Инвестиционный договор сети

05.11.2018 Выкл. Автор admin

Инвестиционный договор

Статьи по теме

С помощью инвестиционного договора компания предоставляет средства на развитие какого-либо бизнеса, строительного проекта и т. д. В чем особенности правового регулирования инвестиционных контрактов.

Договор инвестирования: в чем сложности правового регулирования

Нередко молодые компании или начинающие предприниматели привлекают на стартовом этапе крупных партнеров. Это делают, чтобы получить средства на развитие компании. Также средства могут понадобиться в ходе строительства какого-либо объекта или для других целей. Когда речь идет о финансовой поддержке проекта, стороны заключают между собой инвестиционный договор. Этому термину также соответствуют термины «договор инвестирования» или «инвестиционный контракт».

Документ представляет собой соглашение о предоставлении средств или имущества для поддержки какого-либо проекта. Участники сделки договариваются, в каком объеме и на каких условиях инвестор окажет поддержку. Однако в ГК РФ инвестиционный договор отдельно не описали. Согласно п. 2 ст. 421 ГК РФ о свободе договора участники делового оборота вправе заключать соглашения, не поименованные в кодексе. К подобным договорам относят в том числе инвестиционные.

Инвестиционный контракт – это соглашение, которое квалифицируют по его содержанию

Когда разрабатывают инвестиционный договор между физическими лицами, между компаниями или при ином составе участников сделки, нужно сделать акцент на его отличительные признаки. Пленум ВАС РФ в п. 5 постановления № 18 от 22.10.1997 указал, что для определения характера правоотношений суд анализирует суть договора. Его природу определяют со содержанию документа. В том числе суд учтет, как именно описали предмет сделки, а также каком объем прав и обязанностей получила каждая из сторон.

В данном случае примером договора инвестирования может послужить соглашение о вложениях в бизнес. В зависимости от того, какие условия стороны включат в документ, суд может определить его как:

  • договор о совместной деятельности,
  • договор инвестиционного товарищества,
  • договор целевого займа и т. п.

Что касается формы договора инвестирования, следует опираться на общие требования закона. Из-за отсутствия специального регулирования могут быть затруднения с согласованием существенных условий договора инвестирования. Нужно максимально точно определить предмет такой сделки. Чтобы не было сомнений в заключенности договора, ориентируйтесь на тип договоров, наиболее близкий по сути к данному соглашению.

Инвестиционные договоры применяют в различных сферах деятельности

Инвестиционные договоры – это тип соглашений, правовое регулирование которых зависит от сути сделки. В каждом отдельном случае договор классифицируют индивидуально, сообразно условиям. С одной стороны, действуют общие нормы договорной работы. С другой, конкретные правила и ограничения зависят от сферы деятельности, в которой заключают соглашение. Например, в строительстве на такое соглашение распространяется действие Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ об инвестиционной деятельности.

Договор инвестирования между физическими и юридическими лицами в сфере строительства квалифицируют как соглашение о продаже

Что такое договор инвестирования применительно к строительству, и как работает правовое регулирование, можно проиллюстрировать примером. Стороны планируют построить новое здание и заключают соглашение о финансовой поддержке проекта. Возможен инвестиционный договор между физическими и юридическими лицами. Согласно ч. 2 ст. 4 закона № 39-ФЗ в таком договоре могут принять участие:

  • физические лица;
  • компании;
  • образования, которые возникли на основе договора о совместной деятельности и обладают статутом юридического лица;
  • группы юридических лиц;
  • госорганы или органы местного самоуправления;
  • иностранные субъекты предпринимательской деятельности.

Пленум ВАС РФ в постановлении № 54 от 11.07.11 сделал выводы, которые касаются инвестиционных контрактов, это нужно учесть при подготовке. В п. 4 постановления № 54 суд подчеркнул, что в случае спора потребуется:

  • установить правовую природу соглашения;
  • разрешать конфликт с опорой на главу ГК РФ № 30, № 37, № 55 или иную, в зависимости от содержания.

То есть из-за отсутствия специального регулирования и определения инвестиционного договора суд будет квалифицировать его как договор о продаже будущей недвижимости, простого товарищества, долевого участия в строительстве или другой. По общему правилу такой инвестиционный договор расценивают как договор купли-продажи будущей недвижимости.

Конференция ЮрКлуба

Инвестиционный договор на строительство ин.

