Конституционное право зарубежных стран лекция

06.05.2018 Выкл. Автор admin

Конституционное право зарубежных стран лекция

В.Т. Батычко
Конституционное право зарубежных стран
Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

Конспект лекций написан в соответствии с программой курса конституционного права зарубежных стран, на базе действующего законодательства с учетом всех изменений и дополнений, на 1 июня 2011 года.

Конспект лекций содержит основные положения конституционного права зарубежных стран. В нем раскрывается определение понятия конституции, ее основные черты, конституционные правоотношения, рассматриваются субъекты конституционных правоотношений, основные признаки и черты конституции. Дается характеристика конституций различных зарубежных государств.

Материал изложен в понятной общедоступной форме и предназначен для изучения конституционного права зарубежных стран слушателями и студентами юридических вузов и факультетов.

Данная электронная книга разработана на основе следующего пособия:
Батычко В.Т. Конституционное право зарубежных стран. Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

Лекция 1. Конституционное право зарубежных стран как наука, отрасль права и учебная дисциплина

Понятие конституционного права зарубежных стран.

Предмет конституционного права зарубежных стран.

Источники конституционного права зарубежных стран.

Термин «конституционное право» имеет три значения: отрасль дейст­вующего права, наука, учебная дисциплина. Как отрасль права оно представляет собой систему внутренне согласованных юридических норм (правил особого рода), содержащихся в конституциях, законах, декретах президента и т.д. и регулирующих определенную группу обще­ственных отношений (прежде всего основы устройства общества и госу­дарства, правового положения личности). Как наука это совокупность различных теорий, учений, взглядов, гипотез по вопросам конституцион­ного права, изложенных в книгах, статьях, научных докладах. Как учеб­ная дисциплина это предмет преподавания в высшей школе. Понятие «конституционное право зарубежных стран» не означает особую отрасль права — такой отрасли нет. Существует конституционное право той или иной страны, и в каждой из них — свое (французское, индийское, конго­лезское, бразильское, австралийское и др.). Следовательно, при употреб­лении термина «конституционное право зарубежных стран» речь идет об ответвлении от единой науки конституционного права, о комплексном и сравнительном изучении конституционного права многих стран мира (в настоящее время существует более 200 государств), а также об учебной дисциплине.

Объект регулирования конституционного права в зарубежных странах. Свое название конституционное право получило от особого юридического документа — конституции, которую официально (Герма­ния) или неофициально (Болгария) обычно называют основным законом. Однако конституционное право не сводится к конституции, а включает множество правовых актов — законов, принятых парламентом, указов и декретов президента, постановлений или ордонансов правительства, по­становлений конституционного суда или конституционного совета и т.д. В отличие от других отраслей права, каждая из которых имеет свой объект регулирования (имущественные и некоторые неимущественные отношения в гражданском праве, трудовые отношения — в трудовом, преступления и наказания — в уголовном и т.д.), правовые акты, относя­щиеся к конституционному праву, регулируют прежде всего наиболее значимые, важнейшие общественные отношения: основы жизни общест­ва, государства, коллектива, личности. Эти акты в своей совокупности распространяются на все четыре главные сферы общественной жизни:

Развитие знаний о конституционном праве. В отличие от действу­ющего конституционного права наука о нем — это не совокупность норм, а рассуждения, гипотезы, выводы ученых. Материально она представле­на не законами и другими правовыми актами, а огромным количеством книг, статей, докладов на многих языках мира. Наука изучает действие конституционного права, реализацию его норм, обнаруживает законо­мерности его развития, формулирует практические советы с целью со­вершенствования норм и конституционно-правовых отношений. Она изучает историю науки, теории, их развитие. Наука конституционного права едина. Если ученые не следуют каким-то заранее установленным догмам, подгоняя под них свои взгляды, то даже ошибочные их рассужде­ния могут быть полезны для научной дискуссии.

Исследование конституционного права зарубежных стран — это изу­чение определенных сторон мирового опыта. Оно помогает отобрать, усовершенствовать, применить на практике те модели конституционного регулирования, которые оказались эффективными в сходных условиях, и отказаться от институтов, оказавшихся непродуктивными или не соот­ветствующими общечеловеческим ценностям.

Поскольку в зарубежных странах действует множество актов консти­туционного права и имеется обширнейшая литература, подробное изуче­ние конституционного права этих стран студентами невозможно. В выс­ших юридических учебных заведениях изучаются лишь основы действу­ющего конституционного права зарубежных стран и основы науки о нем, причем речь идет далеко не о всех существующих государствах, даже в порядке упоминаний. Более углубленное изучение тех или иных инсти­тутов, а также конституционного права отдельно взятых стран или реги­онов возможно только на основе подготовки курсовых и дипломных работ, а также в ходе дальнейшей специализации, в частности в аспи­рантуре.

Курс конституционного права зарубежных стран состоит из Общей и Особенной частей. В первой. Общей части изучаются основные институ­ты конституционного права в зарубежных странах в обобщенном и срав­нительном плане, во второй. Особенной — основы конституционного права отдельных стран: крупных государств мира, представителей раз­личных правовых систем, некоторых соседей России (стран СНГ).

Конституционное право зарубежных стран лекция

Обычно в отечественной юридической литературе термин «конституционное (государственное) право» употребляется в трех значениях. Во-первых, под конституционным (государственным) правом понимается отрасль права, во-вторых — отрасль юридической науки, в-третьих — учебная дисциплина. Для данного курса представляют интерес все три значения.

