Можно ли расторгнуть договор доверительного управления

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Статья 1024. Прекращение договора доверительного управления имуществом

1. Договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие:

смерти гражданина, являющегося выгодоприобретателем, или ликвидации юридического лица — выгодоприобретателя, если договором не предусмотрено иное;

отказа выгодоприобретателя от получения выгод по договору, если договором не предусмотрено иное;

смерти гражданина, являющегося доверительным управляющим, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также признания индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом);

отказа доверительного управляющего или учредителя управления от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом;

отказа учредителя управления от договора по иным причинам, чем та, которая указана в абзаце пятом настоящего пункта, при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения;

признания несостоятельным (банкротом) гражданина-предпринимателя, являющегося учредителем управления.

2. При отказе одной стороны от договора доверительного управления имуществом другая сторона должна быть уведомлена об этом за три месяца до прекращения договора, если договором не предусмотрен иной срок уведомления.

3. При прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 1024 ГК РФ

1. Договор доверительного управления может быть прекращен по общим основаниям прекращения обязательств (гл. 26 ГК), по соглашению сторон, по требованию одной стороны, вследствие одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон (ст. 450 ГК), а также по специальным основаниям, предусмотренным комментируемой статьей.

Данные основания исходят из предусмотренного п. 1 ст. 1021 личного характера доверительного управления (деловые, профессиональные качества лица также имеют существенное значение для управления), поэтому смерть, объявление умершим, признание лица недееспособным, ограниченно дееспособным, безвестно отсутствующим, ликвидация юридического лица прекращают договор вследствие невозможности дальнейшего участия в договоре одной из сторон или выгодоприобретателя.

Однако в силу диспозитивности регулирования договором может быть предусмотрено, что права выгодоприобретателя перейдут к его правопреемнику.

Если выгодоприобретателями выступало несколько лиц, то смерть одного из них не должна прекращать договор. Прекращение обязательства возможно только в случае смерти последнего из них.

Если выгодоприобретатель откажется от получения выгод по договору, то это приведет к прекращению договора, если иное не предусмотрено в договоре.

Признание несостоятельным (банкротом) индивидуального предпринимателя или ликвидация юридического лица, являющихся учредителями управления, также влечет прекращение договора. Следует учитывать, что в случае несостоятельности (банкротства) учредителя управления переданное в управление имущество должно поступить в конкурсную массу (п. 2 ст. 1018 ГК), что лишает возможности осуществлять доверительное управление им.

Основанием для прекращения договора является и отказ от исполнения договора, что с определенными особенностями соответствует предусмотренным п. 3 ст. 450 ГК РФ общим требованиям, которые предъявляются к отказу от исполнения договора. При этом отказ доверительного управляющего или учредителя управления от исполнения договора может быть продиктован невозможностью для доверительного управляющего осуществлять свои обязанности лично (что может быть вызвано как субъективными причинами, к примеру длительная болезнь лица, так и объективными, например прекращение действия лицензии юридического лица). В этом случае управляющий не вправе требовать выплаты ему вознаграждения за весь срок. Такой отказ допустим и по иным, не связанным с вышеназванными обстоятельствам, что должно быть обосновано и доказано стороной, заявляющей об отказе. И в этом случае управляющий вправе при расторжении договора потребовать выплаты всей суммы причитающегося ему вознаграждения.

Статья 1019 ГК РФ (п. 2) предусматривает также возможность расторжения договора судом по заявлению доверительного управляющего, если последний не знал и не должен был знать об обременении залогом имущества, переданного ему в доверительное управление, с одновременной уплатой ему причитающегося по договору вознаграждения за один год.

Прекращение договора доверительного управления возможно также по иным предусмотренным законом основаниям. Так, прекращение опеки или попечительства прекращает и доверительное управление имуществом подопечного. Явка лица, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, прекращает дальнейшее исполнение договора доверительного управления имуществом этого лица. Вступление наследников в права наследования, если иное не предусмотрено завещанием, прекращает доверительное управление наследственной массой.

2. Пункт 1 комментируемой статьи допускает три варианта отказа, прекращающие договор (что в целом соответствует общим положениям, закрепленным п. 3 ст. 450 ГК):

— отказ выгодоприобретателя от получения выгод по договору, если договором не предусмотрено иное;

— отказ доверительного управляющего или учредителя управления от осуществления доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом;

— отказ учредителя управления от договора по иным причинам при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения.

При этом уведомление об отказе от исполнения договора доверительного управления должно быть получено другой стороной не позднее трех месяцев до момента его прекращения, если договором не предусмотрен иной срок. Данное правило не распространяется на отказ от договора выгодоприобретателя.

3. По общему правилу правовым последствием прекращения договора доверительного управления является передача имущества, находящегося в доверительном управлении, учредителю управления — собственнику. При этом если в доверительном управлении находилось имущество, определяемое индивидуальными признаками, то возврату подлежит именно это имущество, а если имущество, определяемое родовыми признаками, — то доверительный управляющий обязан вернуть такое же количество имущества того же рода и качества.

Однако контрагенты вправе предусмотреть в договоре и иные условия (к примеру, выкуп имущества, его дарение доверительному управляющему и др.).

Прекращение договора доверительного управления имуществом

Договор доверительного управления может быть прекращен по общим основаниям, предусмотренным статьями 450-453 ГК РФ, а именно: по соглашению сторон, судом по требованию одной из сторон, путем одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон.

Основным способом расторжения договора является его расторжение по соглашению сторон. Однако законом или договором эта возможность может быть ограничена. К примеру, для профессионального управляющего, занимающегося доверительным управлением чужим имуществом в качестве предпринимательской деятельности, может оказаться важным сохранение договора доверительного управления имуществом в течение всего периода его действия. В этих целях в текст договора может быть включено условие о запрещении его расторжения по соглашению сторон вплоть до окончания срока, установленного договором.

Договор, может быть расторгнут судом по требованию одной из сторон. Законодательством предусмотрены два случая, когда изменение или расторжение договора производится по требованию одной из сторон в судебном порядке. Это, во-первых, случаи нарушения условий договора, которые могут быть квалифицированы как существенные нарушения, т.е. нарушения, которые влекут для контрагента такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора. Например, доверительный управляющий, получив имущество подопечного в доверительное управление, несмотря на предусмотренный договором запрет на отчуждение этого имущества, приступает к продаже отдельных объектов. При таких условиях при наличии иска органов опеки и попечительства как учредителя управления о расторжении договора доверительного управления имуществом суд, конечно, признает нарушение условий договора существенным и вынесет решение о расторжении договора. Во-вторых, договор, может быть расторгнут в судебном порядке в иных случаях, прямо предусмотренных законодательством или договором. Поэтому договором доверительного управления имуществом могут быть предусмотрены любые обстоятельства, служащие основанием его расторжения в судебном порядке.

Необходимо отметить, что ст. 1024 ГК РФ предусматривает специальные основания прекращения договора доверительного управления. Именно данные основания представляют наибольший интерес для исследования института доверительного управления имуществом и поэтому требуют детального рассмотрения.

Поскольку доверительное управление предполагает личное выполнение управляющим своих обязанностей, его смерть, признание недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также ликвидация коммерческой организации, выступавшей в качестве управляющего, являются безусловными основаниями прекращения договора. Признание управляющего банкротом тоже прекращает договор, ибо гражданин-управляющий в этом случае лишается статуса индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 25 ГК РФ), а, следовательно, и права выступать в качестве доверительного управляющего, а коммерческая организация, объявленная банкротом, подлежит ликвидации как юридическое лицо.

В связи с невозможностью лично осуществлять управление (например, по причине длительной болезни индивидуального предпринимателя) как доверительный управляющий, так и учредитель могут в одностороннем порядке отказаться от договора, предварительно известив об этом контрагента за три месяца до прекращения договора (если в соответствии с п. 2 ст. 1024 ГК РФ договором не установлен иной срок для уведомления).

