Часть 3 статьи 327 ук рф судебная практика

05.11.2018 Выкл. Автор admin

Сам себе адвокат

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА по ч.3 ст.327 УК РФ

Судебная практика по ч.3 ст.327 УК РФ

Судебная практика сложившаяся по применению ч.3 ст.327 УК РФ -использование заведомо подложного документа, хорошо видна из примера судебной практики, который приводится ниже.

В Ростовской области сотрудники полиции в погоне за показателями раскрываемости на протяжении нескольких лет возбуждали уголовные дела по ч.3 ст.327 УК РФ в отношении учителей школ.

В соответствии с Законом « Об образовании» учителя регулярно проходят обучение на курсах повышения квалификации. При направлении на курсы суточные и средства на оплату проживания в гостинице не выдаются, а потому учителя вынуждены все эти расходы оплачивать из собственных средств.

Для подтверждения расходов за проживания в гостинице учителя предоставляют в бухгалтерию подтверждающие платежные документы. В гостинице, где обычно снимают номера, идет бойкая торговля поддельными платежными документами. Чтобы компенсировать свои расходы, понесенные в командировке, учителя покупали эти поддельные платежные документы и предоставляли их в бухгалтерию для оплаты.

Орган дознания квалифицировал действия учителей по ч. 3 ст.327 УК РФ как использование заведомо подложного документа.

Предметом этого преступления является подложный, официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей.

Использование подложного документа — это его предъявление с целью получения каких-либо прав или освобождения от обязанностей.

По одному из таких уголовных дел учитель утверждала, что предоставила в бухгалтерию только лишь кассовый чек из гостиницы, а счет оплату не предоставляла. Предъявление одного лишь кассового чека не дает право на получение расходов за проживание в гостинице, а потому в ее действиях отсутствует состав преступления.

Защита в ходе дознания и в судах придерживалась следующей позиции.

Преступление, предусмотренное ч.3 ст.327 УК РФ имеет место быть только в случае если заведомо подложный документ был предоставлен с целью получения определенного права или освобождения от определенной обязанностью, но не с целью получения денежных средств. Завладение имуществом путем использования подложного документа должно квалифицироваться как мошенничество, т.е. по ч.1 ст.159 УК РФ.

Однако, мошенничество как и любое хищение предполагает наличие у виновного корыстной цели. Учитель же такой цели не преследовал и пояснил, что предоставил кассовый чек с целью компенсировать понесенные командировочные расходы, которые по закону ему должны компенсировать. Поскольку, корыстной цели у учителя не было, то в действиях учителя нет состава мошенничества.

Дознаватель вынес постановление о прекращении уголовного дела по ч.1 ст.159 УК, но направил в суд уголовное дело по ч.3 ст.327 УК РФ. При ознакомлении с материалами уголовного дела защита заявила ходатайство, о прекращении уголовного дела указывая, что в соответствии с руководящими разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 года № 51 « о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», незаконное получение пенсий, пособий и других выплат на основании подложных документов квалифицируется как мошенничество, т.е. по ч.1 ст.159 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч.3 ст.327 УК РФ не требуется. То есть, если нет состава мошенничества, то не может быть состава и предусмотренного ч.3 ст.327 УК РФ.

Кроме того, подозреваемый и настаивал на том, что приобщенная к уголовному делу копия счета оплаты, она не предъявляла. Этот факт подтверждается тем, что на нем нет подписи директора школы, который всегда визирует эти документы.

Изложенные доводы не были приняты во внимание.

В судах Ростовской области сложилась судебная практика вынесения обвинительных приговоров в отношении учителей по ч.3 ст.327 УК РФ, доводы защиты изложенные выше оставались без какой-либо убедительной мотивировки.

Судебная практика.

Обвинительный приговор мирового судьи был обжалован в суд апелляционной инстанции, однако жалоба осужденной была оставлена без удовлетворения. Надзорная жалоба в Президиум Ростовского областного суда так же была оставлена без удовлетворения.

Жалоба на имя Председателя Ростовского областного суда была удовлетворена. Заместитель председателя областного суда отменил постановление судьи Ростовского областного суда и направил уголовное дело и жалобу учителя на рассмотрение Президиума Ростовского областного суда. Постановлением Президиума Ростовского областного суда приговор мирового судьи и постановления суда апелляционной инстанции были отменены, а производство по уголовному делу прекращено с правом на реабилитацию.

Основанием для отмены приговора и прекращения уголовного дела явилось следующее.

Как указывалось выше, предметом этого преступления является подложный официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей. Форма документа, предоставляющая право на получение расходов на оплату гостиницы утверждена Приказом Министерства РФ от 13.12.1993 года №121 « об утверждении форм документов строгой отчетности», это форма 3-Г. Имеющийся в уголовном деле счет оплаты не соответствует этой форме, а потому документом предоставляющим право на получение денежных средств не является. Поскольку учитель не представил в бухгалтерию документ предоставляющий право в его действиях нет состава преступления.

