306 статья ук рф практика

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Post navigation

Заведомо ложный донос

Заведомо ложный донос

Заведомо ложный донос относится к числу довольно распространенных преступлений против правосудия. Такая распространенность объясняется тем, что донос нередко применяется как средство устранение конкурентов, затруднение их коммерческой деятельности, сведение личных счетов и др.). В отдельных случаях заведомо ложное сообщение о преступлении используется в качестве приема защиты, например, сообщение о незаконном применении силы со стороны сотрудников полиции.

Особую опасность заведомо ложного доноса отметил Конституционный Суд РФ в Обзоре своей практики за второй квартал 2013 года. В нем он указал. что заведомо ложный донос о совершении преступления посягает не только на интересы правосудия, но и на права личности, умаляя ее достоинство. При решении вопроса о наличии состава этого преступления необходимо устанавливать, служат ли сообщаемые сведения средством защиты своих интересов, не содержат ли они признаков оговора или доноса, являются ли заведомо ложными или связаны с субъективным либо объективным заблуждением виновного, не находятся ли в причинно-следственной связи с примененным к нему насилием.

Приведенные положения показывают, насколько сложным может быть решение вопроса о наличии заведомо ложного доноса, несмотря на кажущуюся простоту рассматриваемого состава преступления. Среди юристов существует различное мнение относительно квалификации действий по данному составу.

Статья 306 УК РФ не указывает органы, ложное сообщение которым образует состав данного преступления. Исходя из этого, можно сказать, что наличие состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, не соотносится с тем, в какой орган власти поступило сообщение.

Cуд не является органом уголовного преследования, но. по делам частного обвинения, заявление о преступлении принимает мировой судья. Если по такому делу мировой судья установит, что имел место заведомо ложный донос, то помимо вынесения оправдательного приговора он направляет информационное письмо о факте заведомо ложного доноса в орган, осуществляющий уголовное преследование совместно с имеющимися у него материалами.

На практике и в теории имеются определенные расхождения в оценке деяния, когда заведомо ложное сообщение о преступлении распространяется, например, посредством СМИ. По мнению ряда правоведов, заведомо ложное сообщение о совершении лицом преступления, сообщенное третьим лицам или в средствах массовой информации, следует квалифицировать как клевету.

По мнению других юристов, эта позиция, является не верной. Так как отграничение составов «клеветы» и «заведомо ложного доноса» следует проводить по субъективной стороне.

Таким образом, под заведомо ложным доносом понимается сообщение, адресованное в итоге правоохранительным органам, о якобы готовящемся или совершенном преступлении или (и) лице, в нем участвующем. Сообщение может быть сделано и другим органам власти, которые обязаны направить указанное сообщение по принадлежности. Вместе с тем, сообщение о преступлении, сделанное по адресу физических лиц, частных, общественных организаций, не образует состава рассматриваемого преступления в связи с отсутствием обязанности у таких субъектов направлять сообщения по принадлежности и, таким образом, вовлекать органы власти в рассмотрение сообщений.

Ложный донос может быть подан как в устной форме, так и письменной, а так же по телефону, через других лиц и прочее. Назвал доносчик свое подлинное имя, или сделал анонимный донос- правового значение не имеет. Однако, последнее утверждение оспаривается многими юристами, так как, анонимные сообщения не проверяются.

Но далеко не все анонимные обращения не проверяются. Так, в соответствии с п. 129 Приказа МВД России от 12 сентября 2013 г. N 707 » , анонимные обращения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном противоправном деянии, регистрируются и подлежат направлению в подразделение системы МВД России или другой государственный орган в соответствии с их компетенцией. Если же в анонимном заявлении содержится информация о совершенном или готовящемся террористическом акте, она докладывается уполномоченным сотрудником подразделения делопроизводства руководителю территориального органа и в соответствии с его резолюцией передается в дежурную часть для незамедлительной регистрации в КУСП (п. 130 названной Инструкции). А далее решение о целесообразности проведения проверки по анонимному обращению, не содержащему сведений, указанных в п. 130 Инструкции, принимает руководитель органа внутренних дел.

