Международная правовая защита жертв вооруженных конфликтов реферат

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Международное право в период вооруженных конфликтов (2)

Главная > Реферат >Государство и право

Международное право в период вооруженных конфликтов»

Право вооруженных конфликтов: понятие, предмет регулирования

1.1. Краткое ведение в историю вопроса
1.2. Право вооруженных конфликтов как отрасль международного права
1.3. Цели и задачи международно-правовой регламентации вооруженных конфликтов. Виды вооруженных конфликтов 8

Правовая регламентация стадий и отдельных режимов ведения войны

2.1. Начало войны и ее правовые последствия. Театр войны
2.2. Правовое положение участников вооруженных конфликтов

Список использованных нормативных актов и литературы

Постановка научной проблемы, касающейся норм права, применяемых в период вооруженной борьбы, обусловлена достигнутым уровнем развития данной отрасли международного права, так как назрела необходимость по-новому подойти к научной характеристике отдельных ее положений. Современное международное право представляет собой сложную систему юридических норм и принципов, в которых находят свое выражение объективные закономерности развития международных отношений. Система международного права, являясь отражением постоянно развивающихся международных отношений, сама постоянно развивается.

Международно-правовое запрещение агрессивных войн само по себе еще не ведет к искоренению из общественной жизни причин, порождающих вооруженные конфликты. Несмотря на запрет обращаться к вооруженной силе в международных отношениях, государства не редко еще прибегают к ней для разрешения возникающих между ними споров и конфликтных ситуаций. Это обуславливает необходимость правового регулирования общественных отношений, возникающих в ходе вооруженного конфликта, в целях его максимально возможной гуманизации.
Соответствующая группа норм международного права иногда условно именуется
“право вооруженных конфликтов”. Она включает ряд договорных и обычно- правовых принципов и норм, устанавливающих взаимные права и обязанности субъектов международного права относительно применения средств и методов ведения вооруженной борьбы, регулирующих отношения между воюющими и нейтральными сторонами и определяющих ответственность за нарушение соответствующих принципов и норм.

Детальная проработка этой группы норм международного права для России становится тем более актуальней, чем дальше заходит конфликт в Чечне.
Учитывая неослабевающее внимание Европейского Союза к данной проблеме
России необходимо осуществлять мероприятия, проводимые по освобождению территории Чеченской Республики от банд формирований, экстремистов и террористов, в строгом соответствии с нормами международного права регулирующих отношения между субъектами международного права в период вооруженных конфликтов. Но, если конфликт в Чечне приравнивается к вооруженным конфликтам немеждународного характера, то в свете последней информации о нанесении превентивных ракетно-бомбовых ударов по территории
Афганистана, в частности, по территории, контролируемой террористическим движением “Талибан”, российскому правительству необходимы детальные консультации со специалистами МИДа РФ и ведущими юристами в области международного права. Основываться на прецеденте, допущенном Соединенными
Штатами Америки, и тем более руководствоваться им нельзя.

В данной работе мы постараемся отразить становление права вооруженных конфликтов как отрасли международного права, рассмотрев дискуссии по этому вопросу ведущих юристов в области международного права; классифицировать саму отрасль по отдельным правовым режимам присущим международному праву в период вооруженных конфликтов, так как считаем, что данная отрасль не имеет четкой классификации, что видно из учебной литературы, а также осветить саму отрасль по действующим нормативным актам, монографиям и учебной литературе.

Право вооруженных конфликтов: понятие, предмет регулирования

1 Краткое ведение в историю вопроса

Юридическая наука до недавнего времени не могла выработать единого понятия, определяющего ту отрасль права, нормы которой регулируют ведение вооруженной борьбы; среди ученых нет единства относительно содержания этой отрасли права. Наиболее распространенными терминами, применимыми к данной отрасли права, являются “право войны”, “международное военное право”,
“законы и обычаи войны”, “законы войны”. С 1968 года, в материалах и документах ООН, в исследованиях юристов-международников стал усиленно дискутироваться вопрос о нормах права, применяемых в период вооруженных конфликтов, и он сразу же оказался предметом полемики между юристами специалистами международного права разных стран.

Вокруг проблемы формирования права вооруженных конфликтов как самостоятельной отрасли международного права идет оживленная дискуссия.
Известно, что уже издавна (сначала в форме обычая, а затем и юридических норм) в рамках общего международного права существовала и существует группа действующих и общепризнанных норм и принципов, имеющих своим содержанием защиту индивида в период вооруженного конфликта. Другое дело, что эти нормы не всегда соблюдаются, что они в тот или иной период времени, не полностью отвечали требованиям развития науки и военной техники.

В последние годы наиболее употребительным становится понятие
“международное гуманитарное право”[1]. Анализ публикаций авторов позволяет объединить их в три группы.

