Дома юрист французский

06.03.2018 Выкл. Автор admin

О Программе

Дополнительная образовательная программа “Французский университетский колледж СПбГУ” предлагает двухгодичное дополнительное европейское образование по специальностям: право, история, литература, социология и философия.

Созданная благодаря идее академика Андрея Дмитриевича Сахарова и французского писателя Марека Хальтера, программа “Французский университетский колледж СПбГУ” существует уже 23 года при поддержке Министерства образования и МИДа Франции. Программа является примером плодотворного сотрудничества между Санкт-Петербургским Государственным Университетом и 9 престижными высшими учебными заведениями Франции:

Программа включает два отделения: франкоязычное, на котором все преподавание ведется на французском языке, и русскоязычное с синхронным переводом лекций. Ежегодно 15 профессоров самых престижных французских ВУЗов читают курсы лекций для студентов студентов дополнительной образовательной программы. Кроме того, французские преподаватели проводят еженедельные занятия и консультации и помогают в написании дипломной работы. Программа дает также возможность студентам обоих отделений, прошедших тест по французскому языку, улучшить свой уровень на языке Мольера.

Диплом признается во Франции эквивалентом Master 1 (окончание первого года магистратуры) и позволяет продолжать обучение на уровне Master 2 (второй год магистратуры). Каждый год Правительство Франции выделяет выпускникам несколько стипендий для обучения во Франции на уровне Master 2.

1. Франкоязычное или русскоязычное отделение?

Обучение в СПбГУ на дополнительной образовательной программе «Французский университетский колледж» по франкоязычной программе требует прочного знания французского языка. Оно является предметом тщательного отбора при поступлении на первый курс. Организуемый перед началом учебного года тест на знание французского языка позволяет определить, кто из будущих студентов будет в состоянии пройти курс обучения на французском языке.

Для того чтобы принять участие в тесте французского языка, обязательным условием является предварительная административная запись на этом сайте (Запись через Интернет).

Доступ к обучению по программе франкоязычного отделения

Студентов, продемонстрировавших лучшие результаты в тесте французского языка, записывают на франкоязычное отделение. В течение всего учебного года к выбранным дисциплинам у них добавляются курсы французского языка.

Студенты, обладающие дипломом DALF C1 или выше, полученным менее двух лет назад, допускаются к программе франкоязычного отделения без прохождения теста французского языка.

Доступ к обучению по программе русскоязычного отделения

Студенты, не допущенные к обучению по программе франкоязычного отделения, имеют право записаться на обучение по программе русскоязычного отделения.

Студенты, показавшие лучшие результаты в тесте французского языка, но все же не допущенные до занятий на франкоязычном отделении, могут, если того хотят, записаться на курсы французского языка, организуемые на первом курсе русскоязычного отделения.

2. Обучение на 1-м курсе

Обучение по программе франкоязычного отделения

Студенты выбирают две дисциплины из пяти, предлагаемых в Университетском колледже. Этот выбор становится окончательным с момента зачисления в число слушателей.

Студенты посещают общие лекции и семинары (3 сессии по 24 часа каждая), а также практические занятия (1 час 30 мин. в неделю) по каждой выбранной дисциплине.

По окончанию каждого полугодия студенты 1 курса франкоязычного отделения сдают письменные экзамены. Для перехода на 2 курс студент должен получить оценку равную или выше 10 баллов по 20-балльной системе по совокупности всех оценок, полученных в течение учебного года, с учетом следующих коэффициентов:

Дисциплина 1

Дисциплина 2

Французский язык

Экзамены в декабре

Экзамены в мае

Постоянный контроль знаний

Оценки постоянного контроля знаний выставляются преподавателями за различные работы, проводимые в ходе каждого полугодия. Они принимают во внимание активность участия в занятиях и посещаемость.

Для перехода на 2 курс по выбранной дисциплине, студент 1 курса обязательно должен получить по этой дисциплине оценку равную или выше 10 баллов по 20-балльной системе.

Обучение по программе русскоязычного отделения

Студенты выбирают две дисциплины из пяти, предлагаемых дополнительной образовательной программой. Этот выбор становится окончательным с момента зачисления в число слушателей.

Студенты посещают общие лекции (3 сессии по 12 часа каждая) с синхронным переводом по каждой выбранной дисциплине.

По окончанию каждого полугодия студенты 1 курса русскоязычного отделения сдают письменные экзамены. Экзаменационные работы проверяются преподавателями, которые проводят практические занятия в Колледже.

Для перевода на 2 курс студент должен обязательно получить оценку равную или выше 10 баллов по 20-балльной системе по совокупности всех оценок, полученных в течение учебного года (без учета коэффициентов).

Переход на 2-й курс

На 2 курс переводятся только студенты, успешно сдавшие экзамены за 1 курс. Прямая запись на 2 курс не допускается. Не разрешается также переход с 1 курса русскоязычного отделения на 2 курс франкоязычного отделения.

3. Обучение на 2-м курсе

Обучение по программе франкоязычного отделения

Студенты франкоязычного отделения, допущенные к записи на 2 курс, выбирают одну из двух дисциплин, на которые они были записаны на 1 курсе. Этот выбор свободен при условии получения студентом среднего балла по обеим дисциплинам. В случае получения среднего балла лишь по одной из двух дисциплин, студенту будет разрешена запись лишь на ту дисциплину, по которой его средний балл равен или выше 10 баллов по 20-балльной системе. Этот выбор становится окончательным с момента зачисления в число слушателей.

Студенты посещают общие лекции и семинары (3 сессии по 24 часа каждая), а также практические занятия (1 час 30 мин. в неделю) по выбранной ими дисциплине.

По окончанию каждого полугодия студенты 2 курса франкоязычного отделения сдают письменные экзамены.

По специальности социология в течение учебного года организуется цикл занятий по количественным методам. Посещение этих занятий студентами 2 курса франкоязычного отделения является обязательным.

При непосредственном руководстве постоянного преподавателя СПбГУ студенты 2 курса франкоязычного отделения пишут дипломную работу. По согласованию с преподавателем по данной дисциплине, ее тема должна быть выбрана с момента объявления о зачислении студента на 2 курс. Преподаватель направляет студента в течение всей фазы написания работы и готовит его к ее защите. Написанный диплом должен быть передан в секретариат не позднее даты, указанной в учебной программе на данный год. По прошествии этой даты дипломные работы не принимаются. Защита дипломной работы происходит в присутствии комиссии в начале июня.

Для получения сертификата об окончании ДОП студент должен получить среднюю оценку равную или выше 10 баллов по 20-балльной системе по совокупности всех оценок, полученных за учебный год, с учетом следующих коэффициентов:

Как готовят юристов во Франции

Студент парижского университета Артем Солощенков (24 года) ответил на вопросы Газеты.Ru о том, как стал французским студентом, о плюсах и минусах жизни и учебы во Франции и планах на будущее.