Аналогичные положения о проверке анонимных обращений содержатся и в инструкциях ряда других правоохранительных органов.

Итак, в некоторых случаях анонимные сообщения о преступлении подлежат проверке. При подтверждении сообщения возбуждается уголовное дело. А если проверкой было установлено, что сообщение о преступлении является не соответствующим действительности? Может ли в этом случае отсутствие данных о личности заявителя служить основанием для решения вопроса об отсутствии состава этого преступления. Очевидно, нет, так как наличие состава не устанавливается на основании того, известен или не известен преступник.

Поэтому состав ложного доноса, будет иметь место независимо от того, был ли исполнитель обращения персонифицирован или анонимен.

Следует обратить внимание на то, что ответственность за ложное сообщение об акте терроризма предусмотрена специальной нормой. При этом ответственность по этому составу возможна только за ложное сообщение о готовящемся акте терроризма. В случае заведомо ложного доноса о совершенном акте терроризма действия виновного квалифицируются по ст. 306 УК РФ.

Для наличия состава заведомо ложного доноса, необходимо, чтобы донос был ложным, т.е. не соответствующим действительности. Это может относиться только к событию преступления, когда о причастных к нему лицах не сообщается, либо связано с обвинением конкретного лица в преступлении, которое оно не совершало, либо с обвинением в более тяжком преступлении, чем совершенное на самом деле, и т.п.

Ложность должна охватывать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку. Отсюда, если заявитель, правильно описав событие, даст ему неверную юридическую квалификацию, состава заведомо ложного доноса не будет.

Сообщение правоохранительным органам своих предположений, мнений или догадок, если они не выдаются за достоверные сведения, не образуют ложного доноса.

Нет ложного доноса, если гражданин сообщил действительные факты о готовящемся преступлении, от совершения которого виновные в дальнейшем добровольно отказались.

Субъективная сторона этого преступления характеризуется только прямым умыслом. Виновный сознает, что сообщает в соответствующие органы заведомо ложные сведения о преступлении или мнимом преступнике.

Наличие цели привлечения невиновного к уголовной ответственности порой неосновательно соотносится с субъектом, которому направляется донос — утверждается, что если он адресован лицу или органу, обладающим правом возбуждения уголовного дела, то такая цель имеет место, если же другому субъекту, то подобной цели нет. Подобный подход к решению вопроса о наличии рассматриваемого состава преступления кажется несколько упрощенным. Решая поставленную проблему даже с учетом фактора обязательности цели привлечения к уголовной ответственности для наличия состава заведомо ложного доноса, на наш взгляд, необходимо учитывать, что целевое назначение действий виновного может быть различным в зависимости от ситуации и наличия ближайшей (промежуточной) цели и конечной цели.
К примеру, обвиняемый осуществляет заведомо ложный донос, суть которого состоит в том, что к нему применялись недозволенные средства, под воздействием которых он оговорил себя. Цель таких действий состоит в том, чтобы, опорочив сотрудников правоохранительных органов, избежать уголовной ответственности. При этом виновному безразлично, привлекут ли реально к уголовной ответственности обвиненных им лиц или нет. Главное — добиться необходимого итога, средством достижения которого является заведомо ложный донос. Привлечение к уголовной ответственности невиновного в таких случаях будет промежуточной, желательной, но не обязательной целью, что следует расценивать как наличие субъективной стороны преступления. Соответственно, она может иметь место и тогда, когда донос направляется в органы или лицам, не обладающим правом возбуждать уголовное дело, но обязанным реагировать на поступившее сообщение о преступлении.

Установление цели, характерной для рассматриваемого преступления, служит и отграничению заведомо ложного доноса от смежных с ним составов преступлений, в частности, от клеветы, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 128.1 УК РФ).

