Механизм реализации права граждан на образование

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Механизм реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование

И.В. Тяпкина, преподаватель кафедры информационного права и правоведения Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения

Механизм реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование не ограничивается законодательно продекларированными нормами. Вся система организации среднего и высшего профессионального образования направлена на максимально полную реализацию гражданами их конституционного права. В этой системе можно выделить несколько направлений, которые непосредственно обуславливают возможность человека получить среднее и высшее профессиональное образование.

Механизм реализации права на среднее и высшее профессиональное образование представляет совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих нормативных, организационных и инструментальных институтов, при помощи которых устанавливаются правила, регламентирующие поведение субъектов образовательной деятельности, определяются пути преодоления конфликтных ситуаций, возникающих в образовательном процессе, закрепляются меры и процедуры юридической ответственности за неисполнение и нарушение предписаний образовательного законодательства.

Успешная деятельность государства, его органов по правовому регулированию общественных отношений, в том числе в сфере реализации права на образование, предполагает не только правильное осознание границ правового регулирования, но и творческое использование в этих целях наиболее действенных правовых средств.

Механизм правового регулирования реализации права на среднее и высшее профессиональное образование выражает деятельную сторону процесса перевода нормативности права в упорядоченность общественных отношений. При этом правовое регулирование реализации права на образование в средних и высших учебных заведениях представляет собой длящийся процесс, который распадается на стадии, на каждой из которых работают особые юридические средства, в совокупности составляющие механизм правового регулирования. Правовое регулирование реализации права на образование включает в себя следующие стадии:

— издание нормы образовательного права и ее общее воздействие (регламентация общественных отношений);

— возникновение субъективных прав и субъективных юридических обязанностей при реализации права на образование;

— реализация субъективных прав и субъективных юридических обязанностей, воплощение их в конкретном, фактическом поведении участников общественного отношения, то есть в реализации права на образование;

— применение нормы образовательного права.

Акт реализации права на образование представляет собой основной элемент совокупности юридических фактов, без которого не может реализоваться конкретная норма права. Он всегда носит решающий характер, когда уже есть в наличии другие элементы фактического состава. Так, для осуществления права на поступление в средние и высшие профессиональные учебные заведения акт применения (например, приказ ректора или директора образовательного учреждения о зачислении в студенты) необходим тогда, когда абитуриент представил в приемную комиссию требуемые документы, сдал вступительные экзамены и прошел по конкурсу, то есть когда уже имеются три других юридических факта. Акт применения скрепляет их в единый юридический состав, придает им достоверность и влечет возникновение субъективных персональных прав и обязанностей, преодолевая тем самым препятствия и создавая возможность для удовлетворения интересов граждан.

Это является лишь функцией специальных компетентных органов, субъектов управления, а не граждан, которые не обладают правомочиями применять нормы права, не выступают правоприменительными, а следовательно, в данной ситуации не смогут собственными силами обеспечить удовлетворение своих интересов. Только правоприменительный орган сможет обеспечить выполнение правовой нормы, принять акт, который станет опосредующим звеном между нормой и результатом ее действия, составит фундамент для нового ряда правовых и социальных последствий, а значит, для дальнейшего развития общественного отношения, облеченного в правовую форму.

Важно различать такие понятия, как реализация конституционно-правовых норм, гарантирующих конституционное право на образование и реализация самого конституционного права на образование.

В теории права под реализацией норм права понимается деятельность членов гражданского общества и государства, его органов по переводу действующих норм права в конкретные правоотношения [1; с. 254]. Реализация права представляет собой особую стадию правового регулирования. Как образно выразился А. С. Пиголкин, реализация нормы права есть процесс превращения юридических идеальных моделей в практическую реальность, в действующую систему общественных отношений [2; с. 9].

Большинство авторов выделяют четыре основные формы реализации нормы права:

1. соблюдение – воздержание от совершения запрещенных правом действий;

2. использование – осуществление предоставленных субъективных прав в виде дозволений или правомочий;

3. исполнение – совершение действий в пользу управомоченного лица;

4. применение – принятие компетентными органами государства и должностными лицами специального решения, которым на основе действующих норм права устанавливаются права и обязанности участников конкретного правоотношения.

Нормы конституционного права, закрепляющее основное право на образование могут быть реализованы в любой из вышеуказанных форм. При этом, если субъектами соблюдения, использования и исполнения данных норм являются граждане (физические лица), то в качестве субъектов применения данных конституционных норм могут выступать только уполномоченные органы государственной власти, местного самоуправления.

Так, каждый вправе использовать свое конституционное право на получение среднего и высшего профессионального образования, каждый обязан соблюдать нормы, предписывающие воздержаться от каких бы то ни было неправомерных ограничений данного права. При этом уполномоченные органы государственной власти путем применения соответствующих норм права обеспечивают действующий механизм реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование.

