Юрист pro bono

05.11.2018 Выкл. Автор admin

АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

Адвокатские тайны ౹ Алексей Колегов ౹ Адвокат Колегов

Pro bono в адвокатуре — это юридическая фикция

«Pro bono» (от лат. pro bono publico — ради общественного блага) — это оказание профессиональной помощи благотворительным, общественным и иным некоммерческим организациям на безвозмездной основе.

Pro bono часто трактуется как форма благотворительности или волонтёрства, но это не верно, потому что благотворительность и волонтёрство предполагает помощь от любого человека, вне зависимости от профессиональных качеств. Для pro bono характерной чертой является оказание профессиональной помощи.

Также следует отметить, что благотворительная деятельность регулируется законом, в то время как Pro bono никаким образом не регламентируется, что вызывает определённые сложности у юристов.

ФИКЦИЯ представляет собой еще более искусственный и произвольный технический прием, чем презумпция. Фикция — это способ формулирования права, при котором юридическая ситуация создается при незнании или явном и добровольном противоречии с конкретной естественной реальностью.

Конституция РФ гарантирует право граждан на доступ к правосудию. Однако на этом пути возникает ряд препятствий: от невозможности разобраться в массиве нормативно-правовых актов до отсутствия средств на оплату квалифицированной юридической помощи.

Государство стремится обеспечить равный для всех граждан доступ к правосудию и возможность получить квалифицированную помощь профессионального юриста. В случаях, когда человек относится к социально-незащищенным категориям или находится в сложной жизненной ситуации – возможность получить такую помощь бесплатно.

Тем не менее, система бесплатной юридической помощи в России, к сожалению, еще далека от совершенства: качество и объем оказываемых услуг оставляют желать лучшего. Именно поэтому многие частнопрактикующие юристы, юридические фирмы и профессиональные объединения юристов восполняют недостатки государственной системы бесплатной юридической помощи, оказывая квалифицированную юридическую помощь «на общественных началах». В мировой практике такая помощь именуется pro bono – от латинского «pro bono publico» – «ради общественного блага».

В наши дни практике pro bono в России уделяется все большее внимание, ведь это форма социальной ответственности юриста и важный стимул его развития. Именно эта правовая форма может стать еще одним механизмом гарантии конституционных прав и свобод граждан. Услуги pro bono уже стали глобальной практикой, ведь это мощный инструмент вовлечения малообеспеченных и социально незащищенных граждан в систему правовых координат.

В рамках pro bono Юридическая фирма «ЮРТЕГРО» безвозмездно оказывает квалифицированную помощь гражданам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, а также некоммерческим организациям, работающим на благо общества.

Главный принцип pro bono, который неуклонно соблюдает Юридическая фирма «ЮРТЕГРО» – оказание безвозмездных услуг на столь же высоком уровне, на каком оказываются платные услуги.

Юридическая фирма «ЮРТЕГРО»: мы расширяем доступ к правосудию.

Помощь pro bono — когда юристам выгодно работать бесплатно

Нужно ли юристу работать бесплатно? В российском консалтинге набирает обороты мода на Pro bono – бесплатную юридическую помощь для нуждающихся. Как возник этот институт, зачем заниматься благотворительностью в сфере патентного права, каким образом юрфирмы организуют работу своих сотрудников на общественных началах и каковы препятствия на пути Pro bono в России – в материале «Право.ru».

Как и многие другие веяния, форма Pro bono берет свое начало в Америке, где частные юрфирмы начали бесплатно помогать бедным еще в конце XIX века. Такая форма благотворительности, как Pro bono (от лат. pro bono publico – «ради общественного блага»), набрала обороты в 60-х годах прошлого века и развивалась главным образом в англо-саксонском правовом мире. Американская ассоциация юристов рекомендует проводить за благотворительной работой не меньше 50 часов в год, а в Англии с 2002 года отмечается неделя Pro bono, которая поощряет и популяризирует бесплатную юридическую помощь. Сейчас этот институт приобретает глобальный характер, и Россия не осталась в стороне.

Хотя явление это и не совсем новое: юридическую помощь «по праву бедности» в России начали оказывать после судебной реформы 1864 года, а в Конституции СССР 1977 года появилось положение о том, что юридическая помощь в определенных случаях бесплатна. Эта норма перекочевала и в современную Конституцию. Сейчас государство поддерживает уголовное представительство «по назначению», а также консультативную работу ведомств и нескольких юридических центров. Правда, получить в них помощь могут только определенные категории граждан (инвалиды, официально малоимущие) и по очень ограниченному кругу вопросов.

