Честь достоинство и деловая репутация в германии

05.09.2018 Выкл. Автор admin

Защита чести и достоинства от публикаций типа панамского скандала (Бехметьев А.)

Дата размещения статьи: 28.02.2017

Суть панамского скандала

Его назвали одним из самых громких скандалов за всю историю человечества. В 1880 году Фердинанд Лессепс и его сын Шарль Лессепс основали Всеобщую компанию Панамского межокеанского канала, выпускавшую акции под строительство и обещавшую участникам долю в прибыли от прохода судов. До этого Лессепс успешно реализовал постройку Суэцкого канала, и под новый проект главным инженером был назначен уже известный специалист Гюстав Эйфель (тот самый). Комплекс этих факторов обеспечил неслыханную популярность новому проекту и несколько эмиссий акций реализовались без каких-либо проблем. Всего компания собрала 1,3 млрд. франков, что в конце 19-го века по стоимости равнялось примерно 377 тоннам золота, соответственно, при современной цене золота это 15,1 млрд. долларов США. Количество акционеров составило порядка 700 тыс. человек. При всем при этом 4 февраля 1889 года было объявлено о банкротстве и ликвидации Панамской компании. Скандал произошел после разглашения фактов коррупции в высших эшелонах власти, «услуги» которой покупались на деньги Панамской компании. Оба Лессепса и Эйфель сначала были осуждены, но кассационный суд отменил приговоры, и, в общем-то, виновные вышли сухими из воды.
Мне вспомнился старый панамский скандал в свете нового панамгейта или панамского скандала-2, произошедшего с разницей в 127 лет после публикации документов юридической компании Mossack Fonseca из Республики Панама. И там и там фигурируют и баснословные суммы денег, и известные фамилии вплоть до первых лиц государств, и все вместе выглядит сомнительно и с юридической, и просто с моральной точки зрения.
Вкратце напомню, что произошло. В 2015 году анонимный источник передал журналистам 11,5 млн. файлов документов, касающихся регистрационных, а также операционных данных фирм, открытых иностранными клиентами в панамской офшорной юрисдикции за последние 38 лет.
В нашей стране многие СМИ пытались представить эти документы вбросом, провокацией и атакой на видных политических деятелей нашего государства, но данная концепция не выдерживает никакой критики, т.к.:
во-первых, опубликованные документы датируются с 1977 по 2015 год. Это показывает, что, грубо говоря, то, что получилось взять, то и взяли, без какой-либо выборки по годам работы какого-либо официального лица;
во-вторых, в документах упоминаются граждане по крайней мере 59 государств планеты;
в-третьих, если учитывать высокопоставленность упомянутых в досье лиц, то там фигурируют конкретные фамилии 12 действующих или бывших глав государств, и ни бывших российских лидеров, ни действующего среди этих фамилий нет, хотя если уж не с 1977, то с 1991 года наверняка можно было бы и чью-либо фамилию найти.
Из всего этого я делаю вывод, что получение такой информации было журналистской удачей, которую кто-то решил использовать, в том числе и против своих конкурентов или противников, ни больше ни меньше.

