспондирующая ему активная обязанность (обязанности). Сложный характер обязательственного правоотношения косвенно признает и действующее законодательство: вслед за общим определением обязательства ГК РФ переходит к регулированию отдельных его видов. Статьи 506, 513, 516, например, передачу товаров, принятие и оплату их называют совокупностью взаимных прав и корреспондирующими им активными обязанностями сторон, заключивших договор поставки. Обязательство, основанное на договоре контрактации, также представляет собой целый комплекс взаимных прав и корреспондирующих им обязанностей сторон (производителя сельхозпродукции и заготовительной организации). Сюда можно отнести передачу выращенной сельхозпродукции, принятие ее по месту нахождения, вывоз, оплату и т.п.(ст.535, 536, 537 ГК РФ).

Договорное обязательство возникает и существует для того, чтобы стороны могли реализовать предусмотренное обязательством право, претворить его в жизнь.

Формой реализации права, при которой субъект совершает активные действия во исполнение возложенной на него юридической обязанности, является исполнение.5

Автор разделяет точку зрения исследователей, формулирующих определение исполнения в соответствии с общими правилами логики, в частности путем указания на род и видовое отличие.6 Они правильно называют его родовую принадлежность: исполнение всегда представляет собой действие. В качестве одного из видовых признаков исполнения называют совершение действия должником. Это не может вызывать возражений, ибо действия, совершенные самим кредитором либо его контрагентом по другому договору

6 См., например, Советское гражданское право. Учебник. Т.1./ под ред.О.А.Красавчикова. М.: Высшая школа, 1985. -С.476; Толстой B.C. Исполнение обязательств. -М: Юридическая литература, 1993. -С.22.

вместо основного должника не являются исполнением со стороны последнего. В подтверждение тому можно привести ряд гражданско-правовых норм. Например, если грузополучатель сдал железной дороге после выгрузки неочищенный подвижной состав, последняя произведет его очистку. Но действия железной дороги не освобождают грузополучателя от обязанности уплатить штраф (ч. 2 ст. 161 УЖД).

Если поставщик не поставил предусмотренное договором поставки количество товаров либо не выполнил требования покупателя о замене товаров или о доукомплектовании товаров в установленный срок, покупатель вправе приобрести непоставленные товары у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их содержание. Кроме того, покупатель вправе предъявить поставщику требования о возмещении иных возможных убытков (ст. 520 ГК РФ).

Само собой понятно, не всякое действие должника может быть исполнением данной обязанности, следовательно, необходим еще один признак. Им может служить соответствие действия должника праву требования кредитора. Так, если по договору перевозки железная дорога обязалась подать грузоотправителю два пятитонных контейнера, а вместо этого предлагает один десятитонный вагон, обязанность перевозчика оказывается неисполненной. Конечно, подача вагона вместо контейнера возможна и на основе предварительной договоренности сторон, но тогда последующее соглашение представляет собой изменение обязанности и подача вагона есть уже исполнение другой обязанности.

Следовательно, только выполнение действия, которое по всем своим элементах! соответствует предусмотренному в обязанности, можно считать ее осуществлением. В противном случае нельзя утверждать, что действие совершено во исполнение именно данной обязанности .

Из изложенного можно сделать вывод, что исполнение обязанности в обязательственном правоотношении представляет собой совершение должником действия, которого вправе требовать от него кредитор.

Соответственно под исполнением обязательства следует понимать совершение должником в пользу кредитора действия (или воздержание от такового), обусловленного содержанием обязательства.6

Новое гражданское законодательство (ст. 421 ГК РФ) в отличие от ранее действовавшего предусмотрело в России свободу договора, предназначение которой состоит в возможности сторон добровольно реализовывать предусмотренное договорным обязательством право, и поэтому главным элементом исполнения договорного обязательства утвердилось право.

Ведя переговоры о заключении договора, стороны обычно полагают, что будут выполнять свои обязательства. Поэтому большее внимание они уделяют определению действий, связанных с исполнением договорных обязательств, чем последствиям их несовершения.

Обязательство исполняется не потому, что предусмотрены санкции, а для того, чтобы реализовать свое право.