Victoria_M 06 Апр 2009

Уважаемые коллеги!
Ситуация такова: построен бизнес-центр. У нас на основании договоров инвестирования в строительство в собственности находится 2 этажа. Но это только помещения, все остальное (инженерные сети, коридоры, лестницы, туалеты и т.д.) в собственности застройщика. Соответственно договоры с поставщиками-монополистами заключал застройщик, а нам устанавливал ценник на коммунальные услуги самостоятельно. Дабы пресечь эту ситуацию нами рассматривается вариант заключения инвестиционного договора с застройщиком (который будет подписан задним числом) на строительство этих инженерных сетей, по условиям которого данные сети перейдут к нам и застройщику в совместную собственность. Также рассматриваем вариант подписания доп. соглашения к первому инвестиционному договору с аналогичными условиями.

Вопрос: возможно ли заключение такого инвестиционного договора либо рациональнее заключить доп. соглашение?
Интересует Ваше мнение по поводу такого варианта. Может кто-то сталкивался с аналогичной проблемой.
Всем откликнувшимся заранее спасибо!

Lawyerus 07 Апр 2009

в совместную собственность

Ну, в совместную собственность они явно не перейдут.
п.3 ст.244 ГК РФ Общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.

Также рассматриваем вариант подписания доп. соглашения к первому инвестиционному договору с аналогичными условиями.

подпишите задним числом

Victoria_M 07 Апр 2009

Lawyerus 07 Апр 2009

зарегистрирован в ФРС

этого Вы не сказали.

Victoria_M 08 Апр 2009

[quote name=’Lawyerus’ date=’7.04.2009 — 18:24′]
Victoria_M
Видимо, заключать все же будем инвест. договор.

Еще такой вопрос:
может у одного лица на балансе находится 1/2 коммуникаций, а у другого другая половина?
Соответственно могут ли они напрямую заключить договоры с ресурсоснабжающими организациями?

Отсутствие норм на договор инвестирования. Какие сложности возникают?

Источник: Горячая линия бухгалтера

Из этой статьи Вы узнаете:
Кто главные лица инвестиционной деятельности?
Последствия, которые возникают в ситуации – заказчик-застройщик является подрядчиком?
Как доказать застройщику, что его собственная деятельность направлена на получение дохода?

Начнем с того, что инвестиционных договоров нет как таковых в действующем законодательстве, в частности в Гражданском кодексе РФ. Поэтому, как правило, к ним применяются правила, не противоречащие действующему законодательству.

Итак, наш разговор об инвестициях следует начать с того, что сам термин «инвестиции» универсален по своей сути, находит свое применение в общеправовых и экономических науках, а также используется во многих нормативно-правовых актах. Обусловлено это материальной потребностью общества в финансовой поддержке.

В соответствии с Федеральным законом «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» под инвестиционной деятельностью можно понимать «вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта».

Отсюда напрашивается вывод о том, что вложение инвестиций будет признаваться инвестиционной деятельностью только в том случае, если лицом при этом будут осуществляться определенные практические действия, направленные на реализацию цели инвестиций.
Инвестиционную деятельность можно определить как совокупность осуществляемых лицом практических действий, направленных на достижение полезного эффекта от вложения объектов гражданских прав.

В соответствии с п. 46 Постановления Федеральной службы государственной статистики от 20 ноября 2006 г. № 69 «Об утверждении Порядка заполнения и представления унифицированных форм федерального государственного статистического наблюдения: № П-1 «Сведения о производстве и отгрузке товаров и услуг» № П-2 «Сведения об инвестициях», № П-3 «Сведения о финансовом состоянии организации», № П-4 «Сведения о численности, заработной плате и движении работников», № П-5(м) «Основные сведения о деятельности организации» инвестиции подразделяются на финансовые вложения и инвестиции в нефинансовые активы.

При этом к финансовым вложениям организации относятся: государственные и муниципальные ценные бумаги, ценные бумаги других организаций, в том числе долговые ценные бумаги, в которых дата и стоимость погашения определена (облигации, векселя); вклады в уставные (складочные) капиталы других организаций (в том числе дочерних и зависимых хозяйственных обществ); предоставленные другим организациям займы, депозитные вклады в кредитных организациях, дебиторская задолженность, приобретенная на основании уступки права требования, вклады организации-товарища по договору простого товарищества и пр.
К финансовым вложениям организации не относятся:

  1. собственные акции, выкупленные акционерным обществом у акционеров для последующей перепродажи или аннулирования;
  2. векселя, выданные организацией-векселедателем организации-продавцу при расчетах за проданные товары, продукцию, выполненные работы, оказанные услуги;
  3. вложения организации в недвижимое и иное имущество, имеющее материально-вещественную форму, предоставляемые организацией за плату во временное пользование (временное владение и пользование) с целью получения дохода;
  4. драгоценные металлы, ювелирные изделия, произведения искусства и иные аналогичные ценности, приобретенные не для осуществления обычных видов деятельности.