Указанная судебная практика по применению ч.3 ст.327 УК РФ помогла избежать судимости другим учителям и дает возможность отменить уже состоявшиеся незаконные приговора в отношении других учителей.

Поделиться в соц. сетях

В августе 2015 года я обратился в Автономную некоммерческую организацию «Центр консультации и права», находящуюся по адресу г. Краснодар, ул. Пашковская, 65, по поводу моего трудоустройства в качестве третейского судьи постоянно действующего третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права». После заполнения анкеты с личными данными и последующей проверки, предоставленных мной данных, 02.09.2015г. мне было объявлено о зачислении в штат вышеупомянутой организации в качестве третейского судьи постоянно действующего третейского суда — Краснодарского краевого суда общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права». Также меня ознакомили с положением о постоянно действующем третейском суде при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права», уставом Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» и разъяснили мне мои права и обязанности. После чего мне было выдано удостоверение № 84374 для личного пользования внутри вышеупомянутой организации, справка о подтверждении статуса и ещё целый пакет документов, исходя из которого следовало что я являюсь судьёй постоянно действующего третейского суда — Краснодарского краевого суда общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права».

01.10.2015г. я двигался на автомобиле по трассе М-4 «Дон» в направлении г. Ростов-на-Дону по своим личным делам. На 1102 км. а/д М-4 «Дон» (так называемый пост «Самарский») в 08:32 меня остановил сотрудник ДПС и «попросил» предоставить для проверки документы, даже не объяснив причину остановки, что меня очень удивило так как двигались мы в пробке подъезжая к посту ДПС и нарушить что-либо я в принципе не мог. Я предоставил сотруднику ДПС портмоне с документами в первой и второй закладке которого находились моё водительское удостоверение и свидетельство о регистрации ТС соответственно. Однако сотрудника ДПС заинтересовало удостоверение с надписью Арбитражный суд Краснодарского края, также находящееся в этом портмоне. Он попросил меня показать данное удостоверение, а затем попросил ему его передать для ознакомления. После чего вместе с ним ушёл, а минут через 10-15 вернулся и начал пугать меня статьёй 327 УК РФ, якобы я подделал удостоверение судьи Краснодарского краевого суда общей юрисдикции (правда не уточнил то ли федерального, то ли мирового). Я сразу же объяснил сотруднику ДПС, что данное удостоверение является удостоверением судьи третейского суда и никаких прав и свобод оно мне не предоставляет, да и причин требовать их у данного сотрудника ДПС в тот момент не было (хотя в рапорте этот сотрудник указывает, что я «тыкал» ему удостоверением в лицо). Меня попросили показать содержание багажника, и я сразу беспрекословно это требование представителя власти выполнил. После этого меня попросили пройти на пост. Видя происходящее я сразу же в присутствии ещё нескольких сотрудников ДПС начал объяснять, что я третейский судья, потом видя, что нет понимания в их глазах сходил в машину и предоставил им весь пакет документов относительно того что это удостоверение судьи постоянно действующего третейского суда — Краснодарского краевого суда общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» и что эта организация мне данное удостоверение и выдала. Даже предоставление мной пакета документов не произвело никакого влияния на этих «служителей закона», так как целью их, как мне показалось, было не разобраться в ситуации проверив документы, а получить с меня своё вознаграждение, после чего со спокойной душой меня отпустить. Но такое разрешение ситуации меня не устраивало, поэтому я требовал либо меня отпустить, либо оформить всё происходящее документально, но заверил их в том, что я буду жаловаться и просить наказать данных сотрудников за превышение их полномочий и не соответствии профессиональной этике. После чего был оформлен протокол изъятия вещей и документов с присутствием понятых, по которому у меня изъяли удостоверение № 84374. Затем сотрудник ДПС остановивший меня и проводивший допрос, старший лейтенант полиции Попов Эдуард Викторович быстро попытался оформить постановление по делу об административном правонарушении в котором указал причину остановки моего автомобиля не пристёгнутыми ремнями при движении. Я опроверг данное утверждение инспектора ДПС, после чего он сразу по рации вызвал двух своих коллег-инспекторов ДПС, которых в момент остановки моего автомобиля даже рядом не было, для того чтобы они подтвердили в протоколе моё правонарушение, которое они якобы лично наблюдали. На моё предложение вызвать свидетеля, находившегося в моём автомобиле, они лишь усмехнулись. Затем при сопровождении патрульной машины ДПС меня доставили в МО «Азовский», где после беседы с дознавателем и предоставления ему объяснительной, а также всех правоустанавливающих документов, меня отпустили. Руководство Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» связывалось с дознавателем и предоставило все затребованные дознавателем документы. Экспертизы проведено не было, но проведённое дознавателем некое исследование установило, что нельзя провести сравнение данного удостоверения с каким-либо другим удостоверением, так как подобного образца нет. Но ничего из этого не помешало дознавателю Афанасьевой С.С. 02.11.2015г. возбудить в отношении меня уголовное дело по ч.3 ст. 327 УК РФ. На следующий день я с учредителем Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права» отправился к дознавателю Афанасьевой С.С. для выяснения причин сложившейся ситуации. Пообщавшись с дознавателем Афанасьевой С.С., нам с её слов стало ясно, что она уже готова была писать отказное по данному материалу, так как все необходимые основания для этого мы ей предоставили, но заместитель прокурора межрайонной азовской прокуратуры Дадаян Сергей Львович лично дал письменное указание о возбуждении уголовного дела в отношении меня. Мы попытались попасть на приём к Дадаян С.Л., чтобы объяснить и предоставить возможно не дошедшую до него информацию, но он наотрез отказался принять нас и пообщаться с нами. Следующим моим шагом была попытка обращения в Следственный комитет по г. Азову. Но и там я не нашел понимания. Не найдя защиты своих гражданских прав в СК РФ я подал жалобу в Азовский городской суд на незаконное возбуждение уголовного дела. Но в Азовском городском суде признали возбуждение уголовного дела законным, а также сослались на то, что не имеют законных полномочий влиять на до судебное разбирательство уголовного дела. Также остались без удовлетворения жалобы, направленные в суд апелляционной инстанции и суд кассационной инстанции.

