Договор займа в истории россии

07.03.2019 Выкл. Автор admin

48. Договор займа

, 1. Договор займа — это реальный контракт, по которому одна сторона (заимодавец) передавала в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или , вещи, определенные родовыми признаками, а другая сторона — заемщик — обязывалась по истечении срока, указанного в договоре, вернуть такую же денежную сумму или такие же вещи, определенные родовыми признаками.

По мере развития хозяйственного оборота заключение займа в указанных выше формах стало слишком затруднительным и уже больше не соответствовало новым требованиям гражданского оборота. Поэтому постепенно юридическую защиту стали получать и неформальные договоры займа, которые сопровождались лишь передачей денег или иного имущества без соблюдения каких-либо формальностей, Так появилась и быстро получила развитие новая форма займа — реальный договор займа.i

2. Признаки договора займа:

■ реальный договор, так как считался заключенным с момента передачи денег или других вещей, определенных родовыми признаками. До фактической передачи денег или вещей никакие соглашения сторон не порождали конкретных прав и обязанностей;

■ предмет договора — только деньги или вещи, определенные родовыми признаками (зерно, кирпич, масло и i т. д.). Индивидуально-определенная вещь не могла быть i предметом договора займа; i

■ вещи передавались в собственность заемщика;

■ при наступлении определенного срока должник обязан , был вернуть такое же количество заменимых вещей такого же качества, какое им было получено; 1

■ риск случайной гибели полученных взаймы вещей лежал на заемщике.

Договор займа порождал строго одностороннее обязательство.

Это означало, что у заимодавца после передачи имущества не было никаких обязанностей перед заемщиком, а были лишь права. У заемщика, наоборот, не было никаких прав по отношению к заимодавцу, но была обязанность -вернуть в установленный срок деньги или иное имущество.

Заемщик обязан был вернуть вещь того же рода, то есть если он одолжил деньги, то он должен был вернуть именно их, но не другое имущество, пусть даже и равноценное.

Договор займа по общему правилу предполагался бес­процентным. Чтобы договор стал процентным, необходи­мо было это специально указать в договоре или заклю­чить отдельное соглашение.

Римское право ограничивало максимальный размер процентов. В классическом праве максимальный размер процентов не мог превышать 1% в месяц, а в праве Юс­тиниана — 6% в год (для торговцев — 8% в год). Начисле­ние процентов на проценты (анатоцизм) было запрещено.

Срок не являлся существенным условием договора займа, договор заключаемся как на определенный период, так и без срока. В бессрочном договоре заимодавец мог потребовать возврата займа в любой момент.

При императоре Веспасиане (I в. н.э.) был издан акт, который запретил предоставлять денежные займы подвла­стным детям без согласия или ведома домовладыки (так называемый акт «senatusconsuitum Macedonianum»).

3. Если заемщик не возвращал в срок сумму займа, то заимодавцу сперва давались иски строгого права, то есть судья при рассмотрении спора был связан буквой догово­ра и не мог принимать возражения ответчика, если они были основаны на требованиях справедливости.

Первоначально (по цивильному праву) заимодавцу да­вался цивильный иск о возврате неосновательного обо­гащения. В данном случае иск вытекал еще не столько из самого договора займа, сколько из простого факта пере­дачи вещей от одного лица другому (отсюда и иск из не­основательного обогащения, а не из самого займа).

Лишь когда преторское право стало вытеснять цивиль­ное, заимодавцу стал даваться иск на взыскание имуще­ства, полученного заемщиком по договору займа.

Должник мог не дожидаясь иска кредитора, предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на то, что заем не был предоставлен. Факт неполучения займа должен был дока­зывать должник независимо от того, кто предъявлял иск. Это ставило должника в затруднительное положение. Лишь в конце эпохи Империи бремя доказывания было перенесено на кредитор.

Договор займа (1)

Главная > Курсовая работа >Государство и право

Оглавление

1. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА ЗАЙМА 7

1.1История развития договора займа 7

1.2 Понятие и признаки договора займа 14

1.3 Элементы договора: стороны, предмет, срок, форма договора займа 17

2. СОДЕРЖАНИЕ ДОГОВОРА ЗАЙМА 22

2.1 Содержание, виды и ответственность по договору займа 22

2.2 Ответственность заемщиков 27

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 31

Большинство договорных обязательств, которые заключают участники гражданского оборота, представляют собой возмездные отношения. Как правило, они порождают денежные обязательства, в силу которых одна сторона обязуется передать вещь, оказать услугу, произвести работу и т.д., а другая – оплатить переданную вещь, оказанную услугу, произведённую работу и т.д.

Денежное обязательство, всегда связанное с оплатой денежной суммы, имеет место в самых разнообразных договорах: купли – продажи, поставки, контрактации, аренды, подряда, перевозки и т.д.

Что касается граждан, то они обычно оплачивают свои долги по обязательствам собственными денежными средствами, не прибегая к финансовой помощи других лиц. Однако в ряде случаев граждане не в состоянии рассчитаться имеющимися в наличии средствами. Тогда они вынуждены обращаться к лицам, обладающим необходимыми финансовыми ресурсами, в том числе к банкам.

Аналогичное положение может сложиться и в отношениях между организациями—юридическими лицами. Однако содержание и объемы этих обязательств имеют свои особенности, включая специфику субъек­тов, участвующих в таких обязательствах.

При этом следует иметь в виду, что граждане обычно удовлетворяют свои потребности в приобретении разнообразного имущества за счет денежных средств, составляющих оплату их труда, т.е. за счет зарплаты. Некоторая часть граждан имеет в качестве источника оплаты своих рас­ходов доходы от предпринимательской деятельности.

Организации — юридические лица покрывают свои расходы за счет доходов от их коммерческой деятельности. И лишь у социально-куль­турных учреждений главным источником оплаты расходов служат бюд­жетные ассигнования.

Субъекты денежных обязательств при недостатке денежных средств могут прибегнуть к финансовой помощи третьих лиц на основе договора займа, служащего юридической формой таких отношений.

Заем представляет собой наиболее типичное кредитное обязательство, выражающее основные признаки и других форм кредитования.

Функционирование рыночной экономики определяет необходимость поиска методов и правовых инструментов организационно-правового построения товарно-денежного обмена. Его создание зависит от последовательного выполнения полезных свойств правовых механизмов, среди которых особое место занимают правовые конструкции, основанные на отношениях займа. Заем является наиболее типичным, универсальным кредитным обязательством, определяющим основные признаки и формы кредитования. Сам институт займа в гражданском законодательстве возник вследствие рецепции римского права и основывается на римском договоре «mutuum», определение которого упоминается еще в Дигестах Юстиниана.

На всех этапах развития экономики страны кредит играл важное значение. Но только в новых условиях хозяйствования, в процессе возникновения и внедрения рыночных отношений кредит и кредитные отношения получили широчайшее применение и новое правовое закрепление.

Традиционный договор займа оказался недостаточно приспособленным для регулирования сложных и разнообразных кредитных отношений в условиях рыночного хозяйствования.

Данное положение учтено новым Гражданским кодексом Российской Федерации (ГКРФ) главой 42 состоящей из 17 статей, который выделил кредитный договор в качестве самостоятельной разновидности договора займа.

Рассмотрение договора займа, также является актуальной, поскольку этот вид сделок является массовым, более распространенным в бытовой сфере, поскольку не требует обязательного письменного заключения на бумаге между гражданами. Обязательства по займу мелких вещей и некрупных сумм скорее моральные, нежели материальные, поэтому многие граждане склонны «давать в долг» родным и знакомым какие-либо вещи без письменного заверения/подтверждения данной сделки, отчего и вынуждены впоследствии портить с ними отношения по факту того, что переданная вещь не возвращена владельцу.

Мы не склонны утверждать, что каждую заемную акцию стоит скреплять подписями, однако когда речь заходит о значительной сумме денег или дорогостоящей вещи – стоит закрыть глаза на родственные чувства и заверить договором (пусть даже в форме простой расписки) сделку.

Комплекс вопросов, рассматриваемый в настоящей работе, интересует не только юристов, но и экономистов (что обусловлено спецификой рассматриваемых институтов).

Цель нашей курсовой работы заключается в изучении понятия, признаков и элементов, а также содержание, исполнение и прекращение договора займа и рассмотреть её практическое применение.

Для детального изучения договора займа мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

изучить историю развития договора займа;

определится с понятием и признаками договора займа;

рассмотреть элементы договора, включающих в себя стороны, предмет, срок и форму договора;

детально изучить содержание договора, условия неисполнения договора;

рассмотреть ответственность заемщиков;

изучить прекращение договора займа;

изучить и проанализировать документальное оформление операций займа на практике.

По вопросам связанным с договором займа в литературе высказывались многие известные специалисты в области гражданского права, такие как Суханов Е.А., Степанюк А. В., Новицкий И. Б. Анализируя Законы ХII таблиц, Институции Гая Дигесты Юстиниана (533 год н. э.) пишут, что «Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно, масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены».В русской цивилистике существовало два мнения касательно односторонности (двусторонности) договора займа. Г.Ф.Шершеневич считал, что заем представляет собой односторонний договор: в нем лишь одна сторона обязывается к совершению действия, к возвращению взятого, тогда как другая сторона имеет только право, потому что она совершила действие одновременно с совершением договора, передала известную сумму денег или других заменимых вещей. Другой отечественный цивилист Д.И. Мейер, напротив, считал заем двусторонним договором (впрочем, как и все договора). Сделки двусторонние (многосторонние) предполагают действие двух или нескольких лиц для изменения существующих юридических отношений, и заем у него – это договор, «в силу которого одно лицо обязывается передавать заменимые вещи, а другое возвратить равную ценность».

1. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И ЭЛЕМЕНТЫ ДОГОВОРА ЗАЙМА

История развития договора займа

Не вызывает споров мнение, что современное российское гражданское право большей своей частью является рецепцией римского права, поэтому рассматривая институт займа закономерно будет обратиться к исследованиям римских юристов с тем, чтобы понять природу, проследить стадии формирования конструкции займа.

Римское право и, в частности, Дигесты Юстиниана (533 год н.э.) содержат следующее определение займа: «Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно, масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены 1 ».