На практике господствует позиция, согласно которой при клевете умысел виновного направлен на то, чтобы опорочить другое лицо, цель же возбуждения уголовного дела или привлечения невиновного к уголовной ответственности отсутствует

Понимание целевого назначения заведомо ложного доноса помогает не только разграничить смежные составы преступлений, но в некоторых случаях является и основанием для непризнания в действиях виновного состава преступления. На практике отсутствие цели привлечения невиновного к уголовной ответственности, например, когда заведомо ложный донос является способом защиты, означает, что его применение не образует состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

Отсюда заведомо ложные показания подозреваемого (обвиняемого) об участии в совершении преступления другого лица не образуют заведомо ложного доноса, поскольку эти показания даются с целью уклониться от уголовной ответственности и являются способом защиты от обвинения.

Таким образом, состав заведомо ложный донос отсутствует, если донос является способом защиты от обвинения. Но здесь возникает вопрос: можно ли защищаться способами, противоречащими закону, являющимися преступлениями?

По этому поводу высказался Конституционный Суд РФ, который в Определении от 4 апреля 2013 г. N 661-О указав в нем, по существу, что наделение граждан правом представлять доказательства в свою защиту от подозрения или обвинения в совершении преступления не означает возможности его реализации незаконными, в том числе преступными средствами.
Обвиняемый в этом случае вправе либо хранить молчание, либо давать показания таким образом, чтобы с очевидностью не нарушать права других лиц, не прибегать к запрещенным законом способам защиты.
В связи с этим, вполне правомерной является постановка вопроса о некоторой корректировке судебной практики и признании наличия состава заведомо ложного доноса также и в тех случаях, когда его основным целевым назначением является попытка уклониться от уголовной ответственности.

Нередко подследственные заявляют о совершенном в отношении их преступлении со стороны сотрудников полиции. Несмотря на то, что впоследствии в ходе судебного заседания суд устанавливает, что такое заявление не соответствует действительности уголовное дело за заведомо ложный донос. В ходе судебного разбирательства подсудимые часто заявляют, что дали признательные показания под давлением оперативных сотрудников полиции или следователей.

В последующем при вынесении приговора судом такие доказательства, как протокол допроса подозреваемого, обвиняемого, проверка показаний на месте и другие с участием самих подозреваемых или обвиняемых, признаются допустимыми, относимыми и закладываются в основу обвинительного приговора, а версии о том, что у осужденного в ходе предварительного следствия «выбивались показания» либо он «подписал чистые протоколы», которые следователь в последующем заполнил по своему усмотрению, необоснованно воспринимаются как способ защиты, выбранный и используемый в ходе судебного следствия подсудимым и стороной защиты, полагающими, что данный способ не запрещен УПК РФ, несмотря на то что подсудимый заявляет о совершенных в отношении его преступлениях сотрудниками милиции, предусмотренных ст. ст. 285, 286, 303 УК.

По данному заявлению, в соответствии с требованиями ст. ст. 144, 145 УПК, должно приниматься решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в его возбуждении в отношении. Несмотря на это судом не направляется в орган предварительного следствия соответствующая информация, содержащая заявление и сведения о совершенном преступлении, для ее проверки в установленном порядке и надлежащем оформлении, предусмотренном УПК.
Суд ограничивается допросом сотрудников силовых структур в судебном заседании по существу заявления, необоснованно принимая на себя функции органа предварительного следствия при проверке версии подсудимого, несмотря на то что по указанной категории преступлений проверка и предварительное следствие проводятся следователями СО СУ СК при прокуратуре РФ.
Многие юристы считают, что в данном случае заявления подсудимого о преступлении необходимо расценивать как способ защиты, законодательно не обосновано и по своей сути является глубоким заблуждением, поскольку в ст. 306 УК не предусмотрены какие-либо ограничения в части субъекта этого преступления, который в данном случае является общим. Однако, полагаю, что на данном этапе такая судебная практика оправдана, поскольку проверка сообщений о применении недозволенных методов следствия проводится не процессуальным путем с явным оправдательным уклоном сотрудников правоохранительных органов. Возбуждение уголовного дела по таким заявлением столь же редкое явление, как вынесение оправдательного приговора судами в нашей стране.

Ложный донос может быть совершен по самым разным мотивам и считается оконченным с момента получения сообщения соответствующим органом. Последствия для квалификации значение не имеет, но учитывается при назначении наказания и влияет на цену иска, которые заявляются в таких случаях, в целях возмещении ущерба причиненного государству или личности.

