2401 ук рф субъект

05.01.2019 Выкл. Автор admin

Содержание:

2401 ук рф субъект

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 240.1 УК РФ. Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 240.1 УК РФ. Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Под сексуальными услугами в настоящей статье понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Письмо Федеральной антимонопольной службы от 19 января 2017 г. № ИА/2401/17 «О применении антимонопольного законодательства в сфере ЖКХ и обязанности органа местного самоуправления проводить торги по выбору управляющей организации в случае, предусмотренном частью 2 статьи 163 ЖК РФ»

ФАС России в связи с поступающими запросами территориальных органов по вопросу, связанному с обязанностью органа местного самоуправления проводить торги по выбору управляющей организации для управления многоквартирным домом (далее — МКД), в котором доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество в МКД составляет более чем пятьдесят процентов, проведя анализ практики, сложившейся в антимонопольных органах по данному вопросу, а также проанализировав судебную практику, считает необходимым сообщить следующее.

1. В соответствии с частью 2 статьи 163 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) управление многоквартирным домом, в котором доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество в МКД составляет более чем пятьдесят процентов, осуществляется на основании договора управления данным домом, заключенного с управляющей организацией, выбранной по результатам открытого конкурса, который проводится в порядке, установленном Правительством Российской Федерации в соответствии с частью 4 статьи 161 ЖК РФ.

Согласно положениям части 4 статьи 161 ЖК РФ орган местного самоуправления в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, проводит открытый конкурс по отбору управляющей организации, если в течение года до дня проведения указанного конкурса собственниками помещений в МКД не выбран способ управления этим домом или если принятое решение о выборе способа управления этим домом не было реализовано.

Как указано выше, положениями части 2 статьи 163 ЖК РФ прямо предусмотрена обязанность органа местного самоуправления проводить открытый конкурс при выборе управляющей организации для заключения договора управления многоквартирным домом в случае, если доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество в таком доме составляет более чем пятьдесят процентов.

Следовательно, в случае, если доля физических лиц – собственников жилых помещений в доме составляет менее 50% от общего числа собственников, то физические лица лишены возможности принять решение о выборе управляющей компании самостоятельно, без участия публичных образований. При этом порядок участия публичных образований в правоотношениях, связанных с порядком выбора организации по управлению многоквартирным домом, определен статьями 161-162 ЖК РФ и постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2006 № 75 «О порядке проведения органом местного самоуправления открытого конкурса по отбору управляющей организации для управления многоквартирным домом» и заключается в осуществлении публичных процедур путем проведения торгов (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.04.2016 № Ф05-3784/2016 по делу № А40-108228/2015).

2. В соответствии с пунктом 1 статьи 161 ЖК РФ управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом.

Частью 4 статьи 161 ЖК РФ предусмотрено, что орган местного самоуправления в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, проводит открытый конкурс по отбору управляющей организации, если в течение года до дня проведения указанного конкурса собственниками помещений в многоквартирном доме не выбран способ управления этим домом или если принятое решение о выборе способа управления этим домом не было реализовано. Открытый конкурс проводится также в случае, если до окончания срока действия договора управления многоквартирным домом, заключенного по результатам открытого конкурса, не выбран способ управления этим домом или если принятое решение о выборе способа управления этим домом не было реализовано. Правила проведения органом местного самоуправления открытого конкурса по отбору управляющей организации для управления многоквартирным домом утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 06 февраля 2006 года № 75.

В силу абзаца 1 пункта 39 Правил проведения открытого конкурса, в случае если до дня проведения конкурса собственники помещений в многоквартирном доме выбрали способ управления многоквартирным домом или реализовали решение о выборе способа управления этим домом, конкурс не проводится. Отказ от проведения конкурса по иным основаниям не допускается.

ЖК РФ для случаев, в которых собственники помещений в многоквартирном доме не могут самостоятельно выбрать способ управления таким многоквартирным домом, а именно в силу наличия менее 50% голосов, с целью соблюдения прав собственников установлен особый порядок выбора управляющей организации, с использованием публичных процедур, обеспечивающий равный доступ на рынок управления многоквартирными домами всех заинтересованных хозяйствующих субъектов с соблюдением принципов состязательности и публичности.

Согласно пункту 2 статьи 163 ЖК РФ управление многоквартирным домом, в котором доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме составляет более чем пятьдесят процентов, осуществляется на основании договора управления данным домом заключенного с управляющей организацией, выбранной по результатам открытого конкурса, который проводится в порядке, установленном Правительством Российской Федерации в соответствии с частью 4 статьи 161 ЖК РФ.

Суды (см. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.05.2016 № Ф05-5150/2016 по делу №А40-102529/15) делают вывод о том, что системный анализ вышеуказанных норм жилищного законодательства свидетельствует о том, что в случае, когда собственники помещений не обладают квалифицирующим большинством, выбор способа управления многоквартирным домом, производящийся с участием публичного собственника, осуществляется на основании договора управления данным домом, заключенного с управляющей организацией, выбранной по результатам открытого конкурса.

Любое иное участие публичного образования в управлении многоквартирным домом, например, участие в общем собрании собственников, тождественно самостоятельному принятию решения. Указанные действия публичного образования свидетельствуют о реализации принадлежащих ему прав в целях поддержки конкретного хозяйствующего субъекта (предоставления преимущества).