Смысл договора займа, как видно из определения, состоит в том, что одна сторона передает другой право собственности на вещи, причем необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа. Первоначально, в древнейший период это согласие выражалось в весьма специфической форме стимуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями), позднее — обыкновенной письменной форме. Предметом договора займа (в его специфически римской конструкции) признавалась не любая вещь, а только телесная, находящаяся в обороте, отмеченная только родовыми признаками (не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуально-специфических вещей: картины определенного мастера или содержания и т.п.); при операциях с другими по виду вещами качество займа не сохранялось.

Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее: заимодавец имеет право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежит соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика определенную ценность и установив такой передачей договор. Поэтому из договора он получает только право требования и не несет более никакой обязанности; для осуществления этого права в распоряжении заимодавца имеются иски строгого права (actions stricti iuris). Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги или иные заменимые вещи и поэтому не имеет права на основании договора требовать чего-либо, а только несет обязанность возврата такой же денежной суммы или такого же количества других заменимых вещей, какое было получено от заимодавца 2 .

Обязанности должника рождались только с реальной передачей ему предмета (res) — (валюты займа); само по себе соглашение о займе (consensus) никакой юридической силы не имело. Момент передачи вещи и был началом момента ответственности должника, поэтому договор займа относился к общему подвиду реальных контрактов 3 .

Таким образом, можно выделить следующие характерные признаки договора mutuum:

а) предмет договора — денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

б) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть займодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

Из договора займа не вытекала обязанность заемщика платить проценты с занятой суммы, однако широко применялось в практике заключение особого соглашения о процентах. Древнейшая форма процентного займа – fenus; например, крестьянину давали взаймы семена с тем, чтобы он вернул часть урожая, покрывающую не только стоимость данных семян, но и некоторую надбавку, т.е. проценты. Fenus вызывал среди бедноты возмущения как форма беззастенчивой эксплуатации. К концу республики fenus стал выходить из употребления. Но это не значит, что исчезли процентные займы; изменилась только форма: в дополнение к договору займа (mutuum) заключалось особое соглашение о процентах.Максимальный размер процентов в разные периоды варьировался: в классическом праве – 1% в месяц, в праве Юстиниана – 6% в год (для торговцев – 8% в год). Начисление процентов на проценты было воспрещено.

В общем-то, нужно констатировать, что современное понимание займа не далеко ушло от древнеримского – основные положения сохранены, однако рассмотрим более поздние в хронологическом плане взгляды на договор займа.

Первое упоминание в отечественном обязательственном праве о договоре займа, различавшего заем вещей и денег встречается уже в Русской Правде (XI в.). В ней указываются лишь только отдельные условия и обязательства должника по отношению к кредитору, а также условия разрешения возможных споров.

Значение Русской Правды при рассмотрении договора займа. Как верно отметил историк В. О. Ключевский 4 : «Правда — строго отличает отдачу имущества на хранение – «поклажу» от «займа», простой заем, одолжение по дружбе, от отдачи денег в рост из определенного условленного процента, процентный заем краткосрочный от долгосрочного, и, наконец, заем — от торговой комиссии и вклада в торговое компанейское предприятие из неопределенного барыша или дивиденда. Что такое торговый кредит и операции в кредит хорошо известно Русской Правде».

Обратимся теперь к изложению института займа, данному дореволюционным отечественным правоведом Габриэлем Феликсовичем Шершеневичем. Так, согласно Г.Ф.Шершеневичу 5 , дореволюционное русское гражданское право (последняя четверть XIX — начало ХХ вв.) займом называет договор, в силу которого одно лицо обязывается возвратить взятые у другого в собственность заменимые вещи в том же количестве и того же качества. Из этого определения обнаруживаются существенные элементы договора займа: односторонность договора, передача заменимых вещей в собственность, обязанность возвращения. Кроме того, в договоре займа возможны и случайные элементы, из которых обращают на себя внимание условие о сроке и о процентах.

В русской цивилистике существовало два мнения касательно односторонности (двусторонности) договора займа. Так, вышеупомянутый Г.Ф.Шершеневич считал, что заем представляет собой односторонний договор: в нем лишь одна сторона обязывается к совершению действия, к возвращению взятого, тогда как другая сторона имеет только право, потому что она совершила действие одновременно с совершением договора, передала известную сумму денег или других заменимых вещей. Другой отечественный цивилист Д.И. Мейер, напротив, считал заем двусторонним договором (впрочем, как и все договора). Сделки двусторонние (многосторонние) предполагают действие двух или нескольких лиц для изменения существующих юридических отношений, и заем у него – это договор, «в силу которого одно лицо обязывается передавать заменимые вещи, а другое возвратить равную ценность 6 ».

Договор займа в истории россии

Конец данным дискуссиям был положен в 1913 году представлением на рассмотрение Государственной Думы проекта Гражданского уложения, в котором договор займа определялся следующим образом: «По договору займа займодавец передает в собственность заемщику за вознаграждение (рост, проценты) или безвозмездно определенную сумму денег, причем заемщик обязуется возвратить займодавцу в назначенный договором срок или по востребованию займодавца равную сумму денег. Предметом займа могут быть, кроме денег, и иные заменимые вещи, в том числе, произведения земли. К этому займу соответственно применяются правила о займе денег.» 1

М.И. Брагинский указывает, что в материалах редакционной комиссии подчеркивалось, что для признания указанного договора заключенным необходима была передача предмета займа заемщику. 2 Данное положение позволяет сделать вывод о том, что по проекту Гражданского уложения договор займа признавался реальным.

В российской юридической науке было немало споров относительно того, какой договор займа следует считать возмездным, а какой – безвозмездным. Так, К.П. Победоносцев придерживался точки зрения, что договор займа предполагается безвозмездным, если иное не оговорено в самом договоре. 3 Похожей точки зрения придерживался и Г.Ф Шершеневич, указывая, однако, что в случае, если в договоре займа есть указание на взимание процентов с заемщика, но не указан их размер, то проценты должны взыскиваться путем «узаконенного роста». 4 Следует отметить, что как и в современной России, так и в дореволюционной, запрещалось начисление процентов на неуплаченные проценты по договору займа.

Что касается формы договора займа по дореволюционному законодательству, то ст.1885 проекта Гражданского уложения предусматривала письменную форму для займов на сумму, превышающую 30 рублей. Причем договор займа мог составляться как при участии нотариуса, так и без такового. 1

Исполнение договора займа состояло в том, что заемщик должен был вернуть займодавцу в срок, предусмотренный договором, указанную в нем сумму денег либо предусмотренное количество заменимых вещей. Проект Гражданского уложения так же предусмотрел случаи, если в договоре займа не указан срок предмета займа либо в нем указано на возврат по востребованию. В первом случае заемщик был обязан передать займодавцу, а последний – принять имущество в течение трех месяцев с даты первого востребования. В той ситуации, когда договор предусматривал возврат займа по востребованию, заемщику отводилось три дня на то, чтобы исполнить свое обязательство. 2

Одним из специфических оснований признания недействительным договора займа являлась его безденежность. По поводу толкования данного понятия в российской дореволюционной гражданско-правовой науке сложилось несколько точек зрения. М.И. Брагинский указывает, что наиболее определенным является толкование К.П. Победоносцева, который понимал под безденежностью «отсутствие всякого долгового отношения между сторонами. 3 »

С принятием Гражданского кодекса РСФСР (далее – ГК РСФСР) в 1922 году под договором займа стал пониматься договор, по которому одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или определенные родовыми признаками вещи, а заемщик обязуется возвратить займодавцу полученную сумму денег или равное взятому взаймы количество вещей того же рода и качества с процентами или без процентов (ст.208). 1 Как и по дореволюционному Гражданскому уложению, по ГК РСФСР договор займа рассматривался как реальный, признающийся заключенным с момента передачи денежных средств или иных вещей, определяемых родовыми признаками. Участниками договора могли быть граждане, организации, а также государственный банк. 2

ГК РСФСР предусматривал письменную форму договора для займа свыше 50 рублей. Ее несоблюдение влекло за собой отсутствие возможности у сторон ссылаться на показания свидетелей в подтверждение заключения договора. Однако это не мешало прибегать к письменным доказательствам. 3

По первому советскому ГК договор займа предполагался безвозмездным, если иное не было предусмотрено самим договором. До революции 1917 года такой позиции придерживался К.П. Победоносцев, сформулировавший в своих трудах презумпцию безвозмездности договора займа. Так же, как и проект Гражданского уложения 1913 года, ГК РСФСР 1922 года запрещал взыскание по договору займа сложных процентов. Сходным образом регулировались отношения по признанию договора займа недействительным ввиду его безденежности. 4

Позднее с проведением кредитной реформы в СССР из числа субъектов договора займа организации были исключены и нормы ГК РСФСР стали распространять свое действие только на отношения, возникающие между гражданами.

С принятием ГК РСФСР 1964 года в определение договора займа вносится изменение: теперь займодавец передает деньги или иные вещи, определенные родовыми признаками, заемщику не только в собственность, но и в оперативное управление. Взимание процентов по договору займа теперь допускалось только в случаях, предусмотренных законодательством СССР, а также по заемным операциям касс общественной взаимопомощи и городских ломбардов. Сохранялось правило об оспаривании договора займа по его безденежности. 1

В принятых в 1991 году Основах гражданского законодательства понятия договора займа и кредитного договора объединены в одной статье: «По договору займа (кредитному договору) займодавец (кредитор) передает заемщику (должнику) в собственность (полное хозяйственное ведение или оперативное управление) деньги или иные вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется своевременно возвратить такую же сумму денег или равное количество вещей того же рода и качества. 2 Договор займа предполагался беспроцентным, если в самом договоре не было указано иное.

С принятием ныне действующего ГК начался новый этап в развитии института договора займа. Современное правовое регулирование института договора займа будет рассмотрено ниже.