– Артем, расскажите, где вы учитесь сейчас, а где учились и работали до поездки за границу?

– Сейчас я учусь в университете Пантеон-Ассас (университет Париж 2). А перед этим закончил философский факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. Были разные стажировки и практики, но рабочий опыт незначительный.

– Расскажите о процессе подготовки к поступлению. Почему выбрали именно Пантеон-Ассас – ориентировались на рейтинги и отзывы?

– Я попал во Францию благодаря Французскому университетскому колледжу при МГУ им. М. В. Ломоносова. Это французское высшее учебное заведение на территории России (в Москве и Санкт-Петербурге), в котором можно за два года получить французский диплом магистра первого года обучения. Обучение ведется по пяти дисциплинам: философии, истории, литературе, социологии и праву.

Поступил я туда, когда учился на четвертом курсе философского факультета. На первом году можно было учиться на двух специальностях, во втором выбрал одну – право, по которой и писал диплом. В конце двухлетнего обучения была возможность представить проект исследования в рамках второго года магистратуры во Франции и получить грант от посольства Франции в России, что я и сделал. Таким образом, своим поступлением и возможностью поучиться во Франции я полностью обязан французскому университетскому колледжу и посольству Франции.

Свой французский вуз я долго не выбирал. Мой научный руководитель, с которым я переписывался по e-mail, был из этого университета. К тому же, университет считается наследником юридического факультета Сорбонны, которая распалась в 70-x годах, поэтому все юристы во Франции это место знают и уважают.

Что касается самой процедуры поступления, ее как таковой нет. Благодаря колледжу я поступал не как иностранный студент, поэтому требования ко мне были такие же, как и к другим кандидатам. Никаких вступительных экзаменов или тестов. Просто досье с резюме, мотивационным письмом, большим количеством разных документов с оценками из прошлых лет и так далее.

– Расскажите о том, как проходит ваш обычный учебный день.

– Занятия начинаются в 8 или 9 утра (если они вообще есть в этот день). Если это лекция, то она длится час или два часа без перерыва. Если семинарское занятие, то тоже около двух часов. На семинарах чаще всего либо делают доклады по очереди, либо все обсуждают одно и то же дело или одну и ту же тему. Бывает, преподаватель дает задание и не говорит, кого вызовет. В таком случае готовятся все.

Но чаще всего вместо занятий приходится идти в библиотеку, особенно накануне сессии, которая тут, к слову, особенно суровая. Бывает, что три экзамена по совершенно разным тематикам проводят в два дня. Библиотеки, к сожалению, работают только с 9 или с 10 до 21.00, и то если нет забастовки или какого-нибудь праздника.

С 12 до 14 – обед. Мне кажется, вся страна обедает исключительно в это время. Найти открытое место, где можно поесть и вообще найти что-нибудь съестное после 14-15 часов, сложно, хотя студенты питаются в основном сендвичами и панини и пьют кофе из автоматов. В Париже есть десяток университетских столовых, где можно очень недорого пообедать, но качество еды там порой оставляет желать лучшего.

Рабочий день заканчивается в 18.00, поэтому если есть необходимость купить что-либо в магазине, оформить документы или еще какие-нибудь дела, лучше успеть их сделать до этого времени.

– Есть ли у вас любимая дисциплина и любимый преподаватель?

– Университет Пантеон-Ассас считается лучшим юридическим вузом Франции, поэтому мне повезло послушать очень известных французских юристов, адвокатов и судей. Среди них, например, Патрик Спинози, известный французский адвокат, участник многих громких дел в Европейском cуде по правам человека; Мартин Ломбард, бывшая директор юридического департамента компании Air France, а в настоящее время член Высшего судебного совета Франции. Особой любовью всех наших студентов пользуется замечательный профессор гражданского права Дени Мазо. Его лекции – пример красноречия. Они всегда проходят в заполненных до отказа аудиториях.

Что касается любимых дисциплин, меня очень впечатлил курс лекций по французскому и европейскому антимонопольному праву, по международному коммерческому арбитражу. Было много лекций, которые читались не в качестве какого-то курса, а одноразово. Чаще всего их читали судьи высших французских судов, представители государственной администрации или известные адвокаты. Такие лекции почти всегда были особенно интересными.

– Есть ли что-то в процессе обучения, что вам не нравится? Может быть хотелось что-нибудь изменить?

– Я попал на программу Master 2 или то, что в старой французской системе называется DEA, Diplоme d’еtudes approfondies, что-то вроде нашего 5-го курса. На этом уровне меньше занятий и больше самостоятельной исследовательской работы. Это совсем не похоже на веселые будни студентов, приехавших по программе Erasmus на полгода на 1-3 курс. Если можно было бы выбирать, я бы предпочел приехать на уровень ниже (последний год бакалавриата или первый год магистратуры), потому что на этом уровне студенты больше времени проводят вместе, а не за отдельной работой.

Кроме того, во Франции отношения между студентом и научным руководителем формальны и порой минимальны. В прошлом году я видел своего научного руководителя дважды: один раз, когда просил взять надо мной руководство и потом уже на защите. Я привык, что в России студентам уделяют куда больше внимания.

– Как устроена система сдачи экзаменов и зачетов?

– Во Франции не 5-балльная, а 20-балльная система. При этом получить 20 баллов за работу (могу сказать о юридических науках) в принципе невозможно. Максимальная оценка, которую я видел, – 17 баллов. Основная часть студентов получает от 10 до 12,5 баллов, поэтому есть три уровня отличия в нашем университете: от 13 до 15, от 15 до 17 и от 17 и выше (правда, таких обычно не находится).

Что касается экзаменов, то тут не бывает никаких автоматов. Более того, письменные работы специально анонимизируются, чтобы проверяющий не знал, чью работу он экзаменует. Нет также билетов или вопросов. Формулируется тема экзамена (например, административный процесс), могут быть указаны рекомендуемые источники – и все. Никаких конспектов, ничего нельзя использовать (кроме словарей для тех, у кого французский неродной язык).

Использование шпаргалок карается неминуемым нулем и выводом из класса. Если это письменный экзамен (наиболее серьезный), то дается либо тема для размышления, либо конкретное дело и 5 часов на написание текста объемом от 5 до 10 страниц. Если устный экзамен, то 15 минут на подготовку и 15 минут на ответ.

Оценки никогда не говорят сразу, чаще всего они разом вывешиваются в коридоре университета в конце семестра или учебного года. Попытаться заранее просчитать свой финальный результат практически невозможно.