Любая отрасль права отличается от других по характеру регулируемых отношений. Конституционное (государственное) право — это отрасль права, в сферу регулирования которой входят политические отношения в рамках одной страны.

Будучи урегулированы правом, политические отношения выступают в виде конституционно-правовых (государственно-правовых) отношений. Вместе с тем конституционно-правовые отношения отнюдь не охватывают все политические отношения. С одной стороны, определенная часть политических отношений вообще не регулируется правом, да в этом и нет необходимости, поскольку имеются другие регуляторы политических отношений — этические, религиозные нормы, нормы общественных объединений и т. д. С другой стороны, не все виды политических отношений регулируются исключительно конституционным (государственным) правом. Так, регулятором межгосударственных политических отношений служит международное публичное право.

Конституционное (государственное) право регулирует общественные отношения, которые составляют основу общественного и государственного строя, фундаментальные отношения между человеком, обществом, государством, отношения, непосредственно связанные с осуществлением публичной власти.

Как юридическая наука конституционное (государственное) право изучает в первую очередь конституционно-правовые (государственно-правовые) нормы; при этом не следует забывать, что группы норм образуют правовые институты (которые также изучаются в рамках науки). Нормы существуют для регулирования соответствующих общественных отношений. В силу этого наука конституционного (государственного) права не ограничивается исследованием лишь конституционно-правовых (государственно-правовых) норм (и, соответственно, институтов) — в рамках этой науки рассматриваются также регулируемые указанными нормами общественные отношения. А предметом регулирования конституционно-правовых (государственно-правовых) норм являются прежде всего политические отношения. Таким образом, одно из различий между конституционным (государственным) правом как отраслью права и наукой состоит в следующем: политические отношения, регулируемые конституционно-правовыми (государственно-правовыми) нормами, представляют собой предмет регулирования для отрасли права, а для науки — предмет изучения.

Выводы и обобщения науки конституционного (государственного) права зарубежных стран позволяют судить об основных направлениях эволюции данной отрасли в мире, что позволяет лучше разобраться в развитии российского конституционного (государственного) права, оценить применимость иностранного опыта к российским реалиям. Ввиду этого неудивительно, что при разработке законопроектов, в том числе проектов поправок к действующим законам, как правило, изучают иностранный опыт. Следует отметить, что в отдельных случаях, разбирая некоторые дела, даже Конституционный Суд РФ обращается к иностранному опыту. В этом заключается практическая важность изучения конституционного (государственного) права зарубежных стран.

Учебная дисциплина направлена на приобретение изучающими конституционное право систематических знаний об этой отрасли, умения оперировать основными понятиями и институтами конституционного права, навыков в работе с основными конституционно-правовыми актами, в понимании и использовании соответствующих правовых норм. Естественно, полноценное существование учебной дисциплины возможно только при опоре на достижения науки конституционного (государственного) права.

Изучать конституционное (государственное) право зарубежных стран (в рамках и науки, и учебной дисциплины) можно двумя путями: во-первых, путем обобщенного рассмотрения конституционно-правовых (государственно-правовых) институтов в сравнительном ключе, приводя из законодательства и практики отдельных стран типичные примеры или исключения из правил; во-вторых, путем более или менее подробного исследования конституционного (государственного) права ряда стран, каждая из которых берется по отдельности.

КПЗС обычно делят на две части — общую и особенную. Общая часть посвящена обобщающему рассмотрению институтов конституционного (государственного) права зарубежных стран на основе сравнительного материала, а в Особенной части можно познакомиться с краткой характеристикой конституционного (государственного) права отдельных наиболее типичных для своей группы современных стран. Сочетание двух подходов позволяет воспользоваться преимуществами каждого из них и в то же время сгладить недостатки обоих.

В России термин «конституционное право» с начала 1990-х гг. вытесняет термин «государственное право». Термин «конституционное право» до этого использовался применительно главным образом к иностранным государствам.

В германской юридической литературе встречается понятие «конституционное право», но как часть более широкого государственного права. При этом к конституционному праву относят главным образом нормы Основного закона и их толкование Федеральным конституционным судом, а к государственному праву — наряду с собственно конституционными нормами также положения иного законодательства по данному предмету регулирования.

В англоязычных и романоязычных странах устоялся термин «конституционное право». Однако обычно конституционное право понимается в этих странах не так широко, как в современной России: там его в большей степени привязывают к собственно Основному закону, и оно охватывает не все отношения, которые согласно господствующему в современной России подходу именуются конституционно-правовыми или государственно-правовыми. В США, например, многое из того, что в России относят к конституционному (государственному) праву, считается входящим в административное и некоторые другие отрасли публичного права. Во Франции, особенно в последнее время, широкое распространение получила точка зрения, согласно которой конституционное право представляет собой часть политического права (которое также именуют во Франции публичным правом), регулирующего отношения при осуществлении публичной (в том числе государственной) власти и основы правового статуса человека. Таким образом, в настоящее время сложившееся у ряда французских ученых понимание соотношения конституционного и политического права во многом напоминает получающее все более широкое распространение в Германии понимание соотношения конституционного и государственного права.

Понятия «конституционное (государственное) право» и «конституционное (государственное) право зарубежных стран» соотносятся как общее и особенное. Однако к понятию «конституционное (государственное) право зарубежных стран» не применимо такое значение, как отрасль права. Если конституционное (государственное) право регулирует политические отношения в одной стране, то такая отрасль права может существовать только в каждом отдельном государстве, но не во всех странах вместе взятых. Поэтому понятие «конституционное (государственное) право зарубежных стран» используется в значении подотрасли юридической науки в рамках отрасли науки конституционного права.