Первая группа (швейцарец Ж. Пикте, француз Г. Курсье и др.) исследуют гуманитарное право в широком смысле этого понятия. Пикте под международным гуманитарным правом в широком смысле понимает “совокупность действующих обычных и конвенционных норм, обеспечивающих уважение человеческой личности и ее развитие”. По его мнению, оно охватывает две подотрасли: “право войны” и “право человека”. Он также считает, что обе эти подотрасли, будучи тесно между собой связанными, тем не менее являются самостоятельными и независимыми друг от друга. Пикте подробно не исследует понятие “право человека”, а сосредотачивает основное внимание на анализе понятия “право войны”.

Разницу между понятиями “право войны” и “право человека” Пикте выводит из источников, лежащих в основе становления этих понятий. Он считает, что если у истоков понятия “права человека” находится Всеобщая декларация прав человека 1948 года, то основные нормы права войны начали формироваться уже с 1864 года. Наряду с этим он проводит различие между этими понятиями и по такому признаку, как “инструмент обеспечения нормы”.
Он считает, что если нормы “права войны” универсальны и обязательны для всех государств, то при осуществлении норм “прав человека” система контроля за их выполнением и санкций за их нарушение является элементом другого порядка.

Пикте считает, что “право войны” и “право человека” – это две самостоятельные правовые системы в рамках международного гуманитарного права, которые действуют в различные периоды: “право войны” – в ходе вооруженных конфликтов”, “права человека” – в мирное время.[2]

Другая группа зарубежных юристов (А. Робертсон, Х. Фрик и др.) определяют международное гуманитарное право слишком узко, либо считая его частью (отраслью) “прав человека”, либо сводя его к “праву Гааги” или
“праву Женевы”. Так, английский юрист А. Робертсон полагает, что международное гуманитарное право является лишь отраслью “прав человека”, а сами права человека составляют основу гуманитарного права[3].
Западногерманский юрист Фрик понимает под международным гуманитарным правом совокупность юридических норм, направленных на “обеспечение минимума правовой защиты раненым, больным, военнопленным и гражданским лицам, выбывшим из строя или не принимающим участия в военных действиях”.

Наконец, третья группа зарубежных юристов (А. Рандельцхофер, О.
Кимминих, М. Вётэ и др.) считает, что международное гуманитарное право состоит из двух частей – “право Гааги” и “право Женевы” – и действует оно только в период вооруженных конфликтов. Они критикуют Пикте, который утверждает, что международное гуманитарное право действует и в мирное время. Так, Ранделцхофер считает, что в собственном смысле слова международное гуманитарное право – “это совокупность норм закрепленных в
Гаагских (1907 г.), Женевских (1949 г.) конвенциях и Гаагской конвенции
1954 года”, то есть ни какого деления на “право Гааги” и “право Женевы” не существует.

Юрист Кимминих выступает против того, чтобы ограничивать только международное гуманитарное право “правом Женевы”. Он пишет, что “право
Гааги” является тоже международным гуманитарным правом и вытекает из идеи гуманности. Кимминих отрицает деление “права войны” на “право Гааги” и
“право Женевы”[4].

Такая позиция зарубежных авторов не учитывала, во-первых, различия и особенности в защите прав человека в период войны и в мирное время; не выделяла специфики защиты прав человека во время вооруженного конфликта. Во- вторых, международно-правовая защита жертв вооруженных конфликтов рассматривалась изолированно, в отрыве от достижений по международно- правовому регулированию ведения войны и, в частности, по ограничению и запрещению применения некоторых средств ведения войны. Все это низводило право, применяемое вооруженных конфликтах, до уровня защиты жертв войны, что не отвечало практике государств, выступающих за комплексное решение всех вопросов права, применяемого в вооруженных конфликтах. В-третьих, упомянутые авторы смешивали два понятия: международное гуманитарное право и международное гуманитарное право, применяемое в вооруженных конфликтах.

Так, С.В. Исакович согласился с появлением нового “института международного права – международного гуманитарного права”[5], являющегося закономерным следствием процесса гуманизации ведения вооруженной борьбы, и рассматривает его как совокупность юридических норм, регулирующих ведение вооруженной борьбы. По его мнению, оно содержит три группы норм:

1. защита гражданского населения, раненных, больных, военнопленных, правовой режим военной оккупации, меры по защите культурных ценностей;

2. порядок объявления войны, театр войны, состав вооруженных сил, прекращение войны;

3. запрещение химического и бактериологического оружия, запрещение применения любого оружия причиняющего излишние страдания[6].

Из приведенного выше анализа работ нельзя сделать вывод о понятии и месте права вооруженных конфликтов в системе современного международного права. Если право вооруженных конфликтов самостоятельная специфическая отрасль международного права, то, что же является предметом его регулирования? Каковы специфические особенности этой отрасли? Каков метод его правового регулирования? Можно ли вообще говорить о праве вооруженных конфликтов как самостоятельной отрасли международного права?

1.2. Право вооруженных конфликтов как отрасль международного права

Обоснование существования самостоятельной отрасли международного права – право вооруженных конфликтов – имеет не только теоретическое значение. Разнобой в определении данного понятия неизбежно приводит к тому, что эта отрасль международного права иногда изображается как нечто аморфное, неконкретное; из этого, в свою очередь, делается вывод, что она не имеет четких, конкретных принципов. Выработка единого понятия, формулирование и закрепление в международных соглашениях единых принципов и норм положили бы конец разногласиям по поводу правомерности или неправомерности действий воюющих, что способствовало бы более четкому выполнению норм права вооруженных конфликтов.