При защите диплома нет ни рецензентов, ни оппонентов. Два профессора (один из них научный руководитель) чаще всего с одинаковой долей жестокости мучают автора работы на протяжении часа. Оценку также сообщают только вместе со всеми другими результатами.

– Чем учеба за границей отличается от учебы на родине?

– Учеба во Франции более структурирована, чем в России. Во всяком случае в том, что касается гуманитарного образования. Наличие четкой структуры и логики в любом проекте, в любой работе – обязательное условие. Большое внимание уделяется использованию аргументов, их порядку и артикуляции, использованию ссылок и цитированию материалов, умению лаконично изложить материал. Да и вообще методология занимает большую часть учебного процесса.

Например, юридическая работа должна быть написана по определенным канонам. Воронкообразное введение с очень общим началом и конкретным концом, с определением используемых в работе терминов и с четким обозначением вопроса, на который данная работа пытается дать ответ. Затем формулировка плана работы, который в 99% случаев состоит из двух частей, реже трех (и практически никогда больше). Каждая часть, в свою очередь, делится на две подчасти и так далее (для серьезной работы необходимо как минимум три уровня).

В конце такое же воронкообразное заключение с четкой формулировкой полученного результата и его места в более широком контексте. Этой форме уделяется большое внимание. Даже если работа богата содержанием, но не соответствует данному формату, ее могут в принципе не рассматривать.

– Артем, если не секрет, сколько стоит ваше обучение, и какие еще расходы у студента?

– Никакого секрета нет – Обучение в университетах Франции (не путать со школами – grandes еcoles) бесплатное. Но нужно заплатить около 500 евро (200 евро – студенческая медицинская страховка, около 170 евро – стоимость обучения, плюс разные сборы на библиотеку, иностранные языки и так далее). Для учебного процесса иных расходов особо не требуется, если не покупать дорогостоящих юридических монографий по 50 евро. Иногда нужно что-то распечатать или отсканировать (обычно 10 сантимов, так тут называют евроценты, за лист), иногда скинуться на студенческий профсоюз (15 евро).

– Была ли у вас возможность стажироваться в иностранных компаниях?

– Да, после написания диплома я стажировался на протяжении полугода в небольшой французской юридической фирме. Все работники компании, кроме меня, были французами. Клиенты были не особо крупные, но и не мелкие.

Я думаю, что по своему содержанию работа не сильно отличается от аналогичной в России: работа с юридическими документами, поиск информации, написание меморандумов, сопровождение адвокатов в судах и так далее. Что касается возраста коллектива, то кроме двух других стажеров всем было за 30. В целом, этот опыт мне очень понравился.

– Что вы обычно делаете на выходных? Расскажите немного об особенностях того места, где вы живете, ценах, инфраструктуре, обо всем том, что кажется вам интересным.

– В выходные стараюсь выбираться с друзьями в другие города. Европа маленькая, и поэтому доехать, например, из Парижа в Брюссель на арендованной машине можно часа за три. К тому же, отсутствие границ и административных барьеров в виде виз и проверок на таможне очень благоволят к подобным путешествиям. За это время я успел поездить по Франции. Был, в частности, в Лионе, Нормандии и других местах.

Что касается места моего пребывания, то я жил в международном студенческом городке на юге Парижа. Здесь очень много студентов из разных стран мира. В городке несколько футбольных полей, теннисных кортов, бассейн и другие публичные места. Здесь студенты живут в зданиях той или иной страны. Так как дома России в этом городке нет, меня поселили в дом Африки (на самом деле, это дом бывших французских колониальных владений, но мы все его зовем Африканским домом). В этом доме жили в основном студенты из Центральной и Северной Африки, большая часть из них студенты или аспиранты, получившие гранты или стипендии в своих странах. 180 жильцов 55 разных национальностей.

– Оправдывают ли обучение и жизнь за границей ваши ожидания?

– И да и нет. Я, как и ожидал, получил очень богатый культурный опыт. Париж – замечательный город, очень красивый и очень живой. К тому же, он мне кажется куда более интернациональным, чем Москва. У меня появилось огромное количество друзей, не только из Франции, но и из Индии, Испании, Ирландии, США, Сенегала, Афганистана и других стран. Я очень сильно улучшил знание языка, да и в принципе надеюсь использовать полученное образование в дальнейшем.

С другой стороны, я приехал на второй год магистратуры, где учатся студенты, которым по 23-25 лет. Их круг общения давно сформирован, поэтому социализация проходит не так уж легко. Кроме того, в Европе люди часто учатся лет до 30 и поздно начинают работать, что меня, признаться, пока больше пугает.

– Что, на ваш взгляд, изменится в вашей жизни после того, как вы закончите обучение за границей? Планируете ли вы остаться за границей или хотите вернуться?

– Жизнь и учеба за границей меня научили, как мне кажется, двум важным вещам. Во-первых, локация не является первостепенным фактором. Я понял, что можно адаптироваться и жить в любой среде. Мне не очень понятны рассуждения о другой ментальности у иностранцев и о невозможности найти друзей в другой стране. Как бы там ни было, в моем случае это не так. Во-вторых, неважно кто ты и откуда, важно, что ты делаешь и как.

Когда меня брали на стажировку, кроме меня было еще около десятка кандидатов. Они были из хороших университетов, с родным французским языком и, я уверен, с большим количеством других преимуществ. Многие мне говорили, что найти стажировку мне будет очень сложно, что в Европе сейчас безработица и вообще юристов всегда пруд пруди.

Что касается моего возвращения, я не считаю этот вопрос существенным. Мне нравится, что я в любой момент могу собрать чемоданы и вернуться в Москву или поехать куда-нибудь еще.

Магистр права: как получить степень и какие двери она открывает

Зарубежная система юридического образования отличается от российской, и учеба в магистратуре (LLM) обычно рассчитана всего на один год. LLM (или по англ. Master of Laws) – это вторая высшая академическая степень, иначе говоря, квалификация – магистр права в определенной сфере. Такие программы выбирают, чтобы улучшить знания в специализированной области: «Защита интеллектуальной собственности», «Корпоративное право», «Разрешение международных споров» и т. д. Чтобы попасть в магистратуру, не нужно сдавать вступительные экзамены. Абитуриенту необходимо отправить в университет только пакет документов: резюме, мотивационное письмо, рекомендательные письма (от работодателя и бывших преподавателей), перевод российского диплома с оценками, подтверждение достойного уровня знаний английского языка (высокие результаты по TOEFL или IELTS). Некоторые вузы дополнительно назначают будущему студенту собеседования по Skype с руководителем программы или одним из преподавателей. Если поступление выглядит не таким и сложным, то выбрать конкретную программу из огромного множества не так просто.