Инвестиции в нефинансовые активы — основной капитал, объекты природопользования, землю, нематериальные и другие внеоборотные активы, научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы.

Весь круговорот инвестиций заключается в следующем — инвестиции поступают в собственность организатора инвестирования, далее они просто перемешиваются среди общего его имущества и используются в его обычной хозяйственной или иной деятельности, при этом правовой режим использования полученных инвестиций будет является составной частью правового режима деятельности самого субъекта. «Значит, использование полученных инвестиций является частью иной деятельности организатора, не является самостоятельной, а значит, организатор инвестирования не осуществляет инвестиционной деятельности» .

К основным признакам инвестиций относятся:

  1. осуществление вложений лицами (инвесторами), которые имеют собственные цели, не всегда совпадающие с общеэкономической выгодой;
  2. инвестиций должны приносить доход;
  3. существенным условием инвестиционного договора является условие о сроке его действия. При этом законодатель исходил из презумпции обязательного наличия срока действия у инвестиционного договора, поскольку по его прекращении у субъекта инвестиционной деятельности должен возникнуть определенный результат. Отсутствие в указанном договоре условия о сроке действия в силу ст. 432 Гражданского кодекса РФ является основанием для вывода о незаключенности инвестиционного договора (Постановление ФАС Центрального округа от 20.12.2007 по делу № А54-2941/2006С16);
  4. характер вложения капитала в объекты и инструменты инвестирования всегда должен быть целенаправленным;
  5. использование разных инвестиционных ресурсов, характеризующихся спросом, предложением и ценой, в процессе осуществления инвестиций;
  6. всегда присутствует возможность риска вложения капитала.

Опираясь на положения ст. 8 Федерального закона от 25.02.1999 г. № 39-ФЗ взаимные права и обязанности инвестора и заказчика можно определять через заключенный между ними договор. Рассмотрим теоретический момент заключения договоров, в соответствии со ст. 420 ГК РФ понимается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Условия же договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание определенного положения определено законом.

Итак, главными лицами инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, являются инвесторы, заказчики, подрядчики, пользователи объектов капитальных вложений и другие лица.

Рассмотрим на примере ситуацию, когда в инвестиционном договоре заказчик-застройщик является подрядчиком. Надо сказать, что это плохая ситуация и довольно часто в ней «играют» холдинги. Главная причина в том, что, когда инвестор отдает деньги заказчику-застройщику как целевые средства, эта сумма не облагается НДС. Нежелательной является ситуация, когда заказчик-застройщик и генподрядчик сочетаются в одном лице. Получается, что заказчик-застройщик получает от инвестора целевые средства, которые он должен отдать генподрядчику. Когда же генподрядчик получает от инвесторов деньги, он получает аванс, который облагается НДС. Например, заказчик-застройщик получил на руки 101 рубль, 100 – целевые средства, которые НДС не облагаются, потому что он их должен отдать и отчитаться за них, и 1 – за себя. А вот когда генподрядчик получает 100 рублей, то он получает аванс и никому деньги не передает, а отдает готовое здание. И когда инвестор передает деньги заказчику-застройщику, который одновременно является и генподрядчиком, возникает вопрос: будет эта сумма облагаться НДС или нет. И налоговые органы, в конечном счете, это будут воспринимать как аванс.

В подобной ситуации как раз и прослеживается отсутствие четкого нормативного регулирования договоров инвестирования.
Не маловажным является то положение ст. 4 Федерального закона от 25.02.1999 г. № 39-ФЗ, в котором отмечается, что субъект инвестиционной деятельности вправе совмещать функции двух и более субъектов, если иное не установлено договором и (или) государственным контрактом, заключаемыми между ними – данное положение нам понадобиться при рассмотрении различный ситуаций.