Содержание и место этой отрасли права попытался вывести, и нужно сказать не безуспешно, Арцибасов И.Н. в 1989 году. Он поясняет, что право вооруженных конфликтов как самостоятельная отрасль международного права должна “вписываться” в сложившуюся единую систему современного международного права. Прагматический подход к обоснованию самостоятельной отрасли права может только повредить стройной теоретической конструкции системы современного международного права, нарушить ее. Как он отмечает, право вооруженных конфликтов, с одной стороны, как бы не “вписывается” единую систему международного публичного права как права мира и мирного сосуществования государств, права, запрещающего агрессию и содержащего принцип неприменения силы, права, требующего от государств разрешать возникающие между ними споры только мирным путем. С другой стороны, право вооруженных конфликтов содержит значительное количество норм и принципов, присущих только этой, специфической отрасли международного права и регулирующих отношения между государствами в условиях вооруженной борьбы[7], поскольку таковые имеют место быть.

Вопрос /2. Международно-правовая защита жертв вооруженных конфликтов

Положения Женевских конвенций 1949 г. были дополнены и развиты двумя Дополнительными протоколами от 8 июня 1977 г.: Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 авгу­ста 1949 г., касающийся жертв международных вооруженных кон­фликтов (Протокол I) от 8 июня 1977 г., а также Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касаю­щийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународно­го характера (Протокол II) 1977 г.

В соответствии с Женевскими конвенциями 1949 г. и Допол­нительным протоколом к Женевским конвенциям 1949 г., касаю­щимся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протоколом I), 1977 г. к жертвам международных вооруженных конфликтов относятся:

б) раненые, больные и лица, потерпевшие кораблекрушение;

в) гражданское население.

Согласно Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 г. военнопленными являются попавшие во власть неприятеля лица, принадлежащие к одной из следующих категорий:

1) личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил;

2) личный состав других ополчений и добровольческих отря­дов, включая личный состав организованных движений сопротив­ления, принадлежащих стороне, находящейся в конфликте, и дей­ствующих на их собственной территории или вне ее, даже если эта территория оккупирована, если эти ополчения и добровольче­ские отряды, включая организованные движения сопротивления, отвечают нижеследующим условиям:

а) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

б) имеют определенный и явственно видимый, издали отличи­тельный знак;

в) открыто носят оружие;

г) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны;

3) личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя в подчинении правительству или власти, не признанных дер­жащей в плену державой;

4) лица, следующие за вооруженными силами, но не входящие в их состав непосредственно, как, например, гражданские лица, входящие в экипажи военных самолетов, военные корреспонден­ты, поставщики, личный состав рабочих команд или служб, на которых возложено бытовое обслуживание вооруженных сил, при условии, что они получили на это разрешение от тех вооруженных сил, которые они сопровождают, для чего эти последние должны выдать им удостоверение личности прилагаемого образца;

5) члены экипажей судов торгового флота, включая капитанов, лоцманов и юнг, и экипажей гражданской авиации сторон, нахо­дящихся в конфликте, которые не пользуются более льготным ре­жимом в силу каких-либо других положений международного права;

6) население неоккупированной территории, которое при при­ближении неприятеля стихийно по собственному почину берется за оружие для борьбы со вторгающимися войсками, не успев сформироваться в регулярные войска, если оно носит открыто оружие и соблюдает законы и обычаи войны.

В соответствии с этой Конвенцией такому же обращению, как и военнопленные, будут подвергаться лица, принадлежащие или принадлежавшие к вооруженным силам оккупированной страны, если оккупирующая держава считает необходимым по причинам их принадлежности интернировать их, даже если она вначале осво­бодила их, в то время когда военные действия происходили за пределами оккупированной ею территории, особенно когда эти лица безуспешно пытались присоединиться к вооруженным си­лам, к которым они принадлежат и которые принимают участие в военных действиях, или когда они не подчинились вызову, сде­ланному с целью их интернирования.

Медико-санитарный состав и духовный персонал, задержанные держащей в плену державой, с целью оказания помощи военно­пленным, не должны считаться военнопленными. Они пользуют­ся всеми правами, установленными вышеназванной Конвенцией, и им предоставляются все возможности, необходимые для оказа­ния медицинской и духовной помощи военнопленным.

Вместе с тем любое лицо из состава вооруженных сил сторо­ны, находящейся в конфликте, попадающее во власть противной стороны в то время, когда оно занимается шпионажем, не имеет права на статус военнопленного и с ним могут обращаться как со шпионом. При этом лицо из состава вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, которое от имени этой стороны соби­рает или пытается собирать информацию на территории, контро­лируемой противной стороной, не считается лицом, занимаю­щимся шпионажем, если, действуя таким образом, оно носит форменную одежду своих вооруженных сил.

Не имеет права на статус комбатанта или военнопленного и наемник.

