Объект преступления похищение человека

07.03.2019 Выкл. Автор admin

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Похищение человека (ст. 126 УК). Объект преступления — основной: личная свобода. Свобода предполагает способность чело­века действовать в соответствии со своими интересами и целями, если это не противоречит общественным интересам и не ограничи­вает свободу другой личности. Понятие свободы многогранно, оно включает в себя физическую свободу, свободу передвижения в про­странстве, свободу действий и т.д. При совершении рассматривае­мого преступления ограничивается свобода передвижения, воз­можность распоряжаться самим собой.

Факультативным объектом похищения человека могут быть жизнь и здоровье личности.

Объективная сторона — похищение человека, под которым следует понимать захват, завладение человеком помимо его воли или вопреки воле его законных представителей любым способом (тайно, открыто, с использованием обмана, с применением наси­лия и др.). Похищение человека всегда сопряжено с изъятием потерпевшего с места его нахождения, с перемещением его в определенное место и с удержанием там в состоянии ограниченной свободы.

Преступление является оконченным с момента незаконного за­хвата человека. Если завладение человеком осуществляется с его согласия, состав преступления отсутствует (например, молодой че­ловек по обоюдному согласию «похищает» девушку, чтобы тайно от ее родителей сочетаться с ней браком).

Для состава похищения человека, предусмотренного ч. 1 ст. 126 УК, характерны такие способы завладения человеком, как обман (например, ребенка завлекают сесть в машину, обещая подарки, интересные зрелища), злоупотребление доверием (когда для осу­ществления захвата используют дружеские отношения, знакомст­во, родственные связи с потерпевшим), применение насилия, не опасного для жизни или здоровья похищаемого (вталкивание в транспортное средство, нанесение побоев, приведение в бессозна­тельное состояние с использованием веществ, не представляющих реальной опасности для жизни и здоровья человека, связывание), применение различного рода угроз (например, применить насилие в отношении похищаемого или его близких, повредить или унич­тожить имущество, шантаж).

Субъективная сторона характеризуется умышленной виной в виде прямого умысла. Цели, мотивы могут быть различны (напри­мер, неприязнь, месть, ревность, стремление вынудить вступить в брак, изъять у потерпевшего орган или ткани для трансплантации и т.д.). Лишь один мотив — корыстный — имеет для деяния ква­лифицирующее значение.

Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Часть 2 ст. 126 УК предусматривает ответственность за ква­лифицированные виды похищения человека, т.е. если оно совер­шено:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в каче­стве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящей­ся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений.*

*Содержание ряда квалифицирующих признаков раскрыто в предыдущих разделах учебника.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, озна­чает такое физическое воздействие на потерпевшего, которое по­влекло за собой причинение легкого, средней тяжести или тяжко­го вреда его здоровью. Но если тяжкий вред здоровью причинен при наличии обстоятельств, перечисленных в ч. 3 ст. 111 УК, дея­ние следует квалифицировать по совокупности — ч. 3 ст. 111 УК и п. «в» ч. 2 ст. 126 УК.

Под применением оружия и иных предметов, используемых в качестве оружия, понимается причинение посредством их исполь­зования физического вреда потерпевшему, а также демонстрацию этих предметов с целью подавления его воли. Оружие — это уст­ройства и предметы, конструктивно предназначенные для пораже­ния живой или иной цели (ст. 1 Федерального закона «Об оружии» от 13 декабря 1996 г.*). Оружие может быть огнестрельным, холод­ным, холодным метательным, пневматическим, газовым. Предме­ты, используемые в качестве оружия — это предметы, целевое предназначение которых иное (например, хозяйственно-бытовое, производственное), но с помощью которых объективно можно при­чинить вред жизни или здоровью человека (хозяйственные ножи, молотки, топоры, отвертки и т.д.).

*СЗ РФ. 1996. №51. Ст. 5681.

Похищение человека, совершенное в отношении двух или более лиц, отличается от неоднократного тем, что у виновного возникает единый умысел на завладение именно двумя или более потерпев­шими. Этот умысел может реализоваться одномоментно или с не­большим разрывом во времени.

При похищении человека из корыстных побуждений винов­ный стремится к получению в результате содеянного какой-либо выгоды имущественного характера (например, выкуп, плату при совершении похищения по найму и т.д.). Для квалификации пре­ступления не имеет значения, получил ли виновный желаемую выгоду.