Защита чести, достоинства и деловой репутации в России

У граждан и компаний, задетых данной панамской историей, может появиться резонный вопрос: могу ли я подать в суд на тех, кто сделал эту информацию публичной? Какие перспективы процесса? Давайте разберемся по порядку.
Согласно законодательству Российской Федерации, в частности Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», у каждого, в том числе и газеты, есть право выражать свое мнение, получать и распространять информацию, идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ, но существует и конституционное право каждого на защиту своей чести и доброго имени. Кроме Конституции РФ, наши права защищает и статья 152 ГК РФ, обеспечивающая право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений, а также существует многострадальная статья Уголовного кодекса РФ о клевете. Многострадальная, потому что в 2011 году ее отменили, а в середине 2012 года ее снова ввели, но под другим номером, теперь это статья 128.1 «Клевета». Иски вправе предъявлять граждане и компании, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности и порочащие сведения.
У нас существует большая разница в правоприменении статьи 152 ГК РФ к физическим и к юридическим лицам. Если есть возможность маневрировать, то гораздо более перспективной видится подача иска от физического лица, чем от компании, т.к. право на защиту чести и достоинства гражданина закреплено в Конституции РФ, а деловая репутация юридических лиц — это «всего лишь» одно из условий успешной деятельности, и суд не относится к этому так серьезно. Кроме того, к компаниям не применяется возможность требования компенсации морального вреда. Но нужно тщательно определить возможность такого маневра, т.к. в удовлетворении ваших законных требований и практически 100% выигрышном деле можно потерпеть неудачу из-за того, что суд сочтет потерпевшим, например, не вас, а вашу компанию и наоборот.
Пример.
Юридическое лицо написало заявление в арбитражный суд и подало иск в отношении редакции одной районной газеты с требованием опровержения порочащих его деловую репутацию сведений об использовании руководителем этого юридического лица неэффективных методов в управлении предприятием.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, сославшись на отсутствие веских причин для осуществления правовой оценки якобы распространенных сведений.
В соответствии с п. п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
Материалами дела было подтверждено, что статья, об опровержении которой просит истец, была опубликована в рамках предвыборной кампании. В публикации содержались сведения о борьбе местных кланов за неучтенные доходы от продажи металлургической продукции предприятием, и в одном из этих кланов состоял генеральный директор акционерного общества.
Следовательно, опровергаемые сведения затрагивают руководителя акционерного общества как физическое лицо и, что важно, в связи с его участием в выборах в местный представительный орган власти.
Оспариваемая информация не содержит сведений, порочащих деловую репутацию истца, таким образом, иск юридического лица и требование акционерного общества о защите деловой репутации удовлетворению не подлежат.
Постановлением суда в кассационной инстанции данный судебный акт оставлен без изменений.
Но бывает и по-другому.
В телеэфире региональной телерадиокомпании вышла программа, в которой показали репортаж о том, что сотрудниками полиции на складе ликероводочного завода обнаружена партия спиртных напитков с наклеенными просроченными акцизными марками, и возбуждено уголовное дело в отношении директора этого завода.
Факт распространения данных сведений свершился, соответственно, это стало основанием для обращения завода с иском в суд к телекомпании и конкретно к ведущей телепередачи с требованием об опровержении.
Защита телекомпании строилась на том, что сведения, распространенные в отношении директора, не порочат деловую репутацию завода, т.е. юридического лица.
В итоге по решению суда первой инстанции, оставленному без изменений судом апелляционной инстанции, распространенные в эфире вышеуказанной телекомпании сведения признаны не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию завода. Телекомпания обязана опровергнуть указанные сведения в том же средстве массовой информации и в той же форме.
При этом оба суда исходили из следующего. В соответствии с п. п. 1, 7 ст. 152 Гражданского кодекса РФ юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.
Сведения, относящиеся к возбуждению уголовного дела в отношении директора завода, признаны судом не соответствующими действительности. Из содержания приговора суда следует, что представленная информация касается гражданина непосредственно как руководителя завода, а не только как физического лица.
В соответствии со ст. ст. 53, 91 Гражданского кодекса РФ, ст. 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.
Следовательно, компания (общество), в отношении руководителя которой распространены порочащие ее недостоверные сведения, вправе требовать опровержения этих сведений, поскольку они порочат не только деловую репутацию генерального директора, но и репутацию всего юридического лица, которое занято определенным видом предпринимательской деятельности (производственной, торговой, посреднической и т.д.). Таким образом, очевидно, что распространение сведений о том, что в процессе осуществления основного вида деятельности исполнительным органом организации совершено такое общественно опасное деяние, как преступление, не может не отразиться на деловой репутации компании.
Постановлением суда кассационной инстанции данный судебный акт оставлен без изменений.
Комментируя данные дела, можно сказать, что в первом случае совершена ошибка в выборе правильного истца. Подавался бы иск от физического лица, то никаких проблем завершить данное дело в свою пользу у истца бы не было. Во втором случае истец выбран верно, но ситуация «не дожата». Вполне возможно было бы подать иск и о компенсации коммерческого ущерба в связи с действиями телекомпании. Главное, правильно показать причинно-следственную связь между заявлениями в телепередаче и, например, причинением ущерба или упущенной выгодой. И такой прецедент есть.
ИД «Коммерсантъ» опубликовал статью, в которой говорится о том, что у «Альфа-Банк» существенные проблемы с ликвидностью. В этот же вечер отделения и банкоматы банка были буквально атакованы вкладчиками. После успешно отраженной «атаки» клиентов «Альфа-Банк» обращается в арбитражный суд г. Москвы с иском к ИД «Коммерсантъ» о защите деловой репутации, о пресечении действий ответчика по злоупотреблению свободой массовой информации, о взыскании убытков 20,5 млн. руб. и о взыскании репутационного вреда 300 млн. руб. В оценочную стоимость прямых убытков были включены убытки от: неполучения процентного дохода по кредитам, покупки дополнительных объемов наличных долларов США, проведения внеплановой рекламной кампании, а также убытки, связанные с дополнительными расходами на охрану, инкассацию и увеличение трудозатрат. Возражая против удовлетворения иска, ответчик заявляет, что изложенные в статье сведения получены им от информационного агентства, что согласно п. 2 ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации» является основанием для освобождения его от ответственности. Что касается требования взыскать понесенные прямые убытки, ответчик сослался на то, что истцом не доказан факт непосредственного наличия убытков и их суммы, а также наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и предъявленными к взысканию убытками.
Руководствуясь ст. 152 Гражданского кодекса РФ, суд постановил удовлетворить исковые требования в полном объеме. Необходимо отметить, что, когда принималось решение по этому делу, пункт, касающийся возмещения морального (репутационного) вреда гражданину, применялся и к защите деловой репутации юридического лица. Сейчас это уже не так.
Есть еще один «громкий» пример, его мы рассмотрим для понимания сумм возможных исков от физических лиц.
Савеловский районный суд г. Москвы удовлетворил иск Марины Влади на 1 млн. руб. к «Экспресс-газете», принадлежащей ИД «Комсомольская правда», и обязал дать опровержение публикации, порочащей честь и достоинство известной актрисы и принесшей ей душевные страдания.