Таким образом, согласно отечественной судебной практике наличие состава заведомо ложного доноса зависит от следующих основных аспектов:
— мотива действий подозреваемого или обвиняемого (желание уйти от ответственности или отомстить должностному лицу правоохранительного органа);
— содержания доноса, т.е. его связи с предметом доказывания по уголовному делу, по которому доносчик привлекается к уголовной ответственности;
— процессуального статуса доносчика (является он подозреваемым (обвиняемым) по уголовному делу или еще нет).

Заведомо ложный донос ст. 306 УК РФ

Во времена репрессий, заведомо ложный донос являлся достаточно распространенным инструментом, позволяющим избавиться от соседа или коллеги. К счастью, такие времена прошли, и сегодня уже вряд ли можно встретить человека, который пойдет доносить на соседа по площадке. Более того, такие граждане доставляют госструктурам серьезные проблемы, сообщая подчас недостоверные и даже вымышленные сведения.

Регулирует вопросы, связанные с заведомо ложным доносом ст. 306 УК РФ. Именно в этом положении уголовного кодекса дано определение термина, а также указаны отличия данного понятия от термина «клевета». Все вопросы, связанные с понятием заведомо ложного доноса, его отличия от клеветы и примеры из судебной практики будут рассмотрены в данной статье.

Комментарии к статье

В комментариях к ст. 306 УК РФ заведомо ложный донос трактуется как деяние, умышленно направленное на то, чтобы ввести в заблуждение органы правосудия. Как правило, виновное лицо направляет в полицию или в суд заявление, где указывает заведомо недостоверные сведения, тем самым заставляя органы тратить время и материальные ресурсы государства на совершение преступления, которого в природе не существует. Кроме этого, ложный донос может затронуть интересы других участников дела, потерпевших или свидетелей, что также станет причиной ущерба, нанесенного общему расследованию.

Состав преступления при заведомо ложном доносе формируется ошибочно и становится причиной инициирования дальнейшего расследования или судебного разбирательства.

Судебная практика

Примеров в судебной практике, касающихся вопросов заведомо ложного доноса достаточно, чтобы составить полную картину о тех нюансах, которые могут возникнуть в ходе подобных дел. Для этой цели приведем выдержки из нескольких дел, рассмотренных в судебной инстанции.

В январе 2016 года мужчина обратился в суд с заявление о защите от обвинения в заведомо ложном доносе. Стороной обвинения выступали правоохранительные органы. Мужчина свою вину не признал, а сотрудник полиции утверждал, что гражданин заведомо ложно обвинил его в причинении телесных повреждений.

В связи с тем, что повреждения были зафиксированы и в деле имелись свидетельские показания, с обратившегося мужчины были сняты все обвинения, а против сотрудника возбудили уголовное дело по факту превышения служебных полномочий.

Гражданин Т. обратился в районный суд с заявлением о том, что главный бухгалтер предприятия, где он трудоустроен периодически совершает хищений из его заработной платы.

В результате такого обращения, была проведена комплексная проверка всех начислений и выплат на предприятии, в ходе которой, факты хищения со стороны бухгалтера доказаны не были. Вместе с тем, были обнаружены преступные действия со стороны руководства предприятия, которое незаконно изымало средства из кассы компании во время выплаты заработной платы.

Таким образом, гражданин Т. был уличен и впоследствии ему предъявили обвинение в заведомо ложном доносе. Бухгалтер получил моральную компенсацию в размере 100 тыс. рублей, а руководитель предприятия стал виновным лицом и также был приговорен к штрафу и уголовной ответственности.

Как доказать заведомо ложный донос в суде

В действующем законодательстве прописано, как доказать заведомо ложный донос. Изначально определено, чтобы ложный донос всегда будет являться ложным обвинением в совершении преступления конкретным лицом. По факту в таком заявлении указываются лица (лицо) которые якобы совершили преступное деяние.

В результате этого формируется ложный состав преступления, который провоцирует развитие действий, направленных на незаконное привлечение к уголовной ответственности третьего лица.