При некоторых ВУЗах на общественных началах принимают студенты. А многие небольшие фирмы или отдельные адвокаты под видом бесплатных юрконсультаций пытаются привлечь новых клиентов: специалист, конечно, выслушает и что-то ответит, но, скорее всего, ответ будет неполный. Ведь в большинстве случаев для полноценного консультирования недостаточно выслушать клиента, необходимо ознакомиться с документами, основательно изучить ситуацию. Это требует гораздо больших усилий, чем те краткие поверхностные ответы, которые дают на «бесплатных консультациях».

Выгода заниматься благотворительностью

Государство должно обеспечивать минимальный стандарт юридической помощи, считает Дмитрий Шабельников, директор российского филиала института «Право общественных интересов» (PILnet), который развивает Pro bono в России. Вместе с тем, частная благотворительность необходима во всех странах, даже социально благополучных, уверен Шабельников: «Всегда есть люди, которые формально не имеют права на субсидируемую помощь, но не могут заплатить юристу по рыночной ставке. Кроме того, в поддержке нуждаются некоммерческие организации. У них чаще всего нет бюджета на юристов, а в нашей стране их деятельность очень зарегулирована».

Похоже, Pro bono – это новая мода в России, которая только набирает обороты. По выражению Тимофея Ермака, старшего партнера АБ «Юрлов и партнеры», «становится модным быть социально ориентированным». Это веяние касается не только юридического сообщества, но и бизнеса в целом, уточняет Шабельников. Он утверждает, что консалтинг сейчас гораздо чаще интересуется Pro bono, чем пять лет назад. Это показатель того, что некоторые юристы стремятся не только зарабатывать деньги, но и хотят внести посильный вклад в формирование правового государства, уверен Ермак. Но, конечно, в Pro Bono идут не только из альтруистических побуждений. В бюро «Юрлов и партнеры» сочли, что работа на общественных началах помогает получить опыт и дает возможность обучить молодых сотрудников, работающих вместе с наставником, рассказывает Ермак. По его словам, такая благотворительность улучшает имидж фирмы, делает ее более конкурентоспособной и привлекает новых клиентов. «Корпорация, выбирая юрфирму, смотрит на ее достижения в сфере социальной ответственности, и зачастую это значит именно Pro bono, – подтвеждает Шабельников. – Я доподлинно знаю об одном таком случае в России».

Как организована благотворительная работа – зависит от юркомпании. Большие международные фирмы обычно имеют специальный регламент, рассказывает Шабельников. Считается, что качество работы по «бесплатным» делам должно быть такое же, как и по обычным, поэтому действуют общие правила по учету рабочего времени, проверке младших сотрудников старшими, заключению договора и так далее. Шабельников не знает ни одной юрфирмы, которая бы заставляла сотрудников работать Pro bono. Точно так же сама фирма решает, кому и в каком объеме помогать. Труд юриста, как правило, оплачивается в привычном размере, потому что Pro bono – это социальная ответственность компании, а не ее работников, подчеркивает Шабельников. Замдиректора агентства защиты интеллектуальных прав «ИНКО» Лилия Рыльская рассказала, что за бесплатную работу агентство перечисляет обычную зарплату. А «Юрлов и партнеры», по словам Ермака, ничего не платит, но поощряет другими способами: выдает дипломы и благодарственные письма и учитывает участие в бесплатных проектах при карьерном продвижении или ежегодной оценке сотрудника.

Догнать и помочь

Наиболее часто бесплатно помогают малоимущим или некоммерческим организациям. Консалтингу, который обслуживает бизнес, привычнее помогать юридическим лицам. По словам Шабельникова, НКО часто недооценивают возможности юристов, готовых им помочь. Он рассказывает, как один фонд, защищающий права детей-сирот, пригласили принять участие в разработке новых санитарных норм для учреждений, где живут такие дети. У этой организации были предложения, но она не могла сформулировать их в виде, подходящем для работы над законопроектом. Этим занялись юристы фирмы Latham & Watkins, и в итоге многие предложения фонда были приняты, рассказывает Шабельников.

Pro bono можно заниматься даже в сфере интеллектуальной собственности, как показывает пример агентства «ИНКО». Оно занимается подготовкой документов для регистрации патентов на методические пособия для слепых и слабовидящих детей, рассказывает Рыльская. АБ «Юрлов и партнеры» готовит правовые заключения для бизнес-омбудсмена Бориса Титова, который занимается защитой прав предпринимателей. Словом, поле для работы шире и возможностей больше, чем может показаться на первый взгляд.