В отличие от реализации норм конституционного права, закрепляющих конституционное право на образование, реализация гражданином самого конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование представляет собой, по мнению Н. В. Витрука, «регламентированный нормами права демократический по своему содержанию и формам процесс, обеспечивающий каждому гражданину те материальные и духовные блага, которые лежат в основе принадлежащих ему субъективных прав, а также защиту этих прав от любых посягательств» [3; с. 5].

Следовательно, рассматриваемые понятия соотносятся как общее к частному, то есть реализация конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование представляет собой лишь частную форму реализации нормы права.

Еще в 1966 году С. С. Алексеев, изучая природу прав и свобод человека и гражданина, отметил, что «реализация прав и свобод может выражаться в форме фактического правообладания, пользования, распоряжения ими, или в защите, восстановлении прав в случае их нарушения» [4; с. 93-94]. Позднее, содержание данного понятия углублялось, что привело к следующему пониманию деятельности гражданина по реализации конституционного права: «гражданин как носитель этого права, осознает пределы его содержания, порядок реализации и другие необходимые условия, предусмотренные нормами права и другими социальными нормами, и превращает социальную возможность, закрепленную в праве – в действительность». Следует отметить, что гражданин в данном случае рассматривается не как субъект права, а как его носитель, обладатель, что не раз подчеркивалось в научной литературе.

Как носитель конституционных прав гражданин, в процессе их реализации выполняет следующие последовательные действия:

— принятие решения о конкретных путях и средствах претворения в жизнь конституционного права;

— организация исполнения принятого решения;

— само исполнение этого решения.

В отличие от деятельности гражданина по реализации своего конституционного права, в деятельности правоприменителя (уполномоченных органов государственной власти и местного самоуправления) можно отметить следующие ступени реализации (применения) правовых норм:

— установление общих признаков носителей прав и свобод, их правосубъектности;

— установление соответствия конкретному фактическому составу нормы права;

— толкование законов и иных нормативных правовых актов о правах и свободах;

— восполнение пробелов в законодательстве, регулирующем правовые механизмы реализации прав и свобод;

— выработка конкретного решения, охватывающего фактический состав юридического отношения;

— обеспечение соблюдения прав и свобод.

Описывая механизм реализации конституционных прав человека и гражданина, В. О. Лучин упоминает такие обязательные элементы, как «разнообразные социальные и юридические факторы, формы, способы, условия и гарантии осуществления конституционных норм в соответствии с демократическими процедурами, принципами законности и социальной справедливости» [5; с. 5.].

Помимо указанных основных принципов реализации конституционных норм, можно выделить и ряд специфических принципов реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование:

— общепризнанные принципы международного права;

— принципы государственной политики в области реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование;

— руководящие положения и идеи, свойственные только правовым отношениям в сфере реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование в образовательных учреждениях.

Закон Российской Федерации «Об образовании» очерчивает механизм реализации права на образование. В соответствии с пунктом 2 статьи 1 этого закона механизм реализации права на образование состоит из федеральной программы развития образования и на основании статьи 2 принципов государственной политики в области образования. Отметим, что в статье 5 Закона Российской Федерации «Об образовании» предусмотрены гарантии прав граждан в области образования: государство обеспечивает гражданам право на образование путем создания самой системы образования и соответствующих социально-экономических условий для получения образования [6].

Важно отметить, что помимо законодательных социальных гарантий, государство обеспечивает гражданам право на среднее и высшее образование путем создания соответствующей системы образования, которая представляет собой совокупность:

— взаимодействующих преемственных образовательных программ и государственных образовательных стандартов различного уровня и направленности;

— сети реализующих их образовательных учреждений независимо от их организационно-правовых форм, типов и видов;

— органов управления образованием, подведомственных им учреждений и организаций.

Для реализации конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование необходимо наличие в обществе и государстве специальных условий, позволяющих использовать данное право. Реально удовлетворить свое право получения среднего или высшего профессионального образования человек сможет только в том случае, если государство и общество создают и поддерживают специальную образовательную систему. Такую образовательную систему в сфере среднего и высшего профессионального образования образуют государственные, муниципальные и негосударственные образовательные учреждения. Их организационно-правовой статус определен Законом Российской Федерации «Об образовании» и Федеральным законом Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», а также Типовым положением «Об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации» [7]. Государственные средние и высшие профессиональные учебные заведения могут находиться в ведении Российской Федерации или ее субъектов. Создаются и реорганизуются образовательные учреждения органами исполнительной власти соответствующего уровня по согласованию с органами законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Муниципальные средние и высшие профессиональные учебные заведения создаются и реорганизуются соответствующими органами местного самоуправления. Негосударственные образовательные учреждения создаются учредителем (учредителями), юридическими или физическими лицами, по собственной инициативе и регистрируется уполномоченным органом в заявительном порядке в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Государственные и муниципальные образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования имеют систему централизованного государственного или муниципального финансирования, поэтому в этих образовательных учреждениях граждане могут реализовать свое право – получить среднее и высшее профессиональное образование бесплатно. Так, статья 40 Закона Российской Федерации «Об образовании» определяет, что «основой государственных гарантий получения гражданами Российской Федерации образования в пределах государственных образовательных стандартов является государственное и (или) муниципальное финансирование образования» [6].