Надо очень точно и честно для себя понять, чего вы ждете от магистратуры. В одной только Великобритании 129 университетов, которые готовят юристов и все они пользуются спросом. Посмотрите на сайте университета, кто ведет дисциплины, поищите в интернете академическую биографию ваших будущих преподавателей. Если планируете усилить свою экспертизу и получить дополнительные навыки, чтобы вернуться в Россию, то к учебе можно относиться спокойнее. Но если такая степень вам необходима для работы в других странах, то придется серьезнее отнестись к учебе и набрать высокие баллы за время прохождения программы. Внимательно рассчитывайте все материальные моменты: учитывайте стоимость жизни в стране, куда вы собираетесь. Кроме того, не каждый университет предлагает стипендии, а если даже они будут, то их размер редко позволяет полностью покрыть расходы на проживание.

Наталья Мосунова, докторант университета Восточной Англии (UEA), LLM

Краткосрочная Сорбонна с лучшими профессорами

Цель программы:ИЗУЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

Стоимость:€17000 (примерно — $21000)

Периодичность:ЕЖЕГОДНО

Количество участников:ОКОЛО 20 НА КОНКРЕТНУЮ ПРОГРАММУ

Продолжительность:6 МЕСЯЦЕВ

Стипендия:Нет

Я решила получать степень LLM, ориентируясь на отзывы работодателей, которые такую строчку в резюме приветствуют больше, чем то же окончание аспирантуры в России, говорит Тамара Коблева из АБ «Коблев и партнеры». Меня сразу привлекли высокими международными рейтингами американские университеты, и я подала документы в Columbia University, Berkeley University и Stanford University, вспоминает она: «Через месяц мне ответили согласием из Berkeley». Единственное, меня смущала длительность обучения, которое разбивалось на два лета, говорит юрист. Подготовив почти все документы для переезда в США, я наткнулась на более короткую – полугодовую программу LLM в парижской Sorbonnе – и выбрала ее. Образовательный курс там был посвящен международному бизнес-праву, вспоминает Коблева: «Мы изучали международный арбитраж, международное финансовое право, международные контракты по интеллектуальной собственности, слияниям и поглощениям и т. п.».

Параллельно с учебой в кампусе студенты ходили на практические занятия в парижские офисы ведущих мировых юрфирм, таких как Linklaters, Allen & Overy и многих других, рассказывает юрист. Кроме того, после окончания магистратуры мы имели преференции для поступления на программы MBA (степень бизнес-администрирования), добавила она.

Полученные там знания мне сейчас помогают в работе с международными контрактами, арбитражными соглашениями и при обращении в Международный коммерческий арбитражный суд, говорит Коблева. Довольная полученным образованием она назвала лишь один минус выбранной программы: «Изначально заявлялось англоязычное обучение, но на деле большое количество сопутствующей учебной литературы оказалось на французском языке».

В официальной брошюре этой программы действительно указано, что все занятия проводятся на английском языке и в форме семинаров. Организаторы магистратуры рассказывают, что пары ведут профессоры из государственного университета Pantheon Assas University, который считается лучшим юридическим вузом Франции. А поступать к ним французы советуют тем, кто хочет получить правовое образование междисциплинарной направленности. Студентам будут объяснять финансовые или бухгалтерские вопросы, которые помогут выпускникам вести сложные международные торговые споры. Кроме того, совсем не обязательно учиться именно в Париже. Получить магистерскую степень по этой программе можно еще в двух других кампусах – на острове Маврикий и в Сингапуре. В первом случае выйдет даже на €5000 дешевле, чем учиться в столице Франции.

В Женеву за практикой и карьерой

Цель программы:МАГИСТРАТУРА В СФЕРЕ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

Стоимость программы:CHF 25000 (примерно — $26300)

Периодичность:ЕЖЕГОДНО

Количество участников:30-40 ЧЕЛОВЕК

Продолжительность:1 ГОД

Стипендия:есть, покрывает стоимость обучения, но сложно получить

Идея получить LLM у меня окончательно оформилась через несколько лет практики в сфере разрешения международных споров, говорит Ольга Цветкова, адвокат, старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»: «Почти в каждом деле участвуют стороны из разных стран, и нередко успех зависит, в том числе от умения воспринимать другую правовую культуру». К тому же зарубежное образование позволяет посмотреть на знакомые вещи под другим углом и «расширить горизонты», уверена она.

Я выбрала именно эту программу, потому что там подборка курсов отвечала моему желанию усилить знания в области урегулирования международных частных и публичных споров, говорит юрист. Важно, что почти все преподаватели у нас являлись не только теоретиками, но и активно практикующими специалистами, добавляет Цветкова: «Многих из них на момент поступления я знала по делам, в которых участвовала наша юрфирма». Для меня были особенно важны еще два критерия: небольшая численность курса (35–40 человек) и огромное количество практически-ориентированных занятий (игровые процессы и различные тренинги), отмечает адвокат АБ «ЕПАМ».

Этот курс дал мне набор инструментов и знаний, которые сейчас очень помогают при ведении трансграничных проектов, подводит итоги обучения Цветкова. Выбранная программа еще и создает карьерные возможности для выпускников, отмечает Цветкова: «Крупные фирмы нередко обращаются в университет в поисках перспективных студентов под открытые вакансии». Мне самой удалось совмещать второе полугодие магистратуры со стажировкой в женевском офисе американской юркомпании, рассказала юрист.

Программа способствовала и приобретению новых профессиональных связей. Я до сих пор общаюсь с бывшими однокурсниками из-за границы, говорит Цветкова: «Обращаюсь к ним за быстрым советом по иностранному праву или прошу оперативно найти контакты в юрисдикциях, с которыми редко приходится сталкиваться. Такая помощь дорогого стоит». Так что советую ехать туда тем, у кого есть академическая и практическая подготовка в сфере международных споров и есть четкое желание сфокусироваться именно в этой области, резюмирует адвокат АБ «ЕПАМ». Вскоре после ее возвращения в Россию с дипломом LLM, ее повысили до «старшего юриста».

В 13-страничном рекламном проспекте женевского курса сразу несколько страниц посвящено преподавателям программы. Организаторам действительно есть чем похвастаться в этом компоненте: пары у студентов ведут и бывший председатель Международного арбитражного суда (ICC), и руководитель Всемирной организации ин­тел­лек­ту­аль­ной собст­вен­нос­ти, и экс-глава Верховного суда Бразилии, и многие другие известные юристы. Этот курс гарантирует участие в двух научных конференциях, одна из которых проводится в Швейцарии, а вторая проходит в другой стране. Желающие смогут пройти несколько курсов и на французском языке. Декан школы права Женевского университета Бенедикт Фе (Bénédict Foëx) сообщает, что их программа LLM вот уже 10 лет позволяет изучать «захватывающий и постоянно развивающийся» мир юриспруденции в очень сложной, но в то же время дружественной атмосфере.