В соответствии с пунктом 20 статьи 4 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции), муниципальная преференция — предоставление органами местного самоуправлении, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот, государственных или муниципальных гарантий.

Согласно пункту 7 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, органам местного самоуправления запрещается осуществлять действия (бездействие), которое приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности предоставление государственной или муниципальной преференции в нарушение порядка, установленного главой 5 Закона о защите конкуренции.

Таким образом, в случае, если выбор органом местного управления (или иным публично-правовым образованием, в собственности которого находится более чем пятьдесят процентов в праве общей собственности на общее имущество в МКД) управляющей организации был произведен без проведения торгов, то данное действие, по сути, является предоставлением государственной или муниципальной преференции отдельному хозяйствующему субъекту, в отсутствие на то законного основания, что не соответствует требованиям Закона о защите конкуренции (см. Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2016 № 305-КГ16-7957 по делу № А40-108228/2015).

3. Частью 1 статьи 163 ЖК РФ предусмотрено, что порядок управления многоквартирным домом, все помещения в котором находятся в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, устанавливается соответственно уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, органом государственной власти субъекта Российской Федерации и органом местного самоуправления.

На практике встречается позиция, в соответствии с которой необходимо различать понятия «более чем пятьдесят процентов жилых помещений» и «все жилые помещения», которые содержатся в частях 1, 2 статьи 163 ЖК РФ. Указанная позиция основана на том, что данные понятия имеют существенное значение при рассмотрении вопроса об обязанности органа местного самоуправления проводить торги по выбору управляющей организации. Так, по мнению сторонников данной позиции, при нахождении всех жилых помещений в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования проведение конкурса в силу прямого указания закона не предусматривается, а в случае нахождения в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования более 50% (но не 100%) помещений уже указывается на необходимость проведения конкурса.

По мнению ФАС России, которое находит свое подтверждение в судебной практике (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 06.02.2014 по делу № А45-6115/2013), управление многоквартирным домом, все помещения в котором находятся в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, осуществляется также только путем заключения договора управления данным домом с управляющей организацией, выбираемой по результатам открытого конкурса или, если такой конкурс в соответствии с законодательством признан несостоявшимся, без проведения такого конкурса.

Непроведение открытого конкурса по выбору управляющей организации может привести к ограничению конкуренции на рынке предоставления услуг по управлению многоквартирными домами, следовательно, такое бездействие свидетельствует о нарушении части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

В случае, когда требуется проведение конкурса, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, его непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, может влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном объявлении конкурса в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо права ведения деятельности на нем.

Таким образом, договоры управления многоквартирными домами, в которых доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме составляет более чем пятьдесят процентов (в том числе 100 процентов), могут быть заключены только по результатам открытого конкурса.

Данный вывод ФАС России подтверждается, в том числе следующими судебными актами: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.05.2013 по делу № А28-4213/2012, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.07.2016 № Ф02-3403/2016 по делу № А78-9711/2015, Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.10.2015 № Ф03-4585/2015 по делу № А73-15305/2014, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.09.2015 № Ф07-6440/2015 по делу № А56-60300/2014.

Обзор документа

Рассмотрен вопрос об обязанности органа местного самоуправления проводить торги по выбору организации для управления многоквартирным домом, в котором доля Российской Федерации, ее субъекта или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество в доме составляет более 50%. В частности, указано следующее.

Если доля физлиц — собственников жилых помещений в доме составляет менее 50% от общего числа собственников, то они лишены возможности принять решение о выборе управляющей компании самостоятельно, без участия публичных образований. При этом порядок участия публичных образований в правоотношениях, связанных с порядком выбора организации по управлению многоквартирным домом, определен ЖК РФ и постановлением Правительства РФ от 6 февраля 2006 г. N 75. Проводятся торги.

Если орган местного управления (или иным публично-правовым образованием, в собственности которого находится более 50% в праве общей собственности на общее имущество в доме) выбрал управляющую компанию без проведения торгов, то такие действия являются предоставлением государственной или муниципальной преференции отдельному хозяйствующему субъекту в отсутствие на то законного основания. Это не соответствует Закону о защите конкуренции.

Также отмечено, что договоры управления многоквартирными домами, в которых доля Российской Федерации, ее субъекта или муниципального образования в праве общей собственности на общее имущество составляет более 50% (в т. ч. 100%), могут быть заключены только по результатам открытого конкурса.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Статья 332. Неисполнение приказа

1. Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред интересам службы, —

наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается ограничением по военной службе на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 332 УК РФ

1. Непосредственным объектом преступления является установленный в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ порядок воинской подчиненности, т.е. регулируемые законами и воинскими уставами военно-служебные отношения между командирами (начальниками) и подчиненными.

Основным принципом организации и внутреннего построения Вооруженных Сил и других войск РФ является единоначалие. Согласно ст. 33 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ и ст. 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ, утвержденных Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (в ред. 29.07.2011) , единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего. Оно выражается в праве командира (начальника) единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями законов и воинских уставов и обеспечивать их выполнение и в обязанности подчиненного беспрекословно повиноваться. Командир (начальник) несет ответственность за отданный приказ и его последствия.
———————————
СЗ РФ. 2007. N 47 (ч. 1). Ст. 5749; 2008. N 43. Ст. 4921; 2011. N 4. Ст. 572; N 18. Ст. 2595; N 31. Ст. 4714.

Понятие приказа определено ст. 39 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, согласно которой приказ — это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение. Приказ по форме может быть письменным, устным или переданным по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих.