Вывод

Эти примеры дают нам основание полагать, что грамотно составленные иски о защите чести, достоинства и деловой репутации к российским СМИ, пишущим про панамский скандал, имеют перспективу, особенно в том случае, если автор делает какие-либо порочащие заявления, не приводя ссылок на источники, например, довод ответчика, что данные им получены от информационного агентства, разбивается тем, что в публикации ответчик не привел ссылку на информационное агентство, что, по мнению суда, лишает его права ссылаться на п. 2 ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации», которая гласит, что издание не несет ответственность за распространение недостоверной информации, если она получена от информационных агентств. В любом случае такого автора можно рассмотреть если не ответчиком, то соответчиком точно.
Также критически важно определить, кто (компания или физическое лицо) пострадал от публикации. Для расчета возможной компенсации физическому лицу суд учитывает масштаб, категорию, род информации, степень распространения, условную «стоимость» репутации того или иного человека. У публичного человека она будет больше и еще больше в случае, когда распространяются сведения, например, о совершении особо тяжкого преступления. Не секрет, что иногда офшоры используются как безопасный способ получить взятку или «откат». Соответственно, если гипотетический автор обвиняет кого-либо в получении взяток через офшоры, то это можно квалифицировать по статье 290 УК РФ (получение взятки). И если указаны суммы, превышающие 1 млн. рублей, то это уже особо крупный размер, и преступление переходит в разряд особо тяжких, в таком случае сумма компенсации морального ущерба будет выше. Важным моментом является и то, что для удовлетворения иска истец обязан доказать факт распространения порочащей информации, а ответчик — то, что информация соответствует действительности.

Подача жалобы в ЕСПЧ?

Поскольку я специализируюсь на международном праве, то некоторые мои знакомые интересовались, смогли бы мы (гипотетически) подать в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), если бы панамское досье касалось бы лично нас? «Почему именно ЕСПЧ?», — спрашиваю я. Отвечают: «Сначала же публикация появилась в Европе».
Действительно, оригинальная публикация была представлена немецкой газетой, но сначала необходимо сказать несколько слов про ЕСПЧ. Нужно иметь в виду, что используемое Европейским судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации. В ЕСПЧ «наша» статья — статья 10 «Свобода выражения мнения». Она гарантирует право на свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Подача иска в ЕСПЧ — это долгая процедура, т.к. ЕСПЧ — это надгосударственный судебный орган, он действительно может принять иск от российского физического лица или компании, поскольку Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод в 1998 году, но для этого необходимо соблюсти ряд условий.
1. Для того чтобы жалоба была признана приемлемой по существу, заявителем должны быть исчерпаны все внутригосударственные средства защиты своего права, т.е. физическим лицам необходимо пройти четыре судебные инстанции (две кассационные); юридическим лицам — после решения первой кассационной, параллельно с подачей иска в Верховный Суд РФ.
2. Иски, направляемые в ЕСПЧ, должны относиться к событиям, за которые ответственна государственная власть. Жалобы против физических и юридических лиц Европейским судом не принимаются к рассмотрению.

Вывод

Поскольку в том, что общеизвестно о панамской истории, не усматривается каких-либо явных действий или роли государств, то и подача жалобы в Европейский суд по правам человека мне не видится возможной. Максимум, что мы сможем от них получить, это так называемое решение о неприемлемости заявления.

А что, если обидчик за границей?