В договорах долевого участия и инвестиционных договорах размер вознаграждения заказчика-застройщика необходимо прописывать. Это значительно упростит порядок исчисления НДС с предоплаты за услуги заказчика-застройщика. Если все же брать ситуацию, когда дольщики несвоевременно вносят платежи (при условии, что в договоре прописано форма оплаты – единовременная либо рассрочка), не выделяя при этом в платежных документах сумму вознаграждения застройщика, ситуация не будет складываться как критичная.
Отметим, что в таком случае для правильного формирования базы, облагаемой НДС, вполне достаточно будет рассчитать долю платежа, относящуюся к услугам заказчика-застройщика, пропорционально полной стоимости услуг по договору.

Есть еще одно очень веское основание, из-за которого следует указывать сумму вознаграждения — застройщику не указавшему в цене договора стоимость своих услуг вряд ли удастся оптимизировать налогообложение по НДС. Такая ситуации может привести к ненужным спорам с налоговиками, которые смогут доначислить НДС с авансов на основании сводного сметного расчета, предусматривающего в том числе и расходы на содержание службы заказчика-застройщика. При этом довольно большая вероятность того, что не указавшему в договоре стоимость своей услуги застройщику достаточно сложно придется доказывать контролеру, что его собственная деятельность направлена на получение дохода, а расходы экономически обоснованны.

Стоит согласиться с Букиной О.А. на тот счет, что «на договор инвестирования отсутствуют какие-либо нормы, в том числе и нормы ГК РФ. В этом и заключается основная сложность этого договора. Он может содержать элементы агентского, элементы договора подряда, элементы договора на оказание возмездных услуг, и сюда же могут войти элементы совместной деятельности простого товарищества».

Применяемый в данной статье термин «договор об инвестиционной деятельности» был впервые использован Верховным Судом РФ в Обобщении практики рассмотрения судами Российской Федерации дел по спорам между гражданами и организациями, привлекающими денежные средства граждан для строительства многоквартирных жилых домов от 19 сентября 2002 г.

Так как мы будем рассматривать инвестиционные договоры не только как правовую категорию, но и как экономическую, в соответствии с Приказом Минфина РФ от 22 июля 2003 г. № 67н «О формах бухгалтерской отчетности организаций» инвестиционную деятельность необходимо понимать как деятельность организации, связанную с приобретением земельных участков, зданий и иной недвижимости, оборудования, нематериальных активов и других внеоборотных активов, а также их продажей; с осуществлением собственного строительства, расходов на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические разработки; с осуществлением финансовых вложений (приобретение ценных бумаг других организаций, в том числе долговых, вклады в уставные (складочные) капиталы других организаций, предоставление другим организациям займов и т.п.).
Поэтому долевой договор не может считаться видом договора об инвестиционной деятельности.
Следует обратить внимание на то, что инвестиционный договор (контракт) является наиболее распространенной формой соглашения о строительстве объектов недвижимости, которое заключается инвесторами с органами местного самоуправления, в том числе предусматривающего обязанность органов местного самоуправления по предоставлению земельных участков инвесторам (застройщикам) при условии передачи в муниципальную собственность по окончании строительства части построенного жилья либо других объектов социальной и инженерной инфраструктуры и благоустройства.

Достаточно непросто дать однозначную юридическую квалификацию отношений, возникающих между инвесторами (застройщиками) и муниципальными властями в связи с предоставлением земельных участков под строительство, поскольку такой вид договора действующим законодательством прямо не предусмотрен и в каждом субъекте и муниципальном образовании устанавливаются собственные правила и порядок заключения подобного рода договоров, а единообразная судебная практика до настоящего времени еще не сложилась.

Как правило, органом местного самоуправления предусматривается отвод земельного участка, что предполагает выдачу разрешения на ведение строительных работ и оформление соответствующих земельно-правовых документов. При этом основным условием совершения муниципалитетом юридически значимых действий является обязанность инвестора после завершения строительства передать в муниципальную собственность часть построенного жилого дома либо объекта социальной или инженерной инфраструктуры, элементов благоустройства.

В случае если осуществляется строительство объектов промышленной инфраструктуры, условием предоставления земельного участка и выдачи разрешения на строительство согласно нормативным актам органа местного самоуправления может быть предусмотрена обязанность инвестора перечислить средства долевого участия на развитие объектов административно-коммерческого, производственного, инженерного назначения соответствующей территории.

