Фанфик адвокат дьявола

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Ваш браузер не поддерживается

Улучшенный аккаунт :

  • Улучшенный аккаунт на 1 месяц — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 3 месяца — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 6 месяцев — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 12 месяцев — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 150 переходов — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 300 переходов — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 600 переходов — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Горячая заявка:

  • Горячая заявка на 150 переходов — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 300 переходов — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 600 переходов — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 1200 переходов — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Смена имени — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Подарки для авторов, награды для работ и комментариев — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Адвокат дьявола 392

Наградить фанфик «Адвокат дьявола»

Итак, во-первых: людям с острой нелюбовью к жестокости и насилию просьба пройти мимо и не расстраивать свою психику.
Во-вторых: никаких розовых соплей, никаких «мимими», только секс, наркотики и рок-н-ролл!
3: это ооочень ООС-ный дарк!Джаг, как можно понять из названия работы. Не ждите от него пушистости, это не зайчик.

Обложка от HaleHanna и мой трейлер в группе:https://vk.com/club168484882
Драббл-П.С. https://ficbook.net/readfic/7233573
Сиквел: https://ficbook.net/readfic/7524919

Глава 2. В спячке

— Би? — звучит совсем рядом знакомый голос, выдёргивая её из пелены сна.

Бетти резко поднимает чугунную после бессонной ночи голову. Перед глазами ещё мелькают то ужасные кровавые картины, то мёртвые наркоманы, то пронзительные зелёные глаза и кривая ухмылка. Проморгавшись, Купер сосредоточила взгляд на склонившейся над ней Веронике.

— Бетти, ты уже на ходу спишь? — усмехается она, заставляя её оглядеться.

Ох, чёрт, она уснула прямо за столом в «Попс», пока ждала подругу. Ронни села напротив неё, сияя довольным выражением лица.

— Привет, Ви, — тихо поздоровалась Элизабет слегка охрипшим ото сна голосом, — Я даже не заметила, как меня вырубило.

— Бывает. Это всё гормональное, сколько раз повторять, тебе нужен просто с…

— Спасибо, Ви. Я поняла, — устало кивает Бетти, — Рассказывай, зачем такая срочность.

Вероника чуть не подпрыгивала на месте, освещая улыбкой их любимое старое кафе.

— Сейчас, только Арчи дождёмся, он на улице, что-то там обсуждает с Реджи, — она сложила руки на столе, и Бетти увидела причину радости подруги.

— Да! Представляешь? Боже, я сама в это не верю, это всё так неожиданно! — начала выплёскивать свои эмоции Вероника, демонстрируя тонкий золотой ободок с красивым камушком.

— Что тут может быть неожиданного? Вы со школы вместе. Я так рада за вас с Арчи! — искренне просияла Бетти, ободряюще сжимая руку подруги.

— Девушки, я смотрю, вы уже поделились новостями? — подходя к ним, поинтересовался Эндрюс.

— Да, Арчи. Ты просто молодец, давно пора! Поздравляю!

Эта парочка всегда друг друга стоила, они могли ссориться и мириться по несколько раз на дню, но всегда оставались вместе. Вот уже шесть лет. Они были чуть ли не единственными друзьями Бетти, к небогатому списку которых она могла добавить только молодого помощника шерифа Кевина Келлера. Беда в том, что парочке иногда нужно оставаться наедине. И Бетти постоянно чувствовала себя третьей лишней. Так же, как и сейчас, когда Арчи сел рядом с Ви и приобнял её за плечи, одаривая весь мир своей улыбкой.

— Беттс, ты что-то совсем неважно выглядишь, — заметил он круги под глазами давней подруги.

— Да, просто ночь тяжёлая. Новый клиент оказался… сложным случаем. Не берите в голову, у вас такое событие… — ей не хотелось, да и нельзя было обсуждать такие вещи.

— И чем же он такой необычный, что из-за него стоит забыть про сон? — Вероника не скрывала явный намёк.

— Ви, ты же знаешь, это…

— Адвокатская этика, — хором протянула сладкая парочка.

— Именно, — вздохнула Бетти.

— Но хоть имя-то ты можешь сказать? — полюбопытствовал Арчи.

Элизабет помялась, сомневаясь в законности этого разговора. Её язык был намертво связан, иначе можно и лицензии на практику лишиться. Но это же просто имя, так?

— Форсайт Джонс, — вырвалось у неё, и глаза Арчи, казалось, готовы были вылезти из орбит.

— Джагхед? — со свистом выдохнул он, — Джагхед Джонс? Бетти, что ты творишь?

— Ты его знаешь? Ещё и по «неофициальному» имени?

— Ещё бы, Беттс! И ты его тоже знаешь! Ну же, он учился на три года старше, наши отцы в своё время неплохо ладили, Джаг часто гостил у меня дома… — напоминал Арчи, но Бетти только плечами пожала:

— Прости, Арч, я не помню.

— Бетти, да он же был твоим редактором, когда ты только начинала работу в «Сине-Золотой». Ещё такую шапку смешную носил, с заколками… — продолжал Эндрюс, Вероника уже совсем ничего не понимала, и только переводила недоумевающий взгляд с подруги на жениха и обратно.

В голову Бетти, наконец, пришло прозрение. Они были знакомы, совсем недолго. Ей было тринадцать или четырнадцать, а он помогал ей с первыми шагами в журналистике. Не выгнал мелюзгу из редакции, а упорно правил её статьи, терпеливо указывая на ошибки. А потом он просто исчез, и больше Купер ничего не слышала о своём друге.

Но как тот милый мальчик в серой шапочке и король Змей мог оказаться одним человеком? Бетти пыталась совместить в голове два таких противоположных образа, но они совершенно не вязались. Разве что, глаза были зелёными и волосы тёмными. На этом сходство заканчивалось.

— Боже, Арчи. Я вспомнила. Точно, вот почему имя «Джагхед» прозвучало так знакомо. Мы же дружили… немного, — смутилась вдруг Бетти.

— Да, и я с ним общался одно время. Ну, скорее ходил за ним хвостиком и умолял поиграть в приставку. Он же был старше, — усмехнулся Арчи воспоминаниям.

— Так, то есть, вы сейчас хотите сказать, что Би защищает своего друга детства? Это же непозволительно! — понемногу вникла в ситуацию Ронни.

Бетти задумалась. Отлично. У неё есть конфликт интересов, а значит, она без проблем и без зазрения совести может отказаться от дела. Вот и выдумывать ничего не надо. Вообще-то, она даже обязана отказаться.

— Ты права, Ви. Если мы и правда были знакомы, у меня есть отличный повод отказаться от его защиты. Слава Богу, потому что я жутко боюсь лезть в эту заварушку, — облегчённо выдохнула Бетти, словно сбрасывая гору с плеч.

А потом где-то в области груди трепыхнулось сожаление: тогда она больше его не увидит.

— Значит, ты вполне можешь рассказать, что он такого натворил, — вновь позволил себе полюбопытствовать Арчи.

— Не такая уж тайна, на самом деле. Думаю, к концу недели это будет во всех газетах. Он попался с крупной партией наркотиков. Джонс — и есть тот загадочный главарь Змей.

Её шёпот заставил друзей замереть в тихом ужасе. Ронни откинулась на диван, нервно кусая губы и прокручивая кольцо на пальчике. Арчи прокашлялся и признался:

— Я знал, Беттс. Потому и испугался за тебя, как только услышал фамилию. Его отец был королём Змей, и сын перенял этот титул после смерти Эф Пи.

В голове Бетти потихоньку вставали на места все детальки, соединяя старое воспоминание о милом редакторе и ехидного парня со шрамами.

— Что ещё ты знаешь, Арчи? Куда он исчез?

— Ну, после того, как его отца убили, Джонсу назначили опекунов, но они были чисто формальные. Мать им лет с пяти не интересовалась, с тех пор, как уехала. Он вступил в банду, перевёлся в Саутсайд. А дальше — понятия не имею. Мы больше не поддерживали связь. Папа как-то обмолвился, что видел его в больнице, залитого кровью. Я приходил, но Джаг меня прогнал и сказал, чтобы я больше никогда не подходил к нему на пушечный выстрел. Вот и всё.