Место и роль конституционного права в системе отраслей права, по существу, определяются характером регулируемых им общественных отношений. Политические отношения, являясь отношениями власти, определяют основы, на которых строится государственная и общественная жизнь. Конституционное (государственное) право в результате этого не только регулирует политические отношения, но и формирует нормативную базу регулирования других общественных отношений. Например, имущественные и связанные с ними неимущественные отношения регулируются гражданским правом, однако именно конституционно-правовые (государственно-правовые) акты закрепляют существование вполне определенных форм собственности, приоритет, отдаваемый той или иной форме собственности, и т. д., что составляет фундамент гражданского права. Закрепление же в конституционно-правовых (государственно-правовых) документах норм, связанных с деятельностью центральных и местных органов управления, органов охраны правопорядка и иных органов, служит фундаментом административного права. В свою очередь, уголовный и гражданский процесс базируются на конституционно-правовых (государственно-правовых) нормах, касающихся судоустройства и принципов судопроизводства, ряда личных прав и свобод, их гарантий. Содержащиеся в конституционно-правовом законодательстве нормы, посвященные вопросам труда, отдыха и т. п., служат основой трудового права. Примеры такого рода можно было бы продолжить.

Конституционно-правовые нормы. Обычно в правовых нормах принято выделять три основные части: гипотезу, или указание на ситуацию, в которой они начинают действовать, диспозицию, или предписание должного либо дозволенного поведения, и санкцию, иначе — указание на последствия, в числе которых может быть и наказание, наступающее в ходе практической реализации данной нормы. Гипотеза конституционно-правовой (государственно-правовой) нормы предусматривает прежде всего юридические факты, с которыми связаны возникновение, изменение и прекращение какого-либо правоотношения. Так, возможность пользования активным и пассивным избирательным правом наступает лишь по достижении определенного возраста, а также при условии соответствия иным предписанным требованиям закона. Другим примером может послужить вступление в силу международных договоров и соглашений (или важнейших из них, на что указывается в законодательстве), которое может иметь место лишь на основе их ратификации. Конституционно-правовые (государственно-правовые) нормы, как и вообще все правовые нормы, состоят, как правило, из указанных трех элементов. Подавляющее большинство конституционно-правовых (государственно-правовых) норм содержат гипотезу и диспозицию, несмотря на то что в отдельных случаях может отсутствовать гипотеза. Примером нормы без гипотезы и санкции выступает такое положение из Конституции Австрии: «Столицей Федерации и местом нахождения верховных органов Федерации является Вена».

Санкция в государственно-правовых нормах встречается реже, хотя государственно-правовые нормы, содержащие санкцию, отнюдь не являются каким-то исключением из общего правила. Для примера санкции можно привести досрочное лишение в ряде стран президента его поста в случае нарушения положений закона. Санкцией также является возможность принудительного роспуска организации, чья деятельность признана несовместимой с законом.

Под юридическими источниками конституционного (государственного) права подразумеваются формы его проявления, в частности нормативные акты, изданные государством, судебные прецеденты, правовые обычаи и т. п. При этом необходимо помнить, что в указанном смысле источниками выступают такие нормативные предписания, которые действуют в конкретный момент, т. е. уже вступили в силу и еще не утратили ее.

Наряду с понятием юридических источников конституционного права существует понятие социальных источников. Социальными источниками правовых норм служат как объективные материальные условия жизни общества в конкретно-исторический период в определенной стране, так и субъективные — особенности политической и правовой культуры, идеологические, религиозные и другие воззрения.

Существует три основных юридических источника конституционного права: нормативные акты, судебные прецеденты и правовые обычаи. Основными они являются потому, что такие формы выражения права распространены так или иначе по всему миру и характерны для всех исторических эпох, которым известно право как общественное явление, хотя соотношение и значимость отдельных его форм могут быть различными. Распространение же дополнительных источников права ограничено и в историческом плане (действуют только в отдельные исторические периоды), и по странам.

Иерархия источников права

Иерархия источников права выстраивается по критерию юридической силы. Для определения места того или иного юридического источника права в правовой иерархии используют два критерия: материальный и формальный. Материальный критерий предполагает прежде всего установление содержания источника, т. е. того, какие именно отношения он регулирует. Это позволяет выяснить реальную соподчиненность юридических источников, действительное значение того или иного источника права и его место в существующей системе источников конкретной страны. Использование формального критерия означает, что решающее значение придается тому, каким образом приобрел юридическую силу тот или другой источник права. Например, для нормативных актов, изданных государством, с формальной точки зрения важно то, каким способом и каким органом принят определенный правовой акт.

Применение обоих этих критериев в совокупности позволяет понять, насколько соответствует важность регулируемых данным источником права отношений способу приобретения им юридической силы, обеспечивающему реализацию интересов государства и общества с большим или меньшим учетом позиции различных социальных общностей и одновременно гарантирующему определенную стабильность правопорядка. Их совместное использование дает представление о степени внедренности принципов правового государства, так как, опираясь на формальный критерий, можно определить, насколько, например, процедура принятия закона создает возможности для широкого участия населения (непосредственно или через представителей) в установлении основных его положений, а опираясь на материальный критерий — выявить реальное место такого закона в системе источников, так как вполне может оказаться, что данный закон — лишь декларация, а на самом деле отношения, регулированию которых он посвящен, регламентируются подзаконными актами или даже административным усмотрением.