Любой инвестиционный контракт является комплексным договором. С одной стороны, при передаче земельного участка в собственность либо во временное пользование инвестору (застройщику) между муниципальными органами и инвестором возникают гражданско-правовые отношения, в которых обе стороны участвуют равноправно, что подразумевает заключение соответствующего гражданско-правового, как правило, возмездного договора, которым будут опосредованы имущественные отношения по передаче земельного участка в собственность либо во временное владение и пользование (ст. ст. 124, 125 ГК РФ). При передаче земельного участка в собственность оформляется договор купли-продажи, предполагающий перечисление покупателем (застройщиком) в местный бюджет денежной суммы, эквивалентной стоимости земельного участка, указанной в договоре. При оформлении договора аренды застройщик (арендатор) получает землю во временное владение и пользование и уплачивает в местный бюджет арендную плату в порядке, установленном договором.

С другой стороны, сама процедура предоставления земельного участка под строительство осуществляется в рамках административных правоотношений, что подразумевает принятие уполномоченным органом решения о предоставлении земельного участка, осуществление отвода земли в натуре, выдачу разрешения на ведение строительных работ, оформление земельно-правовых документов.

Что касается обязанности инвестора передать в муниципальную собственность по окончании строительства часть построенного жилья либо других объектов социальной и инженерной инфраструктуры и благоустройства, то такое соглашение по существу также является гражданско-правовым договором, поскольку согласно п. 2 ст. 72 Закона РФ от 16.07.1991 № 1550-1 «О местном самоуправлении в Российской Федерации» (далее — Закон о местном самоуправлении) для осуществления строительства и ремонта социальной и производственной инфраструктуры органы местного самоуправления, выступая в качестве заказчика, могут поручить хозяйствующим субъектам выполнить соответствующие работы на основании отдельного гражданско-правового договора или же заключить с ними договор долевого участия, который опять же является обычным гражданско-правовым договором. То же правило применимо и в отношении предприятий, учреждений, организаций, осуществляющих работы по благоустройству территорий муниципальных образований.

В этой части для инвестиционных контрактов весьма характерен безвозмездный характер, поскольку орган местного самоуправления не исполняет никаких встречных гражданских обязательств в пользу инвестора — не передает имущества, не перечисляет денежных средств из местного бюджета, не производит зачет встречных обязательств. Действия органа местного самоуправления по отводу земельного участка и выдаче разрешения на строительство не могут квалифицироваться как встречное исполнение гражданских обязательств, поскольку к отношениям власти и подчинения применяются нормы административного законодательства и в силу прямых указаний п. 3 ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство на такие отношения не распространяется.

Безвозмездный характер инвестиционных контрактов подтверждается и материалами судебной практики, в частности Постановлением Конституционного Суда РФ от 02.07.1997 № 10-П «По делу о проверке конституционности частей первой, второй и третьей статьи 2 и части шестой статьи 4 Закона Московской области от 5 июля 1996 года «О сборе на компенсацию затрат бюджета Московской области по развитию инфраструктуры городов и других населенных пунктов области и обеспечению социально-бытовыми условиями граждан, прибывающих в Московскую область на постоянное жительство» в связи с жалобами граждан И.В. Шестопалько, О.Е. Сачковой и М.И. Крючковой», которым признано, что установление законом субъекта Российской Федерации обязанности участников гражданских правоотношений за совершение органами местного самоуправления юридически значимых действий участвовать в денежной форме в развитии инфраструктуры муниципальных образований нарушает налоговое законодательство, так как по сути дела является формой нового сбора, вводимого на территории муниципального образования и не предусмотренного действующим законодательством.

Нормативно-правовыми актами Российской Федерации не предусмотрено обязательной государственной регистрации в учреждениях по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним договора инвестирования.
Постановление Правительства РФ от 11 октября 2001 г. № 714 «Об утверждении Положения о формировании перечня строек и объектов для федеральных государственных нужд и их финансировании за счет средств федерального бюджета» устанавливает порядок формирования перечня строек, объектов строительства и реконструкции, в том числе объектов технического перевооружения, для федеральных государственных нужд, порядок их финансирования за счет государственных капитальных вложений (за исключением бюджетных кредитов), предусмотренных в федеральном бюджете на очередной финансовый год на реализацию федеральной адресной инвестиционной программы, а также функции и полномочия государственного заказчика и заказчика-застройщика.

