Как написать письмо детям донецка

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Липецкие школьники написали письмо детям Донбасса

10 ноября 2014 16:58

Липецкие школьники приняли участие в сборе гуманитарной помощи для ДНР и ЛНР. Фото предоставлено НП «Бартина»

Липчане собирают очередную партию гуманитарного груза для жителей Луганск ой Народной Республики. Напомним, что последний гуманитарный груз из Липецка в Луганск отправился 30 октября. Накануне в сборе новой партии гуманитарной помощи приняли участие ученики и педагоги лицея №44 Липецка.

Стоит отметить, что дети не только собрали посылки с необходимыми вещами и учебниками, но и написали письмо со словами поддержки школьникам ЛНР.

«Мы очень надеемся, что в скором времени все неприятности и беды закончатся. И вы вновь увидите над собой голубое небо, услышите детский смех, улыбнетесь солнцу над улицей, полной добродушных людей», — написали в совеем письме ребятишки.

Как рассказал « КП » руководитель землячества Донбасса Сергей Черезов , это письмо зачитают перед школьниками Луганской Республики, когда будут передавать собранную детьми гуманитарную помощь. Ее планируют собрать в 20-х числах ноября.

Письмо липецких школьников детям из Донбасса

Дети Донбасса пишут письма на фронт и рисуют мирный город

На небольшой уличной фотовыставке «Донбасс непокоренный» — рядом с кадрами мирной жизни – стенды «Донбасс в огне». Плачущие дети, обугленные и расстрелянные здания. И тут же — стенд исторических фотографий «Как строился Донбасс». На снимках 1954-1985 годов – советский Донецк, который еще не знал, какие испытания выпадут на его долю…

На акцию, которая состоялась 14 октября, были приглашены ребята — воспитанники Детского центра социально-психологической реабилитации. Обращаясь к ним, заместитель командующего корпусом Министерства обороны Республики Эдуард Басурин сказал: «Хочу поздравить вас с тем, что счастье понемногу возвращается к нам. Я всегда говорил и буду говорить, что война – это проходящее. А мирная жизнь — вечна. Эта фотовыставка показывает нам красоту нашей Республики. Наша территория еще не слишком велика, но, надеюсь, со временем она увеличится. Я благодарен ребятам, которые решили написать письма воинам, находящимся на передовой. Им будет очень приятно чувствовать тепло и доброту, которые вы передадите в своих письмах».

Затем дети были приглашены в кофейню «Traveler’s Coffee», где для них провели специальный мастер-класс – они своими руками изготовили десерты, упаковали их и передали Басурину и другим представителям армии ДНР. Ребятишки также написали письма солдатам – в виде традиционных армейских «треугольничков».

А на следующий день, 15 октября, в Донецком республиканском художественном музее открылась выставка детских рисунков «Мой любимый город». Дети из обстреливаемых укрокарателями районов – поселков Старомихайловка и имени Абакумова –изображали мирный Донецк. Таким образом, педагоги хотели отвлечь юных жителей Донбасса от постоянного страха и стресса.

Война не могла не ворваться на альбомные листы ребят. На рисунке школьника Германа Батьковского – горящая школа. А вот танк Республики несет такой желанный мир… «Детям нужен мир» — так и гласит рисунок другого мальчика, Никиты Демидова.

Юные участники выставки своими руками изготовили бумажные розы, которые затем выложили в форме сердца. Они мечтают видеть Донецк, как и прежде, городом роз, а не городом страданий.

Поэтесса Ирина Вязовая-Быковская в своем стихотворении написала:

Мой Донецк, моя боль, моя совесть,
В детской памяти – город роз.
А сегодня – омытый кровью,
Распинаемый город слез…

Это стихотворение было включено в первый поэтический сборник, вышедший в Донецкой Народной Республике, — «Мой город охрип от молитв». 16 октября в помещении Центра духовного возрождения Донецкого края жителям города была представлена музыкально-поэтическая композиция по этому сборнику.

На этой творческой встрече основную роль сыграли ребята-старшеклассники — ученики Донецкой специализированной школы №115. Они читали стихи авторов книги. Выступили также члены Союза писателей ДНР — Владимир Скобцов и Марина Бережнева.