Часть 3 ст. 126 УК устанавливает ответственность за особо ква­лифицированные виды похищения человека, а именно, если оно совершено организованной группой, повлекло по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

Похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть по­терпевшего, является преступлением с двойной формой вины. Если в ходе похищения совершено убийство потерпевшего, деяние квалифицируется по совокупности преступлений — п. «в» ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 126 УК.

Иные тяжкие последствия — понятие оценочное, вопрос факта. В каждом конкретном случае суд, анализируя наступившие в ре­зультате похищения негативные последствия, должен решать во­прос о возможности отнесения их к категории тяжких. Это может быть: самоубийство потерпевшего, срыв какого-либо важного ме­роприятия, которое не может быть проведено в отсутствие потер­певшего, психическое расстройство у близких родственников по­хищенного, причинение крупного материального ущерба и т.д.

В примечании к ст. 126 УК предусмотрены основания освобож­дения от уголовной ответственности лица, совершившего похище­ние человека. Этих оснований два, и они должны быть в наличии оба для положительного решения вопроса об освобождении от от­ветственности: первое — добровольное освобождение похищенно­го; второе — отсутствие в действиях лица иного состава преступле­ния. Мотивы добровольного освобождения могут быть любыми (бо­язнь ответственности, жалость к жертве и др.), но при этом винов­ный должен действовать не вынужденно, в соответствии со своей волей и осознавать наличие у него объективной возможности даль­нейшего незаконного удержания похищенного лица.

Похищение человека

Похищение человека (ст. 126 УК). Под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым либо с помощью обмана завладением (захватом) живым человеком, изъятием его из естественной микросоциальной среды, перемещением с места его постоянного или временного пребывания с последующим его удержанием помимо его воли в другом месте. В последние годы это опасное преступление получило значительное распространение и обнаруживает неблагоприятные тенденции. В то же время самостоятельная ответственность за данное преступление была установлена только в 1993 г. (ст. 125 1 УК РСФСР). УК РФ 1996 г. в ст. 126 значительно дифференцирует ответственность за это преступление.

Непосредственным основным объектом рассматриваемого криминального посягательства является личная (физическая) свобода человека, В качестве дополнительных объектов нередко выступают безопасность жизни, здоровья человека, отношения собственности и пр. Потерпевшим от преступления при этом может быть любое лицо (как частное, так и должностное) независимо от его возраста, гражданства, социального положения, правовой характеристики и т. п.

Объективную сторону похищения человека образуют тайное или открытое либо с помощью обмана завладение (захват) живым человеком, изъятие и перемещение его с места постоянного или временного пребывания с последующим его удержанием помимо его воли в другом месте. Похищение человека возможно только путем осуществления активных действий.

Похищение человека может быть тайным или открытым, а также следствием обмана или злоупотребления доверием.

В большинстве случаев при этом предполагается совокупность трех последовательно совершаемых действий — захват, перемещение и последующее удержание потерпевшего * . Однако в ряде случаев (например, человека обманным путем приводят в место, где затем его насильственно удерживают) при похищении человека возможно лишь одно насильственное действие — удержание. Длительность удержания похищенного при этом может быть различной (от нескольких часов до нескольких недель и более). Для квалификации преступления не имеет значения, как долго потерпевший содержался в неволе.

* См.: Mapтыненко H. Э. Похищение человека: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореф. канд. дисс. М., 1994. С. 12-13.

Оконченным рассматриваемое лреступление считается с момента фактического захвата человека и перемещения его хотя бы на некоторое время в другое место.

Согласие самого человека на тайное перемещение в другое место, о чем не догадываются лица, заинтересованные в его судьбе, исключает состав данного преступления.

Не может квалифицироваться по ст. 126 УК завладение собственным или усыновленным ребенком вопреки воле другого родителя или близких родственников, у которых он находится на воспитании. Не имеет при этом значения, лишен ли субъект родительских прав или нет. Не является похищением человека также завладение и удержание ребенка помимо воли родителей его близкими родственниками (например, дедом или бабушкой), если эти действия совершаются в интересах ребенка, в том числе ложно понимаемых.

Похищение человека может сопровождаться совершением других криминальных деяний: угрозами убийством, побоями, истязаниями, изнасилованием и пр. Иногда такое похищение сопровождается физическим или психическим принуждением потерпевшего к совершению действий, составляющих цель похищения: например, уплата выкупа за освобождение, возврат долга, передача похитителям принадлежащего ему ценного имущества (квартиры, автомашины и пр.).