Согласно Закону о воинской обязанности (п. 3 ст. 37), военнослужащему не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона. Ответственность за отдачу и исполнение незаконного приказа решается в соответствии со ст. 42 УК.

Приговором Новосибирского гарнизонного военного суда, оставленным без изменения кассационным определением и постановлением президиума Западно-Сибирского окружного военного суда, капитан Д. осужден по ч. 1 ст. 332 УК к ограничению по военной службе на один год с удержанием в доход государства 15% денежного довольствия.

Как установил суд, в присутствии офицеров и представителя штаба Сибирского военного округа Д. открыто отказался исполнять приказ командира части, изданный во исполнение приказа командующего войсками Сибирского военного округа, об убытии для дальнейшего прохождения военной службы в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа.

Военная коллегия Определением от 7 марта 2007 г. отменила приговор и прекратила уголовное дело за отсутствием в действиях Д. состава преступления.

По смыслу закона ответственность за данное преступление установлена за неисполнение подчиненным только законного приказа начальника.

Д. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании не признавал себя виновным в совершении инкриминируемого ему деяния. В суде он показал, что отказался убывать к новому месту службы, так как усомнился в законности приказов об этом, поскольку согласия на прохождение военной службы в миротворческой бригаде не давал.

Как видно из копии представления, Д. представлялся к назначению на должность командира группы специального назначения роты специального назначения отдельного разведывательного батальона отдельной (миротворческой) мотострелковой бригады Приволжско-Уральского военного округа.

В соответствии с выпиской из приказа командующего войсками Сибирского военного округа командир группы специального назначения роты специального назначения части Д. освобожден от занимаемой должности и откомандирован по замене в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа. В этом же приказе указано, что Д. предназначен для назначения в миротворческую бригаду.

Таким образом, приведенными доказательствами по делу подтверждается факт откомандирования Д. в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа для назначения на должность командира группы специального назначения роты специального назначения именно в миротворческую бригаду (специальный воинский контингент).

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 23.06.1995 N 93-ФЗ «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности» (в ред. от 07.02.2011) военный персонал, направляемый для участия в миротворческой деятельности, комплектуется на добровольной основе военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.
———————————
СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2401; 2011. N 7. Ст. 901.

В п. 4 Положения о специальном воинском контингенте в составе Вооруженных Сил Российской Федерации для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.10.1996 N 1251 , установлено, что воинский контингент комплектуется на добровольной основе военнослужащими Вооруженных Сил РФ, проходящими военную службу по контракту.
———————————
СЗ РФ. 1996. N 44. Ст. 5015.

По смыслу названных нормативных правовых актов при решении вопроса об откомандировании военнослужащего в целях его назначения на должность в воинские части Вооруженных Сил РФ, предназначенные для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности (специальный воинский контингент), в обязательном порядке требуется получение согласия военнослужащего.

Как усматривается из материалов уголовного дела, такого согласия Д. не давал.

С учетом изложенного приказы командования об откомандировании Д. в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа отданы с нарушением требований законодательства РФ. (В комментарии к гл. 33 УК все примеры приведены из обзорных справок Военной коллегии ВС РФ.)

В соответствии с ч. 3 ст. 37 Закона о воинской обязанности командирам (начальникам) запрещается отдавать приказы (приказания) и распоряжения, не имеющие отношения к исполнению обязанностей военной службы или направленные на нарушение законодательства РФ.

Согласно ч. 2 ст. 42 УК неисполнение заведомо незаконных приказа и распоряжения исключает уголовную ответственность военнослужащих по комментируемой статье.

Таким образом, преступлением признается неисполнение приказа командира (начальника), отданного в порядке службы и не противоречащего закону. Неисполнение приказа, противоречащего закону или отданного не в порядке службы, не образует рассматриваемого преступления.

Преступление, предусмотренное ч. ч. 1 и 3 комментируемой статьи, относится к преступлениям небольшой тяжести; ч. 2 — к преступлениям средней тяжести.

2. С объективной стороны преступление — это неисполнение приказа, которое совершается в форме неповиновения или иного умышленного неисполнения приказа.

Неповиновение или иное умышленное неисполнение приказа означает открытый отказ от исполнения приказа, когда виновный в категорической форме заявляет или иным способом демонстрирует свое намерение не исполнять приказ или принимает приказ к исполнению, но умышленно не исполняет действий, предписанных приказом, или совершает действия, запрещенные приказом, или не предпринимает действий для своевременного, полного и точного исполнения приказа.

Обязательным признаком преступления является последствие — существенный вред интересам службы. Содержание этого понятия закон не раскрывает.

Для признания преступления оконченным необходимо фактическое причинение вреда. Он может иметь конкретные проявления как материального, так и нематериального характера, зависеть от конкретных обстоятельств дела и должен определяться судом на основе анализа всех имеющихся в деле материалов, оценки важности нарушенных охраняемых законом государственных и общественных интересов в области военной службы, прав и свобод человека и гражданина, отдельного военнослужащего и в целом порядка прохождения военной службы, серьезности и длительности нарушения, размера материального ущерба, обстановки, места и времени.

Существенным вредом интересам службы может быть признан вред, выражающийся, например, в подрыве, в связи с совершенным преступлением, воинской дисциплины в подразделении (части), срыве задания по службе, повреждении или уничтожении имущества, причинении значительного материального ущерба, существенном ущемлении прав и законных интересов военнослужащих.