Директор издательско-полиграфического центра «Edit» Наталья Чернецкая рассказывала, в каких тяжелейших условиях издавался этот сборник. В помещении редакции было холодно – не работало отопление. Кругом слышались взрывы. Не было бумаги и расходных материалов. Все делалось на энтузиазме.

Другое стихотворение Ирины Вязовой-Быковской посвящено девочке Полине, убитой в городе Славянск. Оно было исполнено девушкой, которая исполнила роль матери, плачущей над разгромленной детской коляской:

Смерть, уходи! Смерть, не смей
Трогать невинных детей!
Хочешь – меня. Прямо тут.
Ангелы сами уйдут.
Шелест невидимых крыл…
Кто тебе глазки закрыл?
Все, моя радость. Лети.
Если сумеешь – прости.

К сожалению, несмотря на перемирие, смерть все еще витает над городами Донбасса, грозя новыми жертвами. Как заявил журналистам на брифинге 17 октября Эдуард Басурин, артобстрелам с украинской стороны подверглись аэропорт Донецка и поселок Песчаное. Кроме того, противник нарушает договоренности об отводе тяжелого вооружения калибром свыше 100 мм и продолжает сосредотачивать силы вдоль линии соприкосновения.

В любой момент дети, уже пережившие ужасы войны, могут вновь услышать зловещий свист снарядов…

(Специально для «Военного обозрения»)

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Луганские дети пишут о войне: Такому не место в мире…

Сергей Жолковский с первых дней войны в Донбассе вступил в ряды ополчения, притом что последний раз оружие держал в руках несколько десятилетий назад, во время срочной службы в рядах Советской Армии. Поработав немало лет на шахте, прошлой осенью потомственный казак Жолковский организовал в родном селе Атамановка, что под Молодогвардейском Краснодонского района, военно-патриотический клуб. А в начале этого года он предложил учителям школ Луганской народной республики дать учащимся задание — написать сочинение на классическую, можно сказать, тему: «Как я провел это лето». Педагоги согласились, и измученные войной дети написали о пережитом. Изначально сочинение предлагалось оформить как письмо российскому школьнику. Школьнику той страны, которая в тяжелый момент протянула Донбассу руку помощи.

Письма, пронизанные неподдельной болью, Сергей Жолковский собирается передать в российские школы. Свою акцию он назвал «Письмо другу в Россию». С позволения Жолковского, некоторые письма прочитал корреспондент Федерального агентства новостей и решил поделиться ими с читателями.

По просьбе родителей школьников мы ограничились указанием имени и первой буквы фамилии детей. Боязнь расправы со стороны украинских военнослужащих, увы, засела глубоко в искалеченном сознании этих несчастных, ни в чем не повинных людей. Вряд ли они могли представить даже в страшном сне, что их родные дети волею судьбы окажутся детьми войны. Самой настоящей — жестокой, беспощадной. В жизнь самых маленьких жителей Луганщины война ворвалась с внезапностью урагана. Влетела минами, ракетами, бомбами. С характерным, леденящим душу свистом.

Юный краснодонец

Привет из Краснодона! Я учусь в девятом классе, в школе номер шесть… Мне позвонила подруга и сказала, что возле ее дома строят блокпост, и там все люди с дубинками. Я собрался с другом и пошел туда. Когда мы пришли, я подошел к этим людям и спросил, кто они такие, они сказали, что добровольцы и защищают наш город, чтобы сюда не пришла Нацгвардия. Я и мой друг начали помогать строить блокпост. После того как мы построили, туда приехали казаки и ополчение. Я спросил, мог бы я чем-то помочь дальше, мне ответили: нет, тут очень опасно, и скоро тут может быть бой! Я ушел домой, а на следующий день опять пришел и записался в ополчение. Через месяц тяжелых дней мне выдали автомат, я стоял на посту в маске и с АК-47… У меня погибло много знакомых с поста, на боевых дежурствах. Потом я уехал в Луганск, и там я тоже был в добровольцах. Павел Р.