Субъективная сторона похищения человека характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что незаконно захватывает другого человека и вопреки его воле перемещает его в иное место, и желает этого. Мотивы совершения данного преступления в большинстве случаев корыстные, но могут быть и иные: месть, ревность, хулиганские побуждения, способствование совершению другого преступления. За исключением корысти (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК), они не влияют на квалификацию содеянного.

Субъектом похищения может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицированные виды похищения человека предусмотрены п. «а»-«з» ч. 2 ст. 126 УК.

ОБЪЕКТ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Объект похищения человека имеет важное и многоплановое значение, прежде всего как обязательный элемент юридического основания уголовной ответственности данного состава преступления.

Термин «объект» происходит от латинского objektum — предмет, явление, на которое направлена какая-либо деятельность.

Объект преступления — это определенные общественные отношения, охраняемые уголовным законом, на которые происходит посягательство и которым причиняется или может быть причинен вред.

Исходя из того что похищение человека как состав преступления помещено в разделе VII УК РФ, родовым объектом похищения человека выступают общественные отношения, возникающие по поводу обеспечения безопасности личности.

Видовым объектом, применительно к похищению человека, необходимо признать: свободу, честь и достоинство личности.

Уголовный кодекс, равно как и другие правовые акты Российской Федерации, не определяет этого понятия. Такое положение чаще всего объясняется сложностью и многоаспектностью категории «свобода» в юриспруденции.

Учитывая, что в правовой литературе свободе личности не уделено достаточно внимания, возникает необходимость подробнее рассмотреть и определить это понятие.

Свобода в юриспруденции связана с правомочиями, дозволенностью, ответственностью, обязанностями. Наиболее часто встречаются следующие определения свободы:

— «свобода состоит именно в том, что мы можем действовать или не действовать согласно нашему желанию или выбору»;

— «свобода представляет собой свою волю, простор, возможность действовать по-своему; отсутствие стеснения, неволи, подчинения чужой воле; способность человека действовать в соответствии со своими интересами, целями и осуществлять выбор»;

— «выбор не всегда является свободным. Личность может осуществлять и нежелательный, вынужденный выбор. Поэтому именно желанный выбор прежде всего характеризует сущность свободы личности».

Абсолютной свободы быть, конечно, не может, человек ограничен прежде всего объективными границами (физический, физиологический, географический, климатический, пространственный факторы, материальные условия жизни общества и прочие). Вынужденный выбор совершается под таким принуждением, которое угрожает жизни или другим высшим, жизненно важным для конкретного человека интересам. При наличии именно такой угрозы человека можно считать несвободным; как раз здесь проходит грань свободы — несвободы.

Прежде чем сформулировать определение свободы как непосредственного объекта, хотелось бы еще обратить внимание на следующие моменты:

— во-первых, в юриспруденции свобода вне права как социальное явление существовать не может, а право, в свою очередь, определяет границы свободы, но границы, образно говоря, прозрачные, так как человек может преступить правовую грань (совершить преступление), вполне обладая при этом свободой воли.

Поэтому для устранения различных противоречий необходимо знать, что в юриспруденции можно говорить лишь о «правовой свободе», то есть о свободе, ограниченной нормами права;

— во вторых, если обратится к анализу объекта преступления против свободы личности, то наука уголовного права не устанавливает какого-либо собственного понятия «личность» и оперирует им, исходя из его определений в тех отраслях знаний, которые занимаются изучением данного феномена. Но нам необходимо дать понятие личности для определения «свободы личности» как непосредственного объекта.

Личность — это явление, характеризующееся неразрывной связью, единством биологического и социального начала. Это единство следует понимать в том смысле, что социальные признаки могут формироваться только на природной, биологической основе, и в то же время ее общечеловеческие, природные черты не могут развиваться вне социальной действительности. Поэтому в основе личной свободы должна лежать одна из важнейших потребностей человека — потребность перемещаться в пространстве, что является необходимым условием развития человека как живого организма.

Таким образом, применительно к правовой сфере можно предложить следующую дефиницию: свобода представляет собой деятельность, поведение, действие человека, совершаемые им по желанному выбору, исходя из собственных убеждений, интересов, потребностей, без принуждения, угрожающего жизни и другим, наиболее важным для человека ценностям, в соответствии с установленными нормами права и приносящие своими результатами определенное удовлетворение.