Между последствием и неисполнением приказа должна быть установлена причинная связь.

Преступление является оконченным с момента наступления последствий.

Если вследствие неисполнения приказа причинен тяжкий вред здоровью либо наступила смерть по неосторожности, действия виновного кроме комментируемой статьи должны быть квалифицированы по соответствующим статьям о преступлениях против жизни и здоровья.

3. Субъектами неисполнения приказа могут быть военнослужащие, подчиненные начальнику по службе или по воинскому званию, а также военнослужащие, которые в случае нарушения воинской дисциплины или общественного порядка обязаны выполнять требования старших по воинскому званию об устранении этих нарушений, а также военнослужащие при совместном выполнении обязанностей военной службы, начальниками которых выступают старшие по воинскому званию или по занимаемой должности.

Статья 37 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ, утвержденного Указом Президента РФ от 10.11.2007 N 1495, предусматривает, что старшие по своему служебному положению и воинскому званию в случае нарушения младшими воинской дисциплины, общественного порядка или других правил поведения должны требовать от них устранения этих нарушений. При невыполнении этих требований младшие по воинскому званию могут быть признаны субъектами рассматриваемого преступления.

При совместном выполнении обязанностей военнослужащими, не подчиненными друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены командиром (начальником), старший из них по должности или по воинскому званию является начальником. Ответственность за неисполнение приказа начальника также наступает по комментируемой статье.

4. С субъективной стороны преступление совершается с прямым или косвенным умыслом.

5. Квалифицирующим признаком преступления (ч. 2 комментируемой статьи) является совершение преступления:

— группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ст. 35 УК).

Неисполнение приказа, совершенное группой лиц и группой лиц по предварительному сговору, является таковым, когда все участники группы выступали соисполнителями преступления, т.е. принимали участие в выполнении объективной стороны состава этого преступления. При этом все соисполнители преступления являются военнослужащими. Гражданские лица не должны признаваться исполнителями (соисполнителями) этих преступлений, а могут выступать лишь их соучастниками в виде организатора, подстрекателя либо пособника (ч. 4 ст. 34 УК). Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора предполагает согласованность действий участников группы, когда каждый участник группы сознает, что он действует согласованно с другими участниками группы, хотя предварительного сговора между ними не было. Предварительный сговор на неисполнение приказа может иметь место до получения приказа начальника, когда подчиненным стало известно, что приказ им будет отдан, во время отдачи начальником приказа, а также после получения подчиненными приказа начальника, когда подчиненные договариваются не исполнять приказ.

Совершая преступления организованной группой, отдельные участники группы могут не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава преступления, но участвовать в подготовке или совершении этого преступления. При этом все участники организованной группы признаются исполнителями совершенного преступления, их действия подлежат квалификации по ч. 2 комментируемой статьи без ссылки на ст. 33 УК;

— повлекшие тяжкие последствия.

Содержание понятия тяжких последствий, предусмотренных ч. ч. 2 и 3 комментируемой статьи, отличается от понятия существенного вреда большей степенью общественной опасности причиненного вреда. К тяжким последствиям могут быть при определенных обстоятельствах и условиях отнесены: наиболее серьезные формы подрыва воинской дисциплины и боеготовности подразделения, части (явное нарушение правопорядка в подразделении, части, срыв боевого задания или серьезное затруднение выполнения боевой задачи на учении, боевом дежурстве и т.п.), катастрофы и аварии, гибель или повреждение боевой техники, крупный материальный ущерб, наиболее опасные формы причинения вреда личности военнослужащих или граждан.

В соответствии со ст. 26 УК отношение к тяжким последствиям неисполнения приказа, квалифицируемого по ч. 2 комментируемой статьи, может характеризоваться и неосторожностью.

6. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает ответственность за неисполнение приказа вследствие небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие последствия. Субъективное отношение лица к совершаемому преступлению — неосторожная форма вины.

Статья 240.1. УК РФ

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего

Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Под сексуальными услугами в настоящей статье понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу.

Комментарии к статье 240.1 УК РФ

Рассматриваемый состав преступления включен в Уголовный кодекс в целях предотвращения сексуальной эксплуатации детей и сексуальных злоупотреблений в их отношении, он призван противодействовать распространению проституции несовершеннолетних. В соответствии с Конвенцией Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, принятой Комитетом министров Совета Европы 25 октября 2007 г., и Факультативным протоколом к Конвенции о правах ребенка, касающимся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятым Генеральной Ассамблеей ООН 25 мая 2000 г., государства-участники обязуются принять необходимые меры по криминализации деяний, связанных с использованием услуг детской проституции.

Объектом преступления выступают общественные отношения в сфере общественной нравственности. Потерпевшим от преступления может быть лицо как женского, так и мужского пола в возрасте от 16 до 18 лет.

Объективная сторона заключается в получении сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от 16 до 18 лет. Согласно примечанию к статье под сексуальными услугами понимаются половое сношение, мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, условием совершения которых является денежное или любое другое вознаграждение несовершеннолетнего или третьего лица либо обещание вознаграждения несовершеннолетнему или третьему лицу. Таким образом, эта норма подлежит применению в отношении потребителей подростковой проституции. Однако проституция представляет собой систематическое вступление в сексуальные отношения за вознаграждение. Полагаем, что диспозицию рассматриваемой нормы нужно трактовать шире, состав преступления окончен с момента однократного получения сексуальных услуг несовершеннолетнего. На квалификацию содеянного не влияет факт передачи вознаграждения, оно может быть лишь обещано самому несовершеннолетнему или третьему лицу. Третьим лицом может быть любой человек, участвующий в организации получения сексуальных услуг несовершеннолетнего, например родитель, другой близкий родственник, попечитель, иное лицо, выполняющее роль сутенера.