Этим летом я почти не спала…

Летом жителям нашего города было совсем не до отдыха. Люди, которым было куда ехать, выехали из города. Наша семья осталась в Молодогвардейске. За время летних каникул мой город несколько раз обстреливали. Было очень страшно! Я почти не выходила гулять. Но в один день мы договорились погулять с подружкой. Мы успели погулять от силы 10 минут, потом увидели самолет и стали на него смотреть. Он сделал один круг по небу, второй и неожиданно начал сбрасывать на шахту бомбы, которые взрывались прямо в воздухе. Все мои друзья, знакомые бросились бежать в страхе в подъезд. Как оказалось позже, это были обманки: бомбы взрывались в воздухе, а потом открывался парашют и они «благополучно» приземлялись. Такое же произошло на следующий день в поселке Атамановка, который является частью нашего города. Этим летом я почти не спала, а если засыпала, то скоро просыпалась от громких взрывов или автоматных очередей… Худо было летом и с едой: цены на все подскочили, а зарплаты и пенсии не платили. Воды летом не было. Чтобы взять воды, я вставала в пять утра и шла на скважину занимать очередь. Мама с папой шли занимать очередь за хлебом. Вдвоем, потому что давали по четвертинке или по половинке в руки… Твой товарищ с Донбасса — Даша.

Привыкла к взрывам мин и свисту «градов»

Летом каждый день ездила военная техника, летали «укропские» самолеты. Самолеты бомбили города — и я это видела своими глазами. Я видела, как стреляют «грады», танки, гаубицы. Благодаря войне, я начала разбираться в военной технике, полюбила танки… Я не знала, что снаряды свистят, когда пролетают над головой. Когда снаряды падали, я слышала, как осколки окон падают на землю, люди бегут в бомбоубежище. А шахтеры продолжали работать. Я больше всего боялась, что снаряды попадут шахту, и мой папа не сможет выйти на поверхность. В следующие дни мне было уже не так страшно, я привыкла. Подумать только: я привыкла к взрывам мин, свисту «градов». Я начала бояться тишины… Не хочу жить в Украине. Я надеюсь, что ты никогда это не испытаешь и не услышишь взрывов бомб. Кто я для них? «Сепаратист», «террорист»? Кто я для страны, в которой родилась? Маша Н.

У нас не было еды, мы выживали за счет гуманитарной помощи из вашей страны, за что вашему президенту Владимиру Путину большое спасибо! Я хочу, чтобы мы не сидели в погребе, и чтоб быстрей все закончилось, и наступил мир! Алина К.

Мое лето украла война…

В мой дом пришла война. Я «сепаратист», я «террорист», против меня послали армию. Меня ненавидит вся Украина. Ради войны со мной бросают жен и детей. Из-за различий в политических взглядах погибают мирные люди. Убивают детей, стариков, сравнивают с землей села. Разве жизнь человека настолько дешевая? Возможно, солдат задумается, заряжая автомат, куда и в кого полетит пуля… Рома П.

Когда «бабахало» вокруг, было страшно даже нашему коту Мурчику и кролику Максу, в нашем подъезде остались мы (я и родители) и соседка Федоровна. Было утро. Все грохотало, потом затихло, весь дом трясло. Мы с мамой убежали в ванную. Хорошо, что у нас стены толстые! Нам разбило балкон, и осколки попали в кровать. Вышли в подъезд и увидели, что у нас нет крыши… Крышу сделали, сейчас приехали соседи из трех квартир, а в школу вернулись все мои одноклассники и наша учительница Марина Алексеевна. Мама сказала, что все будет хорошо! А я очень хочу, чтобы не было войны, и мы поехали на море и увидели дельфинов. Пока! Всего тебе хорошего! Яна А.

Я не знаю, по каким законам, по каким правилам родные народы заставили ненавидеть друг друга. Наш народ не знал, кто отдал приказ бомбить свои же города. Когда мы с родителями уезжали из Суходольска от взрывов, я очень сильно переживала и не знала, всех ли увижу этой осенью снова за партами. Что еще написать, я даже не знаю… О подвалах, где мамы нас прятали? Грохоте танков днем и ночью? Много крови с людей наших капало: с детей, матерей, стариков и защитников. Мое лето украла война… Злата Ц.

Поседевшие в детстве дети…

Живу в своем доме, который построили дед и бабка, чистые украинцы, выходцы с Западной Украины, Волынской области. Еще в юности в поисках работы их занесло в Донбасс… Прошу жалеть не меня, а тех детей, женщин, стариков, которые стали безвинно убиенными. Тех людей, которых покалечило осколками снарядов, и они уже на всю оставшуюся жизнь остались инвалидами — без ног, без рук! Тех детей, которые из-за этой войны остались сиротами в полной неизвестности за свое будущее. Тех людей, которые остались без своих домов, которые строили всю свою жизнь, как и мои бабка с дедом, и на старости лет остались без крова и без всего, что наживали всю свою жизнь. Богдан Л.