Одна из проблем новой программы – в том, что ее адресаты о ней не знают. В странах с развитой культурой Pro Bono существуют координационные центры, которые позволяют клиентам найти юрфирму, например, LawWorks в Великобритании, говорит Шабельников. А институт, который он возглавляет («Право общественных интересов»), помогает российским НКО получить бесплатную юридическую помощь. «Некоммерческие организации не знают, что существует такая возможность, – рассказывает Шабельников. – Поэтому не могу сказать, что они у нас выстраиваются в очередь. Но те, кто попробовал, продолжают уже без нашего посредничества». Организовать работу с гражданами на порядок сложнее – фирма не может повесить на двери объявление, что принимает всех подряд. Но уже есть примеры сотрудничества юрфирм с НКО, ведущими прием населения, говорит Шабельников. А в Ульяновске Pro bono работает на базе местной адвокатской палаты: если гражданин не имеет права на субсидированную помощь, то ему стараются найти специалиста на общественных началах.

Pro bono и адвокаты

Оказывают ли адвокаты бесплатную помощь – такой вопрос им задали социологи из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге и Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, проводившие исследование адвокатского сообщества (см. «Мужчина, 43 года, образование высшее: социологи нарисовали портрет российского адвоката»). Почти половина адвокатов заявила, что оказывает помощь бесплатно, и лишь четверть сообщила, что никогда бесплатно не работала.

Правда, под бесплатной юридической помощью 59 % респондентов понимали работу в качестве адвоката по назначению (ст. 51 УПК), 57 % – советы и консультации друзьям и знакомым и 37 % – участие в региональных программах бесплатной помощи. Работа по назначению по уголовным делам, очевидно, не может считаться благотворительностью, поскольку оплачивается государством. Однако размер оплаты символический, и, видимо, именно поэтому больше половины адвокатов уверены, что по 51-ой статье работают фактически бесплатно.

Адвокаты меньше думают о своей социальной ответственности, нежели юрфирмы, считает Шабельников. По его словам, хоть адвокаты и оказывают бесплатную помощь, но им не хватает признания и мотивации со стороны адвокатского сообщества, особенно в регионах. Кроме того, пока не хватает информации и помощи в организации работы. В Европе и Азии этим обычно занимаются на профильных форумах, через несколько месяцев первый форум пройдет и в России.

Шабельников выделяет два фактора, которые поддерживают Pro bono в Америке: во-первых, развитость юридического сообщества, во-вторых, признание. Например, в профессиональном рейтинге журнала The American lawyer учитывается работа на общественных началах. Шабельников обращает внимание на еще одно важное отличие: в США юристы работают главным образом в компаниях, а в России, за исключением крупных городов, адвокаты в основном ведут практику самостоятельно, даже если входят в состав адвокатских образований. «У адвоката гораздо меньше свободного времени, чем у юрфирмы, которая может организовывать благотворительную работу, не подвергая опасности свою практику, приносящую доход», – говорит Шабельников. Но все же, по его убеждению, пока в России больше всего не хватает мотивации и общественного (в первую очередь – профессионального) признания Pro bono.

Pro bono и адвокатура

13 апреля в Москве состоялся Первый Российский форум pro bono

Форум проведен Институтом «Право общественных интересов» (PILnet) при участии и поддержке Федеральной палаты адвокатов РФ. В нем участвовали президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, исполнительный вице-президент Андрей Сучков, президенты и адвокаты ряда региональных адвокатских палат, представители юридического бизнеса, некоммерческого сектора, юридических вузов.

Пленарную сессию на тему «Pro bono в России» провели президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко и директор российского филиала Института «Право общественных интересов» (PILnet) Дмитрий Шабельников.

Социальная ответственность адвокатуры

«Pro bono – один из способов сделать этот мир лучше, добрее, светлее, – сказал президент ФПА РФ Юрий Пилипенко. – В жизни все меньше сфер, которые не подвергаются чрезмерной регламентации. Государственная Дума принимает в год 400–500 законов, примерно половина из них направлены на корректировку предыдущих. Количество людей, нуждающихся в юридической помощи, растет, но без серьезного участия адвокатуры систему оказания помощи pro bono не ждет расцвет, потому что адвокатура – организация, созданная на основе федерального закона как профессиональное сообщество лиц, деятельностью которых является квалифицированная юридическая помощь».