Наряду с подготовкой специалистов за счет средств федерального или муниципального бюджета, образовательные учреждения могут осуществлять платную деятельность в области образования. Введение платной (коммерческой) образовательной деятельности образовательным учреждением можно рассматривать как расширение доступности среднего и высшего профессионального образования. Однако в данном случае осуществление гарантии происходит за счет финансирования стороной, реализующей право.

Платное образование не противоречит международным и конституционным нормам. В настоящее время университеты Европейских государств и США осуществляют подготовку специалистов только на условиях самофинансирования получения образования [8]. Но финансовая основа в данном случае не должна подменять собой принцип конкурсного отбора. Плата за обучение не тождественна гарантии его получения. Она выступает лишь в качестве гарантии возможности, при условии соблюдении порядка конкурсной состязательности. Требования, предъявляемые к абитуриентам и студентам, получающим образование на коммерческой основе аналогичны требованиям, предъявляемые к студентам, обучающимся за счет федерального или муниципального бюджета. Нарушение данного принципа приводит к формализации высшего образования, к разрушению основ и традиций российского образования.

В связи с этим существенно важным элементом в системе реализации гражданами своего конституционного права на образование и права получения ими среднего и высшего профессионального образования является процедура поступления в образовательные учреждения данных ступеней, то есть момент, когда конституционное право на среднее или высшее профессиональное образование переходит из пассивной в активную категорию. В Российской Федерации порядок приема в средние и высшие профессиональные учебные заведения регулируются пунктом 3 статьи 16 Закона Российской Федерации «Об образовании»[6] и пунктом 1 статьи 11 Федерального закона Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»[9]. Правила приема в средние и высшие профессиональные учебные заведения, регулирующие процедуру поступления, выступают в качестве ограничительного механизма. Они являются нормативным развитием конституционного тезиса – «на конкурсной основе» и устанавливают порядок состязательности при поступлении в средние и высшие профессиональные учебные заведения.

Таким образом, реализация конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование представляет собой процесс, состоящий их трех стадий: 1) уяснение (толкование) конституционного права на среднее и высшее профессиональное образование; 2) формирование воли субъекта, связанной с желанием использовать предоставленное ему субъективное право; 3) вступление в конкретное правовое отношение.

Подводя итог, важно отметить, что существующая сеть средних и высших профессиональных учебных заведений в России, различных по своей организационно-правовой основе (типы и виды), призвана решать единую задачу – максимально полно удовлетворять потребности граждан в получении среднего и высшего профессионального образования и выступает в качестве основного условия реализации конституционного права.

1. Сырых В. М. Теория государства и права: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юридический Дом «Юстицинформ», 2004.

2. Пиголкин А. С. Понятие правоприменения и его место в механизме социального регулирования. М.: Юрлит, 1985.

3. Витрук Н. В., Копейчиков В. В. Реализация прав и свобод личности как процесс. Реализация прав граждан в условиях развитого социализма. М., 1983.

4. Алексеев С. С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966.

5. Лучин В. О. Теоретические проблемы реализации конституционных норм. М.: Юридическая литература, 1993.

6. Закон Российской Федерации «Об образовании» (в ред. от 10 июля 1992 г. № 3266, с изм. и доп.) // Российская газета. 2007. № 159. 25 июля.

7. Постановление Правительства Российской Федерации от 5 апреля 2001 г. № 264 «Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001 № 16. Ст. 1595.

8. G. Holt, S. Boyd, B. Dickinson, J. Loose, S. O’Donnell Education in England, Wales and Northern Ireland: a guide to the system. National Foundation for Educational Research. London. 1999; M. Grossley and K. Watson. Globalization, context and difference. Comparative and International research in education. Routledge Falmer. London. New York. 2003.

9. Федеральный закон Российской Федерации «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (в ред. от 19 июля 1996 г., с изм. и доп.) // Российская газета. 2007. № 141. 27 октября.