Перечень строек и объектов для федеральных государственных нужд, утверждаемый Правительством Российской Федерации, предусматривает распределение объема государственных капитальных вложений, выделенных на реализацию федеральной адресной инвестиционной программы на очередной финансовый год, по конкретным стройкам и объектам. В перечень включаются стройки и объекты, находящиеся в федеральной собственности. В него могут быть включены также стройки и объекты, находящиеся в собственности негосударственных коммерческих организаций.

Рассмотрим несколько ситуаций, по инвестиционной деятельности в сфере капитального строительства, обозначим их наиболее схематично, и при этом сведем воедино.

Исходя из данной схемы, можно определить, что инвестор, никакого отношения к стройке не имеет. Он заключает договор на инвестирование строительства с генподрядчиком, который в свою очередь заключает договора подряда на выполнение тех или иных работ (например, проекто-изыскательские, прокладка электросетей, трубопровода, отделка помещений и т.д.), при этом подрядчики отчитываются непосредственно перед генподрядчиком и участие в сдаче объекта не принимают. Какая ситуация происходит с генподрядчиком, в данном случае в соответствии с инвестиционным договором, который он заключил с инвестором, он обязан объект сдать в определенные сроки, чаще всего такого не происходит. Соответственно на основании все того же договора генподрядчик должен нести ответственность перед инвестором. В свою очередь генподрядчик имеет еще и своих скупщиков.

Титаева А.В., Ледакова Ю.Н.. Строительная деятельность организаций: бухучет, налогообложение. «Налоговый вестник». № 1, 2007 г. Стр. 42

Майфрат А.В. «Гражданско-правовые конструкции инвестирования: монография». М., 2006 г. // СПС «Консультант Плюс»

Брюховецкий Н.Н. Договор участия в долевом строительстве не есть вид «инвестиционного» договора // Адвокат. 2007 г. № 8. //

Статья подготовлена по материалам семинара «Инвестиционные договора», организатор компания «1-й Архитектор бизнеса».
Материалы семинара анализировала Ефремов И.И.

Инвестиционный договор: юридическая природа и место в системе гражданско-правовых договоров

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 27.02.2017 2017-02-27

Статья просмотрена: 989 раз

Библиографическое описание:

Еремина А. А. Инвестиционный договор: юридическая природа и место в системе гражданско-правовых договоров // Молодой ученый. — 2017. — №9. — С. 215-217. — URL https://moluch.ru/archive/143/40093/ (дата обращения: 21.11.2018).

Статья посвящена анализу проблемы юридической природы инвестиционного договора на законодательном, правоприменительном и доктринальном уровнях. На основе проведенного анализа предложена авторская позиция относительно юридической природы инвестиционного договора и его места в системе гражданско-правовых договоров.

Ключевые слова: инвестиции, инвестиционный договор, смешанный договор, поименованный договор, непоименованный договор

Все чаще в юридической теории, практике и повседневной жизни мы сталкиваемся с понятием инвестиционного договора. Инвестиционный договор стал одной из тех категорий, представление о которых на бытовом уровне имеется практически у каждого образованного человека, даже абсолютно не связанного с юридической наукой. О тех или иный крупных, социально- и культурно-значимых инвестиционных проектах мы узнаем из газет, журналов, посредством телевидения и интернета.

В то же время, юридическая природа инвестиционного договора до сих пор вызывает оживленные дискуссии ученых-правоведов и юристов-практиков. Проблема определения юридической природы такого договора лежит далеко за пределами чисто теоретического, фундаментального интереса, поскольку от определения места инвестиционного договора в общей системе гражданско-правовых договоров зависит и то, по каким правилам будут регулироваться инвестиционные правоотношения и разрешаться гражданско-правовые споры, возникающие в этой связи. Поскольку инвестиционные договоры в настоящее время активно заключаются, а обязательства по ним не всегда в полном объеме исполняются, проблема определения юридической природы инвестиционного договора актуальна и требует своего единообразного разрешения.

Трудности при определении юридической природы инвестиционного договора, в первую очередь, вызваны тем, что часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривает инвестиционного договора в числе прочих видов гражданско-правовых договоров. При этом именно нормы части второй Гражданского кодекса Российской Федерации определяют понятие и существенные условия тех или иных видов договоров, создают императивную основу, вокруг которой стороны определяют условия договора самостоятельно, диспозитивно.