Гражданско-правовые обязательства исполняются добровольно. Мехнизм исполнения обязательства — взаимная заинтересованность сторон. В этом состоит подлинная роль рыночной экономики.

Добровольное исполнение обязательства — нормальная рыночная экономика. Если основной интерес не сработал, тогда необходимы вспомогательные средства (санкции).

ГК РФ не содержит общих норм об исполнении договоров. В соответствующих случаях регулирование осуществляется правилами главы «Исполнение обязательств» (гл.22). Кроме того, именно исполнению договорных обязательств посвящена основная масса специальных норм, которые содержатся в главах об отдельных типах договоров. Значительное число из этих положений восходят к классическим положениям частного права и

6 См., например, Гражданское право. Учебник. 4.1. /под ред. Ю.К. Толстого: А.П. Сергеева. -М.: Юридическая литература, 1996. -С.461; Отнюкова Г. Исполнение обязательств. Гражданский кодекс: комментарии и толкования //Закон. -1995. -№8. -С.103.

идентичны нормам, содержащимся в праве стран с развитой рыночной экономикой.

При оценке исполнения учитывается, было ли совершено действие, а если да, — то каким образом. В первом случае речь идет об исполнении как таковом, а во втором- о его надлежащем характере. Соответственно ст.393 ГК РФ, которая открывает главу об ответственности за нарушение обязательств, разграничивает неисполнение и ненадлежащее исполнение.

Нормам, регулирующим исполнение обязательств придан в основном диспозитивный характер, благодаря чему стороны могут своим соглашением определять иной устраивающий их порядок исполнения обязательств.

Действия, которые подлежат исполнению, различны и зависят от конкретного содержания обязательственного отношения. Так, обязательство, основанное на договоре купли — продажи, исполняется путем передачи вещи продавцом покупателю, т.е. вручением его «из рук в руки». Вещи можно передать, доставив их на территорию покупателя — организации, на дом покупателю — гражданину. Передача может быть осуществлена в месте изготовления или хранения товара. Обязательства, возникающие из договора купли — продажи в розницу, исполняются передачей товара в магазине, на улице — с лотка.

Продавец и покупатель могут находиться в разных городах. В этом случае они договариваются, каким видом транспорта будет доставлен товар, будет ли он сопровождаться представителем поставщика, который и передаст его покупателю, или же товар отчуждается без обязательства доставки. Если имущество продается с последним условием, то сдача товара перевозчику признается передачей его самому покупателю, у которого с этого момента, если иное не предусмотрено законом или договором, возникает право собственности (ст. ст. 223, 224 ГК РФ). К передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспорядительного документа (п.4 ст.224 ГК РФ).

По договору подряда обязательство исполняется передачей результата работы заказчику. Результат этот может быть воплощен в вещи ( например, построен об»ект), в виде внесения изменений, улучшений вещей (например, капитальный или текущий ремонт помещения, современное его обустройство по заданию заказчика), оформлен в виде изготовления чертежей, отчета об изыскательских работах.

Договоры об оказании услуг исполняются совершением полезных действий, не связанных с созданием вещей или об»ектов творческой деятельности. К таким действиям можно отнести хранение имущества, перевозку пассажиров, грузов, деятельность комиссионера, поверенного и т.д.

Воздержание от определенного действия как самостоятельный обмект обязательства встречается редко. Например, два садоводческих товарищества заключают договор и принимают обязательство не проходить к лесу или реке через территорию друг друга и предусматривают неустойку, если это обязательство будет нарушено.

Чаще всего воздержание от действия входит в содержание обязательства в качестве дополнительных обязанностей наряду с основными, составляющими сущность обязательств. Например, исполнение договора аренды заключается в передаче вещи арендатору в пользование, с одной стороны, и своевременной уплате за аренду и возврат имущества в установленные сроки арендодателю, с другой стороны. В то же время в договоре могут быть предусмотрены обязанности не совершать такие действия, как перепланировка помещения, сдача об»екга в субаренду, внесение улучшений в имущество и т.д. Воздержание от этих действий и будет надлежащим исполнением соответствующих обязательств.

Действия должника в различных нормах права названо по-разному — передача, предоставление, сдача, представление и т.д., но суть его всегда одна: предложением исполнения должник создает другой стороне возможность получить вещь, результат работ, услугу, которая ей причитается.