Еще один вариант защиты своей чести, достоинства и деловой репутации — это подача иска в суд по месту нахождения ответчика, т.е. в Германии, т.к. самым первым распространителем панамского досье стала газета «Зюддойче цайтунг» (нем. Zeitung — «Южногерманская газета») с юридическим адресом в г. Мюнхене. Необходимо учитывать, что немецкое законодательство отличается от российского. Начнем с того, что далее в статье, когда я буду писать про Германию, вместо длинного «унижение чести, достоинства и деловой репутации, оскорбление, клевета» я буду употреблять одно слово «диффамация».
В Германии диффамация — уголовное преступление. Статья 186 УК ФРГ определяет диффамацию как утверждение или распространение какого-либо факта, относящегося к другому лицу, который может его порочить или отрицательно сказаться на общественном мнении о нем. Наказывается штрафом или заключением под стражу на срок до одного года. В случае, когда диффамация совершается публично или через распространение письменных материалов, срок заключения под стражу может составлять до 2 лет.
Кроме того, есть отдельная статья 187 («Клевета») УК ФРГ, состав преступления в которой заключается в том, что лицо распространяет заведомо ложную информацию о ком-либо с целью подрыва его репутации или снижения оценки его кредитоспособности. Наказывается штрафом или заключением под стражу на срок до двух лет. В случае, когда клевета распространяется публично или через СМИ, срок заключения под стражу может составлять до 5 лет.
Немецкая судебная практика в общем соответствует общеевропейским стандартам и в дополнение к определению того, соответствует ли какое-либо выражение истине, немецкие суды оценивают и степень влияния этого выражения на формирование общественного мнения. Важно, является ли выражение утверждением или оценочным суждением, т.е. просто выражением собственного мнения. Выражение собственного мнения не является составом преступления. При помощи лингвистической экспертизы (лингвистических экспертиз) суд определяет, является ли выражение утверждением факта или оценочным суждением.
Например, в 2012 году Конституционный суд Германии отменил постановление Высшего регионального суда Мюнхена из-за того, что судья неправильно трактовал различие между утверждением факта и оценочным суждением. Мюнхенский суд обязал небольшой журнал покрыть понесенный ущерб более крупному журналу «Фокус» за публикацию, рассказывающую о том, что журналисты из «Фокуса» якобы обзванивали зубных врачей и предлагали им заплатить за то, чтобы появиться в топ 115 лучших врачей стоматологов-имплантологов. Тем не менее Конституционный суд Германии определил, что Мюнхенский суд ошибочно сфокусировал свое внимание только на вопросах, как и кто звонил стоматологам, почему они сделали это, вместо того чтобы рассматривать эти обвинения в контексте общей критичности всей статьи. То есть в статье журналист критиковал всю систему, а не обвинял конкретно журнал «Фокус» в «заказном» характере рейтингов.
В немецкой судебной практике были такие случаи, когда и правдивые утверждения признавались формальным оскорблением, таким образом, образовывали состав преступления для привлечения лица, произнесшего их, к уголовной ответственности, но в последнее время Верховный суд рекомендовал ограничить такую практику.
Например, в 2006 году Федеральный суд Германии отказал в удовлетворении иска по обвинению в диффамации в отношении редактора онлайн-издания «Франфуртер Альгемайне Цайтунг». В своей статье данное СМИ назвало дочь соосновательницы Фракции Красной Армии (леворадикальная террористическая организация) «дочерью террористки». По сути все верно. Основательница этой организации приговорена судом по обвинению в терроризме, а она ее дочь, т.е. о заведомо ложных сведениях говорить не приходится, вопрос был только в том, является ли данная формулировка приемлемой. Суд согласился, что язык журналиста был резким и спорным и оказал серьезное моральное воздействие на истицу. Тем не менее Суд отметил, что статья была, вообще-то, про клиентов одной из парикмахерских в Берлине, что в данном случае позволяет ответчику ссылаться на «презумпцию приемлемости языка», а также на то, что истица сама афишировала свои отношения с матерью через публикации в СМИ и то, что она является дочерью человека, обвиненного в терроризме, т.е. она и не желала это скрывать. Поэтому в этом деле Суд признал формулировку приемлемой в данных обстоятельствах.
При подготовке иска о защите чести и достоинства в немецкий суд нам нужно учитывать не только судебный опыт, описанный выше, но и то, что Конституционный суд Германии защищает право журналистов на публикацию непроверенных фактов, которые могут повредить репутации какого-либо лица, если эта публикация отвечает следующим критериям (согласно разъяснению КС ФРГ от 2013 года):
— публикация затрагивает общественные интересы;
— в публикации должен приводиться хотя бы минимум убедительных фактов;
— публикация должна быть справедливой и сбалансированной, не создающей впечатление того, что вопрос о виновности лица уже решен (обычно это требует приведения реабилитирующих обстоятельств и доводов);
— в публикации должна содержаться противоположная точка зрения;
— журналист проявил особую скрупулезность и аккуратность при проверке фактов.
Еще несколько примеров.
В 2012 году районный суд Дрездена оправдал двух журналистов по обвинению в диффамации, отменив решение суда низшей инстанции о штрафе в 6000 евро каждому. Дело заключалось в том, что данные журналисты написали две статьи, которые были напечатаны в газете «Цайт» и журнале «Шпигель». Это было журналистское расследование о предполагаемых связях между бывшими высокопоставленными судебными должностными лицами из Саксонии и несовершеннолетними проститутками. Публичный дом, который они предположительно посещали, был закрыт, его владелец приговорен к тюремному заключению. Полиция начала расследование связей между этими высокопоставленными деятелями и публичным домом, разразился грандиозный скандал, получивший большой общественный резонанс. Журналисты опубликовали интервью с несколькими бывшими проститутками, работницами того публичного дома, где одна из них рассказывает, что в полиции она опознала одного из судей, но данные материалы не вошли в доказательную базу, и проверка по ним не проводилась. В своей статье «Рано отпустили» авторы задаются риторическим вопросом, мол, на обоих следователей оказывалось давление. Позже эти следователи сказали, что их статья не задела, но уполномоченный от полиции все равно подал иск о диффамации. Суд низшей инстанции согласился, что риторический вопрос содержал «утверждение о факте, порочащем достоинство», но районный суд отменил это решение, определив, что вопрос, поднятый журналистами, был достаточно обоснованным и базировался на фактах. Кроме того, данная тема представляет общественный интерес, а журналисты выполнили условия по публикации непроверенных фактов (о которых я писал выше). Таким образом, Суд подтвердил, что в соответствии с судебной практикой «СМИ могут публиковать порочащие материалы, даже если уже в момент публикации остаются сомнения в надежности используемого материала».

Выводы

Как в Европе, так и в России имеется судебная практика в отношении дел по защите чести, достоинства и деловой репутации. Общим принципом является то, что должны быть доказаны три составляющие: факт распространения, факт порочности и факт недостоверности. Если лицо или организация обнаружили информацию о себе в панамских документах, то это повод обратиться в суд. Если факт распространения и факт порочности не представляется проблемным доказать, то я очень сильно сомневаюсь в том, что фигурантам панамских документов хочется, чтобы им предъявляли больше доказательств, тем более очевидно, что это только подогреет интерес общественности и СМИ к этой персоне или организации, поэтому желание поскорее «замять» и «законсервировать» эту историю видится логичным выходом.