Самым главным признаком ложного доноса в суде является то, то преступление, указанное в нем не соответствует действительности. Если данный факт будет доказан, то гражданин, подавший заявление будет считаться виновным в подаче заведомо ложного доноса и привлечен к ответственности.

Клевета отличие от заведомо ложного доноса

Заведомо ложный донос отличается от клеветы. Отличия достаточно существенны, несмотря на внешнюю схожесть явлений. Клевета встречается достаточно часто и определяется, как распространение заведомо недостоверной информации о другом лице. Вместе с тем, не каждая клевета может трактоваться как ложный донос.

Главное отличие клеветы от заведомо ложного доноса заключается в том, что недостоверные сведения, высказанные в отношении другого лица, могут приобрести статус ложного доноса только при оглашении в присутствии сотрудников госорганов, способных возбудить уголовное дело. В перечень таких учреждений входят:

  • органы дознания;
  • прокуратура;
  • отделение полиции;
  • органы следствия;
  • таможенные органы;
  • налоговая инспекция.

К примеру, гражданин сообщает, что известный ему человек совершил преступление, хотя по факту, таких сведений у него нет. Такое заявление, сделанное в присутствии сотрудников одного из указанных учреждений, является ложным доносом.

Если же гражданин говорит, что преступное деяние совершается, но без указания фактов, сообщенные данные являются клеветой, но не ложным доносом. Заведомо ложным доносом также не считается обвинение какого-либо лица в СМИ. В этом случае речь также идет о клевете.

Некоторые виды ложного доноса квалифицируются с использованием не статьи 306 УК РФ, а с применением ст. 307 УК РФ (ложные показания свидетелей) или ст. 207 УК РФ (сообщение о террористическом акте). Ложный донос в статье 285 УК РФ предполагает наказание должностных лиц, превысивших свои полномочия.

Заведомо ложный донос КоАП РФ

Данный вид преступного деяния в отдельных случаях может предусматривать и административное наказание. Регулирует вопросы, связанные с ложным доносом КоАП РФ в статье 17.9. Согласно пунктам указанной статьи, наказание может быть применено в случае дачи заведомо ложных показаний со стороны свидетелей, специалистов, экспертов. Иногда это может быть связано с предоставлением заведомо ложного перевода. Такое деяние влечет за собой наложение штрафа в размер 1 000 – 1 500 рублей

Приговор по статье 306 УК РФ (Заведомо ложный донос)

Приговор Кадошкинского районного суда Республики Мордовия по части 1 статьи 306 УК РФ «Заведомо ложный донос о совершении преступления».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

р.п. Кадошкино 02 июня 2017 г.

Кадошкинский районный суд Республики Мордовия в составе председательствующего судьи Б.А.А., при секретаре К.С.А., с участием государственного обвинителя прокурора Республики Мордовия Н.А.В., подсудимого С.Н.Ш., его защитника – адвоката П.О.В., представившего удостоверение, действующего в уголовном процессе на основании ордера от 02 июня 2017 года, рассмотрел в открытом судебном заседании в помещении суда, в особом порядке, уголовное дело по обвинению

Симаева Н.Ш. , , , русским языком владеющего, в услугах переводчика не нуждающегося, зарегистрированного по адресу: , фактически проживающего по адресу: , , , , ранее не судимого,

в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации,

Симаев Н.Ш. совершил заведомо ложный донос о совершении преступления.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах.

01 мая 2017 года, около 09 часов 00 минут, Симаев Н.Ш. приехал на своем автомобиле ГАЗ 2217, , в с.Кочелаево Ковылкинского района Республики Мордовия, где по ранее имевшейся устной договоренности передал указанный автомобиль с ключами от замка зажигания ранее знакомому ФИО1 для проведения ремонтных работ, допуская при этом, что последний будет управлять его автомобилем.

В этот же день, около 13 часов 10 минут, ФИО1, управляя автомобилем Симаева Н.Ш. ГАЗ 2217, , поехал в с.Токмово Ковылкинского района Республики Мордовия, где стал участником дорожно-транспортного происшествия.