Учредителю управления предоставлено право одностороннего отказа от договора и по иным причинам, но при условии выплаты управляющему обусловленного договором вознаграждения. Как справедливо отмечает Е.А. Суханов, это связано, прежде всего, с сохранением за учредителем правомочия распоряжения принадлежащим ему имуществом, которое он вправе осуществлять самостоятельно (разумеется, с учетом законных интересов управляющего-предпринимателя, заключающихся в получении вознаграждения за управление и компенсации за понесенные при этом необходимые издержки).

Договор доверительного управления прекращается банкротством учредителя, поскольку переданное в управление имущество в этом случае должно поступить в конкурсную массу. Смерть учредителя (при сохранении выгодоприобретателя) может не повлечь прекращения договора, ибо его права и обязанности в этом случае перейдут к наследникам. Ликвидация учредителя — юридического лица прекращает все его обязательства, в том числе и по данному договору. Указанная норма п. 2 статьи 1018 ГК РФ получила однозначную трактовку судом в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 29 октября 1999 г. по делу № А82-10/99-Г/1. В мотивировочной части суд указал, что поскольку учредитель управления — ЗАО «Норск-Лико» решением Арбитражного суда Ярославской области признан банкротом, то согласно п. 2 ст. 1018 ГК РФ договор доверительного управления имуществом должника (учредителя управления) прекращает свое действие.

Договор доверительного управления по общему правилу прекращается в связи с односторонним отказом выгодоприобретателя от получения выгод, ибо бенефициар самостоятельно распоряжается правом, полученным по заключенному в его пользу договору. Однако договор может предусматривать на этот случай и иные последствия, например, в виде перехода прав бенефициара к учредителю (абз. третий п. 1 ст. 1024 и п. 4 ст. 430 ГК РФ).

Данный договор прекращается также в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица, бывших выгодоприобретателями. Если договор был заключен в интересах учредителя, то такого основания прекращения договора в данном случае не существует. Учредитель в данном правоотношении имеет иной статус, а его смерть или ликвидация влекут иные последствия. В случае смерти гражданина-учредителя должно произойти правопреемство, и договор сохранит свою силу, а управляющий станет обязанным лицом перед наследниками учредителя.

Указание ст. 1024 ГК РФ на такое основание прекращения договора, как смерть выгодоприобретателя или его ликвидация, обусловлено тем, что участие третьего лица в данных правоотношениях может быть основной целью заключения договора (например, обеспечение имущественных интересов этого лица). С прекращением его существования отпадает необходимость в договоре. Признание гражданина-бенефициара недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также реорганизация бывшего бенефициаром юридического лица сами по себе не влекут прекращения этого договора. Более того, соглашением сторон может быть предусмотрено его сохранение на случай смерти бенефициара (для наследников последнего).

Необходимо отметить специфику прекращения договора доверительного управления имуществом, учреждаемого по основаниям, предусмотренным законом.

Управление имуществом безвестно отсутствующего лица помимо общих оснований прекращается в связи с явкой или обнаружением места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим, а также объявление его умершим или установление факта смерти этого лица. Суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим. На основании решения суда орган опеки и попечительства отменяет управление имуществом этого гражданина (ст. 280 ГПК РФ). Управляющий, прекратив совершать действия по управлению, обязан передать имущество собственнику или его наследникам.

В связи с прекращением опеки или попечительства (ст. 40 ГК РФ) прекращается доверительное управление имуществом подопечного лица. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 40 ГК РФ опека над малолетним подопечным прекращается по достижении им 14 лет, а гражданин, осуществлявший обязанности опекуна, становится попечителем несовершеннолетнего без какого бы то ни было дополнительного решения об этом. Остается не вполне понятным, что происходит в такой ситуации с договором доверительного управления имуществом подопечного: является ли формальное прекращение опеки основанием для прекращения данного договора или он «автоматически» пролонгируется, подобно тому как опекун несовершеннолетнего становится его попечителем. Четкого ответа на этот вопрос часть первая Гражданского кодекса РФ не дает. Согласимся с выраженным в юридической литературе мнением о том, что прекращение опеки — это законное основание для прекращения договора об управлении имуществом подопечного. В том случае, если орган опеки и попечительства сочтет необходимым для защиты имущественных прав подопечного продление договора о доверительном управлении, это должно быть оформлено надлежащим образом (заключение нового договора или продление срока действия старого).

Обязательство по доверительному управлению имуществом прекращается также в следующих случаях: вынесения судом решения о признании подопечного дееспособным; вынесения судом решения об отмене ограничений дееспособности гражданина; по достижении несовершеннолетним подопечным восемнадцати лет, а также при вступлении в брак или объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипация) (п. 2 ст. 21, ст. 27 ГК РФ).

Прекращение договора доверительного управления имуществом патронируемого гражданина связано с прекращением патронажа на ним. Согласно ст.ст. 39, 41 ГК РФ патронаж прекращается по требованию патронируемого гражданина; по просьбе помощника при наличии уважительных причин (болезнь, изменение имущественного положения помощника, отсутствие взаимопонимания с патронируемым и т.п.); по требованию органов опеки и попечительства в том случае, если помощник ненадлежащим образом выполняет возложенные на него обязанности. При этом не имеют значения побуждения, вызвавшие желание патронируемого лица прекратить отношения по патронажу. Прекращается договор патронажа и смертью помощника либо лица, пользовавшегося его помощью. Трактуя освобождение помощника (его отстранение) от принятых на себя обязательств, ст. 41 ГК РФ исходит из понимания патронажа как разновидности попечительства.

Что касается доверительного управления наследственной массой, то очевидно, что обязательство должно прекращаться со вступлением наследников в права (получение правоустанавливающих документов), если иное не предусмотрено завещанием. Указанный договор прекращается также с освобождением исполнителя завещания, если он является учредителем доверительного управления, от его обязанностей. Исполнитель завещания может быть освобожден от принятых на себя обязанностей, во-первых, по его собственному желанию, но только на основании решения суда. Гражданский кодекс РФ не обусловливает возможность освобождения исполнителя завещания в этом случае какими-либо причинами. Во-вторых, возможны ситуации, когда освобождение исполнителя завещания от его обязанностей будет осуществлено по инициативе не самого исполнителя, а наследников. Для принятия судом такого решения необходимо наличие обстоятельств, препятствующих исполнению лицом обязанностей исполнителя завещания. Это может быть его болезнь, длительное отсутствие или другие обстоятельства, делающие невозможным или затруднительным исполнение названным лицом своих обязанностей. Таким образом, наследники, несогласные с действиями исполнителя по осуществлению последней воли завещателя, имеют возможность вмешаться в исполнение завещания при наличии, разумеется, реальных факторов, влияющих на качество исполнения завещания конкретным лицом.

В соответствии с общими нормами о доверительном управлении наследственным имуществом при прекращении договора доверительного управления переданное в управление имущество подлежит возврату учредителю (п. 3 ст. 1024 ГК РФ). Однако договором может быть предусмотрено и иное последствие, например передача

имущества выгодоприобретателю или даже его приобретение управляющим (по договору купли-продажи).

Напротив, в договорах доверительного управления имуществом, заключаемых по основаниям, предусмотренным законом, не всегда при прекращении доверительного управления имущество должно быть возвращено учредителю управления, поскольку тот не является собственником указанного имущества. Если подопечный приобрел полную гражданскую дееспособность, то управляющий, отчитавшись о своих действиях, должен передать имущество данному лицу. В случае явки безвестно отсутствующего лица имущество возвращается собственнику. В случае прекращения патронажа над лицом имущество должно быть передано дееспособному гражданину. При объявлении такого лица умершим или при установлении факта его смерти управляющий должен передать имущество наследникам или душеприказчику.