Что касается института кредитного договора, то российское гражданское законодательство вплоть до принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик в 1961 году не содержало норм, которые бы регулировали кредитные отношения. С их появлением законодательное урегулирование получили отношения по кредитованию государственных организаций, колхозов и иных кооперативных и общественных организаций, а также по предоставлению банковских ссуд гражданам. Договор, согласно которому предоставлялся кредит государственной организации, в отличие от договора займа, носил консенсуальный характер. 1

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 года кредитный договор рассматривается как специфическая разновидность договора займа, который отличался от последнего своим субъектным составом, презумпцией возмездности и консенсуальным характером. Как справедливо замечает М.И. Брагинский, такой подход был использован и при разработке ныне действующего ГК РФ. 2

3. Договор займа

Заключение договора. Договор займа подвергся в ис­точниках, в частности в Русской Правде, довольно подроб­ной регламентации. Достаточно указать, что ряд ее статей специально говорит о заключении этого договора, об усло­виях признания заключенного договора действительным.

Основным условием для признания действительнос­ти договора займа являлось присутствие послухов (в ли­тературе высказывалось мнение, что послухи могли быть заменены мытником), которые могли в случае спора под­твердить его заключение присягой . 06 этом говорилось, например, в статьях: «Аже кто даеть куны в рез, или настав в мед, или жито просоп, то послухи ему ставити, како ся будеть рядил, тако же ему имати» (44 (50) Tp.); ♦Аще кто взищеть кун на друзе, а он ся начнеть запирати, то оже на нь выведеть послуси, то ти поидуть на роту, а он возметь свое куны» (41 (47) Tp.).

Ho предусматривались и другие условия для заклю­чения договора займа, о чем говоит статья: «Аже кто купець купцю дасть куны в куплю или в гостьбу, то куп­цю пред послухи кун не имати, послуси ему не надобе, но ити ему самому роте, иже ся почнеть запирати» (42 (48) Tp.). Следовательно, заключение займа при послухах не было обязательно для купцов. При спорах об исполнении обязательств, вытекающих из договора заима между куп­цами, дело решалось не на основании свидетельских по- казаний, подкрепленных присягой, а личной присягой кре­дитора. Исследователи давно обратили внимание на осо­бые условия при заключении договора между купцами и объяснили, чем это было обусловлено. Они (H. М. Карам­зин, М. Ф. Владимирский-Буданов) правильно указывали, что облегчение формы сделок между купцами было выз­вано необходимостью облегчить быстроту обращения цен­ностей в торговле. Ряд исследователей отмечали, что эта статья Русской Правды положила начало обособлению торгового права от общегражданского.

He требовалось послухов и при заключении договора займа на сумму, меньшую, нежели три гривны: «Послухов ли не будеть, а будеть кун 3 гривны, то ити ему про свое куны роте; будеть ли боле кун, то речи ему тако: промило- вался еси, оже еси не ставил послухов» (45 (52) Tp.).

Bce статьи Русской Правды о торговой несостоятель­ности исчерпывающим образом говорят о том, что купцы, обремененные долгами, сохраняли свою свободу и хозяй­ственную самостоятельность, пока кредиторы не предъяв­ляли исков о взыскании долга.

Проценты по займам и их регулирование. Долговое обязательство могло возникнуть вследствие ссуды деньга­ми или хлебом. За взятые деньги должники платили про­центы (резы).

Установление размера процентов по займам являлось обычно предметом особого внимания в праве ранней фео­дальной эпохи. Русская Правда в пространных своих спис­ках также посвятила несколько статей процентам и уста­новила максимальный их размер. Одним из поводов для принятия законодательства о процентах («резах») было восстание городских низов в 1113 г., вызванное деятель­ностью ростовщических элементов. Владимир Мономах, по приглашению киевской верхушки заняв великокняжеский престол после смерти князя Святополка, созвал совещание в с. Берестове из тысяцких, на котором и были приняты постановления об ограничении процентов по займам.

Вообще в Русской Правде об ограничении процентов говорят три статьи: «О месячном резе. A месячный рез, оже за мало, то имати ему; заидуть ли ся куны до того же года, то дадять ему куны в треть, а месячный рез погре- нути». (45 (51) Tp.); «Володимер Всеволодовичь по Свя- тополце созва дружину свою на Берестовемь: Ратибора Киевского тысячьского, Прокопью Белогородьского ты­сячьского, Станислава Переяславльского тысячьского, Ha- жира, Мирослава, Иванка Чюдиновича Олгова мужа, и уставили до третьего реза, оже емлеть в треть куны; аже кто возьмети два реза, то то ему взяти исто, паки ли воз- меть три резы, то иста ему не взяти. Аже кто емлеть по 10 кун от лета на гривну, то того не отметати» (46-47 (53) Tp.). Сущность этих постановлений заключалась в следу­ющем. Проценты различались: месячные, третные и го­дичные. Самый высокий процент был месячный, а самый низкий — годовой. Третный процент по своей величине занимал среднее место.

Русская Правда троекратно ограничивала размер взи­маемых процентов. По статье 45 (51) взимание месячных резов не ограничивалось при краткосрочных займах. Если заем был сделан на целый год или договор не был испол­нен в течение целого года, то должник уплачивал уже не месячные, а третные резы. По статье 46 (53) Tp.) после съезда при с. Берестове были ограничены и третные резы. Съезд постановил, что третные резы дозволялось брать только два раза. Кредитор, получивший в третий раз трет­ные резы, лишался права требовать возвращения капита­ла. A затем было ограничено взимание годовых резов: не разрешалось взимать более 10 кун на гривну.

Вопрос о дозволенном размере месячных, третных и годовых процентов долгое время являлся в научной лите­ратуре нерешенным. В. 0.

Несостоятельность. Владимир Мономах, созвав съезд на р. Берестове и ограничив взимание процентов, остано­вился и на понятии несостоятельности. Были изданы со­ответствующие постановления, которые охватывались двумя статьями. Они составляли своего рода банкротс­кий устав Киевской Руси.

Предусматривалось три вида несостоятельности. Пер­вая — в позднейшем феодальном или буржуазном праве называвшаяся несчастной: «Аже который купець, кде любо шед с чюжими кунами, истопиться любо рать воз- меть, ли огнь, то не насилити ему, ни продати его; но како начнеть от лета платити, тако же платить за неже пагуба от бога есть, а не виноват есты» (48 (54) Tp.). Согласно прямому смыслу данной статьи, лицо, подверг­шееся «несчастной несостоятельности» или в силу ава­рии судна («истопится»), или в силу пожаров, или в силу разбойного нападения, получало рассрочку в платеже дол­гов («како начнеть отлета платити, тако же платить»).

Предусматривалась также несостоятельность, кото­рая в последующем стала называться неосторожной: «Аже ли пропиеться или пробиеться, а в безумьи чюжь товар испортить, то како любо тем, чии то товар, ждуть ли ему, а своя им воля, продадять ли, а своя им воля». Послед­ствия такой неосторожной несостоятельности біли иные: от воли кредиторов зависело, ждать ли, пока все убытки будут возмещены лицом, впавшим в несостоятельность, или же продать его в рабство.

Русская Правда предусматривала также третий вид несостоятельности, которую в более позднем праве стали называть злостным банкротством. «Аже кто многим дол­жен будеть, а пришед гость из иного города или чюжезе- мець а не ведая запустить за нь товар, а опять начнеть не дати гости кун, а первии долже бити начнуть ему запина- ти, не дадуче ему кун, то вести и на торг, продати же и отдати же первое гостины куны, а домашним, что ся оста- неть кун, тем же ся поделять; паки ли будуть княжи куны, то княжи куны первое взяти, а прок в дел; аже кто много реза имал, не имати тому» (49 (55) Tp.). Данная статья, предусматривавшая злостную несостоятельность («злостное банкротство»), сформулирована слишком ка­зуистически. Дело, конечно, не в том, что несостоятельный купец взял деньги от купца, пришедшего из другого горо­да, а в том, что он, вероятно, взял эти деньги обманом, скрыв свою несостоятельность. Можно предполагать, что были и другие случаи, когда несостоятельность признава­лась злостной.

Данная статья интересна и тем, что она содержит указание на порядок производства так называемого кон­курсного процесса — удовлетворения претензий к банкро­ту. При удовлетворении претензий кредиторов за счет «зло­стного банкрота», которому удалось получить деньги от купца, пришедшего из иного города, в первую очередь, получал этот гость; затем взыскивались княжие деньги (если банкрот был должен князю), остаток после уплаты долга иногороднему гостю и князю шел на удовлетворе­ние претензий со стороны других кредиторов. Ho те из них, кто уже получал от данного должника большие про­центы, не получали долю имущества, вырученного от про­дажи несостоятельного должника.

Некоторые исследователи, например Г. А. Струмилин (Договор займа в древнерусском праве. М.,1929), Б. Д. Гре­ков (Киевская Русь), полагали, что в данной статье шла речь не о продаже самого злостного банкрота, а лишь о продаже его имущества. Ho текст статьи совершенно ясен: там прямо указывается, что заинтересованные лица дол­жны повести должника, впавшего в злостную несостоя­тельность, на торг и там продать («вести и на торг, прода­ти же»). Имущество «злостного банкрота» при этом, несомненно, также продавалось на торгу. Продажа самого должника на торгу давала возможность кредитору возме­стить свои потери: близкие должника, зная, что ему угро^ жает холопство, могли согласиться погасить его долги, а если этого не происходило, кредитор получал установлен­ную конкурсным способом цену за нового холопа от того лица, кто холопа купил.

Впрочем, надо согласиться с М. Ф. Владимирским- Будановым, который указывал, что продажа в холопство при одном кредиторе наступала лишь тогда, когда несос­тоятельность была безнадежна, и что если долг мог быть отработан, то несостоятельный должник был выдаваем кредитору именно для отработки долга (Владимирский- Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. С. 398).

Договор займа

Договор займа является реальным договором, так как он считается заключенным с момента передачи заимодавцем заемщику денег или иных вещей.

Сторонами договора займа могут быть любые дееспособные субъекты гражданского права — российские граждане, иностранные граждане, лица без гражданства, юридические лица, являющиеся собственниками своего имущества.

Одностороннее изменение условий выпущенного в обращение займа не допускается.

Предметом договора займа являются деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками (индивидуально-определенные вещи — автотранспортное средство, у которого имеется номер двигателя и номер кузова, такие вещи незаменимы; вещи, определенные родовыми признаками, характеризуются не какими-то отличительными признаками, а лишь общими родовыми признаками — гвозди, зерно, ГСМ и т. д.).