Правовое положение военнопленных определяется Женевской конвенцией об обращении с военнопленными 1949 г. и вышеупо­мянутыми дополнительными протоколами. Военнопленные нахо­дятся во власти неприятельского государства. Во время военного плена военнопленные сохраняют свой правовой статус военнослу­жащих. Военнопленным разрешается носить свою военную фор­му, они продолжают подчиняться своим офицерам, которые также являются военнопленными. Держащее в плену государство долж­но обеспечивать военнопленным надлежащий режим военного плена и несет ответственность за его нарушения. Содержание в плену ни в каком отношении не является формой наказания.

После взятия в плен военнопленные эвакуируются в лагеря, расположенные на достаточном удалении от районов боевых дей­ствий. Одним из требований международного гуманитарного пра­ва является требование равного обращения с участниками воору­женных конфликтов, различие в обращении с индивидом должно вызываться только его состоянием. Согласно этому принципу под защитой находятся все лица без какого-либо различия по причи­нам расы, цвета кожи, пола, языка, религии или веры, политиче­ских или других убеждений, национального или социального про­исхождения, имущественного положения.

Как уже отмечалось, раненые, больные, военнопленные, лица, потерпевшие кораблекрушение, интернированные, гражданские лица на территории противника и оккупированных территориях находятся в соответствии с нормами международного гуманитар­ного права под особой защитой. Запрещается любое посягательст­во на их жизнь, в том числе их истребление, пытки, проведение над ними биологических и медицинских опытов, взятие из их сре­ды заложников, преднамеренное оставление их без медицинской помощи, применение к ним любых актов насилия. Воюющие обя­заны обеспечивать им право на уважение их личности и чести.

Раненые и больные — это лица, как военнослужащие, так и гражданские, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздер­живаются от любых враждебных действий.

Лица, потерпевшие кораблекрушение, — лица, как военнослу­жащие, так и гражданские, которые подвергаются опасности на море или в других водах в результате несчастья, случившегося либо с ними, либо с перевозившим их судном или летательным аппаратом, и которые воздерживаются от любых враждебных дей­ствий. Эти лица продолжают считаться потерпевшими корабле­крушение во время их спасения до тех пор, пока они не получат другой статус в соответствии с конвенциями или протоколом при условии, что они продолжают воздерживаться от любых враждеб­ных действий.

Все раненые, больные и лица, потерпевшие кораблекрушение, независимо от того, к какой стороне они принадлежат, пользуют­ся уважением и защитой. При всех обстоятельствах с ними обра­щаются гуманно и предоставляют им в максимально возможной мере и в кратчайшие сроки медицинскую помощь и уход, которых требует их состояние. Между ними не проводится никакого раз­личия по каким бы то ни было соображениям, кроме медицин­ских.

Гражданское население не должно являться объектом нападе­ний. Запрещаются акты насилия или угрозы насилием, имеющие основной целью терроризирование гражданского населения.

Женщины и дети пользуются особым уважением, и им обеспе­чивается защита от любого рода непристойных посягательств.

Стороны, находящиеся в конфликте, предпринимают все практически возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие 15-летнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях, и, в частности, стороны воздерживаются от вербовки их в свои вооруженные силы. Если в исключительных случаях не достигшие пятнадцатилетнего возраста принимают непосредственное участие в военных действиях и попадают во власть противной стороны, они продолжают пользоваться особой защитой, независимо от того, являются ли они военнопленными или нет.

Если гражданское население любой территории, находящейся под контролем стороны, участвующей в конфликте, недостаточно обеспечивается продовольствием, медикаментами, одеждой, по­стельными принадлежностями, средствами обеспечения крова и другими припасами, существенно важными для выживания, то проводятся операции по оказанию помощи, которые носят гума­нитарный и беспристрастный характер.

Предложения об оказании помощи, отвечающие вышеуказан­ным условиям, не рассматриваются как вмешательство в воору­женный конфликт или как недружественные акты. При распреде­лении поставок помощи приоритет отдается таким лицам, как дети, беременные женщины, роженицы и кормящие матери, которые пользуются особыми льготами и особой защитой.

Защита жертв вооруженных конфликтов немеждународного ха­рактера осуществляется в соответствии с Дополнительным прото­колом к Женевским конвенциям 1977 г. (Протокол). Этот Прото­кол применяется к вооруженным конфликтам немеждународного характера, то есть конфликтам, происходящим на территории какого-либо государства между его вооруженными силами и орга­низованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью его территории, который позволяет им осуществлять не­прерывные и согласованные военные действия и применять дан­ный Протокол. При этом Протокол не применяется к случаям нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней напряженности, таким, как беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характе­ра, поскольку таковые не являются вооруженными конфликтами.

Необходимо отметить, что указанный Протокол не должен ис­толковываться как затрагивающий суверенитет государства или обязанность правительства всеми законными средствами поддер­живать или восстанавливать правопорядок в государстве или за­щищать национальное единство и территориальную целостность государства. Протокол также не должен истолковываться как оп­равдание прямого или косвенного вмешательства по какой бы то ни было причине в вооруженный конфликт, во внутренние или внешние дела государства, на территории которого происходит этот конфликт.