Адвокатура осознает свою социальную ответственность и понимает, что эта ответственность возрастает с учетом перспективы реформирования сферы профессиональной юридической помощи, которое позволит объединить в рамках адвокатской корпорации всех юристов, оказывающих правовую помощь неопределенному кругу лиц. «Как институт гражданского общества, мы готовы принять на себя обязательства в системе pro bono, но нам хотелось бы, чтобы это было встречное движение между обществом и государством», – сказал президент ФПА РФ. Он заверил, что адвокатура будет расширять и структурировать свое участие в этой системе, а Федеральная палата адвокатов РФ выступит той площадкой, которая объединит всех, кто участвует в программах pro bono, чтобы создать единую систему оказания юридической помощи pro bono.

Принципы и перспективы pro bono

Поскольку в России деятельность по оказанию юридической помощи в рамках проектов pro bono (полностью – pro bono publicо, что в переводе с латинского означает «ради общественного блага») пока не получила широкого распространения, Дмитрий Шабельников рассказал о ситуации в других странах, в том числе о нормативной базе, на основе которой предоставляется такая помощь. В некоторых государствах существуют программные документы (декларации, меморандумы и т.д.), разъясняющие, что является, а что не является pro bono. Были приняты такие документы и на международном уровне – прежде всего это Декларация принципов pro bono Международной ассоциации юристов (IBA) 2008 г. Во всех таких документах указывается, что юридическая помощь pro bono оказывается не только без вознаграждения, но и без ожидания такового (т.е., например, работа на условиях гонорара успеха не может считаться pro bono).

В Декларации принципов pro bono IBA сформулировано полное определение понятия «оказание юридической помощи на основе pro bono», содержащее все его основные признаки, – «оказание юридической помощи с тем же уровнем качества, который предоставляется коммерческим клиентам, без вознаграждения или ожидания вознаграждения, и в связи с поддержкой малообеспеченных, уязвимых и оказавшихся на обочине жизни общества слоев населения, а также сообществ и организаций, предоставляющих им поддержку». К pro bono относят также оказание юридической помощи за сниженное вознаграждение, бесплатное участие в совершенствовании законодательства, юридической профессии, юридического образования.

Как форма профессиональной ответственности юриста деятельность pro bono впервые была упомянута в Кодексе профессиональной этики Американской ассоциации юристов (ABA) в 1969 г. В 1983 г. ABA приняла Типовое правило 6.1, которое, с учетом внесенных изменений, действует до сих пор. В соответствии с данным правилом частнопрактикующим юристам рекомендуется посвящать 50 часов в год бесплатной помощи.

В последнее время деятельность pro bono активно развивается, в частности, в европейских странах. Кроме юристов, готовых оказывать помощь, pro bono нуждается в организационной поддержке, поэтому создаются специальные координационные центры, собирающие запросы на оказание помощи и передающие их юристам. В России PILnet ведет такой проект с 2007 г. – помощь предоставляется некоммерческим организациям, выполняющим социально значимую миссию. Юридическую помощь получили 250 НКО по 450 запросам, оказывали помощь около 20 международных фирм и около 20 российских.

Соотношение pro bono и бесплатной юридической помощи – тема сессии, которую провел исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков. Основные аспекты вынесенной на обсуждение проблемы проанализировали спикеры – Ольга Руденко, президент АП Ставропольского края (Ставрополь), Юлия Корухова, управляющий делами АП Ульяновской области (Ульяновск), Александр Севрюков, адвокат Коллегии адвокатов «Лейба и партнеры» (Москва).

Существуют три основных сферы, в рамках которых юридическая помощь предоставляется бесплатно. С одной стороны, это сфера оказания субсидируемой государством юридической помощи, куда входят, во-первых, система участия адвокатов в судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования и суда, а во-вторых, государственная система бесплатной юридической помощи, действующая на основе Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». С другой стороны, это сфера оказания помощи, не субсидируемой государством, куда относится, в том числе, система pro bono.

