6 статья фсб

06.03.2018 Выкл. Автор admin

Основания для отказа в зачислении

Основания для отказа в зачислении (приеме) на службу (работу) в органы Федеральной службы безопасности

Кандидат не может быть принят на службу (работу) в органы федеральной службы безопасности в случаях:

  1. признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу (Федеральный закон ‘Об основах государственной службы Российской Федерации», ст.21, ч. 3, п. 1; Закон Российской Федерации «О государственной тайне», ст.22);
  2. лишения его права занимать государственные должности государственной службы в течение определенного срока решением суда, вступившим в законную сипу (Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст.21, ч. 3, п.2);
  3. наличия подтвержденного заключением медицинского учреждения заболевания, препятствующего исполнению им должностных обязанностей, а также наличия у него медицинских противопоказаний для работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну, согласно перечню, утверждаемому Министерством здравоохранения Российской Федерации (Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст.21, ч. 3, п. 3; Закон Российской Федерации «О государственной тайне», ст. 22);
  4. отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую законом тайну (Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст. 21, ч. 3, п.4);
  5. близкого родства или свойства (родители, супруги, братья, сестры, сыновья, дочери, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с государственным служащим, если их государственная служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому (Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст. 21, ч. 3, п. 5);
  6. наличия гражданства иностранного государства (Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст. 21, ч, 3, п. 6);
  7. отказа от представления сведений о полученных доходах и имуществе, принадлежащем на праве собственности, являющихся объектами налогообложения (Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», ст. 21.ч. 3, п. 7;ст.12);
  8. постоянного проживания его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформления указанными лицами документов для выезда на постоянное жительство в другие государства (Закон Российской Федерации «О государственной тайне», ст. 22),
  9. выявления в результате проверочных мероприятий действий оформляемого лица, создающих угрозу безопасности Российской Федерации (Закон Российской Федерации «О государственной тайне’, ст. 22);
  10. уклонения его от проверочных мероприятий и (или) сообщения им заведомо ложных анкетных данных (Закон Российской Федерации «О государственной тайне», ст. 22);
  11. принятия решения аттестационной комиссией, утвержденного начальником комплектуемого подразделения, о заключении контракта о прохождении военной службы с другим кандидатом по итогам конкурсного комплектования должностей (Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе», ст. 34, п. 6);
  12. отнесения кандидата по результатам профессионально-психологического отбора к четвертой категории профессиональной пригодности (Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе», ст. 33, п. 3);
  13. физической подготовки (см. Нормативные требования по физической подготовке к гражданам, поступающим на военную службу по контракту в органы федеральной службы безопасности).
  14. признания кандидата по результатам медицинского освидетельствования ограниченно годным к военной службе, временно негодным к военной службе или негодным к военной службе;
  15. несоответствия кандидата требованиям, установленным Директором ФСБ России по уровню образования, профессиональной и физической подготовки:
  16. отсутствия в органах безопасности вакантных должностей согласно профилю подготовки кандидата или полученной им военно-учетной специальности;
  17. наличия вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание на территории иностранного государства (Федеральный закон «О федеральной службе безопасности», ст. 16);
  18. отказа от прохождения обязательной государственной дактилоскопической регистрации, процедуры проверки или оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, обязательного опроса с использованием технических и иных средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющих вреда окружающей среде, обязательного обследования на предмет употребления наркотических средств и психотропных веществ (Федеральный закон «О федеральной службе безопасности», ст. 16);
  19. наличия судимости в настоящее время или в прошлом, в том числе снятой или погашенной, если в отношении их прекращено уголовное преследование за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии или в связи с деятельным раскаянием (Федеральный закон «О федеральной службе безопасности», ст. 16);
  20. непредставления документов или сведений, подлежащих обязательному представлению в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности, либо представления подложных документов или заведомо ложных сведений (Федеральный закон «О федеральной службе безопасности», ст. 16);
  21. наличия зарегистрированного за пределами Российской Федерации права собственности на имущество, если это не обусловлено решением задач оперативно-служебной деятельности (Федеральный закон «О федеральной службе безопасности», ст. 16);
  22. если они являются членами политических партий и иных общественных объединений, преследующих политические цели, и (или) участвуют в их деятельности (Федеральный закон «О федеральной службе безопасности», ст. 16).

Контракт о прохождении военной службы не может быть заключен с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и которым назначено наказание, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд, гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, а также с гражданами, отбывавшими наказание в виде лишения свободы (Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе», ст. 34, п. 6).