Протокол применяется без какого бы то ни было различия, основанного на признаках расы, цвета кожи, пола, языка, религии или вероисповедания, политических или иных убеждений, нацио­нального или социального происхождения или на каких-либо дру­гих подобных критериях ко всем лицам, затрагиваемым вооружен­ным конфликтом немеждународного характера.

Все лица, не принимающие непосредственного участия или прекратившие принимать участие в военных действиях, имеют право на уважение своей личности, своей чести, своих убеждений и своих религиозных обрядов. При всех обстоятельствах с ними обращаются гуманно. Запрещается отдавать приказ не оставлять никого в живых.

Все раненые и больные независимо от того, принимали ли они участие в вооруженном конфликте, пользуются защитой. При всех обстоятельствах с ними обращаются гуманно и предоставляют им в максимально возможной мере и в кратчайшие сроки медицин­скую помощь и уход, которых требует их состояние. Между ними не проводится никакого различия по каким бы то ни было сооб­ражениям, кроме медицинских.

Международно-правовая защита жертв вооруженных конфликтов. Статьи по предмету Международное право

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ЖЕРТВ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ

Д.В. САЛАХОВ

К жертвам вооруженных конфликтов относятся: военнопленные, раненые и больные, лица из состава вооруженных сил, потерпевшие кораблекрушение на море, а также гражданское население, в том числе на оккупированных территориях. Каждая из этих категорий находится под защитой одной из четырех соответствующих Женевских конвенций 1949 г. и Дополнительных протоколов 1977 г. Согласно этим международно-правовым актам, жертвы войны должны при всех обстоятельствах пользоваться защитой и гуманным обращением без какой бы то ни было дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев. Запрещается любое посягательство на их жизнь и физическую неприкосновенность, в частности убийство, нанесение увечья, жестокое бесчеловечное обращение, пытки, истязания, посягательство на человеческое достоинство, оскорбительное и унижающее обращение, осуждение и применение наказания за несовершенные правонарушения, в том числе коллективное наказание. Особой защитой и покровительством пользуются дети. К женщинам предписывается относиться с особым уважением.
С военнопленными воюющие обязаны обращаться гуманно. Их запрещается убивать, а также подвергать физическому калечению, научным и медицинским опытам. Они считаются находящимися во власти неприятеля, который несет полную ответственность за их судьбу. Поэтому воюющие должны защищать военнопленных от всяких актов насилия или запугивания, от оскорблений, уважать их личность и честь, с военнопленными-женщинами обращаться не хуже чем с мужчинами, не применять к военнопленным никаких физических пыток и принуждения для получения каких-либо сведений (военнопленный обязан сообщить только свою фамилию, имя, звание, дату рождения и личный номер).
Работа военнопленных должна оплачиваться, но они не могут привлекаться к работам военного, опасного для здоровья и унизительного характера. Военнопленные могут поселяться в специальных для них лагерях. Они должны обеспечиваться питанием, одеждой и медицинской помощью. Запрещаются коллективные наказания. К военнопленным может быть индивидуально применено дисциплинарное и уголовное наказание, но только один раз за один и тот же проступок или преступление.
Побег военнопленного не считается уголовным деянием, в случае его неудачи он может влечь лишь дисциплинарное взыскание. После окончания войны государства должны освобождать и возвращать в страну гражданства или постоянного проживания всех военнопленных в порядке общей репатриации на основании специальных соглашений. Однако частичная репатриация может производиться по соглашениям и до окончания войны.

Лица из состава вооруженных сил воюющих в случае их ранения или болезни пользуются особой защитой. Женевские конвенции 1949 г. и Дополнительные протоколы к ним 1977 г. обязывают воюющие стороны обеспечить медицинскую помощь и уход за ранеными и больными противника, категорически запрещают убивать их, оставлять без помощи. Их должно разыскивать, подбирать и предоставлять им те же условия, что и своим раненым и больным. Воюющие стороны обязаны сообщать фамилии раненых, больных и умерших, хоронить их, ограждать от ограбления, разрешать местному населению (а на море — военным и торговым судам нейтральных стран) подбирать раненых и больных, ухаживать за ними без боязни преследования, разрешать госпитальным судам противника покидать захваченные порты. Санитарные формирования (санитарные отряды, госпитали, поезда, суда, самолеты) не могут быть объектами военных действий, они неприкосновенны. Отличительной эмблемой санитарных служб является белый флаг с красным крестом, красным полумесяцем. Госпитальные суда должны окрашиваться в белый цвет с соответствующими эмблемами. Воюющие должны возможно скорее доводить до сведения Центрального справочного агентства по делам военнопленных в Швейцарии все данные о раненых, больных и военнопленных, находящихся у них, и об их смерти.
Рассмотрев вопрос о защите жертв вооруженных конфликтов, можно сделать следующие выводы:
1. Жертвы войны должны при всех обстоятельствах пользоваться защитой и гуманным обращением без какой бы то ни было дискриминации.
2. Лица из состава вооруженных сил воюющих в случае их ранения или болезни пользуются особой защитой.
3. Мирное гражданское население неприкосновенно.
Искоренение войн и вооруженных конфликтов из жизни общества продолжает оставаться острейшей проблемой, стоящей перед человечеством. Оценивая в целом процесс послевоенного развития права вооруженных конфликтов, можно выделить ряд присущих ему характерных черт.
Во-первых, указанный процесс протекал в условиях научно-технической революции, обусловившей качественные изменения в военном деле.
Во-вторых, в международном праве появился принцип запрещения применения силы или угрозы ее применения, исключающий право государств на войну.
В-третьих, в этот период в международных отношениях сформировался и стал утверждаться принцип, согласно которому основные права и свободы человека должны соблюдаться как в мирное, так и в военное время.
Новизной права вооруженных конфликтов является норма о преступности наемничества. Вооруженная поддержка колониальных и расистских режимов — международное преступление. Исходя из этого, право вооруженных конфликтов устанавливает, что наемники являются уголовными преступниками.