03 мая 2017 года, около 10 часов 00 минут, Симаев Н.Ш. узнал, что 01 мая 2017 года ФИО1 управляя его автомобилем стал участником дорожно-транспортного происшествия, столкнувшись с другим автомобилем. В этот же день, примерно в 22 часа 00 минут, Симаев Н.Ш., находясь у себя дома по адресу: , и предполагая, что его могут привлечь к ответственности за дорожно-транспортное происшествие, совершенное ФИО1 на его автомобиле, решил обратиться в полицию с заведомо ложным заявлением о совершенном преступлении, а именно об угоне неизвестным лицом его автомобиля ГАЗ 2217, , в период с 30 апреля 2017 года по 03 мая 2017 года со двора его дома, расположенного по адресу: .

С этой целью, Симаев Н.Ш. в 23 часа 20 минут этого же дня приехал в пункт полиции №10 ММО МВД России «Ковылкинский», расположенный по адресу: Республика Мордовия, Кадошкинский район, п. Кадошкино, ул. Болдина, д.1. Реализуя свой преступный умысел, направленный на совершение заведомо ложного доноса о совершенном преступлении, осознавая общественную опасность своих действий, и предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде нарушения нормального функционирования правоохранительных органов и желая их наступления, Симаев Н.Ш. обратился в дежурную часть пункта полиции №10 ММО МВД России «Ковылкинский», расположенного по вышеуказанному адресу, с заявлением о совершенном угоне его автомобиля.

Участковый уполномоченный полиции ФИО2 разъяснил Симаеву Н.Ш. положения статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации и под подпись предупредил его об уголовной ответственности по указанной статье за заведомо ложный донос. После этого, Симаев Н.Ш. находясь в кабинете №205 пункта полиции №10 ММО МВД России «Ковылкинский», расположенного по адресу: Республика Мордовия, Кадошкинский район, п.Кадошкино, ул.Болдина, д.1, осознавая ложность сообщаемых им сведений, написал заявление о привлечении к уголовной ответственности неизвестного лица, которым в период с 30 апреля 2017 года по 03 мая 2017 года совершен угон принадлежащего ему автомобиля ГАЗ 2217, , со двора его дома, расположенного по адресу: . Данное заявление в этот же день в 23 часа 45 минут зарегистрировано в книге учета сообщений и происшествий пункта полиции №10 ММО МВД России «Ковылкинский» под №307 от 03 мая 2017 года.

В подготовительной части судебного заседания подсудимый Симаев Н.Ш. свое ходатайство, заявленное в ходе предварительного следствия при ознакомлении с материалами уголовного дела, о применении особого порядка судебного разбирательства, пояснив, что понимает смысл предъявленного ему обвинения, согласен с обвинением в полном объеме, признает вину. Ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства заявил добровольно, после консультации с защитником. Последствия, предусмотренные статьей 317 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о невозможности обжалования приговора в апелляционном порядке в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, понятны.

Уголовный адвокат поддержал ходатайство своего подзащитного о применении особого порядка судебного разбирательства.

Государственный обвинитель прокурор Кадошкинского района Республики Мордовия Новичков А.В., не возражает против применения особого порядка судебного разбирательства.

Суд, выслушав мнение участников процесса, считает, что в данном случае имеются основания, предусмотренные статьей 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, для постановления приговора без проведения судебного разбирательства, поскольку предъявленное обвинение и квалификация действий подсудимого обоснованы и подтверждаются имеющимися в уголовном деле доказательствами.

Стороной защиты не заявлялось о нарушении прав подсудимого в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства, законность, относимость и допустимость имеющихся в деле доказательств также не оспариваются.

Суд приходит к выводу об обоснованности предъявленного подсудимому обвинения и квалифицирует действия Симаева Н.Ш. по части 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации по факту совершения заведомо ложного доноса о совершении преступления.

Действия подсудимого суд квалифицирует именно как заведомо ложный донос о совершении преступления, поскольку Симаев Н.Ш., будучи предупрежденным об уголовной ответственности по статье 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, сделал заведомо несоответствующее действительности сообщение о совершенном преступлении — неправомерном завладении его автомобилем.