По словам Андрея Сучкова, деятельность pro bono – компенсаторный механизм в тех случаях, когда государственная система не справляется. Вывод о том, что юридическая помощь в рамках pro bono необходима как дополнение к субсидируемой государством системе бесплатной юридической помощи, подтвердили все участники дискуссии. Они, в частности, ссылались на недостатки Закона о БЮП: необходимость множества бюрократических процедур, выполнение которых занимает больше времени, чем оказание юридической помощи; слишком узкие перечни категорий лиц, имеющих право на бесплатную помощь, и случаев, когда она может быть предоставлена; отсутствие возможности оказывать помощь социально ориентированным некоммерческим организациям. Кроме того, необходимая экспертная деятельность, в том числе проведение экспертизы законопроектов, также нередко осуществляется на основе pro bono.

Ольга Руденко напомнила о том, что бесплатная юридическая помощь «по праву бедности» была традицией российской присяжной адвокатуры и продолжается в современную эпоху.

Юлия Корухова рассказала об успешном опыте Ульяновской области по координации различных участников сферы оказания бесплатной помощи – адвокатов, государственных юридических бюро, юридических клиник, центров правовой помощи АЮР. По заключенному в 2010 г. соглашению была создана «горячая линия» – единый номер для обращений за бесплатной помощью. Координаторы отвечали на звонки и распределяли запросы, ежегодно поступало от 4 до 5 тысяч обращений. Этот опыт был настолько успешен, что в настоящее время действует региональный закон, по которому «горячая линия» является одной из функций госюрбюро.

Большой интерес вызвало обсуждение вопроса о том, как соотносится оказание юридической помощи в рамках с действующим регулированием адвокатской деятельности. Из п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката следует, что если адвокат, не участвуя в системе БЮП, безвозмездно оказывает юридическую помощь в благотворительных целях, то такая помощь считается оказанной вне рамок адвокатской деятельности. А значит, адвокат, предоставляющий помощь , лишается права на адвокатскую тайну и процессуальных иммунитетов, установленных с целью ее защиты в интересах доверителя. Было высказано предложение изменить эту норму КПЭА, и Андрей Сучков признал его заслуживающим внимания.

Как создать успешную практику pro bono

Мастер-класс по созданию успешной практики pro bono провели представители крупных международных и российских фирм.

Модератором этой сессии был Гленн Коллини, партнер юридической фирмы Dentons (Санкт-Петербург/Москва), опытом с коллегами поделились Василиса Стриж, партнер юридической фирмы Morgan Lewis (Москва) и Андрей Порфирьев, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (Москва).

Для подавляющего большинства крупных международных юридических фирм институционализированная практика pro bono уже несколько десятилетий является частью повседневной деятельности. В последние годы к этой работе присоединились и их российские офисы, а также некоторые крупные российские фирмы. Участники сессии поделились опытом оптимальной организации практики pro bono и управления ею. Они осветили такие вопросы, как роль координатора практики pro bono; определение принципов оказания помощи pro bono фирмой; что может и что не может считаться pro bono; финансовые соображения; процедуры работы по проектам pro bono; обеспечение качества работы pro bono; поиск и отбор запросов на помощь pro bono; поощрение сотрудников, оказывающих помощь pro bono.

Все участники сессии являлись представителями крупных юридических фирм, в которых практика pro bono является неотъемлемой и даже обязательной частью работы. Василиса Стриж отметила, что для успешной организации такой практики необходимо не только грамотно координировать деятельность pro bono, но и контролировать ее качество, поскольку имеется сложность в преодолении психологического барьера, заключающегося в отношении к клиентам pro bono, точно так же как и к коммерческим клиентам. Кроме того, она подчеркнула, что немаловажный фактор – это мотивация со стороны руководства: важно признание высокого статуса работы pro bono и поощрение тех сотрудников, которые оказывают помощь pro bono. При этом Василиса Стриж заметила, что согласно статистике те, кто отводят больше времени на pro bono, больше времени уделяют и платным клиентам.

Организация практики pro bono

Особенности организации практики pro bono в небольшой фирме исследовали под руководством модератора Дениса Герасимова, партнера адвокатского бюро RBL, адвоката ПА Самарской области (Самара) спикеры посвященной этому вопросу сессии: Дмитрий Волосов, управляющий партнер юридической и консалтинговой компании «Ценные Бумаги Консалтинг» (Санкт-Петербург), Евгений Ковалев, управляющий партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры», адвокат АП Челябинской области (Челябинск), Ирина Оникиенко, партнер юридической фирмы Capital Legal Services (Санкт-Петербург).