Таким образом, основные положения международного гуманитарного права, применяемые в вооруженных конфликтах, сводятся к следующему:
1. Лица, вышедшие из строя, и те, кто не принимает непосредственного участия в боевых действиях, имеют право на уважение к их жизни, на моральную и физическую неприкосновенность. При всех обстоятельствах они имеют право на защиту и гуманное обращение без какой-либо дискриминации.
2. Запрещается убивать или наносить увечье противнику, который сдается в плен или является вышедшим из строя.
3. Раненые и больные должны подбираться и обеспечиваться уходом той стороной конфликта, во власти которой они находятся. Защите также подлежат медицинский персонал, учреждения, транспортные средства и оборудование. Эмблема красного креста и красного полумесяца обозначает право на такую защиту и должна уважаться.
4. Захваченные в плен участники боевых действий (комбатанты) и гражданские лица, находящиеся на территории, контролируемой противником, имеют право на уважение их жизни, достоинства, личных прав и убеждений. Им должна быть обеспечена защита от насилия и репрессалий, они имеют право на переписку со своей семьей и на получение помощи.
5. Каждый имеет право на основные юридические гарантии. Никто не должен подвергаться физическим или моральным пыткам, телесным наказаниям, а также жестокому или унизительному обращению.
6. Стороны в конфликте и их вооруженные силы не могут пользоваться неограниченным выбором методов и средств ведения войны. Запрещается использовать такое оружие и такие методы ведения боевых действий, которые по своему характеру могут вызвать не обусловленные необходимостью потери или повлечь за собой чрезмерные страдания.
7. Стороны в конфликте обязаны постоянно делать различие между гражданским населением и комбатантами и по возможности щадить гражданское население и имущество. Ни гражданское население в целом, ни отдельные гражданские лица не должны быть объектом нападения. Нападению могут подвергаться только военные объекты.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Международное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2015

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Чтобы понять всю серьезность данной темы нужно знать определение вооруженного конфликта, статистику конфликтов и проблему механизмов помощи мирным гражданам.

Что такое вооруженный конфликт — вооружённое противоборство между государствами или социальными слоями внутри государств с целью разрешение каких-либо социальных конфликтов через применение военной силы.

Давайте посмотрим что дает нам история. В истории насчитано 3400 лет и только 250 лет общего мира. В это время мирных граждан погибает гораздо больше чем воюющих. Точных статистик никогда нет – а человеческая жизнь хоть и стала одной из главных ценностей нового мира, она все ровно подвергнута агрессиям и уничтожению.

Примерами ужасов вооруженных конфликтов в наши дни служат – вечный и не утихающий Палестино-израильский конфликт, Конфликт в Киву и нынешний сильно нашумевший вооружённый конфликт на востоке Украины. Все конфликты служат какой то цели, но при этом не сильно учитывается положение граждан этих государств .Например Вооружённый конфликт на востоке Украины уже насчитывает не малую статистику с учетом населения Украины — По данным ООН на 29 октября, на востоке Украины убиты по меньшей мере 4035 человек и 9336 ранены и из всей суммы только 3600 военных. В Киву — Конго было убито 5. 4 млн. человек, примерно 45, 000 человек продолжают умирать каждый месяц, дети составляют почти половину всех смертей и, что примечательно очень многие умирают в следствии болезней и недоедания, что также является прямым последствием конфликта.

Неприкосновенность мирного населения была закреплена только в 1907 году Гаагской конвенцией о законах и обычаях сухопутной войны.

Более 40 лет Гаагская конвенция оставалась единственным договорным источником международного права, относящимся к защите гражданского населения, так как содержала ряд положений, разграничивающих во время вооруженных конфликтов армию и гражданское население, устанавливающих иммунитет граждан от зверств войны, и определяющих правовой режим военной оккупации.

Самые страшные преступления и зверства нам показала фашиская Германия во второй мировой войне, что обусловило для всех государств необходимость создания более универсальных норм для защиты прав граждан государств. Не случайно IV Конвенция регулирует исключительно вопросы защиты гражданского населения в период войны.