Поэтому в общем виде действие должника в соответствии с обязаносгью является предложением исполнения.

В законодательстве наряду с возложением на должника обязанности предложить нечто кредитору предписывается и совершение других действий. Например, предоставление подрядчику земельного участка, чертежей, необходимых для осуществления работ зданий и сооружений, обеспечение временной подводки сетей энергоснабжения, водо — и паропровода и некоторых услуг заказчиком — по договору строительного подряда. В годовых договорах перевозки грузов автомобильным транспортом по согласованию сторон может быть предусмотрено также выполнение автотранспортной организацией ряда транспортно- экспедиционных операций и услуг, в частности: ведение учетных карточек для грузоотправителей по выполнению плана перевозок, предварительная подготовка груза к перевозке (подсортировка, затаривание, пакетирование и т.д.), внутрискл адская переработка грузов, погрузка и выгрузка грузов, кратковременное хранение грузов на складах автотранспортных организаций.

Все эти действия, которые необходимо произвести еще до предложния исполнения, не являются исполнением, так как кредитора, как правило, не касается, что делает должник до предложения исполнения, лишь бы он передал все причитающееся в надлежащем виде. В то же время нельзя сказать, что кредитор совершенно безразличен к поведению должника до момента исполнения. Заказчик, например, осуществляет контроль и технический надзор за соответствием объема, стоимости и качества работ по капитальному строительству проектам и сметам еще в период их выполнения. И если он обнаруживает отступления от утвержденных расчетов и чертежей, подрядчик обязан принять меры к устранению нарушений еще до передачи объекта в эксплуатацию. Вместе с тем, если совершены какие-то действия, предшествующие будущему исполнению, и произведены необходимые для этого затраты, а затем обязанность в установленном порядке прекращена, управомоченный, хотя вещь ему и не передана, возмещает расходы в той степени, в которой они признаны оправданными. Действия по доставке груза перевозчиком, выполнению работ подрядчиком являются предварительными. Они имеют юридическое значение лишь в той мере, в какой это прямо признается законом или вытекает из существа обязательства. Но сами по себе они никогда не могут прекратить обязанность должника перед кредитором. До передачи вещи право требования управомоченного не прекращается; не прекращается, следовательно, и обязанность другой стороны.

Принятие кредитором того, что ему причитается, является очередным этапом исполнения.

Должник, на котором лежит обязанность передать другому лицу обусловленную вещь, нередко заинтересован в ее сбыте. Предприятию, например, экономически выгодно, чтобы его продукция была непременно принята покупателем, так как ему необходимо освободить свои складские помещения. Поэтому при заключении договора должник не только принимает на себя обязанность передать, но и приобретает право требовать принятия кредитором передаваемого ему исполнения, откуда, соответственно, вытекает, что другая сторона не только вправе требовать, но и обязана принять передаваемый долг. Даже если в договоре или в нормативном акте, регламентирующем данный вид обязательств, нет прямых предписаний кредитору принять передаваемое ему исполнение, общее правило о необходимости принятия предложенного предмета вытекает из содержания ст.406 ГК РФ, которая сохранила правила, содержавшиеся в ст.227 ГК 1964 года. В силу этой нормы просрочка кредитора в принятии исполнения дает право должнику на возмещение причиненных просрочкой убытков и освобождает его от ответственности за последующую невозможность исполнения, кроме случаев умысла и грубой неосторожности. В соответствии с этой нормой заказчик несет ответственность за задержку в приемке от подрядчика законченных строительством об»ектов, покупатель отвечает за задержку в принятии товара, доставленного ему продавцом и т.д.

Принятие долга наиболее часто представляет собой завладение вещами, которые передает должник, как это имеет место, например, при купле- продаже, подряде на капитальное строительство и т.

Если предложение исполнения — создание возможности для принятия долга, то принятие исполнения — действие, посредством которого кредитор реализует эту возможность.3

Принимая исполнение, соответствующее лицо выступает скорее не как кредитор. Если на кредиторе лежит обязанность, время исполнения которой наступило, значит, он является уже обязанным субъектом, должником, а не кредитором. В литературе неоднократно отмечалась такая смена ролей участников правоотношения. Между рассматриваемыми обязанностями «предложить» и «принять» нет принципиальной разницы. Но действия, совершаемые на их основе, фактически порождают неодинаковый результат: передать — значит уменьшить свое имущество, принять — увеличить. Поэтому обязанность принять исполнение принято называть кредиторской.