Всем людям!
По нам кровь течет,
Ни отца, ни матери,
А Родины своей родной.
Террор возвышен.
Бандиты рвутся к нам
Без конца.
Останови!
Спаси народ!
Запомни!
Спасем мы вместе Родину свою.
Глеб, 7,5 лет

Я не знаю, всех ли увижу я
Этой осенью снова за партами:
Расплатились многие жизнями
За судьбу политической карты.
Спи, страна! Без попыток проснуться
Угодила ты в злые сети.
Никогда к тебе не вернутся
Поседевшие в детстве дети…
Карина С.

Многие спрашивают: ну, как там сейчас живется. Честно? Всеохватывающее чувство обреченности, граничащее с отчаянием. Многие не выдерживают информационного давления полевых сводок и уезжают. В основном, в Россию. Но есть и те, кто ищет укрытие. Мы — из Донбасса, мы — такой народ, который все осилит и все сможет! Анастасия В.

Моя мама работает в школе, а папа был военный. Он погиб под Дебальцево 15.01.2015. Вика Л.

Мир наш так хрупок! Я убедился в этом, пережив военные действия в своем родном Луганске. С начала этой войны прошел почти год, но изменений в лучшую сторону я не вижу… Я хочу, чтобы бог дал мудрости украинским политикам и указал им верный путь скорейшего разрешения конфликта. Ведь нет ничего ценнее, чем жизнь человеческая, чем мир и смех ребенка. Мы — разные, но мы едины в желании жить мирно и счастливо, и всегда, при любых обстоятельствах, нам нужно оставаться людьми! Валерий П.

В августе убило моего папу…

Этим летом наша семья не отдохнула. Мы хотели поехать в Феодосию, но в нашу жизнь смертельным ураганом ворвалась война. В июне, когда я сдавал выпускные экзамены за 9-й класс, где-то далеко были слышны взрывы орудий. В июле и августе мы со страхом ждали ночи. Вечерами мама собирала теплые вещи, документы, брала воду, и мы спускались ночевать в подвал. Там было очень сыро и холодно. Теперь этот подвальный запах сырости часто снится мне по ночам, я ощущаю его каждой клеточкой. Мне кажется, что я даже чувствую его вкус — тошнотворный, приторный… Во время бомбежки убило на моих глазах соседа из первого подъезда. Ему было 22 года. После этого родители старались не пускать нас с сестрой на улицу. Павел М.

Война в корне изменила мне жизнь. Раньше, поздравляя ветеранов, никогда не думала, что увижу все это собственными глазами. Это действительно страшно. В ополчение шли совсем молодые ребята, многих я знала лично. Не просто знала, они были моими друзьями. Я похоронила пятерых своих друзей. Только представь: сегодня ты видишь его, общаешься, гуляешь, смеешься, уходишь домой, думая, что всего на пару деньков отпускаешь его, а на самом деле не слышишь о нем неделями, а потом, повязав голову черным платком, смотришь на его тело (если оно сохранилось!). Это ужасно… После школы я хотела поступить в Луганский институт внутренних дел, но из-за недоверия к Украине я вынуждена не только поменять планы и место учебы, но даже государство. Я планирую поступить в Ростовский медицинский университет. Надеюсь на успех. Надеюсь, что в Ростове у меня начнется новая жизнь, в которой больше никогда не прозвучит слово «война». Диана Ч.

Начался артобстрел. Я видела страшную картину войны: разрушенные дома, воронки вокруг и — самое страшное — тела убитых людей. В этот день я поняла, что ненавижу правительство страны, пославшее войска убивать мирных жителей. Сейчас у нас тихо, обстрелы прекратились. Но по-прежнему страшно. А вдруг все повторится? Я так хочу мира, тишины и спокойствия, и чтобы больше никто и никогда на Земле не узнал, что такое война. Ульяна С., 7-й класс, Суходольск

У меня в том году летом случилось большое горе. В августе убило моего папу. Был артобстрел, и осколками его очень сильно ранило. Он не перенес таких ранений. Еще меня прятали от войны в России у моей тети. Было очень страшно, я скучала по родным. Мое пожелание для вас: пускай никогда не будет войны, пускай будет мир. И больше никогда не будут стрелять в людей…

Дорогой друг, этот год был самым худшим в моей жизни. Дети не хвастаются про новый телефон или планшет, а говорят: у меня отец — ополченец. Когда мы стали самостоятельной республикой, я думал обо всем, но войны я не ожидал. Таким было мое необычное лето 2014 года. Такому не место в мире… Вова А.