Но войны не когда не прекращаются, методы войны становятся более изощрённые, использование мирного населения и агитация среди мирного населения в вооруженных конфликтах стало более мощным, мирные жители подвергаются террору и запугиванию.

Так что в дипломатической конференции в 1977 году были разработаны приняты два дополнительных протокола к Женевским конвенциям 1949 года, которые, в частности, значительно усовершенствовали методы защиты гражданского населения.

Предусмотренная международными нормами обязанность воюющих сторон проводить различие между теми, кто непосредственно участвует в вооруженном конфликте, и теми, кто такого участия не принимает. Однако закрепление такого положения само по себе еще недостаточно для правового обеспечения эффективной защиты гражданского населения.

Достаточно узкое определение таких понятий содержится в IV Конвенции, под защитой которой состоят лица, которые в какой-либо момент и каким-либо образом находятся в случае вооруженного конфликта или оккупации. Однако документ содержит ряд исключений о предоставлении конвенционной защиты. Защита не предоставляется:

гражданам государств, не имеющих связи с положениями данной Конвенции;

гражданам какого-либо нейтрального государства и любого другого воюющего государства до тех пор, пока государство, гражданами которого они являются, имеет дипломатические отношения с государством, во власти которого они находятся;

лицам, состоящим под защитой I, II и III конвенций 1949 года- раненым, больным, Потерпевшим кораблекрушение, Воюющим, и военнопленным.

Таким образом, сфера применения IV Конвенции ограничена предоставлением защиты тем лицам, которые не являются гражданами того государства в котором происходит конфликт.

Такой весьма узкий подход существовал до 1977 года. Дополнительный Протокол I к конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, закрепил несколько дополнительных положений.

ч. 1 ст. 50 Протокола I «гражданским лицом является любое лицо, не входящее в личный состав вооруженных сил, ополчений и добровольческих отрядов, стихийно сформировавшихся в вооруженные группы для борьбы с вторгающимися вражескими войсками». В этом качестве такие лица находятся под защитой международного права. Нарушившие этот запрет должны иметь в виду, что они лишаются защиты и что против них будет применены санкции.

Но в протоколе I ничего не говорится о незаконных вооруженных организациях в период внутренних вооруженных конфликтов. Так что таких лиц, противостоящих законной власти, нельзя отнести к гражданским лицам но и нельзя отнести к военным.

Протокол I не содержит определения гражданского населения, но оно состоит из тех, кто является гражданскими лицами. Особо отмечается, что присутствие среди гражданского населения отдельных лиц, не подпадающих под определение гражданских, не лишает это население его гражданского характера. Из этого положения вытекает, что гражданское население может быть лишено права на защиту только в тех случаях, если среди него находятся члены вооруженных отрядов, боевых вооруженных подразделений.

Международное право предоставляет гражданским лицам разные уровни защиты и определенные режимы безопаcности, обеспечивает общую, и специальную правовую защиту от последствий военных действий. Общая защита предоставляется всему гражданскому населению независимо от чего либо.

Если говорить о предоставлении специальной защиты, ее предоставление связано с повышенной беззащитностью определенных категорий людей в условиях вооруженных конфликтов, то есть эта защита играет ролью оказания помощи гражданскому населению и обеспечении его выживания в ходе боевых действий.

Что относятся к детям , для их защиты установлено несколько статей.

Общая защита детей полностью совпадает с общей защитой для всех остальных лиц. Дети не должны быть объектом нападения. При всех обстоятельствах военным запрещается:

Насилие, угрозы и терроризм;

Нападение да гражданских и репрессии;

Использование граждан для диверсионных работ и охраны территории.

IV Конвенция и два дополнительных протокола 1977 года к конвенция 1949 года устанавливают цель исполнения принципов гуманности в обращения с людьми, что включает уважение к жизни, чести, физическую и психическую неприкосновенность, запрещение пыток, т. д. Тем более, дети являясь частью гражданского населения подпадают под защиту норм международного права, относящихся к войне и вооруженным конфликтам.

Но особая защита детей в период вооруженных конфликтов являет отличия по сравнению особой защиты предоставляемыми другим лицам. Хоть IV Конвенция содержит многочисленные положения о защите детей, принципы защиты детей четко не закреплены. Эту проблему устранили протоколом I, где говорится, что дети пользуются особым уважением и им обеспечивается защита от любого рода посягательств. На стороны, находящиеся в конфликте, возлагается обязанность обеспечения детям защиты и помощи, которые требуются с учетом возраста и их беззащитности.

Во Всеобщей декларации прав человека 1948 года провозглашается, что семья является единственной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года (статьи 23 и 24) и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года (статья 10) закрепляют нормы, регулирующие особую защиту ребенка. Положения указанных документов детализированы в конвенциях 1949 года и дополнительных протоколах к ним.