Честь достоинство и деловая репутация в германии

Понятие чести, достоинства и деловой репутации

В литературе долгое время идет дискуссия о сущности отдельных нематериальных благ и неимущественных прав, неисчерпывающий перечень которых приведен в ст. 150 ГК РФ. Каждое из них имеет специфику, обусловленную характером этого блага и установленными в законодательстве средствами его правовой защиты.

Имеют свои особенности и такие нематериальные блага как честь, достоинство, деловая репутация.

Еще в советский период развития права в нашем государстве авторы указывали на то, что «честь и достоинство как объекты гражданско-правовой охраны относятся к числу важнейших духовных нематериальных благ (моральных ценностей), принадлежащих каждому гражданину, каждой социалистической организации». Ст. 5 7 Конституции СССР 1977г. устанавливала: «Граждане СССР имеют право на судебную защиту от посягательств на честь и достоинство, жизнь и здоровье, на личную свободу и имущество».

И в наше время честь, достоинство и деловая репутация важнейшие нематериальные блага, гарантируемые положениями международных документов и национального законодательства. В Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. провозглашается, что никто не может подвергаться незаконным посягательствам на его честь и репутацию (ст. 17). Конституция РФ закрепляет право гражданина на защиту своей чести и доброго имени (ст. 23). В развитие конституционных норм, действующее гражданское законодательство относит достоинство личности, ее честь и доброе имя, деловую репутацию к числу наиболее значимых нематериальных благ. Гражданский кодекс РФ содержит статью 152, направленную на охрану чести достоинства, деловой репутации. Закон «О средствах массовой информации» включает статьи, учитывающие специфику реализации права на опровержение порочащих, не соответствующих действительности сведений, распространенных в средствах массовой информации (ст. 43-46). Принято постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 24 февраля 2005г. №3 Российская газета, №50, 15.03.05г..

Необходимо заметить, что юридическая наука определения дефиниций «честь», «достоинство» и «деловая репутация» не выработала.

В.В. Копьев считает, что в задачу законодателя не входит формулировать определение данных понятий, так как известно, что это не правовые категории Копьев В.В. Компенсация морального вреда чести и деловой репутации юридических лиц [Текст] // Закон. — 2004.-№4. — С. 116.. К.М. Арсланов указывает на то, что существует объективная невозможность дать в законе четкое и законченное определение данных категорий Арсланов К.М. Функции правового института возмещения морального вреда при посягательстве на честь, достоинство, деловую репутацию и сферу частной жизни гражданина по законодательству России и Германии [Текст]// Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Казань, 1999. — С.26..

Существование такой ситуации приводит к противоречиям в определении этих понятий. Вместе с тем, ясное разъяснение и подлинный смысл являются непременными условиями соблюдения законности, единообразного и правильного применения данных понятий.

По мнению А.Л. Анисимова, содержание понятия «честь» является социальным в связи с тем, что понятия и представления о чести складывались и формировались в процессе нравственной практики того или иного общества, общения людей между собой. При этом общественная оценка личности не зависит от воли и желания самого оцениваемого лица, поскольку вся его деятельность проходит под контролем общества и именно оно формирует оценку нравственных качеств каждого конкретного человека Анисимов А.Л. Честь, достоинство, деловая репутация: гражданско-правовая защита [Текст]. М.: Юристъ, 2008. — С.9.. Другие авторы придерживаются аналогичной точки зрения и указывают на то, что человек не может «уклониться» от суждений окружающих его людей, которые оценивают его поступки, т.е. от общественного мнения. Можно сказать, что общественное мнение представляет собой специфическое явление духовной жизни общества, состояние общественного сознания. Его определяют по-разному: в явлениях духовной жизни общества, особой форме коллективной оценочно-познавательной деятельности, коллективных суждениях, высказываниях, представлениях и др Ермолова Г. Неимущественные права юридического лица [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2006.- № 16.-С.11..

В советском гражданском праве под честью понималась определенная социальная оценка лица, ибо «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя» Джабаева А.С. Деловая репутация юридического лица как нематериальный актив: некоторые вопросы гражданско-правового режима [Текст]//Юридический мир.- 2007.- № 1.- С.34., или же объективное общественное свойство Склярова Я.В. Возмещение убытков как способ защиты деловой репутации//Убытки и практика их возмещения: Сборник статей [Текст]/ Отв. ред. М.А. Рожкова. Статут, 2006.- С.122. .

В литературе встречается также следующее определение чести: «Честь — внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть; объективная оценка личности, определяющая отношение общества к гражданину, социальная оценка моральных и иных качеств личности; способность человека оценивать свои поступки, действовать в жизни в соответствии с принятыми в обществе моральными нормами, правилами и требованиями» Астахов П. О защите чести и деловой репутации юридических лиц [Текст]//Современное право.- 2005.- № 12.- С.17..

Помимо этого, в юридической литературе присутствует характеристика чести как определенной положительной оценки обладателя. Так, A.M. Эрделевский определяет честь как сопровождающееся положительной оценкой общества отражение качеств лица в общественном сознании Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики [Текст]. М., Юрайт. 2008. — С. 108..