Бесплатно, но по «законам джунглей»

Цель программы:ПОЛУЧЕНИЕ ДИПЛОМА МАГИСТРА ПО НАПРАВЛЕНИЮ «ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО»

Стоимость:БЕСПЛАТНО

Периодичность:ЕЖЕГОДНО

Количество участников:ОКОЛО 300 ЧЕЛОВЕК

Продолжительность:2 ГОДА

Стипендия:есть, €767 (примерно — $945) ежемесячно от посольства Франции в России

Когда я училась еще на третьем курсе МГЮА им. О. Е. Кутафина, то ездила на семестр по обмену во французский университет, мне там так понравилось, что магистерскую степень тоже решила получать во Франции, объясняет свой выбор Ирена Никашева, помощник юриста «Фрейтак и Сыновья». У этой страны есть весомый плюс для студентов – высшее образование в государственных вузах бесплатное, говорит она.

В университете Бордо на нас с первых месяцев учебы обрушился огромный массив информации различной направленности, рассказывает помощник юриста «Фрейтак и Сыновья»: «Нужно было переключаться с «языка Мольера», впитываемого на лекциях, на канцелярский французский административных документов». Магистратура рассчитана на два года, но после окончания первого курса оказалось не так просто перейти на второй, отмечает Никашева: «Поток студентов на первом году составлял до 300 человек, из которых только 30–35 попали на завершающий курс». Студенты во французском университете могут испытать и бытовые трудности. Порой приходилось записывать двухчасовую лекцию, сидя на полу или ступеньках лекционного зала, так как в аудитории, рассчитанной на 300 человек, не было свободных мест, вспоминает она. Некоторые особенности межличностных отношений с иностранцами для русского человека тоже будут в диковинку. Сокурсники неделями «забывали» направить мне обещанную лекцию, которую я не успела полностью записать, и продолжали мило улыбаться при встрече, рассказывает помощник юриста «Фрейтак и Сыновья». Временами казалось, что образовательный процесс там строится по «закону джунглей», говорит Никашева: «Но это дает мощный заряд на развитие навыков самостоятельной работы и чувства ответственности».

Несмотря на все сложности, мы имели хорошую возможность проявить свою точку зрения при подготовке самостоятельных работ и участии в конференциях, подчеркивает выпускница университета Бордо. В рамках нашей программы «Право Европейского Союза» проводилось большое количество тематических встреч, воркшопов, конкурсов адвокатской речи, мы посетили заседание Европейского парламента и послушали выступление судьи ЕСПЧ в режиме реального времени, вспоминает она.

Опыт заграничного обучения сейчас помогает ей при решении текущих рабочих вопросов. В своей деятельности я сталкиваюсь с разноплановыми задачами, где знания зарубежной правовой системы и понимание иностранного менталитета помогают найти оперативное практическое решение, утверждает Никашева.

В описании программы ее организаторы обещают, что студенты овладеют теми знаниями, которые действительно удалось получить там помощнику юриста из России. Речь идет и про роль политических, административных и социальных правил, которые характерны для европейской среды, и знания о законе внутреннего рынка и конкуренции, и информацию об основных особенностях политики Евросоюза в разных отраслях. Но самое главное – преподаватели гарантируют дать навыки, которые позволят выпускнику уверенно отстаивать свою позицию как в письменной форме, так и устно на английском языке.

Узкие специализации и максимум аргументов

Цель программы: ПРИКЛАДНАЯ СТЕПЕНЬ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Стоимость: $49,440

Периодичность: ЕЖЕГОДНО

Количество участников: БОЛЕЕ 100

Продолжительность: 9 МЕСЯЦЕВ

Стипендия: есть, покрывает стоимость обучения и текущие расходы

Выпускница юрфака НИУ ВШЭ (СПб) Лиза Семенова сейчас учится в иностранной магистратуре. Я поехала получать заграничное образование почти случайно, говорит она: «Хотя мне всегда хотелось узнать, как устроена система общего права изнутри». От одного из своих друзей я узнала о гранте американского фонда RUSLEF, который каждый год спонсирует несколько российских студентов в США. Эта организация полностью материально обеспечивает ученика на время обучения. Студенту надо заплатить только за визу и перелет. Решила, почему бы не попробовать свои силы и подать заявку в этот фонд, вспоминает свои мотивы Семенова: «Не хотелось потом жалеть о том, что я не воспользовалась таким шансом». В отличие от участников других программ, которые ездили за границу не через фонд, процесс поступления у выпускницы юрфака ВШЭ несколько отличался. Я тоже отправляла подробное резюме, копию своего российского диплома и сертификат TOEFL, но после этого мне еще пришлось пройти интервью по Skype с представителями фонда, рассказывает студентка. Где-то через месяц после собеседования мне пришло письмо с предложением поехать в юридическую школу университета Джорджа Вашингтона: «Минус образовательной поездки через этот фонд – организация сама определила, в каком университете я буду учиться. Хотя RUSLEF старается учитывать предпочтения самого участника программы».

Пока мне учиться не так сложно, как я ожидала изначально, утверждает Семенова: «Все экзамены у нас проходят в формате open book, то есть можно пользоваться всеми материалами, которые есть у меня с собой (кроме интернет-ресурсов)». На экзамене здесь не просто нужно решить задачу, рассказывает она об особенностях американского учебного процесса: «Надо найти в тексте задания все проблемы и правильно применить изученные концепции, представив максимальное количество аргументов». Мне сложно оценить, какие возможности даст степень LLM в будущем, но учеба за границей уже сейчас помогает приобрести большое количество контактов и учит бороться со страхом перед незнакомой правовой системой, поясняет студентка.

Руководители этой программы в описании своего курса делают ставку на широкий выбор узкоспециализированных предметов, которые они могут предложить абитуриентам. В частности, в американском университете студенты могут прослушать лекции не только по медицинскому или телекоммуникационному праву, но и по экзотическому направлению «Генетика и право».

Soft skills для международников

Цель программы: ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ В СФЕРЕ ЕВРОПЕЙСКОГО И МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Стоимость: €5600 ЗА ГОД

Периодичность: ЕЖЕГОДНО

Количество участников: 75 ЧЕЛОВЕК

Продолжительность: 1 ГОД

Стипендия: Нет

Я захотела получить LLM еще во время учебы на юрфаке Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов, рассказывает Лидия Иванова, партнер юрфирмы Altana Legal. Не могу сказать, что меня не устраивало обучение в России, просто всегда хотелось дополнить полученные знания зарубежным опытом, ведь моей специализацией является международное право, говорит она. Поехать именно в Саарландский университет в Германии на программу «Европейское право и международное право» я решила по ряду причин, поясняет юрист: «Во-первых, англоязычная программа, тематика, которая связана с моим первым образованием. Кроме того, приемлемая стоимость и интересная страна, да и из профессиональной жизни я выпадала всего на год».