Телефон доверия: (495) 224-2222 (круглосуточно)
Почтовый адрес: г.Москва. 107031, ул.Большая Лубянка, дом 1/3

© 2018. © Федеральная служба безопасности Российской Федерации. 1999 — 2018 г.
При использовании материалов ссылка на сайт ФСБ России обязательна.

6 статья фсб

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Избиение и пытка электрошокером в движущемся по городу тонированном микроавтобусе — двое арестованных по подозрению в нелегальной продаже оружия петербуржцев рассказали, что оперативники ФСБ применяли к ним получившие огласку благодаря «пензенскому делу» методы допроса.

Член Общественной наблюдательной комиссии по Петербургу Екатерина Косаревская передала «Медиазоне» письмо, которое написал ей в середине июня фигурант «пензенского дела» антифашист Виктор Филинков. Он пишет, что повстречал в СИЗО-6 в Горелово Ленинградской области двух заключенных, которых сотрудники ФСБ пытали после задержания по делу о незаконном обороте оружия. Перенесенные ими издевательства напоминают методы воздействия, которые оперативники спецслужбы применяли к самому Филинкову.

«У Павла Зломнова и Романа Гроздова «три гуся» (статья 222 УК, незаконный оборот оружия — МЗ), но к сути дела это не относится. Это нужно знать для того, чтобы понять размах и простоту применения пыток Федеральной службой безопасности», — так начинается письмо Филинкова Косаревской. Елизавета Пестова выяснила, что известно о деле Зломнова и Гроздова.

Зломнов. «Говори, пожалуйста, погромче»

В мае мать 36-летнего Павла Марина Зломнова в своем обращении в ОНК писала, что ее сын «попал в лапы ФСБ». По ее словам, Павла задержали 31 января; в задержании участвовали сотрудники гатчинского отделения управления ФСБ по Петербургу и Ленобласти.

«По дороге к Шпалерной, дом 25 моего сына избивали в автомобиле типа «Газель»: прыгали по нему, отбили почки, голову, руку. Просто так. Он дважды терял сознание, спрашивал, кто вы такие, а ему садист-оперативник ответил: «Я твой император!» и, засунув свой палец ему в правое ухо, продавил барабанную перепонку», — рассказывала женщина.

После издевательств в машине Зломнова привезли в ИВС, однако сотрудники изолятора отказались его принимать.

Согласно правилам внутреннего распорядка изоляторов временного содержания, утвержденным приказом МВД, при наличии у задержанного травм необходимо составить медицинский акт; те задержанные, которые нуждаются в стационарном лечении, в ИВС не принимаются.

Из-за этого мужчину всю ночь продержали в коридоре следственной службы ФСБ на Шпалерной. Мать задержанного отмечает, что ему «не давали лечь, встать, засыпать, пить, отправлять естественные надобности». После бессонной ночи Зломнова увезли в Александровскую больницу, где врачи зафиксировали его травмы. «И только вечером нам позвонил следователь и сообщил, где находится мой сын. Поспешно были состряпаны протоколы задержания и допроса, а на следующий день Павел был взят под стражу по постановлению Гатчинского городского суда», — писала Марина Зломнова.

После этого Зломнова отправили в СИЗО-6 в поселке Горелово, однако и там его не приняли из-за побоев — по информации матери, арестанта отвезли в ИВС Гатчины, где он находился до 9 февраля.

Сейчас Павел находится под стражей в Горелово; его мать отмечает, что полученные во время пыток гематомы уже сошли, но «состояние здоровья очень плохое: оглох на правое ухо, испытывает сильную головную боль, речь заторможенная, почки болят, ломит тело». Писать жалобы Павел не может, подчеркивает его мать, поскольку «в «хате» за это могут побить». Марина Зломнова добавляет, что пыталась получить в гатчинской и Александровской больнице медицинские документы сына, но их отказываются выдавать. «Врачи боятся ФСБ», — полагает мать арестованного.

Филинков о Зломнове пишет, что «выглядел он прискорбно, был растерян». По его словам, во время обыска у Зломнова вскрыли сейф с оружием, на которое имелось разрешение.

«Они достали часть и говорят, что это часть прибора бесшумной стрельбы, который я якобы… Что? Говори, пожалуйста, погромче, я теперь плохо слышу…» — приводит Филинков свой разговор с арестантом. Антифашист предполагает, что Зломнов сейчас находится в «пресс-хате». По его словам, мужчина подвергается «психологическому прессингу» после каждого визита адвоката.