А как непосредственный объект для преступлений против свободы личности свободу можно представить следующим образом: перемещение человека, совершаемое им по желанному выбору, исходя из собственных убеждений, интересов, потребностей, без принуждения, угрожающего жизни и другим, наиболее важным для человека ценностям, в соответствии с установленными нормами уголовного законодательства.

Объект похищения человека как преступления против личности не может быть каким-то образом индивидуализирован, он должен быть отвлеченным, выражающим всего лишь общие признаки направленности посягательства, в данном случае личности. Свою персонифицированность этот объект приобретает лишь при совершении похищения конкретного человека.

Непосредственный объект похищения человека исследователи определяют по-разному. Например, Р.Э. Оганян считает непосредственным объектом похищения человека его свободу и личную неприкосновенность. Аналогичное мнение высказывает Р.А. Адельханян.

Под свободой он понимает волю, простор, возможность действовать по-своему; отсутствие стеснения, неволи, рабства, подчинения чужой воле, способность человека действовать в соответствии со своими интересами, целями и осуществлять выбор. Неприкосновенность, по мнению этого автора, когда кого- или чего-либо не должно касаться; неприкосновенный — не подлежащий чьему-либо велению власти.

Э.Ф. Побегайло к объекту данного преступления относит личную (физическую) свободу человека. С.В. Бородин — законное право человека произвольно перемещаться и определять место своего нахождения. М. Лысов объектом похищения человека называет его физическую свободу и человеческое достоинство, предполагающее недопустимость насильственного захвата и обладания им как вещью.

Нами в целом поддерживаются точки зрения последних авторов. При этом следует сделать некоторые уточнения: непосредственным объектом похищения человека, по нашему мнению, является его физическая свобода, которая предполагает реальную возможность свободно передвигаться и избирать место своего пребывания по своему усмотрению.

В данном случае физическая свобода человека характеризуется многосоставной конструкцией, в которой основное место занимает понятие личной свободы человека.

Под физической свободой, вероятно, необходимо понимать общественные отношения, обеспечивающие реальную возможность человека свободно перемещаться, определять место своего нахождения, а также возможность по своему усмотрению совершать активные телодвижения, то есть возможность реализовывать блага, предоставленные ему природой. Эта возможность предполагает обязанность других людей не препятствовать в осуществлении этой возможности, а также обязанность государства в лице его компетентных органов реально защитить пользование человека этими благами.

Осуществление свободного волеизъявления личности должно сочетаться с выполнением ею конституционных обязанностей и несовместимо с действиями, причиняющими ущерб государственной и общественной безопасности, ментальным основам жизни и здоровью населения, правам и свободам других лиц.

Объем причинения ущерба физической свободе человека определяется как продолжительностью его нахождения в состоянии, исключающем физическую свободу, так и условиями содержания. Известны случаи, когда похищенный несколько месяцев находился в холодном сыром подземелье, прикованный наручниками, и т.д.

Признание непосредственным объектом анализируемого состава преступления, наряду со свободой человека, и его личной неприкосновенности (Р.Э. Оганян, Р.А. Адельханян) излишне расширяет его границы. Аргументом данного тезиса является то, что понятие «неприкосновенность личности» изначально принадлежит конституционно-правовой теории и предполагает в первую очередь обязанность государства обеспечить законные права и свободы личности от незаконного ареста, задержания, обыска и т.д. Указание на человеческое достоинство (М. Лысов) как непосредственный объект похищения человека также необоснованно, поскольку человеческое достоинство является факультативным объектом этого преступления.

Учитывая значимость физической свободы как непосредственного объекта уголовно-правовой охраны, помещение его российским законодателем в главу 17 УК РФ вместе с посягательствами на честь и достоинство личности, по моему мнению, необоснованно. Составы преступлений, предусматривающие ответственность за посягательство на свободу человека, должны быть выделены в отдельную главу и размещены после главы о преступлениях против жизни и здоровья.

Наряду с дифференциацией объектов по «вертикали» выделяют еще основной, дополнительный и факультативный объекты (классификация по «горизонтали»).
Дополнительным объектом квалифицированных и особо квалифицированных составов похищения человека являются здоровье человека и безопасность его жизни в случае применения или угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ), а также жизнь в случае причинения смерти по неосторожности либо наступления иных тяжких последствий (ч. 3 ст. 126 УК РФ).