В настоящее время наиболее значимым источником права почти для всех стран является конституция (основной закон). Она обладает наибольшей юридической силой. Все остальные нормы права должны не вступать в противоречие с конституционными нормами, иначе они теряют свою силу, и даже если не применяется какая-либо процедура формальной отмены не соответствующих конституционным положениям норм, они все равно не могут применяться.

Среди нормативных актов, изданных государством, после конституции в иерархии идут законы, которые принимаются высшими законодательными органами. Законы могут обладать равной юридической силой с обычаями, судебными прецедентами. Высшие законодательные органы в некоторых странах вправе делегировать свои полномочия в данной сфере другим органам. В таком случае эти последние могут издавать акты, имеющие силу закона, хотя, как правило, они называются несколько иначе, чем просто закон. Так, во многих странах Западной Европы парламенты имеют право передавать законодательные полномочия в определенных областях правительствам своих стран. Правительства одобряют декреты-законы, приравниваемые по юридической силе к законам. Однако обычно акты органов исполнительной власти носят подзаконный характер. Подзаконные акты должны соответствовать как конституции, так и обычным законам и обладают меньшей юридической силой. Подзаконными являются акты центральной и местной администрации.

В ряде стран существуют органические законы. Как правило, они обладают большей юридической силой, чем простые законы, но меньшей, чем конституции. Органические законы принимаются в соответствии с усложненной по сравнению с простыми законами процедурой и регулируют какие-либо наиболее важные вопросы. В отдельных странах (например, во Франции) органическими законами признаются такие законы, необходимость принятия которых предусмотрена конституцией. В других странах такие же по сути законы могут иметь иное наименование. Законы, аналогичные органическим, могут называться конституционными, дополнительными либо иметь какое-либо иное наименование.

В некоторых странах нет особой категории конституционных законов. Конституционными законами в таких странах, по существу, являются акты, на основании которых вносятся поправки к конституции. Но конституционные законы в таких странах, как правило, не представляют собой каких-либо законов, действующих наряду с конституцией. В них закрепляется новая редакция тех или иных статей, вводятся новые положения или упраздняются действующие. Тем не менее новая редакция статей или вообще новые статьи затем обычно инкорпорируются в текст основного закона. Даже в США, где поправки не влекут за собой изменения формулировок первоначального текста, а записываются после основного текста Конституции в хронологическом порядке, эти поправки рассматриваются в качестве неотъемлемой части Конституции. В отдельных странах конституционными законами называются акты, в совокупности составляющие конституцию страны. В такой стране никакой иной конституции, кроме совокупности конституционных законов, не существует, поэтому конституционные законы обладают наивысшей юридической силой.

В федеративных государствах существует определенная соподчиненность общефедеральных актов и актов отдельных субъектов федерации. Так, конституции отдельных субъектов федерации не должны противоречить общефедеральной конституции, а законы этих субъектов — общефедеральным законам.

К источникам конституционного права прежде всего относятся изданные различными государственными органами нормативные акты. Иногда в качестве собирательного термина по отношению к ним в юридической литературе употребляется термин «закон», что не передает точный смысл, поскольку под законом обычно понимают акт, принятый высшим законодательным органом (в демократических государствах им является высший представительный коллегиальный орган), причем, как правило, следуя специальной процедуре. Остальные акты государственных органов представляют собой подзаконные акты, которые обычно обладают меньшей юридической силой по сравнению с законом. Однако на практике, в особенности в недемократических государствах, акты главы государства или правительства могут иметь большую юридическую силу, чем законы, хотя формально и являются лишь подзаконными актами.

Как правило, законы принимаются на неограниченный срок, т. е. после введения в действие они сохраняют юридическую силу сколь угодно долго, пока не будут отменены или объявлены недействующими. Однако могут издаваться и временные законы, хотя на практике такое встречается редко. В этом последнем случае в самом законе указывается срок его действия.

Ввиду значимости закона как источника права государственные законодательные органы стремятся издавать акты, весьма подробно регламентирующие те или иные стороны жизни общества. В силу этого борьба различных политических сил в демократических странах развертывается именно вокруг принятия нормативных актов. Недемократические страны, как показывает практика, отдают предпочтение изданию наиболее подробных подзаконных актов, в законах же лишь провозглашаются общие положения, которые зачастую сводятся на нет как раз этими подзаконными актами.

В мировой практике имеются примеры, когда в отдельных странах действуют нормативные акты, изданные за рубежом. Так, в рамках Содружества наций (в настоящее время в него входит 49 стран, преимущественно бывших английских кололний) — межгосударственного объединения, взаимоотношения внутри которого регулируются актом британского парламента — Вестминстерским статутом 1931 г., английский парламент может законодательствовать для государств — членов этого объединения по их требованию и с их согласия.

Акты, сходные с одобренными государственными органами законодательными актами, могут приниматься наднациональными органами, создаваемыми в рамках Европейского Союза (ЕС). Два органа обладают компетенцией принимать акты, имеющие обязательный характер для государств-членов: Совет и Комиссия ЕС. Принимаются также постановления-акты, обязательные для исполнения только теми, в чей адрес они направляются. Кроме того, в ЕС принимаются обязательные акты, которые касаются главным образом структуры и порядка функционирования различных органов ЕС. Наряду с обязательными для исполнения актами органы ЕС могут издавать рекомендательные акты — заключения и рекомендации. Постепенно в ЕС складывается собственное конституционное (государственное) право.