Гроздов. «Сейчас мы в пакет подышим»

31-летнего Романа Гроздова сотрудники ФСБ задерживали в то же время, что и Зломнова — в ночь с 31 января на 1 февраля 2018 года, рассказал он членам ОНК Ленинградской области. По его словам, поздно вечером 31 января ему позвонил знакомый по имени Дмитрий и предложил встретиться, чтобы расплатиться по долгам.

Когда Гроздов спустился на лифте на первый этаж, в подъезде на него напали люди в гражданской одежде и масках; они несколько раз ударили мужчину по голове, после чего он потерял сознание. Очнулся Гроздов уже в черном минивэне Volkswagen «с номерами 47-го региона» (Ленобласть). В машине от него потребовали признаться в нелегальной продаже оружия.

«В ответ на заявления о том, что он ничего не знает, его били электрошокером, преимущественно в область паха и ступней», — говорится в акте посещения Гроздова членами ОНК от 15 мая. Он отмечал, что во время пыток один электрошокер разрядился, и силовики пустили в ход второй прибор — «более мощный по сравнению с первым».

Той же ночью, рассказывал Гроздов, его привели в кабинет в «незнакомом ему здании», где еще двое суток держали без сна, воды и еды; туалет ему разрешили посетить лишь однажды.

«Во время его пребывания в этом кабинете ему угрожали физическим насилием, в частности, произносили фразы: «Сейчас мы в пакет подышим», «Сейчас на мороз пойдем стоять»», — писали члены ОНК. Сотрудники ФСБ также грозили, что подкинут матери Гроздова наркотики и посадят ее за их хранение. В течение двух суток в кабинет заходили «разные люди в гражданской одежде», которые заставляли задержанного записывать на телефон противоречивые признания — число его соучастников и количество оружия, которое они якобы продавали, раз от раза менялись.

Антифашист Виктор Филинков, арестованный по «пензенскому делу» в январе, рассказывал, что после задержания люди в штатском с масками на лицах затолкали его в минивэн Volkswagen с тонированными стеклами, отвезли в районное управление МВД, чтобы снять отпечатки пальцев, а оттуда — в клинику (Филинков запомнил табличку «Больница 26»), где задержанного вне очереди осмотрели врачи. Затем в том же минивэне его начали пытать электрошокером, требуя признательных показаний. После пыток антифашиста вернули в полицейское управление, где опертивник ФСБ заставил его подписать протокол опроса; оттуда Филинкова отвезли на его квартиру, чтобы он присутствовал при обыске, переодели в чистую одежду и только после этого доставили в управление ФСБ. Оттуда после многочасового допроса Филинкова пешком отвели в ИВС; врачу изолятора оперативники спецслужбы показали полученное в больнице уже более суток назад медицинское заключение, согласно которому задержанный был здоров.

По истечении двух суток Гроздова доставили в Гатчинский городской суд, который арестовал его. После заседания по мере пресечения его отвезли в городскую больницу №26, где трое оперативников ФСБ не дали Гроздову рассказать о пережитом врачам, «постоянно сопровождая его». «Подъехав к больнице, сотрудники УФСБ позвонили главврачу, который позже вышел и дал им справку о том, что Роман здоров и не имеет физических травм», — сказано в отчете членов наблюдательной комиссии. Сейчас Гроздов находится под стражей в том же СИЗО, что и Павел Зломнов.

Общественная наблюдательная комиссия отмечала, что в мае на теле Гроздова все еще были видны следы ожогов от электрошокера. Кроме того, у арестованного снижена чувствительноть левой руки ниже локтя. От показаний, данных под пытками, Гроздов в итоге отказался.

Торговцы оружием. Горелово – это тихий кошмар

Интересы Павла Зломнова представляют адвокаты Андрей и Михаил Зломновы — отец и старший брат арестованного. Андрей Зломнов резко отзывается о работе следствия по делу сына и настаивает, что тот «абсолютно невиновен». По его словам, Павел закончил Санкт-Петербургский государственный институт культуры и защитил диплом «по выставкам старинного оружия». Зломнов ездил в Ленинградскую область на места сражений Второй мировой войны — на этих раскопках он и познакомился с Романом Гроздовым. «Куда они ездили — это официальный [поисковый] отряд в городе Тосно, у них разрешение. Они ездили из любопытства, копали, находили ржавые железки, каски», — говорит адвокат. Однако, по словам отца, Зломнов потерял интерес к поисковому движению около пяти лет назад. До задержания он на протяжении семи лет работал водителем в Смольном — возил депутатов.