Бетти вздохнула, виски ломило от переутомления. В общем-то, картинка понемногу сложилась. Жалость к своему пока ещё подзащитному заставила горло сжаться от сдерживаемых слёз. Бедный, потерянный, брошенный всеми ребёнок… Потянулся туда, где ему были рады.

— Спасибо, Арчи. Раз у меня и правда, имеется конфликт интересов, я точно откажусь от дела, — у Бетти снова заболела голова, и она встала из-за стола, — Ребята, простите, но мне пора, ещё переодеться надо перед официальной встречей с Джонсом.

Она быстро попрощалась с друзьями и пошла готовиться ко второму раунду с королём Змей: последнему.

Джагхед зашёл в уже привычную комнатку для свиданий и потёр запястья, на этот раз, к счастью, сразу освобождённые от наручников. Конвоир быстро удалился, даже не взглянув на мирно сопящую адвоката Элизабет Купер, с лежащей головой на столе.

Джонс усмехнулся и пристроился напротив неё, ожидая, пока она проснётся. Но девушка не услышала этого, и только смешно приоткрыла свой маленький ротик. Светлые волосы сегодня были не стянуты в хвостик, а свободно рассыпались по плечам мягкими волнами. И распространяли просто головокружительный аромат спелой клубники.

С наслаждением вдохнув пропитанный им воздух, Джаг вытащил из кармана пачку сигарет, спички, и, поджигая огонек, глубоко затянулся. Это не было запрещено: на краю стола даже пристроилась заботливо поставленная металлическая пепельница. Удушливый дым медленно наполнил его лёгкие, выветривая распаляющий неправильные аппетиты запах Бетти.

Она всё не просыпалась, и Джагхеду это надоело. Время идёт, а они не для того сегодня встретились. Он ещё разок затянулся и выдохнул струйку дыма прямо в лицо девушки.

Элизабет сморщилась и закашлялась, быстро приходя в себя. Увидев, где она снова вырубилась, Бетти сильно смутилась.

— Добрый день, мистер Джонс. Простите, я слегка не выспалась сегодня, — она опустила глаза и выпрямилась на стуле.

— И кто же тебе не давал спать, малышка Бетти? — сделал он очередную затяжку.

— Работала над вашим делом. Но, как выяснилось, совершенно напрасно. Вы, вероятно, не помните, но мы, оказывается, знакомы, — решила не тянуть со своим решением Бетти.

— Я-то провалами в памяти не страдаю, в отличии от некоторых. Твои бездарные статьи мне до сих пор в кошмарах снятся, Стрекозявка, — хохотнул Джагхед, не спеша потушив сигарету в пепельнице.

Бетти вздрогнула, вспоминая нелепое прозвище, которым её награждал редактор после очередной идиотской попытки сделать приятное матери и написать что-то действительно стоящее. В конце-концов, всему можно научиться — но радости ей это не приносило ни тогда, ни потом.

— Не всем удаётся унаследовать родительские таланты, — осталась невозмутима Элизабет, и многозначительно вздёрнула бровь.

Джонс стиснул зубы, скулы напряглись, а глаза презрительно прищурились.

— Сама догадалась или кто подсказал? — он буквально дышал злостью.

— Арчи Эндрюс постарался, напомнил мне, что титулы передаются по наследству.

— А, мелкий рыжий засранец. Как он, всё такой же жуткий прилипала? — кажется, упоминание младшего товарища по играм его немного повеселило, и он снова расслабленно откинулся на стул.

— Он — отлично. Но Вы не поняли, мистер Джонс, раз мы были… приятелями в прошлом, это создаёт прецедент. Я не смогу представлять Вас в суде, если не хочу лишиться лицензии. Думаю, с вашим внушительным банковским счётом, Вы вполне сможете нанять адвоката поопытней, — она боялась снова передумать и торопилась озвучить своё решение.

«А ещё больший конфликт: то, как сильно я хочу тебя, сволочь».

— Детка, какие, к хренам, приятели? Мы пересекались несколько месяцев в редакции, чёртову прорву лет назад, когда были тупыми детишками. Ты аптекаря, у которого раз в год гандоны покупаешь, тоже приятелем назовешь и откажешься защищать? — он откровенно насмехался над её заявлением.

— Почему только раз в год? — не смогла сдержать смешка Бетти, уже привыкая к издёвкам в каждой фразе.

Джагхед наклонился вперёд, практически ложась грудью на стол. Его лицо неожиданно оказалось чересчур близко, но Бетти не смогла отодвинуться, заворожённая смешливыми искорками в чёрных глазах. Пульс понёсся галопом, зато дышать она забыла совсем.

— Потому что у тебя явный недотрах, малышка Бетти. Я же вижу, как ты смотришь на меня, — его тёплое дыхание с запахом сигарет защекотало ей нос.

Щёки Бетти вспыхнули румянцем, как у пятнадцатилетней девчушки. Она резко отпрянула от его лица, преодолевая до боли в костяшках острое желание пробежаться пальчиками по напряжённым скулам.

— Мистер Джонс, прекратите эти личные намёки. Наши отношения ограничены рамками Вашего дела, и никогда за них не выйдут, — она постаралась скрыть сожаление от этих слов за официальностью своего тона.

— Значит, дело ты всё-таки будешь вести? — Джагхед был жутко доволен собой, доставая вторую сигарету. Поджёг её и вновь развалился на стуле.

— Мистер Джонс, к чему Вам это? У Вас достаточно средств, чтобы купить самого лучшего адвоката хоть из Нью-Йорка, — пыталась его вразумить Бетти.

Он поймал её взгляд, слегка расплывающийся из-за вставшего между ними табачного дыма.

А если я хочу тебя, Бетти? — голос был тихим и слегка охрипшим, наверное, от сигарет.

Элизабет сглотнула тугой комок в горле, пытаясь привести в порядок разбегающиеся мысли. Она обязана, обязана отказаться! Тогда почему же простые слова не могут сорваться с её губ?

— Давайте начистоту, Джагхед. У меня нет опыта в подобных делах. У меня вообще мало опыта. И я понятия не имею, как вытащить Вас из этой ситуации. Я не спала всю ночь, перебирая возможные варианты, но не могу найти зацепки. Вы в дерьме. И я не хочу купаться в нём вместе с Вами. Это не лучшее начало карьеры, — она не могла врать, глядя в эти невозможно притягательные глаза, и кинула все карты на стол.

— Я это знаю, детка, — Джагхед, абсолютно спокойно сделал очередную затяжку, — Но я хочу видеть в суде рядом со мной тебя, а не толстого вонючего ублюдка из Нью-Йорка, который только обдерёт меня, как липку.

Знаете? — не поняла его заявления Купер.

Джонс только вздохнул.

— Твою мать, ты и правда, такая наивная, Стрекозявка? Ещё вчера мне по щелчку пальцев сообщили о тебе всё: кто ты, откуда, где живёшь и какое вино хлещешь вечером пятницы, смотря свои детективы. Zinfandel, с легким ароматом вишни. Сладковато, как по мне, — он оставался холоден и твёрд, как статуя, зато Бетти с каждым словом покрывалась мурашками страха.

— За мной следили? — она едва справилась с дрожащим голосом, с усилием выдавливая слова.

Джонс выдохнул последнюю струйку дыма в потолок и затушил окурок в пепельнице. И только потом ответил, словно нехотя.

— Нет, всего лишь пробежались по всем твоим контактам. Включая аптекаря и кассира в супермаркете. И я в курсе, что твой мудацкий босс хочет, чтобы ты прикинулась овощем и помогла упрятать меня за решетку. Но это мой город, детка, и никакая камера меня не остановит. Я знаю о тебе все и уверен, что ты будешь моим адвокатом, — с нажимом прозвучала последняя фраза.

— Ты псих, Джонс. Я отказываюсь в этом участвовать, — резко бросила Бетти, чувствуя, как вдоль позвоночника пробежал холодок.

Она встала из-за стола и решительно направилась в сторону двери.