Судебным прецедентом как источником права выступает та часть судебного решения по конкретному делу, в котором сформулировано обязательное правило. Этим правилом должны руководствоваться субъекты правоотношений в своих действиях его обязаны применять суды при решении сходных дел. Формально судебный прецедент может создаваться судом любой инстанции, но он не имеет обязательной силы для вышестоящих судов, поэтому обычно в современных условиях лишь решение высшей апелляционной инстанции, которое является обязательным для всех судов данного государства, приобретает силу прецедента. Кроме того, низовым судам, как правило, практически невозможно принять окончательное решение по трудному делу, когда судебная практика еще не устоялась, так как сторона, недовольная решением суда первой инстанции, подает апелляцию, особенно в том случае, когда дело требует толкования закона или обычая и не имеет аналогов в прошлом, т. е. влечет за собой создание прецедента. Следует подчеркнуть, что судебный прецедент является источником права прежде всего в странах англосаксонской правовой системы, хотя применение прецедента ею не ограничивается. Например, в Швеции судебный прецедент также считается источником права.

В Англии суды, применяя акты парламента, должны исходить из намерения законодателя, но эти намерения суды могут толковать по-своему. Любое решение суда, создающее прецедент, как правило, опирается на закон (или подзаконный акт) или на обычай, применяя их хотя бы по аналогии, с учетом представлений о справедливости, здравом смысле и добрых нравах, хотя судебное толкование может существенным образом преобразить содержащиеся в них нормы, порой изменив их до неузнаваемости. В любом случае отказ в использовании той или иной писаной нормы или обычая должен иметь серьезное юридическое обоснование. В дальнейшей практике суды связаны в своих решениях уже действующими прецедентами. Применение судебных прецедентов в качестве источника права придает некоторую гибкость правовой системе, позволяет оперативно реагировать на появление новых потребностей в правовом регулировании.

В странах континентальной (романо-германской) правовой системы судебные решения воспринимаются исключительно как акты правоприменения, вследствие чего они не имеют характера источника права. Однако и в этих странах суды определенным образом принимают участие в формировании правовых норм. Это происходит путем толкования норм, содержащихся в законодательных актах.

Особое значение для конституционного (государственного) права имеют (в том числе в странах континентальной правовой системы) судебные органы, осуществляющие контроль или надзор за конституционностью законодательства. Они оказывают ощутимое воздействие на законодательный процесс и на все нормотворчество в целом. В ФРГ, например, Федеральный конституционный суд своими решениями по толкованию Основного закона фактически создает новые нормы.

Стоит заметить, что прецеденты, собирающиеся в течение длительного периода времени, в ряде случаев противоречат друг другу или дублируют уже состоявшиеся решения. Это, несомненно, утяжеляет правовую систему, намного затрудняя задачу разобраться в содержании правовых норм не только для непрофессионала, но и для юриста-специалиста. Поныне так и не найдена надлежащая форма систематизации норм, закрепленных в судебных прецедентах. Их огромное количество не дает возможности просто объединить их в сборники; лишь научные работы помогают отчасти разобраться в них. Однако и последние не дают полного представления о самих прецедентах, а именно прецеденты представляют собой источники права. В современных условиях положение облегчается тем, что прецеденты хранятся в памяти компьютера, который позволяет быстро произвести поиск необходимых прецедентов, а также предоставляет дополнительную требуемую информацию в связи с этими прецедентами.

Несмотря на то что писаное право в значительной степени потеснило правовой обычай, роль его как источника права и в настоящее время весьма велика. Особенность правового обычая состоит в том, что он (в отличие от нормативных актов и судебных прецедентов, которые разрабатываются и издаются соответствующими государственными органами) вырастает непосредственно из политической практики. Государство же воспринимает обычай, санкционирует его и обеспечивает его последующее соблюдение своими средствами. Благодаря такому государственному вмешательству простой обычай превращается в правовой. Вместе с тем существуют жесткие критерии для признания того или иного обыкновения обычаем: требуется его единообразное применение в течение длительного времени.

В Великобритании правовой обычай в сфере взаимоотношений высших органов государственной власти получил наименование конституционного соглашения, или конвенционной нормы. Отметим, что в юриспруденции иногда проводят различие между обычаем как источником общего права и конституционным соглашением (конвенционной нормой) как особым самостоятельным источником конституционной сферы правового регулирования. Это связано с тем, что конституционные соглашения (конвенционные нормы) закрепляют многие фундаментальные принципы, за которыми признается приоритет, и акт парламента может быть расценен в судебном порядке как неконституционный в случае противоречия конституционным соглашениям.

Толкование и применение правовых обычаев зависят от конкретной расстановки политических сил. Например, общепризнанной является конвенционная норма (конституционное соглашение), по которой правительство должно уйти в отставку, в случае если оно потерпело поражение по крупному вопросу. Однако нет единого мнения по поводу того, что же такое крупный вопрос. Не подвергается сомнению, что отказ в доверии правительству — это поражение по крупному вопросу, но какие еще вопросы могут считаться крупными, четко не определено.

Правовой обычай является источником конституционного (государственного) права не только в странах англосаксонской правовой системы, но и в странах континентальной (романо-германской) правовой системы. Так, в ряде стран согласно обычаю первую сессию вновь избранного парламента открывает старейший по возрасту депутат. Следует отметить, что в некоторых странах этот обычай получил в настоящее время законодательное закрепление.

Роль правового обычая в различных странах неодинакова. Она велика в странах англосаксонской системы права, а также в странах Азии и Африки. В странах Европы и Латинской Америки, не относящихся к англосаксонской правовой системе, значение правового обычая как источника государственного права может быть больше или меньше в зависимости от национальных традиций и исторических особенностей.