В случае применения при похищении человека насилия, не опасного для жизни и здоровья, непосредственным объектом остается физическая свобода человека, а факультативным объектом будет телесная неприкосновенность личности. Действия лица в названной ситуации квалифицируются только по ч. 1 ст. 126 УК РФ.

По нашему мнению, уголовно-правовая категория потерпевшего от похищения человека должна анализироваться вместе с объектом похищения человека. При этом стоит согласиться с мнением специалистов, что человек не может быть предметом преступления вообще и деяний, посягающих на его физическую свободу, в частности.

Между тем в науке высказывались и иные мнения по данному поводу. В частности, Н.И. Коржанский, отстаивая точку зрения на общественные отношения как на объект преступления, считал, что изменение (разрушение) общественного отношения в результате преступного посягательства возможно «опосредованно, путем воздействия на реальные, материальные предметы, вещи, людей, либо прямо, непосредственно, путем разрыва социальной связи».

И далее: «На наш взгляд, основанием для классификации способов воздействия на объект преступления могут служить свойства материального объекта воздействия:

1) предмет одушевленный (люди);
2) предмет неодушевленный (вещи, материальные объекты)».

Потерпевшим при совершении похищения человека может быть любое лицо вне зависимости от его возраста, пола, социального или иного положения. Это на квалификацию действий виновного, как правило, не влияет. В том случае, если потерпевших будет два или более, потерпевшей будет беременная женщина (заведомо для виновного) либо несовершеннолетний (также заведомо для виновного), данные обстоятельства будут квалифицирующими и действия виновного подлежат юридической оценке по соответствующим пунктам ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Не может быть потерпевшим при совершении похищения человека родственник (например, ребенок), если у лица есть законное право завладеть им. Так, если отец «похищает» своего ребенка у жены, то в его действиях отсутствует состав преступления.

Также отсутствуют признаки похищения человека в случае согласия на это похищаемого лица. Так, в районах Северного Кавказа иногда происходят случаи «похищения невесты», когда последняя на это согласна. А.Е. Дугин предлагает декриминализировать похищение человека и перевести его в разряд административного правонарушения с назначением высокого штрафа. Однако, по его мнению, если целью похищения женщины будет не вступление в брак, например, получение выкупа, «проверку факта похищение необходимо проводить в полном объеме» . Следовательно, по мнению А.Е. Дугина, похищение женщины с целью вступления в брак не может быть преступлением.

А как быть в том случае, если она этого не желает? Может получиться парадоксальная ситуация: «простое» похищение человека будет признано общественно опасным, а похищение «с целью вступления в брак» — административным правонарушением. Очевидно, что данное предложение неприемлемо, хотя попытка автора разграничить преступное деяние и национальный обычай свидетельствует о существовании такой проблемы.

Автор статьи: И.Г. ТЮТЮННИК

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПОХИЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Основным непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, являются общественные отношения, направленные на охрану личной физической свободы человека. Дополнительным объектом похищения человека могут выступать отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья.

По конструкции объективной стороны состав, сформулированный в ч. 1 ст. 126 УК РФ, является формальным. Объективную сторону образует деяние в
виде похищения. Термин «похищение» включает в себя три последовательных действия: захват (завладение), перемещение и удержание.

Захват представляет собой установление физического господства. Пере­мещение направлено на изменение места пребывания потерпевшего помимо или против его воли. Удержание состоит в воспрепятствовании свободному пе­ремещению путем запирания, связывания, установления физических препят­ствий и иным способом.

Вместе с тем похищение может осуществляться без захвата и (или) пере­мещения, например, в случае, когда под воздействием обмана потерпевший са­мостоятельно изменяет привычное местонахождение и в последующем удер­живается виновным. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассматривая дело в отношении Ф., Л., M., P., М., указала, что утверждение о том, что похищение человека может быть соверше­но только насильственным путем, на законе не основано. Перемещение потер­певшего с постоянного места пребывания с использованием обмана является одним из способов похищения. Учитывая, что похищение С. совершено с ис­пользованием обмана, неоказание им сопротивления не свидетельствует о доб­ровольном выезде с места жительства 1 .