Договор займа может быть заключен как в устной, так и в письменной форме, однако договор заключается в письменной форме только в определенных случаях, предусмотренных ст. 808 ГК РФ. Часто в подтверждение займа заемщик составляет расписку или подписывает иное долговое обязательство.

По своей правовой природе договор займа является односторонне обязывающим/поэтому обязанности возлагаются только на одну сторону договора — на заемщика, соответственно и права предоставлены лишь одной стороне — заимодавцу. Право заимодавца состоит в праве требования возврата займа в срок и в порядке, предусмотренных соглашением сторон, а заемщик обязан возвратить заем согласно договоренности.

По общему правилу, договор займа является возмездным договором, поэтому, даже если договор не содержит условие о возмездности, тем не менее заемщик обязан уплатить заимодавцу проценты по договору займа. В этом случае размер процентов определяется существующей на день уплаты долга ставкой рефинансирования. Таким образом, если стороны заключают безвозмездный договор займа, то такое условие должно быть обязательно включено в договор, так как в противном случае договор будет возмездным.

При заключении договора стороны сами определяют порядок выплаты процентов по договору (ежемесячно, ежеквартально или однократно при возврате займа).

При заключении договора стороны определяют срок возврата займа. При этом может быть предусмотрена конкретная дата либо момент возврата определяется до востребования. Заемщик обязан возвратить заем заимодавцу в течение 30 дней с момента предъявления требования.

Заем считается возвращенным либо в момент фактической передачи предмета займа заимодавцу или в момент зачисления соответствующих денежных средств на банковский счет заимодавца. Если предметом займа была вещь, то договор считается исполненным в момент фактической передачи вещи и уплаты процентов за пользование займом.

В хозяйственной деятельности нередко возникает потребность во временном заимствовании не денежных средств, а сырья, материалов, семян и тому подобных вещей в натуре. При этом получатель указанных вещей заинтересован в стабильности таких отношений, которая не может быть обеспечена реальным договором займа. В этом случае заключается договор товарного кредита.

В соответствии с соглашением о предоставлении товарного кредита одна сторона (кредитор) обязуется предоставить другой стороне (заемщику) вещи, определяемые родовыми признаками, в размере и на условиях, предусмотренных договором, а другая сторона — вернуть их и уплатить проценты за пользование ими.

Предметом товарного кредита могут быть только вещи, но не денежные средства. Товарный кредит может быть предоставлен любыми хозяйствующими субъектами.

От договора займа его отличает в первую очередь консенсуальныи характер, а также такие его характеристики, как двусторонне-обязывающий характер и обязательная возмездность.

К договору товарного кредита применяются правила, регулирующие кредитный договор.

К товарному кредиту применимы следующие нормы: •

обязательная письменная форма договора; •

обязанность возврата товарного кредита в срок и в порядке, предусмотренные договором; •

Условия, касающиеся самого предмета договора товарного кредита, регулируются правилами о договоре купли-продажи, если иное не предусмотрено договором товарного кредита.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА ЗАЙМА В РОССИИ В 1917-2017 ГГ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Хабиров Артур Ильфарович

. В статье автором исследуется процесс исторического становления института займа. Проведено сопоставление правового регулирования договора займа по Своду законов Российской империи , проекту Гражданского уложения Российской империи , Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г. с действующими нормами. Обращение к истории права не случайно, поскольку в Концепции развития гражданского законодательства 2009 г. обращено внимание на необходимость учета исторического развития российского права. В обоснование выводов, сделанных автором, приводятся примеры обращения органов законодательной и судебной властей к истории российского права, а именно к нормам права и доктрине дореволюционного и советского периодов. На основе анализа соответствующих норм сделан вывод, что современное правовое регулирование договора займа основано на нормах российского дореволюционного законодательства и дореволюционной доктрине, а также на нормах послереволюционного периода, что позволяет использовать правовые конструкции, выработанные в указанные периоды наукой и практикой. Так, автором предложено закрепить в Гражданском кодексе РФ возможность заключения и установления последствий отказа от предварительного договора о заключении в будущем договора займа. Кроме того, автором на основе анализа доктрины XIX-XXI вв. обосновывается возможность заключения договора займа по консенсуальной модели.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Хабиров Артур Ильфарович,

Legal Regulation of the Loan Agreement in Russia in 1917-2017

In the paper the author scrutinizes the process of historical formation of the concept of loan. The author compares the legal regulation of the loan agreement under the Code of Laws (Svod Zakonov) of the Russian Empire, the draft Civil Code (Grazhdanskoye ulozheniye) of the Russian Empire, the RSFSR Civil Code of 1922 with the laws currently in force. Turning to the history of law is not accidental, since the Concept of the Civil Legislation Development 2009 draws attention to the need to take into account the historical development of Russian Law. In support of the conclusions made by the author, the paper provides the examples the legislative and judicial authorities appealing to the history of Russian Law, namely, the rules of law and the doctrine of prerevolutionary and Soviet periods. Based on the analysis of the relevant norms, it is concluded that the current legal regulation of the loan agreement is based on the norms of the Russian pre-revolutionary legislation and pre-revolutionary doctrine, as well as on the norms of the post-revolutionary period, which allows to apply the legal structures developed during the specified periods in the science and jurisprudence. Thus, the author suggests that the possibility of concluding and determining the consequences of refusal from the preliminary contract concerning conclusion of the loan agreement in the future be enshrined in the Civil Code of the Russian Federation. In addition, the author, based on the analysis of the doctrine of the XIX-XXI centuries, substantiates the possibility of concluding the loan agreement in accordance with the consensual model.

Текст научной работы на тему «ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРА ЗАЙМА В РОССИИ В 1917-2017 ГГ»

Правовое регулирование договора займа в России в 1917—2017 гг.

Аннотация. В статье автором исследуется процесс исторического становления института займа. Проведено сопоставление правового регулирования договора займа по Своду законов Российской империи, проекту Гражданского уложения Российской империи, Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г. с действующими нормами. Обращение к истории права не случайно, поскольку в Концепции развития гражданского законодательства 2009 г. обращено внимание на необходимость учета исторического развития российского права. В обоснование выводов, сделанных автором, приводятся примеры обращения органов законодательной и судебной властей к истории российского права, а именно к нормам права и доктрине дореволюционного и советского периодов. На основе анализа соответствующих норм сделан вывод, что современное правовое регулирование договора займа основано на нормах российского дореволюционного законодательства и дореволюционной доктрине, а также на нормах послереволюционного периода, что позволяет использовать правовые конструкции, выработанные в указанные периоды наукой и практикой. Так, автором предложено закрепить в Гражданском кодексе РФ возможность заключения и установления последствий отказа от предварительного договора о заключении в будущем договора займа. Кроме того, автором на основе анализа доктрины XIX—XXI вв. обосновывается возможность заключения договора займа по консенсуальной модели.

Ключевые слова: предварительный договор займа, история, Свод законов Российской империи, проект Гражданского уложения Российской империи, консенсуальный договор займа.

0 оговор займа является одним из древнейших институтов, известных еще римскому праву. Подробную регламен-правового регулирования в Российской империи договор займа получил в книге четвертой части 1 тома Х Свода законов Российской империи (далее — Свод законов). Прави-

ла, содержавшиеся в указанном акте, действовали вплоть до Октябрьской революции 1917 г. В конце XIX — начале XX в. Высочайше учрежденной Редакционной комиссией был разработан проект Гражданского уложения (далее — проект ГУ), гл. VII тома второго книги пятой которого была посвящена регулированию до-

© Хабиров А. И., 2018

* Хабиров Артур Ильфарович, ассистент кафедры гражданского права Казанского (Приволжского) федерального университета [email protected]

420073, Россия, г. Казань, ул. Аделя Кутуя, д. 46, кв. 69

говора займа (ст. 348—363)1. В советский период впервые договор займа был урегулирован Гражданским кодексом РСФСР 1922 г. (далее — ГК РСФСР) в гл. VI «Заем». Представляет большой теоретический и практический интерес сопоставление между собой правил регулирования договора займа в дореволюционный и советский периоды по нескольким причинам.

Во-первых, «российское частное право находится на этапе своего реформирования»2. Правовую основу реформы составили Указ Президента РФ от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации»3 и Концепция развития гражданского законодательства, одобренная решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. (далее — Концепция 2009 г.)4, которая предусматривает учет «исторического развития российского права и его базовых принципов (с начала XIX столе-

тия)»5; проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» 2012 г.6 В свою очередь, Концепция 2009 г. связывает начало современной системы гражданского права с первой половиной XIX столетия, с периодом принятия 31 января 1833 г. Свода законов Российской империи7.

Во-вторых, в тексте Концепции 2009 г. указывается, что следует учитывать историческое развитие российского права и правовых систем континентального права (римское право). Эта тенденция верно отмечается О. Н. Низамиевой, К. М. Арслановым8. Также и И. А. Покровский полагал, что требуется выработать иной подход к изучению истории права, поскольку в целях уяснения единых законов правового развития нельзя отделять историю отечественного гражданского права от истории римского права; историю российского гражданского права от истории гражданского права других народов9.

Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательства. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 2 с объяснениями // URL: http://www. https://yadi. sk/d/8381sqLON 3QxP (дата обращения: 08.05.2017).

Арсланов К. М. О значении сравнительно-правовых исследований иностранного права для развития российского частного права // Сравнительное правоведение в условиях интеграции государств : материалы II Международного конгресса сравнительного правоведения (Москва, 3 декабря 2012 г.) / отв. ред. Ю. А. Тихомиров, В. И. Лафитский. М. : Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ ; Инфра-М, 2013. С. 126.

Указ Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. № 29 (ч. 1). Ст. 3482.

См.: Концепции развития российского законодательства / под ред. Т. Я. Хабриевой, Ю. А. Тихомирова. М. : Эксмо, 2010. С. 73.

Арсланов К. М. О значении сравнительно-правовых исследований иностранного права для развития российского частного права. С. 126.