Реализация конституционного права на образование. Понятие, формы, принципы, стадии

Следует различать такие понятия, как реализация конституционно-правовых норм, гарантирующих конституционное право на образование и реализация самого конституционного права на образование.

В теории права под реализацией норм права понимается «деятельность членов гражданского общества и государства, его органов по переводу действующих норм права в конкретные правоотношения». Реализация права представляет собой особую стадию правового регулирования. Как образно выразился А.С. Пиголкин, «реализация норм права есть процесс превращения юридических идеальных моделей в практическую реальность, в действующую систему общественных отношений». Юридическая наука выделяет четыре основные формы реализации норм права:

1. соблюдение — воздержание от совершения запрещенных правом действий;

2. использование — осуществление предоставленных субъективных прав в виде дозволений или правомочий;

3. исполнение — совершение действий в пользу управомоченного лица;

4. применение — принятие компетентными органами государства и должностными лицами специального решения, которым на основе действующих норм права устанавливаются права и обязанности участников конкретного правоотношения.

Нормы конституционного права, закрепляющие основное право на образование могут быть реализованы в любой из вышеуказанных форм. При этом, если субъектами соблюдения, использования и исполнения данных норм являются граждане (физические лица), то в качестве субъектов применения данных конституционных норм могут выступать только уполномоченные органы государственной власти, местного самоуправления.

Так, каждый вправе использовать свое конституционное право на получение образования установленного уровня, каждый обязан соблюдать нормы, предписывающие воздерживаться от каких бы то ни было неправомерных ограничений данного права, все родители должны исполнить обязанность по обеспечению получения детьми общего образования. При этом уполномоченные органы государственной власти путем применения соответствующих норм права обеспечивают действующий механизм реализации конституционного права на образование.

В отличие от реализации норм конституционного права, закрепляющих конституционное право на образование, реализация гражданином самого конституционного права на образование представляет собой, по мнению Н.В. Витрука, «регламентированный нормами права демократический по своему содержанию и формам процесс, обеспечивающий каждому гражданину те материальные и духовные блага, которые лежат в основе принадлежащих ему субъективных прав, а также защиту этих прав от любых посягательств». Таким образом, рассматриваемые понятия соотносятся как общее к частному, то есть, реализация конституционного права на образование представляет собой лишь частную форму реализации нормы права.

Еще в 1966 году С. С. Алексеев, изучая природу прав и свобод человека и гражданина, отметил, что «реализация прав и свобод может выражаться в форме фактического правообладания, пользования, распоряжения ими, или в защите, восстановлении прав в случае их нарушения». Позднее, содержание данного понятия углублялось, что привело к следующему пониманию деятельности гражданина по реализации конституционного права: «гражданин как носитель этого права, осознает пределы его содержания, порядок реализации и другие необходимые условия, предусмотренные нормами права и другими социальными нормами, и превращает социальную возможность, закрепленную в праве — в действительность».

Следует отметить, что гражданин в данном случае рассматривается не как субъект права, а как его носитель, обладатель, что не раз подчеркивалось в научной литературе.

Как носитель конституционных прав гражданин, в процессе их реализации выполняет следующие последовательные действия: 1) принятие решения о конкретных путях и средствах претворения в жизнь конституционного права; 2) организация исполнения принятого решения; 3) само исполнение этого решения. В отличие от деятельности гражданина по реализации своего конституционного права, в деятельности правоприменителя (уполномоченных органов государственной власти и местного самоуправления) можно отметить следующие ступени реализации (применения) правовых норм:

1. установление общих признаков носителей прав и свобод, их правосубъектности;

2. установление соответствия конкретному фактическому составу нормы права;

3. толкование законов и иных нормативных правовых актов о правах и свободах;

4. восполнение пробелов в законодательстве, регулирующем правовые механизмы реализации прав и свобод;

5. выработка конкретного решения, охватывающего фактический состав юридического отношения;

6. обеспечение соблюдения прав и свобод.

Описывая механизм реализации конституционных прав человека и гражданина, В. О. Лучин упоминает такие обязательные элементы, как «разнообразные социальные и юридические факторы, формы, способы, условия и гарантии осуществления конституционных норм в соответствии с демократическими процедурами, принципами законности и социальной справедливости». Помимо указанных основных принципов реализации конституционных прав, можно выделить и ряд специфических принципов реализации конституционного права на образование в целом и в негосударственных общеобразовательных учреждениях в частности.

Систему принципов реализации конституционного права на образование в негосударственном общеобразовательном учреждении можно представить следующим образом:

1. общепризнанные принципы международного права;

2. принципы государственной политики в области реализации конституционного права на образование;

3. руководящие положения и идеи, свойственные только правоотношениям в области реализации конституционного права на образование в негосударственном общеобразовательном учреждении.