Огромная доля юридической практики в России (особенно за пределами Москвы и Санкт-Петербурга) приходится на небольшие и средние юридические фирмы и адвокатские образования, объединяющие несколько десятков (или даже не более десятка) юристов или адвокатов. Таким фирмам сложнее, чем огромным международным компаниям, находить свободные ресурсы на оказание помощи pro bono, а также обеспечивать соблюдение надлежащих процедур, координацию, контроль качества и баланс между бизнес-интересами и общественно-полезной деятельностью в виде pro bono. Тем не менее ряд таких фирм и адвокатских образований успешно работает в сфере pro bono, обучаясь на собственном опыте, которым и поделятся участники сессии, представляющие динамично развивающиеся фирмы из разных городов России.

Ирина Оникиенко отметила, что, в отличие от крупных международных фирм, у небольших юридических компаний деятельность pro bono основана на чистом энтузиазме одного или нескольких сотрудников. В то же время, если большие фирмы в первую очередь работают с различными фондами, через которые попадают к конкретным получателям помощи pro bono, то небольшие юрфирмы действуют напрямую: «Мы сразу помогаем конкретным людям, и это дает значительную мотивацию для юристов», – подчеркнула она.

Евгений Ковалев рассказал о практической пользе, которую приносит юристам небольшой фирмы деятельность pro bono. По его мнению, в первую очередь это возможность развивать управленческие навыки, «обкатывать» на клиентах pro bono определенные практики, которые потом могут быть реализованы с платными клиентами, а самое главное – возможность взрослеть в профессии.

Pro bono и юридические клиники

Организации совмещения юридической практики, необходимой в процессе получения высшего юридического образования, с выполнением социального долга юриста была посвящена сессия, проведенная Марией Воскобитовой, заместителем директора филиала ABA ROLI в России (Москва). В дискуссии участвовали спикеры: Аркадий Гутников, директор Санкт-Петербургского института права им. Принца П.Г. Ольденбургского (Санкт-Петербург), Максим Дранжевский, директор Центра развития юридических клиник (Москва), Ксения Королева, юрист юридической фирмы Latham & Watkins (Москва).

Юридические клиники, где студенты участвуют в работе по реальным делам под руководством преподавателей и юристов-практиков, давно стали в России распространенным явлением, признаваемым даже на законодательном уровне. Клиники позволяют юридическим вузам одновременно выполнять общественно-полезную функцию, помогая нуждающимся в юридической помощи, и повышать качество юридического образования, позволяя студентам приобрести практические навыки работы юриста. Как показывает мировой, а также появляющийся понемногу российский опыт, юридические фирмы и адвокатские образования с одной стороны и юридические клиники с другой могут успешно сотрудничать на взаимовыгодной основе.

Выбор получателей помощи и типов помощи

Разные подходы к выбору получателей помощи pro bono и типов помощи проанализировали участники сессии, модератором которой был Дмитрий Магоня, управляющий партнер юридической компании ART DE LEX (Москва). В обсуждении участвовали Николай Жаров, президент АП Костромской области (Кострома), Алексей Бородин, вице-президент Палаты адвокатов Самарской области (Самара), Алексей Добрынин, партнер юридической фирмы Pen & Paper (Санкт-Петербург), Юрий Махонин, юрист юридической фирмы Dechert (Москва).

Многообразие местных условий и типов юридической практики неизбежно предопределяет многообразие форм, в которых юристы, адвокаты, юридические фирмы и адвокатские образования оказывают нуждающимся помощь pro bono. Это может касаться и принципов, которыми руководствуется фирма (организация) при выборе конкретных клиентов и типов клиентов (например, НКО или физические лица; определенная категория граждан или сфера деятельности НКО), и определенных отраслей права, и видов оказываемой помощи (например, консультирование, помощь в составлении документов, судебное представительство). Участники сессии поделились своим опытом создания и реализации проектов pro bono самой разной направленности в качестве примеров этого широкого спектра подходов.

В завершение дискуссии Николай Жаров предложил ряд критериев, которые могли бы быть ориентирами для выбора получателей юридической помощи pro bono. По его мнению, исходить необходимо из иерархии прав гражданина, которые нарушены или угроза нарушения которых имеется (прежде всего конституционных), а также из того, что гражданин, в силу определенных условий не может обеспечить защиту своих прав самостоятельно. «Что касается типов или форм оказания такой помощи, то они должны зависеть от тех способов защиты нарушенных или оспариваемых прав, которые необходимо применить исходя из обстоятельств конкретного случая», – заключил он.

Также участники сессии пришли к выводу, что немаловажным аспектом является и социальная значимость дел, по которым может быть оказана помощь pro bono.