«Бежать, бежать, пока ещё могу унести ноги. Он, действительно, больной ублюдок»

Джагхед вскочил и схватил её за предплечье, останавливая следующий шаг и с силой разворачивая к себе. Воздух вышибло из легких, кожа под его пальцами словно вспыхнула, посылая язычки пламени в живот и испепеляя всех чёртовых бабочек. Она попыталась выдернуть руку из его бульдожьей хватки, поняв, что на коже останутся синяки от его пальцев. Первое же его касание к ней оставит след на её теле.

— Тебя никто и не спрашивал, Бетти. Ты мой адвокат, и точка. Если не хочешь, чтобы вечером к тебе пришли менее дружелюбные гости, чем я, — он прожигал её испепеляющим взглядом полных темноты глаз.

Её уже не на шутку трясло, и в большей степени — от боязни своей собственной реакции на его близость и силу сжавших предплечье рук. За их почти милой беседой Бетти практически забыла, с кем имеет дело, и вот теперь он напомнил об этом. Инстинкт жертвы сработал быстрей полусонного мозга.

— Помогите! — вызывала она конвой.

Охранник с дубинкой наперевес залетел мгновенно. Джагхед окатил Элизабет полным злости ледяным взглядом и разжал пальцы. Конвоир быстро скрутил его руки за спиной, но Джонс и не сопротивлялся. Только нервно вздрогнул и зашипел, когда мужчина резко дёрнул его, выворачивая плечи, заставляя распрямиться.

— Вы в порядке, мисс? — охранник обеспокоенно окинул её взглядом на предмет повреждений.

— Да, да, прекратите, ему же больно! — не удержалась Бетти, и поймала легкую усмешку Джонса.

— Ничего, меньше будет руки распускать! — мужчина явно намеревался ударить заключённого дубинкой.

Джагхед крутанулся, выворачиваясь из его рук с изворотливостью ужа, и его майка слегка задралась, обнажая покрытую фиолетовыми разводами кожу. Глаза Бетти вспыхнули.

— Хватит! Мистер Джонс, что за синяки у Вас на теле?

— Отстань, Купер! Свали нахрен отсюда!

Но Бетти уже было не остановить, лучик надежды затеплился в её душе.

— Освободите его, пожалуйста, — попросила она конвоира.

Тот, разочарованно вздохнув, выполнил её просьбу, и расстегнул наручники.

— Снимите майку, мистер Джонс, — потребовала Бетти, сложив руки на груди.

— Тебе этого так хочется, малышка? — не придавая никакого значения присутствию постороннего, вновь начал играть с ней Джагхед. Черная бровь насмешливо изогнулась дугой.

— Пожалуй, удар дубинкой Вам не повредит, — прищурившись, вторила его тону Бетти, — Раздевайтесь, немедленно.

Джонс театрально вздохнул и снял майку.

Бетти ахнула. Довольно худощавое тело было словно обвито напряжёнными мышцами, как у зверя перед прыжком. Он не был накаченным, но было видно, что силой этих рук постоянно пользовались. Однако Бетти поразило не это, хоть вид его голого торса заставил низ живота предательски и ни к месту заныть. Кожа была вся покрыта синяками, где-то фиолетовыми, а местами практически чёрными. На нижнем ребре была явная опухоль. Извилистый длинный шрам от щеки заканчивался на правом боку тонкой полоской — след вошедшего ножа?

— Когда Вас так избили, Джонс? — присутствие охранника придало Бетти смелости и строгости в голосе.

— При аресте три дня назад, — Джагхед натянул майку обратно, — Довольна, нимфоманка?

— Боже мой, и Вы молчали! — она укоризненно покачала головой, и обратилась к конвоиру: — Я ухожу, и вернусь через час с судмедэкспертом. И если на его теле за это время появится лишний синяк, будете иметь дело с начальником тюрьмы… или со всеми «Саутсайдскими Змеями».

Бетти быстро вышла из комнаты, надежда окрыляла её, заставляя чуть ли не лететь над полом. У них есть шанс. У нее есть шанс. Она адвокат, черт подери, и она защитит своего клиента!

Благодарю вас, дорогие мои, за столь неожиданно тёплый приём первой части))) Благодаря отзывам глава вышла несколько быстрей)) Буду рада услышать все мнения, как вам язвительный Джаг??))

HaleHanna, детка, спасибо за оперативную проверку главы;)))

Ваш браузер не поддерживается

Улучшенный аккаунт :

  • Улучшенный аккаунт на 1 месяц — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 3 месяца — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 6 месяцев — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 12 месяцев — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 150 переходов — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 300 переходов — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 600 переходов — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Горячая заявка:

  • Горячая заявка на 150 переходов — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 300 переходов — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 600 переходов — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 1200 переходов — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Смена имени — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Подарки для авторов, награды для работ и комментариев — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Фанфики по фэндому «Адвокат дьявола / The Devil’s Advocate / мистика, 1997 »

Ваш браузер не поддерживается

Улучшенный аккаунт :

  • Улучшенный аккаунт на 1 месяц — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 3 месяца — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 6 месяцев — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Улучшенный аккаунт на 12 месяцев — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 150 переходов — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 300 переходов — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 600 переходов — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Горячая заявка:

  • Горячая заявка на 150 переходов — скидка 20% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 300 переходов — скидка 30% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 600 переходов — скидка 40% продлится ещё 2 часа 10 минут
  • Горячая заявка на 1200 переходов — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Смена имени — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Подарки для авторов, награды для работ и комментариев — скидка 50% продлится ещё 2 часа 10 минут

Тайная вечеря 216

Адвокат дьявола
Пэйринг и персонажи: Джон Милтон/Кевин Ломакс, Кевин Ломакс, Джон Милтон Рейтинг: NC-17 — фанфики, в которых могут быть детально описаны эротические сцены, насилие либо какие-то другие тяжёлые моменты.»> NC-17 Жанры: Мистика — истории о паранормальных явлениях, духах или призраках. «> Мистика, Даркфик — фанфик с «мрачным» содержанием. Среди тем таких фиков – физическое и сексуальное насилие, нанесение увечий, самоубийство и так далее.»> Даркфик, PWP — фанфик, сосредоточенный на сексе и не блещущий сюжетными изысками и развитием характеров персонажей.»> PWP Предупреждения: Насилие — описание действий насильственного характера (обычно не сексуальных).»> Насилие, Изнасилование — сексуальное взаимодействие без полного и добровольного согласия одной из сторон. «> Изнасилование, Инцест — сексуальное взаимодействие между членами семьи.»> Инцест, Кинк — в фанфикшене обозначает обстоятельства, как правило, связанные с насилием и экзотическими сексуальными практиками, читать о которых приятно не всем.»> Кинк Размер: Мини — маленький фанфик. Размер от одной машинописной страницы до 20.»> Мини, 4 страницы, 1 часть Статус: закончен
Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:

Наградить фанфик «Тайная вечеря»

— Кто же ты? Сатана?
— Зови меня папой.

________

— Кевин, ты – мой самый удачный инвестиционный проект, мой фаворит в индексной корзине. Ты понимаешь это? Ты высоколиквиден и сверхдоходен. Полностью соответствуешь конъюнктуре рынка. И ты достоин высшей котировки, мой мальчик.

Он чувствует чужое дыхание у самого уха: губы Милтона сухие, потрескавшиеся, пахнущие серой. Он весь пропитался серой, его отец.
— Кевин, — шепчет Милтон и сжимает руку на его плече, — ты еще сам не догадываешься о собственном потенциале. Самый эффективный менеджер Небесной канцелярии и в подметки тебе не годится. В скором времени ты докажешь это.
— Я не слушаю, не слушаю, — шепчет Ломакс.
Он хочет закрыть уши руками, хочет сбросить отцовскую ладонь с собственного плеча. Но – не может. Словно сотня тысяч атмосфер придавливают его руки к полированной поверхности стола. И нет сил встать с длинной деревянной лавки, нет сил действовать.
— Ненавижу, — шепчет Кевин, скашивая взгляд на стоящего за спиной отца. – Ненавижу!
Сатана смеется. Ему действительно весело:
— Ненависть, мой мальчик? Пусть будет ненависть. Я говорил тебе тогда, говорю и сейчас: бери от жизни все. Семь смертных грехов – лишь капля в море, по сравнению с тем, что еще таится в тебе, Кевин. Приступим же к ужину.