В качестве дополнительных источников конституционного (государственного) права выделяют:

  • Нормы партийных документов
  • Нормы, основанные на религиозных догматах
  • Нормы международного права
  • Внутригосударственные договоры
  • Доктрина, т. е. работы видных ученых, чей авторитет признан юристами данной страны.

Понятие и сущность конституции

Конституция — это основной юридический закон, правовыми средствами регулирующий жизнедеятельность общества и государства.

Конституция является важнейшим правовым и политическим документом государства. Конституция находится на вершине иерархии источников права и в этом качестве обладает в конкретном государстве наивысшей юридической силой. В то же время она представляет собой правовой фундамент для текущего законодательства. На ее положениях базируются нормативные акты различных отраслей права, прежде всего конституционного (государственного) права. Другими словами, в конституции мы можем обнаружить в большей или меньшей степени развития основополагающие начала каждой из отраслей права данной страны. Таким образом, конституция составляет ядро правовой системы страны.

Одновременно конституция содержит нормы, регулирующие фундаментальные вопросы конституционного (государственного) права как самостоятельной отрасли. Естественно, конституционная норма чаще всего не может содержать подробного описания механизма собственной реализации, так как это привело бы к бесконечному разбуханию конституционного текста. Нет ни одной конституции в современном мире, которая бы не нуждалась в развивающем ее положения законодательстве. В этой связи обычно издаются акты, специально регламентирующие осуществление конституционных предписаний.

Конституция занимает видное место как основной регулятор политических отношений, что привлекает к нему внимание различных политических группировок. Принятие или изменение конституции вызывает активизацию деятельности политиков и общественных организаций, часто перерастающую в острую политическую борьбу. В результате этого конституция отражает соотношение политических сил, выражающих интересы различных социальных общностей к моменту одобрения конституционного акта или внесения в него изменений. С течением времени соотношение политических сил может изменяться и, соответственно, повлечь за собой принятие новой конституции, внесение поправок в конституционный текст или коррективы в практику применения конституционных положений, когда записанные в тексте основного закона постановления не реализуются, а какие-либо неписаные нормы применяются на деле, по сути, в качестве конституционных. В связи с юридической и политической важностью конституции она чаще всего принимается и изменяется в соответствии с особой процедурой, преследующей целью обеспечить взвешенность принимаемых решений в ходе подготовки и одобрения конституционного текста, а также определенную стабильность. В отдельных случаях частая смена конституций служит показателем политической динамики, существенного и довольно быстрого изменения соотношения политических сил в стране.

Конституция как основной закон — сравнительно новое явление в развитии права. Идеи конституционализма зарождались в период борьбы буржуазии против абсолютизма за ликвидацию феодализма. Причем сам термин известен давно, со времен Древнего Рима (constitutio — установление, акт римского императора), и в разные исторические эпохи так именовались различные юридические акты, но их юридическое и политическое значение было иным, чем у конституций конца XVIII-XXI вв. Именно в XVIII столетии окончательно доктринально оформляется концепция конституционализма. Согласно этой концепции, непосредственно предшествовавшей идее правового государства, конституция представляет собой фундамент правовой системы страны, содержит главенствующие принципы и основные моменты правового регулирования государственной и общественной жизни и прав человека. В свете этого логичными являются гарантируемая высшая юридическая сила конституции, конституционный контроль и надзор, предпочтительность усложненной процедуры принятия и изменения конституции и т. п. До того как идеологи конституционализма разработали и обосновали важнейшие принципы этой концепции, показали роль и место конституции в системе законодательства, а затем эти сформулированные идеи были претворены в жизнь, правовые акты, именовавшиеся конституциями, ничем не отличались от других законов.

Одним из критериев классификации конституций выступает соответствие имеющихся в них норм реалиям политической и социально-экономической практики. В соответствии с этим критерием конституции можно разделить на реальные и фиктивные. Конституция по закрепленным в ней нормам может быть прогрессивной, но реально не действовать, следовательно, быть фиктивной, и может быть реакционной, но соответствовать политической и социально-экономической практике, т. е. быть по своей сути реальной. Хотя бывает и наоборот. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что стопроцентно фиктивных или стопроцентно реальных конституций, как правило, не бывает. Обычно в целом фиктивная конституция может содержать отдельные реальные положения, а реальный основной закон — отдельные фиктивные положения.

По способу закрепления конституционных норм конституции можно разделить на писаные и неписаные. Подавляющее большинство современных конституций — писаные, т. е. конституционные нормы содержатся в специальных актах, одобренных решением государственного органа или всенародным голосованием. Имеются две разновидности писаных конституций — консолидированные, т. е. представленные в виде одного акта, и неконсолидированные, т. е. состоящие из нескольких актов, причем они могут приниматься как одновременно, так и в разные годы с определенными интервалами.

Неконсолидированные конституции можно подразделить на две группы: а) конституции, состоящие из нескольких актов, из которых ни один не выделяется; б) конституции, в состав которых входят акт, так и называющийся — «конституция», и ряд других актов, целиком или частично имеющих конституционное значение и примыкающих к центральному, основному акту.

Неписаные конституции в настоящее время встречаются редко. Классическим примером неписаной конституции считается Конституция Великобритании. В то же время это вовсе не означает, что ни одна конституционная норма не зафиксирована на бумаге. Ведь наряду с обычаями (конституционными соглашениями) в состав Конституции включены акты парламента (статуты) и судебные прецеденты. Неписаный характер английской Конституции заключается, как представляется, с одной стороны, в том, что значительную часть Основного закона составляют обычаи (конституционные соглашения, конвенционные нормы), а с другой стороны — в том, что нет четкого, официально закрепленного критерия для отнесения каких-либо писаных норм к числу конституционных. Все зависит от того, как этот вопрос решит государственный деятель, судебный орган или видный ученый. Не случайно в Англии можно услышать мнение, что британская конституция -это то, что о ней думают люди, которые работают с ней.