Однако, согласно пункту 2 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, стороны вправе заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами [1]. В этом положении и заключается один из главных постулатов принципа свободы договора. При этом пункт 3 вышеуказанной статьи содержит понятие смешанного договора, который объединяет в себе элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Здесь гражданское законодательство проводит различительную линию между непоименованным и смешанным договорами, для которых устанавливаются различные правила законодательного регулирования. Так какими же положениями, кроме общих положений гражданского законодательства о договорах, регулируются общественные отношения, порождаемые инвестиционным договором? Ответ на этот вопрос нам поможет найти анализ российского законодательства, регулирующего инвестиционные отношения в целом.

Инвестиционные правоотношения в Российской Федерации, наряду с общими положениями гражданского законодательства, регулируются также специализированными законами: Законом РСФСР от 26.06.1991 № 1488–1 (ред. от 19.07.2011) «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» и Федеральным законом от 25.02.1999 № 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». Закон РСФСР действует в той части, в которой не противоречит действующему законодательству Российской Федерации. Юридическая практика уже не раз доказывала, что чем более разрозненно законодательство, регулирующие те или иные общественные отношения, тем сложнее это законодательство применять относительно конкретных жизненных ситуаций. Эта проблема постигла и инвестиционные отношения, оформляемые инвестиционными договорами.

Для понимания природы инвестиционных договоров необходимо определиться с предметом таких договоров — собственно инвестициями. Действующее законодательство содержит нормативное определение понятия инвестиций. Инвестициями, согласно статье 1 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», являются денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта [2]. Указанное определение, по мнению автора, является недостаточно определенным, поскольку понятие «полезный эффект» достаточно субъективно, неконкретно.

Круг субъектов инвестиционных правоотношений, равно как и круг субъектов инвестиционных договоров, определен действующим законодательством: согласно части 1 статьи 2 Закона РСФСР от 26.06.1991 № 1488–1 (ред. от 19.07.2011) «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» таковыми являются: инвесторы, заказчики, исполнители работ, пользователи объектов инвестиционной деятельности, а также поставщики, юридические лица (банковские, страховые и посреднические организации, инвестиционные биржи) и другие участники инвестиционного процесса. При этом часть 2 той же статьи указывает на то, что субъектами инвестиционной деятельности могут быть как физические, так и юридические лица, в том числе иностранные, а также государства и международные организации [3]. Круг субъектов инвестиционных договоров также очень широк и не позволяет по субъективному признаку выделить инвестиционные договоры из общей массы гражданско-правовых договоров.

Одной из первых дефиниций инвестиционного договора в отечественной юридической науке стало определение, данное к. ю. н. О. Н. Кондрашковой. С ее точки зрения, инвестиционный договор — это договор сложной юридической природы, который определяет взаимные правоотношения собственников или титульных владельцев ресурсов, инвестируемых в объекты предпринимательской деятельности, а также их взаимодействие при реализации инвестиционного проекта, в использовании или в эксплуатации объекта, в распределении доходов от деятельности или эксплуатации объекта, а также устанавливает право собственности (как правило, долевой) на объект [4, с. 170].

Д. ю. н., профессор В. Н. Лисица определяет инвестиционный договор не как некое собирательное понятие, а как самостоятельный непоименованный договор, при котором правоотношения между субъектами инвестиционной деятельности оформляются целым комплексом договоров: собственно инвестиционными договорами (правоотношения с участием инвестора как особого субъекта, являющимся определяющим признаком инвестиционного договора); договорами строительного подряда (правоотношения между подрядчиком и заказчиком); договорами аренды (правоотношения с участием пользователей); договорами простого товарищества (правоотношения с участием всех субъектов) и другими договорами [5, с. 116–117].

К. ю. н. Л. Г. Сайфулова считает инвестиционный договор не юридической, а экономической категорией. По ее мнению, инвестиционным договором можно считать любой договор, связанный с вложением денежных средств [6, с. 84].

Аналогичной позиции придерживается к. ю. н. Е. В. Лапутева, которая отметила, что инвестиционный договор не является самостоятельным договорным типом — он собирает в себе различные виды гражданско-правовых договоров, которые объединяются тем, что регулируют инвестиционную деятельность [7, с. 86].

Д. ю. н. С. П. Мороз указала, что инвестиционный договор является особой разновидностью гражданско-правового договора, которая выделяется не по видам деятельности (что свойственно классификации в системе гражданско-правовых договоров), а по экономическим сферам [8].