IV Конвенция содержит нормы, по которыми интернированные (задержанные) члены одной семьи должны находиться в одном помещении, отдельно от других интернированных(задержаных). Им обязаны предоставить необходимые условия для обеспечения обычной семейной жизни. Так же интернированные имеют право потребовать, чтобы их дети, оставшиеся без родительского попечения, были интернированы вместе с ними. Но это правило ограничевается, к примеру, из-за заболевания родителей или детей, исполнения решения судебных органов, но эти ограничения обязаны быть в соответствии с национальным законодательством и могут быть обжалованы заинтересованными сторонами в судебном порядке. Протоколы I и II возлагают и устанавливают обязанность воюющих сторон способствовать воссоединению семей.

Значительная правовая защита предоставляется матери и ребенку, закреплено это в Протоколе I (ст. 76): женщины пользуются особыми положениями, им обеспечивается защита от различного рода посягательств (например, понуждения к проституции). Дела арестованных, задержанных или интернированных матерей малолетних детей, беременных женщин рассматриваются в первом порядке. Смертный приговор к выше сказанным не применяется.

Одно из главных мест в международном праве занимают вопросы о соблюдении прав ребенка при временной эвакуации в период вооруженного конфликта. Эвакуация должна осуществляться по вем критериям требованиям, закрепленных в ст. 78 Протокола I. Временная эвакуация осуществляется только по крайним причинам, которые связаны с состоянием здоровья или лечением детей, а также по соображениям безопасности. Безопасность ребенка во время вооруженного конфликта являет из себя – защиту от внешних и внутренних угроз войны и вооруженных конфликтов. Когда защита детей не может быть реализовано, решается вопрос об их временной эвакуации. На эвакуацию требуется письменное согласие родителей или представителей ребенка. Если родителей или представителей не могут найти, то требуется письменное согласие на эвакуацию от лиц, которые по закону или обычаю несут основную ответственность за попечение детей (ими могут быть главные врачи больниц, санаториев, директора интернатов, заведующие детскими садами и т.д.). Эта эвакуация проводится под наблюдением покровительствующей державы по согласованию с заинтересованными сторонами. Сроки временной эвакуации не закреплены, но по смыслу рассматриваемой статьи временная эвакуация должна заканчиваться после завершения боевых действий и восстановления конституционного порядка. В целях ликвидации разных конфликтов, которые могут возникнуть в период эвакуации детей, нахождения их на территории другого государства, возвращения домой, эти вопросы заинтересованным сторонам требуется урегулировать нормативно, создать специальные органы, ответственные за эвакуацию и возвращение детей, нормативно определить их права, обязанности, ответственность в этой сфере деятельности. В случае вооруженных конфликтов немеждународного характера Протокол II предусматривает эвакуацию детей из района военных действий в более безопасный район внутри страны. Такая работа всегда связана с решением целого ряда административных и организационных задач. Главный вопрос любой войны часто становится участие детей в боевых действиях, ведь не допустить это почти не возможно. Критерий возраста для вербовки закреплен в двух дополнительных протоколах, которые гласят что не достигшие 15-летнего возраста, не подлежат вербовке.

То есть дополнительные протоколы установили абсолютный запрет на участие в военных действиях детей, не достигших 15 лет.

Во время формирований подразделений из лиц в возрасте от 15 до 18 лет Протокол I определяет государства в первую очередь на внимание к лицам старшего возраста. Но если этот запрет был нарушен (п. 2 ст. 77 Протокола I), то дети не достигшие 15 лет, зачисленные в вооруженные силы, будут рассматриваться как комбатанты и при захвате в плен имеют статус военнопленных. Но при выявлении их в плену не достигшие 15 лет пользуются особой защитой.

Условия напряжения между государствами, нужда в ресурсах и тому подобное, это одни из условий вооруженных конфликтов, но в этих конфликтах страдают по мимо военных еще и граждане, дети, женщины , мужчины, все возроста, а условия и тактика войн постоянно эволюционируют. Все это заставляет людей создавать новые права для защиты мирных граждан, и создавать условия гуманитарной помощи на международном уровне.

Обеспечение защиты гражданского населения в Трудных условиях вооруженных конфликтов требует дальнейшего прогрессирования объема международно-правовой защиты, применения всех основных международно-правовых норм, указывающих конкретное содержание принципа защиты гражданского населения.

Главным гарантом защиты гражданского населения и уменьшения сокрушительных последствий вооруженных конфликтов являются достижения в запрете на использование всех средств массового уничтожения, поскольку такие средства войны могут больше всего нанести урон для гражданского населения во время вооруженного конфликта, и это положение дает право граждан на жизнь.

Также в международной правовой и физичиской защите Граждан, должен служить и служат такой принцип как – Человеческая жизнь важнее всего и нет ни чего важнее.

1. Правовое регулирование вооруженных конфликтов и его роль в

обеспечении безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс]

2. Комиссия по правам человека при Президенте Российской

Федерации [Электронный ресурс]

3.Международные акты о правах человека. [Электронный ресурс]

4.Международно-правовые вопросы защиты прав ребенка[Электронный ресурс]

5.Ответы к экзамену по МГП [Электронный ресурс]

6. Дудина Елена Александровна_Право и личность [Электронный ресурс]