Переданное или обещанное вознаграждение может быть как в денежной, так и иной форме. В соответствии со ст. 2 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающейся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии (принят в г. Нью-Йорке 25 мая 2000 г. Резолюцией 54/263 на 97-м пленарном заседании 54-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН), «. детская проституция означает использование ребенка в деятельности сексуального характера за вознаграждение или любую иную форму возмещения» . Полагаем, к иной форме возмещения могут относиться действия имущественного характера, нематериальные услуги.

Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 28.11.2013;

Состав преступления формальный. Деяние окончено с момента фактического получения сексуальных услуг за вознаграждение или обещание его передачи.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. При этом виновное лицо осознает, что вступает в сексуальные отношения с лицом в возрасте от 16 до 18 лет. То есть виновный достоверно знает о несовершеннолетнем возрасте потерпевшего либо допускает, что потерпевший находится в возрасте от 16 до 18 лет.

Субъект преступления — вменяемое лицо любого пола, достигшее 18 лет, вступающее с потерпевшим в сексуальные отношения за вознаграждение.

Полагаем, что рассматриваемая норма содержит пробел, возникший в связи с указанием в диспозиции статьи возраста потерпевшего от 16 до 18 лет. Такая возрастная характеристика не соответствует требованиям Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений. Согласно Конвенции ребенком является любое лицо в возрасте до восемнадцати лет.

Как квалифицировать получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте до 16 лет? Видимо, по ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» (при возрасте потерпевшего от 12 до 16 лет) либо по ст. ст. 131, 132 УК РФ (если потерпевший не достиг 12 лет).

В официальном отзыве Верховного Суда РФ на законопроект о дополнении УК РФ ст. 240.1 «Получение сексуальных услуг несовершеннолетнего» отмечается, что предлагаемый законопроектом термин «сексуальные услуги» не согласуется с терминологией, уже используемой в уголовном законодательстве для определения действий лиц, вступающих в сексуальный контакт за плату. Так, в ст. ст. 240 и 241 УК РФ, а также в примечании 2 ст. 127.1 УК РФ используется понятие «занятие проституцией». При этом несоблюдение терминологического единства может негативно сказаться на правоприменительной практике . Считая это замечание справедливым, отметим, что понятия «занятие проституцией» и «сексуальные услуги» различны по объему. Предложенная в примечании к ст. 240.1 УК РФ трактовка термина «сексуальные услуги» позволит привлечь виновное лицо к ответственности за факт однократного получения сексуальных услуг, тогда как занятие проституцией требует установления признака систематичности.

Официальный отзыв Верховного Суда РФ от 13 сентября 2012 г. N 1-ВС-4673/12 «На проект Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Некоторыми исследователями отмечается, что неопределенность формулировок нового состава преступления порождает конкуренцию уголовно-правовых норм, предусматривающих уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией (ст. 240 УК РФ), организацию занятия проституцией с использованием несовершеннолетнего (ч. ч. 2 и 3 ст. 241 УК РФ), торговлю несовершеннолетними в целях сексуальной эксплуатации, включая детскую проституцию (ч. ч. 2 и 3 ст. 127.1 и 127.2 УК РФ) . Полагаем, что в указанных примерах нет конкуренции со ст. 240.1 УК РФ, которая предусматривает ответственность потребителей сексуальных услуг несовершеннолетних. Составы же ст. ст. 240, 241, 127.1, 127.2 УК РФ подразумевают совершенно другие признаки объективной стороны и призваны противодействовать организации сексуальной эксплуатации третьих лиц.

Заключение Комитета по вопросам семьи, женщин и детей от 18 января 2013 г. N 3.6-5/35 «На проект Федерального закона N 151664-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

О некорректности определения понятия «Несовершеннолетний» в тексте уголовного кодекса Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Прозументов Лев Михайлович

Отмечается, что термин « несовершеннолетний возраст » в действующем Уголовном кодексе РФ рассматривается в двух аспектах. Во-первых, при определении субъекта уголовной ответственности (ст. 20, 87 УК РФ), во-вторых, при установлении уголовной ответственности лиц, совершивших преступления против несовершеннолетних (т.е. когда несовершеннолетние становятся потерпевшими от преступлений ). Анализ конкретных норм действующего УК РФ показал, что законодатель совершенно вольно и некорректно определяет несовершеннолетний возраст , используя при этом самые разные термины: несовершеннолетний , ребенок, малолетний;лицо, достигшее (не достигшее) возраста двенадцатилетнего, четырнадцатилетнего, шестнадцатилетнего возраста . Отмечается, что неоднозначная ситуация в определении понятия « несовершеннолетний » в действующем УК РФ во многом обусловлена несоблюдением законодателем правил юридической техники. Содержатся предложения, направленные на изменение существующей ситуации.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Прозументов Лев Михайлович,

About incorrectness of definition of the concept «minor» in the text of the Criminal Code of the Russian Federation