Конституции подразделяются по способу принятия на народные, октроированные (дарованные) и принятые чрезвычайными органами. Народные конституции могут одобряться либо референдумом (Конституции Франции 1958 г., Казахстана 1995 г. и др.), либо специально созванным учредительным собранием (Конституции Италии 1947 г., Индии 1950 г., и др.), либо парламентом (конституции Японии 1947 г., Швеции 1974 г. и др.). В отдельных случаях принятие конституции учредительным собранием сопровождается утверждением референдумом (это Конституции Франции 1946 г., Испании 1978 г., Болгарии 1991 г. и др.). На референдум может выноситься и конституция, одобренная парламентом (например, так было в Болгарии в 1971 г.).

Оценка института референдума неоднозначна. С одной стороны, в ходе всенародного голосования непосредственно выявляется воля граждан. С другой стороны, если на референдум выносится не один четко сформулированный вопрос, а такой многогранный документ, как проект конституции, требующий взвешенного и всестороннего рассмотрения с одобрением одних положений, отказом от других и изменением третьих, то референдум, предполагающий одобрение или отклонение всего документа целиком, неизбежно может исказить волю голосующих.

Октроирование конституции производится чаще всего монархом под давлением демократических сил. Из ныне действующих октроированными таким путем являются, например Основные законы Иордании, Катара, Непала, Малайзии и др. В качестве дарованных выступают и конституции ряда бывших колониально зависимых стран, переданные им бывшими метрополиями в ходе предоставления независимости.

Порядок одобрения и введения в действие конституций чрезвычайными органами в определенной степени сходен с процедурой октроирования основного закона. И в том и в другом случае действует невыборный орган, к тому же единоличный или весьма узкого состава. Однако дарует конституцию орган (чаще всего монарх), легитимный с позиции старого, доконституционного правового строя и компетентный с точки зрения существующей правовой системы для столь радикальной реформы этой системы, как введение в действие конституции. Чрезвычайный же орган приходит к власти в результате переворота и с позиций старого правового строя не имеет не только права принимать конституцию, но и вообще права на существование. Введением в действие конституции чрезвычайный орган закладывает фундамент новой правовой системы, хотя в ней, конечно, могут сохраняться некоторые институты и правовые традиции, не противоречащие интересам и воззрениям пришедших к власти политических сил. При этом такое, например, законодательство, как гражданское, может сохраняться без коренной переработки и после переворота.

По способу изменения конституции делятся на жесткие и гибкие. К жестким относятся такие конституции, порядок изменения которых усложнен по сравнению с порядком принятия и изменения обыкновенных законов. Требование подачи квалифицированного большинства голосов членов однопалатного парламента или каждой из палат в двухпалатном парламенте за поправку является одним из весьма распространенных признаков жесткости конституции. В некоторых странах процесс внесения в основной закон поправок осложняется требованием повторного их одобрения тем же составом парламента через определенный промежуток времени (примеры — Конституции Италии 1947 г. и Беларуси 1994 г.) либо вторичного принятия поправок новым составом парламента (в Бельгии, Швеции, Финляндии и др.). В ряде стран поправки к конституции должны быть одобрены референдумом (к примеру, в Швейцарии, Дании, Ирландии). В отдельных федерациях нужно согласие определенного большинства субъектов федерации на принятие поправки (так, в США одобренная 2/3 голосов в каждой из палат Конгресса или Конституционным конвентом поправка должна быть ратифицирована 3/4 штатов в лице легислатур или специально созванных конвентов).

В конституциях ряда стран содержатся статьи, запрещающие пересмотр определенных конституционных положений. Так, по конституциям Туркменистана 1992 г. и Франции 1958 г. республиканская форма правления не может быть объектом пересмотра, по Конституции Бразилии 1988 г. конституционные поправки не могут отменять федеративную форму государственного устройства, принцип разделения властей, личные права и гарантии, прямое, тайное, всеобщее и периодическое голосование. В некоторых конституциях устанавливается минимальный промежуток времени между двумя пересмотрами основного закона.

Довольно редко в настоящее время встречаются гибкие конституции, порядок изменения которых не отличается от процесса принятия или изменения обыкновенных законов. Гибкими являются, в частности, неписаная Конституция Великобритании и писаная Конституция Новой Зеландии 1986 г.

По сроку действия основного закона различаются постоянные и временные конституции. Как правило, принимаются постоянные конституции, срок действия которых не ограничен. В самих постоянных конституциях обычно об этом ничего не говорится, так как это предполагается само собой разумеющимся, хотя есть исключения. Например, Политическая конституция Мексики 1917 г. провозглашает, что она является Вечной и не теряет своей силы, даже если не соблюдалась вследствие восстания. Временные конституции ограничивают срок своего действия определенным периодом или наступлением некоторого события в государственной жизни (к примеру, Конституция Индонезии 1950 г., отмененная в 1959 г., Конституция Объединенной Арабской Республики 1958 г., прекратившая свое действие фактически в 1961 г., и др.).