Вряд ли можно полностью согласиться с таким утверждением. По мнению М.Н. Малеиной и других авторов, честь может быть как положительной, так и отрицательной. Она сохраняет свое значение даже при общем к ней неуважении Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита [Текст]. М., Норма, 2000.- С.137; Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона [Текст]. — М., Юрид. лит, 1990. — С.169.. Другой вопрос, что у гражданина, действительно, прежде всего, возникает потребность в защите положительных сторон своей чести Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными правами граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации [Текст]. Екатеринбург, Сибирское книжное издательство, 2004. — С. 148..

Положительная оценка деятельности и поведения человека со стороны общества возвышает его в глазах окружающих, благотворно воздействует и на чувство собственного достоинства, в известном смысле придает ему силы для дальнейшего нравственного совершенствования. Разные последствия для того или иного лица может вызывать его отрицательная оценка. В одних случаях она заставляет человека стремиться к исправлению своих недостатков, в других — усугубляет их.

Поэтому общественная оценка человека должна быть объективной. Для формирования таковой необходимо достоверное знание самого объекта оценки, т.е. тех действий или бездействий, которые подвергаются оценке. Объективный характер чести проявляется, главным образом, в том, что она является объективным выражением отношений личности и общества.

В основе представления о чести лежит определенный нравственный критерий — в силу этого проявляется объективный характер категории чести. Объективный характер критерия нравственности не допускает субъективного, произвольного толкования того, что является честью или бесчестьем. Кроме того, нельзя отрицать возможности формирования неправильной общественной оценки в отношении конкретного человека или группы людей. Таким образом, честь является категорией, отражающей достоинство индивида в сознании других людей, общественную его оценку с учетом существующей морали и правовых устоев в этом обществе Кузин С. Споры вокруг репутации [Текст]//ЭЖ-Юрист.- 2007.- № 26.- С.5. .

В традиционном понимании честь — это общественная оценка личности, мера социальных, духовных качеств гражданина Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. — С. 155..

А.Л. Анисимов отмечает, что при определении понятия «честь» различают два аспекта — объективный и субъективный.

Честь — это и общественная оценка общественного признания, и стремление поддержать свою репутацию. Та или иная оценка деятельности индивида коллективом, обществом, признание его положительных качеств и заслуг воспринимается им как нечто объективное, выступает как этическое благо, как оценочная категория, направленная от общества к личности.

Что же касается субъективной, личной стороны чести, то она заключается в способности человека оценивать свои поступки, подавлять в себе эгоистические, безнравственные стремления и намерения. осуществление которых в данном обществе расценивалось бы как бесчестье, и в его способности действовать в соответствии с принятыми в этом обществе моральными нормами, правилами.

Личная сторона чести всегда неразрывна с социальной, подчиняется, обуславливается последней и оказывает на нее огромное воздействие, так как человек не может «уклониться» от суждений окружающих его людей, которые оценивают его поступки, от общественного мнения Анисимов А.Л. Указ. соч. — С. 13.

Честь, прежде всего, означает оценку личности с точки зрения социально-этической, и уважительное отношение к ней не возникает произвольно, а обусловлено как самой личностью, так и сущностью и соизмеримостью общественного отношения. Честь — это определенная социальная оценка гражданина, объективное общественное свойство Малеина М.Н. Указ. раб. — С. 58..

Как представляется, объективной является точка зрения тех, кто считает, что во всякой человеческой деятельности присутствует нравственный аспект, а потому любая такая деятельность может быть предметом моральной оценки. В то же время формирование правильной общественной оценки человека, суждение о нем должны основываться не на его единичных действиях и поступках, а на их совокупности. В частности, во внимание должны приниматься производственная деятельность того или иного лица, его поведение в общественных местах, быту, семье и т. п. При этом необходимо учитывать не только конечный результат его действий и поступков, но и мотивы, цели, побуждения, которыми он руководствуется при совершении каких-либо поступков (или при бездействии) в определенных ситуациях. В свою очередь, мотивы поведения человека следует рассматривать в органической связи с общественными последствиями его поведения. Именно поэтому высокой общественной оценки заслуживает поведение, в котором налицо единство морально-целостного мотива и общественно-полезного результата Фоков А.П. Честь, достоинство и деловая репутация как объекты гражданских прав [Текст]//Российский судья.- 2005.- № 5.- С.5..

На основе вышеизложенного «честь» можно определить как объективную оценку (положительную или отрицательную) обществом конкретной личности в совокупности ее качеств, свойств и способностей.

В органическом единстве с честью находится категория достоинства, которая является своеобразным отражением социальной оценки в сознании его носителя. В иерархии первостепенных целей общества, когда мы утверждаем, что «человек — цель, а не средство», мы предопределяем, что общество и государство должны заботиться об охране прав и свобод, в том числе о достоинстве личности. Разумеется, допустимы определенные ущемления интересов конкретного человека в рамках закона со стороны государства, если это делается во благо общества в целом. При этом разумные ограничения прав или свобод человека должны корреспондироваться с международно-правовыми стандартами таких ограничений, быть установленными в национальном законодательстве, проводиться в строго определенных критериях, когда другими методами невозможно решить ту или иную социальную задачу.

В преамбуле Всеобщей декларации прав человека 1948 г. сказано, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи и равных и неотъемлемых прав их, является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. В связи с этим они охраняются правом.