В день задержания Зломнову, как и Гроздову, позвонил их знакомый Дмитрий Бажин и предложил встретиться. Бажин также фигурирует в уголовном деле; как утверждает адвокат Зломнов, он оговорил товарищей под пыткой: «Потом они встретились в медсанчасти в Горелово, просил прощения и показывал обожженный пах. Говорил, что не выдержал». Впоследствии Бажин отказался от своих показаний.

Сама ФСБ 2 февраля лаконично отчиталась, что оперативники задержали «членов преступной группы, торговавшей оружием»; было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 222 УК (незаконный оборот оружия). По версии следствия, участники группы занимались незаконным изготовлением и продажей огнестрельного оружия. «При этом обнаружено и изъято огнестрельное оружие, его основные части, приборы бесшумной стрельбы, боеприпасы, взрывчатые вещества, а также компоненты взрывных устройств», — рассказывали в пресс-службе ФСБ.

По словам адвоката Зломнова, в основу дела легли показания двух человек, задержанных в Гатчине за попытку продажи сигнальных пистолетов, переделанных под боевые. «Потом их пытали электрошокером, и они по требованию ФСБ стали называть кого-то, кто якобы это продал», — объясняет адвокат. Андрей Зломнов настаивает, что его арестованный сын не имеет к нелегальному оружейному бизнесу никакого отношения — у него дома хранились лишь зарегистрированные ружья, которые и изъяли во время обыска. «Он относится к этим вещам (ружьям — МЗ) с трепетом. Он и на охоту-то не ходит. Ну, дурак человек, понимаете. В России не надо ничего этого делать», — настаивает Зломнов.

«[Оперуполномоченный ФСБ Роман Андреев] на обыске у нас сидел на диване, подтягивал ноги, как ребенок, к груди и к подбородку, хихикал, как идиот, и говорил: «Сидеть будет ни за что! Сидеть будет ни за что!»» — вспоминает Зломнов-старший. Обыски также проходили в адвокатском кабинете Зломновых.

Оперативник Андреев участвовал и в задержании Зломнова. Защитники писали заявление о пытках, которым подвергали Павла, в Следственный комитет. В апреле им пришел отказ в возбуждении уголовного дела по статье о превышении сотрудниками ФСБ должностных полномочий (статья 286 УК). Следователь военного управления СК Шибаев не нашел в действиях силовиков состава преступления. Андреев объяснял, что при задержании Зломнов «оказал сопротивление и осуществил попытку скрыться», поэтому к нему применили прием рукопашного боя «залом руки за спину» и сковали наручниками.

Член ОНК Ленинградской области Александр Геннеберг неколько раз видел Гроздова и Зломнова в СИЗО-6. Один раз ему удалось пообщаться с арестантами в ИВС, когда их вывозили на продление ареста: «Мы специально поехали в ИВС, потому что в СИЗО-6 они не могут спокойно говорить. Все, что они говорят нам, тут же узнают те, кто с ними в камере сидят. Прямо слово в слово. [В ИВС] они могут свободнее говорить».

Атмосферу в гореловском изоляторе Геннеберг называет «не очень хорошей». Арестанты находятся в камерах по сотне человек. Павел Зломнов рассказывал правозащитнику, что в каждой камере есть «старшие», которые сотрудничают с администрацией, отработана система вымогательства. «Чтобы у тебя было гарантированное спальное место, надо платить по пять тысяч [рублей] в месяц этому «старшему». Если денег нет, то будешь спать по трое, как-то так», — вспоминает Геннеберг. «Гроздов со Зломновым нам так и говорили: «Мы видели, что там бывает с теми, кто пытается права качать, лучше не надо». Парни боятся», — добавляет член ОНК.

«Вот это Зимбабве, Нигерия. Да там, наверное, лучше содержат заключенных, чем у нас в Санкт-Петербурге. Знаете, Горелово это — кошмар тихий», — заключает отец Зломнова.

6 статья фсб

В Самарской области задержаны заместитель начальника службы экономической безопасности управления ФСБ по региону Сергей Гудованный и начальник отдела «М» (осуществляет надзор за деятельностью МВД) этого же управления Павел Черемшанцев. Их подозревают в получении взятки в размере 1,5 млн руб. и возможных связях с ОПГ «Законовские», рассказал РБК источник в региональном управлении ФСБ, информацию подтвердили в центральном аппарате МВД.

ОПГ «Законовские» появилась в 1990-e годы. «Законовские» контролировали крупнейший в Самарской области Кировский вещевой рынок и ряд коммерческих предприятий.