Я в течении 5-7 месяцев обращался и в администрацию Президента РФ, и в генпрокуратуру РФ, но результатом этих обращений явилось то, что дознаватель спустя десять месяцев с момента начала всей этой нелепейшей истории собрал дело, ознакомил меня с материалами этого дела, и передал их в межрайонную азовскую прокуратуру, где конечно же утвердили обвинительное заключение. Самое обидное что никто из этих представителей ни правоохранительных органов, ни прокуратуры даже и не захотели разобраться в этом деле. Основанием для уголовного преследования с их стороны в отношении меня является рапорт сотрудника ДПС, который нашёл в моём портмоне удостоверение, в котором есть надпись что я судья Краснодарского краевого суда, а также имеется справка с Краснодарского краевого суда общей юрисдикции о том, что я не являюсь судьёй Краснодарского краевого суда общей юрисдикции. Но никто из них скажем так не заметил на обложке надпись Арбитражный суд Краснодарского края, а на моё предложение дать запрос именно в Арбитражный суд Краснодарского края и получить информацию о том, что зарегистрирован ли у них постоянно действующий третейский суд — Краснодарский Краевой суд общественной организации при Автономной некоммерческой организации «Центр консультации и права», хотя данная информация имеется на официальном сайте Арбитражного суда Краснодарского края (в списке постоянно действующих третейских суд — номер 135), получил ответ что эта информация им не нужна. А если бы ещё было проведена экспертиза, то в экспертном заключении было бы указано полное несоответствие как визуального дизайна, так и содержания моего удостоверения с удостоверением судьи общей юрисдикции. Но это же им не нужно. Тогда сразу возникает вопрос, а в чём смысл их работы, если это не защита прав и свобод граждан РФ, которые ежедневно работают, платят налоги, с которых вообще-то они, «горе-защитники», получают свою зарплату.

Я сразу обозначил всем «организаторам этого незаконного уголовного преследования» свою позицию, что я ни в чём не виноват, и в моих действиях нет состава преступления, поэтому ни с кем договариваться не буду и требовал прекращения незаконного преследования. Но раз дело дошло до суда, то буду отстаивать свою невиновность и правоту в суде. Конечно же обидно в своей стране доказывать, что «ты не верблюд», но ещё обиднее понимать, что подобное может произойти «на пустом месте» с каждым из нас, в нашей стране, которую мы любим и которой мы так дорожим, а это сборище «псевдо блюстителей закона» делает всё чтоб мы её возненавидели, ведь прикрываются они законами РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, и они издевательски показывают нам что трактовка этих законов будет только в их варианте.

Но у них это не получится, они сгниют в своей корысти и алчности, а правда всё равно восторжествует, надо только верить и сражаться за неё до победного конца.

Жаль только, что со стороны нашего государства нет никакой поддержки.

Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

1. Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а равно изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград Российской Федерации, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков —

наказываются ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, —

наказываются принудительными работами на срок до четырех лет либо лишением свободы на тот же срок.