Declaration of the Rights of the Child of November 1959 enshrines the principles according to which «The child shall enjoy special protection, and shall be given opportunities and facilities, by law and by other means, to enable him to develop physically, mentally, morally, spiritually and socially in a healthy and normal manner and in conditions of freedom and dignity. In the enactment of laws for this purpose, the best interests of the child shall be the paramount consideration». According to Article1 of Convention on the Rights of the Child, a child means every human being below the age of eighteen years unless under the law applicable to the child, majority is attained earlier. The notions «child», «minor» and «a person under eighteen» in the above international legal document are used as identical in their contents. It is necessary to note that there is no identity between the above notions in the Russian criminal legislation. For example, Part 1, Article 87 of the Criminal Code of the Russian Federation defines minors as those who were 14 at the time of crime commission, but were under 18. According to such definition, it is possible to draw a conclusion that the period of minority includes only four years, which in ordinary understanding are associated with the notion «teenager» that does not exist in current law. Legislative definition of age could be explained by the fact that Article 87 of the Criminal Code of the Russian Federation deals with minors , who committed crimes, i.e. about the subjects of crime , but not with those minors who were the victims of crimes. Moreover, since a person under 14 is not subject to criminal liability according to Part 2, Article 20 of the Criminal Code of the Russian Federation, this period of human life in this context could drop out of the sphere of attention of legislators. The ambiguous situation in relation to the contents of the term «minor» in current Criminal Code of the Russian Federation is in many respects caused by disregard of the rules of legal technique and first of all terminological rules. Taking into account the above information and in order to avoid terminological confusion it is advisable to indicate the age in concrete temporary limits; in dispositions of articles of the Criminal Code of the Russian Federation to use the terms «minor» (the minor who obviously did not reach sixteen-year, fourteen-year or twelve-year age ). Acceptance of this offer will not only cause refusal of the provision in Part 1, Article 87 of the Criminal Code relating only to the definition of age of criminal prosecution of minors which is the main source now, the existing misunderstanding on the matter but also will promote adequate reflection of the concept «minor» and its semantic unambiguity.

Текст научной работы на тему «О некорректности определения понятия «Несовершеннолетний» в тексте уголовного кодекса Российской Федерации»

О НЕКОРРЕКТНОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ «НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИЙ» В ТЕКСТЕ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Отмечается, что термин «несовершеннолетний возраст» в действующем Уголовном кодексе РФ рассматривается в двух аспектах. Во-первых, при определении субъекта уголовной ответственности (ст. 20, 87 УК РФ), во-вторых, при установлении уголовной ответственности лиц, совершивших преступления против несовершеннолетних (т.е. когда несовершеннолетние становятся потерпевшими от преступлений). Анализ конкретных норм действующего УК РФ показал, что законодатель совершенно вольно и некорректно определяет несовершеннолетний возраст, используя при этом самые разные термины: несовершеннолетний, ребенок, малолетний;лицо, достигшее (не достигшее) возраста двенадцатилетнего, четырнадцатилетнего, шестнадцатилетнего возраста. Отмечается, что неоднозначная ситуация в определении понятия «несовершеннолетний» в действующем УК РФ во многом обусловлена несоблюдением законодателем правил юридической техники. Содержатся предложения, направленные на изменение существующей ситуации.

Ключевые слова: несовершеннолетние, преступление, потерпевшие, ответственность, возраст.

В Декларации о правах ребенка от 20 ноября 1959 г. закреплены принципы, в соответствии с которыми «ребенку законом и другими средствами должна быть обеспечена защита и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем в условиях свободы и достоинства. При издании с этой целью законов главным соображением должно быть наилучшее обеспечение интересов ребенка», «ребенок должен при всех обстоятельствах быть среди тех, кто первым получает защиту и помощь»; «ребенок должен быть защищен от всех форм небрежного отношения, жестокости и эксплуатации. Он не должен быть объектом торговли в какой бы то ни было форме» [1. С. 3-5].

В соответствии со ст. 1 Конвенции о правах ребенка [2] ребенком является каждое человеческое существо, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее. Понятия «ребенок», «несовершеннолетний» и «лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет» в названном международно-правовом документе употребляются как тождественные по своему содержанию.

Отметим, что в российском уголовном законодательстве такое тождество отсутствует. В частности, ч. 1 ст. 87 УК РФ определяет, что несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцать лет. Согласно

такому определению можно сделать вывод, что период несовершеннолетия включает в себя только четыре года, которые в обыденном понимании ассоциируются с понятием «подросток», которое в действующем праве отсутствует.

Законодательное определение возраста можно было бы объяснить тем, что в ст. 87 УК РФ речь идет о несовершеннолетнем лице, совершившем преступление, т. е. о субъекте преступления, а не о лице, ставшем потерпевшим от преступления будучи несовершеннолетним. А поскольку лицо, не достигшее четырнадцатилетнего возраста, не подлежит уголовной ответственности в соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ, то из сферы внимания законодателя этот период жизни человека в данном контексте мог выпасть.

Применительно к несовершеннолетнему лицу, ставшему потерпевшим от преступления, следует говорить особо. Однако в действующем УК РФ и применительно к такой постановке вопроса существует очевидная несогласованность. Это относится не только к ст. 87 УК РФ, но и к другим нормативным актам Российской Федерации, а также к Конвенции о правах ребенка.

Указывая на реально существующую несогласованность мы имеем в виду следующее.