Симаев Н.Ш. впервые совершил оконченное умышленное преступление, относящееся в силу части 2 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации к категории небольшой тяжести.

При назначении наказания подсудимому суд, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений в силу требований статей 6,43,60 Уголовного кодекса Российской Федерации, учитывает характер и степень общественной опасности преступления, совершенного Симаевым Н.Ш., личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие его наказание, отсутствие обстоятельств отягчающих его наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, и руководствуется необходимостью исполнения требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея ввиду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в статьях 2 и 43 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В качестве обстоятельств, предусмотренных статьей 61 Уголовного кодекса Российской Федерации, смягчающих наказание Симаева Н.Ш., суд учитывает то, что он свою вину в совершении вменяемого ему преступления признал полностью, чистосердечно раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления (о чем свидетельствуют дача признательных показаний относительно обстоятельств совершения преступления до возбуждения уголовного дела), положительно характеризуется по месту жительства и регистрации (л.д.72,74) ).

Обстоятельств, предусмотренных статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, отягчающих наказание Симаева Н.Ш., судом не установлено.

С учетом личности подсудимого Симаева Н.Ш., его семейного положения, состояния здоровья и социальной привязанности, совершения умышленного преступления против правосудия (глава 31 УК РФ), наличия смягчающих его наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих его наказание обстоятельств, руководствуясь принципом соразмерности наказания совершенному преступлению, оценивая в совокупности все обстоятельства совершения Симаевым Н.Ш. преступления, с учетом положений, предусмотренных частью 7 статьи 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 5 статьи 62 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд считает, что наказание подсудимому необходимо назначить в виде штрафа.

Данное наказание, по мнению суда, будет соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, а также сможет обеспечить достижение целей наказания, предусмотренных частью 2 статьи 43 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Назначение Симаеву Н.Ш. других, более строгих видов наказаний, предусмотренных частью 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, по мнению суда, будет являться чрезмерно суровым, и не сможет способствовать восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения им новых преступлений.

Гражданский иск по делу не заявлен.

Судьбу вещественных доказательств по делу судья определяет в соответствии со статьей 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Процессуальные издержки, связанные с участием защитника, возмещению за счет средств федерального бюджета не подлежат, так как защитник Палаткин О.В. участвовал в деле на основании соглашения, заключенного с Симаевым Н.Ш.

Руководствуясь статьей 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Признать Симаева ФИО9 виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить ему наказание в виде штрафа в доход государства в размере 10 000 (десять тысяч) рублей.

Вещественное доказательство: материал предварительной проверки с заведомо ложным заявлением Симаева Н.Ш. от 03 мая 2017 года об угоне его автомобиля ГАЗ 2217, , с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела №39 от 05 мая 2017 года, хранящиеся при материалах уголовного дела, после вступления настоящего приговора в законную силу, хранить при уголовном деле.

В отношении вещественного доказательства: автомомобиля ГАЗ 2217, , возвращенного по принадлежности Симаеву Н.Ш., после вступления настоящего приговора в законную силу снять ограничения, связанные с правами пользования и распоряжения.

Приговор может быть обжалован и опротестован в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Мордовия через Кадошкинский районный суд Республики Мордовия в течение десяти суток со дня провозглашения, с соблюдением требований статьи 317 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В случае апелляционного обжалования, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Приговор Кадошкинского районного суда Республики Мордовия по части 1 статьи 306 УК РФ «Заведомо ложный донос о совершении преступления».

Статья 306. Заведомо ложный донос

Статья 306. Заведомо ложный донос

1. Заведомо ложный донос о совершении преступления —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 306. Заведомо ложный донос

судимая 22 марта 2016 года (с учетом изменений от 3 октября 2016 года) по ч. 1 ст. 158 (в редакции ФЗ от 3 июля 2016 года N 323), ч. 2 ст. 306 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы,

— 8 декабря 2010 года по ч. 3 ст. 306 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 30000 рублей.