3. Использование заведомо подложного документа —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков

Действия, в совершении которых обвиняется Рузиев П.У., связанные с переходом границы Республики Узбекистан с Республикой Казахстан в нарушение установленного порядка и подделку официальных документов являются уголовно наказуемыми в Российской Федерации и соответствуют ч. 2 ст. 322 (в редакции ФЗ N 98 от 04.07.2003) и ч. 2 ст. 327 УК РФ и предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком до 5 и до 4 лет соответственно. Сроки давности привлечения его к уголовной ответственности не истекли.

ч. 2 ст. 327 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

Решением квалификационной коллегии судей края от 11 ноября 2011 г. удовлетворено представление Председателя Следственного комитета Российской Федерации, дано согласие на возбуждение уголовного дела в отношении мирового судьи судебного участка района края в отставке Котельникова А.В. по признакам преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 325 и частью 2 статьи 327 УК РФ.

19 января 2011 года Петрова И.А. была вновь задержана в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ в связи с обвинением в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 1 ст. 201 УК РФ, и нарушением меры пресечения в виде домашнего ареста.

Ответственность за указанные выше деяния, в совершении которых обвиняется Юсуб Ф.Р. о по законодательству Азербайджанской Республики, предусмотрена также и российским уголовным законодательством, а именно: п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в особо крупном размере), ч. 2 ст. 327 УК РФ (подделка официального документа, совершенная с целью облегчить совершение другого преступления), ч. 3 ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение государственной границы, совершенное организованной группой), санкции которых предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года.

1. Приговором Ленинского районного суда города Чебоксары от 6 декабря 2013 года, частично измененным апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 6 июня 2014 года, гражданин А.Ю. Шагиев был признан виновным в совершении ряда преступлений, предусмотренных частями третьей и четвертой статьи 159, частью первой статьи 187 и частью второй статьи 327 УК Российской Федерации.

Действия, в совершении которых обвиняется Гуломов А.А., связанные с подделкой российских паспортов в целях их использования, совершенные с использованием компьютерной техники, по которым один из приобретателей паспортов был задержан на контрольно-пропускном пункте в Душанбе при попытке пересечения границы, а второй пересек государственную границу Таджикистана и был задержан в Турции, являются уголовно-наказуемыми в Российской Федерации и соответствуют ч. 2 ст. 327 и ч. 5 ст. 33 — ч. 1 ст. 322 УК РФ, предусматривающей наказание в виде; лишения свободы до 4 лет.

ч. 2 ст. 327 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Не основаны на материалах дела и выводы суда о том, что деяния, инкриминируемые Эргашову, подлежат квалификации по уголовному законодательству Российской Федерации как преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 160 и ч. 2 ст. 327 УК РФ, — хищение чужого имущества в особо крупном размере и подделка официального документа, предоставляющего права с целью облегчить совершение другого преступления.

по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 327 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.12.2011 N 420-ФЗ), с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ в виде лишения свободы на срок 2 (два) года.

Приговор № 10-20/2017 от 7 июля 2017 г. по делу № 10-20/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

07 июля 2017 года город Уфа

Октябрьский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан в составе:

председательствующего судьи Усик И.М.,

при секретаре Балобановой В.Л.,

с участием адвоката Файзуллина М.М.,

осужденной Хизяповой Э.Х.,

помощника прокурора Октябрьского района г.Уфы Мусатовой М.В.,

заслушав доклад председательствующего об обстоятельствах дела, содержании приговора мирового судьи, доводы апелляционных жалоб осужденной, адвоката, доводы сторон, суд

у с т а н о в и л:

Хизяпова Э.Х., в неустановленное следствием время, в период до 25.03.2005, и в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрела заведомо для нее подложный диплом серии ДВС № 0643519 от 29.04.2003 с регистрационным номером 73 на свое имя о якобы об окончании ею Башкирского государственного университета по специальности «юриспруденция» вместе с приложением, который хранила у себя с целью последующего использования в личных целях.

Осужденная Хизяпова Э.Х. и адвокат Файзуллин М.М. в своих апелляционных жалобах, просят отменить постановление мирового судьи судебного участка № 4 по Октябрьскому району г.Уфы от 30.01.2017 года в связи с не подтверждением вины осужденной и принять судебное решение о прекращении уголовного дела в отношении Хизяповой Э.Х. по ч.3 ст. Особенная часть > Раздел X. Преступления против государственной власти > Глава 32. Преступления против порядка управления > Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков’ target=’_blank’>327 УК РФ за отсутствием в действиях последней состава преступления.

В судебном заседании помощник прокурора просила в удовлетворении апелляционной жалобы Хизяповой Э.Х., адвоката Файзуллина М.М. в интересах Хизяповой Э.Х. отказать в связи с их необоснованностью.

Осужденная Хизяпова Э.Х. и её адвокат в судебном заседании поддержали доводы апелляционных жалоб, и просили их удовлетворить по доводам изложенным в них.