Легко заметить, что если договорное обязательство содержит право с корреспондирующей обязанностью, то исполнение того и другого совпадает. Но, как правило, исполнение договорного обязательства — сложный и длительный процесс и сложность этого процесса зависит от совокупности прав и обязанностей участников обязательства.

По соотношению прав и обязанностей договорные обязательства делятся на односторонние и взаимные. Самыми простыми среди односторонних договорных обязательств являются такие, в которых имеется право кредитора заявить соответствующее требование и обязанность должника совершить известное действие. Следовательно, и процесс их исполнения крайне прост: он состоит из одного единственного действия. Так исполняются, например, обязательства об уступке требования: достаточно первоначальному кредитору на основе ранее заключенного договора сделать заявление об отказе от своего права, и оно возникает у другого субъекта даже при отсутствии каких-либо действий с его стороны.

Процесс исполнения односторонних договорных обязательств усложняется по мере того, как увеличивается число составляющих его содержание юридических возможностей. Если с должника причитается в пользу управомоченного вещь, то процесс исполнения заключается в совершении двух действий: предложения ее кредитору и принятия со стороны последнего.

Содержанием односторонних обязательств может быть предусмотрено совершение должником в пользу кредитора нескольких одновременных или последовательных предоставлений. В таких случаях процесс исполнения слагается из предложений и принятий исполнения. Даже если действия должника однородны, но в соответствии с договором или по закону они совершаются в разное время, их следует рассматривать как исполнение самостоятельных обязанностей.

В противоположность одностороннему взаимным следует считать договорное обязательство, в котором каждый из участников имеет как права, так и обязанности, иначе говоря, одновременно выступает в роли кредитора и должника. Об этом говорит сформулированное в п.2 ст.308 ГК РФ правило — если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать. Это правило фиксирует двусторонний характер соответствующего обязательства.

Среди взаимных обязательств наиболее простыми по содержанию явлются такие, в которых каждый из субъектов обязан сделать лишь одно предоставление (в виде передачи вещи либо оказания услуги) в адрес другой стороны. Исполнение их насчитывает по меньшей мере два действия. Допустим, граждане заключили договор об обмене услугами, по которому первый в своем городе совершает от имени второго все действия, необходимые для вступления в жилищно-строительный кооператив, а второй по месту своего жительства участвует в разделе наследства, открывшегося в пользу первого. Услуги здесь таковы, что не требуется принимать их специальными действиями. Следовательно исполнение данного обязательства насчитывает два действия. Если встречное удовлетворение таково, что его необходимо принимать, тогда процесс исполнения простого взаимного обязательства состоит из трех либо четырех действий, как это имеет место при купле-продаже и мене.

Сложность взаимных обязательств заключается в том, что хотя бы одна из сторон несет две или больше обязанностей. Примеров подобного рода юридических отношений в гражданском праве довольно много. Реализация их складывается из значительного количества этапов, а порой она представляет собой сложный и длительный процесс, как, например, в отношениях по составлению проектно-сметной документации, капитальному строительству и в некоторых других.

Особо следует сказать об обязательствах с так называемой множественностью субъектов.

В практике нередки случаи, когда в связи с одним договором возникают тесно связанные между собой обязательства одного или нескольких субъектов с несколькими другими. Например, на основании одного договора купли-продажи, займа, имущественного найма и т. п. может быть установлено, что оплату стоимости купленной вещи, возврат полученных взаймы денег, пользование нанятым имуществом будут осуществлять несколько граждан. При таком положении кредиторы вправе требовать исполнения, а каждый из должников обязан исполнить обязательство в равной доле с другими, поскольку из закона или договора не вытекает иное (ст. 321 ГК, которая повторяет содержание ст. 176 ГК 1964 года)). В приведенных примерах оплата покупки и возврат сумм, взятых взаймы, представляют собой долевые обязанности. В долевых договорных обязательствах права и обязанности каждой из сторон, участвовавших в заключении соответствующего договора, связаны только общим основанием возникновения. После возникновения они существуют самостоятельно. Если в договоре названо несколько субъектов в качестве кредиторов, то каждый из них требует исполнения лишь в той части, которая принадлежит ему, и передает встречное удовлетворение только за то, что получено им самим. Если в договоре участвуют несколько должников, то каждый из них является обязанным к совершению в пользу общего кредитора лишь того действия, которое указано в договоре, и отвечает за нарушение только своей обязанности.