По содержанию других международно-правовых актов, конституций ряда развитых стран достоинство человека определяет суть личности. Оно не может быть разрушено, так как разрушается существо личности, которое присуще как живущим, так и ушедшим из жизни. Пройдя столетия сложного пути философско-религиозного и социально-правового осмысления, государственно- и международно-правового признания, достоинство человека в настоящее время все чаще становится предметом одного из неотъемлемых конституционных прав и основополагающих конституционных принципов общества и государства.

Достоинство, согласно Конституции РФ, — абсолютная ценность любой личности, охраняемая государством. В ст. 21 говорится: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». Иначе говоря, как бы общество ни оценивало данного человека и, как бы он сам ни относился к себе, он уже как личность имеет ценность в глазах государства и общества.

Следует подчеркнуть, что все граждане России как самоценные личности равны, пользуются правом на свою неприкосновенность, невмешательство в личную жизнь, на индивидуальную свободу и самовыражение и т.д. Отсюда достоинство человеческой личности признается в равной мере за всеми членами общества, что не исключает, разумеется, признания больших заслуг одних перед другими Петрухин И.Л Человек как социально-правовая ценность [Текст]// Государство и право. — 1999. — № 10. -С. 83-84..

По С.И. Ожегову — достоинство — совокупность свойств, характеризующих высокие моральные качества, а также сознание ценности этих свойств и уважение к себе Ожегов С.И. Словарь русского языка [Текст] / под ред. Шведовой Н.Ю. — М., Язык, 1987. 18-е изд — С.701..

В общепринятом понимании достоинство — это совокупность собственных качеств, способностей и их внутренняя самооценка Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. — С. 155..

Достоинство того или иного человека заключается в духовных и физических качествах, ценных, в частности, с точки зрения потребностей общества. Его социальный характер проявляется в том, что достоинство, как моральная ценность и общественно значимое качество личности, определяется существующими общественными отношениями и в известной мере нередко не зависит от человека. Но данная категория выступает еще и как сознание и чувство собственного достоинства. Эти субъективные стороны достоинства представляют собой осмысление и переживание человеком своей моральной ценности и общественной значимости, они обусловливаются общественными отношениями и зависят от них.

По М.Н. Малеиной, достоинство — внутренняя самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения Малеина М.Н. Указ. раб. — С.58.. В.Д. Костюк считает что «достоинство» — а) самооценка личности, сознание ею своих личных качеств, способностей, своего общественного значения; б) самооценка личности, основанная на ее оценке обществом; в) осознание человеком своей ценности как человека вообще, конкретно личности, профессионала и т.д Костюк В.Д. Нематериальные блага: Защита чести, достоинства и деловой репутации [Текст]. М., Норма , 2002. — С.309.. По А.Л. Анисимову достоинство — это самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего поведения, общественного значения Анисимов А.Л. Указ. соч. — С.9.. С.В. Потапенко определяет достоинство как морально-правовую категорию — позитивно-субъективного характера, определяющую оценку собственной личности Потапенко С.В. Проблемы судебной защиты от диффамации в СМИ [Текст]. Краснодар, Пресс, 2002. — С. 197..

Таким образом, категория достоинства являет собой органическое единство социального и индивидуального.

С учетом сказанного, «достоинство» представляет собой оценку личностью совокупности собственных качеств, свойств и способностей в определенной степени основанную на их общественной оценке. Следует отметить, что честь и достоинство — понятия достаточно широкие, богатые по содержанию и глубоко диалектические по своей природе. Они могут восприниматься в сферах нравственного сознания (как чувства и как понятия), этики (как категории морали) и права (как защищаемые законом социальные блага).

Категории чести и достоинства определяют отношение к человеку как высшей общественной ценности. Это сложные общественные категории, имеющие ряд самостоятельных, но неразрывных и взаимосвязанных аспектов. Взаимно переплетаясь, они представляют собой единое явление и выступают как оценочные категории по отношению к гражданину, его личным качествам. О неразрывной связи чести и достоинства свидетельствует и то обстоятельство, что в их основе лежит единый определенный нравственный критерий. Категории «честь» и «достоинство» едины, но не тождественны Пешкова О.А. Защита деловой репутации и других нематериальных благ юридических лиц [Текст]//Правовые вопросы связи.- 2005.- № 1.- С.34..

Несмотря на неразрывную связь общественной оценки лица и его самооценки, между честью и достоинством существует и различие. Оно заключается в том, что честь, как уже отмечалось, это общественная оценка личности, а в достоинстве главное — субъективный момент, самооценка. Лицо само должно осознать свою общественную значимость и ценность. Отсюда можно сделать вывод, что достоинство человека находится в определенной зависимости от его воспитания, внутреннего духовного мира, особенностей его психического склада и в конечном итоге — от способности человека должным образом оценить мнение, сложившееся о нем у окружаюпщх.

Следует помнить, что честь и достоинство существуют независимо от их правового регулирования. Основы гражданского законодательства не породили их существования, равно как и не могли бы прекратить его. На их существование не оказывает влияния тот факт, предусматриваются ли они нормами права и какой его отрасли Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву [Текст]. — Саратов, издательство Саратовского университета, 1973. — С.382..