Суд, исследовав представленные материалы дела, выслушав стороны, приходит к следующему.

Хизяпова Э.Х., в мировом суде вину категорически отрицала и просила вынести оправдательный приговор, тем самым отказавшись от применения к ней акта об амнистии, при этом показала, что проживая в Балтачевском районе д. Кудашлы к ней домой пришли два человека и предложили обучаться в БашГУ на юридическом факультете в дистанционном варианте, на что она согласилась. Ей нарочно приносили документы для сдачи экзаменов, она их сдавала, а деньги отдавала нарочно тем, кто приносил задания. Диплом Хизяпова Э.Х. получила также нарочно. Она думала, что обучалась в БашГУ и ее диплом неподдельный. В БашГУ никогда не была. Просит в отношении нее вынести только оправдательный приговор.

Свидетель ФИО2 показала, что назначение сотрудников на вышестоящие должности ОВД осуществляется на основании ряда документов: рапорт от имени сотрудника, замещающего должность; представление от имени непосредственного руководителя структурного подразделения; прохождение сотрудником ВВК и ЦПД; требование ОРЧ СБ (то есть проверка со стороны службы безопасности МВД); отзыв о прохождении от имени непосредственного руководителя структурного подразделения; заключение психолога. По выполнении указанных требований составляется протокол аттестационной комиссии, по результатам которой сотрудник назначается на должность. Данные требования предъявляются практически при каждом назначении на вышестоящую должность ОВД. При этом, предоставление сотрудником ОВД оригинала диплома не требуется, поскольку в личном деле имеется заверенная сотрудником ОК его копия, которая также, как и остальные документы, является одним из оснований назначения на должности и присвоения специальных званий. В конечном счете, весь пакет вышеперечисленных документов, подшивается, и таким образом, приобщается к личному делу сотрудника. Назначения Хизяповой Э.Х., в ее случае, на вышестоящие должности, а также присвоения очередных спец.званий, требовали наличия у нее высшего профессионального (юридического) образования. До 05.10.2015 она состояла в должности полицейского отделения охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых ИВС ОМВД России по г. Нефтекамску. С 01.06.2015 на нее в соответствии с приказом были возложены обязанности старшего специалиста направления по работе с личным составом. 01.06.2015 в Отделения МВД России поступило указание МВД по РБ «О проведении сверки дипломов». Во исполнение данного указания 05.06.2015 ею в учебные заведения направлены 10 запросов о подтверждении учебы, в том числе и в Башкирский государственный институт о подтверждении учебы начальника группы дознания Отделения МВД России по г. Агиделиь Хизяповой Э.Х.. 10.07.2015 получена архивная справка за вх. № 3754, в которой сообщалось, что вышеуказанный диплом на имя Хизяповой Эльзы Ханифовны не выдавался и в отчетной документации Башкирского государственного института не числится. По данному факту была проведена служебная проверка, не дождавшись окончания которой Хизяпова Э.Х. была уволена по собственному желанию. При изучении личного дела Хизяповой Э.Х. ею было выяснено, что данный диплом был предъявлен в 25.03.2005 при поступлении на службу стажером на должность участкового уполномоченного милиции ОМВД России по Октябрьскому району г.Уфы. Соответственно, с того времени и было заведено личное дело Хизяповой Э.Х., которое затем, 23.01.2006 с переводом Хизяповой Э.Х. на должность следователя следственной группы при Агидельском ГОВД, было передано в ОМВД по г. Агидель /том 1 л.д. 172-174, №2 л.д. 99-100/