Проект федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // URL: http://www.rg.ru/2012/02/07/gk-site-dok.html/ (дата обращения: 01.10.2012). Арсланов К. М. О связи российского гражданского права и иностранного правового опыта в период с XIX века по настоящее время // XI Всероссийская научно-практическая конференция «Державинские чтения». М., 2016. С. 188 ; Сафиуллина Д. Р. Межотраслевые связи договорного права : дис. . канд. юрид. наук. Казань, 2015. С. 15.

Arslanov K., Nizamieva O. Surrogacy: Legal and Moral Dimension of the Problem from the Perspective of Russian, Foreign and International Experience // Research Journal of Applied Sciences. 2015. 10. P. 841 ; Томтосов А. А. Не законом единым // URL: http://www.lawyercom.ru/article/20829-qqbl-16-m6-17-06-2016-ne-zakonom-edinym-blog (дата обращения: 01.05.2017). Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2013. С. 10.

Показательным в этой связи считаем особое мнение судьи Высшего Арбитражного Суда РФ Н. В. Павловой к постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.01.2013 по делу № А51-15943/2011 Арбитражного суда Приморского края, в котором она ссылается на учебник гражданского процесса Е. В. Васьков-ского 1917 г.10 Таким образом, «в последнее время возрождается интерес к истории как инструменту познания, развития, реформирования действующего права. Уходит в прошлое отношение юристов к праву как к праву «сегодняшнему», когда оно воспринимается вне связи с прошлыми правовыми исследованиями»11. Считаем верной точку зрения К. М. Арсланова, что «проблемы современного гражданского права заключаются в том числе в его отрыве от исторических традиций»12.

Обращение законодателя к доктрине XIX— XX вв. считаем неслучайным. Как верно отмечает К. М. Арсланов, в современном гражданском праве «обнаруживается неявный отказ от собственных правовых традиций. Концепция. признала приоритетным обращение к истории и правовым традициям прошлого. Стремление нашего законодателя искусственно состарить право посредством признания его современным с 1833 г. (год принятия Свода законов Российской империи) пока успехов не принесло», поскольку «мало обозначить начало российского права в XIX столетии, необходимо еще связать действующее правовое регулирование с прошлым»13. Данными факторами и обусловлена актуальность и значимость настоящей статьи.

Следует отметить, что правила о займе дореволюционного и советского периодов имеют много общего. Согласно дореволюционному законодательству «заем представляет собой договор, по которому займодавец ссужает свой капитал безвозмездно или за известное процентное вознаграждение другому лицу — должнику, который обязывается возвратить занятые деньги с условленным за пользование капиталом ростом»14. По определению, приведенному в ст. 348 проекта ГУ, «по договору займа заимодавец передает в собственность заемщику, за вознаграждение (рост, проценты) или безвозмездно, определенную сумму денег, причем заемщик обязуется возвратить заимодавцу в назначенный договором срок или по востребованию заимодавца равную сумму денег»15. Статья 208 ГК РСФСР определяла договор займа как договор, по которому «одна сторона передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или определенные родовыми признаками вещи, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу полученную сумму денег или равное взятому взаймы количество вещей того же рода и качества с процентами или без процентов»16. В ныне действующем Гражданском кодексе РФ (ГК РФ) формулировка ст. 807, дающая понятие договора займа, не отличается от вышеприведенных. В указанные исторические периоды не различались и признаки договора займа: реальный, односторонне обязывающий договор, который может быть как возмездным, так и безвозмездным. Однако еще в дореволюционный период Д. И. Мейер определял, что «заем представляет собой такое соглашение

10 Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11 Арсланов К. М. Становление Казанской школы гражданского права и ее влияние на развитие современного российского гражданского права // Казанские юридические школы: эволюция образовательных и научных традиций в современной юриспруденции. М., 2016. С. 205.

12 Арсланов К. М. Становление Казанской школы гражданского права. С. 205.

13 Арсланов К. М. О заимствованиях иностранных юридических конструкций в российском гражданском праве // Ученые записки Казанского ун-та. Серия «Гуманитарные науки». 2015. Т. 157. Кн. 6. С. 80.

14 Свод законов Российской империи. Собр. первое. СПб., 1832. Т. 10. Ч. 1 // URL: http://civil.consultant.ru/ reprint/books/211/146.html#img147 (дата обращения: 02.05.2017).

15 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2.

16 Вавин Н. Г. Договор займа по Гражданскому кодексу : догматический очерк с приложением соответствующего законодательного материала. М., 1923. С. 3.

воли двух лиц, по которому одно, веритель или займодавец, обязывается (курсив мой. — А. Х.) безвозмездно или за известное вознаграждение предоставить другому в собственность какой-либо предмет, определяемый не индивидуально, а мерой, весом или счетом; а другое лицо, должник или заемщик, в известный срок — возвратить ему такой же предмет, не тот же самый, а того же качества и в том же количестве»17. В современной доктрине следует выделить труды большого круга ученых-цивилистов, отстаивающих воззрения Д. И. Мейера. Например, Ю. В. Романец пишет, что у профессионального займодавца может возникнуть обязанность выдать заем, кредит18. А. Г. Карапетов и А. И. Савельев указывают, что договор займа, построенный сторонами по консенсуальной модели, по своей экономической и правовой природе крайне близок к предусмотренному законом реальному договору займа и «нет весомых оснований для отказа от признания такого договора действующим с момента заключения договора, обязывающего займодавца предоставить заем»19. Кроме того, К. М. Арсланов ставит вопрос «о корректировке реальности займа в зависимости от возмездности или безвозмездности соответствующего правоотношения»20. Помимо вышеназванных ученых на возможность заклю-

чить договор займа по консенсуальной модели также указывают, например, Ю. А. Тарасенко21, Ю. В. Рогова22, П. Н. Вишневский23.

Возвращаясь к сопоставлению норм права дореволюционного и послереволюционного периодов с современным правовым регулированием договора займа, отметим, что ст. 2014 Свода законов устанавливала, что «заем почитается ничтожным, если по судебному рассмотрению найдено будет, что он безденежный»24. В статье 361 проекта ГУ закреплялось правило, согласно которому «спор о том, что деньги не переданы или переданы в меньшем количестве против показанного в акте займа (спор о безденежности), должен быть доказан заемщиком»25. В то же время в ГК РСФСР содержалось развернутое регулирование по данному вопросу: «Заемщик вправе оспаривать действительность договора займа полностью или в части по его безденежности (безвалютности), доказывая, что деньги, вещи или их имущественный эквивалент (ст. 209 ГК РСФСР) в действительности или совсем не были им получены от заимодавца, или получены в количестве, меньшем против показанного в договоре. В тех случаях, когда договор займа должен быть совершен в письменной форме, оспаривание его путем свидетельских показаний не допускается, за исключением слу-

17 Мейер Д. И. Русское гражданское право : в 2 ч. М., 2003.

18 См.: Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2013. С. 8—18.

19 Карапетов А. Г., Савельев А. И. Свобода договора и ее пределы. М., 2012. Т. 2 : Пределы свободы определения условий договора в зарубежном и российском праве. С. 79.

20 Арсланов К. М. О двусторонне обязывающем характере договора займа // Седьмой пермский конгресс ученых-юристов : материалы всерос. науч.-практ. конф. Пермь, 2016. С. 87. См. также дискуссию о реальности и консенсуальности договоров: Ровный В. В., Хаскельберг Б. Л. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. 2-е изд. М. : Статут, 2004. 124 с. ; Тузов Д. О. Заметки о консенсуальных и реальных договорах // Сб. науч. ст. в честь 60-летия Е. А. Крашенинникова / отв. ред. П. А. Варул. Ярославль, 2011. С. 91—131.

21 См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В. А. Белова. М. : Юрайт, 2009. 993 с.

22 Рогова Ю. В. Отдельные вопросы классификации гражданско-правовых договоров // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2012. № 4. С. 93.

23 Вишневский П. Н. Правовое регулирование договора международного займа : автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2015. С. 12—13.

24 Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов /сост. И. М. Тютрюмов. М., 2004. Кн. 4. С. 342.

25 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2. С. 181—186.

чаев уголовно наказуемых деяний (ст. 217 ГК РСФСР)»26. Таким образом, на примере норм об основаниях и порядке оспаривания договора займа по его безденежности можно проследить поступательное развитие российского права. Ныне действующее регулирование оспаривания договора займа по его безденежности как текстуально, так и содержательно наиболее близко к советскому периоду.

Также показательным является придание договору займа универсального, надинститу-ционального характера законодательствами различных периодов. По правилам ст. 2045 Свода законов «к заемным обязательствам, домашним порядком совершаемым, принадлежат подписанные должником счета в суммах, следующих за работу, услугу, забранные изделия или товары и т.д.». Согласно ст. 2017 Свода законов не считались «безденежными заемные письма, выданные вместо наличного платежа за работу, услуги, товары и изделия, также в удовлетворение взысканий, проистекающих от договоров»27. А статья 2046 Свода законов устанавливала, что при непредъявлении такого счета к оплате в течение 6 месяцев он должен быть превращен в заемное обязательство28, т.е. любой долг, независимо от основания его возникновения, по соглашению сторон либо в силу указания закона трансформировался в заемное обязательство. По этому поводу Д. И. Мейер писал, что «законодательство допускает выдачу заемного письма и независимо от займа, например, вместо платы по счету, хотя долг по счету указывает не на то, что должник занял у верителя такую-то сумму, а на то, что должник забрал у верителя товаров на такую-то сумму»29.

Аналогичные положения содержались в ст. 350 проекта ГУ: «Правила о займе применяются и к тому случаю, когда акт займа выдан в удостоверение долга, проистекающего из продажи, найма или иного основания»30. Статья 209 ГК РСФСР устанавливала, что «стороны могут облечь в форму заемного обязательства всякий долг, возникающий из купли-продажи, найма имущества или другого основания. В таком случае применяются правила о займе». Статья 818 ГК РФ полностью повторяет правила дореволюционного и послереволюционного периодов. Таким образом, как в дореволюционный, так и в советский и современный периоды правового регулирования договора займа в зависимости от оснований возникновения следует выделить две разновидности заемных обязательств:

— типичные (самостоятельные) заемные обязательства, возникающие в результате фактической передачи денег и иных родовых вещей в собственность заемщика на основании традиционных сделок заемного типа (договор займа, а также кредитный договор);

— нетипичные (производные) заемные обязательства, не связанные с фактической передачей объекта в собственность заемщика, а возникающие из иных гражданско-правовых договоров незаемного типа — новации долга. В этих случаях отсутствует фактическая передача заемных средств, происходит трансформация уже существующего долга по какой-либо сделке; соответственно, в качестве займа рассматривается уже имеющаяся задолженность по иному договору31.