Процесс исполнения обязательств, вытекающих из долевых договоров, не имеет никаких особенностей по сравнению с исполнением обычных договорных обязательств. Характер его зависит от того, является ж соответствующее договорное обязательство односторонним или двусторонним, а в пределах этих видов — простым или сложным.

Из статей 323 и 326 ГК РФ (которые повторяют содержание ст. 181 и 184 ГК 1964 года соответственно) можно определить понятие солидарного обязательства как обязательства, в котором нескольким должникам принадлежит одна обязанность, либо несколько кредиторов обладают одним правом требования. Отсюда и вытекает возможность одного из содолжников погасить общий долг либо, если ему противостоит несколько кредиторов, — передать предмет исполнения любому из них. С учетом отмеченного обстоятельства можно сказать, что исполнение договорных обязательств данной разновидности не имеет особенностей в сравнении с исполнением обычных (несолидарных) обязательств, о котором говорилось выше.

Договорные обязательства могут носить смешанный характер, когда в одном договоре сочетаются условия, присущие различным договорным обязательствам. Примером в этом отношении могут служить договоры, посредством которых коммерческие организации кредитуют друг друга сырьем, материалами и другими материальными ценностями: такие договоры несут в себе элементы кредитных договоров в части срочности обязательства, возвратности имущества и т.д., но в то же время и элементы обязательств, связанных с куплей-продажей товаров (в части качества, комплектности, количества передаваемого имущества и др.).

По смешанным договорам каждая из сторон может многократно выступать как должником, так и кредитором по различным обязательствам (п.З ст.421).

В связи с тем, что в процессе исполнения обязательств имеет место значительное число действий, встает вопрос о необходимости определения порядка или последовательности их совершения.

Ранее действовавшая статья 177 ГК 1964 года на первый взгляд определяла последовательность совершения действий ,имеющих место в процессе исполнения обязательств. В ней говорилось, что взаимные обязанности по договору должны исполняться одновременно, если не предусмотрено иное. Но это правило по своему значению вряд ли выходило за пределы обязательств купли-продажи и мены, потому что в остальных случаях обязанности либо не являются взаимными, либо из закона или других актов вытекает необходимость разновременного совершения действий. Да и применительно к обязательствам купли- продажи можно говорить об одновременном исполнении с известной натяжкой, потому что, например, продавец вначале принимает деньги, а потом передает вещь либо наоборот. Покупатель же принимает ее после передачи продавцом и вручения последнему денег. Таким образом , вышеуказанная статья имела весьма ограниченную область применения в гражданском обороте и по этой причине не нашла отражения в новом ГК РФ.

Действующий ГК РФ не содержит общего правила, отражающего последовательность исполнения сторонами обязательства своих обязанностей. Очередность совершения каждой стороной тех или иных действий закреплена в легальных определениях двусторонних договоров. Так, по договору подряда сначала подрядчик обязуется выполнить за свой риск определенную работу по заданию заказчика, а затем уже заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу (ст.702 ГК РФ). Очевидно, что подрядчик считается должником заказчика в отношении того, что он должен выполнить в пользу заказчика, а последний — должником подрядчика по принятию и оплаты работы. Одновременно заказчик является кредитором подрядчика, поскольку вправе требовать от него выполнения работы и передачи ее результата, а подрядчик — кредитором заказчика в связи с тем, что имеет право требовать принятия результата работы и ее оплаты.