Прекращение договора доверительного управления имуществом

Прекращение договора доверительного управления имуществом (далее также — ДДУ) предусмотрено положениями действующего гражданского законодательства, причем оно может быть осуществлено как на общих, так и на специальных основаниях. В нашей статье вы найдете информацию и о причинах, по которым такой договор может прекратить свое действие, и о том, каков его максимальный срок действия.

Общие основания, по которым договор доверительного управления имуществом может быть прекращен

Согласно п. 2 ст. 1016 ГК РФ, ДДУ является срочной сделкой, максимальная продолжительность действия которой составляет 5 лет. В том случае, если по истечении указанного срока ни одна из сторон не направит в адрес другой уведомление о расторжении соглашения, его действие автоматически продлевается. Однако в некоторых случаях такое соглашение может быть и досрочно расторгнуто.

Перечень общих оснований для аннулирования соглашения, заключенного между 2 и более лицами, определен ст. 450–451 ГК РФ, в соответствии с которым к ним относятся:

  • соглашение сторон;
  • решение суда;
  • односторонний отказ от принятых обязательств;
  • существенное изменение ситуации, которое не позволяет исполнять договор на первоначальных условиях.

Каждый конкретный договор может ограничивать или, напротив, расширять перечень оснований для его расторжения. При этом такие условия соглашения обсуждаются и утверждаются его сторонами на стадии подготовки проекта документа.

Специальные основания для прекращения действия ДДУ

Согласно положениям ст. 1024 ГК РФ, основаниями для прекращения договора доверительного управления имуществомявляются:

  1. Исчезновение выгодоприобретателя по причине смерти (для гражданина) или упразднения (для юридического лица).
  2. Смерть управляющего (если в его качестве выступает гражданин) или присвоение ему статуса недееспособного, ограниченно дееспособного или без вести пропавшего либо присвоение ему статуса банкрота (если управляющим является ИП).
  3. Отказ управляющего от исполнения вмененных ему обязанностей в том случае, если он не может исполнять их самостоятельно (по этой же причине может прекратить действие соглашения и учредитель управления).

Кроме того, в перечень специальных оснований для прекращения исполнения соглашения, определенных вышеуказанной статьей, входят:

  • присвоение учредителю управления статуса банкрота;
  • отказ от получения преимуществ, предоставляемых выгодоприобретателю в результате заключения соглашения;
  • любая иная причина, на основании которой учредитель управления становится инициатором прекращения правоотношений с управляющим при условии перечисления последнему компенсации, размер которой определен положениями заключенного соглашения.

Порядок одностороннего отказа и правовые последствия ситуации, когда договор прекращается вследствие инициативы одной из сторон

Согласно п. 2 ст. 1024 ГК РФ сторона договора, принявшая решение о необходимости его расторжения, обязана уведомить об этом вторую не позднее чем за 3 месяца до возможной даты прекращения его исполнения. Расторжение договора не влечет за собой никаких изменений в праве собственности на имущество, которое являлось его предметом. Согласно п. 3 этой же статьи, оно передается учредителю управления.

Стороны соглашения могут установить и иные правила его расторжения, прописав их в документе на стадии его подготовки. Например, ими может быть изменен срок направления уведомления о расторжении соглашения или определены основания для досрочного прекращения действия договора.

Итак, действие ДДУ может быть прекращено как по причине завершения срока, на который он был заключен (при условии наличия письменного волеизъявления одной из сторон об отказе в продлении), так и по иным основаниям, определенным действующим гражданским законодательством.

Расторжение договора доверительного управления имуществом

Опубликовано сб 26.12.2015 — 19:46 пользователем Гость (не проверено)

Имеет ли право или нет. Собственница квартиры сдавать свою квартиру которая была у нас в агентстве недвижимости на доверительном управлении и собственница расторгает договор с нами в одностороннем порядке. Но наш клиент проживает в этой квартире.

Здравствуйте Оксана!
Если одна сторона отказывается от договора доверительного управления, то она должна уведомить другую сторону об этом за три месяца до прекращения договора (п. 2 ст. 1024 ГК РФ), если в договоре не указан другой срок. При прекращении договора имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное (п. 3 ст. 1024 ГК РФ).
Таким образом, если в вашем случае односторонний отказ от договора совершен в установленный срок, объект должен быть возвращен собственнику, который вправе осуществлять все полномочия, связанные с владением, пользованием и распоряжением в отношении имущества, принадлежащего ему данном праве, в том числе и вправе сдавать имущество в аренду.
В случае расторжения договора доверительного управления имуществом, собственник вправе предъявить требования о передаче ему объекта управления, выселении лица, находящегося там без его согласия и взыскании убытком, связанных с просрочкой передачи ему объекта недвижимости.
За более подробной консультацией вы можете обратиться к нашим адвокатам, представив для анализа договор доверительного управления и переписку сторон.

Задать свой вопрос адвокату

Уважаемые посетители сайта! Бесплатная юридическая консультация онлайн работает на нашем сайте с 2004 года. Бесплатная юридическая консультация предоставляется только практикующими юристами и адвокатами Москвы, имеющими опыт работы в различных отраслях права более 20 лет. Получить юридическую консультацию бесплатно можно на нашем сайте без регистрации. Если вам нужна консультация юриста (адвоката) в Москве бесплатно в интернете в режиме online, предоставленная на высоком профессиональном уровне, наш сайт для вас. Ответ на вопрос будет направлен вам на почту в кратчайшие сроки и опубликован на сайте. Для удобства пользования разработан рубрикатор вопросов и ответов.

Стоимость услуг Вашего адвоката

По гражданским делам

Стоимость услуг адвоката определяется в каждом случае индивидуально в зависимости от сложности дела, места производства, квалификации адвоката, и может отличаться от заявленной как в меньшую, так и в большую сторону.

Вопросы, которые нам задают

Снимали офис по договору аренды, потом нашли более подходящий вариант, написали арендодателю письмо о досрочном расторжении договора в одностороннем порядке. Арендодатель сказал, что не против расторжения, мы передали ему помещение по акту, ключи, съехали.

Здравствуйте Константин!
В соответствии с п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не.

здравствуйте! подскажите, как быть.. заключил со знакомым договор купли-продажи гаража, все оформили и зарегистрировали, а деньги он мне так и не отдал. Я остался и без гараж и без денег. Хочу обращаться в суд. Могу ли я расторгнуть с ним договор купли-продажи недвижимости по причине невыплаты денег, и вернуть гараж обратно?

Здравствуйте Роман!
Согласно п. 1 ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.
.

Добрый вечер! Я заключил со знакомым договор купли-продажи квартиры, который прошел государственную регистрацию. Однако акт приема-передачи мы не подписывали и квартиру я ему не передавал. Согласно условиям договора покупатель в течение одного дня с момента государственной регистрации договора был обязан уплатить мне деньги. Однако оплата до настоящего момента им не внесена.

Здравствуйте Роман!
Вам следует обратится в суд с иском о расторжении договора купли-продажи спорной квартиры.

Энциклопедия судебной практики. Доверительное управление имуществом. Прекращение договора доверительного управления имуществом (Ст. 1024 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Доверительное управление имуществом. Прекращение договора доверительного управления имуществом
(Ст. 1024 ГК)

1. Отказ учредителя от договора доверительного управления

1.1. Отказ учредителя от договора доверительного управления по иным причинам, нежели невозможность для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление, возможен при условии выплаты доверительному управляющему предусмотренного договором вознаграждения

Отказ учредителя управления от договора доверительного управления имуществом по иным причинам, нежели невозможность для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом, возможен при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения.