Свидетель ФИО3 показала, что в период с 01.06.2004 по 01.08.2009 года она работала в УВД Октябрьского района г.Уфы заместителем начальника управления по работе с личным составом. При трудоустройстве кандидатов на должности УВД Октябрьского района г.Уфы она проводила с теми беседы, после чего отправляла к подчиненным ей инспекторам отдела кадров. Инспектор отдела кадров оформляла личное дело на будущего сотрудника, запрашивала у кандидата необходимые документы, в том числе и об окончании высшего или среднего профессионального образования. Со всех этих документов инспектор снимала ксерокопии, заверяла их печатью и подписью, а затем отправляла требование на спец.проверку по базам информационного центра (адм.практика, судимости). Далее, после спец.проверки инспектор направлял кандидата на прохождение военной врачебной комиссии и ЦПД. В случае, если результаты всех проверок были положительные, то есть если кандидат либо его родственники не привлекались к уголовной ответственности, был здоров по заключению ВВК и ЦПД, после этого готовилось заключение о том, что кандидата можно принять стажером на определенную должность. Указанное заключение о приеме на работу подписывалось ею и заместителем начальника управления, курирующего подразделение, утверждалось начальником УВД по Октябрьскому району г.Уфы. Уже после этого издавался приказ о назначении стажером по должности с испытательным сроком в 3 месяца. Хизяпову Э.Х. она не помнит, В случае с Хизяповой Э.Х. процедура трудоустройства последней была абсолютно та же. Хизяпова Э.Х. также предоставляла инспектору отдела кадров УВД Октябрьского района г.Уфы необходимые документы, с которых снимались ксерокопии и приобщались в личное дело, также проходила ВВК и ЦПД, и после этого была рекомендована на службу. До 2011 года при оформлении кандидатов на службу в органы внутренних дел архивные справки из учебных заведений по представленным кандидатами дипломам не запрашивались. Обязательная проверка дипломов началась только с 2011 года с реорганизации МВД по РБ и изданием ФЗ «О полиции». Кандидат был обязан предоставить только оригиналы документов, с которых снимались копии. Сами копии, в том числе и заверенные при трудоустройстве в органы внутренних дел не принимались. Соответственно Хизяповой Э.Х. мог быть предоставлен только оригинал диплома об окончании высшего образовательного учреждения. Усомниться в то время в получении дипломов об окончании профессионального образовательного учреждения кандидатами, в том числе и Хизяповой Э.Х. сотрудники отдела кадров не могли, и архивные справки не запрашивали, поскольку доверяли кандидатам на должности сотрудников ОВД. По представленному на обозрение личному делу Хизяповой Э.Х. видно, что 25.03.2005 в отношении Хизяповой Э.Х. был составлен послужной список, который был подписан ею и инспектором отдела кадров Абдулнафиковой Л.Р. Согласно послужного списка, Хизяпова Э.Х. 25.03.2005 назначена стажером отдела участковых уполномоченных милиции УВД Октябрьского района г.Уфы, 25.06.2005 назначена участковым отдела участковых уполномоченных милиции УВД Октябрьского района г.Уфы. С 23.01.2006 послужной список составлялся инспекторами отдела кадров МВД РБ, то есть с этого времени Хизяпова Э.Х. была назначена на должность следователя следственной группы при Агидельском РОВД. Далее, согласно личного дела, Хизяповой Э.Х. был предоставлен диплом о получении высшего профессионального образования серии ДВС № 0643519 от 29.04.2003 с регистрационным номером 73, с которых инспектором Абдулнафиковой Л.Р. были сделаны копии, заверены и приобщены к личному делу. В то время на должность стажера участкового уполномоченного милиции или участкового уполномоченного милиции высшее образование не требовалось. На данную должность брали со средним профессиональным образованием. Но, на должность следователя уже в то время требовалось высшее юридическое образование. /том 1 л.д. 176-179/

Свидетель ФИО4 показала, что в период с апреля 2002 года по сентябрь 2005 года она работала в УВД Октябрьского района г.Уфы, состояла на должности инспектора отдела кадров. Кандидаты на должности УВД Октябрьского района г.Уфы сначала проходили с заместителем начальника управления по работе с личным составом собеседование, после чего инспекторы отдела кадров (в то время работало несколько инспекторов), то есть они оформляли личное дело на будущего сотрудника, запрашивали у кандидата необходимые документы, в том числе и об окончании высшего или среднего профессионального образования. Кандидат предоставлял (лично) только оригиналы своих документов (паспорта, диплома об образовании и иных документов), с которых ими снимались копии и приобщались к материалам личного дела, то есть исключено было, чтобы кандидат предоставил копию своего документа, только оригинал. Далее, они отправляли требование на спец.проверку по базам информационного центра (адм.практика, судимости). После спец.проверки они направляли кандидата на прохождение ВВК и ЦПД. В случае, если результаты всех проверок кандидата были положительные, то на него готовилось заключение о том, что его можно принять стажером на определенную должность. По представленному ей на обозрение личному делу Хизяпову Э.Х. показала, что в случае с Хизяпову Э.Х. процедура трудоустройства последней была абсолютно та же. Подписи на послужном списке Хизяпову Э.Х., заключении, а также на копиях военного билета, диплома, паспорта, аттестата и т.д. ставила она, и она их заверяла печатью. При трудоустройстве Хизяпову Э.Х. предоставляла необходимые документы, с которых ею снимались ксерокопии и приобщались в личное дело. Соответственно Хизяпову Э.Х. могла предоставить только оригинал своего диплома о получении высшего образования. Послужной список Хизяпову Э.Х. на 3 странице (копии личного дела) в период работы с 25.03.2005 до 25.06.2005 на должностях стажера участковых уполномоченных ОУУМ УВД Октябрьского района г.Уфы и участкового уполномоченного ОУУМ УВД Октябрьского района г.Уфы, заполняла она. Приказы о назначении на должности либо выписки из приказов, а также приказы о присвоении спец.званий к личным делам сотрудников внутренних дел не приобщались. Соответствующие приказы с их датами и номерами отражались в послужных списках сотрудников. Назначение сотрудника на другую должность, присвоение ему спец.звания происходило на основании уже приобщенных к личному делу заверенных печатью и подписью (инспектора отдела кадров) копий документов, в том числе и дипломов о получении высшего или среднего образования, то есть при назначении на другую должность, присвоении спец.звания от сотрудников не требовалось предоставления оригиналов соответствующих документов. До 2011 года при оформлении кандидатов на службу в органы внутренних дел архивные справки из учебных заведений по представленным кандидатами дипломам не запрашивались, так как приказами, распоряжениями либо другими внутриведомственными документами обязательная проверка дипломов не требовалась. А их обязательная проверка началась только с 2011 года с реорганизации МВД по РБ и изданием ФЗ «О полиции» /том 1 л.д. 181-184/.