Статью подготовил Алексей Вакуленко

Письма из оккупированного Донбасса. Детские праздники в «ДНР»

Дети ‒ это цветы, для их будущего мы все живем. Война, которая пришла в Украину с востока, продолжается уже более трех лет. Дети растут, а гибридная война тлеет как хлам, сея вокруг смерть и нищету. Маленькие участники необъявленной войны замечают все вокруг на оккупированных Российской Федерацией территориях: финансовые трудности родителей, неискренность некоторых воспитателей в детском саду, канонаду артиллерийских систем, от которой дрожат окна, и прикрытую пропагандистскими штампами ложь учителей.

Недавно в Чистяково, бывшем Торезе, прошел праздник с участием детей города. На площади присутствовали пожарные машины местного отделения «Министерства чрезвычайных ситуаций» «ДНР». Детей и взрослых удивляло их присутствие. Однако интрига длилась недолго. После выступлений гимнасток и циркового кружка были устроены бесплатные катания малышей в люльке стрелы пожарной машины, которая еще в разгар боевых действий 2014 года поступила как «гуманитарная помощь» из Российской Федерации. На маленьких детей надевали каски для безопасности и затем в сопровождении пожарного поднимали вверх, чтобы они могли взглянуть на город. Дети были в восторге, поэтому возникла целая очередь из желающих бесплатно покататься на своеобразном аттракционе, устроенном на пожарной машине. Хорошо то, что вместо того, чтобы тушить пожары гибридной войны, принесенной в Донбасс Россией, она так порадовала местных детей.

Детям более старшего возраста предлагали примерить противогазы и противопожарные респираторы. На установленные в парке рядом платные аттракционы по 50 рублей было мало желающих. Объяснение тому очень простое ‒ за сэкономленные 50 рублей можно было купить аж две пачки мороженого.

​В Чистяковском центре реабилитации людей с инвалидностью и детей с инвалидностью устроили торжественное мероприятие «Праздник солнечного детства». Детей с инвалидностью приветствовали: донецкая поэтесса Галина Боженко стихами о «победе весны», французская «гражданка» Кристель Неан в камуфляже, благотворительный фонд российского писателя Захара Прилепина («заместитель командира» одного из подразделений боевиков группировки «ДНР» ‒ ред.). Опять дети слушали песни и пропаганду соседнего государства-агрессора с востока. Украину вспоминали лишь в негативном плане, а преимущественно совсем не замечали ее существования.

Кульминация пропагандистского представления началась с наступлением сумерек, когда на плотине местного пруда возле рынка собрались шестьдесят участников «акции» «Ангелы» под руководством председателя Торезского отделения ОО «Донецкая республика» с целью запустить воздушные шарики со свечами в память о погибших от «вооруженной агрессии ВСУ» детей. Сюжет об этой «акции» был показан в программе местного телевидения.

«Акция» «Ангелы» прошла также и в парке Щербакова в Донецке, там даже посчитали количество погибших детей ‒ 101 ребенок. Смерть детей ‒ это настоящее горе для каждого человека по обе стороны от линии разграничения. Отвращение вызывает только то, как смерть детей используют взрослые с целью посеять вражду между людьми Донбасса и остальной Украины.

Однако детей трудно обмануть. Любовь и искренность они чувствуют сердцем. Рисуя на асфальте мелом свои первые рисунки, они возьмут мел всех цветов радуги ‒ голубой, чтобы нарисовать небо, а желтый ‒ для солнышка. Никакие запреты и предрассудки не властны над детьми.

Мирослав Тямущий, пенсионер, город Торез

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

«Напишите письмо солдатам, которые в вас стреляют»

Между воюющими сторонами действует почта мира. Одним она помогает справиться со страхом и ненавистью. Другим — поверить, что не весь мир против них

Фото: «Новая газета»

Когда-то Варя Даревская была курьером, потом учителем математики, а теперь она почтальон. Возит письма из Москвы в Донецк, из Луганска в Киев, из Киева в Горловку… Люди, которые, казалось бы, должны ненавидеть друг друга лютой ненавистью, пишут: «Любимые, дорогие, простите нас, мы хотим мира. » А она передает. И жить становится чуть-чуть легче.