Ломакс скалится, в ярости сжимая зубы. Бессильный пошевелить даже пальцем.
Он сидит за этим длинным отцовским столом совсем не в одиночестве: двенадцать человек делят его трапезу. Двенадцать лиц, на которые он не может смотреть без содрогания.
Его «подопечные» и его «коллеги» одаривают Кевина понимающе-снисходительными улыбками, сочувственными взглядами, ободряющими кивками. Все, от Гетиса до Каллена, от Эдди Барзуна до его единокровной сестры, Кристабеллы.
Крис сидит ближе всего, по левую руку, и это её пальцы невесомо касаются распластанных на столе ладоней Ломакса.
Он – между двух тисков: слева прижимается сестра, справа – все ближе наклоняется к нему сам Сатана.
«Пошевелить хотя бы пальцем…»
— Расслабься, братик, — шепчет она, когда Кевин вздрагивает: отцовский язык, гибкий и раздвоенный, влажно обводит ушную раковину и скользит по щеке к судорожно сжавшимся губам.
— Не будь таким ханжой, — улыбается Крис.
Язык – липкий и скользкий; он оставляет на коже след, схожий со слизью громадной улитки-ахатины (вот только Кевин совсем не уверен в его лечебных свойствах). Дьявольский язык беспощадно сминает губы, раздвигает их подвижными и гибкими кончиками, скользит по преграде из стиснутых зубов.
«Сера», — думает Ломакс, ощущая невыносимое жжение на деснах.
Беспомощность и одиночество.
— Ты плоть от моей плоти, Кевин. Но, все же, обряд будет неполным без этого…
Сатана ухмыляется, втягивая жуткий язык обратно, а затем Ломакса захлестывает волна боли – острые зубы сжимаются на его шее, легко прокусывая кожу – и Кевин заходится беззвучным криком.

Отец пьет его жадно, медленными и глубокими глотками. Кристабелла успокаивающе касается щеки Кевина:
— Тише, братик, тише…
Ломакс чувствует, как хлещет кровь из раны на шее, как она заливает воротник рубашки; видит, как сидящие за столом чудовища жадно раздувают ноздри.
«Неужели так выглядит Ад?» — с отчаянием думает он.
Спину опаляет волна жара.
Кевин грешит на камин, но это вполне может быть прижавшийся к спине Дьявол.
— Мальчик мой, ты чертовски вкусный, — краем глаза Ломакс замечает, как огромный язык по-кошачьи слизывает выступающую кровь.
Ему кажется, что подвижные кончики пробрались в рану и сейчас раздвигают её края, чтобы красный поток хлынул с новой, удвоенной силой.

— А теперь, Кевин, твоя очередь, — произносит Милтон.
Ломакс не понимает, о чем говорит отец.
Но потом Сатана придвигается к нему еще ближе – и перед глазами появляется рука со вскрытой веной…
«Господи милостивый! НЕТ!» — Кевин в ужасе мотает головой и мычит, до боли стискивая зубы.
— Да, мой мальчик, да, — свободной рукой Дьявол поглаживает его по вспотевшим волосам, а затем обхватывает шею цепкими пальцами. – Давай же! Ну!
От запаха крови – своей и отцовской – у Кевина кружится голова. Милтон дышит ему в затылок и сжимает горло все сильнее. Там, где другой человек уже забился бы в предсмертных судорогах, Кевин лишь начинает задыхаться.
«Воздуха…» — но рука на шее держит крепко. Мутнеющим взглядом Ломакс наблюдает отблески огня на темной, почти черной отцовской крови. Она густая и вязкая, словно мед, и, подобно меду, течет вниз медленно и неторопливо.
— Пей!
Кевин почти теряет сознание.
— Пей же!
Воздуха нет и на глоток.
— Пей, — шепчет Кристабелла.
И Кевин уступает, едва заметно размыкая губы.

Адская кровь змеей засасывается внутрь – как живое существо, как ужасный червь-паразит.
Глаза закатываются, и он больше не видит ничего: ни улыбки Кристабеллы, ни жуткого оскала отца, ни сидящих с ним за столом чудовищ.
Он ощущает жар, сильный, раздирающий органы изнутри – это дьявольская кровь разливается по венам неудержимым потоком.
Ему хочется закричать, оттолкнуть Милтона, но он только захлебывается темной вязкой жидкостью и делает глоток за глотком.
— Вот так, мой мальчик, вот так, — шепчет Сатана и целует его в затылок.
И прижимается все сильнее – Ломакс чувствует вставший член, упирающийся в спину раскаленной кочергой.
— Пожалуйста, нет, — бормочет он, когда сестра стягивает с него залитый кровью пиджак и ослабляет галстук.
— Не надо, — повторяет он, с возрастающим ужасом ощущая, как две пары рук поднимают его, словно пушинку, со скамьи. Ставят на ноги.
А затем Кристабелла толкает его животом на стол.
— Нет… — шепчет Кевин, когда сестра быстро справляется с пряжкой ремня, спуская брюки до колен.
— Нет, — он чувствует, как размазанная по столу отцовская кровь просачивается сквозь рубашку, впитывается в поры.
— Нет, — повторяет с исступлением.

Но Дьяволу все равно. У Дьявола своя концертная программа на сегодняшний вечер.
Он приспускает с Кевина пропитанное потом нижнее белье и проталкивает колено между его разъезжающихся ног.
Ведет смоченными в собственной крови пальцами между ягодиц.
— Сынок, — говорит он с пошлым причмокиванием и толкает сразу два в сжавшийся анус. – Сынок, — добавляет с усмешкой, чувствуя, как мышцы сфинктера сдавливают пальцы.

Кевин не может обернуться, не может оттолкнуть Дьявола от себя. Не может вырваться из тисков, прижимающих его к столу.
Он только мучительно выгибается, когда отец толкается в него резко, без предупреждения. Анус горит огнем, словно внутрь вливают расплавленный свинец.
Крик, не сдерживаемый и жалкий, рвется наружу, эхом разносится по комнате.
«За что?!»
Ломакс плотно сжимает веки, надеясь перестать замечать похотливые улыбки чудовищ за столом, их гнусное, пропитанное серой, дыхание.
Он вздрагивает под резкими и глубокими толчками, елозит животом по столу, весь перемазанный в крови – так на разделочной доске чувствует себя выпотрошенная рыба. И как рыба – он бьется в бесполезных попытках выбраться.
Но Дьявол держит крепко: сжимает пальцы на бедрах, натягивая Кевина на собственный член, как на кол.
Весь их секс мало чем отличается от средневековой пытки.

Кевин уже не сопротивляется, смиряясь с неизбежным. Позволяет Сатане отпускать шуточки: что-то о крепких семейных узах и доверии. Позволяет сестре перебирать пальцами его взмокшие волосы и шептать на ухо: «Хороший мальчик, хороший».
Внутри него поршнем двигается отцовский член и раскаленной лавой пульсирует отцовская кровь. Он весь пропитался Дьяволом.
— Сынок, — хрипит сзади Милтон, вбиваясь в него до пошлых шлепков кожи о кожу. – Я сейчас…
Он кончает с тяжелым рыком, и снова Кевин дергается – когда внутрь кипящей серой изливается отцовское семя.

Ломакс обмякает, только когда Сатана выходит из него, оставляя в покое кровоточащую задницу. Он слышит, как звенит пряжка, когда отец застегивает брюки.
Слышит смех Крис, когда Дьявол произносит:
— Тайную вечерю можно считать оконченной.
А потом он снова склоняется к распластанному на столе Кевину:
— Я же говорил, мой мальчик, в тебе скрыт огромный потенциал, — он целует его в шею, слизывая языком пот…
— Ты еще покажешь себя в деле, я уверен, — с ухмылкой добавляет он.
Кевин слышит, как их «гости» встают из-за стола, слышит, как цокают каблуки удаляющейся Кристабеллы.
Он чувствует себя оскверненным, сломленным и падшим.