Свидетель ФИО6 показал, что он работает в ФГБОУ ВПО БашГУ. С февраля 2003 года по июль 2010 он работал заместителем директора Института по учебной работе. Программа их университета предусматривает дневную и заочную формы обучения, а также магистратуру. В период с 2000 по 2003 годы были только дневная и заочная формы. Очное обучение означает дневное обучение, находясь в пределах территории Института права и БашГУ в целом, то есть ежедневное посещение лекций и семинарских занятий в соответствии с расписанием. Заочное обучение предполагает посещение учебных занятий несколько раз в год в соответствии с учебной программой заочного обучения. Дистанционного обучения в Институте права никогда не было и нет по сегодняшний день. Само по себе дистанционное обучение предполагает обучение на расстоянии, посредством сети «Интернет» либо других телекоммуникационных средств связи. По представленному на обозрение копии диплома серии ДВС №, показал, что в 2003 году ректором БашГУ работал профессор ФИО7 (он был ректором БашГУ в 2000 — 2010 гг.), и диплом о высшем образовании подписывался только им. Поскольку с ФИО7 они работали длительное время, он помнит как тот расписывался и уверен, что подпись в данном приложении к диплому не ФИО7 Подпись декана, имеется в виду директора Института права БашГУ, на его взгляд, тоже поддельная, так как, насколько он помнит, директоры Института права такие подписи не ставили /том 1 л.д. 186-190/.

Свидетель ФИО8 показал, что он работает в БашГУ Института права, расположенного по адресу: г.Уфа, ул.Достоевского, 131, старшим преподавателем кафедры финансового и экологического права. В БашГУ на юридическом факультете работает с 1987 года. Как раньше, так и в настоящее время их университет Институт права предусматривает две формы обучения — очную и заочную. С 2000 года он регулярно стал привлекаться к работе в приемной комиссии Института права в БашГУ, которая является внутренним органом учебного заведения, созданная на постоянной основе. Порядок поступления в Институт права БашГУ следующий. Будущий студент лично подает заявление в институт, комплект необходимых для поступления документов (аттестат, справка о состоянии здоровья, характеристика и другие виды дополнительных документов), после подачи документов абитуриенту выдается расписка о сданных им документах, чтобы абитуриент, в случае не поступления в учебное заведение, получал обратно на руки свои документы. Далее абитуриенту вручается экзаменационный лист, на основании которого он сдает вступительные экзамены. По результатам сдачи экзаменов решается вопрос о поступлении абитуриента в учебное заведение, то есть в случае неудовлетворительных результатов, абитуриент соответственно, не поступает в учебной заведение и весь комплект документов, которые он сдавал в начале, возвращается ему. В случае, если абитуриент сдал экзамены и у него положительные результаты по ним, необходимые для поступления, на него издается приказ о зачислении в Институт права БашГУ и заводится личное дело на абитуриента. Данный порядок поступления в БашГУ на юридический факультет был и ранее. Кроме того, добавилась еще одна форма поступления — ЕГЭ. Но примерно до 2007 года ЕГЭ в системе образования еще не было. В данное учебное заведение поступали только посредством сдачи внутренних экзаменов. Других форм поступления в Институт права БашГУ не предусмотрено. Относительно позиции Хизяповой Э.Х. в объяснении, показал, что, во-первых: если Хизяповой Э.Х. предложили обучаться на юридическом факультете БашГУ, то она в любом случае должна была сдавать вступительные внутренние экзамены, а до этого, сдать необходимые документы для поступления, во-вторых: юридический факультет БашГУ никогда не предусматривал дистанционную форму обучения. Сокращенная форма обучения длилась 3 года, но по данной программе обучались только те, у которых уже было высшее образование /том 1 л.д. 238-243/.