Тяжелее всего мне оказалось привыкнуть к заграничному учебному процессу, отметила Иванова: «Он отличается от российского бОльшим интерактивом и персональной вовлеченностью. Мы самостоятельно выбирали специализации и наполняли их предметами, которые нам были интересны». Эта программа полезна и для нетворкинга. У нас было 75 человек из почти 40 стран мира, и опыт общения друг с другом развивал гибкие навыки (soft skills), утверждает юрист. Кроме того, университет организовывал для студентов поездки в известные международные организации. Всего за год обучения мы успели посетить Еврокомиссию в Брюсселе, Суд по правам человека в Страсбурге, Суд ЕС в Люксембурге, МИД Германии в Берлине и Международный арбитражный суд (ICC) в Париже, вспоминает Иванова. Впечатления от иностранного обучения у меня остались самые позитивные, говорит она: «Я рекомендую эту программу юристам-международникам, которые хотят не только получить новые знания по своей специализации, но и провести год в Европе в атмосфере культурного обмена».

На сайте программы подробно перечисляются все те экскурсии, на которые студенты смогут поехать во время учебы там. Кроме того, любой желающий может в открытом доступе изучить текущее расписание университета, чтобы узнать – какой преподаватель какие дисциплины ведет. Официальный портал курса построен таким образом, что учащимся даже не придется задавать вопросы организаторам: на интернет-ресурсе расписано, куда обращаться, если вы заболели, как решить проблемы с оформлением визы, куда пойти гулять вечером после пар и какими банками в Германии лучше всего пользоваться. Если вы плохо знаете английский, то степень LLM можно получить в этом университете еще и на немецком языке.

Домашние задания и личный контакт

Цель программы: ПОЛУЧИТЬ ОБРАЗОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПРАВА (КАК ОБЛАСТИ ЗНАНИЙ, А НЕ ОТДЕЛЬНОЙ ОТРАСЛИ ПРАВА)

Стоимость: $10000

Периодичность: ЕЖЕГОДНО

Количество участников: В ГРУППЕ ОКОЛО 20 ЧЕЛОВЕК

Продолжительность: 1 ГОД

Стипендия: есть, покрывает стоимость обучения и текущие расходы

Не хотелось просить у родителей деньги на продолжение юробразования, а уровень подготовки юристов в России считаю посредственным, объясняет свои мотивы получения LLM юрист Ford Александр Мжельский. Я открыл Международный рейтинг лучших университетов мира (QS Ratings) и начал мониторить сайты учебных заведений, которые находились в топе раздела LAW, вспоминает он. В итоге я выбрал Центрально-европейский университет Будапешта, который предоставлял иностранным студентам гранты, покрывающие всю стоимость учебы, говорит юрист.

В первые дни учебы меня сразу шокировало большое количество занятий, отмечает Мжельский: «У нас было три пары в день по два астрономических часа, к каждой из них надо прочитать в среднем по 50 страниц. Хорошо, когда это просто главы учебников и статьи, а не старые английские кейсы». В отличие от российских университетов иностранные преподаватели проверяли на занятии подготовку у всех пришедших студентов, рассказывает юрист Ford.

На экзаменах мы могли пользоваться любыми вспомогательными материалами, но по факту времени хватало только на то, чтобы напечатать ответ, вспоминает Мжельский. Мне бросилось в глаза и особое отношение к студентам со стороны заграничных преподавателей: «Нас воспринимали как равных и живых участников процесса. На тебя там не плевать всей кафедре, как в каком-нибудь СПбГУ. А после каждого прослушанного курса мы сами оценивали содержание программы и методику преподавания».

Степень LLM мне очень сильно помогла при трудоустройстве, я в Петербурге буквально за сутки нашел работу юристом в фирме, которая занималась блокчейн-проектами, а уже через месяц перешел на более высокую зарплату в Ford, поделился своими успехами Мжельский.

На сайте Центрального европейского университета о программе рассказывается крайне лаконично. Зато подробно объясняется, какие документы нужно собрать абитуриенту при поступлении, от кого стоит взять рекомендации и как лучше написать мотивационное письмо. Кроме того, для удобства организаторы курса отдельно опубликовали ответы на те вопросы, которые им чаще всего задают потенциальные студенты.

Топовые арбитражники США и берег Тихого океана

Цель программы:ВЕДУЩАЯ В США ПРОГРАММА LLM. В СФЕРЕ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ

Стоимость:$ 52000 В ГОД

Периодичность:ЕЖЕГОДНО

Количество участников:20-30 СТУДЕНТОВ

Продолжительность:1 ГОД

Стипендия:есть, покрывает стоимость обучения

У меня еще в самом начале обучения на российском юрфаке сложилось четкое ощущение – для работы в ильфе (международная юркомпания) нужно обязательно иметь степень LLM, говорит юрист практики разрешения споров юрфирмы Beiten Burkhardt Сергей Морозов: «Уже став сотрудником этой фирмы, я лишь убедился в необходимости отучиться в заграничной магистратуре». При выборе конкретной образовательной программы мое внимание привлек «Международный коммерческий арбитраж» в американском университете Пеппердайна (Pepperdine) в Малибу, рассказывает юрист: «Профессорский состав этого курса представлял собой ведущих юристов сферы арбитража и разрешения споров в США, а кампус располагался на берегу Тихого океана». Я подавал документы в этот вуз через специальную систему LSAC, что значительно упрощало процесс, говорит он.

Учебный процесс мне запомнился активным использованием интерактивных инструментов со стороны лекторов, отмечает Морозов: «На парах нам давали небольшие пульты – во время семинара преподаватель выводил на экран тестовый вопрос, и каждый студент выбирал правильный вариант ответа. Таким образом, профессор понимал, сколько человек в аудитории усвоили материал». Образование там сильно заточено на решение конкретных кейсов, вспоминает юрист: «Часто проводились модельные судебные заседания, тренировочные практические занятия, когда необходимо провести перекрестный допрос свидетеля или смоделировать обсуждение с клиентом стратегии и тактики по делу в арбитраже». Многие выступления студентов профессоры записывали на видео, чтобы потом проанализировать их с каждым обучающимся отдельно, поясняет недавний студент: «Потом нам советовали, что можно исправить, как лучше подавать материал и т. п.».