Сходное правовое регулирование прослеживается и в отношении формы договора займа. Так, ст. 2032 Свода законов допускала заключе-

26 Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (утр. силу) // СПС «КонсультантПлюс».

27 Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. С. 350.

28 Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. С. 370.

29 Мейер Д. И. Русское гражданское право : в 2 ч. М., 2003.

30 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2. С. 165—167.

31 См.: Грицай Н. В. Заемные обязательства в гражданском праве : автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2010. С. 8.

ние договора займа в устной форме. Статья 349 проекта ГУ содержала правило, согласно которому «заем на сумму свыше тридцати рублей должен быть удостоверен заемным письмом, распиской или иным письменным актом»32. Правда, различаются последствия несоблюдения письменной формы: по дореволюционному праву должник, даже и доказавший действительность займа, не мог получить всей суммы займа, а только в пределах 12 рублей — это предельная сумма для займов в устной форме в дореволюционной эпохе. Положения ГК РСФСР по вопросу о форме займа предусматривали, что договор займа на сумму свыше 50 золотых рублей должен быть совершен в письменной форме, в противном случае в примечании к ст. 136 ГК РСФСР предусматривалось, что несоблюдение правила, изложенного в этой статье, лишало стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение договора на свидетельские показания, но не лишало их права приводить письменные доказательства. Аналогичные правила предусмотрены по действующему законодательству в ст. 808 и 162 ГК РФ. Таким образом, прослеживается поступательное развитие права в отношении последствий несоблюдения письменной формы сделки.

Сходен и порядок досрочного возврата суммы займа. Согласно ст. 355 проекта ГУ «по беспроцентному долгу заемщик может произвести платеж и до срока. По процентному долгу заимодавец не обязан принимать платеж до срока33». Также и по правилам ст. 215 ГК РСФСР по беспроцентному займу заемщик вправе произвести, а заимодавец обязан принять платеж и до срока. Аналогичное положение находим в п. 2 ст. 810 ГК РФ.

Показательно и правило о возможности заключить предварительный договор о заключении в будущем договора займа. Согласно положениям ст. 362 проекта ГУ «обязательство дать в заем, установленное в предварительном дого-

воре, теряет силу, если впоследствии наступили или впервые сделались известными лицу, обязавшемуся дать в заем, обстоятельства, столь значительно ухудшающие имущественное положение другой стороны, что возникает опасность потерять всю сумму, предназначенную отдаче взаймы или ее часть. Предварительный договор о займе должен быть удостоверен на письме»34. В соответствии со ст. 218 и 219 ГК РСФСР «предварительный договор о заключении в будущем договора займа должен быть совершен в письменной форме независимо от суммы займа. А лицо, обязавшееся по предварительному договору дать другому взаймы, может требовать расторжения предварительного договора, если впоследствии имущественное положение контрагента значительно ухудшится, в частности, если он будет признан несостоятельным или приостановит платежи»35. В то же время в действующем ГК РФ гл. 42, посвященная регулированию договора займа, не содержит указания на последствия заключения предварительного договора займа.

Не дает однозначного ответа о возможности и правовой судьбе заключения предварительных договоров в отношении реальных договоров ст. 429 ГК РФ. В связи с этим в науке ведутся споры относительно допустимости и последствий заключения предварительного договора о заключении в будущем договора займа. М. И. Брагинский считал, что нормы о предварительном договоре (ст. 429 ГК РФ) как раз и рассчитаны на реальные договоры, когда для возникновения договора необходимы и соглашение, и передача вещи, поскольку в консенсуальном договоре ничто не мешает сторонам заключить договор, указав в нем в качестве срока исполнения более позднюю дату36. Напротив, Е. А. Суханов однозначно высказался против возможности «понудить займодавца к выдаче займа, поскольку обещание предоставить заем не имеет юридического значения»,

32 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2. С. 162—165.

33 Указ. соч. С. 172—173.

34 Указ. соч. С. 186—189.

35 Постановление ВЦИК от 11.11.1922 «О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р.».

36 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. Кн. 1. С. 231—232.

сама же конструкция займа «не рассчитана на развитый рыночный оборот»37.

Однако согласно воззрениям ученых-цивилистов как современного, так и прошлого периодов, в случае заключения предварительного договора о передаче предмета займа в будущем у займодавца появляется обязанность заключить договор займа на согласованных условиях38. Следовательно, заключение договора займа разделяется на две стадии: первая — достижение соглашения; вторая — передача вещи, кроме того, договор займа в таком случае однозначно приобретает двусторонне обязывающий характер39, а юридическая связь между займодавцем и заемщиком возникнет еще до передачи вещи40. В. В. Витрянский полагает, что из предварительного договора займа вытекает обязанность займодавца в будущем заключить договор на согласованных ранее условиях.

Тем не менее, по мнению В. В. Витрянского, не вполне обоснованно применять к уклоняющемуся от заключения основного договора займодавцу правила п. 4 ст. 445 ГК РФ, которые предоставляют возможность другой стороне договора обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор41. Тогда возникает вопрос о юридической значимости такого соглашения и возможности потребовать взыскания убытков с уклоняющейся стороны. Полагаем, что для ответа на данный вопрос как раз и следует обратиться к нормативным правовым актам, проектам законов, доктрине российского дореволюционного и послерево-

люционного периодов. Например, Д. И. Мейер считал, что «нет, однако же, никакого препятствия заключить (договор займа. — А. Х.) и таким образом, что одно лицо обязывается дать в заем другому такую-то денежную сумму, а другое лицо обязывается возвратить ее тогда-то»42.

Также К. П. Победоносцев писал, что «возможно, независимо от заемного обязательства, обязательство о заключении займа. это будет договор особого рода, но не заем, и на основании его нельзя требовать взыскания. с того, кто не представил в срок денег для займа или не выдал в срок заемного письма; можно будет разве требовать вознаграждения за нарушение обязательства, т.е. за убыток, если он произошел непосредственно от несбывшегося расчета на исполнение»43.

В объяснениях к проекту ГУ указывалось, что «соглашение сторон о предстоящем займе, в противоположность соглашению о ссуде, не лишено практического значения», и подчеркивается, что важнейшие займы как раз и совершаются на основании предварительных соглашений44. В указанных объяснениях отмечалось, что вопрос о действии и силе данного обещания предоставить заем невозможно разрешить только на основании общих положений договорного права.

Даже обращение к большинству законодательных актов зарубежных стран того периода, например к швейцарскому, французскому, итальянскому или саксонскому законодательствам, не дает ответа на поставленный вопрос.

37 Суханов Е. А. Договор займа, кредита, факторинга // Российское гражданское право : учебник. М., 2011. С. 900.

38 См.: Агарков М. М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 82 ; Новицкий И. Б. Избранные труды по гражданскому праву. М., 2006. Т. 1. С. 131 ; Абрамова Е. Н. Заемные и расчетные обязательства // Гражданское право : учебник : в 3 т. М., 2017. Т. 2. С. 557—558.

39 Арсланов К. М. О двусторонне обязывающем характере договора займа. С. 85—87.

40 Павлодский Е. А. Договоры организаций и граждан с банками. М., 2000. С. 5 ; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. Кн. 1. С. 231—232.

41 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. Кн. 5 : в 2 т. Т. 1 : Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. С. 114—115.

42 Мейер Д. И. Указ. соч.

43 Победоносцев К. П. Курс гражданского права. СПб., 1890. Ч. 3 : Договоры и обязательства. С. 334.

44 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2. С. 187.

Действительно, для консенсуальных договоров такой вопрос не может иметь существенного значения, так как предварительный договор, по сути, есть основной договор и имеет для сторон окончательное значение (см., например п. 5. ст. 429 ГК РФ).

Зарубежные законы конца XIX — начала XX в. признавали соглашение о будущем займе действительным, если в таком соглашении определены сумма или количество предметов займа (ст. 1109 Цюрихского и ст. 1068 Саксонского уложений, ст. 3642 Прибалтийских гражданских законов). Также составители проекта ГУ отмечали, что лицо, согласившееся принять в будущем беспроцентный заем, имеет право отказаться от получения займа. Если же заем предполагался процентным, то отказ должен был влечь за собой имущественную ответственность принявшего обещание45.

Также разработчики проекта ГУ коснулись вопроса об основаниях отказа от предварительного соглашения о займе, отметив, что за исключением того случая, когда заем обеспечивается залогом или закладом, передача имущества в заем является наиболее рискованной сделкой. По этому поводу Н. Г. Вавин в 1923 г. отмечал, что «передача имущества в заем является наиболее рискованной сделкой, нежели передачи по многим другим основаниям, ибо передаваемые заемщику вещи смешиваются с его остальным имуществом»46. Следовательно, передавая заемщику предмет займа, займо-давец, как правило, предварительно оценивает его имущественное положение. Изменения в имущественном положении заемщика влияют на надежность долгового требования. Значит, при заключении предварительного договора займа займодавец предполагает, что к моменту исполнения договора займа имущественное положение заемщика не ухудшится настолько, что последний будет не в состоянии вернуть полученное взаймы.

Таким образом, если впоследствии имущественное положение контрагента (заемщика)

45 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2. С. 190.

46 Вавин Н. Г. Указ. соч. С. 20.

47 Указ. соч. С. 20—21.

значительно ухудшится, лицо, обязавшееся по предварительному договору дать другому взаймы, может требовать расторжения предварительного договора47. Однако в этой связи необходимо ответить на вопрос, какое изменение в имущественном положении заемщика следует признать достаточным для отказа от выдачи взаймы по предварительному договору. Если обратиться к зарубежному законодательству рассматриваемого периода, то прусское законодательство любое изменение личного либо имущественного положения будущего заемщика считало достаточным для отказа от исполнения обещания (ст. 656, 657 разд. 11 ч. 1 Прусского общего земского права). Швейцарский закон в качестве оснований от отказа допускал только несостоятельность будущего заемщика либо прекращение им платежей (ст. 632).