— Ну, как тебе тренинг по корпоративной этике, мой мальчик? – ухмыляется Сатана где-то в его голове.
_________

А затем он просыпается. В Нью-Йорке. В своей спальне с видом на парк. Мэри Энн сонно улыбается ему и, приподнимаясь на локтях, целует в щеку:
— Как тебе спалось, милый? Ты выглядишь уставшим.
Кевин смотрит на умиротворенное лицо жены и произносит:
— Мне приснилась такая ерунда… Что-то об эффективном менеджменте.

«Странная штука это подсознание: такое учудить! — думает Ломакс, десять минут спустя стоя в ванной под холодным душем. – Наверное, кошмары мучают из-за дела Моэса: все эти ритуалы и кровь… чушь собачья».

В конце концов, это нормально, что ему снится новое окружение. Перемена места, все дела. Вот только почему в такой ипостаси?
«Никакой работы на ночь глядя, — зарекается Ломакс. – Козлы, вуду и дьявол. Кто бы мог подумать?»
Банальное перенапряжение.
Он успокаивается и решает, что обратится к психиатру.
Потом, когда будет время.

Адвокат дьявола (джен)

Он не совсем адвокат, а она — не совсем Дьявол.

На турнир «Взгляд в будущее», номер пары 75, персонажи: Драко Малфой, Флер Делакур, Алекто Кэрроу, годы 2007 и 1999.

Выбранные персонажи: Драко Малфой и Алекто Кэрроу, год 2007.

  • fb2
  • epub
  • html
  • txt

Показано 2 из 2

Легий стиль, очень плавный, и завораживающая идея.
Спасибо, очень сильный текст!
А почему у Алекто произошли проблемы? Просто магия отказалась принимать эти изменения, да?
*я почему-то подумала именно так*

Еще раз спасибо

Интересный фик получился.
Образ Малфоя получился хорошим и без особых влияний люцеболи или люце-идольства 🙂

Бзик Керроу на себе, погоня за красотой — странны, но вполне возможны. Как только людей не переклинивает даже в реальности.

Последствия магловских процедур на магов удивили. Действительно, хорошая тема для рассуждений.

К слову, как вы думаете — если маглу лечить зрение с помощью магии — будет схожий побочный эффект?


Автор
Редактор
Комментариев 96
Рекомендаций 3

lonely_dragon, спасибо, рада, что понравилось, особенно стиль — для меня он в этой вещи стал своего рода экспериментом.

Причины произошедшего с Алекто я подробно продумывала, но в текст они в итоге не вошли как не интересующие Драко. Я вижу три основных момента здесь: то, что маггловские методы были применены к волшебнице, то, какими эти методы были на тот момент и то, что Алекто решила лечить магией последствия.

Действительно, организм волшебника может сильнее маггловского отторгать инородные элементы, но дело тут возможно и в том, какими эти элементы были — вероятно, современные импланты на основе гиалуронки и не имели бы таких последствий, в отличие от силикона, применявшегося тогда — консультируясь с косметологами для фика я наслушалась историй из реальной жизни, схожих с произошедшим с Кэрроу. Последним фактором, который на мой взгляд уже мог перевести произошедшее в опасную для жизни плоскость, стало то, что Алекто решила воздействовать на проблемные зоны — то есть импланты в том числе — магией. Вот тут последствия действительно непредсказуемы, вплоть до описанного здесь.

Hexelein, рада, что вы оценили работу над текстом. Мне нравится задавать характеры и сцены мелкими деталями и нюансами, но в этой работе, судя по некоторым комментариям, я сделала это так тонко, что почти незаметно 🙂 Спасибо.

Vallle, спасибо, мне это вещь тоже нравится, не смотря на ее крайне неоднозначную оценку читателями.

Интересно, что вы — да и не только вы — увидели в поведении Алекто лишь погоню за красотой. На мой взгляд, привлекательная внешность стала для нее скорее бонусом, который она приобрела, отказавшись от своего, известного в МагБритании, лица — этот мотив видится мне основным. В итоге это подарило ей едва ли не единственный в ее жизни момент чистого счастья, потому как впервые в ее жизни она стала выдающейся хоть в чем-то. Но не это было изначальной целью.

Последствия для маггла в случае магического вмешательства в его организм я предсказать не берусь, но не думаю, что они будут отрицательными. В конце концов, тот же Обливэйт магглы переносят без неожиданных последствий, так что существуй подобная методика, ее вероятно можно было бы использовать.

jab, спасибо, автор заняшился 🙂

Что касается Грейнджер, то в блогах уже высказывали мысль, что у меня она ООС-ная. Я так по прежнему не считаю — оне все та же, но научившаяся использовать работающие методы для достижения все тех же целей. Однако у всех фломастеры разные.

Twilight Russia

Войти через uID

  • Страница 4 из 14
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 13
  • 14
  • »

Разрешение на размещение: получено

Дисклеймер: на образы героев тетушки Майер не претендую, но новые герои и сама история только моя))

Пейринг: Белла/Эдвард, Элис/ Джаспер, и т.д.

Жанр: детективная драма, романтика

Саммари: Он высокооплачиваемый адвокат. Он закон. Он свято верит в правосудие.
Так было раньше. Пока он не встретил ее, Беллу Свон.
Ради нее он преступил закон и теперь сам вершит справедливость.
Ему не нужен ни суд, ни следствие. Он один против целого мира.
Перед ним снова стоит нелегий выбор, и сможет ли он устоять и остаться самим собой в этой игре?

Размещение: только с разрешения автора

От lena_solnce: я не являюсь автором.
это великолепный фанфик! Прочитала его с большим удовольствием, уверенна, что он не оставит вас равнодушными! Кто УЖЕ читал фанф, пожалуйста, постарайтесь избегать спойлеров в теме!
Не забываем благодарить автора Lelka13 за такой замечательный рассказ!

Фанфик адвокат дьявола

пост-Авенджерс. Локи возвращается в Асгард, где его судят за совершенные преступления, но дают ему право защищаться, ведь от этого зависит приговор.
Фильмы: Мстители
Локи, Тор, Один, пантеон скандинавских богов
Общий /Crossover / || джен || G
Размер: мини || Глав: 1
Прочитано: 4990 || Отзывов: 5 || Подписано: 6
Начало: 01.06.12 || Последнее обновление: 01.06.12

Адвокат дьявола

***
В те редкие моменты, когда Локи задумывался о том, что будет после того, как он завоюет Мидгард, он представлял себя правителем дружественной – или не очень – Асгарду земли, приславшим в чертог Одина свою официальную дипломатическую делегацию. Он отнюдь не собирался идти на Асгард войной, тем более, что у подвластных ему мидгардцев против асов не было бы никаких шансов, но необходимость заявить о себе и о своем новом царстве Локи казалась совершенно очевидной. Как и то, что это царство обязательно будет его. Иначе быть и не могло.
Он не мог знать, что недальновидные мидгардцы решат сбросить атомную бомбу на центр своего мира. Не мог он предвидеть и того, что эгоистичный и самовлюбленный Старк отважится выбраться за пределы Мидгарда ради его спасения. Эти два события абсолютно не вписались в замечательно разыгранную богом партию, окончательно испортив ее продуманный финал.

Бартон раздражает Локи. Глядя на закованного в магические наручники врага, Клинт усмехается, как усмехаются победители, но на самом деле он точно такой же проигравший. Локи при всем своем желании никогда не смог бы заполучить Сокола себе в помощники, если бы у того не было жажды к разрушению и хаосу. Жезл всего лишь позволяет своему обладателю добраться до той части разума, которую люди связывают с сердцем, а вместе с ней и ко всем самым сокровенным желаниям. Бартон умеет воевать и убивать, ему это нравится, он этого хочет – Локи лишь выполнил его желание. Сэлвиг хотел познать мощь Тессаракта, посмотреть на куб в действии – он получил, что хотел. Локи помог им в этом, направил их в нужное ему русло, но он не думал за них. В этом не было необходимости. Сейчас они считают, что он – вселенское зло, от влияния которого самые добродетельные превращаются в машины для убийств, но на самом деле зло сокрыто в самих людях. Они убивают друг друга каждый час самыми изощренными способами, а потом перекладывают вину на плечи своих богов и демонов.