1.2. Договорное условие об обязанности учредителя управления выплатить доверительному управляющему дополнительную сумму в случае досрочного расторжения договора считается незаконным

Как правомерно отмечено судом апелляционной инстанции, досрочное расторжение договора в одностороннем порядке является способом самозащиты права, допускаемой законом, и выбор участником гражданского оборота такого способа самозащиты не может быть обусловлен дополнительным обременением в виде уплаты денежной суммы, поскольку законом в такой форме способ защиты не предусмотрен. При этом статьей 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации прямо установлено, что договор доверительного управления имуществом прекращается вследствие отказа учредителя управления от договора по иным причинам, чем та, которая указана в абзаце пятом настоящего пункта, при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения, то есть выплаты за услуги по управлению имуществом.

1.3. Правило о том, что обязательство считается прекращенным с момента вступления в силу решения суда о расторжении договора, не применяется к случаям прекращения договора доверительного управления вследствие одностороннего отказа учредителя управления

Оценив фактические обстоятельства дела и представленные в материалы дела доказательства в порядке, предусмотренном ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и руководствуясь положениями п. 3 ст. 450, абз. 6 п. 1 ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации, абз. 2 п. 11.3.2 договора суды первой и апелляционной инстанций установив, что в уведомлении, полученным предпринимателем, содержится воля учредителя управления на прекращение отношений, вытекающих из договора доверительного управления, пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для одностороннего отказа управления от договора доверительного управления и правомерно признали, что указанный договор прекращен в силу одностороннего отказа управления от договора доверительного управления.

В связи с вышеуказанным в удовлетворении кассационной жалобы в части установления в качестве даты расторжения договора даты вступления в законную силу решения суда отказано, поскольку обязательства считаются прекращенными момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора только при расторжении договора в судебном порядке (п. 3 ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации).

2. Отказ учредителя от договора доверительного управления при множественности лиц на стороне учредителя управления

2.1. Если достижение целей доверительного управления неделимым имуществом, являющимся долевой собственностью нескольких лиц, невозможно без единого порядка пользования и владения общим имуществом, один из соучредителей не вправе отказаться от договора

Отказывая в удовлетворении иска, арбитражные суды исходили из того, что спорный объект является частью общей долевой собственности, между тем доказательств, подтверждающих, что другими участниками общей долевой собственности принято решение об изменении порядка пользования и распоряжения объектом либо о прекращении договора доверительного управления с ответчиком, в материалы дела не представлено.

Суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что договор доверительного управления является обязательством с долевой множественностью лиц на стороне учредителя управления.

Договор доверительного управления фактически является соглашением долевых собственников об объединении принадлежащего им имущества — долей в праве на неделимый объект, самостоятельное использование которого по назначению невозможно.

С учетом изложенного суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что единство цели договора доверительного управления, на стороне учредителя которого выступают долевые собственники имущества, осуществляющие свои правомочия в отношении принадлежащего им имущества согласованно, предполагает невозможность произвольного отказа от такого договора одним из его участников.

2.2. Наличие договора доверительного управления не препятствует учредителю распорядиться принадлежащей ему долей в праве на имущество, переданное в доверительное управление

Наличие действующего договора доверительного управления не является препятствием к распоряжению истцом принадлежащей ему долей в праве, а согласно пункту 1 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» является ограничением (обременением) права, то есть условием, запрещением, стесняющим правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества.

3. Отказ от договора в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом

3.1. Аннулирование лицензии на осуществление доверительного управления пенсионными резервами считается основанием для прекращения договора доверительного управления на основании абз. 5 ст. 1024 ГК РФ

Поскольку лицензия на осуществление доверительного управления пенсионными резервами у истца была аннулирована, личное исполнение доверительным управляющим обязательств, вытекающих из договора доверительного управления пенсионными резервами, стало полностью невозможным, кассационная коллегия считает, что суды пришли к правильному выводу о том, что в силу упомянутых законодательных норм названный договор доверительного управления прекратился.

3.2. Специальное основание прекращения договора доверительного управления, предусмотренное абз. 5 п. 1 ст. 1024 ГК РФ, не применяется к смешанному договору, в который включено обязательство доверительного управления, если законом или договором не предусмотрено аналогичное основание прекращения другого обязательства, включенного в смешанный договор и неразрывно связанного с доверительным управлением

Управление, заявляя об отказе от спорного договора в целом в связи с тем, что истец как некоммерческая организация (статья 1015 Гражданского кодекса) не может лично осуществлять доверительное управление имуществом, сослалось на специальное основание, предусмотренное абзацем пятым пункта 1 статьи 1024 Гражданского кодекса для договоров доверительного управления. При этом управление не приняло во внимание, что такой отказ повлечет не только прекращение между сторонами отношений по доверительному управлению имуществом, но и породит иные последствия, заключающиеся в прекращении права пользования организацией объектом недвижимости в одностороннем порядке по инициативе собственника.

Принимая во внимание смешанный характер спорного договора, неразрывность возникших между сторонами обязательств по управлению и пользованию имуществом, предусмотренные статьей 1024 Гражданского кодекса специальные основания для прекращения отношений по доверительному управлению не могли являться основанием для отказа от такого договора, учитывая отсутствие в законе и договоре аналогичных оснований прекращения остальных обязательств по данному договору. Иное противоречило бы цели и существу возникших между сторонами обязательств.

4. Порядок отказа от договора доверительного управления

4.1. При оценке довода о получении уведомления об отказе от договора доверительного управления неуполномоченным представителем следует учитывать, что при получении почтовой корреспонденции, адресованной юридическому лицу, полномочия его представителя предполагаются как явствующие из обстановки

Как следует из материалов дела, спорный договор заключен на срок по 27.04.2012. Министерством дважды направлено уведомление обществу об отказе от договора доверительного управления 23.08.2012 и 21.09.2012.

Установив факт получения обществом уведомления от 21.09.2012 через его работника — бухгалтера, суды признали, что министерством соблюден порядок одностороннего отказа от доверительного управления, предусмотренный условиями договора и п. 2 ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем пришли к правомерному выводу о прекращении договора доверительного управления по истечении трех месяцев с момента получения обществом данного уведомления 03.10.2012 и отсутствии у общества оснований пользования и владения спорным имуществом.

Судом апелляционной инстанции дана правомерная оценка ссылкам общества на то, что уведомление от 21.09.2012 получено неуполномоченным лицом, действия которого не были одобрены представляемым, как несостоятельным. При получении почтовой корреспонденции, адресованной юридическому лицу, полномочия его представителя предполагаются как явствующие из обстановки.

4.2. При оценке довода о получении уведомления об отказе от договора доверительного управления неуполномоченным представителем суд учел недоказанность того, что лицо, получившее уведомление, не является сотрудником адресата

Как следует из материалов дела, спорный договор заключен на срок по 27.04.2012. Министерством дважды направлено уведомление обществу об отказе от договора доверительного управления 23.08.2012 и 21.09.2012.

Установив факт получения обществом уведомления от 21.09.2012 через его работника — бухгалтера, суды признали, что министерством соблюден порядок одностороннего отказа от доверительного управления, предусмотренный условиями договора и п. 2 ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем пришли к правомерному выводу о прекращении договора доверительного управления по истечении трех месяцев с момента получения обществом данного уведомления 03.10.2012 и отсутствии у общества оснований пользования и владения спорным имуществом.

Судом апелляционной инстанции дана правомерная оценка ссылкам общества на то, что уведомление от 21.09.2012 получено неуполномоченным лицом, действия которого не были одобрены представляемым, как несостоятельным. Ответчиком то обстоятельство, что бухгалтер является сотрудником общества, не опровергнуто (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

4.3. При оценке довода о получении уведомления об отказе от договора доверительного управления неуполномоченным представителем суд учел, что этим же представителем ранее был подписан акт обследования договорного имущества

Как следует из материалов дела, спорный договор заключен на срок по 27.04.2012. Министерством дважды направлено уведомление обществу об отказе от договора доверительного управления 23.08.2012 и 21.09.2012.