Общепризнанные принципы международного права в области образования представляют собой универсальные стандарты обеспечения каждым государством права человека на образование, выраженные в международно-правовых нормах. Эти нормы определяют направление развития образования в мировом сообществе, своего рода рамки, за которые государства не вправе выходить при построении собственной политики в области образования. Среди основных общепризнанных международных принципов реализации права на образование можно выделить следующие:

1. Запрет дискриминации при осуществлении права на образование.

Согласно Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования, понятие «дискриминация» охватывает «всякое различие, исключение, ограничение или предпочтение по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, экономического положения или рождения, которое имеет целью или следствием уничтожение или нарушение равенства отношения в области образования». Примерами дискриминации в области образования может служить закрытие для какого-либо лица или группы лиц доступа к образованию любой ступени или типа, либо ограничение образования для какого-либо лица или группы лиц низшим уровнем образования, либо создание или сохранение раздельных систем образования или учебных заведений для каких-либо лиц или группы лиц: раздельное обучение для мальчиков и девочек, различие в праве доступа к образованию граждан данного государства и иностранных граждан.

2. Равенство возможностей в области образования.

Этот принцип реализации права на образование, являясь продолжением предыдущего, подразумевает «свободный и справедливый доступ к учреждениям системы образования на основании способностей каждого, без привилегий и дискриминации» и включает в себя требование о «соблюдении гендерного равенства в образовательном процессе» и обеспечении «во всех государственных учебных заведениях равной ступени одинакового уровня образования и равных условий в отношении качества обучения». Приоритет сохранения национальной культуры и родного языка при организации образовательного процесса, построении системы образования, формировании образовательной политики государства. Государство берет на себя обязанность по возможности способствовать этой категории граждан выражать свои особенности и развивать свои культуру, язык, религию, традиции и обычаи, в том числе — изучать родной язык, обучаться на родном языке. Изучение, использование, преподавание родного языка ограничивается некоторыми условиями: осуществление этого права не должно мешать лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, понимать культуру и государственный язык и не должно подрывать суверенитет страны, а уровень образования в школах, преподающих родной язык меньшинств, не должен быть ниже общего уровня, да и посещение таких школ должно быть факультативным. Все вышесказанное в полной мере относится и к введению языкового компонента в негосударственных образовательных учреждениях в России.

3. Обязательность начального образования, общедоступность и бесплатность, по меньшей мере, начального и общего образования.

Международным сообществом принят минимальный стандарт — обязательное начальное образование. Как известно, «чем выше базовый уровень образования граждан, тем быстрее люди осваивают новые профессии, тем выше уровень экономического и социального развития государства». В России в настоящее время обязательный уровень образования превышает минимальный уровень обязательности образования, установленный международно-правовыми актами.

В международном гуманитарном праве можно также отдельно выделить систему норм, регулирующих правовой статус участников образовательных отношений: обучающихся, учителей, образовательного учреждения. Данные нормы можно отнести к условиям реализации права на образование.

Положения международных актов в области негосударственного образования сводятся к одному из аспектов права на образование: к свободе родителей и законных представителей выбирать по своему усмотрению вид учебного заведения для обучения детей. При этом такие нормы содержат указание на то, что негосударственные образовательные учреждения должны отвечать тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством.

Обеспечение вышеназванного права отдавать ребенка в негосударственное образовательное учреждение обусловлено, в первую очередь, признанием правомерности и организационным и правовым обеспечением создания и сохранения частных учебных заведений. При этом необходимо соблюдать требования Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования: создание или сохранение частных учебных заведений не будет являться дискриминацией только в том случае, кода их целью является не исключение какой-либо группы, а лишь дополнение возможностей образования, предоставляемых государством, при условии, что их деятельность действительно отвечает вышеуказанной цели и что даваемое ими образование соответствует нормам, предписанным или утвержденным компетентными органами образования, в частности, в отношении норм образования одной и той же ступени. В остальном вопрос о регулировании негосударственного образования в зарубежных странах решается в соответствии с национальным гражданским законодательством, а также в соответствии с нормами законодательства, определяющими порядок признания за негосударственным образовательным учреждением тех или иных прав и гарантий.

В рамках действующей национальной правовой системы России понятие «принципов реализации права на образование» не стоит смешивать с требованиями к образовательному процессу, что можно наблюдать в законодательстве некоторых стран СНГ. Аналогично, понятие «правовые принципы» следует отличать от понятия «принципы отрасли права», наличие которых считается некоторыми авторами одним из системообразующих признаков той или иной отрасли. Законодатель, по всей видимости, проявил осторожность в условиях существующего научного спора о признании образовательного права в качестве отдельной отрасли права. В соответствующей статье Закона РФ «Об образовании» закреплены не принципы образовательного права (по аналогии с гражданским, уголовным, трудовым и др.), а принципы государственной политики в области образования (ст. 2).