В некоторых нормах Особенной части УК РФ большое значение придается факту недостижения потерпевшим от преступления конкретного возраста: двенадцатилетнего, четырнадцатилетнего, шестнадцатилетнего, т. е. возраста меньшего (предшествующего), чем определено в ст. 87 УК РФ. В научной литературе исследователи такой возраст ассоциируют с понятием малолетство [3. С. 9], которое обособляется от понятия несовершеннолетия. Не совпадают эти понятия и в действующем уголовном праве. В частности, изнасилование несовершеннолетней образует особо квалифицированный состав преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ, а изнасилование потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, образует состав другого особо квалифицированного преступления, которое предусмотрено п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ. Очевидно, что несовершеннолетним в контексте редакции ст. 131 УК РФ является лицо в возрасте от 14 до 18 лет. А каждое из двух понятий — несовершеннолетний и лицо, не достигшее четырнадцатилетнего возраста, — имеет собственное уголовно-правовое значение.

В действующем УК РФ существуют и другие аналогичные примеры. Так, половое сношение и иные действия сексуального характера (ст. 134 УК РФ) или развратные действия (ст. 135 УК РФ) содержат основной состав преступления лишь при условии, что эти деяния совершены в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста. Отметим, что отдельно на основе самостоятельных норм законодатель установил более строгую уголовную ответственность за аналогичные действия, совершенные с лицом, не достигшим возраста четырнадцати лет. Особо строгая уголовная ответственность за аналогичные действия установлена в случае недостижения потерпевшим возраста двенадцати лет. В данном контексте понятие «несовершеннолетний» само по себе, взятое отдельно, еще ни о чем не говорит и в конструкцию составов преступлений, предусмотренных ст. 134 и 135 УК РФ, без соответствующих уточнений включено быть не может.

Статья 2401 предусматривает уголовную ответственность за получение сексуальных услуг несовершеннолетнего, под которым понимается лицо в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет. Часть 1 ст. 2421 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за изготовление, приобретение, хранение и(или) перемещение через Государственную границу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования либо распространения материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних. А часть вторая этой статьи предусматривает повышенную уголовную ответственность за те же деяния, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

В Уголовном кодексе РФ есть гл. 20, конкретные нормы которой устанавливают ответственность за преступления против семьи и несовершеннолетних. В частности, ст. 150 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за вовлечение в преступление, а ст. 151 УК РФ — за вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. Применительно к этим статьям под несовершеннолетними понимается промежуток времени жизни человека от рождения до достижения восемнадцати лет. Никакие иные промежуточные возрастные границы и соответствующие им понятия в этих возрастных границах либо вообще не имеют юридического значения, либо имеют строго определенное значение, прямо указанное в законе, но только в пределах содержания общего понятия «несовершеннолетний». Именно так сформулирована диспозиции ст. 2401 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за получение сексуальных услуг несовершеннолетнего в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет.

В действующем УК РФ есть и другие нормы, предусматривающие уголовную ответственность за преступления, потерпевшим от которых является несовершеннолетний. В частности, в некоторых статьях раздела VII УК РФ «Преступления против личности» несовершеннолетний возраст потерпевшего определяется законодателем в качестве квалифицирующего признака конкретного состава преступления. Например, ч. 2 ст. 121 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за заражение венерической болезнью несовершеннолетнего; п. «д» ч. 2 ст. 126 УК РФ — за похищение заведомо несовершеннолетнего; п. 2 ч. 2 ст. 1271 — за торговлю заведомо несовершеннолетним; п. «б» ч. 2 ст. 1272 — за использование рабского труда заведомо несовершеннолетнего; п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ — за изнасилование несовершеннолетней; п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ — за изнасилование потерпевшей, не достигшей шестнадцатилетнего возраста; п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ — за насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего; п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ — за насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста; ч. 2 ст. 133 УК РФ — за понуждение к действиям сексуального характера в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней); ч. 1 ст. 134 УК РФ — за половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста; ч. 2 ст. 202 УК РФ — за злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами в отношении заведомо несовершеннолетнего; п. «а» ч. 2 ст. 230 УК РФ — за склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, совершенное в отношении несовершеннолетнего;

ч. 3 ст. 240 УК РФ — за вовлечение в занятие проституцией, совершенное в отношении несовершеннолетнего.

Отметим, что преступления, названные выше, не являются специальными и самостоятельными, поскольку их основной состав предполагает в качестве потерпевшего не несовершеннолетнего, а взрослого лица. Тем не менее и здесь мы наблюдаем терминологическую путаницу, относящуюся к определению несовершеннолетнего возраста.

Уголовный кодекс РФ употребляет термин «ребенок». Однако в отличие от Конвенции о правах человека российские законодатели вложили в этот термин иное содержание, чем оно предусмотрено в названном международно-правовом документе. Так, международный документ признает ребенком каждого, кто не достиг восемнадцатилетнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает несовершеннолетия ранее. Последнее предполагает учет национальным законодательством, что возраст несовершеннолетия может быть другим. А, например, в диспозиции ст. 106 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка, речь идет о только что родившемся младенце. В диспозиции ст. 153 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за подмену ребенка, речь идет о младенце, пребывающем в самом раннем возрасте. Отметим, что в УК РФ отсутствуют статьи (примечания к статьям), которые бы позволяли давать иное толкование данному термину.