Установив факт получения обществом уведомления от 21.09.2012 через его работника — бухгалтера, суды признали, что министерством соблюден порядок одностороннего отказа от доверительного управления, предусмотренный условиями договора и п. 2 ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем пришли к правомерному выводу о прекращении договора доверительного управления по истечении трех месяцев с момента получения обществом данного уведомления 03.10.2012 и отсутствии у общества оснований пользования и владения спорным имуществом.

Судом апелляционной инстанции дана правомерная оценка ссылкам общества на то, что уведомление от 21.09.2012 получено неуполномоченным лицом, действия которого не были одобрены представляемым, как несостоятельным. Апелляционным судом принят во внимание акт обследования объектов государственного нежилого фонда, подписанный от имени общества бухгалтером.

5. Последствия незаконного отказа от договора доверительного управления

5.1. Односторонний отказ стороны от договора доверительного управления, не соответствующий ст. 1024 ГК РФ, может быть оспорен в судебном порядке

Суды трех инстанций обоснованно сочли необходимым установить правовую природу рассматриваемого договора, разойдясь при этом в его правовой оценке. Суды первой и апелляционной инстанций, принимая во внимание наименование договора и его условия, сочли, что этот договор является договором доверительного управления в смысле правил Гражданского кодекса. Суд кассационной инстанции с данным выводом не согласился и квалифицировал спорный договор как договор, предусмотренный указом и заключенный на оснований правил этого нормативного акта.

Однако анализ условий спорного договора показывает, что он содержит элементы различных видов договоров, поскольку им было предусмотрено не только возложение на организацию обязанности обеспечить надлежащую эксплуатацию, содержание и сохранность переданного в управление здания, но ей было также предоставлено право пользования этим имуществом для осуществления своего основного вида деятельности, в том числе для проведения конференций, семинаров и иных общественных мероприятий.

Следовательно, договор является смешанным, содержащим и условие о предоставлении передаваемого в управление имущества в пользование самому доверительному управляющему, а значит, к спорным отношениям подлежал применению пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса, согласно которому стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

6. Погашение записи в ЕГРП об обременении имущества доверительным управлением

6.1. Наличие в ЕГРП записи об обременении имущества доверительным управлением, своевременно не погашенной в связи с прекращением договора доверительного управления, не считается доказательством сохранения договорных отношений

Наличие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи об обременении имущества доверительным управлением, своевременно не погашенной в связи с прекращением договора доверительного управления, не является доказательством сохранения договорных отношений между Министерством и обществом по поводу спорного имущества в рассматриваемом случае.

7. Общая характеристика последствий расторжения договора доверительного управления

7.1. Если к моменту расторжения договора доверительного управления, исполняемого по частям, оказанные доверительным управляющим услуги не были оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям договора и нормам, регулирующим обязательство доверительного управления

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не были оплачены, то взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства.

7.2. Если к моменту расторжения договора доверительного управления, исполняемого по частям, оказанные доверительным управляющим услуги не были оплачены, доверительный управляющий сохраняет права, возникшие из обеспечительных сделок, а также право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не были оплачены, то взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

Если к моменту расторжения договора, исполняемого по частям, поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги, в том числе по ведению чужого дела (по договору комиссии, доверительного управления и т.п.), не оплачены, взыскание задолженности осуществляется согласно условиям расторгнутого договора и положениям закона, регулирующим соответствующие обязательства. При этом сторона сохраняет право на взыскание долга на условиях, установленных договором или законом, регулирующим соответствующие договорные обязательства, а также права, возникшие из обеспечительных сделок, равно как и право требовать возмещения убытков и взыскания неустойки по день фактического исполнения обязательства.

7.3. После прекращения договора доверительного управления управляющий обязан вернуть учредителю управления имущество, переданное в доверительное управление

Доводы заявителя кассационной жалобы относительно того, что судами не принято во внимание, что разделом 8 договора предусмотрено, что в случае досрочного расторжения договора истец принимает риск того, что балансовая стоимость объектов доверительного управления, возвращенных ответчиком, может оказаться меньше балансовой стоимости объектов доверительного управления, переданных истцом в доверительное управление, не опровергают правильность выводов судов. Как усматривается из материалов дела, согласно п. 8.5 договора под досрочным расторжением договора стороны понимают его расторжение ранее истечения одного года со дня вступления договора в действие. Согласно п. 15.1 договора он вступает в силу со дня первого поступления любых объектов доверительного управления к управляющему и действует в течение одного года. Истцом ответчику в доверительное управление имущество (денежные средства) первоначально передано 26 апреля 2013 года (платежное поручение), а уведомление о прекращении договора направлено истцом 09 декабря 2014 года.

На основании изложенного, принимая во внимание, что договор доверительного управления, прекратил свое действие, а ответчиком не представлено доказательств по возврату всей суммы денежных средств, переданных в доверительное управление, кассационная коллегия не находит оснований для иной оценки выводов судов и установленным ими обстоятельств и отклоняет доводы кассационной жалобы ответчика об отсутствии обязанности вернуть денежные средства в сумме равной сумме денежных средств внесённых в качестве объекта доверительного управления.

7.4. Нахождение имущества у арендатора на основании договора аренды, заключенного доверительным управляющим, не считается основанием для отказа учредителю управления в иске об обязании управляющего вернуть имущество по акту, предъявленному в связи с прекращением договора доверительного управления

Министерство земельных и имущественных отношений обратилось в Арбитражный суд с иском к обществу об обязании освободить и передать Министерству по акту приема-передачи нежилое помещение.

Ссылки общества на то, что спорное имущество представляет собой торговый зал, разделенный на торговые места, в отношении которых подписаны договоры аренды, в связи с чем решение суда об обязании ответчика возвратить указанное имущество неисполнимо, а также на то, что обязание возвратить спорное имущество по акту не соответствует положениям 2.3 договора и не предусмотрено гл. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежат отклонению, поскольку передача обществом Министерству спорного объекта недвижимости по акту во исполнение решения суда направлено на прекращение отношений по договору доверительного управления и не связано с арендными отношениями.

7.5. Договором может быть предусмотрено, что в случае его досрочного расторжения учредитель управления принимает риск того, что стоимость возвращаемых объектов доверительного управления может оказаться меньше их стоимости на момент заключения договора

Доводы заявителя кассационной жалобы относительно того, что судами не принято во внимание, что разделом 8 договора предусмотрено, что в случае досрочного расторжения договора истец принимает риск того, что балансовая стоимость объектов доверительного управления возвращенных ответчиком может оказаться меньше балансовой стоимости объектов доверительного управления, переданных истцом в доверительное управление, не опровергают правильность выводов судов. Как усматривается из материалов дела, согласно п. 8.5 договора под досрочным расторжением договора стороны понимают его расторжение ранее истечения одного года со дня вступления договора в действие. Согласно п. 15.1 договора он вступает в силу со дня первого поступления любых объектов доверительного управления к управляющему и действует в течение одного года. Истцом ответчику в доверительное управление имущество (денежные средства) первоначально передано 26 апреля 2013 года (платежное поручение), а уведомление о прекращении договора направлено истцом 09 декабря 2014 года.

На основании изложенного, принимая во внимание, что договор доверительного управления прекратил свое действие, а ответчиком не представлено доказательств по возврату всей суммы денежных средств, переданных в доверительное управление, кассационная коллегия не находит оснований для иной оценки выводов судов и установленным ими обстоятельств и отклоняет доводы кассационной жалобы ответчика об отсутствии обязанности вернуть денежные средства в сумме, равной сумме денежных средств, внесённых в качестве объекта доверительного управления.

7.6. Применяя договорное условие о том, что учредитель, досрочно расторгнувший договор, несет риск невозврата части договорного имущества, суд должен выяснить, был ли договор доверительного управления расторгнут досрочно

В соответствии с пунктом 3 статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации при прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное.