Наряду с изложенным закон ( сг.711 ГК РФ) допускает возможность иной последовательности выполнения сторонами своих обязанностей. Согласно содержащимся в ней правилам заказчик обязан оплатить выполненную работу по сдаче всего об»ема, если иное не установлено договором. Этим положениям не противоречит требование ст.37 Закона РФ о защите прав потребителей, по которой потребитель обязан оплатить выполненную исполнителем работу по сдаче всего ее об»ема, если иное не установлено законодательством.

Условия договорного обязательства, которым должно соответствовать его исполнение, определяются договором.

В свою очередь, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом или иными правовыми актами (императивным нормам), действующими в момент заключения договора (ст.422 ГК). Если обязательное требование, предусмотренное законом, не включено сторонами в договор, оно тем не менее входит в содержание обязательства и обязательно для сторон. Так, в силу Закона «О стандартизации» обязательными для сторон договора поставки, выполнения работ, оказания услуг являются требования

государственных стандартов, пред»являемые к безопасности продукции и услуг для жизни, здоровья потребителей, окружающей среды.

Если условия исполнения законом не определены, а договором не урегулированы, исполнение в сфере предпринимательской деятельности должно осуществляться в соответствии с обычаями делового оборота, а в иных случаях -в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями, то есть деловыми обыкновениями, сложившимися в гражданском обороте (ст.309 ГК, которая изменила правила ст. 168 ГК 1964 года).

Следует обратить внимание на одно из новых принципиальных положений ГК, направленных на обеспечение стабильности договорных отношений: если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в самом законе установлено, что его действия распространяются и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п.2 ст.422 ГК.

Таким образом, в качестве общего правила должно быть воспринято положение о приоритете договора над законом, принятом после заключения договора. Исключения составляют лишь случаи, когда законодатель сознательно распространяет действия императивных норм на условия договоров, заключенных до введения в силу соответствующего закона Это создает определенные гарантии для сторон, которые при заключении договора обязаны руководствоваться обязательными правилами, установленными законом, действующим в момент оформления договорных отношений, поскольку исключает возможность не зависящего от воли сторон изменения условий договора путем принятия нового закона, содержащего иные правила.

Анализ текста ст.422 ГК позволяет сделать еще один очевидный вывод, который будет иметь серьезное практическое значение. В пункте 2 названной статьи, в котором устанавливаются соотношения правовых норм, появившихся после заключения договора, речь идет только об одном виде нормативных актов, а именно о законе. Следовательно, правило о применении правовой нормы к ранее заключенному договору, если специально установлено, что сфера ее действия распространяется и на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, касается лишь тех случаев, когда соответствующая правовая норма содержится в законе (в буквальном значении этого слова). Иными словами, что позволено закону, не дозволяется делать иным правовым актам, регулирующим гражданско- правовые отношения.

Таким образом, применительно к договорным отношениям сторон правильным будет утверждение о приоритете условий договора перед нормами, содержащимися в указах Президента Российской Федерации и постановлениях правительства, изданных после заключения договора. Даже в тех случаях, когда названные правовые акты включают в себя императивные нормы, регулирующие отношения сторон, и содержат указания об их обязательном применении к правоотношениям, возникших до издания соответствующих правовых актов, сторона вправе не применять указанные нормы, а руководствоваться условиями ранее заключенного договора.

Следующий уровень регулирования договорных отношений представляет собой большой пласт диспозитивных норм. В отличие от императивной, диспозитивная норма применяется лишь постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное. Стороны своим соглашением могут установить условие, отличное от предусмотренного в указанной норме, либо вообще исключить ее применение. И только при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

И, наконец, последний уровень регулирования договорных отношений представляют собой обычаи делового оборота, в качестве которых признаются сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством, независимо от того, зафиксированы ли они в каком- либо документе (ст.5 ГК).

Если различные уровни регулирования договорных обязательств расположить по определенной иерархии, получится следующая логическая цепочка регулирования прав и обязанностей сторон: на первом месте — императивные нормы, содержащиеся в законодательстве, которые действовали в момент заключения договора; на втором — условия договора, установленные по соглашению сторон, и на третьем месте — диспозитивные. Что касается обычаев делового оборота, то они могут применяться к договорным отношениям в случаях, когда соответствующее условие договора не определено ни императивной нормой, ни соглашением сторон, ни диспозитивной нормой. Такой вывод следует из анализа текста ст.421 ГК.