Получение LLM позволяет иностранцам сдать адвокатский экзамен и пройти стажировку в местной юрфирме, рассказывает Морозов: «Я уже сдал адвокатский экзамен в Нью-Йорке (сейчас собираю комплект документов для присяги) и прошел практику в международной юрфирме Pillsbury Winthrop Shaw Pittman LLP в Вашингтоне». Так что все финансовые вложения в заграничное образование оправдались на 100%, резюмирует он.

Портал программы подробно описывает каждую из тех специализаций, которые может выбрать у них абитуриент. Руководители курсов особенно подчеркивают, что помогают своим студентам перевести теоретические знания в практическую плоскость. Кроме того, на сайте указаны те внеучебные активности, в которых студент сможет поучаствовать параллельно с получением магистерской степени.

Свобода, инновативность и гибкость

Цель программы:ПОДГОТОВКА СПЕЦИАЛИСТОВ В СФЕРЕ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО ПРАВА

Стоимость:€13000 ЗА ГОД

Периодичность:ЕЖЕГОДНО

Количество участников:30 ЧЕЛОВЕК

Продолжительность:2 ГОДА

Стипендия:есть, покрывает стоимость обучения и текущие расходы

Я родом из Карелии, где финский язык не является экзотикой; молодые люди из наших мест со школьных лет ездят учиться за границу, поясняет Александра Штромберг, юрист Helsinki Law Clinic. Еще в студенческие годы я попала по обменной программе на один семестр в Финляндию, добавляет она: «Мне так понравилась автономность образовательного процесса там и гибкость учебного графика, что решила получать магистерскую степень именно в этой стране».

Если охарактеризовать систему финского образования тремя словами, то это будут: свобода, инновативность и гибкость, говорит юрист. Свобода – посещение лекций зачастую необязательно, много вечерних занятий и литературы на выбор. Инновативность – у студентов существует Legal Tech Lab, где ученики и юристы-эксперты исследуют правовые вызовы технологичного мира (патенты на биткойны, кибер-атаки и legal design). Гибкость – будучи студентом одного финского вуза, можно спокойно брать курсы в других местных университетах и совершенно бесплатно. Иными словами, за один семестр получалось учиться в нескольких учебных заведениях, а параллельно еще и работать, подчеркивает Штромберг. Мне повезло стать одной из первых студенток, а затем и наставниц Helsinki Law Clinic, где мы консультировали hi-tech старт-апы, вспоминает она: «Спустя несколько лет очень радостно слышать, что наши клиенты растут и развиваются, прибегая уже к помощи «взрослых» юристов».

Я сейчас работаю в Финляндии в сфере compliance, так что выбранная программа точно оправдала себя, подводит итог своему выбору Штромберг.

В рекламе университета из Хельсинки сделана ставка на отзывы выпускников. Вот коммерческий адвокат из Департамента корпоративных, внешних и юридических вопросов Microsoft Джек Пинеда Дейл, который получил там LLM в 2014 году, рассказывает, как ему помогают прослушанные курсы в текущей работе. «Я работаю в Microsoft и понимаю, что программа дала мне понять, как работает законодательство ЕС в отношении конфиденциальности, конкуренции и потребительского права», – говорит выпускник. Те знания и навыки, которые приобрел во время учебы, я применяю каждый день на своей работе, утверждает он. Да и город фантастический – маленький, но космополитичный; шикарная природа – есть море, озера и лес, восторгается Дейл.

Кому идти в заграничную магистратуру и полезные ссылки для подготовки

Программы LLM рассчитаны на тех юристов, которые хотят улучшить экспертизу в своей узкой сфере, а заодно получить полезные знакомства во множестве иностранных юрисдикций и понять мышление иностранных коллег изнутри. В первую очередь имеет смысл выбирать курс по той специализации, в которой юрист работает уже несколько лет. Получить фундаментальные знания за год-два в какой-то новой отрасли за границей вряд ли получится.

Определенные сложности придется испытать при поступлении, ведь выбор в пользу того или иного абитуриента вуз делает, опираясь исключительно на резюме юриста и его мотивационное письмо. И у них нет конкретных критериев оценки портфолио поступающего, для меня они до сих пор остаются загадкой, признается Штромберг.

Но получение LLM позволит юристу шагнуть на новую ступеньку по карьерной лестнице в той компании, где он уже трудится несколько лет, либо позволит найти более высокооплачиваемую работу. А при желании вы сможете остаться работать и за границей. По статистике MRI (Migration Policy Institute) на 2016 год, 77% иностранцев, получивших высшее образование в США, остаются трудиться в американских компаниях.

Если после прочтения всех историй вы еще больше захотели поехать на учебу в иностранный вуз, но так и не решили, с чего же начать свой выбор, то можно сначала ознакомиться с международным рейтингом лучших университетов мира по версии британской консалтинговой компании Quacquarelli Symonds, которая составляет его ежегодно. Александр Мжельский, юрист Ford, выбирал свою программу, ориентируясь именно на это исследование.

Чтобы понять, нужна ли вам вообще степень магистра права и где она пригодится, – загляните на ведущий образовательный портал, который посвящен только теме LLM. Через него нашли себе подходящую программу более 500 000 юристов со всего мира. Еще один подобный ресурс поможет подобрать магистратуру через удобный поиск по географическому расположению университета и конкретной специализации курса.

О лучших американских направлениях LLM можно узнать из рейтинга, который ежегодно составляет известный американский новостной журнал U.S. News & World Report. А список самых престижных программ британских учебных заведений определяет независимый рейтинг The Complete University Guide, который публикуется с 2007 года. Его составители тесно взаимодействуют с государственными образовательными организациями Великобритании и местными университетами.

Для поступления за границу в любом случае придется сдавать экзамен (TOEFL), который подтвердит ваш уровень владения иностранным языком, поэтому узнайте на официальном сайте TOEFL, какие задания вас ждут на таком проверочном испытании. И начинайте как следует готовиться заранее.

Проект под названием Palantir («Палантир») был основан в 2012 году и действовал в Новом Орлеане вплоть до февраля 2018 года. Сейчас нет достоверной информации о статусе разработки, так что остается вероятность, что контракт продлили (в компании на запрос не ответили). Система владела огромным массивом данных о всех жителях города. Внутри программы можно было проследить за любым человеком: узнать, с кем он общается, на какой машине ездит, кого добавляет в друзья в соцсети. Полицейский мог просто ввести имя человека в систему и узнать о нем все, а иногда и имя было не обязательно, достаточно номера машины или даже клички преступника.

«Палантир» составлял электронную «паутину» из всех людей и их контактов, а затем анализировал ее и пытался предположить, какой человек совершит или, наоборот, рискует стать жертвой преступления.