Pro bono и юридическое образование

Модератор сессии, посвященной соотношению pro bono и юридического образования, – Ольга Шепелева, старший юрист Института «Право общественных интересов» (PILnet) (Москва) и ее коллеги обсудили вопросы сотрудничества юристов-практиков с юридическими вузами. Спикерами этой сессии были Наталья Никитина, партнер юридической фирмы White & Case (Москва), Сергей Савельев, партнер юридической фирмы «Савельев, Некторов и партнеры» (Москва), Александр Молотников, доцент кафедры предпринимательского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва).

В последние годы в России, как и во многих других странах мира, юристы-практики и в особенности юридический бизнес активно сотрудничают с юридическими вузами. Одна из очевидных причин этого явления – недовольство работодателей уровнем практической подготовки выпускников; традиционно консервативная вузовская система, за редкими исключениями, не «заточена» под нужды коммерческого сектора. Многие преподаватели и администраторы юридических вузов давно осознали эту проблему, но институционализированные попытки ее решения стали появляться лишь недавно – в виде спецкурсов, различных краткосрочных программ и т.д. Чаще всего в таких проектах, даже создаваемых по инициативе самих вузов, участвуют юридические фирмы – как российские, так и международные. Участники сессии из обоих секторов поделились своим опытом и дальнейшими планами.

Они пришли к выводу, что члены профессионального юридического сообщества заинтересованы в проведении образовательных курсов в вузах и готовы делать это бесплатно, так как это доставляет им удовольствие и способствует их профессиональному росту, а кроме того, открывает им возможность найти будущих сотрудников. Есть удачные примеры такого взаимодействия с вузами – как в виде программ, которые ведут юридические фирмы, так и в виде больших образовательных проектов, в которых участвуют несколько юридических фирм и адвокатских образований (один из таких примеров – кафедра прикладной юриспруденции НИУ «ВШЭ» и «Школа мастеров» на Юридическом факультете МГУ).

Среди проблем участники сессии отметили тот факт, что нередко бывает сложно договориться с администрацией вуза, несмотря на то, что юристы готовы вести образовательные программы бесплатно. По словам Ольги Шепелевой, причина в том, что вузы не всегда заинтересованы в таком сотрудничестве.

Pro bono для НКО

Модератором сессии «Pro bono для НКО: истории успешного сотрудничества и взаимные ожидания» был Сергей Кураков, старший юрист Института «Право общественных интересов» (PILnet) (Москва). Спикеры: Елена Альшанская, президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» (Москва), Павел Кантор, юрист правовой группы РБОО «Центр лечебной педагогики» (Москва), Анастасия Дергачева, юрист юридической фирмы Morgan Lewis (Москва).

Некоммерческий сектор и юридический бизнес (в широком смысле этого слова) могли бы сотрудничать более эффективно, но мешают разные походы к работе, «трудности перевода» и банальный недостаток знаний друг о друге. В ходе сессии их представители встретились, чтобы поговорить о том, как с этим бороться, высказать обобщенные пожелания с каждой стороны, сравнить проблемы, возникающие при развитии практик pro bono в НКО и в юридических фирмах. Были рассмотрены несколько ярких историй сотрудничества, в том числе те, которые могли бы быть более удачными, если бы стороны лучше понимали друг друга.

Pro bono и адвокатура

О том, что может сделать адвокатское сообщество для развития pro bono в России, говорили участники специальной сессии, которую провел Дмитрий Шабельников, директор российского филиала Института «Право общественных интересов» (PILnet) (Москва). В этой сессии участвовали Андрей Сучков, исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ (Москва), Юлия Корухова, управляющий делами АП Ульяновской области (Ульяновск), Елена Леванюк, президент АП Ивановской области (Иваново).

Дмитрий Шабельников предложил участникам дискуссии ответить на три вопроса: «Оказывают ли адвокаты помощь pro bono?», «Что адвокатские палаты делают для стимулирования pro bono?» и «Что адвокатура может сделать в будущем для развития pro bono?»

Ответ на первый вопрос был единодушен: адвокаты оказывают помощь pro bono, хотя предпочитают не афишировать это. Как отметил Андрей Сучков, она предоставляется гражданам, которые обращаются к адвокатам, не могут оплатить помощь, но не подпадают под действие Закона о бесплатной помощи. Елена Леванюк добавила, что безвозмездная помощь и благотворительность – это часть профессиональной культуры адвокатов, традиция адвокатуры.