Кроме этого, вина Хизяповой Э.Х. в совершении указанного преступления подтверждается письменные материалы уголовного дела, а именно:

-архивной справкой №325 от 01.07.2015, согласно которой Башкирский государственный университет сообщает, что диплом серии ДВС № 0643519 от 10.04.2003 г. с регистрационным номером 73 на имя Хизяповой Э.Х. не выдавался и в отчетной документации Башкирского государственного университета не числится /том 1 л.д. 16/

— заключением служебной проверки от 07.08.2015, согласно которому факт представления подложного диплома при поступлении на службу в органы внутренних дел Хизяповой Э.Х. считать подтвердившимся /том 1 л.д. 44-46/

-заключением служебной проверки от 17.02.2016. согласно которой сведения о представлении Хизяповой Э.Х. в УВД Октябрьского района г.Уфы нелегитимного диплома ГОУ ВПО «БашГУ» о высшем профессиональном образовании подложного диплома при поступлении на службу в органы внутренних дел Хизяповой Э.Х. считать подтвердившимся /том 1 л.д. 13-15/

— выпиской из приказа № 25 л/с от 03.08.2015, согласно которой Хизяпова Э.Х. уволена из органов внутренних дел РФ /том 1 л.д. 167/

— сведениями из Московской печатной фабрики филиала ГУП «ГОЗНАК», согласно которым диплом серии ДВС №0643519 был направлен в Московский государственный горный университет 25.04.2000 г. /том 1 л.д. 80/

— сведениями из МИТУ «МИСиС» (объединенный с Московским горным государственным университетом), согласно которым диплом о высшем профессиональном образовании серии ДВС № 0643519 от 10.04.2003 г. с регистрационным номером 587 выдан ФИО9 30.06.2001 г. /том 2 л.д. 83/

— выпиской из записи акта о смерти №5559 от 23.08.2006 по Рязанскому отдела ЗАГС Управления ЗАГС Москвы на ФИО9, согласно которой последний умер 22.08.2006г. /том №2 л.д. 89/

— копиями материалов личного дела Хизяповой Э.Х. в которых хранятся копии диплома серии ДВС № 0643519 от 10.04.2003 г. с регистрационным номером 73 с приложением от 29.04.2003 г. /том 1 л.д. 133-135/

— протоколом осмотра указанных документов, которые были признаны и приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств /том 1 л.д. 168-170, 171/.

При назначении наказания Хизяповой Э.Х. суд признает и учитывает обстоятельства смягчающие наказание: ранее к уголовной ответственности не привлекалась, положительно характеризуется по месту жительства и бывшей работы, на момент совершения преступления наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, на учете у врача нарколога и психиатора не состоит.

Обстоятельств, отягчающих наказание, не имеется.

Назначая наказание, суд, руководствуясь принципом справедливости, учитывает характер и степень опасности совершенного преступления, все обстоятельства дела, личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни его семьи, приходит к выводу о назначении Хизяповой Э.Х. наказания в виде штрафа которое, по мнению суда, сможет обеспечить достижение целей наказания, а именно восстановление социальной справедливости и исправление Хизяповой Э.Х.

На основании ст. Общая часть > Раздел IV. Освобождение от уголовной ответственности и от наказания > Глава 13. Амнистия. Помилование. Судимость > Статья 84. Амнистия’ target=’_blank’>84 УК РФ амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в отношении индивидуально не определенного круга лиц.

Постановлением Государственной Думы ФС РФ от 19.04.2006 объявлена амнистия в ознаменование 100-летия учреждения Государственной Думы в России. Подпунктом 4 пункта 6 указанного постановления определено прекратить находящиеся в производстве судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу настоящего Постановления, в отношении, в том числе, подозреваемых и обвиняемых женщин, имеющих несовершеннолетних детей, если за преступления, в совершении которых подозреваются или обвиняются указанные лица, предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы.

На момент совершения преступления в 2005 году у Хизяповой Э.Х. имелся несовершеннолетний ребенок 15.03.1993 года рождения.

Учитывая, что Хизяпова Э.Х. подпадает под действие Постановлением Государственной Думы ФС РФ от 19.04.2006 объявлена амнистия в ознаменование 100-летия учреждения Государственной Думы в России, суд считает необходимым освободить Хизяпову Э.Х. от назначенного наказания.

п р и г о в о р и л :

Хизяпову Э.Х. от назначенного наказания освободить в связи с изданием Постановления Государственной Думы ФС РФ от 19.04.2006 года об объявлении амнистия в ознаменование 100-летия учреждения Государственной Думы в России, со снятием судимости.

Меру пресечения – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Хизяповой Э.Х. отменить.

Апелляционные жалобы осужденной Хизяповой Э.Х, адвоката Файзуллина М.М. в интересах Хизяповой Э.Х. оставить без удовлетворения.

Приговор может быть обжаловано в вышестоящий суд в порядке, установленном главами 47.1 и 48.1 УПК РФ.