Такой кардинальный разброс в доктринальных дефинициях, в первую очередь, обусловлен отсутствием четкой законодательной позиции по вопросу юридической природы инвестиционного договора. Попыткой разрешить проблему, вызванную таким законодательным пробелом, стало издание 11 июля 2011 года Пленумом Высшего арбитражного суда Российской Федерации Постановления № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ № 54). По сути своей, указанное Постановление разъясняет судам порядок разрешения наиболее распространенных споров, возникающих в сфере инвестиционных отношений в сфере строительства.

Так, абзац 1 пункта 4 указанного выше Постановления устанавливает, что при рассмотрении споров, вытекающих из договоров, связанных с осуществлением инвестиционной деятельности в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, следует устанавливать правовую природу соответствующих договоров и разрешать спор по правилам глав 30 (Купля-продажа), 37 (Подряд), 55 (Простое товарищество) ГК РФ и других [9]. Таким образом, само по себе понятие «инвестиционный договор» не может достаточно полно отразить сущность тех или иных инвестиционных отношений в сфере строительства, это общее понятие, за которым может скрываться любой из видов гражданско-правовых договоров, наиболее распространенными из которых являются: договор купли-продажи, договор подряда или договор простого товарищества.

Согласно абзацу 2 пункта 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 54, если не установлено иное, надлежит оценивать договоры, связанные с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, как договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи. При этом положения законодательства об инвестициях не могут быть истолкованы в смысле наделения лиц, финансирующих строительство недвижимости, правом собственности (в том числе долевой) на возводимое за их счет недвижимое имущество. То есть при определении природы права, которое возникает у инвестирующего в строительство лица, на объект инвестирования, приоритет имеют положения законодательства об инвестиционном договоре, а не о договоре купли-продажи, поскольку если целью капиталовложения является дальнейшее приобретение объекта недвижимости в собственность (для непосредственного осуществления правомочий собственника: владения, пользования и распоряжения вещью), а не систематическое или разовое извлечение прибыли из него, договор нельзя считать инвестиционным [9].

Позиция Пленума Высшего арбитражного суда представляется автору достаточно взвешенной и обоснованной, подкрепляется судебной практикой и отражает современное состояние российского гражданского законодательства.

Подытоживая все вышеизложенное, автор считает приемлемыми две позиции относительно юридической природы инвестиционного договора:

1) инвестиционный договор в широком его толковании является собирательной категорией, а правоотношения, порождаемые такими договорами, регулируются по правилам гражданского законодательства, установленными для того или иного поименованного типа договора.

2) собственно инвестиционный договор (инвестиционный договор в узком смысле) является самостоятельным, непоименованным российским законодательством договором, а правоотношения, порождаемые таким договором, регулируются общими положениями гражданского законодательства и специальными нормами инвестиционного права.

Таким образом, не каждый инвестиционный договор, названный сторонами таковым, регулируется законодательством об инвестиционных правоотношениях, и до тех пор, пока в законодательстве остаются обозначенные в настоящей статье пробелы, в процессе правоприменения сохраняется необходимость определять юридическую природу каждого такого договора.

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017) – «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, № 32, ст. 3301.
  2. Федеральный закон от 25.02.1999 № 39-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» – «Собрание законодательства РФ» – 1999 – № 9 – ст. 1096.
  3. Закон РСФСР от 26.06.1991 № 1488-1 (ред. от 19.07.2011) «Об инвестиционной деятельности в РСФСР» – «Ведомости СНД и ВС РСФСР» – 1991 – № 29 – ст. 1005.
  4. Хозяйственное право: Учебник для вузов / Отв. ред. проф. В. С. Мартемьянов. – М. – 1994 – Т. 2. – 400 с.
  5. Лисица В. Н. Инвестиционный договор // Закон. – 2003. – № 6. – С. 113-117.
  6. Сайфулова Л. Г. Договор долевого участия в жилищном строительстве: Дис. на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. – Самара – 2001. – 183 с.
  7. Лапутева Е. В. Совершенствование договорных отношений в области жилищного строительства: Дис. на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. – М. – 2003. – 179 с.
  8. Мороз С. П. Инвестиционный контракт // Бизнес, Менеджмент и Право. 2006. – № 2(12). – С. 25.
  9. Постановление Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» – «Вестник ВАС РФ» – № 9 – 2011.