Например, были признаны виновными в похищении человека С. и Ш, ко­торые под предлогом продажи дисков привели В. в квартиру С., где объявили последнему о том, что он похищен [153] [154] .

В результате похищения потерпевший против его воли изымается из при­вычной ему социальной среды, утрачивает возможность определять место пре­бывания по своему усмотрению, свободно перемещаться в пространстве. В этой связи не является преступлением похищение по просьбе потерпевшего или риту­альное похищение женихом невесты в тех местностях, где существует такой обы­чай, с ее согласия. Однако согласие на похищение со стороны малолетнего или недееспособного лица, не способного в полной мере давать отчет происходяще­му, не исключает наступление уголовной ответственности по ст. 126 УК РФ.

Похищение, предусмотренное ч. 1 ст. 126 УК РФ, охватывает применение в процессе его совершения насилия, не опасного для жизни и здоровья, под ко­торым следует понимать побои или совершение иных насильственных дей­ствий, связанных с причинением потерпевшему физической боли [155] . Преступле­ние считается оконченным с момента захвата лица, перемещения и лишения его возможности передвигаться [156] . Дальность перемещения и длительность удержа­ния на квалификацию не влияют.

Если умысел лица не был направлен на похищение человека, а захват, пе­ремещение или удержание выступали лишь способом совершения иного более опасного преступления, состав ст. 126 УК РФ отсутствует.

Так, рассматривая в кассационном порядке приговор Тверского областно­го суда от 30 мая 2008 г., Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что действия осужденных по захвату и перемещению потерпевших помимо их воли охватывались объективной сторо­ной преступлений, предусматривающих ответственность за совершение раз­бойных нападений, и являлись проявлением насилия, примененного осужден­ными к потерпевшим; как такового умысла на похищение человека у осужден­ных не установлено и доказательств, подтверждающих это, в приговоре не при­ведено. При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Г., Б., H., Ф., Я., E., С. по и. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части — прекращению в связи с отсутствием в деяниях состава преступления 1 . Анало­гичное решение применительно к похищению, совершенному с целью убийства П., было принято при пересмотре приговора Нижегородского областного суда от 21 июля 2003 г. [157] [158]

Субъективная сторона анализируемого состава преступления характери­зуется прямым умыслом. Виновный, совершая похищение, осознает, что лиша­ет личной свободы потерпевшего вопреки его воле, и желает поступить таким образом. Цели и мотивы могут быть различными — месть, ревность, желание устранить на период заключения сделки конкурента, однако на квалификацию они не влияют.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Так, Кореновский районный суд Краснодарского края признал П. винов­ным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 126 УК РФ. Исходя из материалов дела, П. с целью похищения М. нанес ей множественные удары по голове, вопреки ее воле посадил в свой автомобиль и привез по месту своего жительства, где удерживал ее несколько дней. Впоследствии М. воспользова­лась тем, что П. просматривал записи в ее телефоне, и по телефону, принадле­жащему П., сообщила своей матери о своем местонахождении. После чего со­трудники правоохранительных органов прибыли за ней по указанному адресу и освободили М. [159]

Ответственность за похищение человека дифференцирована. Статья 126 УК РФ предусматривает следующие квалифицирующие признаки.

Похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст 126 УК РФ) или организованной группой (п. «а» ч. 3 ст 126 УК РФ).

Похищение квалифицируется по признаку «совершенное группой лиц по предварительному сговору», если в нем участвовали два или более лица, под­лежащих в силу ст. 19 УК РФ уголовной ответственности, которые заранее, то есть до начала перемещения человека, договорились о совместном совершении похищения и фактически приняли в нем непосредственное участие в качестве соисполнителей.

Так как в ст. 126 УК РФ не предусмотрен квалифицирующий признак со­вершения похищения человека без предварительного сговора, содеянное в та­ких случаях при отсутствии иных отягчающих обстоятельств следует квалифи­цировать по ч. 1 ст. 126 УК РФ.

Так, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, не со­глашаясь с доводами кассационного представления о неправильной квалифика­ции действий осужденных по ч. 1 ст. 126 УК РФ, указала, что «суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Г., Б., К. квалифицирующего при­знака — совершение преступления «группой лиц по предварительному сговору». Признавая данных лиц виновными в похищении человека, суд в приговоре мо­тивировал свои выводы об отсутствии в их действиях предварительного сговора на совершение данного преступления, указав, что осужденные оказались на ме­сте происшествия не одновременно, встретили потерпевших случайно. Каких- либо противоречий выводы суда в этой части не содержат. Как следует из анали­за исследованных судом доказательств, оснований для вывода о том, что осуж­денные заранее договорились о совершении похищения человека не имеется» [160] .