«Сотрудники управления собственной безопасности УФСБ России по Самарской области и управления собственной безопасности ФСБ России, а также следственного управления СК России по Самарской области задержали двух полковников ФСБ, а также двух посредников при получении взятки в размере 1,5 млн руб.», — рассказал РБК источник в ФСБ.

Следствие установило, что в период с 2016 года задержанные получили в общей сложности 118 млн руб. В их кабинетах и квартирах прошли обыски. «Следователи обнаружили 81 млн руб., пистолет Макарова, мелкокалиберную винтовку, а также 3 гранаты и 900 патронов», — рассказал источник в МВД.

По его словам, следственное управление СК России по Самарской области возбудило уголовные дела по ч. 6 ст. 290 УК России (получение взятки) и по ч. 4 ст. 291 УК России (дача взятки).

ФСБ расставляет акценты

Александр Васильевич, 20 декабря российские органы безопасности отмечают вековой юбилей. А почему вы не ведете отсчет своей истории, как другие министерства и ведомства, например, прокуратура и МВД, с петровских времен — ведь уже тогда существовали и разведка, и контрразведка?

Александр Бортников: Действительно, структуры, решавшие разведывательные и контрразведывательные задачи, обеспечивавшие охрану правопорядка и защиту границ, в той или иной форме существовали в России еще со времен становления централизованного русского государства, но именно 100 лет назад они впервые были выстроены в целостную систему под единым началом.

Наступающий юбилей является хорошим поводом для того, чтобы расставить необходимые акценты и ответить на некоторые спорные вопросы, в том числе и те, которые вырастают из пристрастного отношения к событиям минувших лет. Ведь, как известно, рассмотрение фактов вне конкретного исторического контекста лишает нас возможности объективно оценивать прошлое, понимать настоящее и прогнозировать будущее.

ФСБ ищет тех, кто «слил» анкеты Петрова и Боширова

ФСБ РФ начала проверку по факту утечки личных данных «солсберийских туристов» Александра Петрова и Руслана Боширова. Речь идет о публикациях их анкет на получение загранпаспортов и данных о пересечении границы РФ из систем «Роспаспорт» и «Перемещение».

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, сейчас ведутся поиски тех лиц, которые продали журналистам (или иным лицам) анкеты и прочие документы на Петрова и Боширова, содержащие личные данные. «Речь идет не о том, что благодаря этим сведениям появились какие-то разоблачения. Все это додумки и догадки, сделанные на пустом месте. Таким образом любую анкету можно перевернуть с «ног на голову», а заполнявшего ее человека превратить в кого угодно. Просто подобная информация, содержащая личные данные, не должна находиться в свободном обращении. Уже были серьезные инциденты, когда подобные «пробивки» использовались и представителями криминала, и западными спецслужбами, в том числе — украинскими. Достаточно вспомнить список «Миротворец», содержащий личные данные о людях. В отношении тех, кто допустил «утечку», будут приняты очень серьезные меры», — отметил собеседник агентства. По его словам, уже установлено, что утечка анкет о Петрове и Боширове произошла по линии МВД РФ, а «сливший» данные сотрудник и не знал, документы на кого он продает. Просто «отработал» заказ.

Подобные мероприятия ФСБ сказались на «черном рынке» услуг по предоставлению «закрытых» сведений. В частности, сейчас ни за какие деньги нельзя купить данные из системы «Роспаспорт» и системы, в которой фиксируются перемещения человека через границу России.

Стоит отметить, что это далеко не первая попытка контрразведчиков борьбы с «черным рынком» по торговле выпискам их разных «закрытых баз». В частности, оперативные мероприятия проводились после убийств Юрия Буданов и Бориса Немцова, а также ряда других «громких» преступлений. Во всех случаях на руках у преступников оказались «закрытые сведения» о будущих жертвах: данные о прописке, местах работы, жительства, о находящихся в собственности автомобилях и т. д.

Также мероприятия ФСБ проходили и после того, как в украинской базе «Миротворец» стали появляться выписки, содержащие личные данные внесенных в нее лиц. Самая же крупная операция прошла в момент, когда у контрразведчиков появились сведения, что США используют информацию из «закрытых» российских баз при составлении санкционных списков, в частности — определяют имущество, принадлежащее чиновникам и бизнесменам, и их родственников. Периодически задерживаются частные сыщики, которые предоставляют клиентам «закрытые» сведения.

Однако ощутимых результатов подобные действия не приносят. Обычно после операций ФСБ из предложений на «черном рынке» исчезают выписки из тех или иных онлайн-баз. Но через пару месяцев торговля информацией начинается вновь.