Подобный подход, на наш взгляд, расширяет ответственность государства за обеспечение реализации конституционного права на образование, поскольку государственная политика в области образования не всегда выражается в правовых нормах. Так, например, основные направления Приоритетного национального проекта «Образование», направленного на улучшение правового положения наименее защищенных участников образовательного процесса и поддержку наиболее перспективных образовательных учреждений, не носят нормативный характер, а утверждены президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов (протокол № 2 от 21 декабря 2005 г.) Однако, мероприятия, проводимые в рамках данного Приоритетного национального проекта, основываются на постановлениях Правительства РФ, приказах Министерства образования и науки РФ и других нормативных правовых актах, положения которых носят общеобязательный характер. Подобный подход, таким образом, расширяет государственные гарантии реализации конституционного права.

Принципы государственной политики в области образования, закрепленные в ст. 2 Закона РФ «Об образовании», формируют исходные, основополагающие требования, которым должна удовлетворять деятельность как законодательной, так и исполнительной и судебной власти в процессе применения норм действующего законодательства, закрепляющих конституционное право на образование. Применительно к системе негосударственного образования в России, в условиях выполнения негосударственными общеобразовательными учреждениями государственно-значимых социальных функций, принципы государственной политики в области образования приобретают ряд существенных особенностей.

Так, например, принцип общедоступности и бесплатности образования в случае реализации конституционного права на образование в негосударственном общеобразовательном учреждении проявляется в том, что государство не отказывается от своих обязательств по обеспечению получения гражданином образования на бесплатной основе, а делегирует их негосударственному образовательному учреждению. Принцип общедоступности и бесплатности образования обусловливает обязанность государства компенсировать негосударственному образовательному учреждению расходы по обеспечению реализации конституционных прав граждан на образование в рамках государственного стандарта обязательного уровня общего образования.

Принцип равенства прав граждан на образование, то есть осуществление права на образование каждым и наравне с другими лицами, равные возможности при получении образования данной ступени, основанные только на индивидуальных способностях каждого, в системе негосударственного образования сохраняет свое действие только применительно к реализации аккредитованным негосударственным общеобразовательным учреждением государственного стандарта общего образования. В остальном объем полученных знаний определяется выбором тех или иных дополнительных курсов, а также индивидуальными способностями каждого.

Конституционное право на образование реализуется в условиях свободы выбора: для обучающихся — уровня образования, образовательного учреждения, формы образования, для преподавательского состава — методик обучения, для образовательного учреждения — организационной структуры, формы управления, разработки учебных программ и др. Такой вывод можно сделать и исходя из анализа действующего законодательства. Так, ч. 4 ст. 2 Закона РФ «Об образовании» гарантирует светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях в рамках концепции светского государства, которым Россия провозглашает себя в ст. 14 Конституции РФ. Светский характер образования основывается на свободе совести участников образовательного процесса. Область применения этого принципа — одна из самых дискутируемых в научной среде и широко обсуждаемых общественностью. Ряд общественных организаций выступают против клерикализации и милитаризации образования, обобщая эти тенденции попыткой навязать ребенку образ врага, в то время как школа, в соответствии с международными нормами, должна способствовать установлению мира и атмосферы терпимости. Поскольку законодательством РФ гарантируется светский характер образования только в государственных и муниципальных образовательных учреждениях (ч. 4 ст. 2 Закона РФ «Об образовании»), негосударственные образовательные учреждения вправе вводить в учебные программы религиозную составляющую.

Кроме того, согласно п. 5 ст. 1 Закона РФ «Об образовании», на негосударственные образовательные учреждения не распространяется запрет создания и деятельности организационных структур политических партий, общественно-политических и религиозных движений и организаций (объединений), что дает свободу введения политической и идеологической составляющей обучения в соответствии с потребностями обучающихся и в порядке, определенном законодательством РФ.

В целом, реализация права представляет собой процесс, состоящий из трех стадий: 1) уяснение (толкование) права; 2) формирование воли субъекта, связанной с желанием использовать предоставленное ему субъективное право; 3) вступление в конкретное правоотношение. Таким образом, правоотношение можно рассматривать как самостоятельную стадию реализации конституционного права на образование.