В обоснование заявленных требований Чуманов А.В. сослался на то, что в производстве Волгоградского гарнизонного военного суда находится уголовное дело по обвинению его в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 159, частью 2 статьи 306 и частью 4 статьи 337 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По приговору от 23 октября 2015 г. З. осужден по ч. 5 ст. 291.1, по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ и по ч. 3 ст. 306 УК РФ.

по ч. 3 ст. 306 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

на основании ч. ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере десятикратной суммы взятки — 17 790 500 рублей.

— 30 июля 2009 года по ч. 1 ст. 297, ч. 2 ст. 297, ч. 1 ст. 296, ч. 2 ст. 296, ч. 2 ст. 306 УК РФ, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, с учетом внесенных изменений, к 8 годам 11 месяцам лишения свободы;

— 20 декабря 2012 г. по ч. 2 ст. 306 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожденный 19 декабря 2013 г. по отбытии наказания;

— 15 октября 2014 г. по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, постановлением от 12 февраля 2015 г. неотбытая часть заменена на 2 месяца лишения свободы;

по ч. 3 ст. 306 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

на основании ч. 3 и ч. 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Золотову Д.В. 5 лет лишения свободы со штрафом в размере десятикратной суммы взятки 17 790 500 рублей.

В дальнейшем приговором Басманного районного суда города Москвы от 19 ноября 2010 года, оставленным без изменения кассационным определением Московского городского суда от 30 марта 2011 года, Н.Н. Шагиев признан виновным в заведомо ложном доносе о совершении Р.С. Сарбаевым особо тяжкого преступления, действия виновного квалифицированы по части второй статьи 306 УК Российской Федерации и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок два года. На основании статьи 70 УК Российской Федерации по совокупности приговоров окончательное наказание Н.Н. Шагиеву определено в виде лишения свободы на срок пятнадцать лет.

Как видно из жалобы, 9 июля 1997 года следователем Октябрьского РОВД города Самары в отношении В.К. Борисова было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 306 УК Российской Федерации (заведомо ложный донос о совершении преступления). По этому делу он дважды подвергался аресту и обыскам.

Статья 306 УК РФ. Заведомо ложный донос (действующая редакция)

1. Заведомо ложный донос о совершении преступления —

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 306 УК РФ

1. Объективная сторона преступления состоит в заведомо ложном доносе о совершении преступления.

Донос — это сообщение в любой форме (устно или письменно), сделанное от собственного имени, анонимно или от имени другого лица либо через третьих лиц, о факте совершения преступления. Сообщение при доносе является ложным, т.е. не соответствует действительности. Это может относиться к событию преступления либо выразиться в приписывании его определенному лицу, в обвинении в совершении фактически имевшего место преступления лица, к нему не причастного, или в более тяжком преступлении, чем то, которое совершено на самом деле, и т.п. Ложность должна охватывать фактические обстоятельства, а не их юридическую оценку.

В законе не указаны органы и должностные лица, ложный донос которым образует состав рассматриваемого преступления. Ими в первую очередь могут быть органы, которые осуществляют борьбу с преступностью: полиция, прокуратура, органы следствия и дознания. К ним также относятся органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные организации, которые согласно их функциям обязаны передавать сведения о совершенных преступлениях органам и должностным лицам, наделенным правом осуществлять уголовное преследование.

2. Ложный донос считается оконченным с момента поступления в указанные органы ложного сообщения о совершении преступления.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Добросовестное заблуждение относительно сообщаемых сведений исключает уголовную ответственность.

4. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

5. Заведомо ложный донос следует отличать от клеветы. При ложном доносе деяние заключается в сообщении ложных сведений о совершении преступления, при клевете — в распространении ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, подрывающих его репутацию. Ложный донос адресован в указанные выше органы, а клевета предполагает распространение сведений среди третьих лиц. Данными преступлениями преследуются разные цели:

— ложным доносом — уголовное преследование невиновного лица;

— клеветой — унижение чести и достоинства личности.

6. Ложный донос становится квалифицированным, если он соединен с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК).

7. По ч. 3 ст. 306 УК наказывается ложный донос, соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения. Он характеризуется тем, что виновный либо представляет фальшивые доказательства обвинения, либо фальсифицирует их.