Обеспечение верховенства конституции

Принцип юридического верховенства конституции предполагает существование определенного механизма, обеспечивающего соответствие нормативных актов положениям основного закона. Однако в большинстве стран такой механизм появился сравнительно недавно. В отдельных странах (США, Швейцария и др.) институт конституционного контроля или надзора известен с XIX в., но в основном он был введен в практику в XX в., причем главным образом после Второй мировой войны.

В некоторых странах функции конституционного контроля выполняют обыкновенные суды общей юрисдикции всех инстанций, но право вынесения окончательного решения остается за высшей инстанцией (США, Япония, Индия и пр.). Органом конституционного контроля в иных странах может выступать только верховный суд (Швейцария, Ирландия, Бразилия и т. д.). В ряде стран созданы специальные конституционные суды, в определенной степени обособленные от других органов (Италия, ФРГ, Испания и др.). В отдельных странах для, осуществления конституционного контроля либо надзора создаются несудебные учреждения (во Франции с 1958 г. — Конституционный совет, в Иране с 1979 г. — Совет по соблюдению Конституции и т. п.).

Следует отметить, что даже в тех странах, где создаются специальные органы конституционного надзора (судебные и несудебные), их функции чаще всего не ограничиваются исключительно надзором за конституционностью нормативных актов. Так, Конституционный совет во Франции следит за правильностью избрания президента республики, депутатов и сенаторов, а также за правильностью проведения референдума.

Специальные органы конституционного контроля (судебные и несудебные) формируются особым образом, отличным от порядка формирования судебных органов общей компетенции. В ряде стран конституционный контроль постепенно и вполне закономерно выделился в отдельную сферу полномочий судебных органов в ходе реализации судами своей правоприменительной компетенции. Применение норм права требует их толкования, выяснения их иерархии, соответствия друг другу, юридической силы, соотношения между ними. Так произошло в США, Норвегии и других странах. Возникновение конституционного надзора логически связано с формированием конституционализма и появлением конституций в современном понимании этого слова.

Существуют две основные формы конституционного контроля: предварительный и последующий. Предварительный контроль осуществляется до вступления в силу закона (или другого нормативного акта). Последующий надзор реализуется уже после вступления закона (или другого нормативного акта) в силу. Предварительный контроль выступает, по существу, в качестве особой стадии законодательного процесса. Например, во Франции, Казахстане и Иране известен только предварительный контроль. В случае признания закона неконституционным он вообще не вступает в силу.

В других странах (ФРГ, Италия, Япония, США и пр.) осуществляется только последующий контроль. Проверке конституционности подлежит уже действующий закон или нормативный акт. Признание неконституционности акта целиком или отдельных его положений влечет за собой в ряде стран (ФРГ) формальную утрату юридической силы. В других же странах (США) признанные неконституционными (целиком или частично) акты не могут применяться судами, и таким образом подобные акты фактически лишаются юридической силы, хотя формально об утрате ими юридической силы нигде не объявляется.

Однако не во всех странах признание акта неконституционным влечет за собой автоматически утрату юридической силы. В Японии сложилась практика, по которой Верховный суд доводит до сведения парламента или правительства свое мнение о неконституционности принятого ими акта. А парламент или правительство соответственно могут принять меры по отмене или изменению такого акта. Однако Верховный суд Японии не вправе обязать их совершить такие действия. Имеются страны (например, Португалия, Перу), где осуществляется предварительный и последующий надзор.

По процедуре конституционный контроль бывает абстрактным и конкретным. Абстрактный конституционный надзор осуществляется путем подачи специального иска (или заявления), а также по собственной инициативе органа конституционного надзора, когда нормативный акт или отдельные его положения оцениваются на предмет того, насколько они в принципе соответствуют постановлениям конституции безотносительно их применения в каких-либо конкретных обстоятельствах. А в Иране не требуется даже подачи иска или заявления, поскольку Совет по соблюдению Конституции обязан давать свое заключение по любому закону до вступления его в силу о соответствии его мусульманскому праву и Конституции 1979 г., которая, как считается, сама строится на принципах ислама.

Конкретный контроль производится исключительно в связи с применением (чаще всего судами) правовых норм по конкретному делу в отношении конкретных его участников в конкретных обстоятельствах. Предварительный контроль всегда носит абстрактный характер. Последующий контроль может быть и абстрактным, и конкретным. Например, в США, Японии конституционный контроль по процедуре носит исключительно конкретный характер. В других странах — Португалии, Испании, Италии, Бразилии, России и пр. — конституционный контроль может носить и конкретный, и абстрактный характер. Третьим странам (Франции, Ирану и др.) известен лишь абстрактный контроль.

Различны пределы проверки конституционности актов в разных странах. В большинстве стран все акты могут стать объектами рассмотрения с точки зрения их конституционности, а подзаконные акты — еще и с точки зрения их законности. Но в Швейцарии конституционному надзору подлежат только законы кантонов, поскольку Федеральный суд не может контролировать общефедеральный парламент. В силу этого не могут подвергаться конституционному контролю и надзору конституции кантонов, так как они утверждаются общефедеральным парламентом.

В большинстве федеративных государств органы конституционного контроля создаются не только на общефедеральном уровне, но и на уровне членов федерации и следят за соответствием конституциям отдельных субъектов федерации актов, издаваемых органами членов федерации. Так, в США в каждом штате есть своя судебная система, независимая от федеральной судебной системы. При этом на суды каждого штата возложена обязанность следить за соответствием конституции штата актов, принятых административными органами данного штата. Окончательное решение вопроса о конституционности в рамках штата сохраняется за высшей судебной инстанцией соответствующего штата. В ФРГ практически во всех землях есть органы конституционного контроля.