Маска на лице сильно стесняет движение лицевых мышц, что раздражает еще больше, чем усмешка Бартона. Избавиться от нее не представляется возможным, поэтому, когда Тор протягивает Локи ручку футляра с Тессарактом, Локи с готовностью хватается за нее: возвращение в Асгард сулит освобождение и от Бартона, и от кляпа. Из двух зол Локи выбирает, как ему кажется, меньшее.

***
Хеймдалль бесстрастно взирает на материализовавшихся асов. Локи бросает на него быстрый взгляд, прежде чем отвести глаза. Подумать только, не так давно страж Асгарда клялся ему, Локи, в верности и повиновении. То время кажется туманным сном, который рассеивается на рассвете. Но рассвет ли сейчас? Локи не уверен.

На восстановленном Биврёсте их ждут стража и лошади. Тор не смотрит на сводного брата, но Локи интуитивно чувствует, что стоит сделать шаг в сторону, и последствия будут непредсказуемы. Когда один из стражников помогает Локи сесть на лошадь, тот с удивлением понимает, что здесь его по-прежнему воспринимают как принца крови. Локи усмехается про себя, ведь они в любом случае правы: он действительно наследный принц, пускай даже совсем другого королевства. Королевства, правителя которого он обманом заманил в ловушку и убил; королевства, которое он чуть было не уничтожил. Впрочем, если бы ему пришлось бы вернуться назад во времени, он бы снова это сделал. Локи не видит, в чем был неправ. В конце концов, лучшая защита – это нападение, а земля Ледяных гигантов издавна была головной болью Асгарда.

Родной край встречает плененного принца холодным блеском золота и величия, в котором ему, Локи, места нет. Лошади почти летят, едва касаясь ногами Биврёста, неумолимо приближая час встречи с Всеотцом. Или просто с отцом. Сколько бы Локи не пытался изобразить равнодушие, где-то в глубине души он все еще не может отделить понятие отца от имени Одина. Одинсон. Сын Одина. Это звучит привычнее и правильнее, чем Лафейсон. Лафея Локи не знал, да и не хотел знать, поэтому не испытывает ни малейших угрызений совести по поводу его убийства. В конце концов, он всего лишь защищал отца. Одина. Лафей сам нарвался. В самом деле, верить асгардскому богу обмана и лжи? Это же наивно, глупо и недостойно правителя Ётунхейма.

Спешившись, Локи оказывается заключен в плотное кольцо стражи. Тор, ни разу не взглянув на брата, перехватывает футляр с Тессарактом поудобнее и быстрым уверенным шагом направляется в Зал Совета, где, должно быть, его уже ожидает Один со своей свитой. Стражник дотрагивается до локтя Локи, приглашая двигаться следом. Никаких тычков в спину, никакого направленного в лицо оружия, лишь безукоризненное следование этикету. Локи смущает подобное соблюдение протокола, ведь это выглядит как откровенная издевка. Дескать, посмотри, как тебя здесь уважают, неблагодарный мальчишка, – Один в воображении Локи произносит эти слова, укоризненно глядя куда-то в сторону.

Войдя в Зал Совета, Локи понимает, что ждали здесь только его: все в сборе. Один восседает на троне, в руках у него тот самый жезл, которым Локи так восхищался за короткое время своего правления. Тор уже занял верхнюю ступеньку по правую руку отца, ниже стоит Фригг. Она чуть наклоняет голову в знак приветствия и слабо улыбается. Она рада видеть приемного сына живым и невредимым, хотя точно знает, что за сотворенное последует наказание. Она верит в милосердие Всеотца и благоразумие асов. Она знает, что Локи найдет способ выбраться из этой ситуации, как всегда находил и будет находить. В конце концов, так уж он устроен. Ниже Фригг стоит Сиф, и в ее глазах, как обычно, бушует огонь возмущения. Сколько Локи себя помнит, Сиф смотрит на него исключительно так, безмолвно упрекая в самом его существовании.
Локи переводит взгляд на другую сторону лестницы и удивленно моргает, не веря своим глазам. Вместо привычной Троицы воинов, у подножья трона расположились совершенно неожиданные персонажи. Выше всех стоит Тюр, придерживая правой рукой меч, и недобро оглядывает пленника. Ну конечно, бог войны готов в любой момент ее начать. Где он был все это время? Локи смотрит насмешливо в ответ и переводит взгляд на стоящего чуть ниже Хермода. Еще один непутевый член семьи, которого вечно носит по мирам Иггдрасиля. Хермод равнодушен и неподвижен как скала. Он не любит Асгард, предпочитая находиться как можно дальше. Он приехал судить Локи, но оставаться здесь больше положенного не намерен, всем своим видом давая это понять. В самом низу лестницы стоит Хёд, невидящим взглядом уставившись в пустоту. Хёд слеп, молчалив и мрачен, он олицетворяет тьму и грех, а потому, наверное, нравится Локи больше остальных братьев.
Локи давно не видел младших, слишком давно. Он забыл, когда последний раз они все были в Асгарде одновременно. Вот так вот, усмехается он про себя, ради него вся семья в сборе. Оглядывается на стоящую поодаль толпу, в первых рядах видит Бальдра, с любопытством разглядывающего пленника. Бальдр отказался от участия в суде, и Локи не знает, радоваться этому или нет. Бальдр всю жизнь безмерно раздражает Локи своим восторгом. В основном, потому что восторгается и восхищается всем, а всё отвечает ему взаимностью. Он любит всех без исключения, невзирая ни на что. Долгое время Локи измывался над братом как мог, пока не понял, что безмятежность из него ничем не выбить. Это становилось скучным, и Локи оставил Бальдра в покое. Сейчас, впрочем, его умиротворение не помешало бы.

Один делает знак рукой, и страж, стоящий рядом с Локи, мягко давит ему на плечо, заставляя опуститься на одно колено, другой же снимает с принца ненавистную маску. Локи разминает затекшие лицевые мышцы и челюсть, а затем поднимает взгляд на Всеотца.
– Сын мой! – говорит Один, не мигая глядя на Локи. – Ты совершил много преступлений, за которые будешь осужден справедливым судом в лице верховных асов Асгарда. Ты примиришься с волей суда и безропотно примешь назначенное наказание. Впрочем, у тебя будет право высказаться в свою защиту после оглашения списка совершенных тобой преступлений. Так же ты можешь пригласить аса, который бы встал на твою защиту. Пока я не дарую тебе право говорить, ты будешь молчать. Это ясно?

Локи слегка наклоняет голову в знак согласия. То, что он сможет защищаться – хорошая новость. Главное теперь: продумать защиту. Впрочем, судя по свитку, который разворачивает главный герольд, преступлений Локи совершил немало, а значит времени еще достаточно.
Когда герольд приступает к оглашению списка обвинений, зал застывает в безмолвии, превратившись в слух:
– Принц Локи, сын Одина, подданный Асгарда, ты обвиняешься в ряде преступлений против Асгарда и его народа. После оглашения данного списка ты возьмешь слово для своей защиты или передашь его своему защитнику, если таковой найдется. Затем суд примет решение, приговор будет оглашен, а наказание приведено в действие, – герольд останавливается, поднимает глаза на Локи, равнодушно смотрящего в пол, затем продолжает. – Принимая во внимание совершенные действия, установлено, что Локи, сын Одина, игнорируя и нарушая установленный в Асгарде порядок, укрыл от глаз стража Биврёста, а затем провел в Асгард потайным путем подданных Ётунхейма, имеющих преступные намерения выкрасть ледяной ларец из сокровищницы Асгарда. Таким образом, Локи Одинсон обвиняется в государственной измене, а также в узурпации власти во время последнего Сна Одина; в попытке геноцида по отношению к народу Ётунхейма. Локи Одинсон обвиняется в убийстве правителя Ётунхейма Лафея; в неоднократных покушениях на жизнь наследника асгардского престола принца Тора, а также в покушении на стража Биврёста аса Хеймдалля; в разрушении городов и связанных с ним убийствами жителей Ётунхейма и Мидгарда. Локи Одинсон обвиняется в преступном сговоре с расой Читаури, с целью узурпации власти над Мидгардом, а также в намерении передать вышеназванной расе Тессеракт, являющийся собственностью Асгарда. Таким образом, своими умышленными действиями Локи Одинсон совершил множественные преступления против законов Асгарда, – герольд дочитывает свиток до конца и медленно сворачивает его.