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным орга­низованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Так, организованная группа, в отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, характеризуется устойчивостью, нали­чием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступ­ного умысла.

Уголовно-правовой признак устойчивости подразумевает:

— высокую степень организованности, которая выражается в тщательной разработке плана (планов) преступлений, иерархической структуре и внутрен­нем распределении ролей между соучастниками, жесткой дисциплине;

— стабильность костяка группы и ее организационной структуры, которая позволяет соучастникам рассчитывать на взаимную помощь и поддержку друг друга, выработку методов совместной деятельности;

— наличие своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности, находящих свое отражение в особой методике определения объ­ектов, способах ведения разведки, специфике способов совершения преступле­ния, обеспечении прикрытия и отходов с места преступления;

— постоянство форм и методов преступной деятельности, которые неред­ко являются гарантом надежности успешного совершения преступления, так как сводят до минимума вероятность ошибок соучастников в случаях непред­виденных обстоятельств.

Так, обосновывая наличие признака «организованная группа» Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в одном из постановлений указывала, что «из материалов дела следует, что созданная С. группа была создана им для систематического совершения тяжких и особо тяж­ких преступлений — завладения квартирами одиноко проживающих, злоупо­требляющих спиртными напитками, малоимущих граждан путем их похищения с целью последующего принуждения к подписанию нотариально заверенных доверенностей, дающих право на продажу их квартир. Созданная С. группа ха­рактеризовалась устойчивостью. Все входившие в нее осужденные были зна­комы достаточно продолжительное время, преступления ими совершались не­однократно.

Предварительная объединенность членов организованной группы означа­ет, что ее участники не просто договорились о совместном совершении пре­ступления, но и достигли субъективной и объективной общности в целях сов­местного совершения одного, чаще — нескольких преступлений.

При признании похищения совершенным организованной группой дей­ствия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квали­фикации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ, то есть по и. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Так, адвокат осужденного С. просил переквалифицировать действия свое­го подзащитного на пособничество в убийстве, так как С. непосредственно в лишении жизни потерпевшего участия не принимал. Судебная коллегия Вер­
ховного Суда Российской Федерации пояснила, что по смыслу закона (ч. 2 ст. 33, ч. 2 ст. 34, ч. 3 и 5 ст. 35 УК РФ) при совершении преступлений органи­зованной группой, действия всех участников независимо от их роли в содеян­ном подлежат квалификации как соисполнительство, поэтому доводы кассаци­онных жалоб о роли каждого из осужденных при совершении убийства, разбоев и похищений, в том числе о том, что они не совершали каких-либо действий и не имеют отношения к этим преступлениям и о том, что их действия должны квалифицироваться как пособничество, являются необоснованными 1 .

Похищение человека, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает применение такого насилия, которое повлек­ло причинение тяжкого (за исключением ч. 4 ст. 111 УК РФ), средней тяжести (ст. 112 УК РФ) или легкого вреда здоровью потерпевшего (ст. 115 УК РФ).

Под угрозой применения насилия следует понимать выраженное вовне намерение причинить потерпевшему смерть или вред его здоровью любой сте­пени тяжести. Угроза может быть адресована как к самому похищенному, так и к третьим лицам.

Похищение человека, совершенное с применением оружия или пред­метов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предпо­лагает совершение похищения человека, сопряженное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Оружие представляет собой устройства и предметы отечественного и иностранного производства, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели [162] [163] . К предметам, используемым в качестве оружия, отно­сятся любые предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телес­ные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. и.), а также предметы, пред­назначенные для временного поражения цели (например, механические распы­лители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раз­дражающими веществами).

Под применением оружия или предметов, используемых в качестве ору­жия, следует понимать как непосредственное использование указанных пред­метов для физического воздействия на потерпевшего, так и с целью психиче­ского воздействия (например, направление оружия на потерпевшего или вы­стрел в воздух). В то же время лишь демонстрация оружия, высказывание намерения причинить вред, не сопровождающиеся действиями, свидетельству­ющими о намерении виновного реально применить оружие, не могут считаться «применением».