При этом местные жители не знали о программе абсолютно ничего. «Палантир» был секретным заказом ЦРУ, проходил по документам как благотворительная программа, и доступ к нему имели только полицейские. «Удивляет, что столь тщательное наблюдение за жизнями обычных граждан хранилось в тайне», – говорит руководитель Roderick and Solange MacArthur Justice Center (центр правосудия Нового Орлеана) Джим Крейг, его слова приводит журнал The Verge. Корреспонденты издания связались с членами городского совета, и даже они понятия не имели, что в городе работала система «Палантир», однако лично мэр города знал о ней.

Компания Palantir Technologies (разработчик системы «Палантир») была основана в 2004 году. Прогнозирование преступности в Новом Орлеане – не первый ее проект, раньше компания работала в военной сфере, Пентагон использовал ее продукты для прогнозирования местонахождения самодельных бомб в Афганистане и Ираке. Начиная с 2009 года «Палантир» привлекли и в гражданскую сферу, чтобы научиться прогнозировать преступность.

Инвестиции в интеллектуальную технологию и интерес к ней увеличились после 2009 года, когда Национальный институт правосудия начал выпуск грантов для пилотных проектов по прогнозированию преступности. Эти гранты лежат в основе некоторых из наиболее известных и наиболее тщательно продуманных мер по предупреждению преступности в Чикаго и Лос-Анджелесе. Программы различаются, но все они направлены на то, чтобы перерабатывать огромные объемы данных. В последующие годы многие начинающие фирмы боролись за то, чтобы монетизировать метод борьбы с преступностью, но удавалось не многим.

Программы для прогноза действуют примерно одинаково вне зависимости от того, применяются они для поиска бомб или следят за гражданами. Основной функционал «Палантира» – визуализация больших объемов информации, чтобы позволить людям без специального технического образования видеть связь между объектами.

После долгого сотрудничества с Новым Орлеаном и спецслужбами США «Палантир» запатентовал свою систему прогнозирования преступности и продал еще одну программу иностранным разведывательным службам. Она, по информации The Verge, нужна, чтобы прогнозировать теракты.

Вопрос, не нарушает ли деятельность «Палантира» гражданские права и свободы людей, еще открыт. В компании на него отвечают отрицательно. По словам одного из разработчиков, гарантией благонадежности «Палантира» является то, что каждое действие сотрудников навсегда заносится в лог. На своем сайте компания позиционирует себя как некую «корпорацию добра» с лозунгом об упрощении жизни и помощи людям. «Наша команда предана работе на общее благо», – сказано на сайте.

В последнее время города по всей Америке начали сталкиваться с вопросом о том, как муниципалитеты должны регулировать обмен данными и конфиденциальность. Некоторые города, такие как Сиэтл и Окленд, приняли надзорные законы, в то время как другие, такие как Нью-Йорк, обсуждают, какую роль должны играть городские советы в отношении конфиденциальности в эпоху цифровых технологий.

«Я – единственный зачинщик этого проекта»

Такое заявление сделал Джеймс Карвилл, член Демократической партии и создатель успешной президентской кампании Билла Клинтона в 1992 году. Он сказал, что лично инициировал сотрудничество между «Палантиром» и Новым Орлеаном. «Это была моя идея», – прямо заявляет он. Карвилл и генеральный директор «Палантира» Алекс Карп вылетели в Новый Орлеан, чтобы встретиться с мэром города. «У меня был мотив. Молодые люди стреляли друг в друга, и общественность не была так вовлечена, как должна была», – говорит Карвилл, имея в виду высокий уровень преступности и убийств в городе. На тот момент она была на шестом месте по всей стране.

«Генеральный директор компании «Палантир » – парень по имени Алекс Карп – сказал, что они хотят сделать благотворительную работу, и спросил, что я думаю? Я сказал, что в Новом Орлеане у нас очень ужасный уровень преступности», – сказал Карвилл. «И вот он встретился с нашим мэром. они сошлись в мнениях о безнравственности молодых людей, убивающих друг друга, и оба были недовольны обществом, которое ничего не делают с этим. И мы смогли без каких-либо затрат для города начать интегрировать данные, прогнозировать и вмешиваться в то, где будут возникать эти конфликты. Мы видели, вероятно, что это поможет сократить уровень убийств как минимум на треть с момента начала этого проекта».

Ронал Серпас, глава полиции Нового Орлеана с 2010 по август 2014, вспоминал о своем знакомстве с персоналом «Палантира»: «Они подошли и обсудили работу, которую они проводят на войне и которую они выполняют в других частях света», – сказал Серпас во время интервью в своем кабинете в Университете Лойолы. «Мне показалось, что «Палантир» заинтересовался попыткой разработать продукт, который мог бы предсказать преступление».

Снизилась ли в итоге преступность?

Сначала снизилась. В течение первых двух лет работы «Палантира» в городе произошло резкое падение убийств и насилия с применением оружия, но это было ненадолго. По мере того, как все больше городов и компаний начали экспериментировать с предсказаниями преступности, исследования, финансируемые правительством, ставят под сомнение его эффективность.

Исследовательская организация RAND еще в 2016 году писала, что статистика говорит о том, что программа в целом работает, но это далеко не означает, что общество способно предотвратить преступность, даже если у полиции есть представление о том, кто может быть вовлечен в преступление.

Чикагская полиция («Палантир» работал в городе уже после Нового Орлеана) утверждает, что три из четырех жертв стрельбы в 2016 году находились в секретном «горячем списке», то есть программа распознала их и показала, что они находятся под угрозой. И 80% виновников стрельбы были в списке. Но если это так, то почему это преступление никто не предотвратил?

Чтобы добиться снижения уровня убийства в городе хотя бы на 5%, необходимы огромные скачки как в прогнозировании, так и в эффективности вмешательства. Ни один алгоритм не может предсказать с абсолютной уверенностью, что там-то и тогда-то будет преступление. Программа может примерно показать, кто может быть замешан, но в чем конкретно, она не знает.

«Короче говоря, это не сработало», – заключают эксперты. Чикагская полиция выявила 426 человек, которые подвержены наибольшему риску насилия с применением оружия. В многомиллионном городе это управляемое количество людей, на которых нужно сосредоточиться. Однако Чикагская полиция не предоставила им никаких услуг или программ.

Так что недостаточно просто поставить программу и положиться на нее. Необходимо, чтобы полиция работала: тщательно проверяла тех, кого система называет преступником, и предупреждала тех, кто рискует стать жертвой.

При подготовке материала использовались следующие источники:

The Verge — Palantir has secretly been using New Orleans to test its predictive policing technology

The Verge — Chicago’s predictive policing tool just failed a major test

The RAND Blog — Pitfalls of Predictive Policing

Wired — How Peter Thiel’s secretive data company pushed into policing

NOLA — With spike in violence, New Orleans had more shootings per capita than Chicago in 2016