Доводы заявителя кассационной жалобы относительно того, что судами не принято во внимание, что разделом 8 договора предусмотрено, что в случае досрочного расторжения договора истец принимает риск того, что балансовая стоимость объектов доверительного управления возвращенных ответчиком может оказаться меньше балансовой стоимости объектов доверительного управления, переданных истцом в доверительное управление, не опровергают правильность выводов судов. Как усматривается из материалов дела, согласно п. 8.5 договора под досрочным расторжением договора стороны понимают его расторжение ранее истечения одного года со дня вступления договора в действие. Согласно п. 15.1 договора он вступает в силу со дня первого поступления любых объектов доверительного управления к управляющему и действует в течение одного года. Истцом ответчику в доверительное управление имущество (денежные средства) первоначально передано 26 апреля 2013 года (платежное поручение), а уведомление о прекращении договора направлено истцом 09 декабря 2014 года.

На основании изложенного, принимая во внимание, что договор доверительного управления прекратил свое действие, а ответчиком не представлено доказательств по возврату всей суммы денежных средств, переданных в доверительное управление, кассационная коллегия не находит оснований для иной оценки выводов судов и установленным ими обстоятельств и отклоняет доводы кассационной жалобы ответчика об отсутствии обязанности вернуть денежные средства в сумме, равной сумме денежных средств, внесённых в качестве объекта доверительного управления.

7.7. При рассмотрении иска учредителя управления о взыскании с доверительного управляющего денежных средств в связи с прекращением договора суд должен квалифицировать предъявленную ко взысканию сумму как основной долг, гарантированный доход от управления или проценты за пользование чужими денежными средствами

В нарушение положений, предусмотренных ст.ст. 65, 133-137 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, п. 1 Постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 года за N 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», суд не предложил истцу уточнить заявленные требования, учитывая их предмет и основания, а также не выяснил, что из себя они представляют: только сумму основного долга, не возвращенного после окончания срока действия спорного по делу договора доверительного управления; сумму основного долга и сумму гарантированного дохода от управления средствами пенсионных резервов; сумму основного долга, сумму гарантированного дохода от управления средствами пенсионных резервов и сумму процентов за пользование чужими денежными средствами. По мнению суда кассационной инстанции, данное нарушение могло привести к принятию неправильного судебного акта, поскольку только после уточнения заявленных исковых требований суд смог бы самостоятельно определить иные нормы права, если в этом была необходимость, не указанные в исковом заявлении, подлежащие применению в рассматриваемом случае, поскольку суд не связан с правовыми доводами лиц, участвующих в деле.

7.8. Если доверительный управляющий не выполнил капитальный ремонт договорного имущества, соответствующая сумма амортизационных отчислений, на которую была уменьшена сумма дохода учредителя управления, должна быть ему возвращена после расторжения договора

Установив, что работы по капитальному ремонту здания Банка доверительным управляющим не проводились, суды пришли к обоснованному выводу о том, что сумма амортизационных отчислений, на которую была уменьшена сумма дохода учредителя управления, подлежит возврату кредитору после расторжения договора.

7.9. Нарушение доверительным управляющим обязанности хранить суммы амортизационных отчислений на отдельном счете и отражать их на балансе как имущество, находящееся в доверительном управлении, не считается основанием для отказа учредителю управления в иске о взыскании суммы амортизационных отчислений, не израсходованных на ремонт договорного имущества

Установив, что работы по капитальному ремонту здания Банка доверительным управляющим не проводились, суды пришли к обоснованному выводу о том, что сумма амортизационных отчислений, на которую была уменьшена сумма дохода учредителя управления, подлежит возврату кредитору после расторжения договора.

Вопреки доводу подателя жалобы, то обстоятельство, что спорные суммы амортизационных отчисление не хранились Обществом на отдельном счете и не отражались на балансе как имущество, находящееся в доверительном управлении, свидетельствует лишь о нарушении им требований пункта 1 статьи 1018 ГК РФ, но не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований Банка.

7.10. Наличие в ЕГРП записи об обременении имущества доверительным управлением, своевременно не погашенной в связи с прекращением договора доверительного управления, не ограничивает собственника в реализации его правомочий по распоряжению имуществом

Наличие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи об обременении имущества доверительным управлением, своевременно не погашенной в связи с прекращением договора доверительного управления, не ограничивает собственника в реализации его правомочий.

7.11. Прекращение договора доверительного управления влечет замену должника перед третьим лицом-кредитором с доверительного управляющего на учредителя управления

Прекращение договора доверительного управления влечет последствие в виде замены должника перед третьим лицом-кредитором с доверительного управляющего на учредителя доверительного управления.

7.12. Если договор доверительного управления прекращен, для замены должника перед третьим лицом-кредитором с доверительного управляющего на учредителя управления не требуется согласия кредитора

Прекращение договора доверительного управления влечет последствие в виде замены должника перед третьим лицом-кредитором с доверительного управляющего на учредителя доверительного управления. При этом не требуется получение дополнительно согласия кредитора на замену должника, поскольку оно имело место в момент совершения сделки третьего лица с доверительным управляющим посредством указания в Договоре правового положения ООО — ДУ.

8. Взыскание с доверительного управляющего неосновательного обогащения в случае прекращения договора

8.1. В случае невозвращения договорного имущества после прекращения договора доверительного управления учредитель вправе взыскать с доверительного управляющего неосновательное обогащение в размере платы, которую он должен был бы перечислять учредителю по условиям договора

При прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное (пункт 3 статьи 1024 ГК РФ).

В случае невозвращения предмета договора доверительного управления после его прекращения на стороне доверительного управляющего может возникнуть неосновательное обогащение в размере платы, которую он должен был бы перечислять учредителю управления по условиям названного договора.

8.2. Невозвращение учредителю договорного имущества после прекращения договора доверительного управления не является основанием для взыскания с управляющего неосновательного обогащения в размере арендной платы, если установлено, что управляющий после прекращения договора не пользовался имуществом и не сдавал его в аренду

При прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное (пункт 3 статьи 1024 ГК РФ).

В случае невозвращения предмета договора доверительного управления после его прекращения на стороне доверительного управляющего может возникнуть неосновательное обогащение либо в размере платы, которую он должен был бы перечислять учредителю управления по условиям названного договора, либо в размере арендной платы, если будут установлено, что он пользовался спорным имуществом.

В постановлении апелляционного суда сделан вывод о том, что Общество не возвратило здание учредителю управления после прекращения договора доверительного управления. Однако при рассмотрении данного дела не установлено, что здание находилось в пользовании Общества. Более того, в названном постановлении указано, что согласно актам КУГИ здание находилось в пользовании третьих лиц.

В материалах настоящего дела отсутствуют доказательства того, что Общество пользовалось спорным зданием либо сдавало его в аренду и получало за это арендную плату. При таком положении не обоснован вывод судов о том, что ответчик обязан уплатить КУГИ неосновательное обогащение, возникшее в результате занятия здания, в размере арендной платы, к тому же определенной истцом с нарушением Закона N 387-58.

8.3. Учредитель управления вправе взыскать с доверительного управляющего неосновательное обогащение в виде арендной платы, полученной управляющим от арендатора за пользование имуществом после прекращения договора доверительного управления

Установив факт прекращения договора доверительного управления от 01.03.2009, придя к выводу о незаключенности договора доверительного управления от 09.03.2011, а также установив, что арендная плата по договору аренды от 22.05.2009 продолжала поступать от общества (арендатор) обществу (управляющий, арендодатель), суд апелляционной инстанции удовлетворил требования о взыскании неосновательного обогащения.

8.4. Оценивая доводы доверительного управляющего о недопустимости взыскания с него в пользу учредителя неосновательного обогащения в виде арендной платы, полученной после прекращения доверительного управления, поскольку в назначении платежа арендатор указал другой договор, суд должен выяснить, имелись ли другие правоотношения между доверительным управляющим и арендатором

Установив факт прекращения договора доверительного управления от 01.03.2009, придя к выводу о незаключенности договора доверительного управления от 09.03.2011, а также установив, что арендная плата по договору аренды от 22.05.2009 продолжала поступать от общества (арендатор) обществу (управляющий, арендодатель), суд апелляционной инстанции удовлетворил требования о взыскании неосновательного обогащения.