Проект Баварского гражданского уложения принимал во внимание только такое ухудшение имущественного положения заемщика, когда надежность займодавца вследствие этого существенно уменьшалась. И, наконец, ст. 610 Германского уложения допускала отмену обещанного займа, если имущественное положение потенциального заемщика ухудшилось настолько, что возникнет опасность потери всего или части предмета, предназначенного для передачи взаймы по предварительному соглашению к отдаче взаймы. Разработчики проекта ГУ остановили свой выбор на немецкой модели (см. вышеприведенную ст. 362 проекта ГУ), установив также обязательную письменную форму для предварительного договора о займе.

Предоставив возможность сторонам предварительного соглашения о займе отказаться от достигнутых договоренностей, необходимо определить и соответствующие последствия. Иностранные законодательства рассматриваемого периода вообще допускали принудительную передачу предмета займа заемщику от займодавца и без воли (кроме предварительной)

на то последнего48. Однако составители проекта ГУ считали, что применение общих правил о необходимости неукоснительно соблюдать взятые на себя обязательства к подобного рода договорам должно иметь исключения, например, если род и количество подлежащих передаче в будущем вещей были определены абстрактно49.

Также составители проекта ГУ обращали внимание и на практическую нецелесообразность принудительной передачи обещанного взаймы, поскольку, например, при отсутствии у обещавшего дать взаймы нужной суммы или предмета займа необходимо обращать взыскание на иное принадлежащее ему движимое или недвижимое имущество, хотя в действительности и по существу должником в прямом смысле этого слова он еще не является. «Должник может быть лишен имущества путем обращения на него взыскания лишь в размере той ценности, какую он на самом деле внес в состав имущества верителя (кредитора. — прим. А. Х.) принятием на себя обязательства, осуществляемого в принудительном порядке; обязующийся же дать взаймы не вносит обещанной суммы в имущество принимающего обещания, так как он обусловливает свое обязательство возникновением для другой стороны одновременно с исполнением им обещания обязательства возвратить такую же сумму. Следовательно, в момент обещания дать взаймы в состав имущества принимающей стороны входит лишь выгода, ожидаемая от распоряжения обещанным предметом, но не ценность, которую представляет сам этот предмет, поскольку эта самая ценность в будущем подлежит возврату. Таким образом, подлежит взысканию лишь сумма, отражающая ценность выгоды»50.

В связи с этим в проекте ГУ предлагалось ввести правило, закрепленное в ст. 3642 Свода гражданских узаконений Прибалтийских губерний, а ранее установленное римским правом,

что, если обещавший дать взаймы откажется от исполнения, он обязан возместить другой стороне причиненные таким отказом убытки. Также допускалось включение в предварительный договор условия о выплате неустойки на случай отказа от исполнения данного обещания (договорная неустойка). Согласно ст. 363 проекта ГУ, если обязавшийся дать взаймы не исполнял своей обязанности, то он должен был возместить другой стороне понесенные ею убытки.

Что касается случаев, когда отказывался от получения обещанного уже заемщик, то зарубежные законодательства предусматривали разные последствия. Прусское законодательство допускало требовать вознаграждение в размере полугодичных обычных процентов, начисленных на сумму предполагаемого займа, если невозможно доказать убытки в большем размере.

По нашему мнению, взыскание процентов за полгода даже при отсутствии действительно понесенных убытков является чрезмерным, так как займодавец имеет возможность вложить сумму непереданного займа во вклад в банк, либо в ценные бумаги, либо подыскать другого заемщика. Цюрихское уложение предоставляло займодавцу возможность внести сумму займа на хранение в суд и требовать с заемщика уплаты причитающихся процентов как за реальное пользование займом. Считаем данное положение неоправданным по тем причинам, что сумма, которая могла быть пущена в коммерческий оборот, передается в непроизводительное хранение. В связи с этим считаем верным то положение, которое было предусмотрено проектом ГУ, а именно: «Тот, кому обещан заем, отвечает за убытки, произошедшие вследствие отказа его от займа лишь в том случае, когда по займу условлены проценты»51.

На примере вышеприведенных правил, регулировавших договор займа в дореволюционный и послереволюционный периоды, и при их

48 Статья 331 швейцарского закона об обязательствах, ст. 1110, 1111 Цюрихского гражданского уложения, ст. 1069 Саксонского гражданского уложения, ст. 620 проекта Баварского уложения, ст. 655 Прусского общего земского права.

49 Пояснения к ст. 363 проекта Гражданского уложения Российской империи.

50 Гражданское уложение. Кн. 5. Т. 2. С. 198.

51 Статья 363 проекта Гражданского уложения Российской империи.

сопоставлении с современным регулированием считаем доказанным, что современное правовое регулирование договора займа основано на нормах российского дореволюционного законодательства и дореволюционной доктрине, а также на нормах послереволюционного периода, что позволяет использовать правовые конструкции, выработанные в указанные периоды наукой и практикой. В частности, в дореволюционной доктрине была доказана возможность заключить договор займа по консенсуальной модели52, в связи с чем считаем, что данную правовую конструкцию можно воспроизвести в действующем гражданском законодательстве.

Как следствие, предлагаем внести соответствующие поправки в п. 1 ст. 807 ГК РФ и изложить его в следующей редакции: «По договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества».

Далее, поскольку действующее российское законодательство не содержит норм, непосредственно регулирующих правоотношения сторон при заключении предварительного договора о заключении в будущем договора займа, а также о последствиях неисполнения такого договора, считаем что следует применять правила, выработанные дореволюционной доктриной, проектом Гражданского уложения Российской империи, а также ГК РСФСР 1922 г. А именно: во-первых, следует законодательно разрешить заключать предварительные договоры о заключении в будущем договора займа. Во-вторых, надо установить, что предварительный договор о заключении в будущем договора займа должен быть совершен в письменной форме независимо от суммы займа. В-третьих, следует предусмотреть, что лицо, обязавшееся по предварительному договору дать другому взаймы,

может требовать расторжения предварительного договора, если впоследствии наступили или впервые сделались известными лицу, обязавшемуся дать в заем, обстоятельства, столь значительно ухудшающие имущественное положение другой стороны, что возникает опасность потерять весь предмет, сумму, предназначенные отдаче взаймы, или их часть. В-четвертых, при отказе обещавшего дать взаймы от исполнения своей обязанности он должен возместить другой стороне понесенные ею убытки. В свою очередь, тот, кому обещан заем, при отказе принять сумму займа, должен возместить другой стороне убытки, только если договор займа предполагался возмездным (процентным).

В связи с изложенным предлагаем дополнить ст. 807 ГК РФ пунктом 5 следующего содержания:

«Стороны вправе заключить предварительный договор о заключении в будущем договора займа.

Установленное в предварительном договоре обязательство дать в заем теряет силу, если впоследствии наступили или впервые сделались известными лицу, обязавшемуся дать в заем, обстоятельства о значительном ухудшении имущественного положения другой стороны, вследствие чего возникает опасность потерять всю сумму, предназначенную отдаче взаймы или часть ее.

Если обязавшийся дать взаймы не исполнил своей обязанности, то он должен возместить другой стороне понесенные ею убытки. Если лицо, взявшее на себя обязательство принять предмет займа, установленное в предварительном договоре, отказывается от принятия, оно обязано возместить другой стороне убытки, только если договор займа предполагался возмездным (процентным)».

И, наконец, предлагаем ст. 808 ГК РФ дополнить пунктом 3 следующего содержания: «Предварительный договор о заключении в будущем договора займа должен быть совершен в письменной форме, независимо от суммы займа».

52 См.: Мейер Д. И. Указ. соч.

1. Абрамова Е. Н. Заемные и расчетные обязательства // Гражданское право : учебник : в 3 т. — М. : Проспект, 2017. — Т. 2. — 880 с.

2. Агарков М. М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. — М. : Бек, 1994. — 350 с.

3. Арсланов К. М. О двусторонне обязывающем характере договора займа // Седьмой пермский конгресс ученых-юристов : материалы всерос. науч.-практ. конф. — Пермь, 2016. — С. 85—87.

4. Арсланов К. М. О заимствованиях иностранных юридических конструкций в российском гражданском праве // Ученые записки Казанского ун-та. — Сер. «Гуманитарные науки». — 2015. — Т. 157. — Кн. 6. — С. 79—89.

5. Арсланов К. М. О значении сравнительно-правовых исследований иностранного права для развития российского частного права // Сравнительное правоведение в условиях интеграции государств : материалы II Международного конгресса сравнительного правоведения (Москва, 3 декабря 2012 года). — М. : Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2013. — С. 126—131.

6. Арсланов К. М. О связи российского гражданского права и иностранного правового опыта в период с XIX века по настоящее время // XI Всерос. науч.-практ. конф. «Державинские чтения» : сб. ст. — М., 2016. — С. 188—191.

7. Арсланов К. М. Становление Казанской школы гражданского права и ее влияние на развитие современного российского гражданского права // Казанские юридические школы: эволюция образовательных и научных традиций в современной юриспруденции / под ред. Тарханова И. А., Валее-ва Д. Х., Ахметьяновой З. А. — М. : Статут, 2016. — 512 с.

8. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. — Кн. 1 : Общие положения. — М. : Статут, 2011. — 847 с.

9. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. — Кн. 5 : в 2 т. — М. : Статут, 2011. — Т. 1 : Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. — 736 с.

10. Вавин Н. Г. Договор займа по Гражданскому кодексу : догматический очерк с приложением соответствующего законодательного материала. — М. : Всерокомпом, 1923. — 36 с.

11. Вишневский П. Н. Правовое регулирование договора международного займа : автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 2015. — 25 с.

12. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В. А. Белова. — М. : Юрайт, 2009. — 993 с.

13. Грицай Н. В. Заемные обязательства в гражданском праве : автореф. дис. . канд. юрид. наук. — М., 2010. — 19 с.