Локи поднимает глаза на Всеотца. Один спрашивает:
– Услышал ли ты все обвинения в свой адрес?
– Да, Всеотец, – говорит Локи, а голос его от долго молчания срывается и хрипит. Принц недовольно морщится, и, прочистив горло, повторяет снова громко и ясно:
– Да, Всеотец!
– Признаешься ли ты в совершенных преступлениях? – Один смотрит на сына равнодушно, но сурово.
«Справедливый Всеотец, как же…», – думает про себя Локи, а вслух отвечает коротко:
– Нет.
Сиф хмурится и сердито отворачивается, когда, встретившись с ней глазами, Локи подмигивает. «Во что играешь?» – невысказанный вопрос светится в глазах Тора, которого младший принц даже не удостаивает взглядом.
– Вот как? – усмехается Один. – И что же ты хочешь этим сказать? Говори сейчас. Ты отрицаешь факт совершения этих злодеяний?

Локи набирает в легкие как можно больше воздуха и шумно выдыхает. Сердце бьется так, будто сейчас выпрыгнет из грудной клетки. Обмануть других проще, если сам веришь в свою ложь. Главное, поверить в нее безоговорочно.
– Отнюдь, Всеотец. Я не отрицаю, что я совершил эти деяния, но я не вижу в них ничего преступного. Пожалуй, стоит начать по порядку. Что там у нас первое? Ах, да. Государственная измена. Я провел ётунов в Асгард совершенно не для того, чтобы изменить своему государю. Я давно говорил тебе, отец. – Локи делает небольшую паузу, прежде чем продолжить: – Есть вещи, недоступные глазу Хеймдалля. В Асгард можно попасть не только с помощью Биврёста. Эти ходы не охраняются, а это значит, что наша безопасность под ударом. Я лишь хотел доказать свою правоту. Я не мог знать, что они решат пробраться в сокровищницу в день коронации Тора, когда ты, Всеотец, был занят, и не мог уделить должного внимания ледяному ларцу. Впрочем, как ты сам тогда сказал, ётуны заплатили за это вторжение своими жизнями. Я не могу нести ответственность за то, в чем был невиновен.

Локи замолкает, чтобы перевести дыхание, и обводит взглядом асов. Лицо Одина непроницаемо, Тор же, кажется, готов метать глазами молнии. Не верит, не хочет верить, что младший снова – опять! – выкрутится. С его, Тора, легкой подачи Локи дали право защищаться, а теперь он ухитряется в очередной раз поставить все с ног на голову. Если Тор что и ненавидит в брате, так это его способность искажать действительность. Тем временем, Локи продолжает:
– Вы обвиняете меня в узурпации власти, но позвольте: я ее не узурпировал. Всеотец погрузился в Сон, изгнав Тора в Мидгард – наследником престола становился я. Но даже здесь я не короновал себя, хотя мог бы. Всецарица назначила меня регентом Асгарда до пробуждения Всеотца или же до возвращения Тора, а скипетр мне вручил главный церемониймейстер в присутствии Всецарицы. Я получил регентство от твоей супруги, Один, и лишь выполнял ее приказ, как верный подданный и любящий сын, – Локи бросает короткий взгляд на Фригг, прежде чем снова заговорить: – Теперь о геноциде. Ётунхейм объявил нам войну, когда мы с братом и другими подданными Асгарда направились в землю Ледяных гигантов с… – Локи запинается, подыскивая нужное слово. – Дружественным визитом, назовем это так. Мы пришли в Ётунхейм за ответами, не за боем, но Лафей совершил непростительные ошибки при общении с будущим царем Асгарда. Нам пришлось дать битву, защищая честь и имя нашего монарха и его наследника. Мы оказались на грани войны с Ётунхеймом, и он стал реальной угрозой, которую следовало устранить. И вновь я не нарушил закон, так как лишь выполнял свои обязанности регента, обеспечивая вверенному мне государству безопасность. К слову сказать, позволь мне считать, отец, что мы избежали многочисленных жертв среди мирного населения Асгарда лишь благодаря моим усилиям, – Локи отрешенно смотрит прямо перед собой, хотя на самом деле сгорает от любопытства посмотреть на произведенный его словами эффект. – Я обвиняюсь в убийстве Лафея, но я защищал тебя, Всеотец, когда сам ты был это сделать не в состоянии. То была вынужденная мера, к которой мне пришлось прибегнуть, дабы оградить тебя от опасности. На Хеймдалля я тоже не покушался, я наказал его за неповиновение. Страж Асгарда поклялся мне в верности, но не прошло и часа, как он нарушил мой приказ никого не подпускать к Биврёсту. Он получил по заслугам. Разве не так поступает справедливый правитель?

Локи умолкает и поднимает глаза. По растерянным взглядам понимает, что даже если битва не выиграна, то, по крайней мере, ему удалось пошатнуть уверенность асов в своей абсолютной и неоспоримой виновности. Но ликовать еще рано – сложнее всего поверить самому, что он не пытался убить Тора. Пытался же. И снова попытается. Не убьет, конечно, никто не отменял Рагнарёк, но сам процесс Локи нравится больше, чем результат. В принципе, он и сам признает, что это весьма извращенная форма братской любви. Локи вообще большой оригинал, когда речь заходит о любви.

– Разрушения в Мидгарде и убийство мидгардцев. Всеотец, Мидгард находится под защитой Тора, но что же мы видим? Люди творят, что хотят, они убивают друг друга тысячами, только и думая о войнах, ядерных испытаниях и об оружии массового уничтожения. Они не умеют ладить друг с другом, свобода развращает их. Они успокоятся только тогда, когда истребят себя полностью и безвозвратно, а заодно и свою планету. Им нужен регулятор, нужен рычаг управления, иначе Мидгард будет потерян для нас навеки. Я предложил свой способ решения проблемы; пусть тот, кто сможет, сделает лучше. Пока что я не вижу альтернативы, а время идет. Человеческая раса продолжает готовиться к очередной войне, которая положит конец их мирку.

Локи переводит дыхание. В горле сухо, хочется пить, а колено, на котором он все еще стоит, затекло. Напряжение в зале растет, почти физически давит плененному принцу на плечи, но Локи встряхивает головой, отгоняя от себя неприятные ощущения. Немного, осталось продержаться совсем немного. У него получится.
– Я не пытался убить Тора. В самом деле, Разрушитель ведь не сжег его тогда, в Нью-Мексико. Я приказал ему уходить после того, как брат предложил себя в качестве жертвы. А то, что взбешенный Разрушитель ударил Тора, который был к тому же без магических доспехов, лишь досадная случайность. Разрушителя нельзя контролировать, ему можно лишь приказывать, тебе ли не знать об этом, Всеотец! – Локи внимательно смотрит на Одина, пытаясь уловить хоть какую-нибудь эмоцию на лице отца. О том, что Локи приказал Разрушителю убить Тора, никто не знает, кроме Локи и самого Разрушителя, но того Тор уничтожил, а добровольно Локи в этом не признается. В конце концов, спасительную в данном случае асимметрию информации еще никто не отменял. – Да, я солгал Тору, что ты умер, Всеотец. Но этому тоже есть разумное объяснение. Во-первых, Всецарица ясно дала понять, что ты можешь не проснуться, так как в свой сон ты погрузился слишком внезапно. Я не хотел дразнить брата ложными надеждами. Во-вторых, Тор еще не был готов к возвращению в Асгард. Он не осознал своих ошибок и заблуждений. Тот факт, что Мьёльнир не дался ему в руки на базе Щ.И.Т.а – лишнее тому доказательство.