Судом апелляционной инстанции также дана оценка доводам ответчика о том, что часть платежей, поступивших от общества (арендатор), не должна учитываться при взыскании дохода от доверительного управления, так как в назначении платежа указан иной договор. Ответчиком не представлено доказательств того, что спорная сумма получена в качестве оплаты по иному договору. При этом общество (арендатор) возражало относительно указанных доводов ответчика и настаивало на том, что платежи были внесены по договору аренды спорного имущества, и данные возражения ответчиком не опровергнуты.

9. Исковая давность по требованию учредителя управления о возврате имущества

9.1. Исковая давность по требованию учредителя управления о взыскании с доверительного управляющего суммы амортизационных отчислений, не израсходованных на ремонт договорного имущества, не может исчисляться ранее расторжения договора

Суд кассационной инстанции считает также обоснованным вывод судов об отсутствии оснований для удовлетворения заявления Общества о пропуске Банком срока исковой давности.

Суды первой и апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 128 и 1024 ГК РФ, а также пунктами 1.9, 2.2.6 и 2.2.17 договора, правильно установили, что взаимные требования возникли у сторон в связи с прекращением доверительного управления, а не вследствие неисполнения договора в определенный срок или за определенный период, применительно к которым при наличии их в договоре мог исчисляться срок исковой давности.

После прекращения действия договора (26.06.2013) у Общества возникла обязанность возвратить Банку все имущество и денежные средства, полученные от доверительного управления и не израсходованные на момент прекращения этого договора, в том числе и неизрасходованные амортизационные отчисления, накопленные за период доверительного управления.

Право Банка было нарушено невозвращением ему названных средств при расторжении договора.

9.2. При исчислении исковой давности по требованию учредителя управления о взыскании с доверительного управляющего суммы амортизационных отчислений, не израсходованных на ремонт договорного имущества, следует учитывать, когда учредителю управления стало известно о том, что указанные средства не были израсходованы

Суд кассационной инстанции считает также обоснованным вывод судов об отсутствии оснований для удовлетворения заявления Общества о пропуске Банком срока исковой давности.

Учредителю управления стало известно о неизрасходованных средствах при представлении Обществом бухгалтерской отчетности за 2012 год, в которую первоначально были включены расходы на капитальный ремонт в 2012 году в указанной сумме. Поскольку из-за отсутствия надлежащих доказательств реального выполнения строительных работ Банк письмом от 18.03.2013 не принял данную сумму к учету в расходах доверительного управляющего и Общество письмами от 03.04.2013 откорректировало отчетность за 2012 год, исключив из нее расходы на фактически не проводившиеся работы по капитальному ремонту зданий.

9.3. В случае незаконной передачи доверительным управляющим имущества в аренду исковая давность по требованию учредителя управления о возврате имущества исчисляется с момента, когда он узнал о том, кто является надлежащим ответчиком по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда установлено, что договор доверительного управления не был зарегистрирован в установленном законом порядке, поэтому в силу пункта 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) он является недействительным.

Поскольку договор доверительного управления недействителен, общество (доверительный управляющий) по смыслу статьи 608 Кодекса не является лицом, управомоченным собственником на сдачу недвижимого имущества в аренду, а следовательно, и договор аренды ничтожен (статья 168 Кодекса).

Общество (ответчик) не получило от общества (доверительный управляющий) правомочие аренды пионерского лагеря по договору аренды и его владение спорным объектом неправомерно.

Требование министерства к обществу (ответчик) является виндикационным (пункт 35 постановления N 10/22).

Срок исковой давности на основании пункта 1 статьи 200 Кодекса начинает течь с момента, когда министерство узнало о том, кто является надлежащим ответчиком по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения — с 19.01.2012, в момент привлечения общества (ответчик) к участию в деле N А07-15522/2011.

На момент обращения министерства в арбитражный суд с исковым требованием к обществу (ответчик) (29.03.2012) срок исковой давности не истек.

9.4. Если учредитель управления узнал о незаконной передаче доверительным управляющим имущества в аренду третьему лицу при рассмотрении иска учредителя об истребовании имущества от управляющего, исковая давность об истребовании имущества от арендатора исчисляется с момента привлечения его к участию в этом деле

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда установлено, что договор доверительного управления не был зарегистрирован в установленном законом порядке, поэтому в силу пункта 3 статьи 1017 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) он является недействительным.

Поскольку договор доверительного управления недействителен, общество (доверительный управляющий) по смыслу статьи 608 Кодекса не является лицом, управомоченным собственником на сдачу недвижимого имущества в аренду, а следовательно, и договор аренды ничтожен (статья 168 Кодекса).

Общество (ответчик) не получило от общества (доверительный управляющий) правомочие аренды пионерского лагеря по договору аренды и его владение спорным объектом неправомерно.

Требование министерства к обществу (ответчик) является виндикационным (пункт 35 постановления N 10/22).

Срок исковой давности на основании пункта 1 статьи 200 Кодекса начинает течь с момента, когда министерство узнало о том, кто является надлежащим ответчиком по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения — с 19.01.2012, в момент привлечения общества (ответчик) к участию в деле N А07-15522/2011.

На момент обращения министерства в арбитражный суд с исковым требованием к обществу (ответчик) (29.03.2012) срок исковой давности не истек.

10. Последствия расторжения договора доверительного управления акциями

10.1. Если договор доверительного управления акциями был расторгнут после составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, но до проведения собрания реестродержатель и АО, знавшие о расторжении договора, обязаны уведомить о собрании учредителя управления (акционера)

Отменяя решение суда первой инстанции и признавая обжалуемое решение собрания недействительным, суд апелляционной инстанции исходил из того, что данное собрание созвано и проведено с существенными нарушениями требований Закона об акционерных обществах: компания, владеющая 13,8 процента акций общества, не была уведомлена о проведении 31.03.2010 повторного внеочередного собрания акционеров ни управляющей компанией, располагавшей информацией о дате, времени и месте его проведения, ни самим обществом, несмотря на то, что и обществу, и реестродержателю (обществу) должно было быть известно о прекращении доверительного управления акциями истца вследствие расторжения договора, заключенного с управляющей компанией.

Действительно, на дату составления списка лиц, имеющих право на участие во внеочередном общем собрании акционеров общества (08.02.2010), в реестре акционеров отсутствовала информация о компании как об акционере общества. Поскольку, как указывает общество, по состоянию на 08.02.2010 реестр его акционеров содержал сведения об управляющей компании как о доверительном управляющем 2 480 614 акциями общества, именно управляющая компания была включена в список лиц, имеющих право на участие во внеочередном общем собрании акционеров общества 09.03.2010, а затем в повторном собрании 31.03.2010.

Однако договор доверительного управления был расторгнут сторонами 19.03.2010, акции были зачислены на счет депо компании, открытый в депозитарии, зарегистрированном в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг общества в качестве номинального держателя акций общества, принадлежащих названной компании. Как правильно указал суд апелляционной инстанции, являясь реестродержателем, не могло не знать об этих обстоятельствах.

Используя предусмотренную пунктом 4 статьи 58 Закона об акционерных обществах возможность проведения повторного общего собрания акционеров со сниженным (30 процентов) кворумом с определением лиц, имеющих право на участие в собрании, в соответствии со списком лиц, имевших право на участие в несостоявшемся общем собрании, общество, действуя разумно и добросовестно, должно было убедиться, что при этом не будет нарушено основополагающее право акционеров на участие в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции, и при необходимости отложить его проведение с целью обновления списка. Такая возможность у общества имелась.