Первый раз она повезла письма полтора года назад, в атмосфере глухой информационной блокады. Информация о Донбассе приходила в Россию в крайне искаженном виде, а в Украину не приходила вообще.

— Для украинцев, — говорит Варя, — мир кончался на линии фронта, а дальше — туман, Мордор, и что там происходит, никто не знает. Они посылают туда сыновей, а им возвращают гробы и покалеченных ребят. То, что за линией фронта живут люди, совершенно не видно из Киева. А они живут. И через меня они надеялись, что сумеют как-то пробиться, что их услышат. Они долго ждали от Порошенко обращения, но так и не дождались. А им нужна была просто поддержка, любые добрые слова.

В Горловке люди вообще боятся говорить, за кого они, но при этом все знают, кто за кого. Я к ним пришла, мы подружились, я говорю: «Напишите письмо украинским солдатам, которые по вам стреляют. Только доброе». Это им непросто далось.

Из Горловки в Киев:

«Уважаемые воины батальона 30!

Возьму на экскурсию в Горловку мужчину от 40 до 50. Повожу по местам вашей боевой славы. Желательно мужчину, ум еющего стеклить окна. Теплый прием гарантирую».

«Дорогой мой человек!

Совсем недавно наша жизнь изменилась. Мы узнали, что такое обстрелы, бессонные ночи, военные в городе. Но не хочу, чтобы письмо походило на жалобу. На самом деле все чудесно: мы теперь умеем ценить каждый прожитый день, каждого встреченного человека. На улицах меньше людей, но и меньше машин. Воздух стал чище, а звезды ярче. Единственное — не хватает мира и спокойствия. И я думаю, это наше общее…»

— Донецк и Горловка написали совершенно замечательные письма. Я их отксерила, раздала на Украине очень много кому, прямо целыми пачками. И заставляла читать. «Читайте. Вот письма ваших противников. Если хотите, ответьте».

Я посылала эти письма солдатам в АТО через волонтеров. Некоторые волонтеры выбирали только патриотические, те, в которых «Слава Украине!». Говорят: «Эти мы пошлем, те не будем». Письма их глубоко задевают.

Мне удалось достучаться до украинских СМИ, частично эти письма выходили в газетах. Был момент, когда я все Громадьское радио посадила писать ответы. И не только в Донбасс, но и в Россию тоже. Получилось, что все они переписываются: Киев, Харьков, Луганск, Донецк, Москва, Питер, Екатеринбург, Горловка, Ужгород, Днепропетровск, Полтава, Ростов…

Общалась с людьми из батальона «Айдар», того самого. Рассказывала им про Горловку. И сейчас вот этот парень из «Айдара» мне пишет: «Честное слово, по Горловке не стреляем». Я считаю, это сильно. Ради этого стоило.

Конечно, не все письма добрые. Есть и взаимные обвинения. Но все равно они пишут гораздо мягче, чем говорят. Это сильно снижает градус.

Из Киева в Донецк:

«Родной, хороший человек, живущий на Донбассе!

Я хочу сказать тебе слова любви и поддержки. Сейчас, когда тебе плохо, когда в твоем доме беда, нам больно тоже. Мы граждане одной страны, ты не чужой мне. Я молюсь за тебя».

«Я являюсь потомком деда-коммуниста с Донбасса и деда-бандеровца с Львовской области, оба были чудесными людьми, хоть и воевали каждый за свою Украину. Но оба — за Украину. Та война закончилась, закончится и эта. А пока держитесь».

«Я украинский журналист. Пишу, осознавая, что это именно мы, журналисты, во многом виноваты. От всего цеха скажу: простите. За обобщения и клише. За то, что всех подряд называем героями и террористами.

У меня на неподконтрольных территориях живут родные и близкие. С одними спорим до хрипоты, с другими мечтаем о будущем мире. Я не хочу в твоих глазах быть фашистом, а ты для меня не террорист. Нам нужно сесть и поговорить».

«Мне стыдно за моих соотечественников, которые считают вас «ватой» и орут, что они за Майдан».