Тем не менее, несмотря на имеющиеся неточности в определении возраста несовершеннолетия в УК РФ, можно говорить о том, что преступлениями против несовершеннолетних являются предусмотренные нормами Особенной части УК РФ общественно опасные уголовно наказуемые деяния (действия или бездействия), потерпевшими от которых являются лица, в момент совершения таких деяний находившиеся в возрасте от рождения до достижения восемнадцати лет.

Неоднозначная ситуация, сложившаяся применительно к содержанию термина «несовершеннолетний» в действующем УК РФ, во многом обусловлена несоблюдением законодателем правил юридической техники и прежде всего терминологических правил. Для юридической техники термин является одним из важнейших нематериальных средств фиксации определенного понятия, с помощью которого формируется правовая норма. Исследователи выделяют следующие признаки термина: 1) адекватность отображения понятия, смысловая однозначность; 2) логическая соотнесенность понятия с другими родовидовыми терминами (родовидовая системность); профессиональный уровень практического употребления [4. С. 68].

Любой правовой акт представляет собой документ, в котором должно присутствовать терминологическое однообразие, что предполагает использование единых юридических конструкций. Единая терминология позволяет уяснить смысл конкретного термина в одном значении. В тексте уголовного закона каждое словосочетание должно быть выражено с абсолютной определенностью, которая исключает возможность различного понимания, а следовательно, и различного толкования. Любая двусмысленность нетерпима в правовом акте.

Учитывая все сказанное выше, во избежание терминологической путаницы представляется целесообразным промежуточные указания на возраст в конкретных временных пределах, в диспозициях статей УК РФ сопровождать термином «несовершеннолетний» (несовершеннолетний, заведомо не достигший шестнадцатилетнего, четырнадцатилетнего, двенадцатилетнего возраста). Принятие данного предложения не только обусловит отказ от положения, сформулированного в ч. 1 ст. 87 УК и относящегося исключительно к определению возраста привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних, которое в настоящее время является основным источником существующих недоразумений по данному вопросу, но и будет способствовать адекватному отражению понятия «несовершеннолетний» и его смысловой однозначности.

1. Декларация о правах ребенка. Принята 20.11.1959 Резолюцией 1386 (XIV) на 841-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН // Все о правах ребенка: сб. нормативных актов. М.: Проспект, 2017. 95 с.

2. Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.1990. № 45. Ст. 955.

3. Гарманов В.М. Квалификация вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления. Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2008. 98 с.

4. КеримовД.А. Законодательная техника. М., 2000. 272 с.

Prozumentov Lev M. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation)

ABOUT INCORRECTNESS OF DEFINITION OF THE CONCEPT «MINOR» IN THE TEXT OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

Key words: minors, crime, victims, responsibility, age.

Declaration of the Rights of the Child of November 1959 enshrines the principles according to which «The child shall enjoy special protection, and shall be given opportunities and facilities, by law and by other means, to enable him to develop physically, mentally, morally, spiritually and socially in a healthy and normal manner and in conditions of freedom and dignity. In the enactment of laws for this purpose, the best interests of the child shall be the paramount consideration».

According to Articlel of Convention on the Rights of the Child, a child means every human being below the age of eighteen years unless under the law applicable to the child, majority is attained earlier. The notions «child», «minor» and «a person under eighteen» in the above international legal document are used as identical in their contents.

It is necessary to note that there is no identity between the above notions in the Russian criminal legislation. For example, Part 1, Article 87 of the Criminal Code of the Russian Federation defines minors as those who were 14 at the time of crime commission, but were under 18. According to such definition, it is possible to draw a conclusion that the period of minority includes only four years, which in ordinary understanding are associated with the notion «teenager» that does not exist in current law.

Legislative definition of age could be explained by the fact that Article 87 of the Criminal Code of the Russian Federation deals with minors, who committed crimes, i.e. about the subjects of crime, but not with those minors who were the victims of crimes. Moreover, since a person under 14 is not subject to criminal liability according to Part 2, Article 20 of the Criminal Code of the Russian Federation, this period of human life in this context could drop out of the sphere of attention of legislators.

The ambiguous situation in relation to the contents of the term «minor» in current Criminal Code of the Russian Federation is in many respects caused by disregard of the rules of legal technique and first of all terminological rules. Taking into account the above information and in order to avoid terminological confusion it is advisable to indicate the age in concrete temporary limits; in dispositions of

articles of the Criminal Code of the Russian Federation to use the terms «minor» (the minor who obviously did not reach sixteen-year, fourteen-year or twelve-year age). Acceptance of this offer will not only cause refusal of the provision in Part 1, Article 87 of the Criminal Code relating only to the definition of age of criminal prosecution of minors which is the main source now, the existing misunderstanding on the matter but also will promote adequate reflection of the concept «minor» and its semantic unambiguity.

1. UNO. (2017) Deklaratsiya o pravakh rebenka. Prinyata 20.11.1959 Rezolyutsiey 1386 (XIV) na 841-m plenarnom zasedanii General’noy Assamblei OON [Declaration on the Rights of the Child. Adopted on November 20, 1959. Resolution 1386 (XIV) at the 841st plenary meeting of the UN General Assembly]. In: Vse opravakh rebenka: sb. normativnykh aktov [All about the Rights of the Child: Collection of normative acts]. . Moscow: Prospekt.

2. USSR. (1990) Vedomosti S»ezda narodnykh deputatov SSSR i Verkhovnogo Soveta SSSR [bulletin of the Congress of People’s Deputies of the USSR and the Supreme Soviet of the USSR]. 45. Art. 955.