В органической связи с честью и достоинством находится и такое понятие, как «репутация». Если представление о достоинстве личности исходит из принципа равенства всех людей в моральном отношении и их самооценки, то понятие чести, наоборот, дифференцированно оценивает людей, что тем или иным образом находит отражение в их репутации Словарь по этике [Текст] / Под ред. Кона И.С — М., Язык, 1975. — С. 351.. Заметим, что понятие репутации в известном смысле совпадает с понятием чести в ее внешнем, объективном значении. В репутации личности в большей мере проявляются ее деловые качества, чем морально-этические.

Говоря о репутации, В.Д. Костюк дает следующее определение этому понятию: «Репутация — сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств; преобладающее в определенной общественной среде мнение об отдельном лице или группе лиц; слава человека, добрая и дурная, как и чем кто слывет; общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого-либо, чего-либо; сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании; сложившееся у окружающих мнение о нравственном облике того или иного человека (коллектива), основанное на его предшествующем поведении (предшествующей деятельности) Костюк В.Д. Указ. соч. — С.315.». С одной стороны, в ней воплощено общественное признание достоинства прошлой деятельности, а с другой — она оказывает влияние на роль и место данного субъекта в дальнейшей совместной деятельности.

Репутация человека зависит от него самого, так как формируется на основе его поведения. Насколько человек дорожит своей репутацией, судят по его поступкам. Репутация может быть положительной или отрицательной и имеет подвижный характер в зависимости от того, на какой информации она базируется Сергеев А.Л. К вопросу о содержании правоотношений в сфере обеспечения достоинства личности [Текст]//Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление.- 2006.- № 6.- С.12..

Следует отметить, что понятие репутации отсутствует в текстах закона, есть лишь понятие деловой репутации как частного случая, репутации вообще.

Большинство авторов определяют рассматриваемое понятие практически одинаково. Так, деловая репутация определяется как сопровождающееся оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании Скловский К. Об ответственности средств массовой информации за причинение вреда деловой репутации [Текст]//Хозяйство и право.- 2005.- № 3.- С.30.. По мнению К.М. Арсланова, под «деловой репутацией» понимают сложившееся в обществе мнение о профессиональных качествах лица» Арсланов К.М. Функции правового института возмещения морального вреда при посягательстве на честь, достоинство и сферу частной жизни гражданина по законодательству России и Германии. — С.42.. О.Н Садиков считает, что деловая репутация — это оценка профессиональных качеств гражданина и юридического лица Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) [Текст]/ Отв. ред. д.ю.н., проф. Садиков О.Н. М., Норма, 2004. — С.335.. М.Н. Малеина указывает, что деловая репутация представляет собой набор качеств и оценок, с которыми гражданин ассоциируется в глазах своих клиентов, потребителей, контрагентов, поклонников (для шоу-бизнеса), коллег по работе и персонифицируется среди других профессионалов в этой области деятельности Малеина МН. Указ. раб. — С. 136-140.. Деловая репутация гражданина определяется уровнем его квалификации и характеристикой профессиональной деятельности, а юридического лица — оценкой производственной или иной деятельности в соответствии с его правовым статусом в условиях предпринимательских и рыночных отношений Казалиев А. Компенсация репутационного вреда: торг неуместен [Текст]//Бизнес-адвокат.- 2006.- № 22.- С.4; Сошникова М.П. Гражданско-правовые и экономические аспекты деловой репутации [Текст] // Законодательство и экономика. — 2008. — № 1. — С. 32..

Высший Арбитражный Суд России в своих постановлениях неоднократно подчеркивал, что понятие деловой репутации в гражданско-правовом смысле применимо только к физическим и юридическим лицам, участвующим в деловом обороте. По мнению арбитражных судов, это понятие имеет связь, прежде всего с предпринимательской деятельностью.

Аналогичной позиции придерживается и ряд авторов, указывая, что деловая репутация распространяется только на физических и юридических лиц — субъектов коммерческой, предпринимательской деятельности, участников делового и торгового оборота.

В свою очередь. Верховный Суд РФ и вслед за ним суды общей юрисдикции, склонны отождествлять понятие деловой репутации не только с репутацией предприимчивости, но и с профессиональной, служебной репутацией гражданина или юридического лица.

На наш взгляд, предпочтительной является точка зрения Верховного Суда РФ. К определению данного понятия следует подходить более широко и не ограничивать деловую репутацию только рамками делового оборота. Ведь прилагательное «деловая» является производным от существительного «дело». Поэтому, на наш взгляд, любое физическое или юридическое лицо, занимающееся каким либо «делом», осуществляющее социально значимую деятельность, имеет деловую репутацию. Возможно, что для лиц, участвующих в деловом обороте, это понятие более значимо, что однако, не является поводом для исключения возможности его существования и у иных субъектов права Кривошеев С.А. Опровержение [Текст]//Адвокат.- 2007.- № 2.- С.32..

Не могут иметь деловой репутации неработающие пенсионеры, инвалиды, не имеющие физической возможности заниматься каким-либо делом, домохозяйки и т.п.

Деловой репутацией в отличие от понятий чести и достоинства может обладать и любое юридическое лицо: коммерческая и некоммерческая организация, государственное и муниципальное предприятие, учреждение и др. Деловая репутация принадлежит юридическому лицу с момента образования и составляет неотъемлемую часть его правоспособности.