— Вернувшись в Москву, я вышла в парк 50-летия Октября на проспекте Вернадского с плакатом: «Напиши письмо украинскому другу». Поставила столик, взяла бумагу, фломастеры. Гуляли дети, была хорошая погода, очень много людей тогда написали письма. Детям нарисовать два флажка и написать слово «мир» легко. Но вот стоит родитель, я ему говорю: «И вы напишите в Киев». — «Порошенко, что ли?» — «Нет, Порошенко я не передам. Передам людям». И он начинает думать, есть ли у него добрые слова для украинцев. Прямо видно, как колесики в голове крутятся. Потом говорит: «Ладно, давайте напишу», — и пишет прекраснейшее письмо. То есть сначала они отказываются, а потом спрашивают: «Вы еще придете? Мы еще хотим написать!»

Или еду в поезде, рассказываю, что еду в Донбасс, поеду на Украину, у меня есть с собой открытки. Напишите, делать в поезде все равно нечего. Сначала кочевряжатся, потом говорят: «Ну давайте». Начинаем разговаривать, и оказывается, что человек, который считал, что на Украине все фашисты, вдруг понимает, что я туда ездила, я их видела, вот письма, их можно потрогать, а можно и самому написать. Я борюсь с расчеловечиванием противника, а оно идет с обеих сторон.

Из России на Украину:

«Мы скорбим по убитым. Нам трудно делить, русский убит или украинец. Мы не хотим, чтобы погибали люди».

«Я не знаю, как остановить войну. Мы выходим на митинги и пикеты, записываем видеообращения, но это все не работает».

«Здравствуйте, незнакомый мне солдат!

Мой сын служит в армии, срочник. Обращаюсь к вам как мать солдата, которая день и ночь думает только об одном: чтобы был мир и точка. Ваша мама знает, как тяжело родить и растить ребенка. У меня есть горький опыт похорон своего ребенка. Никакому врагу не пожелаю этого страшного горя. Не дай бог моему сыну и вам стрелять в человека. Война выгодна только отъявленным мерзавцам. Мы, простые люди, для них только пешки. Берегите свою маму, друзей, а главное — свою душу!»

«Здравствуйте, дорогие солдаты! Я учусь в первом классе. Мой дядя в армии. Молюсь, чтобы он не стрелял в людей и чтобы в него не стреляли. Берегите себя».

— Сложнее всего с нашей так называемой «пятой колонной». Кто-то говорит: «Я буду писать только тем, кто за Украину». А мне хочется, чтобы писали и тем и тем. «Ну ладно, — говорю, — вот первый уровень сложности: написать письмо тем, кто за Украину. Второй уровень сложности — написать жителю Донбасса, следующий уровень сложности — написать ополченцам». Это же я говорила и на Украине: кто на какой уровень сложности готов, тот так и пишет. Писали в итоге и ополченцы на Украину, и майдановцы в Донецк. Но тяжело, тяжело… Что у нашей оппозиции, что в Киеве — черно-белый мир в голове. Я уже не говорю о тех, кто смотрит телевизор, там вообще беда. И пока мир черно-белый, мы не договоримся. Это же не Путин с Порошенко стреляют друг в друга. Это люди. Надо попытаться с ними поговорить.

У меня в Москве есть друг, луганский сепаратист, мы с ним много спорили, и я в конце концов говорю: «Пойдешь на Марш мира?» — «А можно флаг Новороссии взять?» — «Думаю, можно, но не поймут». Пришли, у меня два флага — России и Украины. Спрашиваю: «Какой понесешь?» — «России». И мы с ним шли рядом с этими двумя флагами. Он не против такого. Ему даже понравилось.

На слово «мир» реакция у всех очень разная. На Украине его не принимают, считают, что это как белый флаг, все равно что сдаться агрессору. В Донбассе мир — самое главное слово. Но оно означает что-то вроде «отстаньте от нас». А в России большинству все равно. Огромная страна, масса своих проблем.

Когда мы прощались, Варя снова собиралась. Туда.

— Варя, ну что вы одна можете? Их не остановить, плетью обуха не перешибешь. И это опасно, вы сильно рискуете каждый раз.

Она улыбнулась, она все время улыбается, и говорит:

— Нет, я поеду, мне надо.

Чтобы написать письмо мира, нужно обратиться к Варе Даревской через ее страницу на Facebook