К вопросу о реализации права на образование Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Монгуш Алла Лоспановна, Рахинский Дмитрий Владимирович

В статье рассматриваются вопросы о понятии, содержании, гарантиях права на образование , проблемах модернизации образования в современной России. Показано, что непосредственная реализация права на образование происходит в целях как обеспечения интересов социума, так и удовлетворения личных потребностей граждан. Государство предоставляет гражданам обширные возможности для использования видов и форм системы образования по их собственному выбору. От степени реализации права на образование в конечном итоге зависит качество жизни современного человека.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Монгуш Алла Лоспановна, Рахинский Дмитрий Владимирович,

CONCERNING EXERCISE OF THE RIGHT TO EDUCATION

The article discusses the concept, content, guarantees of the right to education , problems of education modernization in contemporary Russia. It is shown that direct exercise of the right to education is carried out in order to ensure both the interests of the society and personal needs of citizens. The state provides its citizens with vast opportunities to use types and forms of education system according to their own choice. The degree of realization of the right to education determines ultimately the quality of life of a modern human.

Текст научной работы на тему «К вопросу о реализации права на образование»

Монгуш Алла Лоспановна кандидат юридических наук,

заведующий кафедрой гражданского права и процесса Тувинского государственного университета

Рахинский Дмитрий Владимирович

кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры профессиональной коммуникации и сервиса Юридического института Красноярского государственного аграрного университета

К ВОПРОСУ О РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА ОБРАЗОВАНИЕ

В статье рассматриваются вопросы о понятии, содержании, гарантиях права на образование, проблемах модернизации образования в современной России. Показано, что непосредственная реализация права на образование происходит в целях как обеспечения интересов социума, так и удовлетворения личных потребностей граждан. Государство предоставляет гражданам обширные возможности для использования видов и форм системы образования по их собственному выбору. От степени реализации права на образование в конечном итоге зависит качество жизни современного человека.

право, образование, гарантии, образовательная сфера, система государственного образования, бесплатное получение высшего образования, право выбора образовательного учреждения.

Mongush Alla Lospanovna PhD in Law,

Head of Civil Law and Process Department, Tuva State University

Rakhinskiy Dmitry Vladimirovich

PhD in Philosophy, Assistant Professor, Professional Communication and Service Department, Institute of Law, Krasnoyarsk State Agrarian University

CONCERNING EXERCISE OF THE RIGHT TO EDUCATION

The article discusses the concept, content, guarantees of the right to education, problems of education modernization in contemporary Russia. It is shown that direct exercise of the right to education is carried out in order to ensure both the interests of the society and personal needs of citizens. The state provides its citizens with vast opportunities to use types and forms of education system according to their own choice. The degree of realization of the right to education determines ultimately the quality of life of a modern human.

law, education, guarantees, educational sphere, system of public education, free higher education, right to choose an educational institution.

Понятие «образование» является одним из самых многоаспектных и емких в русскоязычной среде. Его всеобъемлемость отражает интерес всей интеллектуальной элиты общества. В современной науке образование изучается как сложноструктурный социальный феномен и процесс, имеющий значительное количество определений, в первую очередь отражающих его наиболее значимые сущностные стороны.

На наш взгляд, образование можно рассматривать в нескольких аспектах. На личностном уровне под образованием следует понимать специфический вид творческой деятельности, позволяющий человеку формировать новые знания, навыки и умения, систему ценностей, мировоззрение. На социальном уровне образование можно рассматривать как вид деятельности, направленный на создание, развитие и повышение интеллектуального (общеобразовательного, профессионального, культурного, нравственного) уровня индивида. В целом образование представляет собой общественно организуемый, целенаправленный и нормативный процесс воспитания и обучения человека.

В то же время система государственного образования — один из важнейших элементов национальной безопасности, и неудивительно, что происходящее в этой сфере волнует всех. Одним из центральных является вопрос о роли государства. Именно оно обязано создать все условия и, с одной стороны, обеспечить подготовку необходимых стране специалистов, а с другой — поднять общекультурный и интеллектуальный уровень общества, предоставив в соответствии с Конституцией реальное право каждому гражданину на получение высшего образования на конкурсной основе [1].

Определенный интерес к исследованию права на образование проявляется в первое десятилетие XXI в. Однако в системе изучения теории государства и права до настоящего времени отсутствуют фундаментальные монографические исследования по данной проблематике. Отсутствие глубокого теоретического осмысления выбранной темы негативно сказывается на качестве реализации, охраны и защиты прав человека в области образования.

В ч. 3 ст. 43 Конституции Российской Федерации указано, что государство гарантирует бесплатное получение высшего образования в университетах, институтах, академиях и т. д. на условиях конкурсной основы. Вместе с тем анализ п. 3 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации «Об образовании в Российской Федерации» позволяет отследить трансформацию вышеуказанного конституционного принципа в нормах действующего законодательства. При этом, повторяя конституционную формулировку, федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» уточняет следующее обстоятельство — «гражданин получает образование этого уровня впервые». Необходимо отметить, что такого правила Конституция Российской Федерации не содержит. Следовательно, при верховенстве конституционных норм, пункт 3 ст. 5 Закона об образовании по общим правилам не должен применяться как противоречащий основному закону.