Между тем, как установлено судами и не оспаривается заявителями, уведомление о проведении 31.03.2010 внеочередного общего собрания истцу не направлялось, его представителям было отказано в регистрации и допуске к участию в собрании.

10.2. П. 2 ст. 57 Закона об АО, устанавливающий специальный порядок осуществления прав акционеров лицами, которым ценные бумаги переданы после составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, но до даты проведения общего собрания, не применяется к правам акционера, расторгнувшего договор доверительного управления акциями в этот период

Довод заявителей о том, что расторжение договора доверительного управления с управляющей компанией не повлекло возникновения у общества обязанности уведомить о проведении повторного собрания непосредственно компанию, поскольку пунктом 2 статьи 57 Закона об акционерных обществах установлен специальный порядок осуществления прав акционеров лицами, которым ценные бумаги переданы после составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и до даты проведения общего собрания акционеров, несостоятелен. Эта норма регулирует порядок участия в собрании новых приобретателей акций, тогда как в данном случае компания как была, так и продолжала оставаться владельцем акций.

11. Последствия прекращения договора доверительного управления имуществом негосударственного пенсионного фонда

11.1. Правило об обязанности доверительного управляющего в случае прекращения договора доверительного управления возвратить учредителю лишь имущество, имеющееся на момент прекращения договора, не означает, что управляющий, не обеспечивший прироста имущества, считается надлежаще исполнившим свои обязанности

13.09.2012 г. истец уведомил ответчика об одностороннем отказе от договора доверительного управления, указав в уведомлении реквизиты для перечисления денежных средств, переданных ранее в доверительное управление. В связи с тем, что фонд дал указание управляющей компании вывести активы в виде только денежных средств, Управляющая компания продала все ценные бумаги, находившиеся в доверительном управлении, и перечислила фонду все полученные от продажи денежные средства, а также иные денежные средства, находившиеся в доверительном управлении (копии актов приема-передачи имущества находятся в материалах дела).

Поскольку переданные истцом в доверительное управление денежные средства ответчиком не были в полном объеме возвращены, то первый и обратился в арбитражный суд с настоящими требованиями, в которых, однако, было отказано, что подтверждается решением и постановлением по делу. При этом в обоснование принятия решения об отказе в иске суд в обжалуемых актах указал на то, что при прекращении договора доверительного управления в силу ст. 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 38 данного договора передаче подлежит не такая же по величине денежная сумма и на то же имущество, которое было передано в доверительное управление при заключении договора, а то имущество, которое фактически находится у доверительного управляющего на момент прекращения договора.

Однако судебная коллегия не может в настоящее время согласиться с указанными решением и постановлением по следующим основаниям.

Суд, принимая решение об отказе в иске и мотивируя свой отказ тем фактом, что при расторжении договора доверительный управляющий возвращает истцу лишь то имущество и денежные средства, которые у него находятся на день расторжения, а отнюдь не имущество и денежные средства, которые были переданы ему в момент заключения договора, вместе с тем не выяснил вопроса о том, а как в правовом плане соотносятся эти утверждения суда с принципами, закреплёнными в ст.ст. 24, 25, 25.1 ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», согласно которым надлежащим может быть признано только такое исполнение управляющей компанией своих обязательств по договору доверительного управления, которое должно обеспечивать целям сохранности и прироста пенсионных накоплений и резервов, в связи с чем деятельность такой компании по реализации указанных средств должна осуществляться именно на условиях надежности, ликвидности, доходности и диверсификации. При этом следует отметить в данном случае и тот факт, что общеизвестное значение имеет именно достижение цели сохранности и прироста пенсионных резервов и накоплений, а не само по себе совершение действий доверительным управляющим независимо от того, привели ли они к указанной цели или нет, причем в обратном случае теряется сам смысл передачи пенсионных резервов и накоплении в доверительнее управление.

11.2. Необеспечение доверительным управляющим сохранности и доходности средств пенсионных резервов вследствие их размещения в ценные бумаги неплатежеспособных эмитентов является основанием для взыскания с него соответствующих убытков при прекращении договора доверительного управления

После возврата ООО имущества из доверительного управления истцом было выявлено, что ответчик в нарушение положений договора не обеспечил сохранность переданных в доверительное управление пенсионных резервов и возвратил имущество, рыночная стоимость которого меньше рыночной стоимости переданного в доверительное управление имущества, в связи с чем истец направил в адрес ответчика претензию, в которой указал на необеспечение последним доходности и сохранности переданных в доверительное управление пенсионных резервов.

Удовлетворяя исковые требования, суды указали на то, что размещение средств пенсионных резервов в облигации неплатежеспособных эмитентов не отвечало принципу обеспечения сохранности указанных средств, закрепленному законодательством, и не могло обеспечить возврат данных средств пенсионному фонду, что является нарушением предусмотренного договором доверительного управления обязательства по возврату стоимости переданного истцом ответчику имущества.

11.3. При возникновении спора о рыночной стоимости ценных бумаг, переданных в доверительное управление, суд должен обсудить вопрос о назначении соответствующей экспертизы

Негосударственный пенсионный фонд (Фонд) обратился с заявлением к ООО (Общество) о взыскании задолженности по возврату средств пенсионных резервов из доверительного управления.

Суд, принимая решение об отказе в заявленном иске по мотивам его необоснованности, вместе с тем не обсудил вопрос со сторонами по делу о возможности назначения экспертизы на предмет определения рыночной стоимости ценных бумаг, переданных в доверительное управление ответчику. А разрешить эту задачу суду было необходимо, поскольку при отказе в иске он ссылается на то, что привлечение к расчету рыночной стоимости имущества независимого оценщика договором и действующим законодательством, якобы, не предусмотрено, но в то же самое время он не указывает в обжалуемых актах подробный перечень норм права, которые препятствовали бы суду это сделать, тем более что деятельность негосударственного пенсионного фонда в силу закона осуществляется на условиях платности, ликвидности, доходности и разумности.

11.4. Аннулирование лицензии на осуществление доверительного управления пенсионными резервами считается основанием для возврата ценных бумаг, находящихся в доверительном управлении, учредителю управления

Поскольку лицензия на осуществление доверительного управления пенсионными резервами у истца была аннулирована, личное исполнение доверительным управляющим обязательств, вытекающих из договора доверительного управления пенсионными резервами, стало полностью невозможным, кассационная коллегия считает, что суды пришли к правильному выводу о том, что в силу упомянутых законодательных норм названный договор доверительного управления прекратился, а имущество — ценные бумаги, находящиеся в доверительном управлении, подлежали передаче учредителю управления.

12. Иные вопросы

12.1. Неуведомление арендатора, получившего имущество в аренду от доверительного управляющего, о прекращении договора доверительного управления не влияет на прекращение договора доверительного управления и не свидетельствует о продолжении его действия

Отсутствие уведомления арендатора о прекращении действия договора доверительного управления от 01.03.2009, нахождение имущества в фактическом пользовании арендатора после расторжение названного договора, за которое последний продолжал вносить арендую плату ответчику, не отменяет факт выражения сторонами воли на прекращение обязательств по исполнению договора доверительного управления и не свидетельствует о продолжении действия данного договора в период с 03.11.2010 по 10.05.2012.

12.2. Нахождение имущества в пользовании арендатора, получившего его в аренду от доверительного управляющего, после расторжения договора доверительного управления и внесение арендой платы доверительному управляющему не влияет на прекращение договора доверительного управления и не свидетельствует о продолжении его действия

Отсутствие уведомления арендатора о прекращении действия договора доверительного управления от 01.03.2009, нахождение имущества в фактическом пользовании арендатора после расторжение названного договора, за которое последний продолжал вносить арендую плату ответчику, не отменяет факт выражения сторонами воли на прекращение обязательств по исполнению договора доверительного управления и не свидетельствует о продолжении действия данного договора в период с 03.11.2010 по 10.05.2012.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.