Нахмурившись, Локи смотрит в пол, пытаясь вспомнить последнее обвинение, которое кажется таким незначительным, что совершенно вылетело из головы. Верно, Тессаракт.
– Я бы не отдал Тессаракт Читаури, это было бы опасно для всех девяти миров Иггдрасиля. Я не сумасшедший, кто бы что ни думал. Я собирался закрыть проход в Мидгард, оставив их за его пределами. Конечно, это было бы лишь временной мерой, но у меня в запасе было бы несколько сотен лет, чтобы подумать над следующим шагом.
Поразмыслив немного, Локи добавляет:
– Возможно, я бы даже вернул Тессаракт Асгарду. На определенных условиях, конечно.
Локи доволен своей речью. Ему кажется, что он был вполне убедителен. В конце концов, все знают, что он мыслит по-другому, в других масштабах и измерениях. Быть может, потому, что он не такой, как они, в нем течет ётунская кровь, а ледяные гиганты совсем не похожи на асов. Быть может, потому, что его считают психически нестабильным, или, проще говоря, безумным. Быть может, потому, что его боятся, ведь он сумел в совершенстве овладеть сложной огненной магией, что до сих пор мало кому удавалось. Локи думает, что все вместе, но если это позволит избежать ему наказания, это даже не так плохо.
– Члены судебного совета Асгарда, верховные асы, мы выслушали точку зрения обвиняемого. Теперь мы примем решение о виновности Локи, сына Одина, абсолютным большинством. Свое решение каждый из вас может обосновать, если сочтет это нужным. Вы должны быть беспристрастны и справедливы, как того требует закон, – Один кивает, передавая слово Тору.
Тор хмурится, бросает мрачный взгляд на Локи, а затем обращается к Одину:
– Отец, Локи виновен. Нельзя позволить ему опутать нас своей искусной ложью и увести с пути справедливости. Он уверяет, будто был искренен в помыслах, но нам ли не знать, что он не способен на искренность, – Тор смотрит на брата, но, встретившись с ним взглядом, быстро отводит глаза. Он уверен, что Локи лжет, но, как и всегда, эта уверенность хрупка, а Тору хочется верить, что былые ошибки научили его никогда не верить младшему.

Фригг сочувственно смотрит на мужа. Она знает, что ему сложно судить сына, пускай и неродного. Локи похож на Одина больше, чем они оба предпочитают думать. Один справедлив, бесспорно, но он жесток, как и Локи. Возможно, будь Всеотец на месте приемного сына, он бы поступил так же, ведь в словах Локи есть крупица здравого смысла, и Один это прекрасно понимает. Скорее всего, именно это спасет Локи от слишком сурового наказания.
– Локи невиновен, – коротко говорит Фригг, зная, что поступает правильно. Мать должна защищать своего ребенка.

– Виновен, – поджав губы, Сиф даже не раздумывает над ответом. Локи всегда виновен в том, что он делает. Он слишком умен, чтобы так методично проваливать все свои якобы тщательно продуманные ходы. Сиф кажется, что она видит его насквозь, поэтому она привыкла не верить этому хитрому лису.
Очередь высказываться переходит к Тюру, который не совсем понимает, как он может судить о том, чего не видел. Нет, конечно, до Ванахейма, где он был все это время, долетали вести из Асгарда, но Один ни разу не призвал асов, из чего Тюр делает вывод, что все было не настолько ужасно. А войну с Ётунхеймом уже давно было пора начать, перемирие полностью себя исчерпало. Так считает Тюр, а потому, немного помолчав, отвечает:
– Невиновен, – и встречается глазами с мрачным взглядом Тора. Тюр сильнее сжимает рукоятку меча, всем своим видом показывая, что полностью отвечает за свои слова. Тор распрямляет плечи и, кажется, готов уже что-то сказать, но Один обрывает безмолвный поединок воинственных сыновей:
– Довольно. Хермод?
Хермод не считает Локи виновным в том, в чем его обвиняют. Но Хермод знает, что Локи не переносит Бальдра, который, по словам финского колдуна Ростьофа, будет жестоко убит. Не то, чтобы Хермод видит четкую взаимосвязь между этими двумя событиями, но он любит Бальдра и думает, что может предотвратить трагедию, признав Локи виновным.
Один кивает, ход мыслей Хермода ему ясен. Затем обращается к Хёду:
– Твой черед, слепой Хёд.
– Я не видел, что было с Асгардом, когда происходили все эти события, но ты не позвал меня, Всеотец, и я не покинул своего дворца. Значит, грехи Локи не так тяжки. Он не виновен в том, в чем его обвиняют.

Теперь все зависит от решения Одина, с тоской думает Локи, мало на что надеясь. Обмануть Тюра с Хёдом – одно, обмануть Одина – совсем другое.

– Твой приговор, Локи, зависит от меня, – Один поднимается со своего трона. – Я не знаю, лжешь ты или действительно столь безумен, что видишь истину в своих деяниях. Я признаю тебя виновным. Однако, в твоих словах все же есть некий смысл. А потому в качестве наказания ты покинешь Асгард на три года, отправившись в Ётунхейм, который ты пытался уничтожить. Ты будешь лишен своего имени и магии. Ты никому не скажешь, ни кто ты и откуда, ни за что сослан в нижние миры. Через три года ты вернешься в Асгард по моему зову и, если за это время ты не учинишь никому зла, я верну тебе твою магию, имя и право жить в Асгарде. Если же ты ослушаешься – пощады не жди.

Локи поднимает взгляд на Одина, не зная, как реагировать на столь странный приговор. Слишком легко отделался. С другой стороны, без магии Локи безоружен. Конечно, у него останется ледяная магия, отобрать ее не в силах даже Один, но Локи слишком мало ею владеет, чтобы считать достойным оружием. В Ётунхейме придется скрываться, думает Локи, а в этом кровь аса ему явно не поможет.

– Я сделаю все, как ты скажешь, Всеотец, – наконец отвечает Локи. Один ударяет своим скипетром об пол, и цепь, соединяющая наручники, падает с громким звоном. Оковы накаляются, обжигая запястья Локи, забирая всю его магию.
– Ты не сможешь снять эти браслеты, пока не вернешься в Асгард, – продолжает Один. – Ты не сможешь называться именем, данным тебе при рождении, но ты волен выбрать себе новое. Ты покинешь Асгард сей же час. Таков мой приговор.

Асы молчат, а Локи поднимается на ноги. Наказание унизительно, но, по крайней мере, он жив и невредим. Окинув последний раз свою семью взглядом, принц разворачивается и быстрым шагом направляется к выходу. Никто не идет за ним, никто не стережет его. «Правильно, я теперь бессилен и безоружен», – горько усмехается про себя Локи и ускоряет шаг. Он бежит, бежит из дворца с позором, но ничего не может с собой поделать. Браслеты холодят запястья, напоминая о приговоре, и Локи кажется, что скоро он возненавидит их сильнее, чем что-либо.
В конюшенном дворе стоит так и нерасседланная лошадь, на которой Локи приехал. Скорее, скорее убраться из этого места, где, кажется, даже стены насмехаются над его бесчестьем. Оттолкнув конюха, Локи почти взлетает на спину лошади, и уже собирается выслать ее вперед, как вдруг слышит женский голос:
– Ты вернешься. Сильнее, чем прежде.
Локи оборачивается и видит рыжеволосую асинью, которая кажется ему смутно знакомой. Он пытается вспомнить, где уже видел ее, но тщетно. Она лишь загадочно улыбается, будто знает что-то, чего не знает он.
– Я знаю, – высокомерно отвечает Локи. – Кто ты?
– Меня зовут Лорелей.
Локи силится вспомнить, но ему быстро надоедает копаться в собственной памяти. Он отворачивается от навязчивой девицы, размышляя над своим новым именем, и пришпоривает лошадь. Уже покидая двор, Локи слышит тихий шепот, столь отчетливый, будто бы шептали ему на ухо:
– Вспомни обо мне, Лофт, когда вернешься. Я могу быть тебе полезной.

Локи оборачивается, но во дворе уже никого нет, а лошадь уносит изгнанного принца из Асгарда. Локи пробует свое новое имя на вкус, и ему нравится. В конце концов, что такое три года, когда у тебя в запасе почти вечность?