Однако позиция Конституционного суда Российской Федерации, сформулированная в определении от 22.05.1996 № 69-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цицулина Алексея Юрьевича как не соответствующей требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации»», обозначила иную трактовку поставленного вопроса.

Как вытекает из материалов дела, указанный гражданин неоднократно обращался в Конституционный суд Российской Федерации с целью проверить конституционность п. 3 ст. 5 упраздненного закона Рф «Об образовании». Мотивацией к обращению послужил отказ в зачислении гражданина А.Ю. Цицулина, имеющего высшее образование, на бесплатной основе в Московскую государственную юридическую академию (МГЮА). Обоснованность решения приемной комиссии МГЮА была подтверждена Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию. Конституционный суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы как не соответствующей положениям Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации». В определении же суда по названному делу, в частности, было указано на следующее: «Одновременное участие в конкурсе лиц с высшим образованием и лиц, его не имеющих, не обеспечивало бы последним равных возможностей для поступления в вуз, то есть делало бы его менее доступным, а следовательно, ущемляло бы их право на получение бесплатного высшего образования. В целях обеспечения законных интересов таких лиц ограничение законом прав граждан, имеющих высшее образование, в получении второго бесплатного высшего образования вполне правомерно. Право на образование, являясь одним из основных и неотъемлемых конституционных прав, может быть реализовано гражданином в различных формах и после получения бесплатного высшего образования, но уже без обязательной гарантии бесплатности» [2].

В связи с этим ограничение законом прав граждан, имеющих высшее образование, в получении второго высшего образования было признано правомерным. Анализируя приведенное определение Конституционного суда Российской Федерации, можно согласиться с тем фактом, что наличие у граждан уже ранее полученного высшего образования действительно создает для них более выгодные стартовые условия при конкурсном отборе в высшие учебные заведения [3]. Вместе с тем имеют место случаи, которые, вне всякого сомнения, ограничивают паритетные возможности старшеклассников при поступлении в учебные заведения высшего образования, но суд не дает им оценку. Например, при поступлении в образовательное учреждение высшего образования человек, имеющий среднее профессиональное образование, по уровню и значимости своей подготовки имеет определенные приоритеты перед выпускниками общеобразовательных школ, хотя бы потому, что ему нет необходимости сдавать единый государственный экзамен.

Для анализа следующей ситуации обратимся к ст. 5 федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», согласно которой «право на образование в Российской Федерации гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

Однако на практике данное положение не всегда является действующим. Зачастую учащийся зачисляется в образовательное учреждение по месту жительства, которое толкуется администрацией учреждения как место официальной регистрации (прописки) ребенка либо его законных представителей. Отсюда следует, что ребенок неправомерно ограничивается в праве выбора образовательного учреждения, в котором он планирует проходить обучение. А если у ребенка (законных представителей) отсутствует штамп в паспорте о регистрации по месту жительства, то на практике это служит основанием для отказа в приеме в соответствующее образовательное учреждение.

Таким образом, установленные в ходе реализации права на образование ограничения обязаны носить объективный характер и в полном объеме соответствовать конституционно определенным пределам, так как явно выраженный субъективный характер ограничений будет способствовать существенному нарушению прав человека на образование.

1. Рахинский Д.В. Глобальное образование: отечественные аспекты проблемы // Армия и общество. 2015. № 3 (46). С. 122-126.

2. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цицулина Алексея Юрьевича как не соответствующей требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном суде Российской Федерации» [Электронный ресурс] : определение Конституционного суда Российской Федерации от 22.05.1996 № 69-О. URL: http://www.lexed.ru/praktika/sudebnaya-praktika/baza/detail.php7ELEMENT_ID =167 (дата обращения: 12.03.2016).

3. Тяпкина И.В. Правовой механизм реализации конституционного права на образование в средних и высших профессиональных учебных заведениях в России : дис. . канд. юрид. наук. М., 2009. 238 с.

1. Rakhinsky, DV 2015, ‘Global Education: domestic aspects’, Army and Society, no. 3 (46), p. 122-126.

2. The refusal to accept for consideration the complaint of the citizen Tsitsulin Alexey Yurevich as a does not comply with the requirements of the Federal Constitutional Law «On the Constitutional Court of the Russian Federation»: the definition of the Constitutional Court of 22.05.1996 no. 69-O 1996, retrieved 12 March 2016, .

3. Tyapkina, IV 2009, Legal mechanism of realization of the constitutional right to education in secondary and higher vocational schools in Russia, PhD thesis, Moscow, 238 p.