Говоря об объеме работы адвокатов на основе pro bono, Юлия Корухова отметила, что сейчас они делают так много, что если вдруг в один момент прекратят оказывать помощь pro bono, это может парализовать деятельность различных правозащитных структур и госорганов. Что касается перспектив, то, по мнению Юлии Коруховой, необходимо устранить технические и нормативные препятствия для оказания помощи pro bono, а также активно привлекать к деятельности pro bono молодых адвокатов, которые таким образом сумеют наработать практику и найти клиентов.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков сообщил, что предполагается создать в ФПА РФ межведомственный комитет по pro bono, в который войдут не только адвокаты, но и представители НКО.

Развитие практики pro bono для адвокатуры является особенно важным в свете грядущей реформы юридической профессии.

Заключительным мероприятием Первого Российского форума pro bono стало выступление Сьюзан Тернер, партнера и главы практики pro bono юридической компании Dechert. Она рассказала, что в течение более чем 30 лет своей практики наблюдала, как pro bono развивается в различных аспектах, превращаясь в глобальную инициативу. Сьюзан Тернер высоко оценила работу по расширению практики pro bono, которая ведется в России, особо отметив деятельность юридических клиник, позволяющих «привить pro bono» будущим юристам во время учебы. Она также подчеркнула высокую значимость pro bono как для юристов, их клиентов и для правовой системы в целом: pro bono помогает достигать справедливости.

Подводя итоги Первого Российского форума pro bono, Дмитрий Шабельников отметил, что начало положено хорошее и по количеству участников российский форум вполне сопоставим с Первым Европейским форумом pro bono, проведенным 10 лет назад. «Надеюсь, что Форум в России станет ежегодным. Мне кажется, что те, кто был на первом, будут вспоминать его с ностальгией. Надеюсь, что мероприятие станет более массовым, хотя это не сверхзадача – важнее, чтобы движение pro bono в России стало массовым», – заключил он.

Правовое бюро «Олевинский, Буюкан и партнеры» стало первой российской юридической компанией, выразившей готовность оказывать услуги Pro Bono в рамках Russian Pro Bono Clearinghouse.

Под термином Pro bono (от латинского «pro bono publico» – «во имя общественного блага») в юридическом бизнесе понимают бесплатное оказание профессиональных услуг тем, кто не в состоянии за них заплатить. Это могут быть частные лица, учреждения культуры или благотворительные фонды. Во всем мире социально значимые проекты получают юридическую поддержку именно в рамках Pro Bono.

Юристы правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» работают в системе Pro Bono больше пяти лет – часть своего свободного времени у нас принято уделять бесплатным правовым консультациям.

С 2008 года правовое бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» сотрудничает с российским Центром координации юридической помощи Pro Bono (Russian Pro Bono Clearinghouse), который был создан в 2007 году в Москве Институтом «Право общественных интересов» (PILI) при поддержке Американской ассоциации юристов (ABA/ROLI).

Одним из наших первых подопечных в рамках программы Pro Bono стала некоммерческая организация «Блокадник». Эта общественная организация объединила граждан, переживших блокаду Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. «Блокаднику» была нужна помощь в правильном юридическом оформлении изменений, вносимых в учредительные документы. «Я, как руководитель организации, получила подробнейшие рекомендации о регистрации изменений в соответствующих государственных органах», – заявила президент «Блокадника» Галина Яковлевна Селецкая в благодарственном письме юристу правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Ульяне Гоголишвили-Нефедовой.

Профессионализм юристов правового бюро также отметила исполнительный директор Фонда поддержки российского учительства Карина Владимировна Шумилина. Фонд поддержки российского учительства занимается организацией двух всероссийских конкурсов – «Учитель года» и «Лидер в образовании», проводит грантовые программы, оказывает помощь образовательным учреждениям, занимается разработкой модели инклюзивного образования. У представителей НКО был ряд вопросов, касающихся правовых основ деятельности Фонда. «Мы получили подробную правовую консультацию по вопросам работы нашего Фонда», – говорит Карина Шумилина.

«Наша работа востребована не только теми, кто может платить деньги. В ежедневной суете мы порой забываем о главном – люди должны помогать друг другу. Теперь у нас всех будет возможность реализовать свои душевные порывы в той мере, в которой каждый из нас готов к этому. Pro Bono для нас – возможность сделать доброе дело и получить от этого удовольствие», – так оценивает практику бесплатной помощи некоммерческим организациям Эдуард Олевинский, руководитель правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».