14. Карапетов А. Г., Савельев А. И. Свобода договора и ее пределы. — М. : Статут, 2012. — Т. 2 : Пределы свободы определения условий договора в зарубежном и российском праве. — 453 с.

15. Мейер Д. И. Русское гражданское право в 2 ч. М. : Статут, 2003. — 831 с.

16. Новицкий И. Б. Избранные труды по гражданскому праву : в 2 т. — М. : Статут, 2006. — Т. 1. — 460 с.

17. Павлодский Е. А. Договоры организаций и граждан с банками. — М. : Статут, 2000. — 266 с.

18. Победоносцев К. П. Курс гражданского права : Договоры и обязательства. Указатели и приложения к Курсу гражданского права. — СПб. : Синод. тип., 1896. — Ч. 3. — 755 с.

19. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М. : Статут, 2013. — 351 с.

20. Рогова Ю. В. Отдельные вопросы классификации гражданско-правовых договоров // Юридическая наука и правоохранительная практика. — 2012. — № 4. — С. 92—95.

21. Ровный В. В., Хаскельберг Б. Л. Консенсуальные и реальные договоры в гражданском праве. — М. : Статут, 2004. — 124 с.

22. Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. — М. : Норма ; Инфра-М, 2013. — 496 с.

23. Сафиуллина Д. Р. Межотраслевые связи договорного права : дис. . канд. юрид. наук. — Казань, 2015. — 199 с.

24. Суханов Е. А. Договор займа, кредита, факторинга // Суханов Е. А. Российское гражданское право : учебник. — М., 2011. — 1208 с.

25. ТомтосовА. А. Не законом единым // URL: http://www.lawyercom.ru/article/20829-qqbl-16-m6-17-06-2016-ne-zakonom-edinym-blog (дата обращения: 01.05.2017).

26. Тузов Д. О. Заметки о консенсуальных и реальных договорах // Сб. науч. ст. в честь 60-летия Е. А. Крашенинникова. — Ярославль, 2011. — С. 91—131.

27. Тютрюмов И. М. Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов. — М. : Статут, 2004. — Кн. 4. — 635 с.

28. Arslanov K., Nizamieva O. Surrogacy: Legal and Moral Dimension of the Problem from the Perspective of Russian, Foreign and International Experience // Research Journal of Applied Sciences. — 2015. — № 10 (12). — P. 841—844.

Материал поступил в редакцию 3 июля 2017 г.

LEGAL REGULATION OF THE LOAN AGREEMENT IN RUSSIA IN 1917—2017

KHABIROV Arthur Ilfarovich — Assistant of the Department of Civil Law at the Kazan (Volga) Federal

420073, Russia, Kazan, ul. Adelya Kutuja, d. 46, kv. 69

Abstract. In the paper the author scrutinizes the process of historical formation of the concept of loan. The author compares the legal regulation of the loan agreement under the Code of Laws (Svod Zakonov) of the Russian Empire, the draft Civil Code (Grazhdanskoye ulozheniye) of the Russian Empire, the RSFSR Civil Code of 1922 with the laws currently in force. Turning to the history of law is not accidental, since the Concept of the Civil Legislation Development 2009 draws attention to the need to take into account the historical development of Russian Law. In support of the conclusions made by the author, the paper provides the examples the legislative and judicial authorities appealing to the history of Russian Law, namely, the rules of law and the doctrine of pre-revolutionary and Soviet periods. Based on the analysis of the relevant norms, it is concluded that the current legal regulation of the loan agreement is based on the norms of the Russian pre-revolutionary legislation and pre-revolutionary doctrine, as well as on the norms of the post-revolutionary period, which allows to apply the legal structures developed during the specified periods in the science and jurisprudence. Thus, the author suggests that the possibility of concluding and determining the consequences of refusal from the preliminary contract concerning conclusion of the loan agreement in the future be enshrined in the Civil Code of the Russian Federation. In addition, the author, based on the analysis of the doctrine of the XIX-XXI centuries, substantiates the possibility of concluding the loan agreement in accordance with the consensual model.

Keywords: preliminary loan agreement, history, the Code of Laws of the Russian Empire, the draft Civil Law of the Russian Empire, consensual loan agreement.

1. Abramova E. N. Zaemnye i raschetnye obyazatel’stva // Grazhdanskoe pravo : uchebnik : v 3 t. — M. : Prospekt, 2017. — T. 2. — 880 s.

2. Agarkov M. M. Osnovy bankovskogo prava. Uchenie o cennyx bumagax. — M. : Bek, 1994. — 350 s.

3. Arslanov K. M. O dvustoronne obyazyvayushhem xaraktere dogovora zajma // Sed’moj permskij kongress uchenyx-yuristov : materialy vseros. nauch.-prakt. konf. — Perm’, 2016. — S. 85—87.

4. ArslanovK. M. O zaimstvovaniyax inostrannyx yuridicheskix konstrukcij v rossijskom grazhdanskom prave // Uchenye zapiski Kazanskogo un-ta. — Ser. «Gumanitarnye nauki». — 2015. — T. 157. — Kn. 6. — S. 79—89.

5. Arslanov K. M. O znachenii sravnitel’no-pravovyx issledovanij inostrannogo prava dlya razvitiya rossijskogo chastnogo prava // Sravnitel’noe pravovedenie v usloviyax integracii gosudarstv : materialy II Mezhdunarodnogo kongressa sravnitel’nogo pravovedeniya (Moskva, 3 dekabrya 2012 goda). — M. : Institut zakonodatel’stva i sravnitel’nogo pravovedeniya pri Pravitel’stve RF, 2013. — S. 126—131.

6. Arslanov K. M. O svyazi rossijskogo grazhdanskogo prava i inostrannogo pravovogo opyta v period s XIX veka po nastoyashhee vremya // XI Vseros. nauch.-prakt. konf. «Derzhavinskie chteniya» : sb. st. — M., 2016. — S. 188—191.

7. Arslanov K. M. Stanovlenie Kazanskoj shkoly grazhdanskogo prava i ee vliyanie na razvitie sovremennogo rossijskogo grazhdanskogo prava // Kazanskie yuridicheskie shkoly: e’volyuciya obrazovatel’nyx i nauchnyx tradicij v sovremennoj yurisprudencii / pod red. Tarxanova I. A., Valeeva D. X., Axmet’yanovoj Z. A. — M. : Statut, 2016. — 512 s.

8. Braginskij M. I., Vitryanskij V. V. Dogovornoe pravo. — Kn. 1 : Obshhie polozheniya. — M. : Statut, 2011. — 847 c.

9. Braginskij M. I., Vitryanskij V. V. Dogovornoe pravo. — Kn. 5 : v 2 t. — M. : Statut, 2011. — T. 1 : Dogovory

0 zajme, bankovskom kredite i faktoringe. Dogovory, napravlennye na sozdanie kollektivnyx obrazovanij. — 736 c.

10. Vavin N. G. Dogovor zajma po Grazhdanskomu kodeksu : dogmaticheskij ocherk s prilozheniem sootvetstvuyushhego zakonodatel’nogo materiala. — M. : Vserokompom, 1923. — 36 s.

11. Vishnevskij P. N. Pravovoe regulirovanie dogovora mezhdunarodnogo zajma : avtoref. dis. . kand. yurid. nauk. — M., 2015. — 25 s.

12. Grazhdanskoe pravo: aktual’nye problemy teorii i praktiki / pod obshh. red. V. A. Belova. — M. : Yurajt, 2009. — 993 s.

13. Gricaj N. V. Zaemnye obyazatel’stva v grazhdanskom prave : avtoref. dis. . kand. yurid. nauk. — M., 2010. — 19 s.

14. KarapetovA. G., Savel’evA. I. Svoboda dogovora i ee predely. — M. : Statut, 2012. — T. 2 : Predely svobody opredeleniya uslovij dogovora v zarubezhnom i rossijskom prave. — 453 s.

15. Mejer D. I. Russkoe grazhdanskoe pravo v 2 ch. M. : Statut, 2003. — 831 s.

16. Novickij I. B. Izbrannye trudy po grazhdanskomu pravu : v 2 t. — M. : Statut, 2006. — T. 1. — 460 c.

17. Pavlodskij E. A. Dogovory organizacij i grazhdan s bankami. — M. : Statut, 2000. — 266 s.

18. Pobedonoscev K. P. Kurs grazhdanskogo prava : Dogovory i obyazatel’stva. Ukazateli i prilozheniya k Kursu grazhdanskogo prava. — SPb. : Sinod. tip., 1896. — Ch. 3. — 755 s.

19. Pokrovskij I. A. Osnovnye problemy grazhdanskogo prava. — M. : Statut, 2013. — 351 s.

20. Rogova Yu. V. Otdel’nye voprosy klassifikacii grazhdansko-pravovyx dogovorov // Yuridicheskaya nauka

1 pravooxranitel’naya praktika. — 2012. — № 4. — S. 92—95.

21. Rovnyj V. V., Xaskel’berg B. L. Konsensual’nye i real’nye dogovory v grazhdanskom prave. — M. : Statut, 2004. — 124 s.

22. Romanec Yu. V. Sistema dogovorov v grazhdanskom prave Rossii. — M. : Norma ; Infra-M, 2013. — 496 s.

23. Safiullina D. R. Mezhotraslevye svyazi dogovornogo prava : dis. . kand. yurid. nauk. — Kazan’, 2015. — 199 s.

24. Suxanov E. A. Dogovor zajma, kredita, faktoringa // Suxanov E. A. Rossijskoe grazhdanskoe pravo : uchebnik. — M., 2011. — 1208 s.

25. Tomtosov A. A. Ne zakonom edinym // URL: http://www.lawyercom.ru/article/20829-qqbl-16-m6-17-06-2016-ne-zakonom-edinym-blog (data obrashheniya: 01.05.2017).

26. Tuzov D. O. Zametki o konsensual’nyx i real’nyx dogovorax // Sb. nauch. st. v chest’ 60-letiya E. A. Krasheninnikova. — Yaroslavl’, 2011. — S. 91—131.

27. Tyutryumov I. M. Zakony grazhdanskie s raz»yasneniyami Pravitel’stvuyushhego Senata i kommentariyami russkix yuristov. — M. : Statut, 2004. — Kn. 4. — 635 s.