Похищение человека, совершенное в отношении заведомо несовершен­нолетнего (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает совершение похищения
лица, не достигшего возраста 18 лет, при условии, что виновный достоверно знал о возрасте потерпевшего или внешний облик потерпевшего лица явно сви­детельствовал о его возрасте.

Похищение человека, совершенное в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает знание виновного о беременности потерпевшей из ка­ких-либо источников либо исходя из внешнего вида.

Похищение человека, совершенное в отношении двух или более лиц (п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ), представляет собой действия виновного, состоя­щие в одновременном или последовательном похищении нескольких человек, независимо от того, связаны ли совершаемые преступления единством умысла, мотива, намерений, при условии, что ни за одно из похищений виновный ранее не был осужден 1 .

Похищение человека, совершенное из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ), предполагает совершение похищения человека в целях получения материальной выгоды, что может выражаться и в избавлении от ма­териальных затрат. Если похищение сопряжено с требованием о передаче денег или иного имущества, то содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. 126 и 163 УК РФ [164] [165] .

Ответственность за похищение человека, повлекшее по неосторожно­сти смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, предусмотрена в п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ. По данному признаку уголовная ответственность наступает при наличии умысла по отношению к похищению и неосторожности по отношению к смерти или иным тяжким последствиям. Форма вины двойная: наличие умысла по отношению к деянию и неосторожности по отношению к по­следствиям. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

К иным тяжким последствиям относят причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью, самоубийство потерпевшего, наступление психиче­ского расстройства и пр.

Так, по и. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ были квалифицированы действия А., Д. и К., которые планировали похитить Л. с целью последующего завладения ее квартирой. Для реализации своих намерений А., Д. и К. подъехали к дому по­терпевшей, применив насилие, вывели ее из квартиры, затолкали в машину и перевезли в другую квартиру, где и стали удерживать. Пытаясь освободиться из плена, Л. выпрыгнула из окна квартиры, получив повреждения, которые оцене­ны как тяжкий вред здоровью [166] .

Согласно примечанию к комментируемой статье лицо, добровольно осво­бодившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Данное основание освобождения от уголовной ответственности имеет важное превентивное значение, означает, что похититель, осознающий воз­можность дальнейшего удержания потерпевшего, сознательно отказывается от дальнейших действий и добровольно отпускает похищенного, имея при этом реальную возможность удерживать потерпевшего дальше. Мотивы доброволь­ного освобождения потерпевшего не имеют значения: боязнь уголовной ответ­ственности, жалость к потерпевшему, раскаяние и пр. Освобождение похищен­ного, обусловленное достижением виновным преступного результата, ради ко­торого совершалось это преступление, нельзя квалифицировать как доброволь­ное освобождение.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Россий­ской Федерации отвергла доводы жалоб адвокатов осужденных Д. и С. о том, что последние на основании примечания к ст. 126 УК РФ подлежат освобожде­нию от уголовной ответственности как лица, добровольно освободившие по­хищенного М., и указала следующее: «Из вердикта коллегии присяжных засе­дателей следует, что осужденные удерживали потерпевшего М. до выполнения всех их требований по отчуждению принадлежащих потерпевшему квартир и завладения деньгами от их продажи. После того, как условия, явившиеся целью похищения потерпевшего М., были полностью выполнены, он был освобожден. При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами в защиту осужденных о добровольном освобождении потерпевшего М.» [167] .

Если в действиях лица, добровольно освободившего похищенного, со­держится состав иного преступления, например, незаконного приобретения оружия, уничтожения имущества потерпевшего или причинения вреда его здо­ровью, то субъект несет ответственность за эти преступления по соответству­ющим статьям УК РФ.

Похищение человека необходимо отграничивать от захвата заложника (ст. 206 УК РФ). При внешнем формальном сходстве рассматриваемых соста­вов можно назвать несколько их принципиальных различий:

— у этих деяний различны основные объекты (при захвате заложника им является общественная безопасность, а не личная свобода, как при похищении человека);

— различны способы осуществления преступления, а также содержание выдвигаемых требований (если таковые выдвигаются);

— при похищении человека требования не выдвигаются или не афиширу­ются, виновный стремится совершить это преступление втайне, в том числе и от органов власти, тогда как при захвате заложника, напротив, виновный стре­мится сделать содеянное достоянием широкого круга лиц, в том числе и вла­стей, для достижения преследуемых виновным целей.